Pax Romana

 

Образование провинции Иудея

Принципы управления

Название «Иудея» или «страна (земля) Иудейская» в узком смысле
обозначает южную Палестину, территорию, находящуюся на
противоположной стороне от Самарии и Галилеи, владения колена Иуды
и Иудейских царей; в широком значении Иудея обозначает всю
Палестину[103]. Этот топоним также использовался для названия
царств на территории Палестины, где проживали иудеи, и возникшей на
их месте римской провинции. В рассматриваемый период территория
Иудеи неоднократно изменялась. В 6 г. н. э. она включала в себя
непосредственно Иудею, часть Галилеи и Самарию, в период с 41 по 44
г. расширилась до владений Ирода Великого (к ней были присоединены
Батанея, Трахонея, Перея), а после 44 г. стала включать в себя Иудею,
Самарию, Галилею и Перею. В таком виде Иудея просуществовала до
завершения Иудейской войны 73 г. н. э.

Единой периодизации истории древней Иудеи в науке нет.
Существующие периодизации созданы на основе различных подходов и
принципов, главным образом религиозного и политического. Несмотря
на различия, в этих периодизациях особо выделяется период римской
власти в Иудее. Он подразделяется на несколько подпериодов:

1. 63 – 37 гг. до н. э. Иудея была захвачена Помпеем и находилась под
властью сирийского наместника.

2. 37 г. до н. э. – 6 г. н. э. Правление Ирода Великого и его наследников.

3. 6 – 41 гг. Иудея под властью префектов.

4. 41 – 44 гг. Правление Агриппы I.

5. 44 – 66 гг. Иудея под властью прокураторов.

6. 66 – 73 гг. Иудейская война.

7. 74 – 115 гг. Иудея была превращена в преторскую провинцию.

8. 115 – 135 гг. Иудея была превращена в проконсульскую провинцию и
существовала в таком виде до поражения восстания Бар-Кохбы, после
чего наступил период рассеяния[104].

То, что Иудея в разные периоды своей истории находилась под властью
разных народов, безусловно, сказалось на её этническом составе.
Большую часть населения провинции составляли непосредственно иудеи
(из 554 человек, упомянутых в изученных источниках 204 точно были
иудеями, 4 были иудеями наполовину), а также родственные им народы
– галилеяне (ИВ.II.8.1, II.12.3, II.17.8, ИД XVIII.1.1, XX.5.2, XX.2.5,
Деяния. 5:37), идумеяне (ИВ.IV.4.), самаряне (ИД XVIII.6.4, XX.6.2, Лк.
17:16, Ин.4:5-7) – их численное соотношение изменялось в зависимости
от изменений территории провинции. Длительное нахождение под
властью последователей Александра Македонского не прошло для
Иудеи бесследно. В этот период она поочерёдно входила в состав
Египта и Сирии и к 63 г. до н. э. на её территории проживало
значительное количество так называемых эллинов, преимущественно
сирийцев (ИВ.II.18.11, II.19.1, IV.1.5, VI.1.6, ИД.XVIII.5.4, XX.8.7-8).
После того, как Иудея вошла в состав Римской Империи, на её
территории стали появляться римляне, в основном высшие
должностные лица и военнослужащие, однако их количество было
невелико, и, в основном, эти люди не являлись италийцами, а были
провинциалами, получившими римское гражданство (более подробно
этот вопрос будет рассмотрен во II главе). Иудея была пограничной
территорией Империи и важным торговым центром, поэтому там также
проживали представители других народностей. В частности, в
источниках упоминаются выходцы с Кипра (ИД.XX.7.2, Деяния. 21:16),
Аравийского полуострова (ИВ.V.6.5, ИД.XVIII.5.1), из Киликии (Деяния.
23:16), Финикии (Мф. 15:2-28, Мк.7:25-30), из Месопотамии
(ИВ.II.19.2, III.2.2), Египта (ИВ.II.13.5, VII.6.4, ИД XX.8.6, Деяния.
21:38), Каппадокии (ИВ.II.7.4., ИД.XVII.3.1), Эфеса (Деяния.21:19),
Эфиопии (Деяния.8:130-40), Коммагены (ИД.XVIII.5.4) и Вифинии
(ИВ.VI.1.8).

Резкое увеличение количества провинций во II – I вв. до н. э. привело к
необходимости пересмотреть политику по отношению к ним[105].
Считается, что переломный момент в управлении провинциями наступил
во время диктатуры Цезаря (40-е гг. до н. э.), и его идеи получили
окончательное развитие при Августе[106]. В эпоху республики
провинции воспринимались исключительно как доходные поместья
Рима[107], а население не считалось не только гражданами, но и
союзниками и обозначалось как подданные (dedititii) или данники
(stipendiarii) Рима[108], а власть наместника (он же часто являлся
легатом)[109] на практике ничем не ограничивалась, что нередко вело к
злоупотреблениям[110].

При Цезаре стали предприниматься некоторые попытки органического
включения провинций в состав Римского государства (в Галлии были
введены необременительные налоги для местного населения, а
управление производилось с учётом местных особенностей)[111].

Август коренным образом реформировал систему провинциального
управления. При нём власть принцепса постепенно стала превращаться
из чрезвычайной в монархическую, вследствие чего усилился
императорский аппарат, выступавший в качестве противовеса сенату
[112]. При последователях Августа эти тенденции получили дальнейшее
развитие[113]. В 27 г. до н. э. провинции были поделены на
императорские и сенатские (Dio.LIII.12.1)[114]. В ведении императора
находились наиболее сложные для управления провинции (как правило,
это были пограничные и стратегически важные территории), что
позволяло принцепсу контролировать армию[115]. Императорские
провинции в зависимости от стратегического значения и количества
находящихся там войск делились на консульские, преторские и
прокураторские[116]. Наместник назначался непосредственно
императором, который также определял срок его полномочий. Налоги,
собираемые с императорских провинций, также поступали в ведение
принцепса. Эти меры, с одной стороны, способствовали усилению
власти императора, а с другой, позволяли контролировать деятельность
провинциального аппарата, что должно было положительно сказываться
на жизни провинциалов[117].

Ещё одним нововведением Августа было начало политики Pax Romana,
направленной на установление старых порядков и мира во всей империи
и создание в провинциях прослойки сторонников римского господства.
Таким образом, роль провинций возросла, а римское гражданство
вышло за пределы Италии[118]. Одновременно усиливалось значение
провинциалов в армии, управленческом аппарате, в сенате и при дворе
[119]. Следует отметить, что органическое включение провинций в
состав империи производилось не только за счёт привлечения
провинциалов к управлению. Как правило, римляне привносили свой
образ жизни, язык, культуру и религию на завоёванные территории.
Однако во время правления Августа и его последователей романизация
касалась преимущественно западных провинций, поскольку они
находились на более низком уровне развития и легче воспринимали
влияние Рима[120]. Восточные провинции, до римского завоевания,
находились под властью преемников Александра Македонского и
подверглись эллинизации, поэтому уже имели свою устоявшуюся
систему управления и образ жизни. В этой ситуации римляне
стремились опираться на уже существовавшие институты власти и, по
возможности, не вмешиваться в местные обычаи[121], что значительно
замедлило романизацию этих территорий.

Что касается провинциальной политики принцепсов династии Юлиев-
Клавдиев, то её нельзя назвать последовательной. В сущности, ни у
одного из императоров не было чёткого провинциального курса: их
мероприятия, как правило, были связаны с конкретными
внешнеполитическими или внутриполитическими событиями. Более
того, несмотря на постепенную романизацию провинций, представители
династии Юлиев-Клавдиев были достаточно консервативны в этом
вопросе, что искусственно сдерживало интеграцию провинций в
Римскую Империю. Это и явилось основной из причин гражданской
войны 68 – 69 гг.[122]

Флавии, учитывая опыт предшественников, стали уделять большее
внимание провинциальной политике. С приходом к власти новой
династии, провинциалы из западных и восточных провинций в равной
мере получили доступ в сенат и к другим высоким должностям[123].
Таким образом, новой династии удалось создать себе широкую
социальную базу и опору в лице провинциальной знати и надолго
обезопасить империю от гражданских войн и потрясений[124].

Каким же образом эти мероприятия влияли на жизнь Иудеи? Иудея
занимала особое место среди римских провинций. Иудейское царство,
находившееся под властью Маккавеев, было сильно ослаблено
династическими конфликтами, и относительно легко покорилось
Помпею в ходе его восточной кампании в 63 г. до н. э. Вызывает
сомнение, вошла ли тогда Иудея в состав Сирии или же управлялась
отдельно. В пользу первой версии говорит сообщение Иосифа Флавия о
том, что Иудея «была присоединена к сирийскому наместничеству» (ИВ.
I.7.6., ИД.XIV.4.5). Однако известно, что после 63 г. до н. э. на
территории Иудеи существовало теократическое правление и
должность этнарха (ИД.XIV.4.5) [125]. В современной науке это
противоречие, как правило, объясняется тем, что, по всей видимости,
Иудея находилась под властью сирийского наместника, но в то же
время, обладала относительной автономией[126]. Эта версия вполне
согласуется с характерной для римлян политикой на востоке – они
стремились опираться на уже существующие институты власти и не
навязывать местному населению своей образ жизни. В данном случае
завоеватели нашли опору в лице местной эллинизированной знати, а
также неиудейского населения (в основном сирийцев)[127], которым по
распоряжению Помпея были возвращены некогда принадлежавшие им
города эллинистического типа (ИВ.I.7.7,ИД.XIV.4.4)[128]. Важно
отметить, что наместник Сирии мог по своему усмотрению назначать
первосвященника[129]. Это позволяло римлянам контролировать этот
стратегически важный район, и в то же время формально не нарушать
иудейских обычаев[130].

При Цезаре было издано несколько постановлений в отношении Иудеи.
В основном они касались утверждения в должности первосвященника и
этнарха Гиркана (представителя династии Хасмонеев, который проявил
лояльность Риму) (ИД.XIV.8.3,5; XIV.10.2,4), подтверждения
«дружественного союза» (ИД.XIV.8.5; XIV.10.1,3,9)[131], был
установлен размер податей (ИД.XIV.10.5,6), иудеи были освобождены
от рекрутского набора[132] (ИД.XIV.10.6,12) и получили некоторые
привилегии (ИД.XIV.10.8,12)[133]. Эти постановления были связаны с
конкретными ситуациями (внешнеполитическими событиями, а также
личным отношением Цезаря к иудейским правителям) и не представляли
собой чёткой системы. Тем не менее, они укладывались в общую
политическую линию Цезаря в отношении провинций – установление
римского протектората над завоёванной территорией и создание там
социальной опоры собственному режиму.

С приходом к власти в Иудее в 37 г. до н. э. вследствие государственного
переворота Ирода Великого (сына ближайшего советника этнарха
Гиркана) территория Иудеи значительно расширилась[134]. В отличие
от своих предшественников Ирод получил титул царя и обладал
широкими полномочиями. Однако добиться власти и сохранить её на
протяжении длительного периода времени Ироду удавалось только
благодаря полной лояльности Риму (сначала Марку Антонию, затем
Августу) и ведению политики в русле римских интересов, поэтому
самостоятельность его действий была, скорее, формальной[135]. В
период внутренней нестабильности римляне, в первую очередь,
рассматривали иудейского царя как верного союзника против Парфии,
что и удалось доказать Ироду[136]. Несмотря на то, что проримские
мероприятия Ирода болезненно воспринимались жителями Иудеи[137],
они во многом подготовили провинцию к включению в состав империи
(в соответствии с политикой Pax Romana Августа). Поэтому после
недолгого правления потомков Ирода, между которыми было поделено
его царство (ИВ.I.33.8, ИД.XVII.8.1, Мф. 2:22)[138], в 6 г. н. э. одна из
тетрархий (частей бывшего царства Ирода) была превращена в римскую
провинцию Иудея (ИВ.II.7.3, ИД.XVII.13.2)[139].

В соответствии с провинциальной реформой Августа 27 г. до н. э. Иудея
была отнесена к императорским провинциям третьего класса[140]. Во
главе был поставлен наместник, имевший титул префекта (это
подчёркивало военный характер должности)[141], который назначался
непосредственно принцепсом из сословия всадников, которые
впоследствии стали обозначаться как прокураторы[142].

При Тиберии особое внимание уделялось созданию твёрдой
централизованной власти и усилению контроля над деятельностью
наместников[143], поэтому в Иудее был осуществлён переход к
прямому сбору налогов, что значительно облегчило жизнь провинции.
Срок службы наместников был достаточно долгим[144]. Наместники
Валерий Грат (15–26 гг. н. э.) и Понтий Пилат (26–36 гг. н. э.) управляли
Иудеей около 10 лет (ИВ.II.9.2-4; ИД.XVIII.2.2), однако при
необходимости наместники привлекались к ответственности[145]
(ИД.XVIII.4.2). При Тиберии усилилось использование в
провинциальном управлении всадников[146]. И наконец, принцепс
положил начало устранению возможных претендентов на власть в
провинциях. Так, иудейский царь Агриппа I во время правления Тиберия
находился в заключении (ИВ.II.9.5; ИД.XVIII.6.6)[147].

Император Калигула продолжил политику централизации и подчинения
завоёванных территорий. В частности это выразилось в обязательном
для всех жителей империи почитании культа императора. Однако если в
других провинциях это почитание не встретило сопротивления, то в
Иудее попытка установить статую Калигулы в Иудейском Храме чуть не
привела к катастрофическим последствиям (ИВ.II.10.1, ИД.XVIII.8.2, К
Гаю.31)[148].

Пришедший к власти в результате государственного переворота
император Клавдий стремился восстановить в империи тот порядок,
который существовал при Августе. В связи с этим, в Иудее с 41 по 44 гг.
было восстановлено вассальное царство[149]. Правителем стал потомок
Ирода Великого Агриппа I (ИВ.II.11.5, ИД.XIX.5.1)[150]. Выбор этой
кандидатуры был неслучаен – Агриппа и Клавдий находились в
дружественных отношениях, а после убийства Калигулы он выступил в
роли посредника между будущим императором и сенатом (ИВ.II.11.1-4,
Dio.LX.8.2). Однако после смерти Агриппы, Иудея вновь перешла под
власть наместника, который имел титул прокуратора. Это можно
объяснить тем, что Клавдий испугался чрезмерного усиления царств
Агриппы. Источники сообщают о возможном антиримском заговоре
восточных царей (ИД.XIX.8.1). Поэтому Клавдий поручил малолетнему
сыну Агриппы Агриппе II управление небольшой территорией[151].

Императора Нерона Иудея интересовала в связи с
внешнеполитическими событиями на Востоке, в частности с усилением
Парфии. В 54 г. началась война с Парфией, в которой непосредственно
на стороне Рима участвовали иудейские тетрархи[152]. В дальнейшем
Нерон планировал продолжить военные действия на Востоке[153].
Император, с симпатией относясь к эллинистической культуре,
покровительствовал эллинистическим городам и способствовал их
возвышению, что ущемляло интересы иудеев[154]. У иудеев издавна
были сложные отношения с греками и сирийцами, проживавшими на
территории провинции, и вследствие такой политики Нерона эти
конфликты обострились. В частности, Иудейская война началась с
конфликта между эллинами и иудеями Кесарии (ИВ.II.14.5, II.13.7).

Начавшаяся в 66 г. Иудейская война продолжалась около 7 лет и имела
последствия, как для Иудеи, так и для Рима. Сложно согласиться с
мнением, что война не внесла существенных изменений в отношения
между Римом и Иудеей[155]. Действительно, формально провинция
была сохранена и против восставших не проводились репрессии, однако
основные проблемы, которые привели к восстанию, не были разрешены.
Разрушение Иерусалимского Храма стало настоящей катастрофой для
иудейского народа[156] (неслучайно, именно это событие завершает
эпоху Второго Храма в истории еврейства). Оно усилило
националистические настроения среди иудеев и их стремление к
независимости (свидетельством этому являются восстания 115 и 132 гг.).
Кроме того, именно это событие способствовало окончательному
отделению христианства от иудаизма[157]. Война заставила римлян
пересмотреть своё отношение к провинциям – при Веспасиане началось
включение провинций в гражданскую жизнь Рима и предоставление
провинциалам (в том числе из восточных провинций) римского
гражданства и возможности участвовать в управлении Империей[158].

Такая политика была продолжена и его последователями. Однако эти
нововведения практически не коснулись иудеев. Во избежание нового
восстания, Иудея была превращена в преторскую провинцию, а её
жители стали «данниками» римлян[159]. Из провинции были вывезены
все ценности, а на всех иудеев (в том числе и за пределами провинции)
наложили дань в размере двух драхм[160]. Иерусалим было решено не
восстанавливать (ИВ.VII.6.6), а на его территории был расквартирован
X легион[161]. Веспасиан приказал разыскать всех потомков иудейского
царя Давида, чтобы в провинции не осталось претендентов на власть
(Евсевий Памфил. Церковная история. III.12)[162]. В 115 г. после
восстания иудеев провинция стала проконсульской, и для управления
был отправлен второй легат[163]. В таком виде Иудея просуществовала
до восстания Бар-Кохбы (132 – 135 гг.), после поражения которого
император Адриан запретил исполнение иудейских обычаев, а на месте
Иерусалима построил совершено новый город Элию Капитолину, где
ничто не напоминало прежнюю иудейскую столицу[164].

Отличием римской политики в Иудее было создание особой системы
управления провинцией. В силу внешнеполитических условий, а также
особенностей менталитета иудейского народа в провинции
взаимодействовали римские и иудейские органы власти. В некоторых
частях провинции функционировала административная система,
характерная для греческих полисов.

В первые годы своего существования провинция Иудея находилась под
властью сирийского наместника, одновременно сохраняя относительную
автономию[165]. До сих пор нет единого мнения о роли наместника
Сирии в жизни Иудеи в I в. н. э. Наиболее вероятным представляется,
что легат Сирии, как более высокопоставленное лицо, мог вмешиваться
во внутренние дела Иудеи в чрезвычайных ситуациях. К примеру, когда
требовалось применение военной силы[166], поскольку численность
войск, находившихся непосредственно в Иудее, было небольшим, а
также в периоды смены правителей, пока назначенный наместник
добирался до провинции[167].

Главным представителем римской власти на территории самой
императорской провинции Иудеи был наместник, который по
установившейся практике с 6 по 41 гг. имел титул префекта, с 44 по 66
гг. – прокуратора, с 74 по 115 гг. – претора, с 115 по 135 гг. –
проконсула. В начале I в. н. э. прокураторы занимались исключительно
финансовыми вопросами, однако после реформы Клавдия их
полномочия были значительно расширены. Но уже в качестве префекта
в компетенцию наместника входило назначение первосвященника. С 6
по 74 гг. провинцией, как правило, управляли представители сословия
всадников, а после войны она перешла под управление сенаторов, таким
образом, став полностью независимой от Сирии[168]. Основными
функциями наместника были контроль над сбором налогов[169],
судебная деятельность[170], поддержание спокойствия в провинции
[171], участие в деятельности органов местного самоуправления[172].
Наместник Иудеи также являлся главнокомандующим вспомогательных
войск и имел право в случае крайней необходимости мобилизовать
местное население (ИВ.II.12.5)[173]. Интересной особенностью было
то, что до 41 г. наместниками Иудеи становились выходцы из западных
провинций, что позволяло им быть более беспристрастными, в то время
как наместники, назначаемые после 44 г., напротив, происходили из
восточных частей Империи, и поэтому стремились влиять на ситуацию в
Иудее в собственных интересах[174].

Значительную роль в жизни Иудеи играла армия, причём военное
присутствие на территории провинции постоянно увеличивалось[175].
Подавляющее большинство римских войск комплектовалось за счёт
сирийцев, в частности себастийцев и кесарийцев (ИД.XX.8.7). Военные
должности в Иудее также имели административное значение. К
примеру, военный трибун осуществлял высшее военное командование, а
также был ближайшим помощником наместника[176], а центурион имел
право созывать синедрион и налагать некоторые виды наказаний без
санкции наместника[177]. Простые солдаты часто участвовали в
проведении допросов и казней[178].

Особенности образа жизни иудеев и их непримиримый характер
способствовали сохранению в Иудее собственных органов власти,
помимо римской администрации. После завоевания Иудеи в 63 г. до н. э.
она долгое время существовала в виде клиентского царства, что было
характерно для политики Августа в целом[179]. Все внутренние
вопросы (преимущественно, касавшиеся иудейских обычаев и религии)
решались иудейским царём. Однако отметим, что власть иудейского
царя заканчивалась там, где начинались римские интересы, так как
единственным способом сохранить власть – было проявлять лояльность
Риму. Церемониально это выражалось в том, что при приезде римского
наместника иудейские цари должны были встречать его без знаков
царского отличия[180]. Кроме того, юрисдикция царя не
распространялась на римских граждан, и он был обязан в случае
необходимости предоставлять в распоряжение римских властей свои
войска[181]. С 4 г. до н. э. Иудейское царство было поделено на
тетрархии, во главе которых встали потомки Ирода Великого.
Некоторые из них сохраняли свои должности достаточно долго, но
могли реально влиять только на политику в своей области. В период с 41
по 44 г. н. э. царская власть на территории Иудеи была восстановлена,
однако затем она снова перешла под управление римского наместника.
Тем не менее, за царём Агриппой II, который в 50 г. стал правителем
Халкиды, сохранилось право назначать первосвященника и заведовать
Храмом[182]. Безусловно, у царей и тетрархов была своя свита, в
которую часто входили родственники царя. В частности, в источниках
упоминается должность государственного казначея, которую занимал
родственник царя Антипа (ИВ.IV.3.4).

Важнейшую роль в жизни трепетно относящегося к религии иудейского
общества играл первосвященник. Правление первосвященников
возникло задолго до завоевания Иудеи римлянами. Перовначально, их
власть была наследственной и пожизненной (ИД.XX.10). После
установления в Иудее римской власти один из последних
представителей династии Хасмонеев, Гиркан, совмещал должность
первосвященника с должностью царя[183], после смерти Ирода
Великого первосвященника стал назначать наместник Иудеи, а после
смерти царя Агриппы I это право получил тетрарх Халкиды Агриппа II
(ИД.XX.10). В период с 6 по 41 гг. первосвященник назначался
наместником Иудеи. Первосвященники довольно долго пользовались
непререкаемым авторитетом среди иудеев, а получение этой должности
считалось «высокой честью», однако к середине I века влияние
священства значительно ослабло вследствие произвола
первосвященников, в частности первосвященника Анана (ИД.XX.9.2)
[184]. Распространение христианского учения также способствовало
падению авторитета первосвященника. Таким образом, к началу
Иудейской войны в 66 г. н. э., священство уже не имело столь
значительной власти над народом.

Важную роль в жизни иудеев играл совещательный орган синедрион
[185], который выполнял судебные обязанности (Мф.26:59, Мк.14:55,
Лк.22:66). Обычно синедрион решал только религиозные вопросы[186].
Он представлял интересы иудейского народа перед римлянами[187],
определял время празднования религиозных праздников, регистрировал
родословные записи, утверждал состав советов, занимавшихся
судопроизводством в других частях Иудеи[188]. Решения синедриона
носили рекомендательный характер для наместника[189]. Этот орган,
наравне с институтом священства, существовал задолго до римского
завоевания. После 63 г. до н. э. влияние синедриона значительно
ослабло вследствие реформы наместника Сирии Авла Габиния, который
поделил Иудею на 5 округов и в каждом создал отдельный синедрион
(при следующем наместнике это решение было отменено)[190], а также
вследствие мероприятий Ирода Великого, направленных против
оппонентов[191]. В I в. н. э. синедрион собирался только по требованию
наместника[192]. В его состав входили первосвященники, аристократия
и законоучителя[193], а председательствовал, как правило,
первосвященник[194]. После Иудейской войны синедрион прекратил
своё существование, а созданный аналог этого органа управления в
Явнее уже не имел реальных полномочий[195].

В Иудее существовали и другие религиозные должности:
священнослужители (ИВ.V.12.1), законоучителя (левиты) (Лк.11:45,
Деяния.4:36, 5:34)[196], начальники синагог, храмовый казначей
(ИД.XX.8.11), храмовая стража и её предводитель (ИВ.II.20.4),
храмовый смотритель и его письмоводитель (ИД.XX.9.3). Синагоги
имели особое значение в сельской местности, где помимо религиозной и
образовательной функции они выполняли функцию народного собрания
[197]. Значение синагоги ещё больше возросло после разрушения
Иерусалимского Храма, так как они стали религиозными центрами для
иудеев. Что касается остальных должностей, связанных с храмовым
служением, в том числе и должностью первосвященника, то они
прекратили своё существование после 70 г. н. э.[198].

Помимо центральных органов власти существовали органы управления
на местах. На территории Иудеи находилось значительное количество
эллинистических городов со смешанным населением, где сохранялось
полисное управление. Примером такого города является Кесария. Эти
города обладали широкой автономией в экономической и культурной
сфере. В целом, полисы на территории Иудеи практически не
отличались от греческих[199]. Там чеканились собственные монеты и
могли устанавливаться свои налоги[200]. Во главе полиса находился
магистрат-язычник[201] – архонт или эпимелет[202]. Назначение этих
магистратов было связано с соблюдением культа императора, что было
неприемлемо для иудеев[203]. Важным органом власти полиса являлся
городской совет[204] (следует отметить, что в Иерусалиме также
существовал совет, отдельный от синедриона)[205], созывалось
народное собрание[206]. В городах назначались должностные лица,
занимавшиеся контролем рыночных цен и весов, агораномы
(ИД.XVIII.6.2)[207] и сборщики налогов (ИВ.II.14.4, ИД.XVIII.3, К
Гаю.30, Мф.9:9), у которых был свой начальник (Лк.19:8). Как правило,
сборщики налогов (откупщики) были иудеями, поэтому соплеменники
относились к ним крайне негативно[208]. Не случайно, в Новом Завете
мытари упоминаются в одном ряду с грешниками (Мк.2:15). У
еврейской общины в городах со смешанным населением существовало
некоторое самоуправление в отношении внутренних вопросов[209].

В деревнях преобладало иудейское население. Известно, что в каждой
деревне существовал свой совет старейшин, решавший религиозные и
хозяйственные вопросы. Существовал местный суд бет-дин,
разбиравший незначительные преступления, преимущественно
финансовые споры между местными жителями[210]. При
необходимости на судебном заседании присутствовал представитель
римской администрации[211]. Постепенно местные суды пришли в
упадок, поскольку иудеи стали обращаться в греческие и римские суды
[212].

Таким образом, римляне не пытались разрушить местную систему
управления, а просто контролировали уже существующие органы
власти, оставляя им некоторую долю автономии. Такая система была
достаточно эффективной, поскольку не нарушала привычной жизни
местного населения и в то же время позволяла проводить политику,
соответствующую римским интересам. Она успешно функционировала в
восточных провинциях, однако в Иудее столкнулась с некоторыми
препятствиями. Образ жизни иудеев в значительной мере отличался от
образа жизни языческих народов, поэтому многие обычные для
римских властей мероприятия встречали «неадекватную» реакцию
иудейского населения[213]. Особенности религии иудеев практически
закрывали для них доступ во власть (в частности в эллинистических
городах), что также вызывало конфликты и недовольство.

Одним из основных проявлений римского присутствия на территории
Иудеи было налогообложение. На этом вопросе следует остановиться
более подробно. С 63 г. до н. э. жители провинции – мужчины в
возрасте от 14 до 65 лет и женщины в возрасте от 12 до 65 лет –
платили ежегодно подушный (1 динарий[214]) и поземельный налоги
(1/100 с оценки имущества)[215]. Кроме того существовали
пограничные пошлины[216] и рыночные пошлины. Иосиф Флавий
сообщает, что эти налоги были отменены в начале правления Архелая,
возможно в дальнейшем они были снова восстановлены (ИД.XVIII.8.4).
Квартирный налог существовал до прихода к власти Агриппы I
(ИД.XIX.6.3)[217]. Налог на продаваемые плоды был отменён
наместником Сирии Виттелием (ИД.XVIII.4.3)[218]. Существовал налог
на ремесло и «добровольный взнос» на венок императору. Местные
жители были обязаны исполнять повинность по содержанию дорог
(ангарии)[219]. С целью более эффективного контроля над сбором
налогов, провинция была разделена на 11 топархий[220]. В 44 г. Цезарь
освободил иудеев от взноса одного кора[221] пшеницы в каждый второй
податной год, а также от общественных работ (ИД.XIV.10.5). Более
того, в отличие от других провинций жители Иудеи освобождались от
рекрутского набора и содержания войск (ИД.XIV.10.6).

Помимо римского налогообложения существовало и местное. В
соответствии с постановлением Цезаря все иудейские города должны
были отдавать 2 драхмы[222] в пользу Храма ежегодно, исключая
каждый седьмой год, а также десятину с земли в пользу
священнослужителей (ИД.XIV.10.6)[223].

После Иудейской войны ситуация изменилась – жители провинции стали
платить так называемый «иудейский налог» римскому императору,
который раньше предназначался Храму[224] (Дом.2.2), а все земли
Иудеи, которые до этого находились в собственности местной
аристократии, были объявлены собственностью Веспасиана и
распроданы[225].

Несмотря на то, что в I в. н. э. часть налогов была отменена, положение
иудеев оставалось тяжёлым – жителям провинции приходилось отдавать
в качестве налога порядка 1/3 своего дохода[226]. Кроме того, после
завоевания часть местных жителей лишились своих земельных наделов,
которые были отданы ветеранам[227]. После завершения грандиозного
строительства Храма в 63 г., в провинции также возросла безработица.
Таким образом, экономическое положение местного населения к I в. н.
э. было достаточно тяжёлым и привело к росту преступности и во
многом явилось причиной восстания против Рима[228]. После
Иудейской войны экономические противоречия не были разрешены и
даже ещё более усугубились, что способствовало новым восстаниям.

Подводя итог, можно отметить, что управление Иудеей осуществлялось,
в целом, также как и другими восточными провинциями, однако
имелись и свои особенности. Клиентское царство постепенно было
превращено в провинцию и ко II в. н. э. полностью интегрировалось в
римскую провинциальную систему, однако уже без иудейского
населения под названием Сирия-Палестина[229]. Романизация иудеев
оказалась невозможной из-за особенностей их менталитета и религии,
даже, несмотря на политику компромиссов. Наряду с римской
администрацией в Иудее существовали собственные органы власти и
духовные лидеры, а в эллинистических городах сохранялась полисная
система управления. Однако автономия была во многом только
формальной, поскольку полномочия местных органов власти касались
внутренних вопросов и они не могли влиять на изменение римской
политики в целом.

Главной отличительной чертой провинциальной политики принципата
от предшествующего периода было стремление к органическому
включению провинций в состав Империи. Первые шаги в этом
направлении были сделаны Цезарем, и такая политика получила
развитие при Августе. Иудея не осталась в стороне от этих реформ.
Политика Юлиев-Клавдиев в отношении провинций была
непоследовательной и зависела от конкретных событий и особенностей
личности императора. Провинциальная политика содержала две
противоречащие друг другу тенденции – с одной стороны продолжение
курса Цезаря и Августа, с другой – искусственное сдерживание
романизации (в частности восточных провинций), что оказалось
неблагоприятным как для Рима, так и для Иудеи и привело к Иудейской
войне и приходу к власти новой династии Флавиев. При Флавиях были
учтены недостатки провинциальной политики предшественников и
права провинциалов были расширены, однако это почти не коснулось
иудеев и спровоцировало новые восстания. Экономическое положение
жителей Иудеи также было весьма тяжёлым и ещё более усугубилось в
связи с войной. Таким образом, достижение главной задачи римской
политики в Иудее – романизации – стало возможно только
насильственным путём и после выселения местных жителей в 135 г. н. э.

 

***

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ: SPQR

Основная проблема мировой истории заключается в рассогласованности её древней и новой части. 

Количество и качество исторических фактов быстро уменьшается по мере погружения в пучину времени. Я могу сказать, когда появляется единая картина — это 1650 год. 1600-1650 вызывает много вопросов и нестыковок, 1550-1600 – историческая ткань зияет дырами. 1500-1550 – это оборванные лохмотья, 1450-1500 – отдельные лоскуты. В 1400-1450 – можно что-то угадать на уровне «что-то беленькое чернеется, что-то чёрненькое белеется». А до 1400 это бездна небытия, Мировая Ночь. На поверку все факты до 1400 года стали известны гораздо позднее и факты эти какие-то заплесневелые и убогие. «Ни богу свечка, ни чёрту кочерга». Похоже на «секреты» из детства, когда дети выкапывают ямки, выкладывают кусочками зеркал и фольги, и кладут «сокровища» в виде цветных камушков и шоколадок. ДЕТСКИЙ САД. 

В общем, это штука нормальная и было бы странно, если бы было иначе. Так и должна развиваться мировая история на любой планете. Цементом, скрепляющим историческую фактографию, является книгопечатание, тут против лома нет приёма. Воистину «что написано пером, то не вырубишь топором». Если, конечно, написано хотя бы в ста экземплярах. Уже сто экземпляров практически не убиваемы. При этом письменность возникает раньше высокотехнологичного книгопечатания, и рукописное тиражирование (дающее иногда не сотни экземпляров, а тысячи) позволяет сохранять историческую память ин гроссен унд ганцен. Письменность до печатного станка штука хрупкая, многое можно утерять, но допечатный период это 100-200-300 лет рукописного тиражирования и в целом процесс передачи вербального знания идёт и здесь. То, что происходит ранее – всегда покрыто мраком. Так что всё логично. 

Но возникают две проблемы. Во-первых, 1650 год как граница абсолютно достоверного знания удивляет своей сложностью. Это очень высокая технологическая и интеллектуальная культура, в общем не отличающаяся от современности. Для сравнения – логарифмическую линейку изобрели в 1622 году. Весьма СТРАННО, что люди с таким уровнем интеллектуальной культуры жили в эпоху «здесь помню, а здесь не помню». Чай не подростки. 1650 поражает своим совершенством. Из тумана возникают фигуры и начинают действовать с чёткостью часового механизма. Всё очень рационально и цепляется одно за другое с интеллектуальным совершенством – технология, дипломатия, демография, наука. Развитого человека 1650 года можно смело запускать хоть на ассамблею ООН, хоть в космос. Рука у него не дрогнет. В иных случаях ещё нас поучит.

Но главное не это. Опускаясь на батискафе вглубь веков и проскакивая в полной темноте 1300, 1200, 1100 и т.д. вдруг в районе 400 года мы видим различимые детали, а двумя столетиями ранее нас освещает свет античной цивилизации – с политикой, философией, развитой технологией и вообще общей культурой. 

Высота Колизея – 48,5 м. Для сравнения можете посмотреть высоту Лужников. Я хотел вписать точную цифру, но с десяти раз не нагуглил и плюнул. Страна Дураков.

Всякие мысли о фальсификации античности можно сразу отбросить. Остатки античности существуют в огромных масштабах. Иногда они сами по себе огромны. Это театры, стадионы, ипподромы, храмы, акведуки, дороги – всё это великолепие существует на огромной площади и очень густо. Подделать это не возможно ни при каких обстоятельствах, и совершенно ясно, что подавляюще большинство этих разрушенных или очень ветхих памятников существовало до 1650 и вероятно до 1400 года. Часто они действительно разрушены или брошены в местах ныне малообитаемых. Поражает степень их унификации – они очень похожи и явно делались по своду единых правил и инструкций, часто на пустом месте. Вроде строительства города Славутич при Чернобыльской АЭС. Приехал инженер и построил. По решению Политбюро ЦК КПСС. У большинства античных городов стандартная планировка.

Античность оставила величайшие интеллектуальные памятники, которые тоже подделать невозможно. Написать средневековую летопись или речения Аввакума это задача посильная и для Джугашвили. Дело нехитрое. А вот апология Сократа это высокая литература, аристотелевская логика – серьёзная наука. На такие вещи надо положить не пару вечеров борзого семинариста, а жизнь, причём жизнь в контексте высокой интеллектуальной культуры. 

В античности поражает ещё одна вещь. Это высокая цивилизация с явно утерянными звеньями. Многие античные вещи фиксируются, но люди долго не понимают их функционального предназначения. Или понимают, но не могут воспроизвести. Это говорит о том, что с античностью произошла Катастрофа. То есть «тёмные века», «средневековье» действительно существовали. 

Вот всёго два примера произошедшего постнуклеара.

В античности существовал массовый спорт со всеми его атрибутами и инфраструктурой. Это система наград и соревнований, огромные стадионы и ипподромы, объединение фанатов-болельщиков, реклама, менеджмент и т.д. и т.п. Всего этого ещё в 19 веке НЕ БЫЛО. Существовали только скачки, но в сильно редуцированном виде, и в испаноязычных странах сохранилась, как рудимент, коррида. 

Поэтому человек 1700 года, 1800 года, 1850 года и даже 1900 года НЕ ПОНИМАЛ, ЧТО ДЕЛАЛОСЬ НА АНТИЧНЫХ СТАДИОНАХ. В 1900 это знали несколько человек из европейской суперэлиты, которые сознательно стали возрождать олимпийское движение, понимая, что если воспроизвести этот сегмент античности, то получится многомиллиардный бизнес и повышение общей культуры населения. Но и они видели будущий спорт 20 века конечно весьма условно и умозрительно. 

Предполагалось, что бедные римляне платили деньги, чтобы посмотреть вот такие унылые картинки. Для христианина-то эта картинка не унылая, в академиях художеств за неё в 19 веке давали большую медаль и путёвку в Италию. Беда в том, что в колизеи ходили не христиане, и им было в высшей степени не интересно смотреть на мучения христиан, а равно на триумф христиан и на христиан вообще. Примерно как обычному американцу на мормонов.

То, что писалось об античном спорте даже в 19 веке нельзя читать без слёз. Считалось что Колизей это аппарат для массовых казней, где мучили бедных христиан. Их там распинали на крестах, привязывали крылья и катапультировали вверх, чтобы они разбивались в лепёшку, скармливали диким зверям или, как минимум, наряжали в доспехи и заставляли сражаться друг с другом на убой.

Люди поумнее считали, что это конечно эксцессы, а основу римского спорта составляли сражения гладиаторов, то есть профессиональных бойцов, которые на потеху публики резали друг друга насмерть. Но даже этим умникам не приходила в голову самоочевидная вещь. А именно то, что по их же словам, гладиатор был штукой дорогой, в гладиаторы выбирали и обучали длительное время в специальной театральной школе, известные гладиаторы были звёздами и стоили огромные деньги. Значит, убивать гладиаторов такая же нелепость как убийство известных актёров или знаменитых скакунов.

То есть в колизеях шли или цирковые аттракционы, когда обученные люди убивали животных с минимальным для себя риском (коррида), или постановки вроде современного реслинга, с искусственной кровью и почти искусственным мордобоем. Ничего другого не могло быть просто из соображений коммерции.

Кстати, в полном соответствии с канонами жанра в роли гладиаторов выступали также женщины и… карлики.

Берегли даже зверей, потому что в значительной части выступлений использовались дрессированные животные, с которыми проделывались обычные цирковые трюки — засовывание головы в пасть льва и т.д.

Европейский спорт глазами азиатских друзей. Ещё в середине 19 века Колизей был… христианским храмом. Там рыдали, оплакивая зверски умученных футболистов-хоккеистов.

С равным успехом сегодняшний футбол можно изображать массовыми гекатомбами с пинанием отрезанной головы-мяча и изготовлением мыла из проигравшей команды.

Не понимали в 19 веке и поведения фанатов, изображая борьбу между спортивными партиями как резню и пример «античного варварства». 

Интересно, что христиане всё-таки не додумались изобразить античные ипподромы как орудие измывательства над адептами тоталитарной секты мировой религии. Мол, устраивали гонки на голых христианах, потом топтали насмерть специально обученными конями. Дело в том, что скачки в 19 веке были довольно популярны, хотя и исключительно в высшем классе. А в 18 веке и ранее они сохранились как элемент военной подготовки. Поэтому чёрный полив лошадиного спорта был под запретом. 

Точно так же не осмелились оклеветать античный театр. В той или иной степени театр сохранился, и изображать пьесы Софокла сценарием публичных казней членов тоталитарной секты мировой религии было в конце концов смешно. Люди бы не поняли.

Но спорт вымер так, что на пустом месте можно было городить любую чухню. В Америке люди не были никогда и всерьёз верили в ужасы нью-йоркских смогов и в страшных «полисменов» с дубинками и наручниками. 

Новохронологи топчутся насчёт того, что де Колизей это выдумка периода Возрождения, он никогда не функционировал, не был достроен и т.д. Но проблема в том, что гигантских амфитеатров сохранилось много. Вот например колизей второстепенного города Пула (Хорватия). Он вмещал 22 тыс. зрителей. Для сравнения – это население Тулы в начале 19 в.

Римский амфитеатр в Арле 18 века. Интересно как его улучшили. В 20-х годах 19 века все постройки внутри амфитеатра разрушили, а жителей переселили, в 1830 там сделали торжественное представление в честь присоединении Алжира (что подавалось как возрождение римской колонизации Северной Африки), затем начали устраивать корриды и наконец, эпизодически, спортивно-цирковые шоу. Так в Европе постепенно возрождался страшный античный спорт.

Это УДИВИТЕЛЬНЫЙ факт.

А вот пример «той России которую мы потеряли» в области материальной культуры. 

Все слышали про античные акведуки. Это огромные сооружения, способные произвести впечатление даже на человека 21 века. Но пигмеи из века 19 имели наглость лепетать о том, что система античного водоснабжения была примитивной, что римляне не знали того, не знали сего, и строили циклопические водопроводы там, где они не были нужны. На самом деле система водовзвода была римлянам известна и в акведуках она, где надо, применяется. Просто если люди УМЕЮТ строить огромные водопроводы с небольшим математически точным наклоном, это дает огромную экономию в простоте эксплуатации и пропускной способности.

Античные акведуки обычно переставали работать лишь через несколько десятилетии после того как убивали последнего инженера-сантехника (Водосток забивался осадочными породами.)

Акведук в Сеговии (Испания). То, что обычно называют акведуками, это их видимая часть – 90-99%% акведуков проходит под землёй, иногда на большой глубине. Общая длинна акведука может превышать 100 км.

Акведук Пон-дю-Гар в Южной Франции. В период постнуклеара перестал работать и эта часть несколько столетий использовалась как мост. Несмотря на выдолбленные для проезда телег отверстия «мост» успешно простоял до сегодняшнего времени. Высота акведука около 50 м. Акведук построен с чудовищной точностью – его наклон 34 см. на километр при общей длине в 50 км.

Конечно в 18-19 веке новые европейцы от акведуков всё-таки покрякивали, но окончательно им стало ясно ДО КАКОЙ СТЕПЕНИ античные люди их превосходили, только в 1938 году. Тогда немецкие инженеры проводили геологические изыскания на предмет строительства водопровода для города Мехерних и случайно наткнулись на подземный акведук Эйфеля. Какие-то его фрагменты были известны с середины 19 века, но тут люди увидели общую картину. Это огромное гидротехническое сооружение снабжавшее водой древний Кёльн («Кёльн» это «Колония Агриппины»). Римлянам надо было сделать незамерзающий водопровод в пересечённой местности, поэтому они сделали то, что надо было сделать (они всегда делали что надо и когда надо). Античные инженеры врыли в землю сложнейший извилистый водопровод длинной 130 километров, подающий свежую воду из горных источников. Немецкие инженеры увидели схему, посмотрели где, как, что и зачем люди сделали, и стали плакать горькими слезами. Потому что это уровень гидротехники середины 19 века. Еще в начал 19 века с такой задачей бы не справились. Одна геологическая разведка и общая планировка это два года работы крупного инженерного подразделения. Это ведь не то, что тупо пирамиду насыпать. Тут десятки технических задач, привязка к местности, продуманная инфраструктура последующего обслуживания. 

Считается, что акведук Эйфеля работал 180 лет, а затем забился водной взвесью. Кроме того, его выступающие на поверхность участки были разобраны на строительство христианского карго-культа. Для карго-культа также использовались сами отложения в туннелях водопровода. Они спрессовались в подобие мрамора и члены тоталитарной секты великой религии стали использовать их для украшения карго-храмов.

Колонна христианского храма, выпиленная из отложений акведука Эйфеля. Оцените картину. Сначала придумывается «Дева Мария», как карго «девы Марины», то есть морской девы Афродиты, затем её изображения размещаются на фоне канализационных отложений цивилизации Афродиты.

По всеобщему признанию, если бы сейчас перед инженерами поставили задачу сделать подобный водопровод, они бы при всех компьютерах не смогли придумать лучшей трассы. В 1938 году люди тоже не мучились, а взяли и включили фрагмент найденного водовода в существующую систему. Он, вроде, работает до сих пор. Считается, что после ремонта небольших участков акведук Эйфеля мог бы работать целиком. Причём с соблюдением всех экологических и технических стандартов ЕС.

Примерно к середине 19 века европейские города и достигли экологических стандартов античности. Например, в Римской империи водой снабжались общественные туалеты.

Итак, что мы имеем. 

1. Историю античной цивилизации, постепенно достигшей высокого уровня культуры, но по каким-то причинам погибшей.

2. Период «тёмных веков» непонятной продолжительности.

3. Новое время, возникающее из темноты внезапно и во всех деталях. 

Соблазнительно второй этап просто убрать и принять как рабочую гипотезу то, что античность без шума и пыли трансформировалась в новое время. Но тогда неясными остаются две вещи: во-первых, в чём причина такого рассечения единой цивилизации, а во-вторых, как могло произойти столь значительное и долговременное понижение материальной культуры. Ведь в достоверно известном нам периоде 1650-2011 гг. подобное понижение ни разу не наблюдается. Судя по уцелевшим фрагментам 1500-1650 гг. тоже ничего похожего не просматривается. 

При этом «во-первых» ещё можно объяснить тенденцией к общему удревнению реальности. Если кто-то хочет резко увеличить знатность своего рода и достоверно знает своего прапрадеда, прадеда, деда и отца, то наиболее продуктивно вставить недостающие звенья между прапрадедом и прадедом. Тогда реальные свидетельства о прапрадеде будут также верифицировать подлинность вставленных предков.

Но непонятно «во-вторых» — что ж так одичали-то.

Думаю, продуктивно посмотреть на какие-то социальные институты сохранившиеся «до» и «после» и проследить их историю. Недостающее звено посередине можно относительно правдоподобно реконструировать. 

Религия для подобной реконструкции не годится. История религии это элемент религии же, её характер самый фантастический. Вроде бы считается, что христианство появилось ещё в античности, но так считает сам христианский церковно-идеологический аппарат. Имеющий вполне определённую задачу гиперудревнения.

Равным образом английские придурки 18 века из харчевни «Гусь и противень» возводят масонство к эпохе Рима, а то и древнего Египта. 

Это их проблемы, а если люди не ширяются вербальной интоксикацией, им подобные заходы до лампочки.

Я думаю, что хорошим объектом является т.н. «Римская Империя». Основана она по официальным данным в минус 27 году, а прекратила своё существование в 1918. Конечно две тысячи лет она не существовала, это любого непредубежденного человека это бред сивой кобылы. Но явно побывала, как Фигаро, и здесь и там. 

Так что стоит внимательно посмотреть официальную историю организации, потом убрать явные нелепости и попытаться реконструировать недостающую «среднюю часть». Средневековья, придуманного в 19 веке, конечно, не было, и быть не могло. А вот «средняя часть» была, и была несомненно. Потому что туловище зверушки начинается под античным солнцем, потом пропадает в темноте и заканчивается в нашем времени. Ножки с попкой и голову с ручками мы видим, а пузичко – дорисуем. 

Важно только понять что о т.н. «Римской империи» мы знаем не так уж много. Эпоха-то была если и не «непечатная», то «допечатная». Объём информации о так называемом «Риме» сравнительно с так называемыми «средними веками» конечно гигантский, только там несколько слоёв позднейших художеств и многое просто забыто. 

Например, постоянно встречается аббревиатура SPQR, это древнее СССР, обозначавшее Рим. Считается что это «Сенат и граждане Рима». Но что-то сомнительно. Филологи насчитывают десяток интерпретаций точной расшифровки – все с проблемами, а прямых указаний нет. Можно конечно мечтать, что где-то в Европе сидит мышь и всё знает, но SPQR для меня это символ фрагментированности античной культуры. Всё очень SPQRно. А поговорить с античником – так зверь зверем. ЗНАЕТ ВСЁ. Для него дата жизни второстепенного сенатора это второе начало термодинамики. «Иначе быть не может», «рушится мир».

ЛЮДОВИК XIV РАЗ


В последней дискуссии промелькнули смелые предположения о гибели римской цивилизации вследствие глобального изменения климата, экологических катастроф и загадочных эпидемий.

Я убедительно советую не использовать такого рода аргументы в рассуждениях на исторические темы. Физический мир, в котором живут биологические существа, отличается поразительной устойчивостью. Он незыблем. Когда запускали первые спутники за орбиту Марса, то всерьёз беспокоились, а не разрушат ли оные столкновения с поясом астероидов. Тогда как было математически ясно, что этот пояс является поясом только в воображении людей. Космос это ВАККУУМ и там ничего не происходит. НИКОГДА. Мы видим поверхность Луны, всю изрытую кратерами и воронками от падения астероидов. Только это элемент истории не человеческой, а геологической. Для геологии нижний предел временной шкалы – миллион лет. Климат земли очень подвижен, вероятно, подвержен каким-то циклам. Только это такие циклы, что тысяча лет там это мелькание сотых долей секунды. 

Поэтому когда историк (а не палеонтолог) начинает расстилать про глобальные потепления-похолодания и падение метеоритов, то это очень и очень дурной тон. Это человек запутался и пытается прибегнуть к деус экс махина, чтобы как-то выкарабкаться из неприятного положения. Самым детским образом. Или мы имеем пример классического шарлатанства. 

То же касается всякого рода эпидемий и голодовок. И то, и другое было в наблюдаемый период истории много раз и всегда демонстрировало поразительную хрупкость отдельного человеческого организма и абсолютную устойчивость человеческого муравейника. Даже гибель миллионов особей приводила лишь к небольшой зазубрине на демографическом графике. Человек существо смертное и иногда вовсе не живучее. Но самый маленький народ обладает поразительной живучестью. 

Рассуждать о гибели Рима от эпидемий, это всё равно, что сводить произошедшее с Россией 1917 года к эпидемии брюшного тифа. Которая была и в самых страшных масштабах. И голод тоже был. И мировая война. Но все эти вещи Россия бы пережила, даже не споткнувшись. Как Франция в это же время пережила Верден и эпидемию испанки.

Более того. ДАЖЕ если (предположим в виде интеллектуальной акробатики) на античную Землю упал бы астероид или Гольфстрим закрутился в другую сторону, на римлян это бы не произвело особого впечатления. Сдохли бы все, а римляне остались.

Мы все находимся под действием массированной многосотлетней пропаганды, оклеветавшей античность. В ЖЖ принято смеяться над всякого рода сталинистами, но это не обязательно сумасшедшие или мурзилки. В большинстве случаев это обычные люди, котором неудобно и неприятно менять парадигму своего восприятия (а это всегда неудобно и неприятно). Это прямое следствие многодесятилетнего промыва мозгов, которое затронуло несколько поколений русских людей. Но всё это детский лепет по сравнению с промывом, которому подверглись все мы, – и русские, и немцы, и итальянцы и французы и американцы, — на счёт античности. 

Американские пиндосы глазами советских людей. Император Констанций Хлор – «фаз-профиль».
Кому-то удалось внушить, что все мы произошли от подлых и не очень умных людей. Которые там ну да, жевали жвачку, построили авианосцы, но, в общем, так вот чтобы по-человечески посидеть-поговорить это нет. Разве пиндосы это люди? Вот у удмуртов духовность, песни и пляски. Им так, — а они добротой, им эдак, — а они песню удмуртскую запоют и все поймут, что это люди. 

То, что произошло с античностью, поражает своей назидательностью. Когда в 19 веке убогие европейцы раскопали несколько античных общественных уборных, то сначала решили, что это храмы. Индивидуальные уборные, которые были в каждом римском доме, тоже квалифицировали как культовые сооружения, где поклонялись воде. Когда в 40-х годах 19 века в Лондоне работала санитарная комиссия, она прямо рекомендовала властям самой передовой страны мира перестать исходить дерьмом и ввести римскую систему канализации и туалетов.

А это император Бальбин. Братва поставила чуток порулить.
Европейцы только во второй половине 19 века, с изобретением динамита воспроизвели римскую эффективность туннелестроения. «Грот Коккеуса», — километровый транспортный туннель с системой вентиляционных шахт, — эксплуатировался до 1874 года и ещё в начале 19 века люди даже не думали попробовать создать что-то аналогичное. 

Недавно в многострадальной Палестине исследовали систему римских акведуков, выдолбленных в скалах для водоснабжения трёх городов Декаполиса (что это такое по религиозным соображениям знать КРАЙНЕ не рекомендуется) и сначала прикинули, что их выдалбливали 120 лет. Но данные о скорости римского строительства многочисленны. Все эти акведуки и стадионы строили со скоростью ПОТРЯСАЮЩЕЙ. Большая стройка это года четыре. 

Император Галерий. Чувствуете? Прям плётку в руки и на галеру – управлять.
Первый постоянный мост через широкий Дунай построил император Троян в второй – англичанин Уильям Кларк в 1849. Мост Кларка назвали чудом света. Сколько он простоит большой вопрос, более новый мост в Вене успешно рухнул через 99 лет. А остатки моста Трояна, разобранного самими римлянами, остались до сих пор. В 19 веке взорвали две опоры, для пропуска судов. 

Впрочем, в Румынии недавно высказана версия, что мост построили сами даки. Мол, тянулись к людям со всей душой, благо культура позволяла, а античные недолюди по мосту в Румынию и пришли. Грабить и убивать цыган.

Император Максимин. Шизофреник. А ежели ещё правильное освещение поставить,
да экскурсовод указкой объяснит… Тут и слепой прозреет – «плохая Америка».

Рим поднялся на бетоне, многие римские здания стоят до сих пор – например Пантеон. Потом изобретателей бетона в бетон закатали, уселись на табуретку и стали ждать подвоза нового раствора. Но бетон почему-то кончился. Сидели без бетона до конце 18 века, когда нашли какой-то плохонький суррогат и, кстати, гордо назвали «римским цементом». Вещество эквивалентного качества изобрели только в 40-х годах 19 века («портландцемент»).

При этом античный Рим изображался каким-то чудовищным рабовладельческим обществом, где несчастные невольники горбятся под плётками за бобовую похлёбку, а тупые и ленивые римляне жируют за их счёт.

На самом деле до сих пор ни одного общества свободного от рабовладения нет. Во всех странах есть тюрьмы с заключёнными, а заключённые это и есть рабы. Рабы работают плохо, тяп-ляп, их можно использовать эффективно разве что на галерах, отсюда и слово «каторга» (буквально вид гребного судна). Рабский труд в античности использовался, но не в больших объёмах, чем труд негров в США. При этом между римлянами и рабами не было этнической пропасти, вольноотпущенники составляли целый класс и люди стремились перевести отношения раб-хозяин в русло патернализма. У римлян был карнавал, когда на день домашние слуги становились хозяевами. а хозяева им прислуживали. Античные дороги, акведуки, стадионы, мосты строили свободные люди – профессиональные строители, объединенные в специальные цеха («коллегии») или солдаты-легионеры, набиравшиеся из свободных граждан. По своему типу римлянин это не паразит и халявщик, а великий труженик, человек протестантского склада. 

Вплоть до середины 20 века также нудно ныли по поводу варварского римского гомосексуализма и порнографии. Но потом повзрослели, дошли в 60-х годах до соответствующей стадии и фонтан заткнули. Оказалось, что римляне были не детьми, а взрослыми. В своей массе они придерживались здорового образа жизни, даже с элементами аскетизма (ведь институт монахинь был придуман именно в Риме), но они понимали, что несколько процентов людей имеют иную сексуальную ориентацию и относились к этому терпимо. Только и всего. Варварами и детьми тут были задроченные европейцы 19 века. 

В общем, это страшно. Представьте европейцев конца 19 века на экскурсии в Помпеях. Там есть несколько скабрёзных фресок (там, где НАДО, то есть в публичном доме). И вот 30-40-летние мужики жмутся, краснеют, хихикают, перемигиваются и вполглаза мельком осматривают «запрещённые картинки». «Коля попал в мир интернета». А людям, повторяю, 30-40 лет, это отцы семейств с высшим образованием. А потом в мозгах у этих НЕДОРАЗВИТЫХ в единый публичный дом превращается вся античность: бани, уборные, спортивные залы, бассейны и даже стадионы («на стадионах христиан привязывали к столам и зверюшками насиловали»). БОЛЬНЫЕ ЛЮДИ. «Европейский невротик обыкновенный, предвоенный». 

Кстати, не нужно думать, что сейчас люди доросли в сексуальном отношении до античности. Спросите современного обывателя о педофилии. Он ТАКУЮ чухню начнёт городить, что хоть святых выноси. Скоро кормление грудью педофилией объявят. Ещё должно одно-два поколения смениться, чтобы задротам в норму придти.

Все античные тексты искажены – во первых вставками и «правильным» переводом, а во-вторых заэкранным науськиванием обывателей. В античных людях стремятся выискать какую-то гадость и её подчеркнуть. Все действия стремятся представить в самом невыгодном ракурсе, любую сплетню благодарно подхватывают как непреложную истину, хорошее не замечают в упор или объявляют редчайшим исключением. Обычные выражения при этом: «вырожденцы», «дегенераты», «упадок», «гибель», «паразиты», «убийцы». 

И эти же пасквилянты сами всю дорогу питались соками, высасываемыми ими из античности. Потому что ничего своего за душой не было, и брать культуру больше было неоткуда. Сделали школу – на оплёванной античности. Армию – тоже. Архитектуру – тоже. И при этом заворачивали губу за ухо: «ПРИМИТИВНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ САДИСТОВ». Это-то и есть садизм. В голом виде.

Вот обычный пример полива, клянусь я нашёл в инете первое попавшееся. О колонне Трояна пишет пара каких-то англичан (Терри Джонс и Алан Эрейра):

«Римляне любили кровь и наслаждение видом страдания было их сущностью. То, что делали римские императоры, сравнимо с Освенцимом. Живых христиан прибивали гвоздями к столбам, обливали маслом и зажигали, чтобы осветить вечеринку. Так делал Нерон. Траян совершил еще более чудовищную жестокость – геноцид по отношению к дакам.
Вопрос о том, куда исчезли даки, до сих пор не решен. Воспоминания о дакской войне оставили император Траян и его врач Критон. Обе книги утеряны. Скорее всего даков полностью стерли с лица земли. Это был своего рода имперский геноцид… Последняя сцена на колонне Траяна изображает не возвращение даков на родную землю, как считает большинство историков, а заселение римскими поселенцами пустыни, в которую превратилась Дакия…
Дакская цивилизация была одной из величайших цивилизаций античности и исповедовала учение религиозного лидера, которого древнегреческий историк сравнивал с Моисеем. Страбон писал, что Замолксис был учеником Пифагора и египетских жрецов, а когда вернулся в Дакию после путешествия по Греции и Египту, его стали чтить как бога. К Замолксису относились как к Будде, который тоже был современником Пифагора… Но буддизм остался, а замолксизм был уничтожен римлянами. Мы ничего о нем не знаем, кроме одного: эта религия была основана на идее бессмертия души».
 

«ЗАМОЛКСИЗМ». Неплохо сказано! 

Почитайте античные тексты и тем более комментарии к ним, и везде увидите искажённую злобой гримасу низколобого невротика 19 века. Которого взрослые дяди накрутили как щенка и он теперь кидается, а на кого и почему — и сам толком не знает. Просто гавкает до дрожи в коленях. «Процесс пошёл».

Если же посмотреть непредубеждённо, то видно, что люди были лучше и чище нас, у них учиться надо, а не гавкать. 

Конечно, есть Платон и Аристотель – их коротышка, просвещённый тоталитарной сектой «великой религией», мог снисходительно хлопать по плечу: вроде ну-ну вы тоже как бы люди. Иногда даже до уровня христиан поднимаетесь. Невольно. 

Но возьмите, например, Нерона и попробуйте посмотреть на него непредубеждёнными глазами. Скорее всего, он благоустраивал центр Рима в соответствии с возросшим уровнем бытовой культуры. Примерно как это Осман сделал с Парижем середины 19 века. Из Нерона же слепили какого-то чудовищного монстра, который специально поджог Париж и разрушил Монмартр. А зачем это ему было надо? — А СУМАСШЕДШИЙ. И так всю дорогу. А ведь римским императором был философ Марк Аврелий. Много вы людей такого масштаба видели в новом времени? Я ни одного. Всё больше Гитлеры и Черчилли. Или последний придурок – которого за пять минут до выборов в президенты Франции застукали с чернокожей уродиной больной СПИДом. Вот уж классический АНТИК – в том смысле как это слово понимали в 19 веке. 

Это обобщённый образ Нерона в новой культуре и шире — обобщённый образ римского императора. Толстый уродливый идиот. Вы никогда не задумывались, почему все фильмы на античные сюжеты такие ходульные и хоррорные? Как будто западного интеллигента, умницу и демократа, кто-то ударил берёзовым поленом по кумполу, и он превратился в унылого соцреалиста, обличающего капиталистический ад.
У Герцена есть отличное «абличительное» место в «Былом и думах».

«B Ватикане есть новая галерея, в которой, кажется, Пий VII собрал огромное количество статуй, бюстов, статуэток, вырытых в Риме и его окрестностях. Вся история римского падения выражена тут бровями, лбами, губами; от дочерей Августа до Поппеи матроны успели превратиться в лореток, и тип лоретки побеждает и остается; мужской тип, перейдя, так сказать, самого себя в Антиное и Гермафродите, двоится: с одной стороны, плотское и нравственное падение, загрязненные черты развратом и обжорством, кровью и всем на свете, безо лба, мелкие, как у гетеры Гелиогабала, идя с опущенными щеками, как у Галбы; последний тип чудесно воспроизвелся в неаполитанском короле. Но есть и другой — это тип военачальников, в которых вымерло все гражданское, все человеческое, и осталась одна страсть — повелевать; ум узок, сердца совсем нет — это монахи властолюбия, в их чертах видна сила и суровая воля. Таковы гвардейские и армейские императоры, которых крамольные легионеры ставили на часы к империи. В их-то числе я нашел много голов, напоминающих Николая, когда он был без усов. Я понимаю необходимость этих угрюмых и непреклонных стражей возле умирающего в бешенстве, но зачем они возникающему, юному?»

Портрет Николая I в молодости. Ну не изверг ли? 

А это изверг в детстве. Чувствуете бездуховность? 

После уродов Романовых Россией правила целая плеяда Совершенных Людей. А главное просто красавцев.
Методика-то понятная. Если молодой человек, то сопляк. Пожилой – маразматик. Худой – доходяга. Полный – эндокринологический жирдяй. Красивый – пидарас. Умный – урод. Мужественный – урка. Красивая женщина – проститутка. Некрасивая – уродина и старая карга.

Вот вам и «вырождение Древнего Рима». А всё почему? Не знали лучезарного учения замолксизма.

Пий VII, он же граф Кьярамонти. У Кьярамонти возникли большие разногласия с Буонапарте. Вначале Буонапарте взял верх над Кьярамонти и довольно сильно поглумился. Отнял владения и даже некоторое время держал под домашним арестом. Но Буонапарте был скороспелкой, хотя и гениальной. А Кьярамонти принадлежал к старым деньгам. В конце концов, Наполеон приполз к Пию на коленях и вернул всё. На что Пий сказал: «А я что, я зла не держу», и после окончательного разгрома предложил Наполеону убежище в Риме. Мол, живи мил человек. ПОД ДОМАШНИМ АРЕСТОМ.
При этом у Герцена, человека неглупого и пожившего, тут не просто примитивная политическая пропаганда. Это он, в свою очередь, стал жертвой пропаганды другого порядка. Когда его кто-то ВЗРОСЛЫЙ воспитал на античной культуре (вплоть до изучения древних языков), а потом этот же КТО-ТО подобрал и показал подростку галерею социальных уродов, будто бы управлявших величайшей цивилизацией планеты. 

Семья вырожденца и дегенерата Герца. Проконсул Герц был сыном 50-летнего патриция и 16-летней наложницы. Попав в опалу, бежал из Третьего Рима в Лондиниум, где получил щедрое покровительство. Герц был женат на своей двоюродной сестре. Два его сына-близнеца умерли в трехлетнем возрасте. 17-летняя дочь Герца покончила самоубийством, домогаясь любви пожилого галла. Ещё один сын, глухой от рождения, утонул в море вместе с с его матерью. После этого Герц бросил жену и вступил в противоестественную связь со своим другом и его супругой. Герц смертельно ненавидел Незабвенного августа Николая, завидуя его блеску и славе. В безумии чёрной зависти, он утверждал, что император виноват в смерти одного из многочисленных детей-дегенератов, потому что тот умер в младенчестве, испугавшись звона меча телохранителя Незабвенного. Единственный взрослый сын опального проконсула взял в жены молодую гетеру из дешевого италийского лупанария. Умер Герц проклинаемый соотечественниками, ибо поддержал кровавый бунт в западной провинции, организованный врагами императора и народа третьего Рима. 

А это вот отвратительный Гальба, так не понравившийся Герцену. 

И Пий античный, с которым поверх сосунков и сражался Пий христианский, подбирая галерею античных дегенератов и располагая её в надлежащем свете. Люди давно умерли, но кто и как умер Пий VII знал. Потому что сам был из старых, которые, чтобы выжить, перешли на сторону новых.
Я длительное время считал, что западноевропейские монархи придумали себе цифровые обозначения для успешного легендирования якобы древних владетельных родов. Реально мелкий окружной начальник, счетовод, а то и мясник в условиях кастового цехового общества добивался закрепления должности за своим потомством, затем слово «окружной» превращалось в «графа» — уже не должность, а титул, а затем новоявленная аристократия начинала себя на пустом месте именовать порядковыми номерами, и обычно с места в карьер. Секретарь смоленского обкома партии Иван Петрович Мармышкин превращался в верховного эрцсекретаря, но не Ивана I, а как минимум III, а то и V.

Но смущало, что особо прыткие начинали с IX, а то и XII. Это выглядело явным перебором. 

Свет истины озарил верхушки деревьев, когда я натолкнулся на замечательного нидерландского зверушкина Вилена XIIII (именно так, с четырьмя палочками). Это не имя, а фамилия такая. Прослеживается где-то с 1650 года. Конкретного человека могли звать например «Шарль Вилен Четырнадцатый». Или «Шарль Вилен Четырнадцать». Или просто показывать карточку, потому что он же не XIV, а XIIII (более старое написание) – а как это произнести? КАРГО.

Всё стало на свои места, когда я узнал, как титуловали римских императоров. Это писалось так:

«Imperator Caesar Divi filius Augustus, Pontifex Maximus, Consul XIII, Imperator XXI, Tribuniciae potestatis XXXVII, Pater Patriae»

Так именовали Августа и буквально по-русски это значило:

«Император, сын Божественного Цезаря, Август, Великий Понтифик, Консул 13 раз, Император 21 раз, наделён властью народного трибуна 37 раз, Отец Отечества».

Но люди, которые стали подражать властителям Рима, не понимали латыни. Они были малограмотные и приняли Consul XIII как титулование по имени, а не по должности. Не секретарь обкома 13 раз, а Иван 13 раз. «Да здравствует наш Слава Кпсс!»

Вот такой замолксизм-виленизм.

ПОСТНУКЛЕАР.

 

РЕВИЗИЯ — 1


Слово ревизия буквально означает «пересмотр» и используется для названия финансовой проверки. Процедура это нехорошая, болезненная, её очень не любят. Не случайно слово «ревизионист» даже в современной Европе является ругательством и почти уголовным преступлением. Собственно и в «Ревизоре» Гоголя главный отрицательный персонаж сам ревизор. Удивительно, что современники это как-то недопоняли и Николай I брякнул: «Всем здесь досталось и прежде всего мне». При зрелом размышлении он бы сообразил, что его фраза очень двусмысленна.

Но вообще ревизия это просто осмотр, инвентаризация того что есть. Ревизиями назывались переписи населения в России.

Цель данного поста самая невинная – это описание корпуса сведений о римской истории. Как всё происходило с официальной точки зрения.

В нескольких стыках плавность официального описания античной истории нарушается, проговаривается скороговоркой, а в иных местах седовласые историографы и просто передёргивают. Через это передёргивание прошли все поколения школьников. Вспомните, как вы изучали историю Рима. В конце учебного года вам объявляли, что Римская империя погибла, потом наступало лето, футбол, плавание, пионерский костёр, рыбалка, а потом в сентябре загоревшим и окрепшим мальчикам-девочкам сообщали, что Рим благополучно пережил напасти и даже раздвоился. При этом о старом Риме они уже помнили лишь в общих чертах. В университетах существует аналогичная операция, хотя лето, конечно, это для студента не эпоха. Что-то он помнит. Но даже параллельное изучение античности и средневековья в случае исторических факультетов не есть изучение последовательное.

Итак, что нам сообщается о Римской империи.

Процесс превращения римской республики в империю показан хорошо, с деталями, сам процесс достаточно типичен. Нетипична как раз история европейских королевств. Поэтому история древней Франции или Германии читается как сказка (довольно тупая), а история Древнего Рима это клад для реального политика и прекрасный материал для реалистических произведений.

Возникшая империя динамично развивалась с -27 по 235 год. По мере присоединения новых территорий и их цивилизации среди римских императоров стали появляться выходцы из провинции, но все они были связаны с Римом кровными узами и принадлежали к знати. До событий 193 года, когда в результате трёх переворотов императором стал Септимий Север. Он приехал из Ливии и латинский язык не был для него родным. Его сестра вообще не знала языка, и он её выслал из Рима, чтобы не позорилась. Южанин Север (буквально – «Суровый») стал насаждать культ Карфагена. Он построил Ганнибалу мавзолей. Его преемник Каракалла превратил Ганнибала в элемент государственной пропаганды, его памятники устанавливались повсеместно.


Поэтому Ганнибал воспринимается нами в контексте римской культуры и его имя для европейцев звучит почётно. Никому в голову не придёт назвать выдающегося полководца Киром или Чингисханом. А Ганнибалом – запросто.

Ганнибал, попирающий римского орла
– скульптура 1704 года.

Можно сказать, что это свидетельство общей толерантности Рима и интеграционных процессов, протекающих в империи. Но вообще это был Главный Враг. Карфаген вроде разрушили, а территорию заселили римскими колонистами. Ганнибал для той культуры это что-то вроде Гитлера. Причём для евреев. Понятно, что Гитлера через 50 лет объявят выдающейся личностью и включат в европейский пантеон, но крайне сомнительно, чтобы эта точка зрения победила среди евреев.

Последовавший за Каракаллой Гелиогабал был «нерусским» даже по имени, к тому же прямым потомком восточных жрецов. Он вообще трансформировал традиционную религию Рима и поставил во главе культ карфагенского солнечного божества (между прочим, с человеческими жертвоприношениями). Интересно, что визуально божество персонифицировалось в специальном чёрном камне, привезённым в Рим из Сирии.

Пример карго-культа. Эта колонна, находящаяся в Александрии, долгое время считалась триумфальной колонной Помпея, затем Диоклетиана или даже христианина Феодосия. Сейчас склоняются к мнению, что это просто одна из колонн античного храма Серапеума. Высота колонны без постамента 25 метров. (Для сравнения – колонны Исаакиевского собора высотой в 17 метров). Раньше пигмеи залезали туда по веревочной лестнице и гордо озирали окрестности. Сфинксов поставили недавно.
Всё это очень странно, причём вдвойне. Во-первых, странно, как римляне с их культом порядка и расовой селекции дозволили собой управлять незнамо кому, а во-вторых, непонятно почему историки в упор не видят самоочевидной причины последующего хаоса.

Хаос наступил в 235 году со смертью последнего Севера – Александра, тоже жреца Солнца (правда, вынужденного отменить этот культ в Риме).

Вся эпоха с -27 по 235 год носит название «принципата». Далее наступил т.н. «кризис 3 века» продолжавшийся около пятидесяти лет.

Высота колонн в 25 м. кажется невероятной, но вот хорошо сохранившийся комплекс Гелиополиса в Ливане. Большие колонны храма Юпитера имеют высоту 20 м. Их было не 6, а более 50.

Рядом полностью сохранившийся храм Диониса (или Меркурия).

Высота колонн этого храма поменьше – как в Исаакии. Напомню, что Исаакиевский собор мировой субгегемон строил под личным контролем императора 40 лет. В первой половине 19 века.

В основаниях храмов Гелиополиса есть монолиты весом в 800 тонн, это больше самых крупных деталей пирамиды Хеопса в 10-12 раз.
Обычно считается, что ещё при Адриане (117-138) Империя перешла к стратегической обороне, мне это представляется неверным.

Следует понимать, что такие операции как захват Галлии Цезарем носили в значительной степени декоративный характер. Принято надсмехаться над Каракаллой, который повторил поход Александра Македонского, заново «завоевав» и так принадлежащие Риму внутренние территории. Но, в общем, это было утрирование обычной практики. Огромные пространства в Галлии, Германии, и Иллирии были слабо заселены, там не было городов, не было дорог. Сначала с этими районами устанавливалась меновая торговля, римские разведчики делали чертежи местности, потом местные вожди подкупались, и туда с большой помпой перемещалось 1-2-3 легиона.

Мы неправильно отождествляем легион с современной воинской единицей, вроде полка или дивизии. Легион с точки зрения техники и коммуникаций того времени это ДВИЖУЩИЙСЯ ГОРОД.

После каждого дневного перехода легион монтировал вот такой лагерь:


Утром лагерь разбирался на части и его легионеры несли на себе, иногда без обоза. Вечером – снова лагерь. Не было случая, чтобы легион остановился на ночёвку, не разбив лагеря. Зимой и летом, в дождь и снег. Лагерь — это ЗАКОН. Римлян не могли застать врасплох, также они не могли замешкаться в том или ином пункте больше отведённого времени. Уже это обеспечивало ОГРОМНОЕ превосходство над противником. Во время боя в поле лагерь был тыловой базой и местом для отхода.

Но это лагерь ежедневный. Если легион оставался в одном месте достаточно долго (например, на зиму или при осаде крепости), римляне начинали строить лагерь стационарный. Вокруг палаток прорывался двойной ров, насыпался вал, строились сторожевые башни, потом стены. Внутри – казармы. Сначала из дерева, потом из камня. Работа в легионе не прекращалась ни на день. Римляне трудоголики а ля китайцы + по уставу в легионе были положены постоянные трудовые наряды. Легион был фабрикой, он постоянно работал. Кроме всего прочего это позволяло поддерживать солдат в отличной физической форме.

Стационарный лагерь легиона.
Легионер это в значительной степени не солдат, а строительный рабочий (и… чиновник — потому что служба в легионе открывала путь к занятию вожделенных административных должностей). Большинство легионов существовало длительное время, они имели свою историю. Из-за полуосёдлой структуры легион функционировал постоянно, а не собирался время от времени. Эти сухопутные броненосцы были ноу-хау Рима, и защиты от легионов не было. Они ломали всё. Единственная проблема, которая могла остановить эти движущиеся города-корпорации – убыль от инфекционных болезней. Именно это обстоятельство не позволяло проникать глубоко в Азию. Рано или поздно в условиях восточной антисанитарии скученность военного лагеря приводила к эпидемии. Хотя конечно всё что можно римляне делали. Например именно легионы стали впервые использовать массовую дезинфекцию.

Захват новой территории для Рима был скорее инженерной операцией. Легионы строили дороги и мосты, затем систему небольших крепостей и основной «зимний» лагерь, который быстро превращался в римскую колонию. Затем создавались имперские лимесы – огромные заградительные полосы с КПП, сплошными заборами и даже стенами. Кроме фантастических лимесов в Англии, есть совершенно реальный лимес в Германии, т.н. «чёртова стена».

Реконструированный фрагмент 550-километрового верхнегерманско-ретийского лимеса, перекрывавшего проход между Рейном и Дунаем.
Имперский лимес сооружение гораздо более серьёзное, чем китайская стена. Это глубокоэшелонированный укрепрайон с продуманной системой подъездных путей, складов, форпостов, засек, рвов, сигнальных и сторожевых вышек. Полностью эта система не изучена до сих пор.

Оборонительный механизм вокруг Могонтиациума (современного Майнца). Это только фрагмент общей Системы.
По уровню организации легионы во многом так и не были воспроизведены европейскими армиями. Европейцы начали с отрядов кондотьеров, потом перешли к системе крепостей с гарнизонами. Затем — к массовым армиям, оперирующим на благоустроенном театре военных действий (Фридрих Великий). Но европейская армия даже в эпоху наполеоновских войн была армией-паразитом, быстро погибающим вне инфраструктуры дорог и ограбляемых городов. Что-то компенсировала бОльшая специализация, т.е. наличие особых сапёрных и фуражных частей, но, в общем, видно, что по сравнению с Римом и здесь произошло ПАДЕНИЕ. Достаточно наглядно представить себе таборы 17 века, которые считались армиями.

ВНЕШНЕ границы империи действительно в определённый момент остановились, но это римляне только вбили колышки. Дальше пошло освоение застолблённой территории, здесь население поднялось за 100-200 лет раз в 20, возникли большие города, система дорог и акведуков. Всё это время империя расширялась вглубь. Как США. Нельзя же сказать, что экспансия США остановилась с присоединением Аляски. В 1860 там жило 30 млн., в 1900 – 75, а в 2000 – 275. Прошло десятилетие – и в Америке 312 млн. Границы США не изменились, но какой же это «застой и оборона».

А вот 50-летний хаос «третьего века» это действительно потерянное время, а последующие сто-двести лет действительно стратегическая оборона и латание дыр.

В течение пятидесятилетнего кризиса (235-284 гг.) сменилось 42 императора, плюс 11 императоров существовало параллельно. Практически все они умерли насильственной смертью.

Честно говоря, верится в это с трудом. Такой хаос возможен, но обычно в результате железного отбора к власти с третьего-пятого раза приходит серьёзная зверушка, которая нагибает всех.

Каких-либо заслуживающих доверия источников, подробно описывающих этот период, нет. Одним из основных источников является странный сборник с условным названием «История августов», якобы написанный шестью авторами, но почему-то совершенно одним стилем, с явно вымышленными деталями, анахронизмами, придуманными оппонентами (!) и, наконец, прямым признанием в дезинформации. Даже в этом сборнике существует огромная лакуна с 238 по 253 год.

Развалины Тамугаса – римского города на территории Алжира. Его спланировали на 15 тысяч воинов-ветеранов и построили под ключ со всей инфраструктурой. В дальнейшем город разросся. Таких городов в римской империи было несколько сотен. В какой-то период большинство из них оказалось разрушено и брошено. Ещё в начале 19 века по этим развалинам ползали на четвереньках редкие полулюди. Цивилизация в этих краях возобновилась в 40-х годах 19 века, когда французы построили небольшой форпост (человек на 50). Только к середине 20 века он разросся в город сопоставимых размеров.
После кризиса наступает период стабилизации, так называемый «доминат», но его зачинатель Диоклетиан на роль нагибатора явно не подходит. Это типичный деятель принципата с его популизмом и широкими жестами. Именно ему приписывают знаменитую фразу о капусте (старый Диоклетиан в ответ на предложение снова занять трон, в свою очередь предложил посмотреть выращенную им капусту и перестать делать идиотские предложения). Какая капуста может быть при ДОМИНАТЕ? Людей в капусту рубить, шинковать падл и в бочках солить.

При доминате происходит страннейшая вещь. Римская империя РАСЧЕТВЕРЯЕТСЯ, причём Рим ни разу не является столицей. Рим («вечный город») цветёт и пахнет, украшается прекрасными памятниками, является бюрократическим, экономическим и культурным центром огромной империи… КАК ВДРУГ.

Вдруг берут и переносят столицу из Рима в четыре места, затем начинают их тасовать «шарик есть шарика нет», а Рим в этом мелькании напёрстков наконец теряется без остатка. Был да сплыл. За что же такие наказания?


Четырьмя центрами стали Никомедия (главная столица), Сирмий, Медиолан и Августа Треверорум. Современности эти города известны: Никомедия это турецкий Измит, Медиолан – Милан, Августа Треверорум – Трир. Там действительно сохранилась масса античных памятников.

«Порта Нигра» (Чёрные Ворота) в Трире. Отличный пример карго-культа. Это сооружение тридцатиметровой высоты было городскими воротами античного Трира. Сделаны ворота по сложной технике, с использованием железных скоб, приваренных расплавленным оловом. В дальнейшем дикари, будучи не в состоянии разбить стены, сверлили дыры и добывали оттуда железо. Но даже без скоб здание стояло прочно. Наконец ворота преобразовали в «величественный христианский собор», закрытый революционными французами в конце 18 века (тоже из вполне варварских соображений). В начале 19 века Наполеон распорядился сколоть со стен уродливые карго-наросты. Слева карго-пристройку оставили.
Вопросы вызывает Сирмий. Это городишко видимо действительно был столицей, которая в свою очередь дала целых 10 императоров, но странно, что о нём так мало сведений и он так сильно усох. Современный Сирмий называется Сремской Митровицей. Это очень-очень плохое название. От таких названий современные религиозные чиновники Европы, научившиеся более-менее правдоподобно притворяться историками, впадают в меланхолию.

Все знают, что современная цивилизация произошла от античного малыша. Но мало кто себе отдаёт отчёт каких размеров был этот малыш.

Коммент

Сегодня мы живем в эпоху рационализма, которая началась в XVIII веке, в XX веке быстро подходит к своему завершению. Все мы являемся ее созданиями независимо от того, знаем и хотим ли этого или нет. Это выражение знакомо всем, но кто знает, что с ним связано? Это надменность городского, лишенного корней, более не движимого сильными инстинктами духа, который свысока смотрит на полнокровное мышление прошлого и на мудрость древних крестьянских родов. Это время, когда всякий может читать и писать, и потому хочет сказать свое слово, считая, что он все понимает лучше других. Этот дух одержим понятиями, этими новыми богами своего времени, и пытается критиковать мир: тот никуда не годится, мы можем сделать его лучше, так давайте сочиним программу лучшего мира! Нет ничего проще, когда у человека есть разум. Тогда она осуществится сама собой. Между тем, мы называем это «прогрессом человечества». Если что-то имеет название, значит, оно имеет место. Кто в этом сомневается, тот является ограниченным, реакционером и еретиком, по крайней мере, человеком без демократических добродетелей: убрать его с дороги! Так страх перед действительностью преодолевается духовным высокомерием, чванством — из-за сомнений во всех жизненных делах, духовной нищеты и недостатка почтения; наконец, из-за оторванной от жизни глупости, ибо нет ничего глупее лишенного корней городского рассудка. В английских конторах и клубах она называется common sense (здравый смысл), во французских салонах — esprit (дух, ум), в каморках немецких ученых — чистый разум. Плоский оптимизм филистеров от образования начинает уже не столько бояться элементарных фактов истории, а презирать их. Каждый всезнайка хочет встроить их и в свою чуждую опыту систему, сделать их понятийно более совершенными, чем они есть на самом деле, сделать их подвластными своему разуму, потому что он больше не пережинает их, а лишь познает.
Эта доктринерская склонность к теориям из-за недостатка опыта, лучше сказать, из-за недостаточного дарования набираться опыта, литературно выражается в бесконечных набросках политических, социальных и экономических систем и утопий, практически — в страсти организовывать что-либо. Последняя становится абстрактной самоцелью и приводит к бюрократии, которая, работая вхолостую, разлагается сама или уничтожает весь жизненный порядок. В сущности, рационализм есть не что иное, как критика, а критик есть противоположность творцу, он разлагает и составляет: ему чуждо зачатие и рождение. Оттого-то его продукт оказывается искусственным, безжизненным и мертвящим при столкновении с реальной жизнью. Все эти методичные и абсурдные системы и организации возникли на бумаге и существуют лишь на бумаге. Это началось во времена Руссо и Канта с философских, теряющихся во всеобщности, идеологий; затем, в XIX веке, приводит к научному конструированию с помощью естественнонаучных, физических, дарвинистских методов — к социологии, политэкономии и материалистической историографии, — а в XX веке вырождается в сочинительство тенденциозных романов и партийных программ.

 РЕВИЗИЯ — 2


Существует богатая, даже БОГАТЕЙШАЯ литература, живописующая доминат как античную дегенерацию. При этом демократические остолопы в упор не видят, что вся история новой Европы вопиет об обратном. Именно переход от неустойчивой и демагогической полумонархии, ограниченной городским самоуправлением и аристократическими парламентами к абсолютизму это общий закон и прогресс. Так было во Франции с Людовиком XIV, в Германии – с властью Габсбургов, в Италии, Испании, Швеции, Дании и т.д. Это глубоко естественный процесс консолидации власти, наблюдаемый в период перехода от системы автономных полисов к единым централизованным государствам. 

При сравнении дегенеративного домината с классическим принципатом вам всегда укажут, что Диоклетиан заменил демократический римский салют преклонением колен, стал вместо тоги носить ризы, а вместо лаврового венка — золотую диадему, и, наконец, ввёл именование императора господином. (В Риме слово господин было презрительным, так именовали рабов. Похоже на современное русское «почтеннейший»).

А извините, как развивался диалог трудящихся например с главой Флоренции? Сначала была Флорентийская республика с демократическими выборами, где добрый доктор Рошаль Пилюлькин Медичи ползал на четвереньках перед популо минуто и раздавал деньги. Потом демократически выбранный Медичи стал узурпатором, потом ему отвесили увесистого пинка и он убежал на четвереньках, затем Флорентийская республика трансформировалось в Флорентийское герцогство, где Медичи правили уже на «законных» основаниях. А затем ранг был повышен и Тосканское великое герцогство стало элементом общеевропейской системы монархий. При желании можно считать это дегенерацией и азиатизацией, но ведь это демагогия. Это объективный процесс и процесс глубоко прогрессивный. Потому что концентрация власти сопровождается увеличением масштаба управляемой территории и переходом от обычного права к унифицированной системе юриспруденции.

По сути здесь увеличивается градус ЕВРОПЕИЗАЦИИ. Потому что далее абсолютистская монархия превращала кодифицированный свод законов в абсолютную силу, не нуждающуюся в личности монарха – так происходил переход к декоративному конституционному монархизму и к республикам новейшего времени.

Фазы кодификации в Риме достигли при Юстиниане, дальше должна была начаться революционная борьба «правозащитников», которой до боли не было. Что превращает последующую историю Византии в нечто нелогичное.

Североафриканские мозаики. Интересны нимбы вокруг голов богов. В античности нимбы использовали по мере надобности, для смыслового выделения и большей контрастности изображения. В христианском карго-культе это стало уродливым каноном, применяющимся ни к селу, ни к городу. Скорее всего, христиане стали рисовать вокруг божественных персон круги, не поняв функционального предназначения менисков. Мениск это металлический круг, которым покрывали головы статуй на открытом воздухе, чтобы их не обгаживали птицы. Интересно, что в эпоху возрождения такое восприятие нимба сохранилось и в трёхмерых изображениях нимбы рисовали как металлические плоские шляпы:

Считается что нарисовано Беллини в 1460 году, хотя на картине есть подпись Дюрера и указан 1499 год. Кто нарисовал и когда — известно Господу Нашему, Иисусу Христу (это я без иронии).
История консолидации власти в новых государствах видна невооружённым глазом. При сравнении с ней бросается в глаза замедленный характер античности. КРАЙНЕ маловероятно, что переход от представительской и договорной монархии к монархии абсолютистской занял целую эпоху и так и не был доведён до конца (конец — это наследование первенца по мужской линии). И это при том, что самому римскому обществу был присущ наглый пружинистый тон. Собственно оттуда и берёт начало сам термин прогресс как «progredi» — «идти вперёд». Римлянин это наглый экспансионист, абсолютный аналог европейцев-колонизаторов нового времени. У таких людей, если уж «процесс начат», всё идёт до упора. «Non progredi est regredi» («Не идти вперёд, значит идти назад»). Лавирующая и лицемерная полумонархия полусоблюдающая демократические процедуры это политическое устройство на одно-два-три поколения. Потом всё сменяется наследственной монархией. В римской истории этот процесс так до конца и не завершился, даже в Византии.

С другой стороны, история это не математика, а биология. Если зверь не функционален, это не значит, что он не существует. Любой биолог скажет, что процентов 5 зверушек живут, несмотря на то, что они жить не должны. Живой организм как-то изловчается и растопыривается в аэродинамической трубе селекционной смерти. БИОЛОГИЯ.

Например, Венеция как архаичная республика просуществовала века. Это факт. Правда обычно не понимают что это факт невероятный, абсолютно перпендикулярный истории, и что он был достигнут методами НАСТОЛЬКО фантасмагорическими, что в это трудно поверить.

Например, выборы в Венеции проходили так. Следите за руками:

1. Из Большого Совета, насчитывающего несколько тысяч членов и формирующегося по запутанным законам, назначалась особая комиссия из 30 человек.
2. Эти 30 человек выбирали 9 кандидатов.
3. 9 кандидатов выбирали 40 человек.
4. Из 40 человек выбирали 12 человек.
5. 12 человек выбирали 25 человек.
6. Из 25 человек отсеивалось 16.
7. Оставшиеся 9 выбирали 45.
8. Из 45 отсеивалось 34.
9. Оставшиеся 11 выбирали 41 избирателя.
10. 41 избиратель выбирали дожа.

Нетрудно понять, что о внутренней политической жизни «демократической» Венеции даже 17-18 века мы знаем намного меньше, чем о самых суровых монархиях того времени. «Тайны мадридского двора» это пустяки по сравнению с Венецией.

Выбранного таким образом дожа держали на цепях, ему категорически запрещалось покидать территорию маленькой Венеции. Чтобы не сделал ноги и не кинул ребят. Дож не мог в одиночку встречаться с иностранными послами, не мог один вскрывать официальную корреспонденцию. Ему также запрещалось появляться в одиночку перед простым народом.

Такое впечатление, что глава Венеции был ядовитым шипокрылом из гаррисоновской «Неукротимой планеты». Чуть зазеваешься и траванёт чела ядом, второго удавит шнурком от ботинка, а третьему в прыжке ещё успеет воткнуть вилку в глаз.

Не случайно по всей Италии венецианцы прославились отнюдь не как демократы, а как «канальи» — хитрые обманщики и убийцы.

В мозаике, помещённой выше, интересен также объёмный орнамент наверху. Вот более впечатляющий образец такого орнамента. Между прочим, это наглядная иллюстрация того, что в чертежах римляне использовали аксонометрическую проекцию.
Только благодаря созданию лабиринта мышеловок Венеции и удалось заморозить общество на демократической фазе. Демократические выборы сами по себе — это абсурд. Для НАСТОЯЩЕЙ демократии необходима система тайных обществ, обеспечивающих гомеостаз, а также (для государств новейшего времени) система кодифицированных законов с наработанной юридической инерцией.

Демократия 1991 года в России была шуткой взрослых дядь и неумной выходкой политических младенцев. То что из этого получился всего навсего Путин энд Медведев, которые на роль гаррисоновских шипокрылов явно не тянут, это русским страшно повезло, плюс о них позаботился заморский добрый дядюшка. Точнее, тётушка.

Однако вернёмся к невинному изложению римской истории.

О венецианских механизмах «сдержек и противовесов» в Риме неизвестно, а раз неизвестно, то и нечего их и предполагать. Хотя это гипотетически может ответить на вопрос о стагнации и, в конце концов, считается, что выборы в Венеции утверждались византийскими императорами. Это был 11 этап 🙂

Считается, что диоклетиановская тетрархия закончилась хаосом и новой консолидацией власти в лице Константина I, но если разобраться, там почти постоянно существовало несколько императоров, и единое верховное управление так и не было восстановлено.

Таким образом, доминат это скорее доминирование провинций над Римом, низведённым до особого полиса с небольшим контадо и демократическим самоуправлением в лице старого Сената.

Античных мозаик сохранилось огромное количество, даже в жилищах скромного достатка стремились выложить орнамент, а то и картинку. Разумеется, уровень исполнения сильно разнится. Одно дело ширпотреб, а другое – штучная работа. Вот мозаика экстра-класса. Не думаю, что сейчас сделают что-то лучше. Ведь это, на минуточку, выкладывается одноцветными камушками-пикселами.
Константин I пришёл к власти в 312 году в результате военного переворота и гражданской войны. Всё это очень сомнительно уже по месту начала действий – в Британии. Дело в том, что у англичан нового времени был огромный комплекс неполноценности связанный с отсутствием памятников римской культуры. Очевидно, Британия не входила в состав римской империи, хотя там вероятно были отдельные римские фактории, ведущие меновую торговлю с аборигенами. Может быть на южном берегу Англии было 1-2 порта для контроля над пиратами (пролив между Британией и Галлией – рай для пиратов). Будучи ультрашовинистами, а также людьми стиля «если нельзя, но очень хочется, то можно» англичане нагородили массу околесицы про римскую Британию, — отчасти пользуясь сходством с галльской Бретанью, а частью просто по наглости. Сейчас получается, что римские императоры буквально дневали и ночевали в Йорке, и больше им нечего было делать, как умирать и провозглашаться императорами в этой дыре.

Очередной английский «300-летний газон». Памятник императору Константину у кафедрального собора в Йорке. Всё как полагается, на памятнике трехсотлетняя патина. Только поставлен он в 1998 году. Был бы поставлен в 1698, звонили бы, что «всегда стоял».
Считается, что Константин совершил нравственный переворот и сделал христианство государственной религией Рима, хотя сам был скорее «сочувствующим». При этом рассказывается душещипательная история о замене на штандарте императоров аббревиатуры SPQR монограммой Христа («хризмой»), в результате чего появился лабарум. Если дешифровка SPQRа вызывает некоторые сомнения, то дешифровка знака лабарума как монограммы Христа настолько фантастична, что её не признают даже протестанты.

Хризма. С двух сторон еще добавляют «альфу» и «омегу».
Кроме того Константин на месте небольшого полиса Византия построил «Новый Рим», позднее прозванный «Константинополем». Зачем он это сделал непонятно, ведь рядом была большая Никомедия (столица до 330 г.), а рядом с Никомедией другой большой полис – Никея. При этом в замшелом Византии, выбранным Константином для новой столицы, находился большой ипподром. (Считается, что город за что-то наказал и изничтожил Септимий Север, а ипподром остался.)

Никакой консолидации при Константине не произошло, после его смерти в 337 году три части империи стали управляться тремя наследниками и т.д. и т.п.

При изучении этого периода римской мифологии истории бросается в глаза отсутствие реальных фактов подтверждающих существование т.н. западной и восточной римских империй. Империя действительно состоит из разных частей и управляется разными людьми из разных центров, но этих частей вовсе не две, а три-пять, а то и больше. При этом старый Рим находится на обочине, не имея статуса даже региональной столицы, а Константинополь быстро увеличивается в размерах, отстраивается и постоянно присутствует в центре событий. «Все пути» начинают вести в Новый Рим (как нарочно, расположенный на 7 холмах и с учрежденным Константином сенатом №2, с такими же правами как староримский сенат №1).

Я это всё говорю к тому, что официальным концом Римской империи (и школьного года) является 475 год, когда Рим якобы пал под полчищами германского варвара Одоакра (Оттокара).

Но если протереть глаза, то оказывается:

1. Рим не был ни столицей единой римской империи, ни даже её западной части. В это время столица запада находилась в Равенне. Так что непонятно что там делал будто бы последний римский император «Ромул Августул», почему-то 15-летний подросток.

2. Никаких особых грабежей Рима в 475 году не было, но даже если бы они произошли, это бы не произвело на современников большого впечатления. Потому что Рим первый раз разграбил в 410 году Аларих, а в 455 вандалы. Ни та ни другая дата не считается концом римской истории. В следующий раз Рим был взят варварами только в 536 году.

Английский мальчик в роли Августула – фильм «Последний император» (2007). Не знаю как в фильме, но в исторических источниках сообщается, что «Августёныша» варвар Оттокар культурно переместил в провинцию и выплачивал пенсию.
3. «Ромул Августул» собственно был узурпатором и не признавался Константинополем. В отличие от Оттокара, который после взятия Рима послал верноподданейшее письмо и был официально произведён в патриции и римские наместники. В его германском происхождении не было ничего экстраординарного, германцем был фактический правитель западных районов империи Рацимер (456-472 гг.)

4. Оттокар соблюдал римские законы и сотрудничал с Сенатом, хотя и везде создавал протекцию германским племенам. В этом смысле его правление было антилатинским. Но в 493 году по наущению Константинополя его убил Теодорих, восстановивший римские порядки. Теодорих интегрировал германцев в римскую правовую систему, организовывал пышные представления в римском колизее и т.д. При этом столицей региона считалась Равенна.

В конце концов Италия, Иллирия, а заодно и Африка с Южной Испанией попали под непосредственное управление Константинополя. Юстиниан (правил с 527 по 556 гг.) контролировал две трети от максимальной территории Римской империи. На его годы также приходится создание кодекса Юстиниана (кстати, по некоторым данным славянина по имени «У(тиная)правда»)– апогея римской юридической мысли. Таким образом, окончательный расцвет знаменитой римской юриспруденции произошёл через столетие после успешной «гибели» римской империи и самого Рима.

Считается, что непосредственно Аппенинским полуостровом византийцы владели совместно с какими-то «бородатыми женщинами» — немцами-лангобардами (ломбардцами). С середины 6 по конец 8 века.

Это очень нехорошая карта, призванная иллюстрировать одновременное присутствие в исторической эпохе двух сущностей – Римской империи и Лангобардского королевства.
Затем лангобарды, а также Рим и Равенна завоёвываются Карлом Великим, но и это вовсе не означает конца хотя бы западного сектора Империи. Согласно официальному сказанию в 800 году римский папа внезапно короновал Карла Великого императорской короной. Тихо прокрался, держа корону за спиной, Карл не успел увернуться и получил корону на голову. Ну а тут уже было неудобно отказываться. Как полагается, вскоре после смерти Карла Западная Римская империя №2 распалась на три части, которые тут же стали воевать друг с другом и в таком состоянии просуществовали до 924 года. При этом звание римского императора и августа было переходящим призом перманентной склоки.

Зона государства Карла Великого включала в себя все западные Римские территории, кроме Южной Италии, Африки и Южной и Центральной Испании. К этому «кроме» можно добавить Венецию, и можно было бы добавить Британию, если бы она была римской колонией. В европейской историографии этот конгломерат часто называют «Государством (королевством) франков», но признают что название условное.

Южная Италия и Венеция принадлежали Византии, то есть тоже были частями Римской империи, а Африка и большая часть Испании попали под власть мавров. Таким образов и в этот период в Европе не было других государств, кроме Римской империи.

О взаимоотношениях между Римом и Константинополем этого периода говорится не ясно, но для сказителей легенды вопрос легитимности крайне важен. Вроде получается, что Карл Великий стеснялся перед Византией быть императором, а Византия полупризнала его легитимность, но не ясно в каком статусе. (Вообще, как я уже говорил, вся легенда о «двух императорах двух Римов» мало подтверждена).

Этот период закончился смутой и периодом западного «безимперья» 925-962 гг., но если разобраться, то и до этого, и после этого император, как правило, имел соправителей, а ключевым действием, позволявшим одному из правителей варварских царств стать римским императором, являлось посещение Рима и последующая коронация. Корона Рима благополучно существовала и в период имперского пересменка. Её носили 5 человек, причём последние – «Беренгар II Иврейский» и его соправитель, получили оную в 950 году из рук будущего императора Оттона I.

Оттон (то есть Отто, а может быть и Оттокар, и где-то даже Одоакр) стал императором Римской империи в 962 году и считается что эта Римская империя (с 1254 Священная Римская Империя, с 1512 года – Священная Римская империя Германской нации, а со второй половины 18 века просто Германская империя) просуществовала до 1806 года. Император автоматически считался также королём Италии до 1648 года. Правопреемником «СРИГН» стала Австрийская империя Габсбургов, а с 1871 года также «Второй Рейх», созданный пруссаками.

Легитимность Оттона со стороны Константинополя якобы подтвердилась браком его сына и наследника с дочкой византийского императора (впоследствии правительницей). Умозрительно можно считать, что с этого периода и произошло разделение рыхлой Римской империи на две не менее рыхлые части – СРИГН и Византию. При этом впервые населённая часть Белой Европы, а именно Франция не вошла в имперский ареал.

Других императоров в Европе не было до 18 века. Первым провозгласил себя императором Пётр I, но признание этого титула иностранными державами заняло много времени. Фактически статус империи, а не королевства был закреплён за Россией только с воцарением Екатерины Великой, в 1762 году. Термин «Третий Рим» это не какие-то претензии русских непонятно на что, а простое юридическое понятие, существующее официально. Следующая европейская империя это империя Наполеона, затем, в 1876, подтянулась Англия.

В целом история СРИГН насчитывает более 840 лет, что совершенно невероятно. Для сравнения вся история классической римской империи это 500 лет. Впрочем, Византия просуществовала вообще около 1000 лет.

Некоторые юзеры стали трепыхаться насчёт «карго-культа», забыв что режим информатирования о Риме щадящий. Чтобы прихлопнуть трепыхания, кроме менисков приведу два-три примера более взрослых. Это якобы Иоанн Креститель якобы кисти Леонардо да Винчи. Поскольку образ совершенно не согласуется с сюжетом, существует Литература насчёт того что тут наличествует особый эзотерический смысл, а то и присутствует сложная возрожденческая шутка. А ларчик открывается просто. Сейчас установлено что шкура и крест пририсованы позднее, поверх основного рисунка (что НАСТОЛЬКО очевидно, что сам факт экспертизы свидетельствует о глупости заказчика). То есть это и есть самое раннее изображение Иоанна Крестителя. Стырили картину, пририсовали крест и стали молиться. КАРГО.
Динамика событий, описываемой официальной (то есть сугубо религиозной) историографией СРИГН совпадает с общеевропейской. Это совершенно хаотичное и бессодержательное изложение многочисленных царствований, кое-где грубо подкрашенное двумя-тремя полуфактами, а затем, уже в период новейшего времени более менее размазанное до всамделишной истории. Связной история СРИГН становится только с эпохи Вестфальского мира, т.е. 1648 года. Первая половина 17 века имеет много лакун и нестыковок, история 16 века явно перековеркана, хотя сам материал фактурный. 15 век это предмет для медитации в стиле «а вдруг что-то правда». Всё что ранее – бессмыслица.

Ситуация с Византией несколько иная. Промежуток 600-1200 гг там явно бессмыслен, но затем существует инкрустация значительного материала, изобилующая религиозно-литературными подробностями.

Вот ещё пример – равеннская мозаика в т.н. «Мавзолее Галлы Плацидии». Здесь взяли и пастуха облепили под «Христа». А теперь столетиями объясняют «что бы это значило». Да то и значило. Пастух одна из основных античных аллегорий, трактуется как милосердие и благотворительность.
Считается, что в 7 веке в Византии произошла «эллинизация» государственного аппарата, армии, да и просто населения. Все перешли на греческий язык, полностью забыв латынь. На архаичной латыни продолжали говорить лишь в районе нижнего Дуная.

Первоначально Венеция была базой греческой экспансии в Европе, но постепенно она приобрела независимость и стала соперничать с Константинополем. Весьма вероятно, что эта независимость раздута и благодаря Венеции Константинополь вербовал варваров для установления господства в Малой Азии. Венеция переправляла туда западных европейцев, те вступали в вассальные отношения с Византией и отвоёвывали ей территории в Сирии и Палестине. По крайней мере, именно такая картина вырисовывается из эпохи крестовых походов, если отбросить религиозную риторику.

Эпоха крестовых походов началась в конце 11 века, но в 1182 в Константинополе произошла «резня франков» уничтожившая негрекоязычную часть населения. Уцелели только венецианцы, которых бросили в тюрьму, а потом выслали. Тогда агрессия крестоносцев обрушилась непосредственно на Константинополь, и он был в 1204 году захвачен (первый раз за всю историю). На территории Византии возникло несколько западных государств, постепенно отвоёвываемых греками. Греческая власть в Константинополе была восстановлена в 1261 году, с помощью враждовавших с Венецией генуэзцев.

И наконец последнее (честное слово, если не будете баловаться, больше не буду). Это церковь Девы Марии в Риме. Переделана… из античной бани. Основная часть — из т.н. «фригидариума», большого бассейна с холодной водой, занимавшего основную часть терм. Передняя часть – из тёплой бани («кальдария») Карго-фасад разобран в начале 20 века, чтобы лучше были видны термы (слева оставили часть). Это действительно ОЧЕНЬ древняя церковь, ей несколько сот лет. Думаю даже 16 век. И это действительно одна из первых церквей. Особые здания, строящиеся по особым канонам, христиане придумали позже. 

Эта история явно выдумана. Хотя бы потому что жизнь самой Генуи и Венеции 11-12 вв. известна гораздо хуже. Но окончательно римская империя в этом регионе пала только в 1453 году, то есть в период начала оптики. Так что последний период (а также начальный период османского «Стамбула») можно рассматривать как слабый контур реальных событий нового времени. В этом контуре явственно угадывается присутствие итальянских городов-государств.

Римская мозаика, забавляющаяся с геометрической темой крестов. Просто так. Что здесь видит современный человек? Поскольку он чокнулся на «фашизме», он видит свастики. (Отсюда Муссолини их и взял.) Что в этой же мозаике увидит человек 19 века? Поскольку он чокнулся на «христианстве», он здесь увидит кресты. Примерно таким образом в античности христианство и находят.
Приключения «римской империи» в оптическом диапазоне будут рассмотрены отдельно.

А пока зададимся простым и прямым вопросом: знают или не знают КОМУ НАДО подлинную историю Древнего Рима? Я полагаю, что знают, и по очень простой причине. К античности на Западе существует показной неинтерес.

Например, на вилле в Геркулануме ещё в середине 18 века найдена библиотека из 1800 слипшихся обугленных свитков (до сих пор единственная, т.к. свитки это, увы, не камень, и даже не дерево). На сегодняшний день из них прочитали только половину. Предполагают, что в оставшейся части могут быть недостающие текста Аристотеля, Тита Ливия, Софокла. С ума можно сойти! Современные средства делают чудеса, прочитать вроде не проблема. А не хотят. Более того, сама вилла за 250 лет раскопана только на 10-20% Почему? А ДЕНЕГ НЕТ. Это при мировом туризме. Да какая-нибудь южнокорейская фирма оплатила всё втридорога только за право рекламы. Но люди не торопятся, раскапывают в год по чайной ложке, причём в это же время богато финансируются сотни никчемушных раскопок с заведомо мизерным или даже нулевым результатом.

Вилла Гетти в Калифорнии. 1974 г.
Впрочем, причём тут Южная Корея. Это ведь для европейцев СВОЕ. Для СВОЕГО люди любых денег не пожалеют. «Узнать и умереть». Между прочим, американский миллиардер Пол Гетти за колоссальные деньги построил в Америке копию геркулановской «виллы папирусов». Её сейчас показывают как образец реконструкции античного памятника. Но построить копию за миллиард интересно. А собрать средства на доскональное исследование настоящей виллы, причём не одному меценату, а КОРПОРАЦИИ Уважаемых Людей силёнок не хватает. «НЕТ ДЕНЕГ».

Дело понятное. Ведь, знаете, как бывает – у Гетти любимого внука в Риме похитили, да ушко и прислали в конвертике. Типа посиди, подумай.

Об уровне независимости западной археологии можно судить по недавней возне с «мощами Святого Павла». Их счастливо обрели в 2006 году под полом многострадальной римской базилики. В 2009 году дозволили археологам позырить через дырочку на какую-то подставу, а потом милостиво разрешили признать подставу подлинной. И все «учёные» выстроились хомячками и «отлепертовали» о нужном результате. Вот такая СИЛА охраняет загадки античной археологии и истории.

Помолчим и мы.

Испания. Грустный символ античности. С другой стороны, «культурный слой» не такой уж и толстый 😉

РЕВИЗИЯ — 3

Образованный человек обычно плохо знает историю Византии (в общем, там и нечего знать). Но он имеет представление о крестовых походах и о взятии Константинополя турками. По его мнению, на территорию Анатолии вторглись орды кровожадных кочевников и завоевали ослабелые византийские провинции. Затем Константинополь какое-то время мужественно держался на последнем клочке и, наконец, после драматического штурма, пал. Турецкий султан устроил резню и отнял у жителей Второго Рима знаменитый православный храм Святой Софии, где приказал сделать мечеть. После этого Константинополь превратился в Стамбул, орды турок хлынули дальше на Балканы, и весь 16-18 век Европа ожесточённо сражалась против огромной Оттоманской империи.

На самом деле всё было не так, причём не так по официальной версии истории. Но перед изложением этого «не так» хотелось бы остановиться ещё на одном аспекте.

Я уже писал, что в 7 веке произошла эллинизация Византии. Вроде бы греки замкнулись на себе и «забыли» латинский сектор античной культуры. Но самая новая (и следовательно самая достоверная) часть византийской истории вопиет об обратном. Греки НИКОГДА не были предоставлены сами себе. Там всегда существовал всё тот же греко-латинский дуализм.


Вот карта на момент взятия Константинополя крестоносцами. Как видим, в регионе (довольно небольшом) присутствуют две силы: латиняне (считается, что это французы, немцы, испанцы и жители итальянских полисов – у всех официальный язык латинский) и греки Никейской и Трапезундской империй, а также Эпирского деспотата. Причём расстояние между главным городом латинян Константинополем и главным городом греков Никеей всего 100 км.

Никейская империя в 1261 году завоевала Константинополь и поглотила латинскую империю. Но «латиняне» с Балкан не ушли:

Афины принадлежали латинянам в 1204-1458
Эвбея (Негропонте) – 1204-1470 (с перерывами)
Южный Крым 1206-1484
Родос 1309-1522
Кипр 1191-1571 год.
Крит 1204-1669, а базы до 1715
Пелопоннес 1204-1460, 1684-1715
Тинос 1204-1715
Ионические острова с 1186 и до независимости Новой Греции

Это далеко не полный список.

Но главное, в самом Константинополе все время существовала большая колония латинян (это если не считать прямого управления 1204-1261).

Поэтому греки всегда были частью западного мира и имели своё представительство в рядах европейской аристократии.

Вот характернейший пример из эпохи достоверного знания — венецианский чиновник греческого происхождения Иоанн Каподистрия.


Каподистрия родился в 1776 году на Корфу, окончил Падуанский университет. В 1797 году Наполеон аннексировал Венецию. Тогда русский флот освободил венецианские территории в южной Адриатике и учредил республику Ионических островов. Республика была под русско-турецким протекторатом и рассматривалась в качестве базы для последующего восстановления Венеции. У неё был венецианский флаг, а население греческое. Это и есть заключительная фаза существования независимой Венеции. От венецианской стороны смотрящим на островах был Каподистрия.

В 1807 году Александр I уступил острова французам в рамках общего соглашения с Наполеоном. Однако вскоре там высадились англичане, и в 1815 году по решению великих держав республика Ионических островов была воссоздана под английской протекцией. Это греко-итальянское государство просуществовало до 1864 года, и было передано англичанами Греции (редчайший пример, когда Англия кому-то что-то относительно добровольно отдала).

При этом сам Каподистрия в 1807 году перешёл на русскую службу и вместе с Нессельроде возглавил министерство иностранных дел (1816-1822). Фактически российскую дипломатию возглавлял сам Александр, а Каподистрия и Нессельроде были его заместителями. Одновременно, в рамках тогдашней англо-российской кооперации Каподистрия стал основателем греческого масонства, носящего террористический характер.

Приём в ложу «Филики этерия». На лице неофита отражён богатый
внутренний мир и несложная программа организации.

В 1827 году ещё до достижения Грецией независимости Каподистрия был избран греческим президентом. В 1831 году англичане, опасавшиеся русского влияния в Греции, его убили.

Судьба Каподистрии хорошо иллюстрирует контекст, в котором происходило формирование нового греческого государства. Это был паневропейский проект, и не случайно Греция стала членом ЕС раньше Испании, Швеции и Австрии, не говоря уже о других балканских государствах.

А вот другой пример:


В центре будущий адмирал Канарис. (Кликабельно.) До начала второй мировой войны он утверждал, что является потомком греческого адмирала Константина Канариса, потом что итальянца Канариси, переселившегося в Германию в 17 веке. В принципе возможно и то и другое одновременно, так как в Италии всегда жило много греков.

Поскольку Аристотель рекомендовал перемежать длинные лекции шуточными рассказами, расскажу немного о Канарисе-старшем. Это греческий пират, живший на острове Псара. Псариотов было 6000, все были моряками. В 1821 году турки устроили знаменитую Хиосскую резню. Хиос был автономным образованием, вроде Гонконга. Богатые жители всячески открещивались от начавшегося греческого восстания, но накрученные континентальными евреями османы высадились на остров и в несколько приёмов уничтожили всё 150000-ое население. После этого на острове поселились турки и евреи, а численность обитателей Хиоса не восстановлена до сих пор. Убили, конечно, не всех – несколько десятков тысяч успело убежать, еще несколько десятков тысяч продали в рабство. Кто-то принял мусульманство (перед тем как перерезать глотку, молодым предлагали). Псара находилась рядом, из-за неё Хиос и попал под раздачу. 32-летний Канарис-старший в отместку взорвал брандерой флагман турецкого флота – погиб главнокомандующий и 2000 матросов. Через несколько месяцев таким же способом он взорвал второй адмиральский корабль (позже малограмотный Канарис стал адмиралом и премьер-министром независимой Греции). Тогда султан приказал принести карту Эгейского моря и соскрёб Псару ногтём. Кроме всего прочего там выжгли все деревья и кустарники, и после этого в национальной мифологии новогреков появилось понятие «холокост» (ὁλοκαύστος). Холокосту европейские торговцы радовались неподетски и частично были его инициаторами – пираты, бывшие, разумеется, в доле с османами, достали всех.

Но англичане использовали хиосскую резню и псарский холокост для массированной пиар-кампании общеевропейского филоэллинства. Греческие события 20-х годов 19 века стали первым «национально-освободительным движением». Дальше «НОДы» штамповались английской разведкой на конвейере с заранее готовым набором аксессуаров. Почему-то НОДы обязательно должны были быть связаны с коммунистическими картинками про инопланетянок в лифчиках (подростковые «коммиксы») и обязательно содержали пункт «собрать все вещи в кучу и отдать Англии».

В 20 веке антисемитский «холокост» был англичанами же превращён в холокост еврейский, а Канарис-младший возглавил фашистскую разведку. По результатам плодотворной работы в апреле 1945 был повешен сослуживцами. Как английский шпион.

Вот такая история про «грустную канарейку» (кстати, «канарейка» это «собачка»). Про колоритный греко-турецкий конфликт в современной Европе предпочитают не вспоминать. Про резню армян начала прошлого века ещё туда-сюда, а про Хиос молчат как рыба об лёд. Люди даже не понимают, что греческие острова были экстерриториальными «гонконгами». А когда рассказывают про происхождение слова «холокост», то долго звонят про Библию.

Однако хватит птичьего кинизма. Вернёмся к нашей Византии.

Стамбул, пересечение акведука Валента и бульвара Ататюрка. Кажется что эти сооружения
построены в одно и то же время.

Я так много говорю про греко-латинские отношения потому, что, что историки Ренессанса любят рассказывать про удивительную греческую культуру, привнесенную на Запад после гибели Византии. Мол, после Катастрофы образованные греки с древними рукописями под мышкой появились в Европе и стали объяснять древнюю науку. Все были поражены.

Но к этому времени западные европейцы жили бок о бок с греками столетиями, существовала масса смешенных греколатинских семей и т.д. и т.п.


(Кликабельно.) Но это не так. Акведук Валента снабжает водой гигантское подземное водохранилище в центре Константинополя – Цистерну Базилику. Штука довольно страшная – потолок цистерны поддерживают 336 восьмиметровых колонн. Работало до 16 века, то есть ещё примерно лет 50-100 после убийства техников. В конце прошлого века цистерна очищена и приведена в божеский вид, вода по эстетическим соображениям поддерживается на низком уровне. Там аквариумных рыбок разводят.

Но мрачность цистерны не в масштабной колоннаде, уходящей в сумрачную бесконечность, и не в гулком залитом водой пространстве, а в том, ИЗ ЧЕГО она, если приглядеться, сделана. Это функциональное помещение, невидимое публике, и для его строительства использовались старые, бракованные и некондиционные материалы.

Например, две колонны стоят на головах Медузы Горгоны. Головы благодаря этому
и уцелели. А туристы ходят и восторгаются «античным искусством».

Теперь о собственно падении Византии.

Во-первых, турки-османы не были пришельцами. В исторической перспективе это несомненно тюркская орда, идентичная тюркскому населению северного Ирана. Но такая орда неизбежно очень маленькая величина с точки зрения демографической. Скопление кочевых племён может дать 50 000 первоклассных всадников. Это огромная сила. Но с точки зрения демографии, что эти 50 000 могут сделать против хотя бы пятимиллионного народа? Это ОДИН ПРОЦЕНТ. При достижении военного и политического господства этот процент может разрастись до 5%, пускай 10%. Через сто лет. Но эти 10% уже не будут кочевниками, и они будут ЭТНИЧЕСКИ другими людьми. Всё, «конец ига». Это, повторяю, при самом благоприятном раскладе для кочевого нашествия.

Что произошло с тюрками в находящемся рядом Иране (который включал в себя и современный Ирак)? Они заняли социальные верхи, но интегрировались в общую структуру населения. Это те же иранцы, точно так же как кочевые маньчжуры стали китайцами.

Очевидно, в случае вторжения в Византию должна была произойти такая же метаморфоза. Считается что ЦЕНТР турок-османов это район, непосредственно прилегающий к Константинополю. То есть это ассимилированная византийцами кочевая орда, уже перешедшая к полуоседлому быту и выполняющая функции защиты от враждебных Византии племён, а также неизбежно принимающая участие во внутренних политических разборках. В качестве дикарей, которые таскают каштаны из огня.

1300 год. Османская орда – маленькое пятнышко у восточных границ Византии.
Первой столицей турок-османов была Брусса (1326-1365). Это греческий город в Малой Азии, в тех же сакраментальных 100 км. от Константинополя. Примечательно, что османы сначала жили вокруг Бруссы и лишь через 10 лет захватили сам город. Этот район — ядро политической организации османов. (Интересно, что османы выделились в отдельное государство якобы после развала в 1307 году султаната Рум, занимавшего 2/3 Анатолии.)

1350. Османское государство и Византия по территории 1:1. Но у Византии огромный Константинополь. Поэтому 1:3.
В 1345 году османы используются будущим императором Иоанном VI против действующего императора Иоанна V, причём их глава Орхан женится на дочке Иоанна VI Феодоре. ПОНИМАЕТЕ? Какие же это «пришельцы»? Это СВОИ. Точнее, «свои татары».

В это же время османы проникают в Европу (в сущности, не имея серьёзной опоры в Азии – им не принадлежит даже Анкара), причём в качестве ВИЗАНТИЙСКИХ НАЁМНИКОВ. С их помощью ведется война с варварскими славянскими государствами (Сербией и Болгарией).

В 1365 году османы переносят столицу в Адрианополь, то есть в ЕВРОПУ. И это опять очень близко от Константинополя – 200 км.

В 1373 году наследник и соправитель Иоанна V Андроник IV объединяется с наследником турецкого султана Мурада, ЧТОБЫ ОДНОВРЕМЕННО СМЕСТИТЬ ЗАКОННЫХ МОНАРХОВ В ВИЗАНТИИ И ТУРЦИИ.

Они берут Константинополь, но Мурад спасает Иоанна V, вводит турок в Константинополь (караул!) и ослепляет своего сына, требуя чтобы Иоанн V также поступил со своим гадёнышем. Но добрый Иоанн соглашается вынуть сынишке только один глаз.

Не кажется ли вам, что подобного рода истории, есть истории политики внутренней, но отнюдь не внешней?


Теперь посмотрите на общую карту роста Османской империи и найдите границы 1400-1450 года (они примерно одинаковы). Ареал, контролируемый османами, имеет своим центром Константинополь. Сам город еще не контролируется османами, как не контролировалась Брусса перед 1325 годом. При этом столица османов находится В ЕВРОПЕ. 60% османской территории – В ЕВРОПЕ. И будущий поход на Константинополь будет идти ИЗ ЕВРОПЫ.

Много говорится по поводу разгрома султаном Баязидом (1389-1402) варварской Сербии, но мать Баязида гречанка, а в жёны он берёт дочь погибшего князя. В это время сербское войско сражается в составе османских войск против латинских интервентов — крестоносцев.

В 1391 году в Константинополе вводится должность судьи для местного мусульманского населения, (в городе есть специальный мусульманский квартал с мечетью), также в городе размещается турецкий гарнизон. Византийский император является данником турок.

Но в самом начале 15 века османы спотыкаются. Дело в том, что их… обижают азиаты.

В Анатолию вторгается Тамерлан, татарская конница переходит на его сторону и Баязиду наносится страшное поражение. Самого султана пленяют, возят с собой в клетке, используют как подставку для ног и насилуют жену. Когда надоедает – убивают.

Историческая фантазия Станислава Хлебовского (он 12 лет работал придворным художником в Константинополе). Бедный турецкий султан и его азиатский друг.
Османская империя распадается на несколько частей и будущему султану Мехмеду I византийцы оказывают существенную помощь в борьбе с конкурентами.

После его прихода к власти возникает новая напасть. Один из высших османских чиновников придумывает новую религию – в ней нет иудея и нет эллина, а есть единый бог для всех. Войско фанатиков разбили, а самого чудака повесили на базаре в европейской части Турции, недалеко от Салоник. Где-то в 1416-1420 году.

Турки взяли Константинополь. Ура, товарищи!
Наконец в 1453 году происходит взятие Константинополя вновь консолидировавшимися турками. С этого времени и до 1918/1922 года турецкий султан носит титул «цезарь Рима» (Рума).

Но вплоть до 20 века Второй Рим-Рум так и не стал турецким городом.

В 1885 году в Константинополе жило 385 000 мусульман, 150 000 греков, 155 000 армян, 45 000 болгар, 45 000 евреев и 130 000 иностранных подданных (из которых 50 000 греки и 40 000 евреи, в т.ч. европейские).

При этом мусульмане это не только турки – это в значительной степени выходцы из Болгарии, Албании, Кавказа, Боснии и др. областей (т.н. «мухаджиры»).

За исключением внутренней Анатолии, в других городах ситуация была ещё хуже. Например, в древней османской столице Адрианополе турок насчитывалось от силы 15%.

При этом прирост турецкого населения из-за господствующего положения, агрессивной мусульманизации и этнических чисток всегда шёл большими темпами. То есть первоначально турки были ордой, живущей в юртах МЕЖДУ городами (частично турки-кочевники существовали ещё в 19 веке), затем они стали переходить к оседлому образу жизни в деревнях и размещать в городах гарнизоны. И постепенно-постепенно где-то в веке 18 сформировался тип турецкого горожанина. Как правило, живущего в ЧУЖОМ городе. (И в условиях Оттоманской империи городе КОСМОПОЛИТИЧЕСКОМ.) «Своя» земля для османов даже в начале 19 века это– 2/3 внутренней Анатолии, т.е. примерно половина современной Турции. Турок всегда было МАЛО. В Иране их (т.е. азербайджанцев) было гораздо больше. Поэтому Турция и Иран всегда воевали почти на равных. Воевали-то в основном тюрки.

Вывод из этого простой. Османская империя сохранила гораздо больше черт Римской империи, чем это принято думать. Османы изначально были связаны с Византией и Византией порождены, а после завоевания политического господства их культурное влияние не было определяющим уже из-за незначительной численности. Следовательно, анализ оптического периода турецкой истории может многое дать для понимания истории античной.

О «во-вторых» поговорю в отдельном посте.

РЕВИЗИЯ — 4

Второй тезис, неумолимо вытекающий из анализа имеющейся у нас информации о Римской империи, довольно неприятен и своей неочевидностью похож на пятый постулат Эвклида. Я сомневаюсь, стоит ли его включать в ревизию, но неполная ревизия почти автоматически означает ревизию ложную.

Во-вторых, у нас нет точных данных, свидетельствующих о христианстве Византийской империи.

Это кажется невероятным, но позволю изложить свои соображения по пунктам.

Раскритикованная в первой части ренессансная концепция греческой интервенции античных текстов ставит под сомнения основы мифологии Византии как тысячелетнего христианского царства. Ведь Плифон-Плетон (1360-1452) писал антихристианские трактаты и проповедовал возврат к античному язычеству. При этом он занимал в Византии высокие административные посты. Как это могло быть в восточной фанатизированной деспотии иранского типа? Это всё равно что сейчас в Тебризе появится председатель городского суда, который будет публично призывать отказаться от мусульманства.

Главным тезисом христианской пропаганды является красочная история превращения храма св. Софии в мечеть. Эта тема до сих пор животрепещущая. Если турки для властей РФ чуть ли не главные торговые партнёры и вообще существа во всех отношениях комплиментарные, то отвратительные пиндосы недавно организовали международную компанию за передачу знаменитого храма православной церкви. Это при всем американском «мультикультуризме».

Однако само название храма с точки зрения христианской культуры весьма сомнительно. Кто такая собственно «София»? Есть умозрительная концепция, что София это мученица, казнённая в Риме (у ней кстати было три дочери: Вера, Надежда, Любовь), но храм посвящён не ей. Таких храмов в Европе нет. В России и на Балканах – есть, но все они позднейшие подражания Софии Константинопольской. Говорится, что это некая персонифицированная «Мудрость Божия», но таковой в Библии нет. Зато в античной традиции София есть. Это одно из названий Афины Паллады.

Про «Софию» много плясали слабоумные русские философы и успешно доплясались до того, что на зарубежном соборе православной церкви в 1935 году соловьёвско-флоренско-булгаковскую «софиологию» объявили ересью (совершенно справедливо).

Теперь поговорим не об идеологии храма, а о его форме.


Посмотрите на храм святой Софии внимательно. Вам ничего не кажется странным? Нет? Посмотрите ещё раз. Снова нет? Но эта фотография для распропагандированного человека ОЧЕНЬ странная. Это… не храм Софии. Это мечеть Сулеймана.

Колоссальная мечеть Сулеймана построена в 1557 году. Её высота (крыши, а не минаретов) — 50 метров. Для такого рода построек определяющим параметром является также ширина основного купола. Это 26 метров. Для сравнения – высота Софии 56 м., диаметр купола 31 м.


Вот мечеть Селима в Адрианополе (1574 г.). Она пониже – 42 м. Зато ширина купола у неё даже больше – 32 м.

Мечеть Селима внутри.

А вот это София.
Чтобы понять, «где мы находимся», приведу несколько цифр. Во 2 веке в Риме был построен языческий храм Пантеон с диаметром купола в 43 метра. К этому рекорду с огромным трудом подползли в 16 веке (собор Святого Петра, и то – НАДО СМОТРЕТЬ). Подползли и остановились. Даже в 19 веке Исаакий – 25 м., храм Христа Спасителя 30 м. и т.д. Можете погуглить. Сверхбольшой купол это очень сложное сооружение, требующее сложных расчётов и филигранной точности.

Пантеон. Картина Паннини, 1740.
Надо сказать, что с Пантеоном католики душой не кривят и честно признают, что храм был языческий, у язычников его отняли и сделали там христианство. Сделать это было просто, потому что Пантеон был храмом особым, там отсутствовала языческая персонификация – он был посвящён всем богам сразу (чтобы не нашедший своего бога в Риме мог помолиться ему в Пантеоне). Считается, что «приватизация» Пантеона произошла в 609 году, и отсюда идёт праздник Всех Святых. Причём храм подарил римскому папе его хозяин – византийский император. Цифра «609» конечно нелепая, но характерно, что Пантеон стоит до сих пор как новенький. Это показывает, что античные храмы не столько рассыпались от землетрясений и ветхости, сколько были специально разрушены – быстро, самым варварским способом и относительно недавно. (О том, что, по всей вероятности, происходило вокруг Пантеона и почему он остался цел, мы поговорим отдельно.)


С Пантеона всё-таки скололи массу статуи и барельефов (что делает неверным предположение об истинном предназначении храма-анонима), а кроме того сняли металлические детали для использования в строящемся соборе св. Петра. Одновременно Пантеон украсили двумя нелепыми колоколенками — звонить, которые по мере развития культуры стали всё более раздражать римлян. Наконец в 1883 году эти «ослиные уши» благополучно снесли. 

Однако вернемся в Стамбул 16 века. Что же это за Гений, сумевший в период глубокого упадка и, наконец, ГИБЕЛИ византийской культуры повторить и даже отчасти превзойти храм, который на протяжении ТЫСЯЧИ ЛЕТ считался самым крупным храмом мира? Оказывается это турецкий инженер Абдульменна́н оглу́ Синанедди́н Юсу́ф, или сокращённо Синан (прожил 99 лет). Откуда у него такие познания? Очень просто. Синан был офицером-артиллеристом, стрелял из пушки и отмечал особенности разрушаемых зданий. Так и научился.

ПРЯМ ТАК И ПИШУТ. Откуда научился делать процессоры? Разбивал процессоры молотком и само собой за пять лет научился их архитектуре. Турки это же великие архитекторы. Их весь мир знает.

Мечеть султана Ахмета («Голубая мечеть»)
Последний Великий Храм в Турции был воздвигнут в 1617 году. До этого турецкие султаны за 40 лет не построили ни одного масштабного храма, а тут взбрело строить гигантскую «Голубую мечеть». Размер правда был немного поменьше: высота 43, диаметр купола 23. Строилась она разумеется на «развалинах античного храма». Архитектор — некий «Седефкар Мехмет Ага», который «до выявления архитектурных талантов служил в янычарском полку».

Комплекс «Голубой мечети».
Видимо из-за наследия проклятущих «развалин» крупные турецкие храмы являются многофункциональными комплексами, на их территории находятся гостиницы, школы, бани и т.д. В этом смысле новый храм Христа Спасителя с его буфетами, банями и конференц-залами типично турецкое сооружение.

Что касается собственно турецких бань, то наибольшее их количество находится в Бурсе (Бруссе – напомню, что это якобы древняя столица османов). Брусса при римлянах была курортным центром (там выходят на поверхность горячие источники, а рядом густонаселённые районы). Разумеется, ещё за сто лет до штурма Константинополя какой-то волшебный османский архитектор на месте счастливо разрушившихся римских бань построил свои, турецкие. Та же картина с «турецкими банями» в Стамбуле. Все они существуют как упрощённые и ухудшенные варианты античной системы, и если разобраться, привязаны к римскому водоснабжению и к месту нахождения древних бань.


К перечисленным Великим Храмам следует добавить мечеть Фатих («Султана Мехмета»). Этот храм стоит несколько особняком, считается что гениальные турки воздвигли его задолго до Синана, в 1470 году. На этом месте была церковь Апостолов, второй по значению и величине христианский храм после Софии. Как и София, он простоял (по официальной версии) почти тысячу лет, но в аккурат к началу турецкого нашествия «обветшал» и был «полузаброшен». В 1461 году турецкий султан хлопнул в ладоши, храм снесли, а на его месте воздвигли мечеть Фатих. Считается, что копией храма является собор святого Марка в Венеции. Но это ещё не всё. В 1766 году эта мечеть была полностью разрушена землетрясением (хотя все другие великие храмы устояли) и на её месте за 5 лет был построен другой храм, такой же по размерам и архитектуре. Высотой в 50 м., и с шириной купола в 26 м. В это время в Париже мировой гегемон строил храм Святой Женевьевы с куполом в 23 м. Бедные французские инженеры только покрякивали — стройка продолжалась 31 год.

На Западе существует непонятное доверие к турецкой истории. Ну какую историю могут написать турки? В 1877-1878 была последняя русско-турецкая война. Турки сопротивлялись до конца, надеясь на вступление в войну Держав и повторение крымской компании. Но никто ва-банк не пошёл, и турецкая армия была уничтожена. Русские стояли у стен Стамбула и подписали мир, по которому Османское государство потеряло половину европейских владений. Как на это реагировали уже имеющиеся к тому времени турецкие СМИ? Трудящимся произошедшее описывалось в таких выражениях:

«Нет Бога, кроме Бога, и Магомет пророк Его. Тени Бога благоугодно было даровать русским мир. Правоверным известно, что проклятые иконопоклонники возмутились, отказались платить дань, взялись за оружие и выступили против повелителя правоверных, вооружившись дьявольскими ухищрениями новейшего времени. Хвала Богу. Правда восторжествовала. Наш милостивый и победоносный государь на этот раз совершенно один вышел из борьбы победителем неверных собак. В своей неимоверной благости и милосердии он согласился даровать нечистым собакам мир, о котором они униженно просили его. Ныне, правоверные, вселенная опять будет управляться из Стамбула. Брат повелителя русских имеет немедленно явиться с большою свитою в Стамбул и в прах и в пепел, в лице всего мира, просить прощения и принести раскаяние. При этом имеет быть уплачена обычная числящаяся за ними дань, после чего повелитель правоверных в своей неистощимой милости и долготерпении вновь утвердит повелителя русских в его должности вассального наместника его страны. Но дабы отвратить возможность нового возмущения и сопротивления, султан, в качестве верховного повелителя земли, повелел, чтобы 50 тыс. русских остались в виде заложников в Болгарии. Остальные неверные собаки могут возвратиться в свое отечество, но лишь после того, как они пройдут в глубочайшем благоговении через Стамбул или близ него».

Такая «китайская дипломатия» в той или иной степени характерна для всех государств. В конце концов, в Швеции до сих пор Полтаву считают победой. Но всему есть пределы. В Европе всё-таки люди себя блюдут – по крайней мере, за пределами религиозной истории. Даже Сталин в «Кратком курсе ВКП(б)» не назвал Брестский мир разгромом Германии.

Откуда же, спрашивается такая детская доверчивость к турецким сказителям, живописующим успехи мусульманской архитектуры?

Ведь на деле даже в 40-х годах 19 века турецкий султан пригласил отремонтировать храм св. Софии русского архитектора. Потому что не было своих специалистов сделать качественный РЕМОНТ, а не то, что построить подобное сооружение.


Мечеть Ени Джами («Новая мечеть»). На гигантскую не тянет (36 м. высоты, купол – 17 м), но интересна история постройки. Считается что её инициатором выступила греческая венецианка София Баффо (1550-1605), проданная пиратами в рабство и ставшая главной женой турецкого султана. После её смерти стройка была заморожена на 50 лет. Вам никогда не приходило в голову, почему ТУРКИ называют храм Софии Софией? Ведь все другие мечети названы по имени конкретных людей – султанов, визирей или, например, султанских дочерей, как большая мечеть Михримах. 

Итак, что мы имеем. В 537 году был построен огромный Храм Святой Софии. Через 900 с лишком лет его захватывают варвары-кочевники и превращают в мечеть. Затем быстро строится храм Святой Софии №2, потом №3, №4 и №5. Они похожи как две капли воды, как будто между ними разница максимум лет в 50-100. Затем в момент максимального развития Османской империи и при постепенном повышении культуры строительство великих храмов прекращается.

Как такое может быть? А так. Все эти храмы — храмы византийские. Выходит, что турки присвоили себе чужие заслуги. Бывает. Дело известное и понятное. Но почему такое великодушие проявлено по отношению к Софии? Объявили бы что и это мечеть, построенная выдающимся мусульманским архитектором. Непонятно и молчание православных. Взяли бы и заявили что все храмы изначально христианские.


Тему древних мечетей второго эшелона лучше вообще не трогать – полезет такая Фантастика, что сядете на пол. Вот мечеть Календерхане. Считается что первоначально здесь были античные бани. Затем на их месте построили христианский храм. Потом другой христианский храм. Потом после захвата Нового Рима крестоносцами, его переделали в католический храм святого Франциска, а после захвата Нового Рима османами — в мечеть мусульманского ордена Календар. Календары (видимо календарь знали) не соблюдали мусульманских обрядов, подобно францисканцам жили Аллаха ради, и тщательно выбривали все волосы на лице, включая брови. Вот ведь как бывает! 

Но и те и другие молчат. Почему? А потому что это храмы НИЧЕЙНЫЕ. Трофеи. София-Минерва досталась христианам. А Соломон-Юпитер – мусульманам. Поэтому везде античные скульптуры сколоты, фрески и мозаики содраны и замазаны. Можно сказать, что у мусульман есть запрет на неорнаментальные изображения. Поэтому в храме Сулеймана никаких изображений и не было. Но изображения замазаны и содраны и В ПРАВОСЛАВНЫХ храмах. Вот большой христианский храм св. Ирины (35 м. высота, купол 15 м.).


Считается что он построен в первых веках христианства на месте храма Афродиты. Турки его закрыли и использовали как арсенал. Тем не менее, внутри все стены тщательно выскоблены и утверждается, что выскоблили их не турки, а сами христиане.


Для объяснения этого странного факта выдумали совершенно невиданное «иконоборчество». Мол, было такое течение. Христиане сами свои храмы обдирали, а на голых стенах рисовали крест. Но как же бедная Ирина простояла в таком виде 600 лет после ОКОНЧАНИЯ иконоборства? А ТАК. «Много будешь знать, скоро состаришься».

При этом иконоборческих эпох было две (717-780 и 813-843), до иконоборческой эпохи храм Софии был тем не менее расписан в основном в орнаментальном духе, сама эпоха иконоборчества сопровождалась РАСЦВЕТОМ изобразительного искусства (фрески с Христом уничтожали, а поверх них делали более художественно совершенные светские рисунки, изображавшие императоров и спортсменов) и наконец последующая реабилитация церковных изображений не была распространена на скульптуру.

То есть археологи расчищают стены древнего византийского храма. После расчистки мусульманского орнамента или белой штукатурки натыкаются на иконопись. Ура – найдена древняя культура! Но если археолог сдуру начнёт колупать дальше и увидит, например, снова орнамент, ему скажут что это он доколупался до периода «иконоборства». Если, упаси господи, это будет не орнамент, а светские античные изображения, ему скажут что это тоже иконоборство, только другое. А если это будет тщательно выскобленная ОТ ЧЕГО-ТО стена, то иконоборство тем более. Вот оно! ЭТО ЖЕ ОЧЕВИДНО. Христиане соскоблили христиан.


Ирина, как и София является плодом новейшей православной бредологии. По мнению новогреческих теологов «Ирина» это вторая часть тройственной божественной сущности. Первая — Ая-София (Святая Мудрость), вторая Ая-Ирена (Святая Доброта) и третья Ая-Динамис (Святая Сила). Но вообще-то Ирина это богиня доброты* Эйрена, мать богатства (Плутоса). Вот её античная статуя. (*Точно термин нельзя перевести на русский – это что-то вроде «душевного равновесия», «добродушия», «миролюбия».) 

«Софию» и «Ирину» мы нашли. теперь осталось найти «Динамо». Может быть, поискать его на константинопольском стадионе? Он внутри засыпан землёй, а наверху турки понастроили дома. С евроремонтом.

А если историка спросить:

— Мил человек, ну ты подумай, вот античный храм. Там ведь наверно на стенах были мозаики или фрески на религиозные темы. Интересно, как они примерно выглядели?

От такого кощунства человек сядет на пол и заорёт благим матом: «оскорбили человеческое достоинство». Или засвистит в милицейский свисток.

А можно ведь пойти ещё дальше. Например, был ли у мусульман такой жёсткий запрет на изображения? Есть ведь иранская миниатюра. Похоже, что всё это мусульманское видеобесие возникло очень недавно. Вот зарисовка храма святой Софии из венецианской книги 18(!) века:



Вот покрупнее (это труд Ансельма Бандурия, изданный в 1729 году). Как видно в Ай-Софии того времени полно христианских фресок и мозаик, вплоть до того, что на своде центрального купола (см. предыдущий рисунок) изображён крест.


А вот теперешнее состояние Ай-Софии. Серафимов по углам (кстати НЕПОХОЖИХ) расчистили только что, иконопись на внутренней поверхности арок пока невидна.

Кто и когда замазал христианские фрески и мозаики в Ай-Софии хороший вопрос. Ещё более хороший вопрос – кто и когда их там нарисовал.


Выше я упомянул о русском архитекторе, реставрировавшим знаменитый храм. Это человек весьма интересный. Его звали Каспар Фоссати, это итальянец со швейцарским подданством. Первоначально он строил в Константинополе новое здание русского посольства. Интересно что его попросили реставрировать именно мечеть Софии, а например не мечеть Сулеймана. Похоже, что инициатором заказа был именно он. В перечень ремонтных работ входила полная замена штукатурки храма. То есть он сколол старую, увидел христианские мозаики и снова заштукатурил. Он же установил восьмиметровые щиты с изречениями из корана. Щиты показывают, что его работа кроме всего прочего включала в себя дальнейшую «мусульманизацию» храма.


Фоссати скопировал открывшиеся ему христианские фрагменты, эти рисунки сохранились. Но почему-то не вызвали особого ажиотажа. Был издан его альбом с видами константинопольских мечетей и светских зданий, а византийским зарисовкам (уникальным) как-то не повезло.

После этого в Ай-Софии в 1934-1939 работала американская экспедиция Уиттмора. (В 1934 Ататюрк превратил знаменитую мечеть в музей).

Наконец, в 1993-2010 году над Софией трудилась экспедиция ООН.

Общий результат? СМЕХОТВОРНЫЙ. Не расчищена даже часть фрагментов, зарисованных (зашпаклёванных) Фоссати. А уж поколупать другие Великие Храмы Стамбула это и подумать страшно. КОЩУНСТВО.

Археологические работы в Константинополе происходят на фоне БЕСПЕЦЕДЕНТНОГО не интереса. Неинтересно это мировым СМИ. Вы вот милый читатель много об этом слышали? Если не интересуетесь темой и не посещали с экскурсией Софию, не слышали ничего. Зато по телевизору и в интернете вам будет сообщен ворох крайне важной информации об обретении древнемексиканской статуэтки, авторской копии квадрата Малевича или продаже на аукционе в Сотбисе подмалёвка ученика самого Шишкина. Это События культурной жизни 21 века.

Такие циклопические леса украшали храм Софии много лет. Результат? НОЛЬ.
А ведь расчистка это штука, по сравнению с которой стирание фиговых листков с творений мастеров возрождения — детская забава. Листки эти стирали под фанфары, чуть ли не в прямом эфире. А София неинтересна. Неинтересна кому? МАСТЕРАМ мировых сенсаций.

Недавно, ай-ай, в Ай-Софии открыли секретную комнату, где была якобы мастерская Фоссати. А заодно и американцев. Про неё лет на 50 «забыли», а потом отодвинули диван, а там, мама дорогая – дверца! А за дверцей уникальные чертежи и античные обломки. Вот ведь как бывает!


О более-менее самостоятельной архитектуре турок можно говорить со второй половины 18 века. В это время типично восточная архитектура арабского и иранского Востока сменяется в Турции азиатским барокко Бальянов. Бальяны это династия архитекторов-армян. В первом-втором поколении Бальяны распределяют заказы среди западных специалистов (в основном французов), затем сами получают образование в Европе. В последней трети 19 века высшие архитектурные произведения Турции просто строятся европейцами (например новый дворцовый комплекс строит итальянец Раймондо д’Аронко). Эта сравнительно небольшая (официально «большая») мечеть построена одним из Бальянов в 1854 году.

А кстати, вам название «мечеть Сулеймана» ничего не напоминает? А то ведь в Европе и Азии есть этнос, по мнению недругов произошедший от касты говночистов и старьёвщиков. Этот этнос уже много-много лет мечтает о загадочном «храме Соломона», ищет найти не может. Взыскует. ПРОПАЛ ХРАМ.

Вот видите и тут «шесть миллионов потеряны и найдены». Ревизионизм страшная штука :). По преданию после строительства Софии Юстиниан воскликнул : «Соломон! Я превзошел тебя!l» Действительно превзошёл – на 6 метров. София не могла быть старейшим великим храмом Константинополя уже потому, что смысл строительства следующего великого храма – в превосходстве параметров предшественника. Если высота храма 50 метров, то следующий храм такого же ранга будет иметь высоту не 48, а 52 метра. Единственное исключение – сакральный запрет на превышение параметров главного храма. Но тут дела обстоят совсем плохо. Дело в том, что главным храмом у турок считается не София, а 6-минаретная Голубая Мечеть (количество минаретов указывает на ранг).

Культур-мультур.
P.S. Да, чуть не забыл. На первом рисунке план «улучшения» храма святой Женевьевы в эпоху французской революции. Сам храм (теперь французской Пантеон) выглядит так:

РЕВИЗИЯ — 5

Следует вдуматься в даты 1400 год (начало оптики) и 1650 (оптика). С одной стороны это очень плохо и опускаются руки. Выходит что история существует в оборванном виде. Но с другой стороны именно ясное осознание обрыва многое проясняет. Достаточно многочисленные легенды заместить рабочими схемами. Например, мы знаем, что в античности Северная Африка контролировалась европейцами. Потом нам рассказывают гарун-аль-рашидовские сказки про Арабский халифат. Но что мы имеем в начале оптики? Оказывается европейцами в 15-16 веке была предпринята тщедушная попытка отвоевания Африки, и некоторые базы там сохранялись в 17 и даже 18 веке. Но если халифат это времена баснословные, то логично предположить что европейский контроль над Ораном и тому подобными территориями это не результат колониальных операций нового времени, а как раз остатки старой европейской Африки времён Рима. Если район Орана принадлежал европейцам в 1509-1708, 1732-1792 и 1830-1961 гг., то первая цифра, в отличие от остальных весьма условна. И СОВЕРШЕННО условно завоевание региона арабами в 7 веке. Мы можем только сказать, что оно действительно произошло. Но это могло быть в 10 веке. Или в 15-ом. При этом в 16 европейцы ещё оборонялись в портах – этому уже есть более-менее реальные свидетельства. Но, может быть, европейцы владели Ораном в 1411-1476 гг., а до этого в 926-1217 гг.?? Или их там действительно не было с 7 века. МОЖЕТ БЫТЬ. Но когда выбирают между «можетбытями», то при прочих равных условиях следует выбирать «можетбыть» самую короткую и простую. Так легче структурировать неполную и обрывочную информацию.

Сказанное в полной мере касается не только северной Африки, но и Римской империи в целом. Логично предположить, что Римская империя как гособразование никуда не исчезала (в общем, это и говорится), и Священная Римская Империя Германской Нации, это и есть Рим в заключительной фазе своего развития. А поскольку, в отличие от Византии, её конец приходится не на «1453 год», а на начало 19 века, то есть эпоху хорошо задокументированную, то историку нет смысла мучиться с плохо сохранившимся скелетом древней крысы, жившей 150 млн. лет назад. В сущности эта же крыса жрёт у него сыр на кухне. Она относительно легко даст себя рассмотреть во всех подробностях и даже с психологией.

Поэтому поговорим о СРИГН, которую для благозвучия в дальнейшем будем называть просто Священной Империей.


Пример исторической фальсификации. Карта Европы 1560 года. Рядом с аккуратными государствами германская Чертоплешь и примкнувшая к ней лоскутная Италия.

По отношению к этому государству европейцы новейшего времени (а вслед за ними и периферийные носопыркины) усвоили тон самый наглый. Оказывается Священная Империя была отсталая-рыхлая-пародийная-нежизнеспособная и благополучно саморазвалилась от старости. Ученикам в школе показывают филькину грамоту – рядом с аккуратной прогрессивной Францией пузырится лоскутное одеяло, поросшее средневековыми грибами. Ученик беспомощно водит по одеялу указкой и хлопает глазками. Но учитель особо и не спрашивает. Потому что хлопает тоже.

Но почему Священная Империя «недоразвитая»? Флоренция, несомненно, недоразвитый город по сравнению, например, с Чикаго. Но значит ли это, что Флоренция «отсталая»? Может быть, Флоренция просто старая и прошла такие фазы исторического развития, которые молодым городам-скороспелкам не по чину. Именно отсутствие периода «феодальной раздробленности» с точки зрения генезиса государства есть свидетельство его ПРИМИТИВНОСТИ. Раздробленности нет в США, Австралии и России – потому что это колонизованные европейцами окраины. Её практически нет в Англии и недатской Скандинавии – по той же самой причине. Раздробленности относительно (относительно) мало во Франции – и только потому, что Франция была ОТСТАЛОЙ ОКРАИНОЙ романского мира. Цивилизованными там были только прирейнская часть и юг.


То же самое, что выше, но с деталями. В 18 веке Франция была централизованным государством и экстраполировала статус кво в прошлое. Но два века назад там была примерно такая же чересполосица, что вовсе не свидетельствовало о хаосе. Просто муравейник или пчелиный улей устроены иначе, чем енот. На карте французское лоскутное одеяло всё-таки закрашено различными тонами одного цвета. Мол, одеяло своё, родное. А если разобраться во всех этих апанажах и доменах, то видно, что пред нами канцелярский бред 17 века. 

Если мы проанализируем историю 17 и 18 века, то увидим, что с точки зрения культурной тогдашняя Германия была полуколонией Франции, откуда шло всё – наука, политическое влияние, литература, бытовая и промышленная техника и, наконец, сам язык. Но если отмотать плёнку ещё назад, то мы увидим, что с одной стороны в 16-17 вв. Франция была такой же полуколонией итальянской Пентархии, а с другой — Германия была наиболее развитой частью Испанской гегемонии. СРИГН это европейские СТАРЫЕ ДЕНЬГИ. А старые деньги своё возьмут.

Французы в конце 18 в. устроили «великую революцию» полуграмотных оберкретинов. А чем всё закончилось? Наполеон принял правила игры чужой стороны, стал правопреемником Священной Империи и возглавил «Рейнский Союз». После чего был пинком вышвырнут на свалку истории. А старички из Священной Империи — нет. Они перед ликвидацией своей империи выписали себе пенсию, т.н. «медиатизицию». Почти все мелкие владения Священной Империи были поглощены средними и крупными вассалами Наполеона. Но в обмен они вынудили его навсегда признать владетельный характер средней германской аристократии. То есть какой-нибудь Лихтенштейн в общеевропейской иерархии становился равнородным Романовым или Бурбонам. Это окончательно закрепило абсолютное преобладание выходцев из Германии на верхах общеевропейской элиты. Что обеспечило ТАКУЮ гегемонию немцев, что объединённая Европа, чтобы остановить процесс, была вынуждена вести с ними две кровопролитнейшие войны. Если бы не 1914, здание ООН было бы в Берлине. Потому что Люди макнули Наполеона в чернильницу, подписали его носом бумагу, а затем буратину выкинули в окошко. При этом потомки Наполеона были обеспечены навечно. Их нахождение в рядах высшей аристократии верифицировало медиатизацию.

Священная Империя на протяжении столетий была общеевропейской Фирмой, где различные государства и негосударственные образования имели свой пай. Именно Империя делала Европу единым образованием и предохраняла от тотальных войн. Это Пуп Европы. Тотальные войны МЕЖДУ европейцами начались только после упразднения Фирмы. А создание ЕС после второй мировой войны это в той или иной степени возвращение к идее общеевропейской Фирмы, управляемой наднациональным парламентом.


Точно так же, как Францию 16 в., можно представить централизованным государством Священную Империю. Причём в лёгкую. Вот карта имперских округов. Одиннадцать провинций единого государства. Чего тут такого? 

Поговорим об устройстве Империи подробнее.

Её сердцем был Рейхстаг, заседающий в Регенсбурге. Это парламент или точнее перманентно действующее собрание акционеров. Рейхстаг выбирал императора, фактически пожизненного президента. Там же принимались решения по основным внешне- и внутриполитическим вопросам.

Рейхстаг состоял из трёх палат: Совета курфюрстов, Совета имперских князей и Совета городов. Решения проходили при единогласном решении трёх Советов и императора. Решения внутри Советов определялись простым большинством голосов. Голоса принадлежали суверенным территориальным образованием и могли суммироваться в случае принадлежности к одному и тому же государству (а иногда и династии). Фактически это были пакеты акций.

В Совет курфюрстов на 1792 год было 8 членов, голоса распределялись следующим образом:

1. архиепископ Майнца —
2. архиепископ Кёльна —
3. архиепископ Трира —
4. король Чехии (Австрия)
5. курфюрст Пфальца (Бавария)
6. курфюрст Саксонии (Саксония)
7. курфюрст Бранденбурга (Пруссия)
8. курфюрст Ганновера (Великобритания)

Прерогативой курфюрстов было избрание императора. На первый взгляд, у Австрии была всего 1/8 голосов, но это не так. Три архиепископа полностью или частично контролировались Габсбургами, и с их помощью обеспечивался необходимый баланс. Фактически глава Австрии имел контрольный пакет акций, потому что председателем Совета курфюрстов и всего Рейхстага являлся архиепископ Майнца («эрцканцлер»).

Флаг Священной Империи

Поэтому эта империя и была «священной» и на гербе вокруг двуглавого орла были нарисованы нимбы. Благодаря христианству Габсбурги осуществляли контроль над Германией, сами являясь силой отчасти периферийной. Если вы обратили внимание, в Совете курфюрстов Австрия была представлена не самостоятельно, а через не вполне легитимное Чешское королевство (представители Чехии в рейхстаг не выбирались).

Механизм участия в управлении Империей на паях наиболее выпукло виден на примере Совете имперских князей. Он делился на светскую и духовную часть в соотношении 2:1 Голоса светской части к 1792 году распределялись так:

Пруссия — 8
Бавария — 7
Австрия — 6
Великобритания — 6
Баден — 3
Мекленбург-Шверин — 3
Вюртемберг — 2
Гессен-Кассель — 2
Голландия — 2
Саксен-Альтенбург — 2
Саксен-Веймар — 2
Дания — 1
Сардиния — 1
Швеция — 1
Мелкие владения, отдельные лица и коллективные голоса — 16
Итого — 62

Часть делегатов владели суверенными территориями лишь формально и включались в список для усиления веса крупных государств. Ряд акций был поделен между несколькими владельцами. Например голос графа Хеннеберг принадлежал курфюрсту Саксонии и герцогам Саксен-Веймара, Саксен-Кобурга и Альтенбурга.

Некоторые фамилии, представлявшие только себя, тем не менее не были фиктивной величиной. К таковым принадлежал княжеский род Турн-и-Таксис. В руках этих людей с 1490 по 1867 год находилась частная почта Германии и сопредельных государств. Весьма вероятно, что они смогли приватизировать остатки государственной почты старой римской империи. (Считается, что началом почты послужила линия Неаполь-Тироль, открытая, — какая точность, — в 1451 году.) Если вы вспомните голливудский фильм «Почтальон», то поймёте о чём я. Турн-и-Таксис были потомственными генерал-оберпочмейстерами империи. Также наследственными были и прочие высшие чиновничьи должности: уже упомянутый выше эрцканцлер или эрцмаршал — курфюрст Саксонский.

Какие же партии были в имперском парламенте? Дык католики и протестанты. Это и есть политические партии старой Европы. Такие же как гугеноты и католическая лига, гвельфы и гиббелины, тори и виги, шляпы и колпаки, треска и крючки, ослы и слоны.

Кто из них левые, кто правые? Как это ни парадоксально, левые это католики. Католики демократы, они выступали против узурпации власти, католики вдохновляли политический террор по типу современной Аль-Каеды и коммунистов 19-20 века («монархомахия»). Поэтому если вы посмотрите локализацию «революционных движений» новейшего времени, то это сплошь католический ареал. Это очень наглядно видно на примере коммунистических путчей после ПМВ. Кроме Гамбурга это районы католические — Венгрия, Бавария, Эльзас, Вена. И фашисты это или полные католики, как итальянцы, венгры или австрийцы, или преимущественно католики, как в Германии. Нацизм это Нюрнберг и Мюнхен, а не Дрезден или Берлин.

Протестанты были консерваторами, они выступали за сильное унифицированное государство, крепостничество (фактически рабовладение), а также за секуляризацию церковных (т.е. не государственных) земель.

Карта церковных земель Империи. Северная часть изображенных здесь территорий в первой половине 17 в. поделена между протестантскими князьями.

Бедным школьникам много впаривают про религиозные княжества в Священной Империи, не понимая самых простых вещей. Во-первых, на картах их закрашивают одной краской, к тому же совпадающей с цветом Церковной Области. Это глупость, граничащая с наглостью. Римский папа имел отношение к светским религиозным владениям Империи самое косвенное. Реально всем управляли император и Рейхстаг, а церковные владения были владениями друг с другом никак не связанными и НИЧЕЙНЫМИ. Это «ничейная земля» («земля божия»), где по соглашению местного нобилитета в руководство назначается нейтральная фигура архиепископа, епископа или аббата. Она, конечно, утверждается потом римской курией, но реально подчиняется императору и так сказать обозначает его гипотетическую власть над нейтральной территорией.

При этом надо понимать, кем было высшее духовенство в Европе. Старший сын аристократической фамилии сидел на хозяйстве и был главой клана. Если у него было суверенное владение, не подчиняющееся никому (или, в случае СРИГН, подчиняющееся им же выбранному императору), он автоматически был крупным политиком. Младшие дети становились военными и пытались прирастить свою долю захватным путём. Те же из младшеньких, кто по каким-то соображениям был чужд военной карьеры, становились князьями церкви. Кроме всего прочего, они таким образом предохраняли свою фамилию от обнищания вследствие неконтролируемого размножения наследников. Поэтому всякого рода религиозные конклавы были орудиями аристократических фамилий. Какой-нибудь епископ Вормский на поверку оказывался братом местного герцога или графа и беспрекословно выполнял его указания – указания своей Фамилии. Или, точнее конклава фамилий, которые входили, тоже своими младшими братьями, в коллегию, которая выбирала епископа (часто пришлого) и жёстко контролировала все его действия.

Демократически выбранный епископ до конца 17 века подписывал специальные капитуляции – развёрнутые писаные соглашения, где регламентировались все его действия и перечислялись обязательства перед выборщиками. Как вы понимаете, в период предвыборной кампании кандидаты состязались друг с другом в количестве и качестве льгот, которые они предоставят своим избирателям. Поскольку этих избирателей было немного, то речь шла не о демагогии, а о вещах конкретных – налоговых и таможенных послаблениях, благоприятном решении имущественных споров, распределении дотаций, субсидий и вакансий. И особенно щедро авансы раздавал иерарх незнатного происхождения. Этот вообще был «мягкой игрушкой» или полностью подставной фигурой.

Внешне всё это безобразие оформлялось в виде торжественных шествий в чёрных (или белых) халатах под органную музыку и колокольный звон. Чтобы ни одна тварь и подумать не могла что власть договорная и, следовательно, СЛАБАЯ. Что идёт ТОРГ. И что в процессе можно «поучаствовать». В том числе кистенём или булыжником из мостовой.

Все эти церковные иерархи просто самим фактом своего демагогического существования должны были поддерживать власть императора и действительно, как правило, являлись верной опорой Габсбургов, обеспечивающей им виртуальное («священное») политическое господство. Опираясь на религиозную треть Совета князей император почти всегда обеспечивал себе общее доминирование.

Кроме того, ряд мест князей церкви был абсолютной синекурой, контролируемой Габсбургами. Например среди них были главы Мальтийского ордена и ордена Тевтонского, туда просто назначались члены императорской семьи.

Чтобы понять до какой степени фикцией было всё это великолепие, стоит вспомнить историю сына Фердинанда III Карла Иосифа. Карл Иосиф родился в 1649 году, в 9 лет стал эрцгерцогом Австрии (голос в рейхстаге), в 12 лет епископом Оломоуца и Пассау (второй голос в рейхстаге), а в 13 лет архиепископом Бреслау и великим магистром Тевтонского ордена (третий голос). В 15 лет умер.


Бедное Дитя. В 19-20 вв. возник целый раздел детской литературы о подвигах Тевтонского и прочих орденов, которые в RL были только тем, чем были – железками на булавках и верёвочках. Или резинками от трусов (если вы понимаете, о чём я).

Так что, если уж их и закрашивать на картах церковные земли одной краской, то это должна быть краска габсбургских владений.

Ярким жёлтым цветом закрашены владения имперских рыцарей.

И уж конечно этой же краской надо закрашивать владения имперских рыцарей. Эти владения (по германским меркам иногда и не такие мелкие) тоже были ничейной общеимперской территорией. Их владельцы подчинялись непосредственно императору, но не участвовали в деятельности рейхстага и не могли вести внешнюю политику.

Если закрасить карту правильно, то мы увидим что она не такая пёстрая и в общем успешно контролируется Габсбургами.

Почему же тогда им так и не удалось консолидировать Германию в 1650, 1700 или на худой конец в 1750 году?

По двум причинам. Во-первых, из-за проблемы марок. Разросшиеся периферийные образования, вышедшие далеко за пределы фирменных границ, из-за своих шкурных (то есть государственных) интересов тормозили процесс консолидации центра. Им было выгодно иметь там колхоз. Особенно это было верно для совсем периферийных образований, вроде Швеции или Англии. Да и России, которая тоже поучаствовала в процессе (Романовы одно время имели свои акции в Фирме). И тем более пакостила мировой гегемон Франция, вышедшая из Империи довольно рано, а затем замаскировавшая своё участие в Фирме фантастической «столетней войной», открытой историками в 19 веке. Что касается Италии, то там были свои тараканы – из-за древности цивилизации и скученности населения на Апеннинах возникло несколько мегаполисов, вошедших в многовековой клинч. Рим не мог быть столицей монолитной Священной Римской Империи, потому что боролся за влияние на родном полуострове с Венецией, Миланом и Генуей.

А во-вторых, в Империи сложилась жёсткая двухпартийная система, способная поддерживать статус кво столетиями. Протестантов было меньше, но они сделали местные церковные владения частью светских абсолютистских государств, и, уступая в количестве, были равными по качеству. В конце концов, централизация произошла путём раскола партий и возникло ДВЕ империи – католическая полумарка Австрия, и в основном протестантская Германия («Вторая Империя»). В 20 веке была попытка их слияния в Третью Империю – Третий Рейх Гитлера.

Двухпартийная система «Первого Рейха» находила своё выражение всё в той же системе капитуляций. Каждый вновь избранный император подписывал капитуляции, где тщательно фиксировались все его предвыборные обязательства. Это и было той первой «конституцией», которую так усердно ищут то среди развалин Стоунхенджа, то в некоторых бывших колониях европейцев.


(Кликабельно.) Императорская избирательная капитуляция Леопольда I. На дворе разгар христианства (17 век — его апогей), титул похож на икону или заставку волшебной сказки. Что внутри? Внутри списки миноритарных акционеров, порядок выбора ревизионной комиссии, регламентация работы совета директоров, протоколы решений общих собраний вкладчиков. Усё опубликовано – если какие нарушения, можно обращаться с документом в имперский суд. 

Умный читатель мог бы посоветовать Габсбургам провести в 17-18 вв. дальнейшую христианизацию власти и, например, попытаться поставить своего человека на Римский престол.

Беда заключается в том, что власть папы такая же договорная, он, бедный, тоже подписывал капитуляции и был, следовательно… правильно, угадали, — символическим зиц-председателем, обеспечивающим экстерриториальную власть общеевропейской аристократии. Почему Рим и не мог справиться ни с Флоренцией, ни с Венецией. Церковная область средней Италии это «ничейная земля».

Практику папских капитуляций окончательно прекратили только в… 1996 году и понятно почему. Во-первых, среди конклава кардиналов оказалось слишком много мягких игрушек – сейчас кардиналами становятся даже чёрные, — а ставить римский престол в прямую зависимость от средней руки наркодилеров как-то уж совсем невместно. Кроме того в условиях гиперинформационного общества балахоны и колокольный звон работают плохо, сквозь них люди рано или поздно начнут различать некоторые слова, и слова эти будут не «Езус Мария» или «сервус серворум», а «консалтинг», «аудит», «растаможка», «откат» и т.д. Поэтому лавочку вообще сворачивают, объясняя это, во избежание ненужных разговоров, всякого рода фантастическими и заведомо нелепыми соображениями. Вроде «борьбы с педофилией».

Однако вернёмся к Империи. Фактическая власть там принадлежала Фамилиям, только они могли быть членами светской курии Совета Князей, они же составляли значительную часть депутатов религиозных. Фамилии подразделялись на несколько рангов, люди следили, какая занимает 5 место, а какая 11.

Но эта же власть Фамилий самим фактом своего существования подрывала общую концепцию аристократии. Ведь фамилии, находясь друг с другом в сложной иерархической связи, реально осуществляли своё господство в качестве представителей неких территориальных образований.

В качестве кого Габсбурги присутствовали в Рейхстаге? Не в качестве Габсбургов, а в качестве королей Богемии (в Совете курфюрстов) и в качестве эрцгерцогов Австрии (в Совете князей).

Это приводило к тому, что ранг владельца территории весьма слабо соотносился с рангом самой территории. Даже после пертурбаций 19 века Германская Вторая Империя выглядела так:

Германская империя в конце 19 века. Синим цветом закрашена территория Прусского королевства.

Юг ладно, но посреди океана Пруссии находятся мелкие лоскутки старых феодальных владений. Вроде бы можно смахнуть эту шелуху росчерком пера (т.е. простым голосованием), но ранг владетельных домов этих территорий совсем иной. Владетельные фамилии в Империи к концу 18 века состояли из пятёрки курфюрстов (Габсбурги, Виттельсбахи, Альбертинцы, Гогенцоллерны и Вельфы) и ещё 13 фамилий старых имперских князей. К этим «старым старичкам» примыкали «новые старички» — ещё 14 фамилий. Именно ими полностью укомплектовывался Совет Князей, причём многие из них образовывали семейные пулы.

При этом даже самый последний в иерархии «новичков», — вышеупомянутый Турн-и-Таксис, — занимал ТАКОЕ положение, что выкуп у него национальной почты стал целой дипломатической операцией. Процесс закончился только в 1867 году, король Пруссии зверушку долго уговаривал (уговаривал о чём? О том, чтобы она ОТДАЛА ГОСУДАРСТВУ №4 В МИРЕ НАЦИОНАЛЬНУЮ ПОЧТУ), и наконец зверушка за 3 млн. талеров отказалась от выпуска своих именных марок.

Следует сказать, что в Совете Князей было 4 коллективных голоса территориальных корпораций имперских графов – всего около сотни фамилий. Ещё 2 коллективных голоса было у религиозной корпораций прелатов. Важность даже этих 6 голосов была настолько велика, что Австрия или Англия имели свою долю и в этих частях голосов.

Всё это великолепие обладало звучными длинными фамилиями, пышными гербами и вообще жило под балдахинами.

НО. Как и в случае религиозной части рейхстага, всё это великолепие было гипнотической пропагандой. «Знатность» фамилий ковалась в имперских канцеляриях, генеалогические древа выдумывались (и вырубались) на ходу и если разобраться все эти Гогенцоллерны-Зигмарингены происходили от купцов, цеховых старост, бургомистров, наёмников, а то и булочников или мясников.

17 век. Леонард II фон Турн унд Таксис. Зверушка скачет на лошадке довольная, выправила документы. Теперь она персонаж «Сказок короля Артура» и «Властелина колец».

А это 16 век. Основатель дела Таксисов. Коленкор и повадки у зверя совсем другие.

Кто был конкурирующей фирмой для князей Турн-и-Таксис, возводящих свое происхождение к де ла Торре и Висконти? Оказывается «почта мясников». Цех мясников в городах Германии освобождался от налогов в обмен на доставку почты. Именно на основе этой цеховой почты в 18 веке возникла государственная почта Вюртемберга.

Абсурдность аристократической легенды следует даже из заявленной структуры рейхстага.

Ведь третьей частью имперских сословий, представленных в рейхстаге, был патрициат вольных городов. Простые рыцари и бароны в имперские сословия не входили («тот кто ниже барона – не человек»). Для религиозных депутатов была лазейка, но таких людей было не много и всё равно они через коллегии клира контролировались местной аристократией.

А городская верхушка в рейхстаге имела целый Совет. Ранг городского патриция равнялся рангу князя, в патриции можно было перейти из служилого дворянства или аристократии (последнее было конечно не часто). А вот стать бароном, графом или князем патрицию было сложновато. Но только по одной причине. Как только он покупал себе титул (и землю), он покупал И ГЕНЕАЛОГИЮ. То есть — ИСТОРИЮ

Изображение начала 17 в., иллюстрирующее структуру имперских сословий. Верхний ряд – император и курфюрсты. Второй — князья, третий-четвёртый – графы, пятый-шестой – имперские города. Художник не осмеливается иллюстрировать декларируемую схему – фигуры 2-6 рядов совершенно одинаковы. А в реальности у графов только четыре места в рейхстаге, а у городских патрициев — сотня.

Иногда считают, что патрициями городскую верхушку называли так сказать в шутку, с иронией. Нет, это было официальное именование (по-немецки «Patrizier»).

Влияние вольных городов и патрициев в рейхстаге постоянно снижалось, и понятно почему. Вольный город это город, не включившийся в постоянную корпорацию городов (а ля Швейцария) или не объединивший вокруг себя другие города (то есть не ставший столицей и ядром ГОСУДАРСТВА). По естественным причинам таких городов становилось всё меньше, а города, перешедшие в фазу государств, получали неизмеримо больше возможностей для конкурентной борьбы. В том числе в смысле легендирования городской верхушки под «древних аристократов». Но именно городская курия рейхстага была его самой старой частью. С этого (постоянного совета нескольких городов-государств) всё и пошло.

Вопрос в том, КОГДА это произошло.

Теперь о составе Империи с точки зрения территориальной. Значительная, а иногда и основная часть территории пайщиков находилась за пределами границы империи. Эта граница были границей избирательных зон и таможен, но почти никогда границей политической.

Конец 18 века. Ярко-красный – территория Империи, более тусклый –
территории держателей акции, не входящие в Фирму.

Если же показать территорию всего имперского конгломерата, то получится вот такая картина.

И это картина упадка Империи. В 1600 году она включала в себя Испанию с Португалией и ¾ Италии. А ранее Францию. Некоторое время Польшу и даже Россию.

Теперь кода.

1600 это, в общем, оптика. Немного замутнённая, кое-где прилип волосок или треснуло стёклышко, но смотреть можно долго и упорно. И многое рассмотреть. Например до 1610 года наша Империя ПЛАТИЛА ДАНЬ ТУРЦИИ. Якобы с 1533 года, то есть 83 года. Но цифра 1533 менее достоверна.

И вся коллизия европейской жизни в 16 веке это борьба между Священной Империей и Империей Оттоманской. Всё остальное – поскольку-постольку.

Вот это и есть границы двухголовой Римской империи по состоянию на начало нового времени. До этого было что-то вроде такого расклада:

Конец 4 века.

Потом эннолетняя ночь с явно сбившейся временной шкалой, и вот такая картина:

Конец 16 века. Красный – Священная Империя, розовый – Оттоманская Империя.

Как видим всё примерно одно и то же. На глаз позднеантичный Рим достиг бы таких границ лет за 200. Ну, 300. Это с проблемами, неурядицами и даже катастрофами. В то, что всё это в 5 веке рассыпалось, а через 10 веков снова собралось, вериться с трудом. То есть, конечно, бывает и такое, однако данных никаких нет. Взятие Константинополя – сказка. Ранние османские завоевания с места в карьер — сказка. Западное средневековье – сказка.

Повторяю, может быть, все эти сказки были на самом деле. Пуркуа па. Только ДАННЫХ НЕТ. Нет данных – нечего бестолку заниматься удвоением реальности и морочить себе голову.

***

Вот такая ревизия античности. «Обозрели то, что есть». Дальше можно поразмышлять, как люди дошли до такой жизни: почему мировая история обрывается не в начале, а в середине, и кто, как и почему это сделал.

ХРИСТИАНСТВО

Кликабельно.

Любая религия, для воспитанного в её культурном контексте, воспринимается как данность. Человеку трудно посмотреть на неё (то есть на себя) со стороны. Для христианина, мусульманина, буддиста или индуиста его религиозная культура является НОРМОЙ. И наоборот, всё, что этой норме не соответствует, воспринимается как нечто глубоко ненормальное. Ненормальное в самих основаниях.

Если человек в той или иной степени начинает воспринимать СВОЮ культуру как ненормальность, он становится существом глубоко несчастным. Поэтому любая критика религии штука не такая безобидная, как кажется на первый взгляд. Я думаю, она и не нужна. Национальную религию нужно воспринимать как данность и не рыпаться.

В нашей культуре принято здороваться при встрече и пожимать друг другу руки. В принципе это условность, которую можно игнорировать. Но это игнорирование сразу создаст массу проблем и весьма вероятно спровоцирует нервный срыв.

Те люди, которые легкомысленно критикуют религию, не понимают, на что замахиваются, даже с точки зрения бытовой.

А кроме быта есть и многое другое. Человек возникает из небытия и в небытие уходит, даже толком не осознав, что произошло, и участником какого события он стал. Религия придаёт некую осмысленность этому изначально бессмысленному процессу, даёт точку отсчёта. То есть кроме всего прочего религия гораздо более рациональна, чем та рациональная критика, которой она постоянно подвергается. В конечном счёте, критики совершают одну и ту же ошибку – ошибку неправильного масштабирования. Они пытаются установить диалог с вечностью, но сама эта попытка есть попытка включения в коммуникацию биологического объекта, а именно хитрого, но не очень умного млекопитающего. Это делает сам факт разговора абсурдным и оскорбительным. Если нельзя говорить в доме повешенного о верёвке, то представьте, что вы получили по е-мейлу письмо от человека, который живет один день. Он вам задает какие-то вопросы, о чём-то спорит, делится планами. Но он возник 12 часов назад и через 12 часов исчезнет. Личность ли это? Это тающее в воздухе колечко филологического дыма, с которым разговаривать СМЕШНО.

Я не убрал столь длинную преамбулу под кат, чтобы предупредить глубоко верующих людей. Вероятно, им не стоит читать то, что написано внутри. Хотя то, что там написано, не колеблет и не может поколебать христианство, давно ставшее основанием нашего мира.

Более того, сама критика христианства не свидетельствует ни о большом уме, ни о большой культуре. В конечном счёте любой человек тут оказывается в положении Ласло Тота.

Был такой чудак в 70-х, то ли венгр, то ли еврей из Австралии. Набросился с молотком на Пьету Микеланджело, разбил мадонне голову, отломал руку и стал орать, что Христос это он, у него нет и не может быть матери, ибо Бог был, есть и будет всегда. Австралопитека судить не стали, а подлечили малешко и направили с богом на родину. Потом в голове у Ласло Тота наступили некоторые повреждения, приведшие к инсульту. А в результате инсульта отнялась рука.

Можно конечно утешать себя тем, что люди ещё поднимутся, приобретут бессмертие, у них будет по восемь сердец и по четыре мозга, и вот тогда они к теме вернутся и поговорят.

Несомненно, люди станут бессмертными, бессмертие это тривиальная задача, которой можно достичь десятком способов. Потребуется на это ещё лет 200, не больше. Галактика населена не просто разумными существами, а бессмертными разумными существами. Смертность разумного существа это легкоустранимая дикость, парадокс раннего этапа развития цивилизации.

Вопрос только будет ли это бессмертное разумное существо человеком. И не будет ли спор с Богом спором с самим собой. 

Но историк, игнорирующий историю религии, это такой же слепенький дурачок , как биолог, игнорирующий например функцию воспроизводства организмов. Поэтому, помолясь, приступим – разумеется, гуманно и в самом щадящем режиме.

В христианстве есть Три Особенности, бросающиеся в глаза любому непредвзятому наблюдателю.

Первое — это мрачный депрессивный характер и зацикленноcть на теме смерти и покойников. Основной религиозный обряд христиан это похороны, похороны являются венцом жизни христианского святого, а сама его жизнь есть ПОДГОТОВКА ТРУПА.

Эти трупы хоронят у храмов. Где церковь там кладбище, где кладбище, там церковь. Близнецы-братья. Сами церкви тоже кладбища – хоронят в полу, в стенах, чуть ли не на потолке.

Часовня католической церкви Всех Святых в Чехии. Сделана из 40 000 человеческих скелетов.

Думаю насчёт 40 000 преувеличение, но несколько тысяч точно. Костяной канделябр – в нём в качестве деталей содержатся все кости человеческого скелета.

На самом деле эта церковь новация. Её построили в преддверье начинающегося декаданса по приказу медиатизированного старичка из СРИГНа князя Шварценберга. Вот его малый герб, выложенный костями. Как говорится, «у каждого барона своя причуда».

И дата с подписью Мастера. Но построенная в 1870 году церковь была действующей, никакого отторжения она ни у прихожан, ни у клира не вызвала. Да и не стали бы Шварценберги так кощунствовать. Их церковь только повторяла капуцинскую церковь Девы Марии в Риме.

Церковь Девы Марии древняя, она построена в самом начале 17 века, на заре христианства. В ней находится скелетик маленькой принцессы-пчёлки Кларидской Барберини, племянницы одного из римских пап. В стены вмурованы 4000 черепов.

Катакомбы капуцинов в Палермо. В отличие от катакомб Неаполя или Рима это чисто христианские катакомбы, поэтому они полностью доступны для обозрения. Их стали рыть с начала 17 века. Всего тут захоронено 8 тысяч трупов, включая трупы 20 века.

Наверху фото монахов. А это светские трупы в т.н. «Галерее профессионалов». Тут хоронят интеллигентов – художников, юристов, офицеров, врачей.

Это португальская церковь в Эворе. Булыжники в стенах – настоящие черепа.

Над входом девиз: «Наши кости ожидают, когда к ним присоединятся твои».

Подобные артефакты не есть особенность католицизма. Вот аналогичное захоронение на православном Афоне. Сначала умерших монахов предают земле. Через несколько лет разрывают могилы и смотрят – правильно ли разложился труп. Если правильно, с черепа соскребают сгнившие остатки и помещают в «костяницу».

Если труп правильно приготовлен праведной жизнью, то он не гниёт, а ссыхается. Такой мумифицированный труп – огромная ценность. Его выставляют на всеобщее обозрение, прикосновением к трупу лечатся. Особенно хорошие трупы разрубают на части и делят между несколькими церквями. Частица трупа должна также закладываться в основание каждой новой церкви.

Русская монахиня-схимница. Её одеяние напоминает суконный саркофаг, разукрашенный могилами и черепами. Уходящий в монастырь, умирает для мира. Это живой труп. И это очень хорошо. С точки зрения христианской доктрины.


Кликабельно.

Разумеется, в церквях перед прихожанами мотивы смерти и варварского поклонения трупам сглаживаются. Например мощи часто хранятся «под спудом» — в закрытых ящиках. Но христианство в целом накладывает на культуру отпечаток неимоверной тоски и грусти. Это находит своё выражение во всём – в архитектуре, живописи, музыке. Иногда получается торжественно и даже сладко – ведь слёзы могут принести облегчение и могут быть выражением не физической боли, а ностальгии, любви, высокой печали.

Во-вторых, христианство очень короткая и узкая религия. Всё содержание христианской легенды по объёму равно одному античному мифу среднего размера. Это пытаются маскировать, превращая Библию в телефонный справочник или дополняя рассказами о святых. Но эти дополнения искусственны, неинтересны и даже в таком виде создают большие трудности для основной легенды. В общем, их никто не знает. Непорочное зачатие Девы Марии в «папской догматической конституции 1854 года» это канцелярский апофеоз подобных «улучшений». Это не художественное творчество, а выправление бумаги конторой по учёту трупов при морге или городском кладбище.

Даже если на минуту допустить, что крестики слева и справа на этой картине Пальма иль Веккьо не пририсованы позже, тут точно отображено соотношение изобразительной мощи языческой (в смысле античной) культуры и тщедушного литературного мифа христианства. Который даже в своей сердцевине «сборник четырёх текстов» – т.е. список и справочник, а не сказание.


Кликабельно. Песню-грустилку, которая иллюстрирует унылый зимний пейзаж выше, можно пропеть и иначе.

Возьмём всего один второстепенный миф античной религии – миф лучезарной Эос. Эос это прекрасная девушка с розовыми пальчиками. Каждое утро она поднимается на небо в колеснице, запряжённой Лампосом и Фаэтоном, и освещает землю.

Эос большая шалунишка, поэтому у неё на щеках после ночи всегда румянец. Когда утром наступает царство Эос, у мужчин возникает эрекция.

Эос добрая, но забывчивая. Она полюбила прекрасного юношу Тифона и вышла замуж, попросив Зевса сделать его бессмертным. Но она забыла попросить сохранить ему юность, и Тифон со временем превратился в старика. Чтобы его не видеть Эос заперла Тифона в отдельную комнату, откуда тот жаловался скрипучим голосом на несчастную судьбу. Тогда из жалости Эос превратила Дмитрия Евгеньевича в сверчка.

Это всего ОДНА небольшая история и только эта история даёт огромные шансы на удачные человеческие контакты. Это ЗАБАВНО. Тут можно шутить, можно намекать, можно общаться — и подросткам, и молодым людям, и зрелым людям, и старикам. Можно посмеяться, при желании можно и поплакать. В меру, без зверства.

Донателло. Пророк Аввакум.

А что может рассказать христианин? Ну, пришёл санитар из морга домой, решил позабавить супругу интересной историей.

— Прикинь, деда в пятницу привезли, он уж дня два дома лежал. Ну, положили в морозилку, а в выходные электричество вырубили. И что ты думаешь, а понедельник открываю, а он как новенький. Только ноготь на ноге отвалился.

Человек в шоке. А христианин продолжает:

— Я ноготь с собой принёс. Хочешь, покажу?

Это… ТЯЖЕЛО. Очень.

Разве что положительную сторону тут можно увидеть в том, что христианская культура быстро приводит к секуляризации общества. Люди избегают говорить в быту на религиозные темы, перестают использовать религиозные аналогии, избегают контактов со служителями культа. Не случайно встретить священника на улице – плохая примета. Много икон в доме – к беде. Вокруг человека, постоянно беседующего на религиозные темы, быстро образуется вакуум. Люди разбегаются. Сакральные функции священников религиозная община и государство стремиться заменить функциями моральной проповеди, статистического учёта, медицинской и социальной помощи, искусством и философией, чем угодно, но только не самим христианством. «Всё что угодно, только не ноготь».

Поэтому атеизм зародился и получил значение связной доктрины только в христианском мире. Другие культуры просто не понимают, а в чём проблема. Представьте дяденьку, который бегает по детским утренникам и борется с Дедом Морозом. То кричит из зала: «Не верьте, дети, это неправда!», то пишет кляузу в РОНО. А то и набрасывается на бедного Санта Клауса с кулаками и рвёт мешок с подарками. В общем, ведёт себя как круглый дурак и идиот. Но если Санта-Клаус детям показывает из мешка сушеного кота, то дяденьку можно понять.

В третьих, в основной доктрине христианстве существует нелепая путаница, отталкивающая неофитов. И это, как и вторая особенность, со всей очевидностью показывает, что христианство могло быть сделано только очень поздно, только на скорую руку и только людьми случайными.

Христиане-теологи буквально плутают между трёх сосен со своей доктриной тройственности единого Бога. Как это возможно, совершенно непонятно. Для первичной пропаганды это создаёт огромные трудности. Ни одна мировая религия не усваивается неофитами так трудно. При огромных усилиях в 19 веке европейские империи обратили в христианство девственно чистую Африку при соотношении сил 1000:1. И что же? Сейчас там мусульманство успешно вытесняет христианство. Потому что для неразвитого сознания совершенно нелепо объясняется Основная Формула христианской доктрины. Получается 2+2=5. При этом в мусульманстве есть неприятное обрезание и вообще мусульманский мир — мир второго сорта. Но мусульманская доктрина предельно ясна. Один бог – Аллах. Его пророк – Мухаммед. И есть два свидетеля для принятия в мусульманство. ВСЁ. За один день человека можно принять и это принятие честное и крепкое. А для мировой религии лёгкость пропаганды, желательно умещающейся в один день — основа основ.

Собственно, непонятно, как учение с такой дефектной доктриной могло распространяться количественным путём. Цепная реакция в христианстве затруднена. Эта религия ведет действенную пропаганду, когда уже имеет политическое и военное господство и финансируется государством. С нуля на этом подняться проблематично.

Иными словами, если суммировать всё сказанное, христианство это миф касты могильщиков большого и культурного государства, превратившийся в монорелигию в результате государственного переворота.

ИСТОКИ ПРОИЗОШЕДШЕГО

Август в образе великого понтифика,
приносящего жертву.

Коварность исторического знания заключается в том, что от учёного требуются два режима интеллектуальной деятельности. В случае достаточно количества фактов речь идёт об их связном и непротиворечивом изложении. Но что касается прошедших эпох, то сплошь и рядом фактов для мало-мальски связного изложения не хватает, и историк начинает из восполнять псевдосведениями, почерпнутыми из художественной литературы, то и просто выдуманными в результате «гениальной интуиции». Однако, когда фактов мало, задача историка другая. Он должен тщательно отделить зерна от плевел и попытаться создать максимально простую гипотезу, укладывающую всё же известные факты в осмысленное целое. Этих гипотез вполне может быть несколько. И они вовсе НЕ ОБЯЗАНЫ быть истинными. Это просто приём систематизации фактов.
То, что я скажу ниже о генезисе христианства, ни что иное как гипотеза, и этих гипотез у меня несколько. Но в данном случае умозрительная спекуляция есть вещь гораздо более продуктивная и более ДОСТОВЕРНАЯ, чем та безудержная и по сути бессодержательная фантазия, которая нам выдаётся за церковную историю.

Что самое интересное, «как было дело на самом деле» определённое число людей знает, – исторические факты нового времени (а речь идёт именно о НОВОМ времени) сплошь и рядом утаиваются. Это может мгновенно девальвировать спекуляцию, но тем интереснее бывает, когда спекуляция вдруг подтверждается ранее неизвестными фактами.

(Ещё раз советую людям, не способным к абстрактному мышлению и всё сводящим на личности, не читать то, что под катом. Признаться, я никогда не понимал галковскоманов. По-моему, Галковский человек вполне заурядный. Что называется ни кожи, ни рожи. Я ещё могу понять подростков, путающих анатомию и порнографию. Но откуда такое внимание к личности автора книжки по анатомии непонятно. И добро бы я был аполлоном или квазимодо. Или хлеб у кого-то отбивал.) 


Чтобы понять из чего выкристаллизовалось христианство, поговорим о религии Древнего Рима.

В новейшей историографии принято весьма пренебрежительно отзываться о греко-римском язычестве, но если разобраться, античная система и здесь была достаточно совершенной.

Существует детсадовская доктрина о том, что монотеизм возникает из политеизма и является по сравнению с последним более совершенной философской абстракцией. Но, во-первых, религия вообще не является философской абстракцией. Это религия. Религия это одно, а философия, математика или музыка – нечто совсем другое. А во-вторых, в смысле культурном монотеизм ничем не лучше политеизма. Сравните античную религию, с её красочными храмами, литературой и искусством, и, например, мусульманство. С точки зрения культурологической доктрины христианства мусульманство неизмеримо выше античности. Но так ли это?

А что касается церковной организации, то греко-римское язычество во многом ОПЕРЕЖАЛО даже современное состояние церкви в Европе, арабском мире или Индии. Ни в Греции, ни в Риме не было жреческой касты. Функции жрецов выполняли сами граждане, это было общественной нагрузкой, вроде должности пионервожатого в скаутском лагере или роли Санта-Клауса на детском утреннике.

Но конечно социальный статус «и.о. жрецов» был другой. В Дедов Морозов наряжались сенаторы, градоначальники, судьи, министры и президенты. Но тем не менее. Одно дело человек, который выполняет роль деда Мороза, и другое – профессиональный Дед Мороз. В последнем случае человек неизбежно выглядит придурком, его положение двусмысленно. Во всех странах мира к профессиональным жрецам относятся с усмешкой — будь то католический монах, православный поп или мусульманский мулла. В глазах населения при всём показном уважении и даже властных функциях это дармоеды и никчёмные люди. А главное так относятся к себе сами представители жреческого сословия. Им быть священниками неудобно, они жмутся, стесняются, в этой среде неизбежно возникает проблема отцов и детей, часто приводящая к запрету на семейную жизнь.

С другой стороны, отсутствие жреческого сословия делало римлян людьми неопытными в религиозных вопросах, римляне не совсем понимали силу религиозной пропаганды и не умели подавлять политическую активность религиозных течений. Легенда о гонениях на христиан является ложной уже потому, что изображаемое давление втрамбовало бы любую начинающую религию в ноль и небытие за одно поколение. В Риме реальном вообще не было религиозных гонений, если не считать таковыми периодические запреты на человеческие жертвоприношения и сексуальную распущенность.

В то же время там было большое количество храмов, которые неизбежно являлись коммерческими предприятиями. Туда стекались пожертвования и плата за религиозные обряды, при храмах существовали общественные и научные организации, храмы выполняли государствообразующие функции – в них объявлялись войны или читались официальные постановления.

Поскольку речь шла о политеизме, то храмы разных богов находились в постоянной конкурентной борьбе за прихожан. А поскольку собственно ритуальные функции выполняли дилетанты, им требовались суфлёры, хорошо знающие очерёдность молитв и ритуальных формул.

Поэтому в Риме существовали особые религиозные магистратуры, важнейшей из которых была коллегия, возглавляемая великим понтификом. Кроме консультаций чиновников, исполнявших жреческие функции (например, при освящении новых храмов) основной задачей коллегии было поддержание религиозного баланса. Все религиозные культы, – Юпитера, Цереры, Марса, Януса и т.д., — должны были быть равноудалены от власти. То есть нельзя было построить храм Юпитера, который был бы заметно больше и богаче храмов остальных богов.

Сначала великий понтифик (буквально «великий строитель (наводитель) мостов», великий балансировщик-дипломат) выбирался из числа понтификов коллегии, затем эта должность автоматически присваивалась императору. Ну а затем, как вы знаете, римскому папе. Таким образом, должность великого понтифика это самая древняя непрерывно занимаемая должность в Европе (а, пожалуй, и в мире).

Но никаким религиозным балансом («pax deorum») в епархии современного понтифика и не пахнет. Наоборот, там существует жёсткий монотеизм, причём такой степени, что даже небольшие разночтения в рамках единой христианской религии вызывают полное отторжение.

Очевидно, что в коллегии понтификов в своё время произошло нарушение баланса и осталось только выяснить, кто натянул на себя всё одеяло.

Фламин в апексе – специальной жреческой шапочке из шерсти.

Римский папа Адриан VI в шапочке сходного покроя.
Как вы понимаете, в Риме некоторые боги были более равны, чем другие. Эти неравные боги образовывали ТРОИЦУ. Магистр, который выполнял функции главного жреца конкретного культа, назывался фламином (возжигателем огня). Старших фламинов было три – фламины Юпитера, Марса и Квирина. Особыми фламинами, носящими отдельные названия, были сам великий понтифик – фламин Весты, фламин Януса (заместитель понтифика – «священный царь») и фламин Фавна. Следует учесть, что к Юпитеру примыкали Юнона и Минерва, что образовывало вторую троицу богов, поддерживаемую септемвирами. Наконец существовало 12 младших фламинов.

И вот тут наблюдается труднообъяснимый сбой. 11 из них известны. Это Палеc, Палатая, Кармента, Церера, Фалацер, Флора, Фуррина, Помона, Портун, Вулкан и Волтурн.

А двенадцатый бог или богиня неизвестны. «Забыли». Как могло случиться такое несчастье? По двум причинам. Или это имя никто не произносил, потому что оно вызывало ужас, или его стали замалчивать позднее, потому что оно стало звучать как-то неприлично. Примерно как «Гитлер».

Надо сказать, что в римскую систему богов ещё входили божества, не представленные в религиозных магистратурах, но имеющие отдельные празднества. Это Анна Перенна, Матута, Нептун, Опс, Робиго, Сатурн, Теллус, Термин и Вейовис.

Не буду перечислять, что собой олицетворяли эти боги, хотя это очень поучительно и очень жалко, что истории античной мифологии не уделяется (И НЕ УДЕЛЯЛОСЬ НИКОГДА) должного внимания. Скажу только одно. Среди всех этих богов нет бога Смерти.

Может быть, римская культура отличалась исключительной жизнерадостностью и в упор не замечала смерть? Да нет, — да и трудно представить подобное общество. Конечно по сравнению с христианством все остальные религии это просто-таки непрекращающиеся карнавалы, но погребальные церемонии занимали в античной культуре подобающее место.

Считается, что римская богиня смерти и похорон называлась Либитиной, в её храме хранились похоронные принадлежности, там же нанимались могильщики. Но всё это настолько невнятно, что Либитину отождествляют с… Венерой. По мнению историков, такому отождествлению способствовало внешнее сходство имени Либитина с Лубентией – богиней страсти. Что КРАЙНЕ надуманно.

Поскольку большинство римских богов имеет греческие пары, можно попробовать поискать затерявшегося бога в Греции. Он хорошо известен. Это Аид, он же Гад (Гадес). Но как звали его римского аналога? Обычно называется Плутон. Это странно, потому что Плутон это греческий же бог Плутос, символизирующий богатство (отсюда «плутократия»). Другое название Аида у римлян «отец Дис». Слышали такое? Думаю, нет. Зато третье имя слышали все, но никто его не отождествляет с Аидом – это Орк (Оркус).

Все эти римские имена малоизвестны и считаются простыми кальками Аида.

Относительно Аида известно следующее.

1. Этот бог был нелюбим греками (и очевидно римлянами) и вызывал ужас. Ему не ставили храмы, в мифах он присутствует только как эпизодический персонаж. Его избегали называть по имени, предпочитая эпитеты. Например, называли «Добрым» или «Гостеприимным» (довольно злая ирония).

2. Аид считался богом-невидимкой. Шапка-невидимка, о которой рассказывается в подвигах Геракла, принадлежит именно Аиду.

3. Аид, будучи богом подземного царства, был также богом потустороннего мира – мира теней. В царстве Аида находился не только античный Ад (т.е. собственно Аид), но и рай – «Острова Блаженных». На островах (Элизиуме) жил судья загробного мира Радамант.

4. Аид был женат на Персефоне, символизирующей смену времён года, и благодаря этому считался не только богом увядания и смерти, но также весеннего возрождения к новой жизни.

Римские погребальные обряды очень похожи на современные обряды европейцев – чёрные траурные одежды похоронной процессии и белая одежда покойника, эпитафии, монетки, венки, надгробные речи, памятники и склепы.

Но есть одно существенное различие. Это шутовство. В середине римской траурной процессии шли мимы, главный из которых наряжался в маску умершего. Мимы кривлялись и отпускали остроты. Причём такой обычай соблюдался даже при похоронах императоров. Например, когда хоронили императора Веспасиана, отличавшегося скупостью, изображавший его мим крикнул в толпу:

— Во сколько обошлись эти похороны? Заплатите мне одну сотую и сбросьте труп в Тибр.

Некоторое подобие подобия такого отношения к похоронам можно найти в современным подтрунивании над могильщиками и гробовщиками. Они неизменно изображаются в качестве юмористических персонажей.

При желании тему сакрального кощунства можно поискать и повыше. Например, в ОФИЦИАЛЬНОМ житие римских пап многие из них описываются полудурками и даже переодетыми женщинами, а в качестве священного трона великого понтифика выставляется стульчак.

Разумеется, в императорский и республиканский период к великому понтифику относились иначе. Это был один из главнейших государственных постов, понтифик носил особый железный нож, обладал абсолютной властью над весталками и имел табу на прикосновение к трупам.

Другой неожиданной (замалчиваемой) особенностью римских похорон является… организация гладиаторских боёв. Вы помните, сколько горьких слёз пролито по поводу мириад умученных в амфитеатрах христиан. Так вот: «вы и убили, Родион Романович». Гладиаторские бои римлян это часть похоронного обряда. Они заказывались в качестве поминок богатыми гражданами, о чём в начале представления и сообщалось. Мол, так и так, четыре пары гладиаторов сойдутся в честном бою, заказанные и оплаченные Горацием Максимусом в честь состоявшихся в четверг похорон его незабвенного отца. То есть, распорядители и контролёры гладиаторских боёв неизбежно были связаны с коллегией могильщиков.

Современная реконструкция. Погибших гладиаторов вытаскивали с арены через «ворота Либитины».
Как я уже упоминал, у великого понтифика (и у многих других магистров) было строгое табу на прикосновение к трупам. Несомненно, могильщики отличались богатством и влиятельностью. Но точно так же очевидно, что низовой аппарат корпорации вербовался из всеми презираемого контингента, не имеющего римского гражданства. Потому что валандание с трупами считалось грязным занятием, недостойным римлянина. Генералами касты могильщиков, цеховыми мастерами были местные. А вот основная масса могла состоять из кого угодно. И после прихода к власти эти «кто угодно» пополнили если не генеральские, то уж наверняка офицерские должности. Ибо проблема всех революций на начальном этапе – кадры. В дело идёт всё. Так христианство оказалось намертво связанным с европейско-семитскими метисами. Метисами, как ясно даже сейчас, первоначально занимавшими самые нижние ступени социальной пирамиды. Ниже уровня земли. ГЕТТО.

Самая торжественная часть похоронной процессии шла за танцорами и мимами. Это были члены либитинарии (похоронной коллегии), с надетыми на лица копиями масок предков покойного. Эти маски снимались с умерших, занимавших должности в магистратуре, и хранились дома в особых шкафах. Члены либитинарии надевали также соответствующую почётную одежду и античные знаки отличия – венки и прочие регалии. Если было положено по рангу, они ехали на колесницах и их сопровождали настоящие ликторы.

То есть представьте. Умер, например, Лев Николаевич Толстой. Хоронят. В середине процессии, после оркестра, исполняющего то заунывную похоронную музыку, то фокстрот, — шуты. В центре шутов — архимим с приклеенной бородой, в толстовке и в лаптях: юродствует за непротивление злу насилием и рисовые котлетки. А дальше отец Льва Николаевича в военной форме на лошади, и дальние предки – сенаторы, генералы, дипломаты. Все – ЕВРЕИ В МАСКАХ. Толстого они не читали, да и читать не умеют. Говорят по-русски через пень-колоду. А форму – примерили. По центральным улицам с почётным эскортом промаршировали. В голове появились определённые МЫСЛИ. Мысли простые, но, повторяю, определённые. За инсигнии-то подержались, в триумфе поучаствовали.

Шутю, конечно. Но факты не выдумываю. Наоборот, выстраиваю то, что есть, в простую и легко запоминающуюся схему. Схему, которая не только помогает быстро запомнить новую информацию, но и многое объясняет в окружающем нас мире. Почему-то.


Так называемый «Тогатус Барберини». Это портрет знатного римлянина с бюстами своих предков. Считается, что отломанную голову ему приделали в 17 веке. (Между прочим, тяжёлым наказанием для римлянина было «о мёртвых хорошее или ничего» — с проштафившихся предков запрещалось снимать маски, они должны были бесследно исчезнуть.)


Вероятно такого рода артефакты спровоцировали позднейшую легенду о святом Дионисии (Сен-Дени) Парижском, обезглавленном на Монмартре («Горе Мучеников»), и пошедшим дальше со своей головой в руках. 

Сами захоронения в Риме были двух типов, причём по одной версии сначала преобладала кремация, а по другой предание земле. Думаю это головное противопоставление, потому что кремация была не полной – у трупа сначала отрезали и закапывали палец. А оставшиеся после кремации кости тщательно очищали и хранили в сосудах. Скорее всего, изначально у римлян было захоронение в земле, потом в период эллинизации верхние классы перешли на кремацию, но с урнами, а ещё позже, с развитием технологии мумифицирования, горожане стали отказываться от кремации в пользу хранения высушенных трупов в катакомбах.

После установления христианства традиция кремации (максимально рациональная для крупных городов) была полностью забыта и с большим трудом восстановлена в 19-20 вв.

Историки христианства с неимоверной лёгкостью говорят об уничтожении многомиллионного языческого политеизма в течение одного-двух поколений. Предполагается, что лучезарный блеск единственно верной религии волшебным образом заставил миллионы и миллионы людей отказаться от веры своих отцов и от бытовых традиций, уходящих вглубь веков.

Однако в оптическом диапазоне хорошо просматривается взаимоотношение между монотеизмом и политеизмом на примере Индии. Монотеизм сравнительно легко проник там в верхние классы (кстати, с большой поддержкой европейских христиан). А дальше… А дальше стоп-машина. Если сейчас на Индостанском полуострове есть большие районы сплошь мусульманского населения, то это результат сегрегации 40-х годов, когда единая страна разделилась на языческую Индию и мусульманский Пакистан.

Хорошо видно также взаимодействие между двумя глобальными монотеистическими религиями на примере районов оттоманской империи – мусульмане в христианских районах сравнительно легко укрепились в городах, но встретили сильное сопротивление в сельской местности.

А главное совершенно непонятно, как греко-римское язычество могло исчезнуть СОВСЕМ. Ведь даже малочисленные секты обладают поразительной живучестью. А тут ОГРОМНАЯ религия. Такое впечатление, что их всех убили. Что крайне маловероятно. То есть может быть кому-то и хотелось. но сил для этого не было. Сплошь вырезать огромные районы это задача для капиталистического милитаризма. Но тогда государства могут, но уже не хотят.

Однако представим себе, что раннее христианство это не монотеистическое учение, а один из культов огромной политеистической системы. При этом внутри себя он действительно монотеистичен, и тем самым кардинально отличается от язычества. Но поскольку он сформировался и существует в языческом контексте это религия-паразит с огромным интеграционным потенциалом.

Например, бороться с конкурирующем культом Афродиты ей непосильно. Это сотни храмов по всему Средиземноморью, натоптанные маршруты паломников, продуманная система ритуалов, храмовая касса и представительство в органах управления. Но предположим, что религия-паразит захватила власть в коллегии понтификов и её представитель обладает бюрократической прерогативой в границах всей империи. Он ведь может выправить бумагу, что Афродита это… Да кто угодно.

Ведь почти все античные боги имеют двойников и тройников. Само понятие бога здесь штука большей частью филологическая. Как бы действовали древние римляне сейчас? Они бы увидели что, например, существуют компьютерные игрушки и придумали бога игроков в РПГ. Назвали его «Утёнаг». Собравшись в тройку, организовали религиозную коллегию и получили права юридического лица. Открыли сайт и стали собирать деньги на храм (он же клуб). Думаете, они были бы такими дураками, что действительно верили в «Утёнга»? Да для них это была бы филологическая абстракция, такая же как «стрелы Амура» или «Оле-Лукойе». В Древнем Риме был бог дверного скрипа и два бога провожающих детей в школу (Итердука) и из школы (Домидука). «Утёнаг» это просто филологическая точка сборки, фиксирующая сообщество-корпорацию вокруг общего интереса и, — да, — дающая основание для некоего ритуала. Но это ритуал вроде порядка приветствования или пикапа, а не обрезания или намаза.


Тициан. «Любовь земная и Любовь небесная». Голая это как раз небесная 🙂 Вам никогда не приходило в голову, что В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ мы нигде не видим христианства вне языческого контекста? Вот чтобы амуров и нимф не было, а Христос и Богородица были. Считается, что такое волшебное время когда-то давным-давно было, люди про Юпитера или Артемиду счастливо забыли. Но посмотреть на это негде. Более того, у художников 16 века гораздо меньше христианских сюжетов, чем в веке 17. 

То есть, — вернёмся к теме, — Афродиты бывают разные. Например, Афродита-Урания, возвышенная любовь, может быть даже не к человеку а, например, к астрономии. А может (внимание) Афродита это некая Святая Дева, мать монотеистического бога гипотетического культа, о котором мы говорим. Назовём его «Лучезарный Икс». Юпитер? А это отец Лучезарного Икса. Геркулес? – Его ученик. И храмов никаких менять не надо. Только денежку от доходов Иксу отстегнуть. Прихожане даже не заметят, что произошло.


Но при этом Лучезарный Икс конечно должен уже на чём-то подняться и быть богом известным. И понятно, что когда Икс за 50-100 лет всех схрумкает без остатка, под конец из материалов коллегии понтификов исчезнет даже упоминание о его первоначальном бытии. Так Икс в будущей церковной истории (написанный его же адептами) возникнет из ничего. И сразу победит всех.

Похоже, что это единственный путь внутренней трансформации политеистической системы в монотеизм. А греко-римское язычество было именно трансформировано. Любое внешнее воздействие привело бы к 500-летним кровавым войнам и к сохранению значительных языческих реликтов – наподобие коптской церкви в мусульманском Египте.

Теперь откуда у предтеч христианства появилась такая прыть. Для создания культа-интегратора нужно было обладать определённым интеллектуальным багажом и готовым аппаратом чиновников от религии. Ни того ни другого у местных могильщиков похоже не было. При всём их влиянии. Да и не стали бы СВОИ ломать вековые традиции и перемалывать под ноль конкурирующие, но всё равно родные культы. Рука бы дрогнула. Ведь язычество это кроме всего прочего боги разных калибров. Есть боги общенациональные, есть местные. А есть боги отдельных фамилий или даже боги одного человека. Эта основа делает всё многообразие культов единой системой, чем-то уютным и глубоко родным. Одно дело вечный огонь на Красной площади и другое – прядка волос, которую мать убитого на войне бережно хранит всю жизнь. Загасить «негасимый» вечный огонь можно одним поворотом государственного крана. А прядка – штука ВЕЧНАЯ.

Но это тема следующего разговора.

 КОНЦЕПЦИЯ МОРОЗОВА И ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ


Каналы Марса, «открытые» в конце 19 века Джованни Скиапарелли и Ко. Подавляющую часть информации человек получает через зрение и люди сразу предпочли изображение Марса математическим спекуляциям о строении его поверхности. Беда заключалось в том, что в ДАННОМ случае лучше было полагаться на абстрактные расчёты. Марс в самом сильном телескопе был дрожащем пятнышком в 6 мм. 

Теория Николая Морозова является остроумной спекулятивной концепцией, все претензии к которой заключаются в том, что это спекуляция. Но Морозов и не утверждал, что речь идёт об изложении фактографии. Упрёки Морозову это обида на несохранность древних исторических фактов, что само по себе довольно глупо. То есть это обида на то, что сами критики Морозова думали не так, как надо. Их инструментарий оказался негодным. Они подобно Скиапарелли пытались рассмотреть поверхность Марса сквозь мутное стекло несовершенного телескопа конца 19 века, а Морозов стал вычислять ландшафт красной планеты исходя из формул Ньютона и Кеплера и экстраполируя надёжные данные о ландшафте Земли и Луны.


Все основные данные для правильного определения типа марсианской поверхности в эпоху Скиапарелли уже были: диаметр, масса, плотность атмосферы, удалённость от Солнца. Приговор: холодная полулуна с элементами ветровой эрозии. 

Несмотря на постоянные упоминания морозовская концепция древней и средневековой истории редко излагается в связном виде. Целиком гипотеза выглядит так:

1. 400-520 гг. Греко-сирийско-египетская империя с центром в Александрии. Строительство пирамид. Эпоха древнего христианства (Ветхого Завета).

2. 520-610 гг. Присоединение к Империи Северной Италии с центром в Равенне и Южной Испании, отождествлённой позднее с Карфагеном. Развитие иероглифического письма и клинописи. Эпоха древней юриспруденции, т.е. светских законов (Второзакония, отождествляемого с кодексом Юстиниана).

3. 610-720 гг. Возникновение монотеизма, позднее трансформировавшегося в мусульманство и иудаизм, откол от Империи на основе этой идеологии Испании, Египта и Сирии.

4. 720-840 гг. Общая победа монотеизма, повсеместное уничтожение скульптур и изображений людей. Возникновение нового христианства (Нового Завета).

5. 840-1060 гг. Восстановление антропоморфных изображений, разрыв нового христианства с мусульманством и иудаизмом. Константинополь как центр Империи, строительство храма Софии.

6. 1060-1200 гг. Отделение от Империи западной части, формирование из единого христианства католичества и православия.

7. 1200-1450 гг. Завоевание западными христианами-католиками восточных христиан-православных, создание синтетической греко-латинской культуры, которая затем была перенесена на 1-2 тысячи лет ранее. В это время создаются произведения Гомера, Платона, Аристотеля и т.д. Всё заканчивается нашествием мусульман и уничтожением синтетической культуры, центр которой находился в Афинах.


Выдвигать научные гипотезы для историков считается позором. Историк должен знать всё — как школьник. Подобное визионерство приводит к известным последствиям. Так выглядел Марс для современников Скиапарелли. Примерно такой же уровень достоверности исторических штудий о Древнем Мире. 

Мне думается, что сама спекуляция это единственно верный метод, беда что эта спекуляция одна, т.е. Морозов, вместо того чтобы выдвинуть все правдоподобные гипотезы, выдвинул только одну, наиболее с его точки зрения вероятную. Хотя их могло быть в некоторых случаях две, а в узловых точках три-четыре и даже больше. Понятно, что адепт теории Большого Взрыва должен одновременно знать все более-менее прорисованные гипотезы происхождения Вселенной, а также априори признавать их право на ОДНОВРЕМЕННОЕ существование.


Племянница Скиапарелли Эльза. В 20-30 была законодательницей европейской моды, имена она создала направление «прет-а-порте». Тесно связана с армянской общиной. 

Что касается самой спекуляции, то Морозов конечно был сыном своего времени и его взгляд имеет с точки зрения современного человека (конечно также небезупречной) очевидные аберрации.

Во-первых, Морозов прошёл христианскую Обработку. Эта обработка окончательно прекратилась только во второй половине 20 века, после двух разрушительных войн. По стечению обстоятельств русские стали первой нацией, где эта обработка была прекращена, что отчасти нивелировалось утомительной коммунистической пропагандой, а также общем зверством режима и эпохи. Тем не менее, именно русские стали первым атеистическим поколением, и с т.з. макроистории это ещё будет иметь свои позитивные последствия.


Платье от Скиапарелли. А-элита. (Решил приятно разнообразить изложение не имеющими отношения к тексту интересными картинками. А то по теме иллюстраций нет.) 

Конкретно Обработка представляла собой массированную вербальную интоксикацию, приводящую к сильному замедлению интеллектуальной деятельности. Людям с детства вменялось в обязанность сотни раз в день повторять бессмыленные тексты вроде «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай».

Молитва это не сентиментальное настроение, не стихотворение, не мольба о помощи и не внутренний голос поддержки. Это многочасовая редукция сознания.

И ещё. Это не фотомодель, а герцогиня Виндзорская. Элита.
Считалось, что молитва по возможности должна быть НЕПРЕРЫВНОЙ. То есть идти 16 часов бодрствования, а в идеале и 8 часов сна. По канонам в церкви надо молиться 8 раз в день, и если это не соблюдается, то только потому, что такая наркотизация непосильна. Тем не менее, например, трапписты молятся по 11 часов в сутки.

Мышление человека даже конца 19 века проходило примерно так: «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 35 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» + «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 22 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» = «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай» 57 «калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай».

Сейчас человек думает так: 35+22=57. Это гораздо быстрее. В разы.


Внучки Эльзы Скиапарелли в нарядах хиппи. Обе голливудские артистки и фотомодели. Левая, Берри Беренсон – погибла в самолёте, который врезался 11 сентября 2001 г. в северную башню всемирного торгового центра. Их матерью была графиня Мария Луиза Ивонн Радха де Вендт де Керлор, дочь Эльзы и известного оккультиста. 

Зараза матерной ругани это забивание головы прилипчивой и кощунственной плесенью паразитной молитвы. А забивает её себе человек (подросток) от неумения связно мыслить. Это ругань «для связки слов в предложение». Ругань и присказки возникают сами и человек от них в процессе формирования мышления постепенно избавляется. А многочасовая молитва его снова вышибает в первобытное состояние. Смысл молитвы не в содержании (его нет), а в бессмысленном и монотонном повторении программы, приводящей к общей загрузке мозгового процессора.


Персиваль Ловелл, главный распространитель идеи Скиапарелли о марсианских каналах. Миллионер, представитель высшей аристократии США, т.н. «бостонских браминов». По специальности востоковед, занимался античной историей и совершил поездку в Сирию. В дальнейшем выучил японский язык и длительное время жил на Дальнем Востоке в качестве американского дипломата и коммерсанта. Автор концепции превращения Японии в младшего партнёра США, чему подвёл издевательский базис. (Написал книгу, где доказывал, что американцы – мужчины, а японцы — женщины. После атомных бомбардировок японцы с концепцией согласились.) 

При этом следует учитывать, что вербальный вирус шёл вглубь, если человек начинал ЗАадумываться (в смысле заговариваться), то он «мордехаизировал» саму молитву. Это выглядело так. КАЛТОНАЙ-МАЛТОНАЙ калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай ШИРИН-ВЫРИН калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай, МОРДЕХАЙ калтонай-малтонай, ширин-вырин мордехай. Потом интоксикация шла глубже и человек мог вообще в этих ширинах-выринах запутаться. Так до сих пор мыслят мусульмане. Они ходят с чётками и про себя повторяют эти формулы. На мышление времени не остаётся, такого человека можно относительно легко уговорить взорвать гранату в метро или прыгнуть с 11 этажа.

Разумеется, Морозов до такого состояния никогда не доходил, это вообще был человек весьма трезвый, но он всё равно непропорционально много времени уделял Библии и христианству.

Ведь степень мордехаизации нарастала по мере приближения к гуманитарному знанию, и достигала пика в вопросах богословских. А Морозов занимался в основном гуманитарными дисциплинами.


Мавзолей Ловелла на территории личной обсерватории. Последние десять лет жизни Ловелл посвятил поискам девятой планеты солнечной системы, которую называл «планета Х». По странному стечению обстоятельств планету открыли после его смерти как раз в его обсерватории, причём место нахождения планеты совпадало с расчётами Ловелла, сделанными им несколькими десятилетиями ранее. Совпадение признано случайностью, т.к. расчёты были неверными. 

Некоторое подобие таких размышлизмов могут представить люди моего поколения, вспомнив советскую молодость. Например массированная пропаганда Брежнева (не идущая ни в какое сравнение с пиаром Путина&Медведева – это СОВСЕМ разные вещи) пришлась на мой возраст с 4 до 22 лет. Конечно, я, как и все, над Леонидом Ильичом смеялся, но моя психика оказалось деформированной. Я непропорционально много времени уделял этому глупому и неинтересному человеку, подражал его голосу, копировал мимику. И так вели себя ВСЕ. Одновременно был культ Ленина, что вызывало аналогичную реакцию. Защиты от этого нет, как нет защиты от стакана водки. Вылили в глотку – получите последствия. Во времена Морозова людям с утречка вставляли воронку в горло, вливали четвертинку водки и потом повторяли операцию всю жизнь.

Монотеистическая пропаганда это пропаганда при однопартийной системе.

Поэтому умный и довольно ехидный Морозов, как человек 19 века, тем не менее является БИБЛИОманом. Для него Библия это книга книг, всё произошло от Библии, это самая древняя книга на земле и т.п. БРЕД. Бред ЯВНЫЙ.


Ловелл получил отчасти математическое образование, но астрономией занимался как дилетант. В астрономических исследованиях ему помогал профессиональный астроном Вильям Пикеринг, тоже американский аристократ. После открытия Плутона в 1930 году выяснилось, что Пикеринг его сфотографировал двенадцатью годами раньше, но, — какая досада, — планета была скрыта точечным дефектом фотопластинки. Пикеринг считал, что жизнь есть не только на Марсе но и на Луне и выдвинул идею американской лунной экспедиции. 

Второе, связанное с первым, но всё-таки отдельное обстоятельство заключается в том, что тогдашняя Россия была эпицентром еврейского расселения, в российской империи жило более половины мирового еврейства, а в Западной Европе набрал обороты империалистический миф «еврейского заговора» — во-первых, маскирующий подлинный механизм политического господства тогдашних сверхгосударств, а во-вторых, призванный дезориентировать противника. К чести Морозова этому он поддался лишь частично, но поддался. Для него еврейский язык самый древний на земле, вся мировая культура произошла от евреев, все имена еврейские и т.д. и т.п.

Когда говорят что засилье евреев было, например, во Франции 19 века, то это смешно. Во Франции перед первой мировой войной жило менее 100 000 евреев. А вот в России 7 000 000. Это совсем разные величины. Евреи Франции это прикол, а по русским городам ходили стада через которые надо было проталкиваться. Для других этносов это действительно ЗАСИЛЬЕ. Во многих городах России евреи составляли более 50% населения. Причём французские евреи были ассимилированы почти на 100%, а в России родным языком русский считали только 2%, а три четверти евреев вообще не говорили по-русски.


Планету Х назвали Плутоном, т.е. именем бога смерти (позднее у планеты обнаружили спутник, названный Хароном). Сокращённое название планеты было аббревиатурой фамилий Пикеринга и Ловелла. Название планеты свалили на невинное дитя Венецию Бёрнс. Мол, случайно брякнула, а взрослые услышали. По странному стечению обстоятельств предок Бёрнс дал названия спутникам Марса, обнаруженным американскими астрономами в 70-х годах 19 века. Фобос и Деймос очень маленькие спутники и их обнаружение было большой удачей. Правда 150-ю годами ранее они были подробно описаны в «Приключениях Гулливера». 

Сейчас, после массовой еврейской эмиграции и значительной ассимиляции, евреи сократились до разумных пределов. Они ведут себя нагло и развязно (между прочим, во многом из-за дезориентации, вызванной массированной пропагандой европейцев), непропорционально представлены в бизнесе и культуре, но их можно не замечать. Интеллигентный человек в Москве может прожить всю жизнь и не разу не общаться с евреями, даже не заметив этого. Засилье евреев закончилось и современным людям болезненный интерес Морозова к еврейской теме непонятен. Как и например аналогичный интерес Василия Розанова.


Взгляды Скиапарелли с конца 19 века стали мейнстримом массовой культуры, однако большинство профессионалов отнеслось к идее скептически. Но это ничего не значило. Астрономия КАК ТАКОВАЯ была частью масонского мироведения 19-го века, возглавлявшегося Камиллом Фламмарионом. То есть паранаукой.
На фото враг Скиапарелли астроном Эжен Антониади(с), турецкий грек, переехавший во Францию. Скептическое отношение к марсианским теориям совершенно не помешало ему быть членом масонского синдиката Фламмариона. По странному стечению обстоятельств, Антониади, подобно Ловеллу, тоже занимался древней историей и участвовал в археологических работах вокруг константинопольского храма Святой Софии. (Вы уже догадываетесь, какого рожна американцы «реставрировали» Ай-Софию при Ататюрке). 

Что касается методологической ошибки Морозова, то он всё-таки, боясь выплеснуть слишком много, выплеснул почти всё. В своей реконструкции он шёл от прошлого к настоящему и неизбежно исчерпал «инерцию отрицания». Человек не может подвергать сомнению всё. Ему нужны вехи и незыблемые основы. Если бы Морозов сначала изучил 19 век, потом 18, потом 17, то он бы увидел постепенное нарастание неопределённости и сделал соответствующие выводы. Убрал то, что надо убрать, и оставил то, что надо оставить. Но он попадал в 15 век из 14, потом из 15 в 16, и ему хотелось сохранить в каждом следующем веке как можно больше, чтобы не разрушить саму ткань исторической фактографии. Он совершенно некритически подошёл к эпохе «возрождения античной культуры», не сообразив, что подложными являются не великие тексты античных писателей и учёных, а глупые рассказы об их обнаружении и, как следствие, — если подумать пару минут, — фальсификации. Ничтожный Браччолини действительно врал, когда рассказывал об обретении непонятно где бесценных античных текстов. Но никакого обретения не было не потому, что их только что написали, а потому что эти тексты никто не терял.

Морозов прошёл мимо «парадокса 16 века». Тексты 17 века часто очень низкого уровня и напечатаны тяп-ляп, но когда мы опускаемся в век 16, то видим роскошные фолианты Мануциев с научным аппаратом и богатыми иллюстрациями. То есть 16 век подложен, хотя из-за почти абсолютной достоверности века 17-го в изложение общего контура событий верен и поддаётся относительно лёгкой реконструкции. Морозов не начал 16 веком, а закончил, и купился на обманки. Например, он подробно цитирует Грегоровиуса и прямо-таки ВИДИТ средневековую жизнь в Греции, хотя по его же размышлениям ее там быть не могло и источники Грегоровиуса не выдерживают в смысле подлинности никакой критики.

Камилл Фламмарион.


Его жена Сильвия, родственница Виктора Гюго. Её именем назвали крупный астероид с двумя спутниками – Ромулом и Ремом. 

К слабым сторонам морозовской спекуляции относится также всевозможная «фламмарионовщина». Например, катастрофизм, то есть стремление подвизать к объяснению исторических фактов внеисторические катаклизмы, вроде падения гигантских метеоритов, чудовищных извержений или тотальных эпидемий. Сюда же можно отнести головные концепции «последовательного развития» вроде медного-бронзового-железного веков и прочую схоластику, оторванную от жизни.

Но у Морозова есть метод скептического сопоставления массы известных фактов с официальной версией истории, что приучает читателя к самостоятельному мышлению. Собственно морозовский метод изложения это интернетовский копипаст. Удивительная судьба Николая Морозова как бы перенесла его через столетие и поставила в положение интернет-пользователя: человека заперли на всю жизнь в библиотеке и коннектится можно было вручную.


«Небесная вилла» в Жувизи. Это роскошное здание с большим участком земли Фламмариону подарил восторженный жежист (это намёк). Жежист был пожилым садовником, но по странному стечению обстоятельств в 17 веке через здание проходил базис триангуляционных работ Джованни Кассини, а 30 марта 1814 года Наполеон в его гостиной узнал о капитуляции Парижа. Фламмарион построил в имении большую обсерваторию. 

Кроме того у Морозова есть несколько интересных идей. К их числу относится концепция территориальной разорванности систем информации, приводящая к последующему расположению этих систем друг за другом. То есть (его пример) из немецкого и венгерского учебников Австро-Венгрии будущие историки делают два последовательных тома единой истории Габсбургской монархии.

Эта мысль помогла ему придти к идее переворачивания греческого и латинского секторов истории Древнего Рима. По Морозову выжила западная часть и объявила себя главной, тогда как более старшей была восточная часть, возглавляемая Константинополем. А затем восточную часть истории надстроили над западной. Так Диоклетиан, действительно ключевая фигура античной истории (летоисчисление идет от него) был отодвинут из столицы на периферию, а затем объявлен начальной фигурой римской истории №2, идущей, так сказать, «на бис».


В России синдикат мироведов возглавлял Николай Морозов, корреспондент и личный друг Flamme d’Orion’a Фламмариона. Вот приветственный адрес русского отделения. 

Вероятно, такой намёк ему кто-то сделал в устной беседе, но этого оказалось достаточно, чтобы он тему продумал и новыми глазами взглянул на всю массу фактов.


Валентин Глушко, один из отцов советской космонавтики, с 1974 года — генеральный конструктор. Начинал как активист мироведения и протеже Морозова. Как видите «бредовые идей фоменкоидов» начались немного пораньше, а советские критики невежественного Фоменко являются невеждами ещё большими. Они отрицают историю всего столетней давности. Мол, не было этого. «Не знаем, и знать не хотим». Но невежественный человек всё равно служит делу прогресса. Только используется вслепую. 

Этот пост я сделал чтобы рассказать о Морозове – его концепция в кратком виде никогда не излагается и сами критики Морозова её знают лишь фрагментарно. Но также это сделано в преддверии общего отступления – иначе станет непонятен ход дальнейшей мысли.


Вход в «небесную виллу». На воротах латинская надпись: «К истине через знания». 

Реклама