Pax Persia/Pax Iranica


Персия — это
 древнее название земель, находящихся между реками Тигр и Ефрат, на которых располагалась одна из самых великих за всю историю империя, давшая начало развития современному исламскому государству Иран.

Персия — это использовавшееся в западных странах до 1935 г. название Ирана. В истории термин Персия также используется применительно к Персидским империям Ахеменидов (VI — IV века до н. э.) и Сасанидов (III — VII века н. э.).

Персия, теперь Иран

Персия — это греческое название исторической области Фарс (Парсуаш) в южном Иране, где проживали народности, образовавшие империю Ахеменидов (VI — IV века до н. э.) и Сасанидов (III — VII века н. э.).

древняя область Фарс
древняя область Фарс

Персия – это латинизированное название исторической области Парс, ныне Фарс (древнеперс. Парсуаш; древне-греч. Персида), в южном Иране на берегу Персидского залива (историческая родина персов и персидского языка, а также колыбель иранской государственности), по наименованию которой и был назван впоследствии целый ряд Персидских империй.

Персия — это Обширная страна в Азии, населенная персами. При Кире Персия сделалась самостоятельной монархией, далеко раздвинувшей свои пределы и достигшей большого могущества и процветания. Независимость древней персидской монархии была уничтожена Александром Великим.

Персия – это краткое наименование в исторической литературе, а также в персидском языке (перс. پرشیا‎ — pershiyâ) для обозначения иранских государств (Персидских империй), существовавших до арабского завоевания.

Персия, это — центр одной из величайших в истории империй, простиравшейся от Египта до р.Инд. В ее состав вошли все предшествующие империи – египтян, вавилонян, ассирийцев и хеттов.

Персия — это древне-Азиатское царство, пределы и границы которого значительно изменялись в различное время. В том виде, в котором она существует доселе, Персидская империя была основана Киром и ее обитатели в древнее время назывались Еламитами, от своего предка Елама, сына Симова, а в более поздние времена они назывались Парфянами. Мидийский и Персидский престолы были соединены при Кире в 536 до Р.Х., и в действительности вся страна от Египта до р. Гангеса совместилась в том, что называлось тогда Персидскою империею.

Персидские империи до завоеваний
Персидские империи до завоеваний

Персия, что это — это государство на юго-западе Азии. Столица — город Тегеран. На западе граничит с Ираком, на северо-западе с Азербайджаном, Арменией, Турцией и непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой, на севере с Туркменистаном, на востоке с Афганистаном и Пакистаном. С севера Иран омывается Каспийским морем, с юга — Персидским и Оманским заливами Индийского океана.

Персия, что это — это древняя империя, где жители — оседлые потомки индоевропейского арийского кочевого народа, которые ок. XV века до н. э. прибыли в Восточный Иран из Средней Азии, а затем заняли Персиду примерно в X веке до н. э., вытеснив оттуда ассирийцев, эламитов и халдеев.

Персия, что это — это феодальное государство, некогда могущественное и остававшееся довольно сильным ещё в XVI – XVII вв., в дальнейшем приостановилось в своём развитии.

dic.academic.ru — словари и энциклопедии на Академике

slovopedia.com — популярная библейская энциклопедия

coolreferat.com — портал с рефератами, курсовыми, дипломными

enc-dic.com — сборник энциклопедий и словарей

gatchina3000.ru — портал энцеклопедических статей

ancient.gerodot.ru — история древнего мира

wikiznanie.ru — универсальная электронная библиотека

ikatkov.info — веб-сайт «Одинокий путник»

world-history.ru — всемирная история

rtk-atlantida.ru — тур агенство Атлантида

krugosvet.ru — универсальная научно-популярная онлайн-энциклопедия

mystic-chel.ru — сайт об истории древнего мира

historie.ru — история цивилизаций

tehlib.com — библиотека научно — технического портала Технарь

nationalsecurity.ru — цифровые и электронные карты

Почему Персия изменила название на Иран?

Персия Страны под названием Персия на карте больше нет. Несмотря на то, что остался еще Персидский залив, другие топонимы, носящие близкое имя. Почему же было изменено имя страны, когда это произошло? Кто назвал страну Персией? Почему она называется сегодня Ираном? Рассматривая аспекты истории, можно уверенно ответить на эти и другие вопросы. Ведь Сталинграда и Ленинграда тоже нет на карте. А Ленинградская область существует. Переименования случаются регулярно, они вносят свою путаницу, однако причины каждый раз оказываются индивидуальными. Иран и Персия – какое название древнее? Иран Изначально страна Персией не называлась, название было присвоено древними греками, которые ориентировались на имена племен, которые существовали на побережье Персидского залива – как мы называем его сегодня. Одна из упомянутых народностей носила самоназвание парсов, отсюда и произошло привычное многим по старым восточным сказкам наименование. Парсы, или же парсуаш, действительно существовали на данной территории, но они были не единственными. Но те люди, что оказались в итоге персами, изначально именовали себя иначе, а территория с древних времен имела самоназвание Иран, что можно было перевести как «страна ариев». Материалы по теме: Почему Латинская Америка называется Латинской? Несмотря на то, что древние греки отличались точностью в большинстве научных вопросов, включая и географические, у них были весомые поводы не церемониться с персами, ведь с ними возникали серьезные военные конфликты. Именно благодаря грекам название Персия распространилась в рамках всего цивилизованного на тот момент мира, дожило до наших дней. Древняя Византия, наследница Восточного Рима, а затем и Европа, успешно переняли это название. Когда и как произошла смена названия? Название «Иран» стало актуальным с 1935 года, именно тогда произошла официальная смена одного имени на другое. Однако понятие «персидский» все равно сохранилось – как в русском языке, так и в большинстве европейских. Все помнят о персидских коврах, любят персидских кошек. Под понятие «иранские» подобные богатства подходят с трудом, такая фраза будет резать ухо. Почему изменили название? Замена названия Персия на Иран оказалась вполне закономерной, ведь местные жители времен древних эллинов были отнюдь не парсами, а ариями – именно так они себя называли. Парсы жили не в этой, а в соседних местностях. Самое древнее название Ирана, а точнее, самоназвание, данное местными жителями,писалось как «Aryānām», что переводится как «арийская земля». В более поздние времена местные жители именовали его как «Erānšahr», потому как к 3 веку до новой эры в наречии живущих здесь людей произошли некоторые изменения. Еще позднее земли вдоль Персидского залива именовали «Эран», и далее – «Иран», как их принято называть сегодня. Материалы по теме: Почему вторник называется вторником? Вопрос касаемо последнего переименования, а точнее, превращения Персии в Иран, основывается на нескольких предположениях. Основное из них заключается в инициативе иранского посла, который работал в Германии. Веяния того времени не прошли мимо его внимания, он решил, что Иран будет звучать гордо, подчеркивая арийские корни жителей данной страны. В итоге в 1935 году государство действительно было переименовано. Как водится, нововведение устроило не всех – практически сразу же нашлись умы, возражающие против такого подхода. В итоге в 1959 году шах Мохаммед Реза Пехлеви выступил с заявлением, что актуальны оба варианта. С тех пор в международных отношениях страну можно было называть как Ираном, так и Персией. С годами актуальность старого названия стала сходить на нет, в новостных сводках, сообщениях, выходящих в европейских странах, стали активно использовать лаконичное название Иран. Сегодня не каждый человек сможет уверенно сказать, правда ли то, что Персия и Иран – одна и та же страна. Таким образом, переименование государства произошло в рамках попытки устранить историческую несправедливость, скорее всего – под веяниями убеждений, актуальных не в самой стране, а в Германии. На данный момент название Иран стало общепринятым, старое название фигурирует преимущественно в легендах и сказаниях, а также в названиях традиционно вывозимых из этой страны товаров.
Источник: https://kipmu.ru/pochemu-persiya-izmenila-nazvanie-na-iran/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com | Научно-популярный журнал «Как и почему»

Персидская империя — термин, которым в современной историографии называют различные государства, созданные персами:

Империя Ахеменидов (550—330 до н. э.)

Держава Ахеменидов (др.-перс. Ariyānām Xšaçam — «Арийская Империя»)[2][3], она же Первая Персидская Империя — древнее государство, существовавшее в VI—IV веках до н. э. на территории Передней Азии и северо-восточной Африки, созданное персидской династией Ахеменидов. К концу VI века до н. э. границы Ахеменидской державы простирались от реки Инд на востоке до Эгейского моря на западе, от первого порога Нила на юге до Закавказья на севере[4].

Источники по истории государства

В вавилонских источниках (манифест Кира, хроника о падении Вавилона) освещены события царствования Кира II. Древнейшими первоисточниками считаются надписи Кира около Пасаргад. Самой объёмной и ценной является надпись царя Дария — Бехистунская надпись. На стенах дворцов в Персеполе, в Сузах, около озера Ван, около Суэца в Египте, в Накше-Рустаме на скальной гробнице Дария I имеются и другие надписи. Обычно надписи Ахеменидов составлялись на трёх языках: древнеперсидском, эламском и вавилонском. Архив, состоящий из тысяч глиняных табличек, был обнаружен в 1933—1934 годах в Персеполе. Большинство из найденных документов архива на эламском языке, однако присутствуют тексты и на арамейском, являвшемся международным языком уже в ахеменидский период. Интересными документами, рассказывающими об ахеменидских военных колониях в Египте, являются элефантинские папирусы[5]. Ценные сведения о персах оставили греческие историки. Наиболее значимым является труд Геродота, черпавшим сведения из официальных персидских источников, записей участников греко-персидских войн и сообщений самих персов. Большую ценность имеют сведения Ксенофонта, описывающего различные области государства и сообщающего этнографические и географические данные этих областей[6].

Происхождение персов
Персы — одно из ираноязычных племён, пришедших в Иран через Кавказ или Среднюю Азию около XV века до н. э.. В конце IX века до н. э. группа персидских племён находилась у границ Элама, широко расселившись затем в Кермане и Фарсе[4].

Административное деление
Основная статья: Ахеменидские сатрапии
Персидская империя при Ахеменидах охватывала территории от современных Греции и Ливии до Индии. Население империи составляло от 25 до, предположительно, 50 млн человек, что соответствовало половине населения Земли в V—IV вв. до н. э.

В 521 г. до н. э. государство было разделено на 20 военно-административных округов —сатрапий (др.-перс. xšaθra), во главе которых стояли назначаемые царём чиновники — сатрапы (др.-перс.𐎧𐏁𐎰𐎼𐎱𐎠𐎺𐎠, xšaθrapāvan).

Покорённые персами царства (Мидия, Лидия, Нововавилонское царство, Египет, Бактрия) имели статус основных сатрапий. Их устойчивые внутренние подразделения получали статус малых сатрапий. Часть сатрапий, например, Саков, часть индийских сатрапий, Нубия, Фракия, Колхида, причисляемых к провинциям империи, в действительности персами никогда не управлялись и представляли собой декларации о намерениях мировой державы.

Список сатрапий (с указанием количества ежегодной дани) приводится в следующей таблице[7][8][9][10][11][12][13].

Доисторический период
Основная статья: Доисторический Иран
В эпоху среднего палеолита на территории Ирана обитали неандерталоподобные палеоантропы, носители мустьерской культуры.

Верхний палеолит в Иране наступил около 36 тыс. лет назад, когда неандертальцы исчезли, а на их место пришли кроманьонцы, относившиеся к барадостской культуре. Около 18 тыс. лет назад барадостскую культуру вытеснила зарзийская культура, возможно, родственная предыдущей.

Древнеписьменный период
Основная статья: Элам

Древний Иран. Первое государственное образование — Элам (выделен красным) и соседние народы — персы, парфяне, мидийцы, касситы, а также государства — Вавилония и Ассирия
В древнеписьменный период сильнейшим государством на территории Ирана был Элам. Он соперничал с рядом других государств, в том числе с шумерами.

Восточная часть Ирана входила в сферу влияния цивилизации долины Инда и родственных ей культур. В эпоху неолита предки данной культуры, по-видимому, занимали всю территорию Ирана и лишь позднее мигрировали на восток[1].

На востоке Ирана современными археологами выделена также джирофтская культура (Шахри-Сухте) раннего бронзового века (3 — 1 тыс. до н. э.).

К 2700 году до н. э. шумеры начинают хоронить своих царей вместе с колесницами. Эти погребения найдены в эламскомгороде Сузы.

Персы в домусульманский период
Неизвестно, в какое время иранские племена проникли из Средней Азии в Иран. Наиболее вероятно, что это произошло 2000—1500 лет до н. э. Нельзя также определить с достоверностью, когда полукочевые иранцы впервые объединились в прочный государственный организм. Существование сильного (бактрийского) государства в восточной части Иранского плоскогорья сомнительно.

Мидия
Основная статья: Мидия


Первое иранское государство было основано в VII веке до н. э. племенем мидийцев. Мидийцы подчинили себе весь Западный Иран, может быть, также часть восточноиранских племен; они же стояли во главе коалиции, уничтожившей ассирийское государство. Как далеко распространялась слава мидийского государства, видно из того, что ещё в V веке греки называли персов мидийцами.

Ахемениды

Империя Ахеменидов в 500 г. до н. э.
В VI веке до н. э. мидийцев сменили персы, жившие на крайнем юго-западе Ирана, в Фарсе, вероятно, также в Хузестане. Основатель персидской монархии Кир Великий (558—529 до н. э.), происходивший из рода Ахеменидов, завоевал всю Западную Азию и всю восточную часть иранского мира до Сыр-Дарьи; его столицей был город Пасаргада в Фарсе, в долине реки Пульвар или Мургаб.

Камбиз II (529 до н. э.—522 до н. э.) присоединил к этим завоеваниям Древний Египет и часть Эфиопии. Смерть его вызвала смуты (см. Бардия), после которых престол перешёл к младшей линии Ахеменидов в лице Дария Гистаспа (521 до н. э.—486 до н. э.).

Дарий I усмирил восстания, вспыхнувшие во всех частях монархии, упрочил престол Ахеменидов и дал государству правильное устройство. Пределы государства были расширены покорением некоторых среднеазиатских и индийских народов и подчинением части Балканского полуострова. Подвиги царя описаны в знаменитой Бехистунской надписи, где перечислены также подвластные ему народы. Дарию принадлежит введение в Персии правильной (золотой) монетной системы; при нём же окончательно утвердилась религия Зороастра. К религиям покорённых народов персидское правительство относилось с величайшей терпимостью. Главным городом монархии были в это время Сузы (в Хузестане); кроме того, Дарий положил начало Персеполюна Пульваре, несколько ниже Пасаргады.

Неудачи Ксеркса (486 до н. э.—465 до н. э.) в Греции не поколебали персидского могущества в Азии, кроме берегов Средиземного моря, но уменьшили авторитет центрального правительства и положили начало дезорганизации, ещё усилившейся при Артаксерксе I (464 до н. э.—425 до н. э.).

При Дарии II (424 до н. э.—405 до н. э.) от Персии отделился Египет и более полувека оставался независимым.

Артаксерксу II (405 до н. э.—361 до н. э.) события в Греции позволили восстановить (по Анталкидову миру 387 до н. э.) персидское владычество в Малой Азии и на Средиземном море.

Энергичный и даровитый Артаксеркс III (361 до н. э.—338 до н. э.) вновь покорил Египет.

Государственное устройство Персии
Своей правительственной системой Персия обязана была Дарию I. Каждый из покоренных народов сохранял свой язык, свою религию, свои нравы, законы, нередко и своих национальных вождей, но над всем господствовала общая администрация. Государство было разделено на сатрапии, которых, по Геродоту, было 20, но судя по надписям — от 23 до 31. Во главе каждой сатрапии стоял сатрап, начальник гражданского и финансового управления; главной обязанностью его было наблюдение за правильным поступлением податей и налогов и за возделыванием земли, служившей главным источником благосостояния жителей и государства. Наряду с сатрапом стоял царский секретарь, через которого сатрап получал приказания царя, и командующий войсками, получавший приказания непосредственно от царя. Ежегодно и даже чаще страну объезжали особые инспекторы («глаза и уши царя»), ревизовавшие сатрапии с полномочиями вводить реформы и даже удалять сатрапов от должности.

Между столицей государства, Сузами, и провинциями, не исключая самых отдалённых, было установлено сообщение посредством конных курьеров (Ангары). Каждая сатрапия обязана была уплачивать ежегодно два налога: один — золотом и серебром, другой — натурой. Благодаря первому в казначействе персидских царей накапливались громадные богатства в слитках; второй шёл на содержание царского двора, на жалованье сатрапам и должностным лицам и на содержание армии. Египет, например, поставлял хлеб, Киликия — лошадей, Мидия — лошадей, мулов и рогатый скот, Армения — жеребят, Эфиопия — чёрное дерево и слоновую кость. Одна Персия была освобождена от налогов и, как это было при Кире и Камбизе, ограничивалась добровольными приношениями.

Культура Персии
См. также: Зороастризм
Завоевания Кира внесли в среду персов ассирийскую и лидийскую роскошь. От мидийцев перешло к персам господство магов, которых стали считать единственными посредниками между людьми и божеством; у мидийцев же персы заимствовали их костюмы и вооружение. Воспитание у персов было направлено к развитию воинственного духа, чувства чести, правдивости и любви к славе. Храбрость на войне и верность царю были высшими добродетелями в глазах персов; чинопочитание было у них основой обыденных отношений. Из искусств процветали у персов только скульптура и архитектура. Представителями науки были исключительно иностранцы: при дворе персидских царей жили греческие врачи, греческие и финикийские инженеры, египетские художники. В общем, цивилизацию древних персов нельзя ставить вровень с цивилизациями Египта и Вавилона; несомненно, однако, что монархия Ахеменидов при всех недостатках своей администрации и при всех крайностях деспотизма в течение двух веков обеспечивала за Азией сравнительно гуманную, правильную и прочную правительственную систему[2].

Александр Македонский
Основная статья: Александр Македонский
Объединение греческого мира под властью Филиппа Македонского вызвало поход Александра в Персию при Дарии III Кодомане (336 до н. э.—330 до н. э.). После долгой и упорной борьбы Александр подчинил себе все государство Ахеменидов.

Селевкиды
Основные статьи: Селевкиды, Государство Селевкидов
После смерти Александра (323 до н. э.) его монархия скоро распалась на целый ряд государств под властью правителей частью греческого, частью туземного происхождения. Иран сначала принадлежал Селевкидам, владетелям Сирии, но уже через несколько лет после смерти Александра туземец Атропат основал государство в Мидии, которое от него получило название Атропатены. Значительнее были государства, образовавшиеся на Востоке, а именно Греко-бактрийское царство на крайнем северо-востоке Ирана (с 256 до н. э.) и парфянское в Хорасане.

Парфия
Основная статья: Парфянское царство

Парфянское государство
Царь Парфии Митридат I отнял у Селевкидов Персию, Месопотамию и завоевал часть греко-бактрийского государства до Гиндукуша. Он первый принял титул царя царей, чем объявил себя преемником Ахеменидов.

Со времени Августа римские императоры вмешивались в междоусобия за парфянский престол и часто могли считать парфянских царей своими вассалами. Наиболее чувствительный удар парфянам нанес Траян, завоевавший Армению и Месопотамию и занявший Ктесифон. При последнем Аршакиде, Артабане V (216—226 н. э.), римляне окончательно лишились Армении и части Месопотамии; блеск и независимость парфянской державы были восстановлены. Но в то же время в Фарсе, на родине Кира и Дария, произошло движение, положившее конец господству парфян. Ардашир, сын Папака, внук Сасана, один из местных владетелей, объединил под своей властью весь Фарс, после чего вступил в борьбу с Аршакидами.

Сасаниды
Основные статьи: Сасаниды, Государство Сасанидов или Империя Сасанидов (226—651 н. э.)


Держава Сасанидов

В 226 Артабан пал в битве, и престол «царя царей» перешёл к династии Сасанидов. Государство в общем сохранило прежнее устройство (господство земельной аристократии); сохранилось также деление на 18 провинций (сатрапий), которые, однако, иногда объединялись под властью 4-х главных наместников.

В отличие от государства Аршакидов вассальные династии продолжали существовать только в пограничных областях. Значение духовенства усилилось; религия Зороастра стала государственной в полном смысле слова (строгое преследование как иноверческой пропаганды, так и ересей). Администрация и финансовое управление были приведены в стройную систему; то и другое впоследствии послужило образцом для мусульманских владений в Персии; правителям последних никогда не удавалось довести порядок и доходность провинций до той степени, какой они достигали при Сасанидах.

Сасанидам, подобно парфянам, приходилось вести борьбу с римлянами (впоследствии — с византийцами) из-за Армении и Месопотамии и со среднеазиатскими народами на востоке.

Преемник Ардашира Шапур I (241—272 гг.) взял в плен императора Валериана и временно занял Антиохию. При нём началось движение манихеев, имевшее большое влияние на историю не только Азии, но и Европы; основатель секты, Мани, был казнен через несколько лет после смерти Шапура.

Одним из самых примечательных Сасанидов был Шапур II (309—379). Несмотря на временные успехи Юлиана, он отнял у римлян Месопотамию и Армению. При нём, как полагают, была установлена нынешняя редакция большей части Зенд-Авесты; при нём же произошло гонение на христиан. Шапур II, как и Шапур I, считается основателем целого ряда городов.

Попытка Йездигерда I (399—420) ослабить влияние аристократии и духовенства была неудачна; Йездигерд был убит, и его сын Варахран V (420—438 гг.), известный в персидской поэзии под именем Бахрам Гура, должен был править на прежних основаниях.

Йездигерд II (438—457) и Пероз (459—484) вели трудные войны с эфталитами, владевшими Бактрией и Согдианой; в борьбе с ними погиб Пероз, и эфталиты опустошили восточную часть государства.

При Каваде (488—531) возникла религиозная секта маздакитов, проповедовавшая полное равенство людей, общность имущества и женщин. Кавад сначала оказывал поддержку секте, чтобы с помощью низших классов ослабить аристократию и духовенство; впоследствии он был вынужден принять сторону господствующих сословий, и движение было подавлено потоками крови.

При Хосрове I Ануширване (531—579) государство Сасанидов достигло высшей степени процветания и внешнего могущества. На востоке он вместе с тюрками, в то время вторгнувшимися в Среднюю Азию, уничтожил государство эфталитов; на западе он занял Антиохию (540) и переселил жителей её в Персию; по договору 562 года коптские князья в Египте признали Хосрова своим сюзереном, а византийское правительство обязалось уплачивать ему ежегодную дань. Хосров подчинил своей власти также Йемен, откуда вытеснил абиссинцев, незадолго перед тем завоевавших страну. Внутри государства Хосров поддерживал порядок, опираясь на консервативные элементы (дворянство и духовенство), старался обуздать произвол чиновников, покровительствовал торговле и промышленности. Ему приписывается деление государства на четыре главных наместничества. Его царствование было золотым веком пехлевийской литературы. Последние греческие философы, изгнанные из Византии, были приняты Хосровом; ему была посвящена «Логика» Павла; многие сочинения греческих философов и математиков были переведены на пехлевийский язык. Хосрову приписывается постройка дворца в Ктесифоне, считавшегося у мусульман одним из величайших зданий на свете; теперь от него сохранились только незначительные остатки.

Сын Хосрова, Хормизд IV (579—590), в противоположность отцу, покровительствовал низшим классам в ущерб вельможам и духовенству; борьба кончилась для него неудачно, он умер в тюрьме.

Хосров II Парвиз (590—628), восстановивший порядок с помощью византийских войск, впоследствии возобновил войну с Византией; персы заняли все азиатские владения Византии и Египет, но победы Ираклия возвратили Византии её прежние владения и нанесли смертельный удар государству Сасанидов. Непомерные налоги, вызванные войной, и успехи византийцев были причиной восстания, в котором принимали выдающееся участие оскорбленные Хосровом христиане. Хосров был низложен и казнен; после некоторых междоусобиц на престол был возведён малолетний Йездигерд III (632).

См. также: Шахнаме

Арабское завоевание
Основная статья: Арабское завоевание Персии
Падение Сасанидов
Беспорядки в государстве Сасанидов содействовали успеху мусульманских завоевателей. Вторжения арабов начались уже в 633 г.; битва при Кадисии (636 или 637 г.) имела последствием занятие Месопотамии и столицы государства Ктесифона, битва при Нехавенде (642 г.) — занятие большей части Ирана. Йездигерд III удалился в Мерв, откуда надеялся продолжать борьбу с помощью тюрков; но в 651 г. он был изменнически убит.

Литература
Justi, «Geschichte der orientalischen Vö lker im Altertum» (Б., 1884, в Онкенской серии);
Spiegel, «Eranische-Altertumskunde» (Лейпциг, 1871—78);
G. Rawlinson, «The sixth great oriental Monarchy» (Л., 1873);
N öldeke, «Geschichte der Perser und Araber zur Zeit der Sasaniden aus der arabischen C hronik des Tabari» (Лейден, 1879);
его же, «Aufs ä tze zur persischen Geschichte» (Лейпциг, 1887).

***

Омейяды
Основная статья: Омейяды
После падения древней столицы Персии — Истахра, 650) — вся Персия попала под власть арабов, и ею стали управлять арабские наместники. Большая часть населения нашла выгодным принять ислам, но стала преимущественно в ряды шиитов, потому что шииты, борясь за права Али и его потомков, тем самым стояли в оппозиции к правительству, нелюбимому персами.

Аббасиды
Основная статья: Аббасиды
После частых восстаний хорасанские персы во главе с Абу Муслимом свергли Омейядов и возвели на престол Халифата династию Аббасидов (750); с возвышением этой династии поднялось в халифате значение хорасанцев (см. Персидская литература).

Тахириды
Основная статья: Тахириды
В 821 г. халиф аль-Мамун для усмирения непокорных восточных провинций (Хорасана) назначил туда наместником перса Тахира, а тот объявил себя независимым (822). Он вскоре (822) умер, но Мамун не решился отнять наместничество у его потомков; Тахириды продержались 50 лет, находясь в очень слабой зависимости от халифата; под их главенством был Табаристан, а также Трансоксания.

Саффариды
Основная статья: Саффариды
В 861 г. в Систане (к юго-западу от Хорасана) добровольцы, успешно сражавшиеся против хариджитов выбрали своим начальником Якуба ибн Лейса, бывшего в юности медником — по-арабски «саффар», отчего его династия называлась Саффаридами. Саффар быстро овладел целым Систаном, в 867 ворвался в область Герата, в 869захватил Керман (с дозволения халифа), а в 870 халиф разрешил ему отнять у Тахиридов Балх и овладеть непокорным Кабулом и Пенджабом. В 872 г., поссорившись с Тахиридами, Саффар завладел их областями (без Трансоксиании) и таким образом стал повелителем почти всего Восточного Ирана. В 875 г., захватив Фарс, Саффар пришёл в столкновение с правителем Халифата аль-Муваффаком. В бою при Дейр-оль-Акуле на Тигре(876) персы были побеждены, но войскам халифа не удалось возвратить себе Персию хотя бы в такое повиновение, в каком она была при Тахиридах.

Саманиды
Основная статья: Саманиды
Государство Саманидов (841—999)

C ослаблением и падением Саффаридов их владения перешли не к халифу, а к трансоксанской династии Саманидов, которые скоро стали совершенно независимыми от халифата (верховенство халифа признавалось только формально; на монетах саманидских ставилось его имя). Правление этой миролюбивой, веротерпимой и деятельной династии (900—999) было благотворно для Трансоксании и подчиненных областей (включавших, между прочим, полусамостоятельное Хорезмское шахство); оно считается эпохой персидского национального возрождения и золотым веком персидской литературы. Из-под непосредственной власти Саманидов рано ускользнули прикаспийское побережье (Дейлем, Табаристан, Гурган) и Хорасан.

Алавиды (Алиды)
Основная статья: Алавиды

Государства на территории Ирана во 2-й пол. X века
Сперва (с 913 г.) было организовано восстание алидом Хасаном ибн-Али Глухим (Отруш); среди борьбы алидов, саманидских наместников и туземцев выдвинулся Мердавидж ибн-Зияр и к 932 г. образовал независимое от Саманидов государство, заключавшее в себе большую часть прикаспийских областей (в некоторых округах кое-как продолжали держаться алиды), всю Мидию до Хамадана, Хульван (на притоке Тигра), Исфахан.

Зияриды, Буиды и Саманиды

Лет через 15 владения Зияридов уменьшились и ограничивались Горганом и Табаристаном, а западная половина Персии из части владений зияридов и халифа образовала третье персидское государство — Буидов (трёх братьев-шиитов Буе или Бовейх). Оно состояло из Кермана, Фарса, Хузистана и Ирака. Мидия, особенно Рей, была яблоком раздора для всех трёх персидских государств — Саманидского, Зияридского и Буидского. Зияридское государство вскоре объединилось с Саманидским: теснимый Буидами зиярид Вушмагир (944) вступил в союз с Саманидами, которым были верны и его преемники Бисутун (967—976) и Кабус (976—1013). На западе могущество Буидов и влияние их на правоверный халифат продолжало возрастать, особенно при энергичном и предприимчивом Адуд ад-дауле (977—983). При дворе Буидов находили приют философы и вольнодумные сектанты. Разорительными для страны были междоусобия многочисленных удельных князей.

Тюрки
Газневиды
Основные статьи: Газневиды, Газневидское государство


Газневидское государство

Махмуд Газневи и падение Саманидов

Один из саманидских полководцев, наместник Хорасана, тюрок Алп-тегин, боясь мести Мансура I (961—976), убежал с несколькими тысячами приверженцев через Кабульские проходы в Газни, укрепился там и отразил высланные против него войска Мансура. В 977 году власть перешла к другому тюрку, Себук-тегину, бывшему когда-то рабом. Он расширил свои владения вглубь Афганистана; газневидское государство считалось всё-таки вассалом Саманидов. При сыне Себук-тегина, воинственном Махмуде Газневи (997—1030), царство Саманидов пало: с севера соперник Махмуда, правитель государства Караханидов Наср ибн Али, после шестилетней борьбы с мужественным последним саманидом
Мунтасиром (999—1005) овладел Бухарой, а Махмуду покорились
Хорасан (999), Хорезм (1017) и зияридский Горган с Табаристаном (1005).

Борьба с Буидами
В 1029 призванный слабоумным рейским буидом Медж ад-Даула для усмирения местного восстания Махмуд утвердился в Мидии и занял часть других буидских владений.

После Махмуда Газневи

Махмуд покорил также афганских горцев и север Индии, куда им было предпринято 15 или 17 походов (1001—1020); он перешёл даже за Ганг. При сыне Махмуда, Масуде (1030—1041), подчиненные газневидам области беспрестанно восставали, а из-за Амударьи нагрянули на Иран орды турок-сельджуков под начальством Тогрул-бека и Чагры-бека.

Сельджуки
Основная статья: Сельджуки
Сельджуки сперва жили на Сырдарье (Яксарте); с согласия хорезмского
наместника Харуна, отложившегося от Газневидов (1034), они поселились в Хорезме, а затем переправились через Амударью в Хорасан (1035).

Борьба с Газневидами и Буидами

Газневидские войска были разбиты Чагры-беком при Данданакане в 1040 году; Хорасан попал в руки сельджуков. Сын Масуда Маудуд (1042—1049) продолжал ещё бороться, но Ибрагим, вступивший после долгих распрей на газневидский престол (1059), заключил с сельджуками мир. С тех пор центр тяжести газневидского государства переносится из Персии в Индию, а западную его границу составляют южные склоны Гиндукуша и Гура. Хорасан с Балхом, Гератом и Систаном остался за сельджуком Чагры-беком и его сыном Алп-Арсланом. Брат Чагры-бека, Тогрул-бек, в 1042 году подчинил Горган и Табаристан; в 1046 году оба брата захватили Хорезм, и в том же году Тогрул-бек вторгся в царство Буидов. Борьба с последними Буидами была упорна; наконец в 1054 году Тогрул покорил Иранский Азербайджан (не путать с современным Азербайджаном) и направился на Багдад. В 1055 г. важнейший из буидов, Мелик-Рахим, был взят в плен; Тогрул вступил в Багдад, все владения Буидов перешли к нему, и в 1058 году он был посвящён бессильным халифом в сан султана (столицей его был Рей).

Султанат
Основная статья: Сельджукский султанат
 
Сельджукское государство
По смерти Тогрула его племянник Алп-Арслан (1063—1072) стал султаном всего Ирана (самостоятельная Бухара, находившаяся в руках родственных сельджукам тюрков, и афгано-индийское царство газневидов не входят в область Ирана).

Как при нём, так и при его сыне Мелик-шахе (1072—1092) разорённое государство отчасти поправилось экономически благодаря умному визирю Низам аль-Мульку. Султаны в это время совершали завоевания в Сирии, Армении, Грузии, Малой Азии (1081 год — взятие Никеи), Бухаре (1089) и даже Кашгаре.

В 1071 году был взят в плен византийский император Роман IV Диоген, так что Мелик-шаху подчинялись все области от границ Китая почти до ворот Константинополя; столица была в Исфахане.

Тюркские междоусобицы

После смерти Низам аль-Мулька и Мелик-шаха сельджукское государство стало разлагаться. С запада приливали потоки крестоносцев; в Аламуте, на берегах Каспийского моря (1090), в Сирии и в Ливане (1102, 1126 и 1140) утвердилась исмаилитская секта ассасинов, более полутораста лет державшая в страхе всю Переднюю Азию.

Среди членов султанской семьи, их атабеков (опекунов) и наместников отдельных областей происходили кровавые междоусобицы. Вследствие этого из рук сельджукской династии начали ускользать её владения, прежде всего — неперсидские, Сирия и Месопотамия. Малая Азия образовала особое сельджукское царство Иконийское. Даже багдадский халиф стал делаться более самостоятельным и обнаруживать притязания на Мидию. Жизнь западных и восточных персидских земель сложилась неодинаково.

На западе Ирана только в Керманском султанате потомки Кавурда (брата Алп-Арслана) пользовались самостоятельностью (до 1198 года); члены главной сельджукской линии подпали под власть атабеков, и даже такие энергичные султаны, как третий сын Мелик-шаха, Мохаммед (1105—1118), и Масуд (1134—1152) не могли укротить своих могущественных эмиров.

При последнем султане пяти атабекам удалось сделать свою атабекскую власть наследственной. В Мосулеутвердилась династия Зенгидов (с 1127 года), которая играла большую роль в Сирии во время крестовых походов, пока Саладин в 1186 году не лишил её значения. В Фарсе тюркмен Сонкор основал династию Салгаридов (1148—1162), его военачальник, курд Абу-Тахир Мохаммед — династию атабеков Луристана (обыкновенно насчитывают даже две луристанские династии), продержавшуюся до XIV в. Опекунство над султанами присвоила себе основанная в Гяндже кыпчаком по происхождению Ильдегизом (1140—1172) и его сыном Мохаммедом Пехливаном (1172—1186 династия атабеков-Ильдегизидов: она владела на севере, кроме Азербайджана и Аррана, Арменией и вассальным персидским шахством Ширванским (за Курой), а на востоке Персии — Персидским Эраком с Исфаханом и Реем, где пребывали сельджукиды.

Преемник Пехливана Кызыл-Арслан, не довольствуясь званием атабека, отнял всякую власть у последнего иракского султана-сельджука Тогрула III (1177—1194) и сам принял от халифа титул султана (1191), но был зарезан, вероятно — ассасинами. В 1194 году Тогрул III погиб в борьбе с усилившимся хорезмским шахом Текешем, и с ним угасло царство сельджуков в Ираке. Большая часть Ирана вошла в состав государства хорезмшахов. Через 30 лет внук Текеша Джелал ад-Дин, вытесненный монголами из своих владений, покончил с самой династией Ильдегизидов, последние представители которой сделались такими же ничтожными игрушками в руках своих рабов, как некогда сельджукиды — в руках Ильдегиза.

Санджар и хорезмшахи
Восточная Персия после смерти Мелик-шаха не испытала таких бедствий, как западная. В Хорасане утвердился четвёртый сын Мелик-шаха, храбрый, энергичный Санджар. С 1097 г. от него зависели округи Балх и Герат; наместник Хорезма (с титулом «хорезмшах») Мухаммед (с 1097 года) управлял довольно самостоятельно, но все же под верховной властью Санджара, как и малик Систана Тадж ад-Дин (1087—1164).

С 1102 года эмиры Санджара подчинили ему государство Караханидов, которое даже при Мелик-шахе оставалась независимым; наконец, в 1117 году в силу помощи, оказанной Санджаром газневиду Бехрам-шаху (1117—1157), царство газневидов (то есть Афганистан, Северная Индия и вассальное княжество Гур со старинной династией Суриев) также стало под верховную, хотя и номинальную власть Санджара; и только один раз (1135) Бехрам попытался было открыто отрицать свою ленную зависимость.

Спокойствие всех этих областей было нарушено вторжением новых пришельцев из Центральной Азии в ханства Кашгарское и Самаркандское. Пришельцы основали в этих местах немусульманское Каракитайское ханство(1124). В 1138 году сын хорезмшаха Мухаммеда Атсыз (1128—1156) решил отложиться от Санджара и, потерпев поражение, призвал из-за Сырдарьи кара-китаев. Санджар собрал стотысячное войско, перешедшее через Амударью; в решительной битве с язычниками (1141) оно погибло, и весь Мавераннахр достался гурханам кара-китаев. Атсыз остался лишь по имени ленником сельджукида; его сын Иль-Арслан (1156—1172) хотя получил инвеституру от Санджара, но был уже вполне независим.

В области газневидов князь Гура Ала ад-Дин Хосейн восстал против Бехрам-шаха, взял и страшно разорил (1150) весь округ Газни, так что Бехрам принужден был перенести свою резиденцию в Индию, в Лахор, и даже Санджар не мог ничего сделать против «Сожигателя мира» («Джехан-суз» — так прозвали Ала ад-Дина). Вскоре погиб сам Санджар в борьбе (1153—1157) с турками-гузами, которым он же позволил переселиться в его владения из Трансоксании, где они терпели притеснения от её новых хозяев, кара-китаев.

Начался с лишком 50-летний период неурядиц: потомство Санджара было истреблено (1162), различные эмиры воевали между собой за власть в сельджукской и газневидской областях, разноплеменные тюркские и афганские орды и войска жгли и разоряли страну и довели её до такого же несчастного положения, в каком находился Западный Иран из-за раздоров иракских сельджуков, атабеков и халифов.

Гуриды
Основная статья: Гуриды
Под конец этого периода власть оказалась сосредоточенной в руках двух государей — гурида и хорезмшаха. Последний газневид Мелик-Хосров (1160—1187) сдался гуридам в Лахоре и был казнён, а бывшие газневидские владения с прибавлением новых индийских областей достались братьям Гийас ад-Дину (1163—1203) и Муизз ад-Дину; их раб, тюрок Кутб ад-Дин, взявший Дели в 1192 году, был ими провозглашен индийским (делийским) султаном; гуридам подчинились также Систан, Балх, Бамиан и Герат.

Возвышение Хорезма сперва задерживалось борьбой сыновей Ил-Арслана — Султан-шаха и Текеша (1172—1193); но после смерти брата Текеш (1193—1200) без сопротивления овладел Хорасаном, а в 1194 году лишил жизни и престола последнего иракского сельджука; ему подчинилась и вся Мидия. Едва умер Текеш и воцарился его сын, Мухаммед II (1200—1221), гурид Гийас ад-Дин вторгся в Хорасан и начал с Мухаммедом войну, которую продолжал Ала ад-Дин (1203—1206). Войско гуридов погибло в Хорезме (1204); гуридские владения были охвачены восстанием. Индийское царство оказалось к 1227 году в руках бывшего гуридского раба — тюрка Илтутмиша, от которого здесь начинается династия так называемых «царей-рабов», или «рабов гуридских» (существовала до 1290 года). Остальные гуридские владения одно за другим доставались хорезмшаху; в 1216 году погиб последний из гуридов.

Расцвет Хорезмшахов
Основная статья: Государство Хорезмшахов


Государство Хорезмшахов
К этому времени государство хорезмшаха Мухаммеда ибн Текеша достигло таких размеров, каких не имело и государство Санджара: у каракитаев была отнята Трансоксания (1207—1209), Восточная Мидия также покорилась Хорезму. Когда халиф багдадский ан-Насир отказался признать Мухаммеда за султана, последний велел собранию богословов перенести халифат с Аббасидов на Алидов, а сам двинул войска на Багдад (1217—1218).

В это время к его восточным границам подступили монголы Чингис-хана и потребовали покорности; халиф ан-Насир послал к ним посольство, прося их вторгнуться в Хорезм.

Монгольский период
Падение хорезмшахов и монгольское завоевание[править | править код]
Основные статьи: Монгольское завоевание Средней Азии, Поход Джэбэ и Субэдэя, Ближневосточный поход монголов
В борьбе с монголами, начавшейся осенью 1219 года, шах Мухаммед совершенно потерялся и малодушно отступал. Его сын и преемник — последний хорезмшах Джелал ад-Дин Манкбурны (1221—1231) — при всей своей энергии уже мало мог сделать против врагов и наконец бежал за Инд (1221).

Монголы безжалостно разорили его владения, прошли опустошительным потоком через Мидию, Азербайджан и Кавказ на Русь и в 1224 году ещё раз произвели разорение Персии со стороны Хорасана. После их ухода целыми остались только южные провинции: хорезмшахский Керман и атабекский Фарс, добровольно подчинившийся монголам, а также государство халифа.

Керман отложился от Джалал ад-Дина (династия керманских кара-китаев, 1226—1306), но зато он отнял у халифа ан-Насира часть Хузистана, а у Ильдегизидов — Азербайджан с Арраном (1225). Отсюда он воевал сперва с соседями, потом со вновь вторгнувшимися (1228) монголами хана Угэдэя; в 1231 году, спасаясь от них, он попал в руки курдов и был убит.

Азербайджан подчинился монголам или, вернее, анархии, так как и в самом Каракоруме шли династические споры. В 1253 году новый великий хан Мункэ (1251—1259) послал своего брата, Хулагу, с войском в 50—60 тысяч завершить завоевание региона. Прежде всего, к удовольствию персов, были истреблены иранские исмаилиты-низариты (1256) после взятия их крепостей, в том числе Аламута; к злорадству шиитов, был уничтожен и багдадский халифат, Багдад сожжён и последний халиф, аль-Мустасим, убит (1258). Из Багдада Хулагу отправился в Азербайджан и сделал Мераге своей столицей.

Хулагуиды
 

Обращение Газана в ислам. Миниатюра из Джами ат-таварих Рашид ад-Дина

Основная статья: Государство Хулагуидов
 
Государство Хулагуидов

Преемник Мункэ-каана Хубилай (1260—1294) дал Хулагу титул «ильхана» (повелителя народов), чем фактически признал его самостоятельность. С Хулагу (ум. 1265) начинается в Персии династия ильханов Хулагуидов. Под непосредственной их властью находились Иранский Азербайджан, Ирак Персидский, Ирак Арабский; в Хорасане они имели наместника; полусамостоятельны были куртиды в Герате, кара-китаи в Кермане (до 1306), самариды-атабеки Фарса (до 1264), атабеки Луристана, мелкие государи Гиляна, Ширвана, Армении и Месопотамии. Хулагуидам подчинялись также иконийские сельджуки.

При Гайхату (1291—1295) отмечается ассимилирование монголов с персами; он известен также неудачным введением бумажных денег (чау). Газан (1295—1304) принял ислам со всем войском и, как правоверный, отказался даже номинально признавать верховную власть великого хана-«язычника». Олджейту (Мухаммед Худабандэ) (1304—1316) первым из правителей всей Персии (Буидывладели лишь её частью) — принял шиизм. При его сыне Абу Саиде (1316—1335), который вступил на престол малолетним, своеволие наместников и полководцев было причиной распада державы ильханов на много мелких владений (Кавказской Албанией, Ирак, Фарс, Йезд, Хорасан и другие).

Тимуриды
Основные статьи: Тимуриды, Империя Тимуридов
 
Государство Тимуридов



В ответ на поход золотоордынского хана Тохтамыша в 1385 году в Тебриз Тамерлан решил захватить Иран «для защиты мусульман». В 1387 году он захватил Исфахан, где жестоко подавил выступление местных жителей, и Шираз. Правители Йезда и Кермана склонили головы перед грозным завоевателем. С его смертью (1405) распалось и его царство. Внук Тимура Пир-Мухаммед, сын Джехангира, назначенный дедом в наследники, не был признан войском и остался правителем только Афганистана. Когда он был там убит, один из сыновей Тимура, правитель Восточного Ирана Шахрух(1405—1447), овладел к 1407 году Афганистаном, а в 1409 году завоевал Мавераннахр и поставил там наместником своего учёного сына Улугбека. В 1414 году он отнял у своих племянников Фарс и Мидию и затем после долгой (1420—1437) войны в союзе с племенем Ак-Коюнлу усмирил прикавказское тюркское племя Кара-Коюнлу.

Туркмены Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу
Основные статьи: Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу
Среди анархии и междоусобиц, последовавших за смертью Шахруха, вождь Кара-Коюнлу Джехан-шах завладел из Азербайджана Мидией и Фарсом (1452) и старался распространить свою власть даже на восток Ирана. В 1468 году он был убит Узун-Хасаном, объединителем Ак-Коюнлу (умер около 1475—1478 года), который стал владыкой всего Западного Ирана; оттуда он вёл войны с сирийскими мамлюками и с турками-османами. Хорасан с Систаном, Балхом и главным городом Гератом, Мазандеран, Горган и Хорезм достались миролюбивому тимуриду Хусейну Байкара (1469—1506); визирь его Алишер Навои известен оживлением тюркской литературы. Его духовный учитель Абдурахман Джами был последним представителем классической персидской литературы. Как во владениях Узун-Хасана, так и во владениях Хусейна Байкара после смерти их властелинов начались смуты. Династия Хусейна Байкара была истреблена вторгнувшимися узбеками хана Шейбани (1507), а род Узун-Хасана победил (1501, 1502) шах Исмаил, возводивший свой род к седьмому шиитскому имаму Мусе, шейх суфиев Ардебиля, основатель персидской династии шахов-Суфиев, или Сефевидов.

Персидская монархия
Сефевиды[править | править код]
Основные статьи: Сефевиды, Сефевидское государство
 
Держава Сефевидов

При Сефевидах (1499—1722) тюркский (азербайджанский)[3][4] язык стал языком двора, правительства, суда и армии, в то время как персидский был языком гражданской администрации; называли они себя сасанидским титулом «шаханшах» (царь царей). На первый план они выдвинули, однако, не национальный принцип, а вероисповедание, шиизм, объявили его государственной религией и под этим знаменем объединили не только персов, но и многочисленных турок, живших в Иране и преданных своей религии. Став государственной религией, шиизм изменился: он мало-помалу стал узкодогматическим, его прежняя вольнодумная прелесть постепенно исчезла для природных персов, выработалось нетерпимое шиитское духовенство, враждебное всякой свободной мысли, и живое развитие Персии (в том числе и литературы) прекращается. [источник не указан 1881 день]

Исмаил I
Основная статья: Исмаил I
Зато именно благодаря содействию фанатизированных турок-кызылбашей («золотоголовых», то есть с золотыми верхушками тюрбанов, знаком верности шиизму) шах Исмаил Сефеви (1499—1524) мог объединить Персию; при их же содействии он и его преемники могли выдерживать, иногда даже победоносно, беспрестанные натиски тюрков-суннитов: с востока — узбеков (Хивы и Бухары), с запада — османов. К 1508 г., став владетелем всех земель Узун-Хасана, Исмаил стал соседом прежних владений Бейкары, занятых узбеками, и вступил с ними в войну; в 1510 г. узбеки были изгнаны из Хорасана в Трансоксанию. С Турцией началась война из-за того, что султан Селим I казнил 40 тысяч шиитов, живших в подвластной ему Малой Азии (1513). В 1514 г. в АзербайджанеСелиму удалось разбить кызылбашей; но, испытав их яростную храбрость, он не продолжал вторжения в Персию, а ограничился захватом Западной Армении и Месопотамии. После смерти Селима (1519) Исмаил завоевал Грузию.

Тахмасп I
Основная статья: Тахмасп I
При сыне его Тахмаспе (1524—1586) турки в 1534 г. завоевали Армению до Вана и Багдад с шиитскими святынями Неджефом и Кербелой, а в 1549 и 1554 г. несколько раз производили разорительные нападения на Азербайджан(пришлось перенести столицу из Тебриза в более защищенный Казвин); на восточной границе шла изнурительная война с узбеками.

После Тахмаспа
Дети Тахмаспа — Хейдер (1576), Исмаил II (1576—1577), полуслепой Мохаммад I Ходабенде (1577—1586) — возводились и свергались кызылбашами; извне нападали на Персию узбеки и турки, овладевшие Азербайджаном(1585). В 1582 г. хорасанские кызылбаши провозгласили шахом младшего сына Мохаммеда, своего хорасанского наместника, талантливого Аббаса, и через четыре года доставили ему престол.

Аббас I Великий
Основная статья: Аббас I Великий
Воцарившись, Аббас I Великий (1586—1628) раз и навсегда устранил возможность повторения кызылбашских междоусобий: была образована специальная «шахская дружина» («шах-севен»), в которую вошли люди не из одного, а из всех кызылбашских племен, и сверх неё заведено постоянное войско (с огнестрельным оружием).

Узбеки были разбиты при Герате в 1597 г., для предупреждения их набегов были устроены на Атреке, в Мерве, сильные пограничные поселения из курдов и турок-каджаров (кызылбашей). В войне против османов (с 1603 г.) были отвоеваны к 1607 г. Азербейджан, Ширван и Грузия, а в 1623 г. — Багдад с Неджефом и Кербелой; багдадские сунниты были перебиты. Желание найти союзников против Турции, а также споры с португальцами и англичанами из-за острова Хормуса и соседней гавани при Ормузском проливе, Гамрун (с 1622 г. «Бендер-Аббас»), были причиной дипломатических сношений Персии с Западной Европой. Внутри государства Аббас старался поднять торговлю, строил много дорог (шоссе на 400 верст через весь Мазандеран до Астрабада), мостов, караван-сараев, базаров. Новая столица, Исфахан, была украшена, обустроены Казвин и священный Мешхед. Хоть сам шах не был строгим мусульманином (например любил вино), но к религиозным вопросам относился внимательно и докончил организацию шиитской иерархии, начатую Исмаилом I. В семье Аббас был тираном, из подозрительности велел убить старшего сына, двух других ослепил, а внука-наследника ослаблял опием и таким образом был причиной вырождения своего потомства.

После Аббаса

Сефи I (1628—1641) был пьяница и жестокий тиран, казнил лучших людей своего государства; великий могол отнял у Персии Кандагар, а султан Мурад IV — Багдад (1638), после чего шиитам около 200 лет нельзя было спокойно ездить в Кербелу, а в Мекку им и совсем закрыт был доступ.

Аббас II (1641—1666) был кроток и веротерпим; он был занят только гаремом и вином, но государственные дела шли удачно под руководством хороших министров; Кандагар, был возвращен.

Кое-как порядок держался и при Сефи II Солеймане (1666—1694), хотя этот болезненный человек, преданный роскоши, гарему и пьянству, каждый день производил казни и увечья, а границы страдали от набегов.

Последний сефевид, Султан Хосейн I (1694—1722), подпал под влияние духовенства. Это не нравилось ни войску, ни населению, так как муллы воздвигли гонение на суфиев, мистические стремления которых шли вразрез с иерархическим шиизмом.

Афганское вторжение и Хотаки
Основная статья: Хотаки
К народному недовольству прибавились бедствия извне: Мирваис-хан Хотак, начальник афганского племени гильзаев в Кандагаре, поднял восстание (1709) и до самой своей смерти (1714) наносил персам поражения. В 1717 г. его племянник Мир Махмуд Хотаки соединил раздробленные афганские племена и в 1721 г. двинулся на Персию, которая как раз тогда испытала опустошение от узбеков в Хорасане, турецких курдов в Хамадане и маскатского имама на побережье. Под Исфаханом Махмуд разбил наскоро собранное персидское войско (1722) и осадил город, куда укрылось до 600000 человек. От голода шах Хосейн I сдался, отрекся в пользу Махмуда и собственноручно надел на него венец (1722).

Кроме Тахмаспа, ушедшего ещё до осады Исфахана на север, все члены шахской фамилии были перебиты Махмудом в 1725 г. В том же году вместо Махмуда, сошедшего с ума, на престол вступил его сын Ашраф; он в 1729 г. убил и Хосейна.

В 1722—1730 годах в Сюнике и Карабахе продолжалось армянское восстание Давид-Бека.

Надир-шах и Афшариды
Основные статьи: Надир-шах, Афшары, Афшариды
При Петре I прикаспийские земли (Астрабадская и Мазандеранская области) были уступлены России трактатом 1723 года, но так не были заняты российскими войсками и по договору 1732 года эти земли были возвращены шаху[5].

Сефевидский Тахмасп (с титулом Тахмасп II) искал помощи у русских. К нему в Мазандеран явились на помощь также астрабадские тюрки-каджары, а из Хорасана пришёл с отрядом добровольцев тюрк-афшар Надир (часто называемый «князь-слуга Тахмаспа», «Тахмасп-кулы-хан»). К 1730 г. Надиру удалось изгнать из Персии диких афганцев, грабивших её. В 1732 г. он свергнул Тахмаспа и сделал шахом его сына, ребёнка Аббаса III, а после его смерти (1736) сам вступил на трон под именем Надир-шаха (1736—1747).

Победоносным изгнанием всех врагов из Персии, восстановлением прежних её границ и покорением богатой Индии, Бухары и Хивы Надир прославил Персию на весь мир; но внутри государства все страдали от его чудовищного деспотизма, в особенности искренние шииты, которых он начал ожесточенно преследовать, побуждая принять суннизм и разоряя за непокорность целые города.

Междоусобицы
Последовали 13 лет анархии. На востоке Ахмад-шах Дуррани образовал самостоятельное государство Афганистан, которое с тех пор живёт особой политической жизнью; Ахмад-шах Дуррани завладел и Хорасаном. В остальных местах Персии беспрерывно воевали друг с другом то родственники Надир-шаха, то начальники племен бахтияров, каджаров, афшаров, зендов.

Зенды
Основная статья: Зенды
К 1760 г. начальник зендов курд Керим-хан устранил всех соперников и под титулом «векиль» («поверенный» — номинального шаха Исмаила III) стал правителем всех персидских земель, кроме Хорасана; столицей избран был Шираз.Зенды формально правили от имени Сефевидов. Правление Керим-хана отличалось человечностью, справедливостью, заботами о поднятии материального благосостояния разоренных подданных, содействием торговле и т. п.; оно восстановило преобладание иранского элемента над тюркским. С его смертью (1779) между его родственниками возникли двухлетние раздоры.

Каджары
Основная статья: Каджары (династия)

Ага Мохаммед хан Каджар

Основная статья: Ага Мохаммед хан Каджар
Раздорами воспользовался князь каджаров, основатель династии, Ага Мохаммед хан Каджар; он бежал из Шираза, где был заложником, в Мазандеран и объявил себя самостоятельным. Этот князь был в детстве оскоплен одним из родственников Надир-шаха, озлобился оттого на людей и отличался чрезвычайной жестокостью и жадностью.

Племянник Керим-хана, Али-Мурад (1781—1786), выступив в поход против Ага — Мохаммеда, упал с лошади и убился. Все царствование его преемника Джаафара (1785—1789) было сплошной войной с завоевательным Агой; подкупленные заговорщики отравили шаха.

Его сын Лютф-Али-хан (1789—1794) был храбрый и добрый юноша; однако войска ему изменили, и столица его Шираз пригласила Агу (1791); после отчаянной борьбы шах был принужден бежать в Керман. Ага осадил его; измена открыла ворота города (1794). Лютф-Али-хан бежал в Нерманшир (там он изменнически был выдан Ага-Мухаммеду и замучен); Ага-Мухаммед приказал женщин Кермана (20000) раздать в рабство солдатам, а мужчин избить или ослепить: Ага-Мухаммеду было доставлено 7000 глаз, и он лично взвешивал и считал их.

Из владений Керим-хана осталась непокорна Ага-Мухаммеду ещё Грузия (Хорасан принадлежал Афганистану). Поход нового шаха-каджара на Грузию (1795) сравнивается со страшным судом.

Из Грузии Ага вступил в Хорасан (1796) и собирался идти на Бухару, когда узнал, что Грузия подчинилась императрице Екатерине II. Шах вернулся в Азербайджан для войны с русскими, но император Павел отказался от мысли завоевать Грузию. В 1797 г. Ага-Мохаммед снова вступил в Грузию, но под Шуши двое слуг, которых шах замышлял казнить, убили его.

Фетх Али-шах
Основная статья: Фетх Али-шах
Ему наследовал его племянник Баба-хан под именем Фетх Али-шах (1797—1834) и сделал резиденцией каджаридов Тегеран. Для утверждения своей власти ему пришлось ещё воевать внутри Персии, в том числе в беспокойном Хорасане. С Россией из-за Грузии и Закавказья были две войны, неудачные для Персии. (см. Русско-персидские войны). Для избежания третьей войны из-за умерщвления Грибоедова (1829) был отправлен в Петербург с извинениями Хосрев-мирза.

Мохаммед-шах
Основная статья: Мохаммед-шах Каджар
Фетх-Али-шаху после короткого междоусобия, поконченного соглашением Англии и России, наследовал не один из его 150 сыновей, а внук, слабоумный Мохаммед-шах (1834—1848), сын талантливого, но рано умершего Аббас-мирзы. Ему помогла Англия деньгами и офицерами, и с тех пор в Персии стали бороться влияния русское и английское. Во время осады шахом Герата (1837) в войске шаха были русские офицеры и осадой руководил русский посол Симонич, а Афганистану помогла Англия; победили афганцы, и к 1840 г. английская политика на короткое время взяла было верх в Персии, но в 1846 г. шах заключил договор с Россией, по которому она получила большие торгово-промышленные права, а также право держать постоянные военные суда в Реште и Астрабаде.

Насреддин-шах
Основная статья: Насреддин-шах Каджар
При Насреддине (1848—1896) визирь Мирза-Тагы-хан предпринял было в Персии введение европейских реформ (в частности строил фабрики с целью прекратить экономическую зависимость Персии от России), но погиб от придворных интриг (1851).

Сам шах, особенно после поездок в Европу (1873, 1878, 1889), произвел некоторые нововведения и под конец заслужил ненависть мулл, как неверный и как деспотический сократитель их прав, хотя в угоду правоверию в 1852г. устроено было колоссальное истребление движения бабидов, и потом продолжалось преследование уличённых в сектантстве. Народ не любил шаха за тяжесть податей, за жестокость и за тюркское происхождение династии (хотя уже Фетх-Али-шах был приверженцем персидской литературы, а при Насреддине язык двора был всегда персидский) и иногда бунтовал. Хорасанцы, отпавши на время от шаха, вступили в борьбу с гератским афганским эмиром Яр-Мохаммедом и после его смерти (1851) были причиной неудачной войны Персии с Афганистаном и Англией (мир 1857 г.).

В числе побуждений к походу на Герат (ключ к Индии) было желание шаха помочь России в Крымской войне. И в войне 1877 г. Персия стояла за Россию, угрожая Багдаду. Она содействовала также утверждению русской власти в области туркменов, этого бича Ирана. В 1896 г. Насреддин-шах был убит в мечети переодетым убийцей (предположение, что его убил бабид, не оправдалось), и на престол вступил его сын Мозафереддин-мирза.

Мозафереддин-шах


Карта Персии в начале XX века

Основная статья: Мозафереддин-шах Каджар

Шах Мозафереддин, вступивший на престол после убиения его отца Насреддина (1 мая 1896 г.), стремился к тому, чтобы по возможности приблизить Персию к типу европейских государств.

В апреле 1901 была проведена реформа таможенной системы: внутренние таможенные пошлины и дорожные пошлины отменены; наоборот, таможенные пошлины, вывозные и ввозные на границе Персии в основном возвышены и приведены в систему; мера эта принята шахом самостоятельно, не под давлением Англии, которая до тех пор сильно влияла на персидскую экономическую политику, а помимо неё и даже вопреки ей. Это оказалось возможным благодаря тому, что Англия была занята южноафриканской войной, подорвавшей её престиж в Азии и доставившей там временное торжество России, влияние которой в Персии с этого времени становится преобладающим. Реформа таможенной системы не могла принести стране значительных финансовых выгод, так как ещё в 1900 г. Персия вынуждена была (при содействии России) заключить заем под залог её таможенных пошлин. В 1902 г. Англия добилась от Персии проведения через неё английского телеграфа, соединённого с индийскими линиями, а в 1903 г. — выгодного для неё торгового договора. В 1903 г. Россия и Англия заключили договор, по которому они признают и гарантируют неприкосновенность Персии. Русско-японская война 1904—1905 гг. вновь дала в Персии перевес Англии; постройка железных дорог в Персии, начатая во время бурской войны с русской помощью, приостановилась.

Последние Каджары
Основная статья: Конституционная революция в Иране
Период перед Первой мировой войной был периодом политического и финансового кризиса в Иране.

В результате протеста аристократии, духовенства и интеллигенции Мозафереддин-шах был вынужден принять конституцию в октябре 1906 г. и создать меджлис (парламент) (подробнее см. статью Конституционная революция в Иране). Шах умер через 40 дней после принятия конституции от сердечного приступа.

В 1907 г. было заключено британо-российское соглашение о разделе Ирана на сферы влияния, согласно которому Иран делился на три части: Северный Иран (русский), Центральный (нейтральный и открытый Германии), Южный (Англия).

На престол в январе 1907 года, после смерти отца, вступил Мухаммед Али-шах. При вступлении на престол он обещал соблюдать конституцию, дарованную его отцом в 1906, чего, однако, не выполнил. 24 июня 1908 г. Мухаммед Али совершил переворот, с помощью Персидской казачьей бригады разогнав меджлис.

В 1908 г. в Иране была обнаружена нефть. В 1908 году в Тебризе началось восстание против власти шаха. В январе 1909 сторонники конституции, поддержанные бахтиарскими ханами, стремившимися к укреплению своего влияния, захватили власть в Исфахане. Началось восстание в Гиляне (в Реште и других городах Гиляна). В Бушире, Бендер-Аббасе и некоторых других городах и районах Ирана к власти пришли противники шаха. 13 июля1909 повстанцы вступили в Тегеран. 16 июля собрался чрезвычайный национальный совет в составе руководителей федайских и бахтиарских отрядов, бывших министров и депутатов первого меджлиса. Он объявил о низложении Мухаммеда Али и о передаче власти его 11-летнему сыну Ахмаду. Мохаммад Али был вынужден скрыться в российской миссии, а затем уехать в изгнание в Россию.

В конце 1909—1910 годах возобновилась борьба крестьян против помещиков в ряде районов страны. В августе 1910 по приказу правительства полиция и бахтиарские отряды разоружили в Тегеране отряды федаев Саттар-хана.

Бывший шах Мохаммед-Али при поддержке России прибыл в июле 1911 в Иран и попытался снова прийти к власти, высадившись в Астрабаде, и пытался восстановить свою власть, но осенью 1911 его отряды были разбиты.

В 1909 г. в связи с нестабильной политической обстановкой в Персии (Иране) туда были направлены российские войска. В 1911 г. российский контингент в Персии был усилен.

В 1911 в Иран был приглашен американский финансист Морган Шустер, он получил должность финансового советника и главного казначея.

В декабре 1911 иранская полиция и бахтиарские отряды разогнали меджлис, энджомены и федайские отряды.

Накануне Первой мировой войны британское правительство усилило свои позиции в Иране, приобретя в 1914 году контрольный пакет акций Англо-иранской нефтяной компании[6].

Во время Первой мировой войны Иран был оккупирован Англией и Россией, но остался нейтральным. Тем не менее, на его территории происходили бои между войсками стран Антанты (Российская империя, Британская империя) с одной стороны и войсками Османской империи — с другой.

После войны Иран был принят в Лигу Наций. В 1919 году Иран заключил торговое соглашение с Великобританией, в котором Британия, формально подтверждая независимость Ирана, пыталась установить полный контроль над ним.

В апреле 1920 г. во всем Северном Иране под руководством шейха Мохаммеда Хиабани началось восстание против иранского правительства и поддерживающих его британцев, которое было разгромлено в сентябре этого же года.

17 мая 1920 г. из Баку в Энзели, где находятся корабли, уведенные белогвардейцами Деникина из российских портов, направилась Волжско-Каспийская военная флотилия под командованием Федора Раскольникова и Серго Орджоникидзе. 18 мая флотилия выдвинула ультиматум английским войскам, занимающим г. Энзели, по его истечении начались боевые действия, британцы и белогвардейцы отступили и Советская Россия возвратила контроль над кораблями.

Отряды дженгалийцев под командованием националиста Мирзы Кучек-хана воспользовались моментом и ими 4 июня 1920 г. был взят г. Решт — столица остана Гилян. 5 июня, после переговоров с советскими представителями, была провозглашена Гилянская Советская республика.

20 сентября 1920 г., вернув уведённый белогвардейцами флот, правительство РСФСР приняло решение о сворачивании своей военной операции в Иране и приступило к переговорам с шахским правительством. 26 февраля 1921 г. был заключён советско-иранский договор о постепенном выводе советских войск. Советские войска начали покидать Гилян с апреля и полностью выведены к 8 сентября 1921 г. В Гилянской республике началась гражданская война. 2 ноября, пользуясь смутой, её заняли войска иранского правительства.

Пехлеви
Основная статья: Пехлеви


Иранские шахи отец и сын Пехлеви I и II-й на юбилейной банкноте 50 лет династии (1976). До конца династии остаётся три года

 
 
В 1921 году, в разгар смуты и внешней интервенции, иранский офицер Реза-хан с помощью Персидской казачьей бригады[7] с боями занял столицу Тегеран, и был назначен Ахмад-шахом военным губернатором и главнокомандующим, а через некоторое время — военным министром. В 1923 году Пехлеви был назначен премьер-министром. Используя своё положение и авторитет, он подготовил свержение династии Каджаров. Учредительная ассамблея меджлиса 31 октября 1925 года объявила о низложении Ахмад-шаха Каджара. 12 декабря 1925 года Реза-хан был провозглашён новым шахиншахом Ирана[8].

 
Реза Пехлеви

Реза Пехлеви объявил политику широкомасштабной модернизации и индустриализации, он послал специалистов проходить обучение в Европу и другие страны, решил улучшить инфраструктуру, систему образования, построить железные и автомобильные дороги. Страна стала индустриализироваться и урбанизироваться.

В 1935 году шах потребовал, чтобы иностранные государства стали официально использовать самоназвание государства — Иран, вместо употреблявшегося до того названия Персия.

В 1941 году в ходе Второй мировой войны Реза Пехлеви попытался отказать Великобритании и СССР в размещении их войск на территории Ирана. Но британские и советские войска вторглись в Иран, и 16 сентября 1941 г. Реза Пехлеви отрекся от престола. Шахом стал его сын Мохаммед Реза Пехлеви.

В 1942 году союзники приняли соглашение о суверенитете Ирана, тем не менее СССР вывел войска только в мае 1946 года, контролируя длительное время провинции Восточный Азербайджан и Западный Азербайджан. На территории, занятой советскими войсками, вплоть до их вывода существовали непризнанные государственные образования — Мехабадская Республика (курдская) и Южный Азербайджан.

Созданный в 1949 г. Национальный фронт во главе с М. Мосаддыком возглавил движение за национализацию нефтяной промышленности. Народные выступления против АИНК (Англо-иранская нефтяная компания) сочетались с массовым движением за мир (в 1950 организовано Иранское общество сторонников мира). 15 марта 1951 меджлис принял закон о национализации нефтяной промышленности. 29 апреля 1951 было сформировано правительство во главе с Мосаддыком.

Произошёл конфликт Ирана с Великобританией и США. Мосаддык выслал всех английских специалистов и советников, а в октябре 1952 года разорвал с Великобританией дипломатические отношения. Реформы Мосаддыка затронули и сельское хозяйство, в частности была упразднена старая феодальная система в деревне. В ответ США и Великобритания объявили бойкот иранской нефти и начали готовить переворот в стране. 4 апреля1953 года директор ЦРУ выделил 1 миллион долларов на свержение Мосаддыка. В Иране тем временем начали сносить памятники шаху, сам шах бежал из страны сначала в Багдад, а затем в Рим. 19 августа Мосаддык был свергнут, к власти пришёл генерал Фазлолла Захеди, который вернул нефтяные концессии США и Великобритании и восстановил с ними дипломатические отношения.

На референдуме 26 января 1963 года получили всенародное одобрение шесть пунктов экономических и социальных реформ. Десятки миллиардов нефтедолларов вкладывались в престижные проекты социально-экономического переустройства общества. Была проведена аграрная реформа, наделившая крестьян землёй.

«Белая революция» (серия реформ сверху для предотвращения революции снизу) была обусловлена как внутренними потребностями модернизации страны, так и требованиями США. Поскольку большая часть господствующего класса, связанная с полуфеодальным землевладением, не желала перемен, шах распустил Меджлис и проводил реформы своими декретами. В 1973 году в Иране был установлен авторитарный однопартийный режим, недовольных преследовала тайная полиция САВАК.

Темпы модернизации страны были слишком быстрыми, реформы недостаточно учитывали национально-религиозную специфику, а потому натолкнулись на слишком серьёзное сопротивление — культурно-цивилизационную реакцию традиционного иранского общества, возглавленную шиитским духовенством. «Белая революция» закончилась реакцией в виде Исламской революции в 1979 г.

Исламская республика
Основная статья: История Исламской Республики Иран
16 января 1979 года шах Мохаммед Пехлеви бежал из Ирана вместе с семьей. 1 февраля в Тегеран при большом энтузиазме народа вернулся видный шиитский богослов, бывший в опале во время правления шахского режима и изгнанный из страны — идеолог революции, аятолла Рухолла Хомейни.

11 февраля было создано Временное правительство Ирана во главе с Мехди Базарганом, взявшее власть в свои руки до принятия конституции. Была упразднена монархия, на референдуме 31 марта 98 % граждан Ирана высказались за построение в Иране исламской республики. Первая иранская конституция была принята в декабре 1979 года.

4 ноября 1979 радикально настроенные студенты захватили посольство США в Тегеране, взяв в заложники 52 его сотрудника. В обмен на освобождение дипломатов Иран потребовал выдачи шаха, который скрылся в Соединённых Штатах. США не выдали шаха, наложили на Иран санкции, большинство из которых действуют по сей день, а 24 апреля 1980 года попытались освободить своими силами, потерпев крах. В июне 1980 шах скончался. В день вступления в должность Рональда Рейгана заложники были освобождены при посредничестве президента Алжира.

17 сентября 1980 президент Ирака Саддам Хусейн предъявил Ирану территориальные претензии относительно богатой нефтью территории Хузестана к востоку от реки Арвандруд. Иракские войска форсировали пограничную реку 22 сентября и перешли в наступление. Так началась ирано-иракская война. Она завершилась в 1988 г. без убедительной победы одной из сторон, хотя обе заявили о своем военном триумфе. Экономический ущерб от боевых действий для Ирака и Ирана оценивался в 350 миллиардов долларов.[9]

За 8 лет войны потери Ирана по разным оценкам составили вплоть до 900 тыс. человек[10]. Большинство приграничных с Ираком городов густонаселённого Хузестана оказались разорены. Была сильно повреждена инфраструктура нефтяной промышленности. Война обошлась Ирану в 500 млрд долларов США, но при этом с самого начала войны рост ВВП не прекращался и по её окончании продолжился ещё быстрей.

В 1997 году президентом Ирана стал Мохаммад Хатами, который провозгласил начало реформ, направленных на построение более демократичного толерантного общества в стране и более терпимых отношений по отношению к странам Запада. При их осуществлении Хатами столкнулся с жесткой оппозицией консерваторов. Совет стражей конституции часто прибегал к своему праву вето в отношении наиболее радикальных законопроектов, разработанных правительством.

В 2003 г. США обвинили Иран в том, что он тайно ведёт работы по созданию ядерного оружия. Ещё в 2002 г. президент США Джордж Буш причислил Иран к странам «оси зла», которые финансируют террористов (Иран финансирует террористическую организацию Хезболла в Ливане) и стремятся завладеть ядерным оружием. США пытаются добиться международной изоляции Ирана, чтобы не допустить создания этой страной ядерной бомбы. Однако усилия США наталкиваются на противодействие со стороны Франции, Германии и Великобритании, а также России, связанной с Ираном контрактами на поставку военной техники и строительство АЭС в Бушере.

В 2005 г. президентом Ирана стал Махмуд Ахмадинежад. На посту президента Ахмадинежад свернул некоторые либеральные реформы, имевшие место при его предшественниках Хатами и Рафсанджани. В частности по его инициативе была проведена «чистка» в высших учебных заведениях. Была начата крупная энергетическая реформа: были введены квоты на продажу бензина населению, ускорилось развитие ядерной программы.

Во внешней политике Ахмадинежад придерживается консервативных взглядов. Он жестко критиковал администрацию Буша и выступает за усиление связей Ирана с Россией и арабским миром.

В июне 2009 г. очередные президентские выборы. В выборах участвовали 4 кандидата: Мир-Хосейн Мусави, Мехди Карруби, Мохсен Резайи и действовавший президент, Махмуд Ахмадинежад. Основная борьба развернулась между президентом-консерватором и реформатором Мир-Хосейном Мусави. Победу в первом туре с 62,6 % голосов одержал Махмуд Ахмадинежад.

Оппозиция отказалась признавать официальные итоги выборов. В Тегеране и других городах Ирана начались демонстрации и столкновения с полицией. Члены некоторых оппозиционных партий были арестованы.

Примечания[править | править код]
↑ DEBUT DU NEOLITHIQUE
↑ Menant. Les Achéménides et les Inscriptions de la Perse. Paris, 1872.
↑ Savory Roger. Iran Under the Safavids. — Cambridge University Press, 2007. — P. 213. — ISBN 0-521-04251-8, ISBN 978-0-521-04251-2. qizilbash normally spoke Azari brand of Turkish at court, as did the Safavid shahs themselves; lack of familiarity with the Persian language may have contributed to the decline from the pure classical standards of former times
↑ Mazzaoui Michel B. Islamic Culture and Literature in Iran and Central Asia in the early modern period // Turko-Persia in Historical Perspective. — Cambridge University Press, 2002. — P. 86–87. — ISBN 0-521-52291-9, ISBN 978-0-521-52291-5. Safavid power with its distinctive Persian-Shi’i culture, however, remained a middle ground between its two mighty Turkish neighbors. The Safavid state, which lasted at least until 1722, was essentially a «Turkish» dynasty, with Azeri Turkish (Azerbaijan being the family’s home base) as the language of the rulers and the court as well as the Qizilbash military establishment. Shah Ismail wrote poetry in Turkish. The administration nevertheless was Persian, and the Persian language was the vehicle of diplomatic correspondence (insha’), of belles-lettres (adab), and of history (tarikh).
↑ Фактория в Астрабаде (из книги «Воин под Андреевским флагом»)
↑ Цветков С.Э. Как начинался «настоящий» XX век (к 100-летию начала Первой мировой войны) // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. — 2014. — № 2 (14). — С. 46
↑ П. Н. Стрелянов (Калабухов) Казаки в Персии. 1909—1918 гг. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — 442 с. — (Россия забытая и неизвестная). ISBN 978-5-9524-3057-0
↑ Кругосвет. Реза-шах Пехлеви (недоступная ссылка). Проверено 28 марта 2010. Архивировано 10 марта 2012 года.
↑ Rajaee, Farhang. The Iran-Iraq war: the politics of aggression. Gainesville : University Press of Florida, 1993. p. 1
↑ Death Tolls for the Major Wars and Atrocities of the Twentieth Century
Литература[править | править код]
Персия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
История Иранского государства и культуры. К 2500-летию Ирана. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1971. — 350 с.
Фрай Р. Н. Наследие Ирана. — 2-е изд. — М.: Издат. фирма «Восточная литература», 2002. — 464 с.: ил. — (Культура народов Востока). — ISBN 5-02-018306-7.
Feuvrier, «Trois ans à la cour de Perses» (П., 1899);
Kanishu, «About Persia and its people» (Рок-Эйланд, 1899);
Lorini, «La P. economica contemporanea» (Рим, 1899);
Ed. Meyer, «Gesch. d. Altertums. Bd. V. Das Perserreich und die Griechen» (Штутг., 1901);
Ломницкий, » П. и персы » (СПб., 1902);
W. Schultz, «Zustände im heutigen Persien» (Лпц., 1903).
Мюллер, «История ислама» (т. III, СПб., 1896)
Malcolm, «History of P.» (Л., 1815; 2 изд., 1829; часть в русском пер. «Сын Отечества», 1853, ч. 171, № 23—25 — об Аге-Мохаммеде);
Маркгам, «А general sketch of the hist. of Р.» (Л., 1874), «Eastern P.» (2 т., Л., 1876);
Герфорд Джонс Бридж, «The dynasty of the Kajars» (Л., 1838);
Пиггот, «Р. ancient and modern» (Л., 187 4);
Барбье-де-Мейнар, «Dictionnaire g éographique, hist. et littéraire de la P.» (П., 1861);
Блау, «Commerzielle Zust ä nde P.» (Б., 1858);
Ватсон, «A hist. of P. from the beginning of the XIX century» (Л., 1866);
Шарден, «Voyage en Perse» (1677; новое изд. с примеч. Лангле, П., 1811);
Вагнер, «Reise nach Р.» (Лейпциг, 1852); Бругш, «Reise d. preuss. Gesandschaft nach P.» (Л., 1862);
Петерманн, «Reisen in den Orient» (Лейпциг, 1861);
Полак, «Persien» (Лейпциг, 1865; часть в русском переводе в «Всем. пут.», 186 8, т. III);
Ханыков, «Ethnographie de la P.» (П., 1866);
Вамбери, «Meine Wanderungen und Erlebnisse in P.» (Пешт, 1867);
Арнольд, «Through P. by caravan» (Л., 1876);
Вамбери, «Der Islam im neunzehnten Jahrhundert» (Лейпциг, 1875);
Венюков, «Россия и Англия в П.» («Русский вестник», 1877, № 10);
«Дневник шаха Насреддина во время путеш. через Закавказье» («Кавказ», 1876, № 59—62); И.
Сугорский, «Сношения с П. при Годунове» («Русский вестник», 1890, № 10).
Иванов М. С. Новейшая история Ирана. — М., 1965
Иванов М. С. Очерки истории Ирана. — М., 1952
Иран. Очерки новейшей истории. — М., 1976
История Ирана. — М., 1977
Очерки новой истории Ирана XIX — начало XX вв. / отв. ред. Кулагина Л. И. — М., 1978
Sabahi Houshang. British policy in Persia. 1918—1925. — L., 1990. — 279 с.
Алиев С. М. История Ирана. XX век. М., 2004.
Ссылки[править | править код]

История Ирана на Викискладе
Бартольд В. В.. Работы по исторической географии на сайте «Руниверс»
История Ирана на сервере иран.ру
Шваниц В. Г. Сталин, Рузвельт и Черчилль в Иране (Stalin, Roosevelt und Churchill in Iran, Webversion 4-2010 (нем.))
Белобров В. А. Метрология Страны ариев.

Примечания

 

В диалоге культур или взаимодействии цивилизаций большое значение имеют древние центры цивилизаций, особенности их раз­вития их взаимодействия с другими центрами цивилизаций, их влияние на возрождение и развитие современных культур и госу­дарственных образований. Согласно археологическим раскопкам и сохранившимся предметам материальной культуры, в мире сущест­вовало 7 основных центров древних цивилизаций, расположенных в Азии, Европе и Африке. Ариана или Иран, ньшешние территории Средней Азии, Афганистана и Ирана, имеющие 5-тысячелетнюю историю, считаются одним из центров цивилизаций.

Еще в ту эпоху сложились хорошие внутрицивилизационнные взаимоотношения между основными центрами культуры «иранско­го мира» — городов Средней Азии, Афганистана и Ирана. Известно, что внутрицивилизационный диалог очень разнообразен, очень ор­ганичен и является непременным условием перехода от ступени к ступени общественного развития. На протяжении веков, за исклю­чением периода монгольского нашествия, иранский мир развивался прогрессивным путем, именно от ступени к ступени. На его просто­рах проживали, кроме иранских народов, многочисленные этниче­ские группы, проповедующие различные религии, но относящиеся друг к другу очень толерантно. Иранский император Великий Кир(559-530д.н.э.) принял «Декларацию прав человека», которая по тем временам была необычным явлением. В ней, в частности, от имени императора говорилось: «Пока я шах и жив, силой не буду навязывать никому свою власть, в период моего правления каждый волен выбирать меня шахом или нет… Я заявляю, что каждый волен выбирать свое место жительство, свою религию и безбоязненно по­клоняться своему богу..»(1). Тесные межцивилизационные взаимо­действия иранцев сложились с другими шестью центрами цивили­заций (Месопотамия, Египет, Восточный берег Средиземного моря, Китай, Индия, Греция и Рим).

Одна из особенностей Арианы заключалась в том, что она за­нимала очень важное географическое месторасположение и служила связующим звеном между другими цивилизационнимы центрами. Центры цивилизаций Европы и Африки имели взаимоотношения между собой, Китай имел самостоятельную цивилизацию, меньше подверженную внешним влияниям, древняя Индия, так же находи­лась в своеобразной изоляции. Только иранская цивилизация имела возможность устанавливать тесное взаимодействие, как с Китаем и Индией, так и с центрами цивилизаций Европы, Среднего Востока и Африки. Этот фактор привел к тому, что в течение веков Ариана превратилась в центр пересечения и развития различных идей, рели­гий, культур и цивилизаций. Арийцы, в свою очередь распространя­ли эти культурно-цивилизационные веяния по всей иранской терри­тории и за её пределами. Например, буддийская религия формиро­валась на территории иранцев, и отсюда арийские миссионеры рас­пространили ее в Китае, Японии, Корее, Индонезии и других стра­нах Юго-Восточной Азии. Английский ученый Тойнби называет Ариану «перекрестком сталкивания культур, центром развития идей и религий, транзитной дорогой торговых караванов, а город Балх «жемчужиной Востока»(2).

Другой особенностью цивилизационного взаимодействия иранцев было то, что именно арийцы познакомили Восток с запад­ной культурой. В четвертом веке до нашей эры войска Александра Македонского вторглись на территорию иранских народов. Это со­бытие было первым столкновением запада с миром Востока. Архео­логические раскопки на территории сегодняшнего Афганистана свидетельствуют, что на этой территории использовался греческий алфавит и греческий язык и в целом греческая культура веками жи­ла, смешиваясь с арийской культурой. Отсюда она распространялась на страны Юго-востока, в Китай, Японию и тд. Произошел синтез иранской ахеменидской культуры с греческой культурой.

Иран до конца средних веков служил своеобразным торговым мостом между Востоком и Западом. Ариана считалась перекрест­ком караванных путей, по которым передвигались разнообразные товары, люди, паломники. «Шелковый путь» начинался с Пекина на севере, доходил до Средиземного моря, все его ветки проходили через иранские земли. Город Балх был расположен в центре этого важнейшего пути и играл роль крупного международного рынка.

В пределах этого большого и многообразного мира происхо­дило тесное внутрицивилизационное взаимодействие. В текстах «Авесты» и ахеменидских надписях встречаются названия «Согд» и «Бактрия». В «Авесте» название «Согд» использовано вместе с Хо­резмом, и в Вандидаде, в первом Фарагарде, Ахурамазда говорит: «Вторую территорию и добрую страну, которую Я, Ахурамазда, сотворил — это долина Согд»(3).

В надписях Персеполиса Дарий упоминает о странах, нахо­дившихся под его властью, среди которых встречаются названия «Согд» и «Бактрия» как сатрапы Ахеменидской империи (4). В зна­менитых надписях Дария высечены названия драгоценных камней лазурит и агат, сердолик, которые использовались при строительстве дворца Джамшеда и доставлялись из Согда.

По мнению известного таджикского историка Б.Гафурова, между 546 и 539 гг. в состав Ахеминидской державы входили Пар-фия, Дрангиана, Маргиана, Хорезм, Согдиана, Бактрия.. .(5), а в пер­вом тысячелетии до нашей эры согдийцы, бактрийцы, хоразмийцы и другие арийские народы, населяющие Центральную Азию и гово­рившие на древнеперсидском языке, имели между собой торговые отношения. У них было много общего. О роли бактрийцев при дворе персидских царей упоминает Президент Таджикистана Э.Рахмонов. Он пишет, что авторитет и влияние бактрийских вельмож при дворе Ахеменидов были очень заметными, и они, как надежные советни­ки, участвовали во всех государственных делах (6).

После арабских завоеваний «иранский мир» стал осваивать новую духовность — ислам, и величайшие деятели Средней Азии уже в начале пути этой мировой новации приняли неоспоримое участие в ее укреплении и дальнейшем развитии. Ислам служил эффектив­ным средством не только внутрицивилизационого взаимодействия в иранском мире, но и межцивилизационного. Например, не зная дея­тельности Имама ал-Бухори, невозможно понять сформировавший­ся мусульманский мир. Точно так же на развитие ислама оказал влияние Абу-Ханифа, создавший систему религиозного права, кото­рая была, затем развита его учениками. Родители Абу-Ханифы были таджиками из Кабула. Примечательно, что он допускал чтение мо­литв на таджикском языке.

Мусульманский мир ассимилировал в себе опыт государст­венного устройства Сасанидского Ирана, рожденную многотысячелетней урбанизацией в Средней Азии культуру Согдианы, Хорезма и культуру Ближнего Востока. Не случайно, наряду с такими ислам­скими городами, как Каир, Багдад и другие, стали известны Бухара и Самарканд как мировые центры интеллектуального ислама.

После завоевания Бухары и Самарканда арабами в дальней­шем именно иранские народы (таджики) сыграли важную роль в распространении ислама за пределами иранской территории.

Эпоха Саманидов была самой яркой культурной эпохой мира, которая формировалась на основе древней иранской цивилизации. Расцвет персидской литературы в период правления династии Са­манидов в Хорасане и Мавераннахре привел к тому, что персидский язык стал языком письменной литературы. Знаменитый историк и философ современности Билл Дюрант уверен, что в период правле­ния Саманидов Бухара и Самарканд являлись авторитетными цен­трами науки и литературы и составляли конкуренцию Багдаду. Пер­сидский язык восстановил свои позиции. Ибн-Сино под защитой Саманидов, используя их знаменитую библиотеку, начал свои на­учные изыскания. Закария Рози написал свой знаменитый медицин­ский трактат(7).

Именно на основе внутреннего взаимодействия представите­лей иранской цивилизации, на основе взаимовлияния различных диалектов персидского языка еще в средние века сложилась основа современного персидского языка.

Невозможно охватить весь процесс цивилизационного взаи­модействия в «иранском мире», достаточно бегло взглянуть на кни­ги, написанные по древней персидской поэзии, истории и литерату­ре иранских народов, или взглянуть на историю трех стран до и по­сле ислама, чтобы осознать масштаб этого процесса.

«Иранский мир» и в средние века, в эпоху ислама, играл важ­ную роль не только во внутрицивилизационном взаимодействии, но служил связующим звеном между исламской и индийской цивили­зациями.

Однако монгольское нашествие стало страшной трагедией для иранского мира: сотни городов и сел, ирригационные сооружения были сожжены или разрушены, произошло массовое истребление людей, осмелевшихся оказать сопротивление. Крупнейшие города иранского мира Балх, Мерв, Герат были сравнены с землей.

В это время произошли серьезные изменения в этнической структуре иранского мира. В Мевареннахре и Хорасане в массовом порядке поселились тюркско-монгольские этнические элементы. Древнейшие иранские этносы — хорезмейцы, отчасти согдийцы и таджики — были подвергнуты ассимиляции со стороны тюркско-монгольских завоевателей.

Тем не менее, несмотря на эту трагедию, иранская культура и персидский язык сохранили свое былое величие. Великая иранская культура и персидский язык по-прежнему сыграли важную роль во внутрицивилизационном взаимодействии различных народов, про­живавших в иранском мире. Более того, тюрки и монголы внесли большой вклад в распространение языка и культуры иранцев. По­средством походов династии Гезневидов, Сельджукидов и Тимури-дов они распространились в Индии, Восточном Туркестане и на Ближнем Востоке. После установления власти Моголов в Индии туда переселились великие представители иранской литературы и культуры. Язык фарси стал официальным языком империи, на кото­ром были созданы величайшие литературные произведения. Язык, культура и творческое наследие представителей «иранского мира» сыграли важнейшую роль в цивилизационном взаимодействии на­родов.

Таким образом, ареал распространения культуры «иранского мира» был весьма широк, и между различными его единицами су­ществовало тесное взаимодействие. Сильнейшим связующим фак­тором, как выше отмечалось, был персидский язык. Но со временем культурно-цивилизационный ареал «иранского мира» раскололся на несколько политических единиц. Когда западный мир после Вели­кой французской революции предложил человечеству новые фун­даментальные ценности, в Хорасане, Иране и Мовараннахре, со­ставляющих основу «иранского мира» шли ожесточенные воору­женные столкновения с английскими и русскими колониальными державами. Эта борьба привела к новому переделу «иранского ми­ра», к новой перекройке границ. После Французской революции усилилась тенденция к пробуждению различных народов, появилась новая культура. Но в Иране из-за засилья англичан и русских, гос­подства шиизма в структуре государства и некоторых других факто­ров воцарилось какое-то безразличие к остальной (суннитской) час­ти «иранского мира». Серьезно ослабло межцивилизационное взаимодействие Ирана с остальным миром. Возможно, Иран не сможет никогда компенсировать тот ущерб, который был нанесен внутри-цивилизационному взаимодействию в «иранском мире».

В 1993 году англичане добились у афганского эмира подписа­ния договора, устанавливающего границы афганского государства с колониальными владениями Великобритании на Индийском полу­острове. Из-за так называемой «линии Дюранда» (по имени англий­ского чиновника, возглавляющего английскую миссию на перегово­рах с эмиром) пуштуны Афганистана превратились в разделенную нацию. К 1995 году, когда было проведено так называемое «памир-ское разграничение», завершилось установление границ между Аф­ганистаном и среднеазиатскими колониальными владениями цар­ской России. В свою очередь, таджики, еще один из важных этниче­ских элементов «иранского мира», превратились в разделенную на­цию, что еще больше ослабило культурно-цивилизационное взаи­модействие иранских народов. Наконец, Октябрьская революция 1917 г. в России нанесла самый мощный удар по взаимодействию иранских народов, надолго лишив таджиков тесных взаимоотноше­ний с иранскими народами в Афганистане, Иране, Пакистане и дру­гих странах.

По мнению иранского исследователя Чингиза Пахлавана, «се­годня настало время укрепить взаимодействие между различными частями иранского мира» (8). Он считает, что Иран, являющийся более развитой страной и с большим культурно-цивилизационным потенциалом, должен оказывать помощь другим иранским народам.

Необходимо отметить, что в различные эпохи в иранском ми­ре дружно проживали народы, говорящие на различных языках, вза­имно обогащая свою культуру. Они жили в мире и согласии с иран­цами, и было мощное средство взаимодействия, которое объединяло всех, — это язык фарси. Именно поэтому колонизаторы первым де­лом стремились ограничить ареал распространения языка фарси. С колонизацией Индии англичанами, язык фарси потерял свой госу­дарственный статус, а в дальнейшем область его применения еще больше ограничилась.

С 1936 года начались серьезные гонения на персидский язык в Афганистане. Власти приняли меры по развитию языка пушту, но это на практике было направлено против языка фарси. В афганской Конституции 1964 г. впервые язык пушту, наравне с дари (с этого времени язык фарси или «фарси-йе Кобу ли» стал называться языком дари), был объявлен государственным.

В Средней Азии после Октябрьской революции 1917 г. так же начались гонения на персидский язык. В Таджикистане он офици­ально стал называться таджикским. Некоторые специалисты пыта­ются выделить некогда единый персидский язык, конечно, состоя­щий из различных диалектов, в три самостоятельных языка-персидский, дари и таджикский. Все это не могло не оказать нега­тивного влияния на внутрицивилизационное взаимодействие в «иранском мире».

После приобретения Таджикистаном независимости в 1991 г. внутрицивилизационое взаимодействие в «иранском мире» расши­рилось. Еще в 1992 году в Душанбе была создана «Ассоциация за­рубежных таджиков и персоязычных народов мира». Ньше эту ор­ганизацию возглавляет Президент страны Э. Рахмонов, что свиде­тельствует о том, какое значение придается внутрицивилизацион-ному взаимодействию в «иранском мире». В Душанбе функциони­рует также Общество «Пайванд», призванное содействовать, расши­рению внутрицивилизационного взаимодействия, сближению пер­соязычных народов.

Что представляет сегодня «иранский мир»? Он насчитывает более 150 млн. чел., включает в себя такие государства, как Иран, Афганистан и Таджикистан, а также территории проживания иран­ских народов — Курдистан (в Сирии, Ираке и Турции), Белуджистан и Пуштунистан (в Пакистане), Северную Осетию-Аланию (в Рос­сии) и самопровозглашенную Южную Осетию. В последнее время на страницах печати и в некоторых политических кругах озвучива­ется идея создания некой организации «иранского мира», в которую должны входить три государства-Иран, Афганистан и Таджикистан. Осуществление такой идеи может показаться нереальной, однако, по мнению некоторых аналитиков, возможные «цивилизационные столкновения», по Хантингтону, вместе с активностью извечного противника Ирана — Турции по сколачиванию тюркского цивилиза-ционного блока могут привести к осознанию необходимости такого объединения.

Например, депутат Милли меджлиса Азербайджана Низами Джафаров, возглавляющий азербайджано-турецкую группу по меж­парламентскому сотрудничеству, выступил с инициативой создания единого парламента тюркских государств. Соответствующие обра­щения он уже адресовал главам законодательных органов этих стран. Автор затеи особо подчеркивает, что «идея принадлежит азербайджанской стороне». Таким образом, Баку делает неожидан­ную заявку на роль одного из лидеров «тюркского братства», кото­рое призвано подготовить почву для создания «Великого Турана» (8).

Карта «Великого Турана» охватывает территории от Балкан до Тихого океана, от Урала до Ближнего Востока. В пространстве своих интересов пантюркисты видят Албанию, Косово, Боснию и Герцеговину, Крым, Поволжье, республики Северного Кавказа, всю Центральную Азию, восток Закавказья, включая часть Армении и Грузии, север Ирака и Ирана, часть Афганистана, северо-запад Ки­тая, включая Уйгурский округ.

Хотя следует заметить, слишком много стран не заинтересо­вано в реализации этой затеи. В равной мере многие не заинтересо­ваны и в создании блока иранских народов, или создания Иранской Ассамблеи, углубления внутрицивилизационного взаимодействия в «иранском мире».

В начале 2006 года наметились некоторые контуры создания блока Иран-Афганистан и Таджикистан. Некоторые высокопостав­ленные чиновники в Правительстве Таджикистана и эксперты в то время заявляли о необходимости более тесного сотрудничества иранских народов и даже о возможности создания некой организа­ции. В те дни эта проблема бурно дискутировалась через СМИ. В начале января 2006 года три президента (Э.Рахмонов, X. Карзай и М. Ахмадинажад) должны были встретиться в Тегеране и вести перего­воры по углублению сотрудничества между тремя персоязычньши странами. Однако Хамид Карзай в последний момент по каким-то причинам не явился на эту встречу. Летом 2006 года встреча трех президентов все-таки состоялась, но уже в Душанбе. Переговоры прошли в дружественной обстановке, но о создании какого-то блока речь уже не шла. Стороны пришли к согласию о создании совмест­ного телевизионного канала. Иранская сторона обещала увеличить квоту для поступления в вузы молодежи из Таджикистана, принять участие в строительстве крупных объектов в сфере транспорта и энергетики.

Следует отметить, что в отличие от Афганистана и Таджикистана там исповедуют шиитскую ветвь ислама, тем не ме­нее, во внешней политике Ирана культурно-цивилизационная общ­ность иранских народов занимает важное место. Хотя анализ пока­зывает, что официальная идеология Ирана изменчива, она претерпе­ла за девяностые годы серию изменений. Сначала «экспорт револю­ции» стал пониматься как «экспорт культурной революции». В нача­ле 90-х гг. в политике иранского руководства, например в Афгани­стане, приоритет отдавался шиизму. Иран стал поддерживать не официальную власть в лице президента (таджика) Бурхануддина Раббани, а шиитских политических партий. В результате конфликт не был в свое время разрешен и вылился в ожесточенные вооружен­ные столкновения, приведшие к ослаблению власти таджиков. В конце 90-х гг., после прихода к власти президента Хатами, речь за­шла уже о «диалоге цивилизаций». По его инициативе Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию об объявлении 2001 г. «Годом диалога цивилизаций». В рамках этого «диалога» возникает идея Иранской Ассамблеи, призванной создать содружество родственных иранских народов. Вместе с тем, создание, во всяком случае, в бли­жайшем будущем, такой Ассамблеи в условиях нарастания кон­фликта между Ираном и мировым сообществом из-за ядерной про­граммы Ирана проблематично. Тем не менее, Иран готов сделать дальнейшие шаги в этом направлении.

Свидетельством могут служить тесное сотрудничество Ирана с Таджикистаном и Афганистаном в различных областях, безвоз­мездная помощь, которую эта страна оказывает им. Весьма эффек­тивно работают Культурные центры при посольствах Ирана за ру­бежом, особенно в странах СНГ. Культурный центр при посольстве Исламской Республики Иран в Душанбе, Комитет помощи Имама Хомейни и другие организации вносят важный вклад в укрепление взаимодействия между Таджикистаном и Ираном. Несмотря на не­стабильную ситуацию в Афганистане, Таджикистан и Иран вносят большой вклад в расширение сотрудничества с этой страной, что позволит укрепить внутрицивилизационное взаимодействие в «иранском мире»

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Фарханге Ариана, август, 1999. -С. 1
2. Цитата по Панджшери Азиз Ахмад. Джаёгай&е Афганистан дар гофтогу-йе тамадонха//Инсиджам.- № Ь- 2Ш0. -С.ЗЗ
3. Авеста. Подготовка Джалила Дустхах. Т.1. Изд.3′.- Тегеран, 1996.-С. 356.
4. Там же. — С. 660.
5. Гафуров Б. Г.О связях Средней Азии и Ирана в Ахеминид-ский период// Гафуров Б,Г. Избранные труды. — С. 461.
6. Рахмонов Э. Таджики в зеркале истории. Книга первая. От Арийцев до^Саманидов. — С.203.
7. Дюрант Б. Тарихе тамадцун (Перевод с аиглийского Абута-либа Ансари и Абулксима Тахири).- Тегеран, 1989. — С. 261.
8. Пахдаван Ч. Асре моджахеддии ва барамадане Талибан. -Тегеран, 1999.-С. 55
9. Великий Туран-угроза ummii3aimn//http://www.ta%7dfomm.tj/

***
Иран. Глоток воды

Иран обладает манящей и немного тревожной славой. Со школьных времен мы помним черные тучи персов, наползающие на маленькую Грецию, 300 героев-спартанцев, погибших в битве при Фермопилах, афинян, торжествующих при Марафоне, и битвы Александра Македонского. Далее целые столетия теряются для нас во мгле. Мы помним только, что в ХIX веке в Тегеране был убит Грибоедов. Затем пропускаем еще 100 лет и попадаем в Тегеран 1943 года, где Сталин, Рузвельт и Черчилль делили мир. И уж совсем мало кто знает подробности о событиях Иранской революции 1979 года,
от которой в нашей памяти осталась величественная и тяжелая фигура аятоллы Хомейни и неразрывно связанная с ней Ирано-иракская война. Говоря про «наши» знания, я имею в виду, конечно, «обычных людей». Именно они — хранители общих представлений о жизни других народов. И с этой точки зрения Иран иногда представляется не только загадочной, но и мрачной страной. А теперь давайте попробуем посмотреть на историю глазами иранцев.

Персия — одно из древнейших государств в мире. Способы управления, впервые использованные в эпоху Ахеменидов (как раз при царях, атаковавших Грецию), были одними из самых милостивых и прогрессивных для своего времени. Персидская империя достигла невероятного могущества; при царе Дарий I она занимала территорию от Македонии — на западе до Индии — на востоке, от Армении — на севере и до первого нильского порога — на юге.

Представьте — вы глава такой державы, и вам бросают вызов несколько греческих городов. Конечно, вы идете в поход. Про безмерное превосходство персов в живой силе мы знаем из греческих источников. Историки же утверждают, что силы были примерно равны…

Для иранца Александр Македонский, конечно, не может быть освободителем народов, каковым он представляется в европейской исторической традиции. Александр ревниво сжег один из красивейших городов мира — Персеполис, при этом систему управления разноплеменным государством заимствовал именно от персов.

Время никогда не замирало на территории Персии. Напротив, это один из самых исторически насыщенных регионов мира. Возникали и рушились династии, народы волнами проносились по пути из Европы в Азию.

После смерти Александра его полководец Селевк I Никатор создал новое государство Селевкидов, в борьбе с которым родилась новая империя — Великая Парфия. Ее правители вели бесконечные битвы с Римом. Митридат I, Митридат II. «Ты хотел нашего золота?» — и расплавленное золото льется в горло врагам… Победа в 53 году до н.э. парфянского царя Орода II над римским полководцем Крассом весьма красочно описана у Плутарха — всего одна страница текста, но сколько в ней напряжения, боли и страха. Перечитайте ее, и вы почувствуете, как стрелы пробивают щиты, всадники-миражи тают на горизонте.

Триста лет после этого прошло в бесконечных войнах, пока Рим, наконец, не одержал победу, но ненадолго. Правящие в Парсе Сасаниды в 224 году окончательно разбили парфян и вновь объединили разрозненные области бывшей персидской державы в единое государство. Именно Сасаниды нанесли Римской империи сокрушительное поражение. Один из римских императоров, 13-летний Гордиан III, в 238 году был убит в битве при Месихе. В 260-м при Эдессе римляне снова были разбиты, а их император Валериан попал в плен, где и умер (по преданию, его победитель Шапур I везде возил с собой закованного в цепи пленника, используя его вместо подставки для ног).

После многовекового правления Сасанидская держаеа пала под ударами новой силы — арабов. 4 дня битвы при Кадисии в 636 году ознаменовали начало конца древней державы. Тысячелетняя религия персов — зороастризм, уступила место новой — исламу. Но персы не исчезли как народ, более того, их культура оказала огромное влияние на их победителей.

Как же должен был ощущать себя этот народ, потерявший тысячелетнюю империю и религию тогда, когда далеко на севере другим народам оставалось ждать создания своего государства еще несколько столетий…

Как живет древняя Персия сейчас?

Подземная страна
В известном фильме «Тегеран-43» герою Армена Джигарханяна нужно было ликвидировать руководителей трех стран — Сталина, Рузвельта и Черчилля. В качестве метода достижения этой цели он был намерен пробраться через древнюю систему водоснабжения города и уже потом уничтожить вершителей судеб того времени. Для этого он брал уроки мастерства у двух рабочих посреди какой-то пустыни.

Нас заинтересовало, существует ли в Иране такая система или это просто кинематографический вымысел? Оказалось, что ирригационная система действительно существует и называется «канатами». Время их возникновения теряется в глубине веков, считается, что канаты существовали уже в эпоху Ахеменидов, но не исключено, что и раньше — 3 500 лет назад.

Канаты действительно способны потрясти. Еще в XVII веке купец Федот Котов, совершивший путешествие в Персию в 1623—1624 годах, в воспоминаниях описывал город Султанию (сегодня от него остались одни руины), достигший своего расцвета в XIV веке: «Находится это царство в долине, меж высоких гор, здесь течет небольшая речка. Вода проведена с гор верст на двадцать и больше, а подведена по подземелью!». То, что канаты поразили его воображение, можно судить по восклицательному знаку — во всем повествовании их всего три…

Мы знакомились с канатами в Йезде. Этот город считается главным по использованию канатов, в нем и по сей день живут и работают их строители. Йезд находится в центре Ирана посреди пустыни, поэтому вода там во все времена считалась главной ценностью. В Йезде мы познакомились с Джавадом Найби, «моханди» — это человек, который строит канаты, его род занимается этим делом последние 500 лет. Джавад с 8 лет работал вместе с отцом, который тоже был моханди, как и его дед, и дед его деда и — так далее, вплоть до времен Сасанидской династии. Он рассказал и показал нам все в подробностях.

Что же такое канаты? Это прорытые человеком подземные реки. Длина их варьируется от нескольких до десятков километров. Глубина некоторых у «истока» может достигать 200 метров, в городе же или на ферме вода порой выходит почти на поверхность или не доходит до нее 5—10 метров. Для их сооружения у подножия гор или в том месте, где водоносный пласт поднимается выше уровня расположения города, выкапывают первый колодец и под землей прокладывают до города тоннель, по которому вода поступает самотеком — без применения каких-либо механических средств. Казалось бы, все просто. Только очень трудно. Представьте, сколько нужно приложить усилий, чтобы выкопать в отнюдь не податливом грунте несколько десятков километров тоннеля и еще через каждые 50 метров соорудить по колодцу…

Раньше (а зачастую и сегодня) это делалось вручную. В наши дни бригада из 7 рабочих канат длиной 20 километров строит 8 лет, проходя при этом около 8 метров в день. Если для строительства колодцев применяют машины (а на это нужны немалые средства), процесс идет вдвое быстрее. По местным масштабам, это приносит неплохую прибыль — 20 километров каната обходятся в 600 миллионов риалов (около 7 000 долларов). Обычно же стоимость строительства каната составляет около 20 000 долларов — сумма для крестьян огромная, поэтому правительство берет на себя половину всех расходов.

Конечно, столетия назад этот процесс шел гораздо медленнее — в твердой почве могли быть и сантиметры пройденной породы в сутки. Ведь только в провинции Йезд 3 400 канатов, из которых 2 500 действуют и поныне. Всего же в Иране более 30 000 канатов общей протяженностью 300 000 километров. Их издревле копали под палящим солнцем, в сырости и холоде глубоко под землей.

Мы спросили у Джавада, зачем все это нужно. Зачем «тащить» воду за десятки километров, не проще ли выкопать колодец в городе и черпать ее оттуда? Он был потрясен таким вопросом. «Как это зачем? Ведь для того, чтобы поднять воду из колодца, людям каждый раз придется прилагать много усилий, а так она течет сама и на поля, и в дома. К тому же течет под землей, а потому не испаряется по дороге». Последнее — одно из главных преимуществ канатов. В такой стране, как Иран, это позволяло без потерь транспортировать драгоценную воду на большие расстояния. Тем заманчивее нам показалась перспектива поехать вместе с Джавадом на осмотр канатов Иезда, а заодно поподробнее расспросить его о профессии моханди.

Начальник воды
В былые времена моханди был главным человеком в деревне. Когда принимали решение строить новый канат, устраивали настоящий праздник- Деньги на строительство собирали со всех, кому требовалась вода. При этом каждый должен был заранее решить, сколько воды ему необходимо — таким образом рассчитывалась его доля, или пай, в проекте. Эти паи ценились очень высоко и передавались по наследству или в качестве приданого. Каждого пайщика заносили в длинные списки, на основе которых решались имущественные разногласия. От количества воды в жизни земледельца зависело все.

С завершением строительства каната работа моханди не заканчивалась. Их необходимо постоянно чистить, поскольку они забиваются глиной, да и своды время от времени осыпаются, грозя прервать естественный бег воды. Чистить же подводную реку не легче, чем строить. Моханди регулярно спускаются под землю и бредут босиком по воде при тусклом свете самодельной лампы. Скопившуюся глину собирают в специальные мешки, которые находящиеся наверху помощники вытаскивают через вертикальные колодцы. Через эти же колодцы спускают скромную еду для моханди — хлеб и лук. Если посылают ботинок, значит, еды больше не будет…

Особенно часто приходится чистить канаты бедным общинам, поскольку средств на долговременное укрепление осыпающихся сводов у них не хватает. Состоятельные общины раньше применяли для этого обожженную глину, а сейчас используют бетонные кольца, которые практически полностью изолируют канат от грунта. Впрочем, бедных всегда больше, чем богатых, поэтому моханди все время снуют под землей — теряют зрение, а иногда и погибают при несчастных случаях — легкой эту профессию не назовешь. Раньше, перед тем как приступить к работе, они надевали белые одежды и читали молитвы — никому не дано знать, суждено ли вернуться назад… Неудивительно, что дети Джавада сказали нам, что идти по стопам отца не хотят.

Сегодня в Иране осуществляется множество проектов по созданию резервуаров с водой. По всей стране строятся десятки плотин. В тот же Йезд перебросили по трубе воду за 400 километров. Но никакие изменения, вызванные техническими достижениями, не проходят бесследно. И хотя канаты исключительно гармонично вписываются в окружающую среду и не требуют применения электроэнергии, и строить, и поддерживать их в надлежащем состоянии сложно. Куда проще пробурить колодец и качать воду с помощью мотора — тогда можно выращивать не типичные для этих мест гранаты, а огурцы и помидоры, дающие больший доход. Так и стали делать некоторые предприимчивые землевладельцы. Но водный баланс — очень тонкая материя. В результате уровень воды в канатах стал опускаться, а это угроза для посевов бедняков, которым приходится их постоянно углублять. Да и состав почв из-за обильного полива стал ухудшаться. И хотя власти ввели ограничения на бурение глубоких колодцев, прогресс, как и предпринимательство, остановить трудно.

«Привет, Хусейн!»
В Йезде есть уникальный Музей воды. Директор музея Мехди Мир Хуссейн, занявший этот пост всего 3 недели назад, с удовольствием рассказывал нам об истории ирригации в Иране и водил по просторным помещениям музея. Здесь хранятся списки многочисленных пайщиков. Здесь можно подробно ознакомиться с процессом регулирования воды. Сам Мехди Мир Хуссейн в качестве режиссера снял о канатах несколько фильмов. Он рассказал, что на тему канатов ежегодно проходят научные конференции, и интерес к ним только растет. Канаты — не уникальное для Ирана явление. Они существуют в 36 странах мира.

Вода — главное в жизни иранца. Худшее наказание получит тот, кто откажет страждущему в глотке воды. Даже приговоренному к смерти преступнику перед казнью давали выпить стакан воды и лишь затем казнили — только бы он не страдал от жажды… И это не случайно. Любимый иранцами внук Пророка Хусейн, перед тем как был убит, мучился от жажды, но никто из преследователей не подал ему воды. В память об этом событии и сейчас говорят: «Привет, Хусейн!», перед тем как выпить свой глоток.

Башни молчания
Иран — бывший центр зороастризма, основной религии персов со времен Ахеменидов вплоть до исламского завоевания. Прошло уже не одно столетие с того момента, когда на территории бывшей державы главенствующей религией стал ислам, однако немногочисленные зороастрийцы живут здесь до сих пор. В Йезде можно увидеть несколько прекрасно сохранившихся Башен Молчания — весьма своеобразных кладбищ зороастрийцев. Согласно их верованиям, умерших нельзя было ни закапывать, дабы не осквернять землю, ни сжигать, дабы не осквернять воздух. Поэтому им ничего не оставалось, как складывать трупы внутри круглых башен и ждать, пока их склюют птицы. Причем большое значение придавалось тому, какой глаз, левый или правый, падальщики выклюют первым. Если правый, то на том свете у покойника все будет хорошо, если левый, то его ждут некоторые трудности. За этим процессом следили священник и родственники умершего. По понятным причинам такие башни строились за городской чертой.

В наши дни зороастрийцам запретили хоронить людей по древнему обряду, теперь погребение происходит на кладбище, в цементе — таким образом полностью исключается соприкосновение тела с землей и небом. И традиция не нарушена, и хищники не летают, хотя, говорят, что всего 40 лет назад хоронили еще по старинке. В былые времена зороастрийцы могли заключать браки только с адептами своей религии, но сейчас от многих былых традиций, и от этой в том числе, приходится отказываться.

Считается, что в мире около 150 тысяч приверженцев этой религии. В Йезде проживают 30 тысяч, часть — в Индии, куда они бежали от влияния ислама. Мы зашли в действующий храм зороастрийцев. Там бывает много туристов, но в святая святых — место, где постоянно горит огонь, может войти только священник. 5—6 раз в день он подбрасывает дрова — огонь не должен погаснуть, иначе Ахура Мазда, верховное божество, сочетающее в себе все Зло и Добро мира, разгневается (а этого никому бы не хотелось…). Огонь отделен от приходящих толстым стеклом. Он — символ чистоты, и ничто не должно его оскорбить. На одной из стен можно увидеть фотографию храма огнепоклонников в Баку, где огонь, как известно, поддерживается не дровами, а газом. Старик зороастриец, терпеливо рассказывавший нам о своей религии, объяснил, что для поддержания огня большого значения не имеет, какое дерево использовать, лишь бы он не погас. Про основателя религии — Зороастра он сообщил нам, что жил он 6 000 лет назад (в современной исторической науке ясности по этому вопросу нет — разброс составляет около тысячи лет, от XVI до VI века до н. э.).

Мы вышли из храма вместе со стариком зороастриицем. Дойдя до Башни Молчания, мы увидели в середине нее колодец, куда служители сбрасывали исклеванные кости покойников. Старик, стоя на краю этого колодца, задумчиво сказал: «А ведь, возможно, там покоятся кости и моего прапрапрадеда».

Любопытно, но в начале XX века у зороастрийцев существовало предание о Грибоедове. В нем утверждалось, что именно они дали этой духовно одаренной личности «искусственную гениальность» для написания поэмы «Горе от ума». Но так как это состояние нельзя удержать навсегда, Грибоедов смог создать только одну бессмертную пьесу. Но и на этом легенда не кончалась… Оказывается, Грибоедов не погиб при штурме русского посольства 11 февраля 1829 года. Как известно, его тело было настолько обезображено, что опознать его можно было только по искалеченной руке — следствию дуэли с Якубовичем. Так вот, зороастрийцы утверждали, что убит был не Грибоедов, а другой человек (о готовившемся нападении знали заранее). Сам же Грибоедов под другим именем, никем не узнанный, долгие годы жил в Персии.

Объяснить причину появления подобного предания трудно. Не смог этого сделать и Юрий Константинович Терапиано, путешествовавший в Персии незадолго до начала Первой мировой войны и записавший эту легенду. Возможно, за Грибоедова приняли кого-то другого. И все же, как бы хотелось верить, что Грибоедов не погиб, а бродил по далекой и загадочной Персии…

«Половина мира»
Так говорили об Исфахане еще в XVI веке. Так в Исфахане считают и сейчас. Иранцы твердо знают, что Исфахан неподражаем. Так оно и есть.

Шах Аббас I Великий (1571—1629 годы) сделал его столицей своего государства, хотя оставался ею Исфахан недолго, лишь около 100 лет — под угрозой нападения из Афганистана столицу пришлось перенести сначала в Шираз, а потом в Тегеран. Именно при Аббасе I на главной площади города были сооружены выдающиеся образцы архитектуры. Сама площадь, со всех сторон обрамленная двухэтажными постройками, не менее примечательна с архитектурной точки зрения. Здесь расположены такие шедевры, как мечеть шейха Лотфоллы (1603—1618 годы), мечеть Имама (1611 — 1629 годы) и дворец Али Капу (начало XVII века). Мечети строились примерно в одно время, поэтому весь архитектурный комплекс являет собой воплощенную гармонию. Мечеть Имама потрясает величием и богатством отделки, но не менее поразила нас небольшая женская мечеть шейха Лотфоллы — настолько она пропорциональна и красива. Тут же, на площади, берет свое начало знаменитый исфэханский рынок, который тянется на несколько километров.

Особую атмосферу городу придают 11 мостов через реку Зайенде-Руд, из них 5 старинных. К примеру, Си-о-Се, или «мост 33 арок» длиной 160 метров, был сооружен в 1602 году.

Вообще в Исфахане множество архитектурных памятников и огромных мечетей, есть тут и качающиеся минареты. Это два минарета, расположенные на крыше небольшого мавзолея недалеко друг от друга. Когда служитель взбирается на один из них и раскачивает его, другой тоже начинает трястись. Раньше проделать это мог любой желающий, но так как таковых было слишком много, доступ пришлось ограничить. «А вы не боитесь, что он рухнет от этой тряски?» — спросили мы служителя. «Он уже 300 лет трясется, и ничего», — последовал флегматичный ответ.

Иранцы очень гордятся Исфаханом, хотя самих жителей города не очень любят, считая их жадными. Но нам пришлось убедиться, скорее, в обратном.

Гуляя по городу, мы решили зайти в кафе — самое обычное, с настоящей исфаханской едой. Оно было крошечным, всего на 4 столика. Подошло время обеда, и посетителей было много. Мои спутники ненадолго покинули меня, и я, в ожидании еды, оказался за столиком один. Рядом со мной сидел благородного вида пожилой человек, которому только что принесли «хорешт» — лепешку с симпатичной котлеткой внутри. Я же сидел за пустым столом и, как настоящий путешественник, незаметно рассматривал посетителей. Пожилой мужчина, встретившись со мной глазами, не замешкавшись ни на секунду, жестом предложил мне свою лепешку. Причем сделал он это совершенно естественно и необидно, как нечто само собой разумеющееся. Может быть, он воспринял мой любопытный взгляд как голодный, а может, захотел сделать приятное иностранцу. Не знаю…

Восточные хитрости
На въезде в Исфахан мы увидели странные круглые сооружения песчаного цвета циклопических размеров. «Это голубиные башни», — пояснил наш проводник. Нам же показалось, что это даже не башни, а целые замки, и мы неправильно что-то расслышали. Но оказалось, что эти сооружения действительно предназначены для голубей, являясь при этом достопримечательностью мирового масштаба. Строить подобные грандиозные башни начали более 1 000 лет назад, и конструкция их приспосабливалась исключительно для того, чтобы собирать как можно больше голубиного помета. На бедных почвах здешних мест это естественное удобрение было незаменимым для выращивания знаменитых исфаханских дынь. Но даже если понять причины, по которым их возводили, размеры башен не могут не потрясать. Подобные сооружения возможно было построить только с применением многих наук — от математики и физики до знания психологии животных. Ведь конструкцию надо было рассчитать так, чтобы она не рухнула от резонанса, вызванного одновременным размахиванием крыльев тысяч голубей! А теперь представьте, что всего вокруг Исфахана находилось около 3 000 таких башен.

Голубь — птица священная, в Иране она до сих пор пользуется заслуженным уважением. Однако массовое производство голубиного помета сейчас переживает не лучшие времена. Во-первых, появилось множество других видов удобрений. Во-вторых, огромные стаи голубей вес чаще становились причиной авиакатастроф — после очередного падения самолета в 1960-х годах разводить голубей в районе аэропортов запретили. Многие башни были разобраны, а те, что остались, стоят сегодня как памятники былой мудрости.

Если зайти внутрь башни — впечатления удивительные. Вверх уходит множество рядов гнезд. Сквозь отверстия, специально проделанные для птиц, внутрь башни падают лучи солнца… Кажется, что ты находишься в каком-то заброшенном замке птичьего королевства. Так и стоят эти башни, медленно разрушаясь, словно ждут хозяев, а хозяева улетели…

Война и мир
Воспоминания о войне с Ираком до сих пор отдаются болью в сердцах иранцев. Она длилась 8 лет и принесла жителям обеих стран много горя- Начавшись в 1980-м, вскоре после революции 1979 года и возникновения нового государства, Исламской Республики Иран, война из освободительной приобрела характер религиозной: иранцы-шииты решили захватить главные святыни у иракцев-суннитов. Сколько погибло людей с обеих сторон, доподлинно неизвестно. Иран, по разным оценкам, за 8 лет потерял от полумиллиона до миллиона убитыми, не считая еще большего числа раненых. Плакат с одноногим солдатом, вернувшимся с войны, и сегодня можно часто увидеть на улицах иранских городов.

С 1979 года Иран находится под руководством религиозных деятелей. Как во время, так и после Ирано-иракской войны вся внутренняя и внешняя политика определялась аятоллой Хомейни и духовными лидерами страны. На взгляд представителей другой культуры, законы, существующие в стране, весьма суровы и сейчас. И тем не менее страна потихоньку оттаивает снизу.

Да, иранские женщины обязаны носить на голове платки, но если 5 лет назад они могли быть только черными, то сейчас цветовая палитра существенно расширилась, особенно в Тегеране. Если 5 лет назад девушкам было запрещено заходить в чайхану, то сейчас они стали излюбленным местом свиданий. Да, на свадьбах до сих пор запрещены совместные танцы мужчин и женщин, а они все равно танцуют на вечеринках. И если 5 лет назад блюстители нравственности могли ворваться и задержать танцующих, то теперь такое случается крайне редко.

Так как обряд бракосочетания можно совершать только в определенное время (в религиозные праздники и траурные дни это запрещено), а количество приглашенных огромно, то, когда торжеству ничто не мешает, во многих ресторанах и отелях проходят свадебные церемонии. Кажется, что женится чуть ли не весь город…

После церемонии гости едут на вечеринку— в машинах свадебного кортежа играет громкая музыка, и женщины танцуют на заднем сиденье. Автомобили несутся по улицам, раскачиваясь в такт музыке новой жизни.

Очевидец
50 лет назад

С возрастом начинаешь вспоминать былые годы и события, которые не потускнели со временем и остаются яркими пятнами на фоне прошедшего времени. Для меня, профессионального востоковеда, таким ярким пятном стало мое пребывание в Тегеране в начале 1950-х и в конце 1990-х годов.

Осенью 1951 года, после окончания Московского института востоковедения и получения диплома, в котором моя специальность была обозначена как «персидский язык», а квалификация — «референт-переводчик по Ирану», я, неожиданно для себя, был командирован в Тегеран «старшим переводчиком правления Русско-Иранского банка». Отношения между нашими странами в те годы были натянутыми, и МИД Ирана иногда месяцами не выдавал въездные визы даже дипломатам. Но уже в конце сентября мне сообщили, что я могу собираться в первую в моей жизни командировку. В конце октября я сел в поезд «Москва—Баку» и через три с половиной дня прибыл в столицу Азербайджана.

После прохождения всех таможенных и пограничных формальностей меня разместили в небольшой каюте парохода «Пионер», который шел к иранским берегам. Через сутки сквозь пелену дождя на горизонте показался иранский берег — порт Пехлеви (ныне Бандаре-Анзели).

На следующий день я на автобусе отправился по горным дорогам через Рашт и Казвин в Тегеран. Русско-Иранский банк находился в то время в правом крыле старого, теперь уже не существующего здания нашего торгпредства на улице Паменар, недалеко от городского крытого базара. За служебным зданием торгпредства в глубине сада было несколько одноэтажных жилых домов, где мне дали небольшую комнату. На территории торгпредства была пробурена глубокая скважина, дававшая в дома чистую воду. Водопровода в Тегеране в то время не было, воду брали из уличных арыков, по которым она пускалась дважды в месяц по одному дню, или покупали у специальных водовозов, которые на одноколках, запряженных лошадью, в желтых бочках с номером развозили воду из городского каната, который назывался «шахским».

Территория, которую занимало и до сих пор занимает торгпредство, была когда-то городской окраиной, куда 11 февраля 1829 года были выброшены тела дипломатической миссии во главе с Грибоедовым. Впоследствии русские выкупили эту территорию, где сначала была построена маленькая церковь, а потом обосновалось наше посольство. Территория же нынешнего посольства — участок площадью около 8 га в центре города — был получен русским правительством от Русско-Персидского банка. Этот участок можно считать, наверное, самым хорошим в городе, поскольку масса сосен и чинар даст много тени и земля не так сильно прогревается. 50 лет назад в северо-западном углу этого участка работал канат, из которого вода выбивала фонтаном и расходилась по арыкам по всей территории и дальше шла в город. Говорили, что этот канат имел протяженность до 16 км и был облицован камнем, что предохраняло его от засорения.

Территория британского посольства, расположенная через улицу, также снабжалась водой из своего каната. Высокая саманная стена белого цвета, огораживающая территорию посольства, являлась прекрасным местом для антишахских и антиамериканских лозунгов, которые каждый день писали иранцы в ходе подготовки революции 1979 года. В далеком же 1951-м угол стены британского посольства служил общественной уборной, а потому был подмыт на полметра, несмотря на то, что над этим углом висел написанный красивым почерком «насталик» — большой плакат с просьбой «не мочиться в этом месте». Этот плакат, вывешенный англичанами, служил своеобразным раздражителем для населения, и один вид его провоцировал их справлять нужду именно в этом месте. Таким образом иранцы выражали свое отношение к англичанам за их стремление не выпускать из своих рук нефтяные богатства Ирана.

Шумный город с центральными торговыми улицами Лалезар и Надери, магазинами, полными разных неизвестных мне товаров, произвел на меня неизгладимое впечатление. По улицам проезжали редкие еще в то время автомобили, неторопливо проходили ишаки, груженные разными фруктами. Между ними сновали велосипеды — «кадиллаки бедного человека», как их называли иранцы. В то время они были едва ли не самым массовым видом транспорта в городе. Утром их нескончаемый поток двигался в сторону большого базара, где располагалась основная часть торговых контор, к различным министерствам и ведомствам. Везде были платные стоянки для велосипедов, где сторожа за мелкую монету выдавали медный номерок. Мне тоже выдали английский велосипед, на котором я ездил по делам — автобусы всегда были набиты людьми (мужчины входили в заднюю дверь, женщины — в переднюю, причем салон был разделен железной трубой поперек), там было жарко и душно.

После двухнедельной стажировки у местного переводчика, который ознакомил меня с моими новыми обязанностями, я начал самостоятельно работать. Учился по ходу дела, пытаясь освоить то, что не мог получить в институте, особенно в области разговорного языка и письма, в частности персидской скорописи, почерка «шекасте», который дает возможность писать со стенографической скоростью.

В те годы в стране было неспокойно. Иранцы протестовали против войны в Корее, многие вступали в Иранское общество сторонников мира. Под Стокгольмским обращением сторонников мира было собрано около 2 млн. подписей Иранское правительство под давлением общественности отменило свое решение о посылке военного контингента в Корею. Иранцы выступали против засилья англичан на нефтяных промыслах страны и против попыток американцев захватить их в свои руки Они требовали восстановления торговых связей Ирана с Советским Союзом, признания КНР, отмены преследования прогрессивных партий в стране.

В итоге иранский меджлис принял решение о национализации Англо-Иранской нефтяной компании, которая была фактическим хозяином иранской нефти в течение нескольких десятилетий. В ответ Англия и США направили в район Персидского залива около 40 военных кораблей, раздали оружие иранским племенам, жившим в южных районах, агитируя выступить против Тегерана, «который отбирает у них нефтяные богатства». Назначенный на пост премьер-министра Хоссейн Ала стремился договориться с англичанами и одновременно подавить народные волнения, введя военное положение, что вызвало новую волну протеста и всеобщую забастовку нефтяников Шах был вынужден отправить его в отставку и назначить премьер-министром Мохаммеада Мосаддека — руководителя Национального фронта, выступавшего за полную национализацию нефтяной промышленности.

Все чаще происходили студенческие беспорядки и демонстрации рабочих, требовавших улучшения условий труда. Полиция и войска разгоняли демонстрации и арестовывали зачинщиков. Разгоралась борьба между сторонниками и противниками премьер-министра Мосаддека, выступавшего за либерализацию внутренней политики и противостоявшего и англичанам, и американцам в нефтяном вопросе. В Иране были закрыты британские консульства и культурный центр. США и Великобритания объявили экономическую блокаду Ирана, за ними последовали и остальные послушные им страны. Иранское правительство отчаянно нуждалось в валюте, Мосаддек просил советское правительство закупать у Ирана нефть в течение 3 лет за 50% рыночной стоимости, предоставить кредит в сумме 10 млн. долларов и вернуть золото, принадлежавшее иранской стороне. Наше правительство отказалось удовлетворить его просьбы, хотя, по оценкам экспертов, СССР в том году провез через Черное море 12 млн. т нефти, закупленной по мировой цене… Все это иранцы вспоминали нам еще перед революцией 1979 года

В конце апреля 1951 года доктор Мосаддек провел Закон о национализации нефти через обе палаты парламента и вскоре представил новое правительство и его программу, первым пунктом которой значилось выполнение принятого закона на всей территории Ирана в полном объеме. Программа была утверждена, после чего была создана комиссия по ликвидации Англо-Иранской нефтяной компании.

Правительству Мосаддека пришлось работать в очень тяжелых условиях, на него оказывалось сильное давление как справа, так и слева. Шахский двор и проанглийская часть парламента критиковали его за то, что после национализации нефти страна перестала получать от ее реализации стабильный доход, а продавать нефть Иран не мог из-за экономической блокады. Часть же левых партий во главе с народниками обвиняли его в нерешительности и сговоре с империалистами. Англия обратилась в Международный суд в Гааге, требуя признать национализацию нефти в Иране незаконной, но доктор Мосаддек заявил в суде, что никакие законы не дают права этому суду решать внутренние проблемы его страны.

В то же время в Иране происходили выборы в парламент XVII созыва. Правительство пыталось сорвать выборы, но часть депутатов оказалась все же выбранной, и этого количества хватило, чтобы парламент мог начать работу. Возвратившись из Гааги, Мосаддек явился о парламент и подал прошение об отставке своего кабинета. Парламент снова поручил ему сформировать кабинет. Мосаддек заявил, что согласится на это лишь в том случае, если ему будет подчиняться армия во главе с военным министром. Дело в том, что в Иране существовало правило, согласно которому все военные назначения осуществлялись лично шахом, который день ото дня усиливал свое влияние в армейских кругах, поэтому у Мосаддека было опасение, что шах может с помощью армии совершить переворот и задушить национальное движение.

В итоге его отставка была принята, и 21 июля 1952 года премьером был назначен Кавамэс-Салтане, симпатизировавший англичанам. Это сразу же вызвало бурю протеста. Народный фронт выступил в защиту Мосаддека, по городам прокатилась волна забастовок и митингов под лозунгами «Смерть шаху!», «Смерть англичанам!». Уже 23 июля новый премьер ушел в отставку и правительство было вновь сформировано Мосаддеком, который получил право не только контролировать министерство обороны, но и применять в случае необходимости чрезвычайные меры. В тот же день из Гааги пришло сообщение о том, что Международный суд отказался рассматривать иск английского правительства. Таким образом, Иран выиграл дело. Сложившаяся ситуация не могла устроить ни Великобританию, ни США, и они начали подготовку к смещению иранского премьера. В июле 1952 года Вашингтон решил перейти к более действенным мерам. В Иран был направлен генерал Шварцкопф, который в свое время руководил обучением жандармерии в Иране и был хорошо знаком с начальником жандармерии генералом Захеди. Вскоре в Швейцарии собрались. Аллен Даллес, Джон Фостер Даллес и посол США в Иране Лой Гендерсон. Затем к ним присоединилась сестра шаха Ашраф, игравшая роль связной между Швейцарией и Тегераном. 13 августа 1953 года шах подписал указ о смещении доктора Мосаддека с поста премьер-министра и назначил но этот пост генерала Захеди. Затем направил к Мосаддеку начальника своей гвардии с подписанным указом, а сам от греха подальше улетел на Каспийское побережье «отдыхать». В ответ на это Мосаддек приказал арестовать генерала Захеди, и когда эта весть дошло до шаха, он на своем самолете вылетел в Италию. Наутро иранские газеты сообщили, что шах бежал из страны, что раскрыт заговор и тому подобное…

На следующий день в Тегеран прилетел посол Гендерсон и, явившись к премьеру Мосаддеку, заявил, что США не намерены более мириться с его политикой и будут противиться ей всеми силами. В городе же творилось нечто невообразимое. Народ ликовал, на улицах не было видно ни военных, ни даже полицейских. На городском митинге министр иностранных дел Фатеми объявил шаха предателем и заявил, что им дано распоряжение всем посольствам не оказывать ему никакой помощи.

Так прошло 2 дня, на 3-й руководство нашего торгпредства приняло решение выехать всем составом в летнюю резиденцию в Зарганде. Мы ехали колонной, впереди шел автобус с работниками торгпредства, затем наша банковская машина, за нами — «ЗИС-101» с послом. На подъезде к Тегеранской радиостанции дорога была запружена народом, вооруженным палками, обрезками железных труб, цепями. Нам кричали, чтобы мы приклеили портрет шаха на ветровое стекло и включили радио. Портрета у нас не было, поэтому пришлось достать небольшую купюру, плюнуть на нее и приклеить к стеклу. Так мы медленно проезжали сквозь возбужденную толпу, и вдруг заметили, что машина посла исчезла. Оказывается, ему тоже велели приклеить портрет шаха, но посол отказался, и тогда толпа отсекла его автомобиль от остальной колонны и стала угрожать, размахивая палками. Шоферу удалось сдать назад и развернуться, после чего он через город круговой дорогой привез его в Зарганд. Добравшись до места, мы включили радио, и через несколько минут началась передача. Создавалось впечатление, что в студии человек 20 разговаривают, кричат, перебивают друг друга и никто никого не слушает. Вдруг раздались звуки гимна. Нужно сказать, что шахский гимн в течение трех дней нигде не исполнялся, даже в кино, где его играли перед каждым сеансом и публика должна была вставать. Затем какая-то женщина звонким голосом стала кричать «Да здравствует шах!», «Смерть Мосаддеку!» и добавлять к этому слова, которые именуются «ненормативной лексикой». Все это опять и опять прерывалось звуками гимна и новыми криками. Сообщалось, что Мосаддек и все правительство арестованы, что шах возвращается в страну и так далее.

Как потом выяснилось, Гендерсон не терял времени даром. Мобилизовав всех американцев, а их в Иране было от 3 до 4 тысяч, он с помощью Захеди открыл тюрьмы, и всем выпущенным уголовникам платили деньги за то, что они ездили по городу на нанятых под угрозами такси с портретами шаха и кричали «Да здравствует шах!». Один из американских офицеров подъехал на танке к дому Мосаддека и выстрелил из пушки по его спальне. Премьеру удалось спрятаться в доме у соседей, где его арестовали через неделю, министра иностранных дел Фатеми нашли в какой-то деревне через два месяца, остальных членов кабинета также постепенно арестовали.

…Расстреливали людей прямо на улицах. Мне надолго запомнилась высокая белая стена в переулке около меджлиса, на которой виднелся след кровавой ладони и кровью же было написано: «йа марг, йа мосаддек» (смерть или Мосаддек). Кстати, плакат с изображением этой ладони использовало духовенство во время подготовки революции 1979 года.

Начались суды, расстрелы и казни без всяких судов. Сотни погибших и тысячи заключенных — таковы были итоги противостояния Ирана и западных держав в нефтяном вопросе, а демократическое движение в стране было надолго подавлено и загнано в подполье. Через некоторое время шах подписал соглашение с международным консорциумом о передаче ему прав разведки и добычи нефти на территории страны.

Осенью 1977 года я в качестве эксперта аппарата экономического советника вновь оказался в Тегеране. А через несколько недель в стране начались первые серьезные беспорядки. Газеты сообщали о крупных забастовках в Табризе, Исфахане, Мешхеде и других городах, о столкновениях с полицией, о первых жертвах. На стенах домов появлялись листовки различных левых организаций, часто можно было увидеть знак моджахедов с профилем автомата Калашникова. Брожение в стране усиливалось, все старания шахской администрации держать под контролем ситуацию оказывались тщетными. Свой вклад в разжигание сопротивления вносил опальный имам Хомейни, который был сначала в Ираке, а затем переехал в Париж и оттуда передавал свои гневные антишахские послания. Переданные по телефону, они моментально записывались на кассеты, тиражировались и через день-два становились всеобщим достоянием.

Весь 1978 год борьба усиливалась. В самом Тегеране стали расстреливать демонстрантов. Люди гибли десятками, трупы ночью убирали, но утром на асфальте появлялись очерченные мелом контуры лежавших тел, на которых обязательно лежали красные гвоздики. На огромном кладбище «Бехеште Захра», в южном пригороде Тегерана, для захоронения погибших было специально выделено два участка. Духовные лидеры Тегерана созывали на митинги и демонстрации сотни тысяч жителей. Колонны мужчин и женщин в черном во главе с муллами, держащими микрофоны, часами шли мимо нашего посольства в сторону аэродрома, где митинговали на площади. Бросалось в глаза, как день ото дня совершенствуется сама «технология» шествий. Сначала все возвращались с митинга пешком, неся знамена и плакаты, вскоре все это увозилось на машинах, на больших грузовиках-платформах стали доставлять обратно женщин и детей. Богатые люди, желавшие как-то помочь демонстрантам, привозили в легковых машинах на перекрестки по ходу колонн ящики с минеральной водой, груды бутербродов.

Предприятия не работали (машиностроительный завод в Араке, где были заняты наши специалисты, бастовал 8 месяцев, причем зарплату все это время выплачивали). Осенью 1978-го создалась угроза остановки домны на Исфаханском металлургическом комбинате, построенном при содействии СССР. Из-за забастовок горняков и железнодорожников угля и железной руды там оставалось на несколько дней. Все наши обращения в министерство и старания властей были бесполезны, домна могла затухнуть. Тогда мы связались с городским комитетом имама, откуда пришел молодой высокий мулла в золотых очках и, выслушав нашу просьбу, пообещал немедленно связаться со своим руководством. А через день в газетах появилось короткое сообщение о том, что угольщики и рабочие железорудного месторождения начали добывать уголь и руду, а железнодорожники согласились перевозить ее на завод. Таким образом, наш завод не останавливался ни на один день, несмотря на то, что рабочие после смены шли на митинги и участвовали в общей борьбе против шахского режима.

Но ситуация в целом обострялась все больше. Правительство ввело военное положение с запретом появляться на улицах без пропусков с 21.00 до 5.00 утра. Верующие же выходили из мечети именно после 9 вечера. И часто большие группы людей, наэлектризованных и разгоряченных услышанным во время намаза, устраивали демонстрации, двигаясь обычно в сторону шахского дворца, где их встречали войска. Начиналась стрельба на поражение. Обычно вечером я забирался на крышу, откуда в тихом ночном воздухе были хорошо слышны крики «Аллах акбар» и автоматные очереди. А утром снова на асфальте лежали красные гвоздики…

Шах не выдержал напряжения и покинул страну. Я был в этот день в районе Тегеранского университета, где собирал листовки, как вдруг все стоявшие автомашины стали беспрерывно сигналить и мигать фарами. Проезжавший мимо водитель в ответ на мое удивление открыл дверь и жестом пригласил сесть, показывая пальцем на радиоприемник. Из приемника слышался голос диктора, заглушаемый гулом авиамоторов (кроме шахского «Боинга», который он вел сам, в воздух поднялись два звена «фантомов» и 100 вертолетов), который сообщал, что в 12 часов 23 минуты Его Величество на самолете покидает пределы Ирана.

Что началось вокруг, трудно описать словами! Люди обнимались, кричали, забегали в кондитерские магазины и выбегали с коробками конфет, которыми угощали прохожих. Когда я добрался до дома, у меня карманы были набиты сладостями. Так принято выражать радость на Востоке. А через два часа крупнейшая иранская газета «Этелаат» выпустила специальный номер; на газетном листе было напечатано всего два слова «Шах рафт», то есть «Шах ушел». К мальчишкам, которые продавали этот листок на улицах, было не подступиться.

1 февраля 1979 года в Тегеран из Парижа прилетел имам Хомейни, который прямо с аэродрома направился на кладбище «Бехеште Захра». Он ехал по трассе, на которой его встречали десятки тысяч иранцев. На крыше и на передних крыльях его черного джипа лежали автоматчики. Впереди следовал крытый фургон, наверху которого расположились кинооператоры, а вдоль дороги через 20—30 метров стояла охрана. На кладбище Хомейни произнес свою первую на родине после 20-летнего отсутствия речь, которую слушали полтора миллиона присутствовавших.

В городе наступило двоевластие, оно напоминало пороховую бочку, фитиль которой уже подожжен, но никто не знает его длины. Вечером 10 февраля курсанты авиатехнического училища попросили показать им фильм о приезде имама в Тегеран. И хотя фильм этот уже транслироаался по телевидению, руководство училища им отказало. Завязалась словесная перепалка, перешедшая в драку. Курсанты вскрыли склад, где хранилось оружие, началась стрельба. Кто-то из них сообщил о происходящем в организацию фидаев, которые сразу же вступили в борьбу. По городу разносилась стрельба. Следующей ночью восставшие заняли радиостанцию, а на экране телевидения появился молодой диктор в черном свитере (это было необычно, так как дикторы Тегеранского телевидения всегда были одеты по-европейски, с галстуками и платочками в кармане пиджака) и произнес три слова, которых ждала вся страна. Он сказал: «Энгелаб пируз шод» — «Революция победила».

Он же до утра вел все передачи, которые в основном состояли из разнообразных сообщений: от пожеланий до просьб прислать в такой-то госпиталь кровь или быстро направить отряд для отпора вылазки контрреволюции. Так закончился первый этап Иранской революции, этап вооруженный. За ним последовал более затяжной и сложный мирный этап, когда новая власть стала разбираться со своими бывшими союзниками по борьбе с шахской властью, искать и наказывать «виноватых». Так, например, всем депутатам шахского парламента трех последних созывов было предложено сдать в казну все деньги, полученные ими в качестве зарплаты.

Одновременно было объявлено о повышении минимальной заработной платы в 3 раза, об освобождении от платы за воду и газ малообеспеченных семей, всем чиновникам-мужчинам добавляли 5 лет стажа, а женщинам — 10, чтобы можно было быстрее уволить их на пенсию и освободить рабочие места для безработных молодых специалистов. Власть всячески старалась завоевать авторитет у народа, и на первых порах это ей удалось. Интересно отметить, что на второй день после революции по телевидению был показан «Броненосец «Потемкин» с хорошим закадровым переводом, а на третий — «Мать» по Горькому.

После революции я прожил в Тегеране еще два года, наблюдая, как антишахские настроения постепенно ослабевали, уступая место антиамериканским. Особенно это стало очевидным после того, как американцы неудачно высадились в иранской пустыне с целью освобождения своих заложников, захваченных «студентами — последователями имама». Кстати, многие иранцы приписывали неудачу американцев в этой операции советскому вмешательству. «Я же знаю, — говорил мне один купец на базаре, — что это вы пустили рэкету по их самолетам и сожгли их».

Внешний враг был определен и обозначен, тем более что объявленной Ирану экономической блокадой США давали новой иранской власти хороший козырь в руки. Это послужило и толчком к началу Ирано-иракской войны, в которой США выступали на стороне арабов.

История Ирана — это история непрекращающихся войн. Древнейшее государственное образование сложилось на территории современного Ирана в начале III тысячелетия до н. э. С середины I тысячелетия до н. э., когда возникла Персидская империя, власть от персидской династии переходила и к грекам, и к туркам, и к монголам Чингисхана, и к туркменам армии Тамерлана. В 1925 году к власти в результате военного переворота пришел Реза Хан, основатель династии Пехлеви. 22 марта 1935 года Персия получила название Иран. Династия просуществовала до 1979 года — когда шах Мохаммад Реза Пехлеви (1919—1980) был свергнут с трона. Власть перешла к мусульманскому духовенству во главе с аятоллой Рухоллой Мусави Хомейни, провозгласившим образование Исламской Республики Иран. 

Георгий Ежов, кандидат экономических наук

Государственный строй исламская республика

Светский глава государства президент, избираемый сроком на 4 года

Духовный глава государства аятолла

Законодательный орган меджлис (однопалатный парламент), состоящий из 270 депутатов, избираемых на 4 года

Административно-территориальное деление 24 провинции (остана)

Площадь 1648 тыс. км2

Численность населения 68,2 млн. чел.

Столица Тегеран (7 722 900 жителей)

Официальный язык фарси (персидский), употребляются также курдский, турецкий, арабский, азербайджанский

Религия ислам шиитского толка, 95% населения — шииты, 4% — сунниты, 1% —христиане, иудеи, зороастрийцы

Денежная единица иранский риал. 1 доллар США приблизительно эквивалентен 8,4 тыс. риалов

Полезные ископаемые нефть, уголь, руда черных и цветных металлов, сера, каменная, поваренная, калийная, глауберова соли

Въездные правила Для оформления визы необходимы: заполненная анкета, 2 фотографии (женщины должны быть в хиджабе, исламском головном уборе), действующий загранпаспорт, приглашение принимающей стороны. Туристическая, бизнес-виза и виза для паломников выписываются на срок до 1 месяца и действительны в течение 3 месяцев с момента оформления (для последней требуется ходатайство, подписанное руководителем Исламистского центра). Срок оформления — от 2 до 4 недель. Запрещен въезд в страну при наличии в паспорте любых отметок государства Израиль Разрешено ввозить: 200 сигарет или их табачный эквивалент, парфюмерию для личного пользования, подарки, импортная пошлина на которые не превышает 80 долларов. Запрещено ввозить: алкогольные напитки, радиоприемники, порнографические издания, аудио- и видеокассеты, компакт-диски, журналы мод. Запрещено вывозить; антиквариат, изделия из золота и серебра

Климат на большей части страны засушливый, полупустынный, на побережье Каспия — субтропический (январь +2, июль +29°С), на побережье Оманского и Персидского заливов — тропический, с высокой влажностью воздуха (январь + 19, июль + 32°С).

Время опережает московское на 30 минут

Праздники День Революции (1979 год) — 11 февраля. Навруз, или Иранский Новый год, — 21—24 марта. День смерти Великого Вождя Исламской Республики аятоллы Хомсйни — 4 июня

Кухня Рис, свежие овощи, зелень и фрукты. Мясные блюда чаще всего готовят из перемолотой или мелко нарезанной баранины (иногда говядины). Национальным напитком является крепкий, обжигающе горячий чай, также распространены соки из свежих фруктов, молочные коктейли и кефир

Традиции Все женщины, в том числе иностранные туристки, обязательно должны носить платок, длинную юбку или платье с длинными рукавами. Мужчинам не рекомендуется появляться на улицах в шортах. Валюту можно поменять в немногочисленных обменных пунктах на улицах, в аэропорту Тегерана, отелях или банках.

Кредитные карточки и дорожные чеки принимаются к оплате только в крупных банках столицы. Официальный выходной день в стране — пятница, когда не работают учреждения и большинство магазинов

Транспорт Иран много веков служит транспортным коридором, соединяющим Азию и Европу. Развито авто- и железнодорожное сообщение, в стране мощный торговый флот, несколько десятков международных и местных аэропортов. По городам безбоязненно можно передвигаться в любое время суток, однако на улицах встречаются лжеполицейские, которые могут потребовать предъявления документов и наличных денег.

Фото Андрея Семашко

«Вокруг света» / Март 2004 /
Андрей Фатющенко

Реклама