Pax Hellenica

 

В 220 году до н.э. одно из племен Трансоксианы – парфяне под предводительством Артака II подчиняют себе остальные племена, основывая Парфянское царство.

210-190 годы до н.э. Парфяне подчиняют Бактрийскую автократию и большую часть Хорасана. В Царстве большое распространение получает Зороастризм, который становится в Парфии государственной религией.

В Автократии Пифона разгорается восстание местной египетской знати против греческого засилья, и в 187 году до н.э. оно побеждает. Пифон V бежит в свои малоазиатские владения.

В это время в Афинах получает распространение новая школа буддизма – Орхизм, впитавшая в себя философию афинских мыслителей и которая в последствии выделится в отдельное его направление или даже отдельную религию. Орхий, основавший новую школу, стал почитаться вторым после Будды, кто достиг просветления. Новое направление постепенно получает распространение в многих эллинских землях.

Империя Эвменидов разваливается под натиском Парфии, в результате чего восточные сатрапы спешат объявить о своей независимости: так в 170 году до н.э. из под контроля Эвменидов выходят Экбатана, Гармозия и Гедрозия.

Вавилон, столица империи, становится легкой добычей и достигаемой для парфянской легкой кавалерии. Потому Эвмен VI принимает решение о переносе столицы в более безопасное место – в финикийские земли. На развалинах одного из древних финикийских городов вырастает новый город – Эвменополь.

150-130-е года до н.э.

В то время на самом западной крае Азии зарождается новая империя – Империя Пергама. Пока это еще небольшое, но уже сильное государство, в которой правят потомки царя Аттала, основателя династии Атталидов. Уже очень скоро Атталу удается подчинить себе все западное побережье Малой Азии (143 год до н.э.), и таким образом Пергамское царство становится одним из сильнейших на полуострове. А династический брак с царем Фригии Панталеоном IV и впоследствии включением его владений в состав Пергамского царства в 134 году до н.э. (все наследники Панталеона IV погибли или были убиты (говорят, не без помощи соседнего Пергама)) сделал практически самым сильным государством не только в Малой Азии, но и Ближнего Востока.

130-е – 50-е года до н.э.

Эпирское царство в союзе с Иберийским царством побеждает в первой и второй Сардинских войнах, по результатам которых Римское царство становится зависимым от Эпира, а Утический союз уступает Иберии часть североафриканских владений и Сардинию, которая теперь полностью переходит под контроль Иберии.

В то же время еще одной участнице антиэпирского союза – Массилии удается сравнительно легко отделяться лишь небольшими потерями своих земель на Сардинии. Но в то же время тираны Массилии успешно ведут войны с соседними племенами Лигуров, Гельветов, Венетов и Галлов.

Китай

В Китае во время многочисленных войн царств побеждает царство Чу, которому удается подчинить большую часть Китая (Царство Цзинь и Царство Ци), фактически тем самым завершая объединение разрозненных китайских земель в одно мощное царство, единственным исключением являются земли Цинского царства.

50 год до н.э. – 50 год нашей эры.

Массилия завершает покорение Галлии и южной Британии к 50-му году до н.э.

Позже, в 10-м году до н.э. тиран Парис V объявляет свою страну империей, величие которой подобно империи Александра. Однако длительное проживание с варварами и малое количество эллинского населения, составляющего большинство только на побережье Средиземного моря, вынуждает правителей Массилии прибегать к услугам варварских племен для набора энных в армию. Постепенно во многих племенных союзах такая служба становится наследственной, появляются династии воинов, служащих Массилии. А еще через некоторое время данные племена ассимилируются и становятся частью массильского общества, пусть пока и не имея всех привилегий, доступных эллинским гражданам.

Тем временем союз Эпира и Иберии распадается, и обе державы приступают к конфронтации друг с другом; все доходит до того, что Иберия начинает скрытно поддерживать Рим, подстрекая его к восстанию против Эпира – все это приводит в серии войн между Эпирским царством и Иберией, в результате которых Иберия теряет восточную часть своего африканского побережья, а Эпир начинает занимать господствующее положение в Западном Средиземноморье и становится ведущей морской державой.

В 10-м году

Однако на суше у нее появляется сильный конкурент, в виде Одрисского царства, которое к 20-му году подчиняет себе Фракию и Македонию, тем самым став крупнейшим царством на Балканах.
(Далее см. Одриссия)

50 н.э. – 100 н.э.

Пергамское царство

К 50-му году Парфянская империя распространилась на большую территорию и вплотную приблизилась к границам Пергамского царства, угрожая его самому его существованию. Однако это было хрупкое образование, державшееся в основном за счет авторитета и способностей правителя, и в тяжелые годы многие сатрапы норовили отделиться от империи, а то и вовсе занять ее трон.

Хосров V, нынешний правитель Парфянской империи, доживал свои последние годы, а его наследник Дарий IX не обладал способностями отца, а потому Хосрову во чтобы то ни стало следовало завоевать Пергам, дабы укрепить авторитет царской власти. Начав войну в 56 году, Хосров намеревался обрушиться всей своей мощью на Пергам, но два фактора помешали выиграть Парфии эту войну:

1) С севера начались вторжения тохарских племен, которые заметно опустошили всю северную часть страны.

2)Неожиданная кончина Хосрова V и начало того, чего так он сильно боялся – распада его империи и борьбы за власть.

3) Также можно добавить и тот фактор, что Пергам неожиданно для Хосрова упорно сопротивлялся, так и не позволив продвинуться парфянским войскам вглубь своей территории.

В этих условиях инициатива переходит в руки Пергама, и Агамемнон II начинает поход в Парфию. Подобно Александру, он подчиняет себе одну парфянскую сатрапию за другой, которые сдавались практически без сопротивления, так как к тому времени Парфия была обескровлена гуннским нашествием. А позже Пергамские войска совместно с местным ополчением помогут выбить оставшихся тохаров с севера.

Завершив покорение Парфии в 60-м году, Агамемнон II начинает поход в Палестину и в Египет. Имея под рукой сильную армию ветеранов, закаленную в боях с парфянами и союзный корпус персидских войск, он завоевывает остатки Эвменидской империи и Египетское царство, получив прозвище Селеукос – завоеватель. Однако попытка его преемника в 67 году завоевать Одрисское царство не увенчивается успехом; все, чего удалось добиться – выплаты небольшой суммы дани и нескольких торговых привилегий.

В 89 году в Памирской автократии происходит восстание одного из стратегов Филона, которого провозглашают новым царем.

(Далее см. Филониды)

Таким образом к 100-му году оформляются три великих государства эллинов, каждое из которых претендует на господство в Античном цивилизованном мире.


Источник: https://vk.com/alternative_cartography_heraldry?w=page-59969620_50671361


Часть 3. Расцвет Одриссии
Установившаяся система Триархии диктовала новые условия для остальных стран и народностей. Теперь вся дипломатия этих стран была подчинена трем империям, которые использовали их для реализации своих интересов, сталкивая их между собой, используя их как расходный материал.

Массилия, например, опиралась на Иберию и использовала ее притязания на Северную Африку в спорах с Эпиром, тогда как Эпир заключал союзы с подконтрольными Массилии племенами Лигуров и Венетов, используя последних против нее. Также Эпирские агенты провоцировали восстания в Иудее и Палестине, успех которого отрезал бы Египет от Пергама. Поэтому Пергамские басилевсы тратили большое количество средств для противодействия шпионажу и диверсиям. Пергам же в споре с Эпиром опирался на Спарту, пусть небольшое, но довольно сильное милитаристское государство. Сильная Пергамская партия существовала и в Одрисском царстве. 

Период характеризуется постоянным чередом войн и противостояний, как открытых, так и теневых. Наиболее же агрессивным триархом считался Эпирский император, который вел активную внешнюю политику, направленную во все стороны: на Востоке притязания с Пергамом; на Западе конфликты с Массилией. К слову, Эпир был обладателем крупнейшего флота в Средиземном море, а также стремился нарастить паритет по количеству войск с Пергамской империей. Но, как уже говорилось выше, Эпир опирался и на неспокойные слои населения враждебных стран. 

Первым наиболее значимым конфликтом между тремя державами стала Иберийская война 140–160-х годов. Эпирский царь Филипп VI, воспользовавшись восстанием персов в Пергамской империи (130–145 годы), начинает войну с Иберийским царством, союзником которого являлся Пергам. Массильский император предпочел не ввязываться в конфликт, зная, что в одиночку ему противостоять не удастся, да и Эпирская разведка работала отлично. Перед войной в галльских землях начались волнения, и часть его армии была занята подавлением мятежей.

Война же в самой Иберии была делом трудным, в какой-то момент Филипп даже хотел прекратить кампанию. Но затем последовали успехи эпирской армии и под ее напором Иберия пала. В 145 году, уже потеряв Персию, Пергам опомнился, но сделать правители ничего не могли. Слишком много сил было потрачено на подавление персидского восстания, которое переросло в войну. Еще одной войны Империя бы не выдержала. Естественно, что Массилия и Пергам ищут пути сближения между собой, дабы не дать своему соседу усилиться еще больше, только теперь уже за их счет.

В ответ Эпир начинает буквально пичкать Иудею деньгами и добровольцами, чтобы спровоцировать там восстание и исполнить в реальность страшный сон пергамских императоров – отделить от Империи Египет – главную житницу государства, а после, благодаря своему флоту, укрепить там свое влияние и прибрать столь ценный кусок себе.

Намеченные планы становится возможно исполнить в 178 году. Иудея, как бы не старались этому помешать правители Пергама, становится наиболее неспокойным регионом, практически все города выходят из-под контроля. Мало того, восстать готовится Египет, эпирская разведка поработала и в нем.

Но царь Эпира Парменион не учел настроения других монархов, которые были готовы заключить союз даже с самыми заклятыми врагами, лишь бы не допустить усиления Эпира еще больше, поскольку понимали, что это, в конечном счете, им грозит потерей независимости, как было с Иберией.

Сложилась большая коалиция средиземноморских государств, во главе которой встала Массильская империя. В коалицию вошли Массильская империя, Пергамская империя, Одрисское царство, Спарта, также местные аристократы из Иберии и Лации были готовы поднять восстание в нужный момент.

Силы сторон были приблизительно равны, несмотря на то, что Эпир остался воевать в одиночку.

Парменион II был готов биться и один. Главной своей целью он выбрал Массилию, поскольку армия этого государства была наиболее малочисленной из всех – всего 70 тысяч человек. Даже у Одрисского царства контингент был больше (100 000). Но массильские стратеги навязали Пармениону свои правила войны, не вступая в основные сражения с его армией, предпочитая изматывать его войска в партизанских столкновениях. Массильский император Лисипп X тянул время, ожидая вступления своих восточных союзников. Первым начала действия Спарта, царь Писистрат XII успешно завоевывал один город за другим в Аттике, не встречая никакого сопротивления на своем пути. Одновременно Одрисский царь Ситалк IV начал свои действия в Иллирии и Эпире.

Но самая сложная была задача у Пергама, его флоту предстояло снять блокаду сильнейшего эпиротов, чтобы переправить свои войска на континент.

Близ Босфорского пролива состоялась грандиозная битва двух флотов – Эпирского и Пергамского. Появление Пергамских войск в Европе гарантировано означало конец, поскольку тогда установилось бы почти четырехкратное превосходство над Эпиром – это означало потерю Балкан и риск потери Аппенинского полуострова. Более трех дней длилось сражение, которое не выявило явного победителя, слишком большие потери понесли обе флотилии. Но для эпирского флота неудачи еще не закончились. Часть флота, что шла на подмогу к месту битвы, попала в сильный шторм близ острова Лимнос. Уцелела малая часть флотилии. К следующему сражению Пергам имел весомое численное преимуществе, благодаря прибывшим флотам одрисов и спартиатов. В конечном итоге пергамцы одержали верх над эпиротами. Путь в Европу был открыт. Дальнейшая кампания складывалась далеко не в пользу последних. Эпирскую империю теснили повсюду: от Иберии до Балкан.

Таким образом, первый триарх был повержен и возведен до статуса второсортной державы. Однако усилилось Одрисское царство, которое стало играть более значимую роль в Средиземноморье. Появилась Карфагенская республика. Получившая независимость Иберия была разделена на несколько стран, которые позже стали тяготеть к Карфагену. Остаток второго столетия прошел без каких-либо значительных войн. Система Триархии начинает рушиться.

После поражения Эпир начинает постепенное восстановление. Несмотря на потерю обширных территорий и флота, у эпиротов оставалась сильная армия и большие военные традиции. Новый царь Эпира Пирр VI мечтал о славе своего дальнего предка Пирра I, сумевшего не проиграть ни одной открытой битвы.

Пирр VI усиленно тренировался, также он познал многие науки. Но особое место он уделял искусству войны. Следует также отметить, что Пирр не был последователем Орхизма, коими были большинство эпирских императоров, вместо этого Пирр следовал религии предков, традиционному язычеству, которое к концу 2 века оформилось в Эллинизм. К слову, многие одрисские цари также являлись последователями Эллинизма.

Первым походом Пирра был поход на Римское царство, которое стало независимым по результатам Первой войны Триархии. Первоочередной задачей в этом походе было возвращение Пиррополя, города, который являлся столицей Империи до поражения в войне, а также символа имперского величия Эпира. После овладения Пиррополем, Пирр намеревался покончить уже с самим Римским царством, а в качестве отмщения разрушить Рим, за то что местные аристократы подняли мятеж против Эпира.

Стоит сказать, что после победы над Эпиром старые союзники принялись заполнять образовавшийся вакуум, и вновь вспомнили о старых притязаниях к другу к другу. Массильские правители были заняты соперничеством в Иберии, пытаясь не дать усилиться Карфагену, Пергам вновь стал предпринимать попытки завоевания Балкан, а одрисские цари стали внимательно посматривать на Спарту, намереваясь подчинить ее. На фоне этой обстановке никому не было дела до низведенной державы. Пирр VI это отлично понимал и не мешкал с подчинением Рима.

В 215 году Риму была объявлена война.

Практически вся территория царства была занята, за исключением самого Рима, который вел борьбу насмерть. Жители города, подогреваемые местной аристократией, массово записывались в ополчение. Все знали, что их ждет, если город будет занят войсками Пирра. В общей сложности Рим держался в осаде более года, а все попытки штурма города были жестоко отбиты. Пирр намеревался устроить последний, решающий штурм города, для этого были стянуты практически все силы, которые имелись страны. Но римлян спас Карфаген.

Карфагенская знать, видя, как Пирр застрял у Рима, решилась на попытку отобрать у Эпира Сицилию. В 217 году была снаряжена экспедиция численностью в 100 судов и 30 000 человек. У Пирра же имелось больше 70 тысяч воинов. И хотя эпирская армия была одной из лучших, он направил порядка 40 тысяч на встречу карфагенянам. Разразилась Сицилийская война, в ходе которой эпиротам пришлось тяжело. И хотя Пирр и победил в 219 году, это значительно задержало его в Лации. К 219 году Массилия, разобравшись в Иберии, включилась в дела Апеннин. Массильские войска стали теснить эпиротов. И в битве близ Арретиума Пирр потерпел поражение от войск Массилии. Пирр лично командовал войсками и первым бросился в бой на наступающие массильские страты, и хотя численное превосходство было на на стороне Эпира, начало боя оставалось за эпиротами. Пирр со своими верными гвардейцами прорывался к самому центру массильцев, намереваясь ворваться в расположение стратега и положить конец бою, но один случайный выстрел решил исход всего боя. Копье, брошенное одним из воинов, угодило прямо в Пирра и повалило его наземь. Оставшись без своего предводителя, войско Пирра стало рассыпаться. И вторая половина боя превратилась в бойню, в которой массильцы перебили последних выживших эпиротов.

Положение усугубилось еще сильнее, когда Одриссия внезапно начала военные действия в самом Эпире и в Великой Греции. Одрисский царь Евклид I Ситалкид хотел полностью подчинить себе Эпирское царство. В 224 году последний эпирский гарнизон на Сицилии сдался. Эпирское царство прекратило свое существование. А вместе с царством прекратила существование и династия Пирридов. Евклид отдал приказ разыскать и убить всех потомков Пирра, не пощадили и его малолетнего сына Александра. Но существует версия, что некоторым его потомкам удалось избежать этой участи. Однако каждый называет разное место их пребывания. По одной версии, они бежали на Запад, в Британию или Галлию, по другой – на Восток, в Памир.

Хотя одрисским императорам и чужда идея о великой империи Александра и его фигура не почитается так широко, как в том же Эпире или Массилии, но племена одриссов впитали в себя эллинскую культуру и быт и по праву могут считаться представителями эллинского мира. Сама их империя находится на обломках великих империй Александра, Пирра, Агамемнона Пергамского. И многие эллины, живущие под гнетом восточных варваров, видят в императорах Одриссии последнюю надежду на спасение для себя и для всего эллинского мира.

Точная дата основания Одрисского царства остается неизвестной. Считается, что это промежуток между 10 годом до нашей эры и 20 годом нашей эры. Некоторые исследователи считают, что племя одрисов имело свою государственность в рамках Фракийского царства. Кто-то же склоняется к тому, что племена пользовались лишь большей самостоятельностью по сравнению с другими подчиненными племенами. Сложно описать, какие были отношения одриссов с царской властью, но факт остается фактом: в 10 году до нашей эры одрисы получают независимость. А уже к 10 году нашей эры Одрисское царство, подчинив себе ослабевшие в войнах друг с другом Фракию и Македонию, становится крупнейшим на Балканах. Государственным строем одрисов на начальном этапе формирования гос-ва была военная демократия, но постепенно начинает складываться форма деспотического правления. Многое было перенято с македонских и фракийских традиций. К слову, одрисы скорее не изменяли порядки, которые были до них, а встраивались в эти порядки, занимая нишу верховной власти. Например, основатель первой одрисской династии Ситалкидов, царь Ситалк I уже в юности был знаком с произведениями греческих философов и во многом перенял греческий образ жизни. Уже во время своего царствования с 19 по 34 годы он окружил свою свиту многими греческими людьми, а в его двое было несколько видных философов того времени. Однако Ситалк не считал себя греком, он лишь хотел повысить уровень развития своего народа и, основываясь на знаниях эллинов, создать одрисскую культуру. Но его планам не суждено было сбыться. В крупных городах одрисы быстро терялись, размывались среди греков и в конечном счете через культуру и религию становились греками. Так было с простыми соплеменниками, так стало и с правящей династией.

Однако многие державы имели свои взоры на Балканы. В частности, активными были попытки Эпира упрочить свое влияние в этом регионе, который после подчинения Аттики намеревался подчинить и Одрисское царство. Те же цели преследовала и Империя Пергама, правители которого мечтали о царстве в границах Империи Александра. Все это привело к тому, что интересы двух держав столкнулись в данном регионе. Ситалк II умело использовал этот фактор и то и дело лавировал меж двух огней, заключая союз то с Эпиром, то с Пергамом. В 67 году царь Пергама Агамемнон III собрался в поход на Одрисское царство, намереваясь овладеть Византием. Но на помощь Одрисскому царству был отправлен значительный корпус эпиротов и флот, который не дал переправиться пергамским войскам. В серии морских сражений пергамский флот потерпел поражение от эпирского флота, который был крупнейшим в Средиземноморье.

В последующее столетие столь крупных войн Царством не велось. Лишь на севере страны происходили мелкие стычки с племенами даков и скифов. В ходе этих столкновений выяснилось, что использование фаланги – не самое лучшее решение против маневренных племен. Поэтому все чаще отряды комплектуются мечами и дротиками. К концу третьего века одрисская армия полностью отошла от фаланг и перешла к новой тактике.

В 178 году Одриссия в союзе с Массильской империей и Пергамом участвует в войне против Эпира. В ходе этой войны Царство приобретает Иллирию, а также усиливает своё международное положение среди других держав. Именно Одрисское царство положит конец периоду Триархии.

Подчинив Эпир и решив свои дела на Западе, взор царей Одриссии устремился на Восток. Преемник Евклида II, завоевавшего Эпир, Гектор I Ситалкид в 240 году начинает войну против Пергама. Пергамское царство к тому моменту было сильно ослабленно египетскими и иудейскими восстаниями, также цари Пергама вынуждены были вести войну с персами на востоке – все это требовало огромных денег и сильно истощало казну. И хотя в конце третьего века Персия была повержена эфталитами, это лишь дало небольшую передышку Пергаму, поскольку кочевники устремились уже к границам самого Пергама.

В 241 году все побережье Малой Азии было занято одрисами. А к 245 году Пергам уступал Царству всю Малую Азию. Затем в 256 году, под ударами персидских войск, Пергам потерял Месопотамию с ее богатым Вавилоном, а в 274 году от Пергама откололся Египет и Иудея.

Одрисским царям оставалось подчинить по одиночке каждый из этих осколков Империи:

В 280 году Царство захватывает Эвменополь. Пергамская империя прекращает свое существование.

В 283 году, после 10 лет независимости, сдается Иудея.

В 291 году захвачен Египет.

В конце III века персидские цари предпринимают походы на Царство, но одрисским правителям удается сдерживать персидский натиск.

В 300-м году одрисский царь Эвмен I объявляет себя императором, а свою страну империей.

Часть 4. Мир Гуннов

Усилившееся похолодание с 4 века вынуждает кочевавшие на севере племена Хунну начать продвижение на юг по поисках лучших пастбищ.

Их первым гос-вом на территории Китая было Северное Чжэнь. Поначалу правители Чжэнь мало вмешивались во внутренние разборки китайских правителей, но вскоре втянулись во внутреннюю борьбу. Правители царств Вэй, Шу и Ся вели беспощадную войну друг против друга и вскоре были обескровлены ей. Этим и воспользовались правители Чжэнь, которые разбили поодиночке каждое царство и установили свое господство. Местное население, уже уставшее от постоянных войн, было готово с радостью принять новых повелителей и платить им дань, только лишь бы прекратились бесконечные походы друг на друга. Таким образом к началу пятого века Китай был вновь объединен под властью племен Хунну. Однако уже в последующих поколениях племена влились в китайское общество и становились частью китайского этноса, так же было и с правящей династией. Народ Хунну полностью растворился во многочисленном китайском обществе. 

Однако стоит отметить, что Хунну не были единым племенем, это были союзы племен, вожди которых нередко враждовали между собой. Одним из таких племен было племя хунну-эфталитов, названных по имени своего вождя Эфталана, которые по причине конфликта ушли на Запад, призвав с собой еще множество других крупных племен Хунну, в общей сложности примерно треть племен.

Первым государством, с которым пришлось столкнуться Эфталитам, было Тохарское царство. Тохарские правители постоянно воевали с персами и были вынуждены держать большие силы на своих южных рубежах, тогда как на севере были лишь небольшие приграничные гарнизоны. Поэтому вторжение Эфталитов было для них неожидан­ностью. Эфталиты быстро дошли до столицы Тохарии Хангую и вскоре овладели всей территорией царства. Следующим государством, которое было уничтожено Эфталитами, было Персидское царство. Правители Персии вели войну против Одрисской империи, которая хотела распространить свое влияние на Вавилонию – богатый регион, столица которого была самым густонаселенным городом в мире. Персия была истощена в этой борьбе, слишком много сил было отдано для защиты Вавилонии. Эфталиты с севера не встретили никакого сопротивления, особенно усиленные тохарскими воины, пожелавшими служить Эфталану.

Но самая ожесточенная борьба развернулась на восточном направлении, против Империи Филонидов (см. Филониды). Более 10 лет проходило завоевание Империи и вылилось в большое число жертв, как со стороны гуннов, так и со стороны греков и индийцев.

Империя Филонидов перед вторжением Эфталитов

 

Источник — https://vk.com/alternative_cartography_heraldry?w=page-59969620_50671410

Часть 4. Филониды

В 89 году в Памирской автократии происходит восстание одного из полководцев Филона, к которому присоединяется греческая верхушка, недовольная правлением тогдашнего царя Эфира I Олкимосида. 

За более чем трехсотлетнее правление Памиром династия Олкимосидов выродилась, каждый последующий правитель был все менее способным, а потому этим пользовались как внешние, так и внутренние силы. В частности, в 10-м году до н.э. страной фактически правила группировка аристократов, заинтересованных прежде всего в собственной наживе. За время их правления с 50 года до н.э. по 67 год н.э. Памирская автократия многократно атаковалась индийскими князьями и персидскими сатрапами. Она могла бы быть с легкостью завоевана, если бы не войны Парфии на западе и вторжения тохаров с востока. Однако некоторая часть все же понимает чем все это грозит и решается на мятеж против Эфира I. И в 89 году верхушка с большей частью городского ополчения ксифоров направляется к царскому дворцу, охранявшемуся личной гвардией царя, набираемой из числа северных варварских племен тохаров. Несмотря на их упорное сопротивление, дворец был взят. Но самому Эфиру удалось укрыться в соседней крепости Орифии. Из которой он призывал на помощь своих сторонников. Однако до соседних городов было далеко, а единственная дорога проходила через Таксил. Поэтому все гонцы были перехвачены. Осада Орифии длилась чуть менее шести недель, до того момента, пока один из стражников ночью не убил Эфира. В 90-м году Филон был избран новым царем Памира. Филон тут же начинает подготовку к войне с индийскими княжествами.

Будучи одним из стратегов, он помнил, как оборонял набеги индусов. Единственный способ прекратить новые набеги он видел в том, чтобы подчинить себе их земли. Более 10 лет шла подготовка новой армии, поскольку та, что имелась, была полностью устаревшей, годной лишь для столкновений с варварами. Для подготовки новой армии приглашались лучшие стратеги Пергама, а также мастера оружейного дела.

Но для новой армии нужны были большие средства. Их он планировал изъять у аристократии, так сильно досаждавшей во времена правления Эфира I. При помощи оратора Оксинта из Пселлы ему удалось убедить население в правильности своих действий. Благодаря этому, многие аристократы пошли сами на уступки, желая сохранить некоторую часть нажитого имущества. На что Филон согласился.

К 100-му году новая армия была создана. 20 000 отлично экипированных воинов и в два раза больше ополчения. Все было готово для начала похода в Индию.

В том же году Филон вместе со своей армией вторгся в княжества Гандхары. В основе своей плохо организованные и малочисленные армии княжества не могли оказать достойного сопротивления его армии. Видя такие успехи своей армии, Филон подумывал о захвате всей Индии. Но бои постепенно истощали его армию, которая хоть и была крепкой, но чем южнее она продвигалась, тем более сплоченно действовали индийцы. И, как итог, в 114 году он потерпел поражение во время своего похода на Паталипутру. Решив не рисковать и сохранить уже приобретенное, Филон отправляется обратно.

До 116 года Филон занимается тем, что укрепляет власть в Памире и в новых своих владениях. В том же 116 году Филон I, прозванный освободителем, умирает.

Последующие годы преемники Филона расширили империю за счет мелких индийских княжеств, сделав ее крупнейшим государством на субконтиненте. В дальнейшем Филониды намеревались подчинить и всю Индию, объединив ее в единое государство. Однако наиболее сильное сопротивление этому оказывали князья Паталипутры, сильного государства на Востоке Индии.

Находясь в союзе с Тибетом, князья Паталипутры имели некоторое численное превосходство над Филонидами. После того, как персы отрезали Пергам от Филонидов, боеспособность памирцев упала, поскольку они были лишены больших поступлений новых рекрутов. Выход из этой ситуации Филониды видели в вербовке в свою армию местных жителей.

Последующие годы Империя расширялась за счет индийских княжеств. И достигла своего пика к концу 5 – началу 6 века. Филониды подчинили себе всю северную часть Индии, став крупнейшим государством на континенте. Автократоры строили планы по подчинению южной Индии. Однако, им не суждено было сбыться.

 

В Памир вторглись белые гунны. К моменту вторжения, это были уже не дикие и неорганизованные племена, а полноценное боеспособное войско во главе с единым предводи­телем, имевшее опыт войны с тохарскими и персидскими войсками. Основу армии составляла конница, в особенности конные лучники. Армия Эфталитов была в два раза больше империи Филонидов. Архистратег Харон предполагал собрать армию воедино и нанести решающий удар по гуннам в горах, поскольку там конница Эфталитов не смогла бы действовать эффективно. Но Телемах и Хрисипп уже вступили в бои с гуннами и не смогли перегруппировать свои войска. Поэтому Харон не досчитался 10 тысяч воинов. Меж тем, к 501 году близ Таксила была собраны значительные силы греко-индийских войск. И в 502 году Эфталитам было нанесено первое поражение. Они были отброшены от Таксила. Но гунны сумели разделить надвое Греко-Индию. Близ Телемахии держали оборону 10 тысяч воинов во главе с Хрисиппом. Более года им удавалось отбивать атаки гуннов, но подоспевшие с севера подкрепления помогли последним сломить оборону греков. В сражении близ города греки потеряли 3 тысячи убитыми и ранеными. Однако Хрисиппу удалось отступить в земли Шурашены.

К 504 году индийские княжества одно за другим стали объявлять независимость от Филонидов и склоняться к союзу с Асакой – индийским государством на юге Индостана. Правители Асаки имели сильную армию в 40 тысяч человек, способную противостоять вторжению. К союзу с Асакой стал склоняться и Хрисипп, оставшийся бороться с гуннами в одиночестве. Прибывшие войска Асаки с большим трудом смогли остановить армию эфталитов близ Пармении, ставшей фактически столицей Индо-Греческого царства. В 511 году земли Хрисиппа были присоединены к Державе Асаки. Помимо этого, на севере продолжали сопротивление провинции Диомеда и Телемаха. Но гуннам уже было не до них. Теперь их взор был обращен на Запад, в сторону Персармении и Одрисской империи.


Источник – https://vk.com/alternative_cartography_heraldry?w=page-59969620_50671411

Часть 5. Вторжение варваров

В начале четвертого века в Массильской империи начинается череда кризисов и внутренних конфликтов. Вновь вспыхивает давнее противостояние между двумя влиятельными аристократическими родами: Пифеидами и Гиппоконидами, последние из которых являлись также правящей династией. Пифеиды же были сильны на периферии, особенно сильными их позиции стали в Иберии. Если Массилия целиком и полностью была в подчинении Гиппоконидов, то в Эмпории столетиями свое влияние удерживали Пифеиды. А с Эмпория их влияние распространялось далее — в Иберию. Гиппокониды понимали, что ключ к владению Иберией лежит через Пифеидов, а потому старались поддерживать с последними если не дружеские, то хорошие деловые отношения. Однако с наступлением кризиса в империи, вызванным прерыванием торговых связей с Индией, а также торговое противостояние с Одрисской империей, отношения между двумя влиятельными родами начинают охладевать. Пифеиды все чаще начинают подумывать об отделении Иберии и переориентировке ее на торговлю с городами Северо-Западной Африки.

На это их также подталкивали и представители карфагенской знати, так сильно желавшей распространить свое влияние.  На фоне внутреннего кризиса начинается и череда внешних кризисов: Вторжение германских племен, покинувших свои прежние места в следствии климатического похолодания.
Помимо всего прочего, назревал и религиозный раскол общества. Еще с возвращения воинов Александра из Индии, на землях некогда единой Империи распространилась западная версия буддизма – Орхизм. Вместе с тем, с ним существовали и традиционные языческие верования эллинов, которые позднее оформились в Эллинизм –  смесь языческих традиционных культов, дополненную философскими учениями. На фоне экономического и политического кризисов в Империи начинаются столкновения и на религиозной почве. Автократор Хрисипп VI попытался провести религиозную реформу, утвердив Эллинизм в качестве главного культа, дабы сплотить население под единой верой. Но его нововведения вызвали лишь гнев орхистов и митраитов, что вылилось в беспорядки во многих городах. 

На фоне этих кризисов начинаются вторжения германцев на территорию Империи. Первым вторглось племя алеманов, оно осело в нижнем течении Рейна, позже образовав там свое королевство. Далее последовали бургунды и лангобарды. Эллины не могли противостоять многочисленным ордам германцев. Оставшийся боеспособные соединения были переброшены ближе к Массилии. А находившийся в Иберии крупный резерв в полном составе перешел под власть Пифеидов, захвативших к моменту вторжения власть в Иберии.  Пифеиды отлично укрепились на полуострове, под защитой Пиренейских гор вторжение варваров их не особо волновало.  С ослаблением Одриссии и Массилии усиливается Карфагенская республика, аристократия которой с желает усилить свои позиции в Средиземном море. Довершением ко всему явилось вторжение авар, которое окончательно подорвало Одрисское царство.
Хотя и одрисские цари наносят поражение аварскому войску близ Алазонии, на войну были затрачены последние средства. Царство было полностью обескровлено, помимо всего прочего была потеряна большая часть Греции, что еще сильнее снизило доходы Царства. Одриссия стала легкой добычей для своих соседей, которые незамедлительно воспользовались ее слабостью.
После вторжения, почти весь континент погрузился в пучину бесконечных столкновений между отдельными вождями племен, и войнами между новообразованными государствами развалившихся империй. 

Относительно стабильными и спокойным регионом осталась Южная Европа в лице Иберии и Северная Африка в лице Карфагена. 
Иберия была защищена мощной системой крепостей, тянувшихся вдоль всей цепи Пиренейских гор. Отчасти стабильным оставалась Империя Плутархидов, не считая ее Сирийских владений, в которые претендовала Персармения и Империя Эфталитов.
Тем временем, в Аравии зарождается новая религия, которая призвана объединить разрозненные арабские племена.  А на Севере Европы набирают силу сармато-аланские 
государства.

Карта мира на 500 год.

Реклама