25 ноября день памяти выдающего русского мыслителя, теоретика русского консерватизма Константина Леонтьева…

Константин ЛеонтьевКонстантин Николаевич Леонтьев родился 13 января 1831 г. в с. Кудиново Калужской губернии в небогатой дворянской семье. В 1849 г. окончил Калужскую гимназию с отличными отметками по всем предметам, кроме физики и математики, и некоторое время проучившись в ярославском Демидовском лицее, поступил на медицинский факультет Московского университета. Начал сочинять, его комедия «Женитьба по любви» была высоко оценена И.С.Тургеневым, который стал литературным наставником Леонтьева и ввёл его в литературный салон графини Е.В.Салиас, где Леонтьев познакомился с Т.Н.Грановским, М.Н.Катковым, поэтами Е.П.Ростопчиной, Н.Ф.Щербиной. В 1854 г., вскоре после начала Крымской войны, изъявил желание поступить на военно-медицинскую службу и, не окончив пятого курса, был назначен младшим ординатором Керчь-Еникальского военного госпиталя. Уволившись из армии в 1857 г., служил домашним врачом, в 1863 г. поступил в Азиатский департамент Министерства иностранных дел и за 8 лет службы на Балканах и в Турции прошёл путь от секретаря и драгомана (переводчика) до консула в Салониках. В этот период жизни Леонтьев придерживался сугубо материалистических воззрений, которые сам позднее охарактеризовал как «естественно-эстетическое чувство, поддержанное и укрепленное рациональным идеалом науки». В 1871 г. он пережил духовный кризис, сопровождавшийся тяжелой болезнью и чудесным исцелением. Оправившись от болезни, Леонтьев всей душой обратился к Богу. Он отрекся от некоторых прежних, «в высшей степени безнравственных» сочинений, сжег некоторые свои рукописи. Предвестием духовного переворота стала статья «Грамотность и народность» (1870), вызвавшая бурю негодования либералов и прогрессистов. В ней речь шла о пагубности западноевропейского просвещения для духовного и культурного своеобразия народа и для его нравственного развития. Леонтьев оставил службу и провёл около года в русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне, намереваясь принять постриг, но не получил благословения от старцев. В это время он написал работу «Византизм и славянство», в которой выступил против славянофильства («мечтательное и неясное учение») и панславизма, который считал политически ошибочным и даже вредным с точки зрения судеб России. Он противопоставлял идее славянского единства идею национальной самобытности русского этноса. Вернулся в Россию весной 1874 г., в ноябре поступил послушником в Николо-Угрешский монастырь на Москве-реке, где прожил зиму, но затем вернулся в своё имение Кудиново. Катков отказался печатать в своем «Русском вестнике» «Византизм и славянство», слишком необычными были идеи Леонтьева даже для консервативного лагеря. Трактат был опубликован ничтожным тиражом как выпуск «Чтений в Обществе Истории и древностей российских» в 1875 г., и не мог оказать должного воздействия на общественное мнение. В январе-апреле 1880 г. Леонтьев стал заместителем главного редактора газеты «Варшавский дневник», где смог проповедовать свои уже выкристаллизовавшиеся взгляды. В декабре он вернулся в Москву, где получил место члена Московского цензурного комитета. Здесь сблизился с преподавателем Лицея Цесаревича Николая и коллегой по цензурному комитету П.Е.Астафьевым, у которого на литературно-музыкальных пятницах познакомился с группой студентов, ставших его почитателями. Так возник кружок молодежи, в который входили в будущем видные деятели правого движения (А.А.Александров, В.А.Грингмут, Л.А.Тихомиров, Ю.Н.Говоруха-Отрок, о. И. Фудель, о.И.Соловьев и др.). Леонтьев в это время активно печатался в изданиях консервативного и славянофильского направления «Русский вестник», «Гражданин», «Московские ведомости», опубликовал сборник статей «Восток, Россия и славянство» (т. 1−2, 1885−86), в который вошел трактат «Византизм и славянство», цикл статей «Записки отшельника» («Гражданин», 1887−91). Достойным завершением критико-публицистического творчества Леонтьева явились его полемические заметки о творчестве Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого «Наши новые христиане» (1882) и «Анализ, стиль и веяние. О романах гр. Л.Н.Толстого» (1890). Своего рода политическим завещанием стали поздние работы «Национальная политика как орудие всемирной революции» (1889) и «Славянофильство теории и славянофильство жизни» (1891). Культурно-исторические взгляды Леонтьева, сложившиеся под влиянием Н.Я.Данилевского, характеризуются выделением трёх стадий циклического развития — первичной «простоты», «цветущей сложности» и вторичного «упрощения» и «смешения». Европа уже вступила в третью стадию, она стоит перед мещанством, орудиями которого являются лозунги политической свободы и равенства. Европа грозит заразить Россию «либерально-эгалитарным прогрессом». Противопоставить Европе мы можем только старые культурные элементы, заимствованные из Византии. Россия должна обособиться от Европы, считал Леонтьев, и положить в основу своего бытия «триаду»: Православие, т. е. строго церковное и монашеское христианство («Церковь должна быть смелее, властнее, сосредоточеннее»); Самодержавие, т. е. незыблемую монархическую государственность, как можно более сословную, жесткую и даже деспотическую («сурово, иногда и до свирепости»); и Народность, т. е. самобытные национальные формы жизни («быт должен быть поэтичен, разнообразен в национальном, обособленном от запада, единстве»). Леонтьев провозгласил знаменитую формулу: «Россию надо подморозить», предлагая при этом совершенно отрешиться не только от Европы, но и от «растленного славянства». Только так Россия может обрести будущность. Развивая учение Данилевского о возрастах развития национальности, Леонтьев ставил вопрос о возрасте России: цветет ли она? И склонялся к мнению: мы прошли много, сотворили духом мало и стоим у какого-то страшного предела. Только сильная императорская власть может спасти Россию от натиска европейского либерального эгалитаризма, считал он. В 1887 г. Леонтьев вышел в отставку и поселился в Оптиной пустыни. 18 августа 1891 г. он принял тайный монашеский постриг. Вскоре, заболев пневмонией, переехал в Троице-Сергиеву Лавру, где и умер.                   Русская линия
См. ещё:  Русский философ и писатель Константин Леонтьев

Реклама

Об авторе culture landscape

Kulturnyj landshaft
Запись опубликована в рубрике Совесть нации, Этногенез, Этнография, Этнополитика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s