23 ноября 1763 года Екатерина II учредила в России Медицинскую коллегию…

Портрет Екатерины II. Левицкий Д.Г. 80-е гг 18 века

Прививка оспы в России впервые началась с Императрицы и ее сына Павла (Портрет Екатерины II работы Ф.С. Рокотова) В самом начале своего царствования, 23 ноября 1763 года Екатерина II учредила медицинскую коллегию, первым председателем которой стал барон Черкасов. Именно он поднял вопрос о срочной необходимости делать прививки оспы с целью защитить население страны от этой страшной болезни. Эпидемии оспы в Европе уносили тысячи жизней. Но именно в 18 веке были проведены первые опыты по искусственному заражению оспой, после чего люди, переболев легкой формой болезни, приобретали иммунитет на время эпидемий болезни. Впервые этот метод защиты от страшной болезни опробовали в Англии, затем прививание стали практиковать и в других странах Европы. В России тоже пытались принимать меры против распространения этой болезни, но в основном все сводилось к запретам больным появляться в обществе. Но таким способом проблему решить было невозможно, и переносчиками инфекции часто оказывались приближенные ко двору люди. «Медицинская коллегия» была призвана заботиться о городских аптеках и врачах, помогать им в предотвращении и профилактике эпидемий оспы. Прививка оспы в России впервые началась с Императрицы и ее сына, показавших столь важный пример для всех подданных.
Екатерина, преодолевая страх, все-таки решилась привить себе оспу, а затем и своему сыну Павлу, которому на тот момент было 14 лет. Для этой процедуры в Россию пригласили английского врача барона Димсдейла. Поскольку все благополучно закончилось, то очень многие стали повторять эту процедуру. Екатерина впоследствии писала: «Весь Петербург хочет себе привить оспу, а те, которые это сделали, уже здоровы». Так было заложено начало развития Медицинской коллегии (сегодня – Минздрав) в России. «Затруднительное положение финансов заставило с особенным удовольствием принять проект Бецкого об основании в Москве Воспитательного дома как учреждения, которое должно было содержаться на доброхотные пожертвования. Князь Як. Шаховской, Панин и граф Миних (действ. тайн. советник), рассматривавшие и одобрившие проект, прежде всего выставили, что «основание и содержание оного дома учреждается на едином самоизвольном подаянии от публики и потому не может быть ни в малейшее отягощение штату в. и. в-ства, ниже подданным вашим». При заботе о детях надобно было позаботиться и о взрослых. Генерал-прокурор Глебов объявил Сенату, что в Петербургском генеральном гошпитале больных 671 человек и между ними более двух частей одержимы франц-венериею, которую получают от непотребных женщин. По мнению Глебова, надобно было ко всем воинским командам послать указы: которые из воинских чинов в этой болезни найдутся, таких допрашивать, от кого ее получили, и тех женщин велеть сыскивать, осматривать и, если найдутся одержимы тою болезнию, лечить их на казенный счет, а по излечении отсылать в Нерчинск на поселение или в другое место, солдатских жен отдавать мужьям с расписками и подтверждением, чтоб их содержали и до непотребства не допускали, а помещичьих и прочих посылать к их владельцам. Сенат согласился с этим мнением, прибавив о крепчайшем наблюдении, чтоб женщины не были напрасно оклеветаны. Для усиления медицинских средств в конце года учреждена была особая Медицинская коллегия, первым президентом которой был отставной гвардии капитан барон Александр Черкасов».

Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.25, глава 3. М.: Мысль, 1991

Хирургические инструменты 19 века. Изображение из Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона.

Медицинская коллегия — высший орган государственного управления медицинским делом в России в 18 веке. Основана в 1763 году. Согласно указу, Медицинской коллегии присваивалась «власть делать распорядки, касающиеся до врачевания во всей империи и до распространения науки медицинской, хирургии и всех частей, к тому принадлежащих». До организации Медицинской коллегии медицинское дело в России управлялось Аптекарским приказом, а с 1725 года — Медицинской канцелярией. Медицинская коллегия состояла из двух департаментов: коллегии докторского и лекарского искусства и канцелярии, ведавшей финансово-хозяйственными вопросами. В обязанности Медицинской коллегии входили организация медицинской помощи населению, подготовка медицинского персонала, приглашение врачей-иностранцев. В 1764 году Медицинской коллегии было дано право присваивать степень доктора медицины, но она этим правом пользовалась редко. Медицинская коллегия организовывала экспедиции для розыска отечественного лекарственного сырья и лекарственных трав. По распоряжению Медицинской коллегии было написано несколько лечебников на русском языке; в 1778 году на латинском языке была издана общегражданская фармакопея, переведённая на русский язык в 1802 году. Медицинская коллегия собирала сочинения врачей, намереваясь в дальнейшем издавать периодически «Записки русских врачей» (за годы деятельности Медицинской коллегии таких сочинений набралось около 1000), однако журнал не был организован и лишь небольшая часть этих трудов (около 50) была издана на латинском языке в 1805 году. Медицинская коллегия существовала до 1803 годв, когда с образованием министерств она вошла в состав министерства внутренних дел в качестве Экспедиции государственной медицинской управы.

Цитируется по: Большая Советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1970-1977

История о том, как Екатерина II пожаловала аглинского доктора Димсдаля за его усердие и успехи в прививании оспы в России:
Великая монархиня, чувствуя, сколь великую пользу доставил России аглинской доктор г. Димсдаль и сколько он споспешествовал к сохранению жизни бесчисленных младенцев, и следовательно, к разумножению народа в России, не могла оставить его без достойного награждения. Она всегда уважала отличные его таланты, его искусство и похвальное попечение о пользе всего рода человеческого. Но он сие и заслуживал, поелику он, издавна уже побуждаем будучи человеколюбием и добродетелию, устремлял все свои мысли и подвиги к приведению в большее пред прежним совершенство способ прививания оспы, которой был первейший способ к охранению рода человеческого от пагубных следствий сей болезни. Он, в предприятом однажды столь великом деле неусыпно прилагая труды к трудам, и всегдашнею практикою довел наконец оное до того, что вся опасность естественной оспы чрез благовременное ее прививание совершенно отвращена быть могла; притом он не усомнился открыть свету испытанные свои изобретения, не смотря на собственную пользу; и что еще более, при всей выгодности своего состояния в отечестве своем, не отрекся по приглашении ее императорского величества разлучиться с своею фамилиею и приехал сюда ко двору ее императорского величества с одним своим сыном того же искусства, Нафанаилом Димздалем, единственно для оказания ее императорскому величеству всех от искусства его зависящих услуг; и он напоследок и действительно, как самой императрице и любезнейшему ее величества сыну, царевичу и великому князю, так и множеству жителей столицы весьма попечительно, искусно и счастливо прививал оспу; а чрез то всех ее подданных привлек в совершенную от оной болезни беспечность. Посему монархиня 1769 года декабря 5 дня решилась изъявить к нему особенное свое благоволение и милость явными и преимущественными знаками, кои были не только ему в вечные времена к особливой служили чести и славе, но и его потомству, побуждая чрез то как своих подданных, так и иностранцев упражняться в подобных сему спасительных роду человеческому трудах и изысканиях естества. Монархиня, жалуя его своим лейб-медиком с чином действительного статского советника и с пенсиею по смерть его, в Англии получаемою, по пяти сот фунтов штерлингов на год, приказала произвести сего Томаса Димсдаля и его сына Нафанаила Димсдаля в достоинство и честь российских баронов, с тем, чтобы в потомство их навсегда старшие их колена назывались оным достоинством. Получен от Василия Ивановича Протасова.
Анекдот, служащий продолжением предыдущего анекдота
Екатерина Великая, щедро жалуя доктора Димсдаля за его старание и успехи в прививании ей самой и ее любезному сыну оспы, не забыла и того семилетнего младенца Александра Данилова, сына Маркова, от которого доктором была взята оспенная материя и благополучно привита ее величеству. Она вспомнила, какова была печаль отца его и матери, которые непременно были уверены, что она должны были после сего лишиться своего любезного и единственного сына. Она вспомнила жалостные стенания матери и ее просьбу к доктору, чтобы он не брал оспы от ее сына, который у них был один. Она вспомнила также и великодушную речь отца, который уговаривал жену свою повиноваться ежели не сему г. доктору, то по крайней мере монархине, которая властна не только у них сына отнять, но и их жизнь; поелику доктор Димздаль рассказал тогда сию трогательную историю императрице. Она это помнила, и желая вознаградить их печаль своею милостию и благоволением, всемилостивейше жаловала оному Александру Данилову Маркову дворянское достоинство ему и его потомкам; а спустя несколько времени после своим высочайшим указом повелела она оному Маркову называться Оспенным, а не Марковым.

Цитируется по: Подлинные анекдоты императрицы Екатерины Великой премудрой матери отечества. — М.: Изданные К. Д. и А. К., 1806. с.97-100

                © Calend.ru/runivers.ru

Реклама

Об авторе culture landscape

Kulturnyj landshaft
Запись опубликована в рубрике Культурное наследие, Этнополитика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s