26 октября 1392 года Москва чествовала вернувшегося из Орды князя Василия Дмитриевича…

Василий I Дмитриевич. Из альбома В.П.Верещагина «История Государства Российского в изображениях Державных его Правителей»

«[1392 г.] Скоро Великий Князь отправился к Хану. За несколько месяцев перед тем Царевич Беткут, посланный Тохтамышем от берегов Волги и Казанки сквозь дремучие леса к северу, разорил Вятку, где со времен Андрея Боголюбского обитали Новогородские выходцы в свободе и независимости, торгуя или сражаясь с Чудскими соседственными народами. Слух о благосостоянии сей маленькой республики вселил в Моголов желание искать там добычи и жертв корыстолюбия. Изумленные внезапным их нашествием, жители нс могли отстоять городов, основанных среди пустынь и болот в течение двухсот лет: одни погибли от меча, другие навеки лишились вольности, уведенные в плен Беткутом: многие спаслися в густоте лесов и предприяли отмстить Татарам. Новогородцы, устюжане соединились с ними и, на больших лодках рекою Вяткою доплыв до Волги, разорили Жукотин, Казань, Болгарские, принадлежащие Ханам города и пограбили всех купцев, ими встреченных. Однако ж не сии случаи заставили Великого Князя ехать в Орду: намерение его обнаружилось в следствиях, составивших достопамятную эпоху в постепенном возвышении Московского Княжения. Он был принят в Орде с удивительною ласкою. Еще никто из Владетелей Российских не видал там подобной чести. Казалось, что не данник, а друг и союзник посетил Хана. Утвердив Нижегородскую область за Князем Борисом Городецким, Тохтамыш, согласно с мыслями Вельмож своих, не усомнился признать Василия наследственным ее Государем. Великий Князь хотел еще более, и получил все по желанию: Городец, Мещеру, Торусу, Муром. Последние две области были древним Уделом Черниговских Князей и никогда не принадлежали роду Мономахову. Столь особенная благосклонность изъясняется обстоятельствами времени. Тохтамыш, начав гибельную для себя войну с грозным Тамерланом, боялся, чтобы Россияне не пристали к сему завоевателю, который, желая наказать неблагодарного повелителя Золотой Орды, шел от моря Аральского и Каспийского к пустыням северной Азии. Хотя Летописцы не говорят того, однако ж вероятно, что Василий, требуя милостей Хана, обещал ему не только верность, но и сильное вспоможение: как Глава Князей Российских, он мог ручаться за других и тем обольстить или успокоить преемника Мамаева; корыстолюбие Вельмож Ординских и богатые дары Василиевы решили всякое сомнение. Уже Тохтамыш двинулся с полками навстречу к неприятелю за Волгу и Яик: великий Князь спешил удалиться от кровопролития; а Посол Ханский, Царевич Улан, долженствовал возвести его на престол Нижегородский. Три месяца Василий был в отсутствии: народ Московский праздновал возвращение юного Государя [26 октября 1392 г.] как особенную милость Небесную. Еще не доехав до столицы, Великий Князь из Коломны отправил Бояр своих с Ханскою грамотою и с Послом Царевым в Нижний, где Князь Борис, недоумевая, что ему делать, собрал Вельмож на совет. Но знатнейший из них, именем Румянец, оказался предателем. Князь хотел затворить ворота городские. «Посол Царев (сказал Румянец) и Бояре Московские едут сюда единственно для утверждения любви и мира с тобою: впусти их и не оскорбляй ложным подозрением. Окруженный нами, верными защитниками, чего можешь страшиться?» Князь согласился, и поздно увидел измену. Бояре Московские, въехав в город, ударили в колокола, собрали жителей, объявили Василия их Государем. Тщетно Борис звал к себе дружину свою. Коварный Румянец ответствовал: «Мы уже не твои», — и с другими единомышленниками предал Бориса слугам Великокняжеским. Сам Василий с Боярами старейшими прибыл в Нижний, где, учредив новое правление, поручил сию область Наместнику, Димитрию Александровичу Всеволожу. Так рушилось, с своими Уделами, особенное Княжество Суздальское, коего именем долго называлась сильная Держава, основанная Андреем Боголюбским, или все области северовосточной России между пределами Новогородскими, Смоленскими, Черниговскими и Рязанскими. — Борис чрез два года умер».

Цитируется по: Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Эксмо, 2006

Пискаревский летописец: В лета 6900 преосвященный Кипреян митрополит постави Полотску епископа Феодосия. Toe же весны преставися княгиня Ольгирдова Ульяна, дщи князя Александра тферскаго, нареченна во мнишеском чину Марина; и положена бысть в пещере на Киеве. Преставися митрополит Ма[т]фей гречин андреянопольский, в пяток 6 недели по пасце; и положен бысть у Михай¬лова чюда. Преставися Павел, епископ коломенский. Того же лета Кипреян митрополит постави на Коломну епископа Григория. Преставися владыка Еуфимей тверский Вислень; и положен быть на Москве у Михайлова чюда за олтарем. Приходи на царя Тахтамыша из Шамахейской земли царевичь, и бысть им бой силен. Поиде в Орду князь великий Василей Дмитреевичь июля 16 день ко царю Тахтамышу. Подписана бысть на Коломне церковь камена Успение богородицы, юже созда великий князь Дмитрей Ивановичь. О преставлении преподобнаго игумена Сергия троецкаго. Toe же осени сентября 25 день, на память преподобныя Ефросиний преставися пре¬подобный и богоносный отец наш игумен Сергий троецкий, иже в Радонежи, иже начальник и учитель всем монастырем, иже в Руси; и положен бысть в отчине и обители святыя Троица, иже сам созда. Князь Семен Лугвений иде из Новагорода в Литву ко братии своей Ольгердовичем. Toe же осени месяца октября в 24 день приде из Орды от царя Тактамыша великий князь Василей Дмитреевичь, многу честь от царя прием и дары, еще же придаст ему к великому княжению и Новгород Нижний и Городец со всеми что ни есть в власти их, тако же Мещеру и Торусу. Толику же честь прия от царя, яко же ни един от прежних великих князей не прият, тако ни от которого царя. Сице удиви господь милость свою на нем, и бысть тогда радость велика в Рустей земли. О брани с новогородцы, о розмирие. Toe же осени заратишася новогородцы к великому князю, приела бо к ним князь великий Василей Дмитреевичь Ивана Всеволожича и Данила Ти-мофеевича о черном бору и о грамоте, иже целовали новгородцы, что к митрополиту не зватися им на Москву о судех, а судити было владыце: “И вы к митрополиту ото[шли]те грамоту, а целование с вас митрополит снимает”. Новгородцы же того не послушаша, и в том ся учинило розмирие. О Витофте. Король Ягайло дал Витофту Кестутьевичю княжение литовское. Месяца ноября в 6 день, на память Павла исповедника князь великий Василей Дмитреевичь иде с Москвы в Новгород Нижний, и с ним боя[ре] его старейши, и пребысть тамо до рождества Христова, и паки возвратися на Москву, намесничество приказа Дмитрею Александровичю Всеволожю. О Да¬ниле Феофановиче. Toe же зимы преставися февраля в 13 день Данило Феофановичь, нареченный в мнишеском чину Давид, иже бе истинный боярин великого князя и правый доброхот, служаш[е] бо государю безо л[ь]сти в Орде и на Руси [паче] всех, и голову свою складаше по чюжим странам, по незнаемым местом, по неведомым местом, многи труды понес и многи истомы претерпе. Егда [же] бежа из Орды [князь Василей], и тако угоди своему господеви. И тако тогда великий князь, люб[ве] ради и[же] к нему на погребение его, зжалився по нем, прослезися и тако плака на много час. Положен бысть в манастыри у Михайлова чюда близ гроба дяди его, Алексея митрополита.

Цитируется по: Полное собрание русских летописей. Том 34. Постниковский, Пискаревский, Московский и Бельский летописцы. М.: Наука, 1978

 

Реклама

Об авторе culture landscape

Kulturnyj landshaft
Запись опубликована в рубрике Этногенез, Этнография, Этнополитика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s