10 октября (30.09 ст.ст.) 1696 года состоялся торжественный въезд в Москву российских войск, одержавших победу над Османской империей под Азовом…

Взятие Азова русскими войсками в 1696. Гравюра конца XVII века

«В сентябре резидент был с визитами у гетманов коронных и литовских и говорил им, что войска польские и литовские уже два года в походы не выступают и царские войска выдают. Гетман коронный Яблоновский сказал на это: «Я хлопочу постоянно, публично и приватно, всем сенаторам говорил и теперь говорю, что войску надобно заплатить жалованье и выполнить союзный договор с царским величеством; конвокационный сейм разорвался, так надобно ждать избирательного, как даст нам бог государя нового и доброго». Гетман польный Потоцкий говорил: «Что прошло, того уж не вернуть; было время благоприятное для похода, да наш польский беспорядок не позволяет пользоваться временем; король давно уже стал слаб здоровьем, а тут и смерть закусила; сеймы уже столько лет не оканчиваются порядком, все рвутся, и войску от того жалованья нет. Виновные отдадут ответ богу. И теперь войско заставили бунтовать, конвокационный сейм разорвали; за грехи наши такое несчастие, бич божий. Коронный гетман оправдывается, что он ни в чем не виноват: но обоим им, коронному и литовскому, да королеве бог пошлет на душу и на тело язву. Не удовольствовавши войско, делать нам нечего; пока не выберут нового короля, никакого дела не будет». В ином духе отвечал литовский гетман Сапега на жалобы Никитина: «Царские войска хотя и рано вышли, однако никакого храброго дела не показали, взяли Азов на договор, а не военным промыслом и на море побрали чайки небольшие». Резидент возразил: «Всему свету и вам известно, что царские войска не спали под Азовом, но беспрестанно и храбро дрались с неприятелем. А хотя бы Азов и на договор был взят, то разве можно в этом упрекать? Дай господи великому государю взять на договор не только всю турецкую землю, но и самое государство Польское и княжество Литовское в вечное подданство привести, и тогда вы, поляки, будете всегда жить в покое и тишине, а не так, как теперь, в вечной ссоре друг с другом от непорядка своего». Поляки стали смеяться и говорить: «Ой, помирит хоть кого московский долгий бич!», а один шляхтич сказал: «Лучше, где страх есть».

Враги имели право беспокоиться, ибо в России был царь, не отдыхавший после подвигов. Тотчас по взятии Азова он уже осмотрел ближние приморские места и на мысу Таганрог решил построить крепость и гавань. Азов был сильно укреплен и сделан русским городом, мечети превращены в церкви. Царь оставил Азов 15 августа и из Черкасска писал Виниусу: «Понеже писано есть: достоин есть делатель мзды своея; того для мню, яко удобно к восприятию господина генералиссимуса и прочих господ, чрез два времени в толиких потах трудившихся, триумфальными портами (воротами) почтити; место же мню к сему удобное на мосту, чрез Москву-реку устроенном, или где лучше. Сие же пишу не яко уча, но яко помня вашей милости о сем николи так бываемым». Виниус отвечал, что, «собрав мастеровых людей и всякие потребы, начали строить, и, по признаванию мастеров Ивана Салтыкова с товарищи, тому делу прежде сентября 18 поспеть не мочно, понеже то дело не мало».

Времени дано было гораздо более, потому что царь долго пробыл на тульских железных заводах. Триумфальные порты были построены и украшены: над фронтоном среди знамен и оружия сидел двуглавый орел под тремя коронами. На фронтоне виднелись надписи: «Бог с нами, никто же на ны. Никогда же бываемое». Слава в одной руке держала лавровый венок, в другой масличную ветвь; под славою надпись: «Достоин делатель мзды своея». Фронтон поддерживали статуи Геркулеса и Марса. Под Геркулесом на пьедестале изображен был азовский паша и двое скованных турок; под Марсом — татарский мурза с двумя скованными татарами. Над пашою вирши: «Ах! Азов мы потеряли и тем бедство себе достали». Над мурзою: «Прежде на степях мы ратовались, ныне же от Москвы бегством едва спасались». Подле Геркулеса и Марса пирамиды с надписями; на одной: «В похвалу прехрабрых воев морских»; на другой: «В похвалу прехрабрых воев полевых». По обеим сторонам ворот картины на полотне: на одной представлено морское сражение и Нептун, гласящий: «Се и аз поздравляю взятием Азова и вам покоряюсь». На другой картине изображена была битва с татарами и приступы к Азову.

30 сентября был торжественный вход победителей — адмирала Лефорта и генералиссимуса Шеина со всеми полками; за раззолоченными санями адмирала шел пешком капитан Петр Алексеев. Везли и изменника Янсена в чалме под виселицею, на которой виднелась надпись: «Переменою четырех вер, богу изменою возбуждает ненависть турок, христианам злодей». Главный устроитель торжества Виниус оставил и себе роль: с верху триумфальных ворот в трубу говорил вирши победителям. Награды были розданы по прадедовскому обычаю: золотые медали, кубки, шубы, прибавка денежного жалованья и крестьянских дворов».

Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Том 14, глава 3. М.: Мысль, 1991

 Отписка А. С. Шеина о восстановлении укреплений Азовской крепости и возвращении русской армии в Черкасский, 19 августа 1696 года:
Великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичи) всеа Великие и Малыя и Белыя Росии самодержцу холоп твой Алешка Шеин челом бьет. По твоему, великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, указу с твоей, великого государя, службы из-под Азова к тебе, великому государю, к Москве большого полку моево с твоими, великого государя, ратными конными и пешими людьми пошол я, холоп твой, августа 16-го дня ныняшняго 204-го году и пришол на Дон к Черкаскому августа 18-го числа. А от Черкаского за помощию всесильнаго в троице славимаго бога пойду чрез степь на Волуйку августа ж в 20 день. А около города Азова городовое строение роскаты и стены в отделке, а в которых местех города и зубцов в недоделке небольшое так ж и рвов недочищено, и то все велел я, холоп твой, достроить окольничему и воеводе князю Петру Григорьевичю Львову с товарищи. А как тот город и зубцы совсем в совершение зделаны и рвы очищены будут, о том к тебе, великому государю, велел я, холоп твой, ему, окольничему и воеводе, писать и чертеж прислать. А к боярину и воеводе к Борису Петровичю Шереметьеву писал я, холоп твой, чтоб он по твоему ж, великого государя, указу полку своего твоих, великого государя, ратных людей конных и пеших отпустил всех по домам сентября 1-е число 205-го году, а, отпустя ратных людей шол в Белгород, а в котором числе он, боярин и воевода, в Белгород придет, о том писал к тебе, великому государю, к Москве в Розряд и ко мне, холопу твоему, для ведома в большой полк. А сею отписку послал я, холоп твой, чрез почту и велел подать в Розряде боярину Тихону Никитичи) Стрешневу.

Цитируется по: Из истории Азовского похода 1696 г. // Исторический архив, № 2. 1959

 

Реклама

Об авторе culture landscape

Kulturnyj landshaft
Запись опубликована в рубрике Культурное наследие, Совесть нации, Этнополитика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s