19.03 (01.04) 1611 года произошло восстание против поляков и сожжение ими Москвы

Стяг князя Д.М. Пожарского

В 1610 г. между польским королем Сигизмундом III и посольством русских бояр был заключен договор, по которому, после низложения боярами Царя Василия Шуйского, польский королевич Владислав признавался «русским царем». Бояре выторговали две уступки: Владислав должен был принять Православие и его власть ограничивалась Боярской думой и Земским собором. Тем не менее поляки рассматривали эти уступки как чисто формальное прикрытие своей оккупации Руси, польский король Сигизмунд III готовился сам стать руским царем. Даже в Москве при формальном наличии боярской Думы оккупация была очевидна: вся охрана Кремля, Китай-города и Белого города состояла только из солдат польского гарнизона, включая европейских наемников. Все арсеналы перешли под контроль поляков. Москвичам запрещалось носить оружие, ходить ночью по городу. С таким положением русские смириться не могли. Патриарх Гермоген, не внимая ни убеждениям изменнической боярской Думы (озабоченной лишь своими привилегиями), ни угрозам поляков, освободил москвичей от присяги Владиславу и проклял его и короля. С этого же времени (декабрь 1610) он начал рассылать воззвания к верным сынам России, призывая их постоять за Православие и Отечество. В феврале 1611 г. началось формирование Первого ополчения против польских оккупантов, которое возглавил рязанский воевода думный дворянин Прокопий Ляпунов, выступив вместе с прежними сторонниками Лжедмитрия II: Иваном Заруцким (атаманом донских казаков) и князем Дмитрием Трубецким. Нижегородцы создали свою часть ополчения под командованием воеводы князя Репнина, также шли подкрепления из Костромы, Вологды, Ярославля, Суздаля, Мурома. Ополчение выступило разными колоннами в общий поход на Москву. 19 марта на Страстной неделе в Москве началось народное восстание против поляков. На помощь восставшим подоспел передовой отряд ополчения под руководством князя Димитрия Пожарского. Но поляки укрылись за крепостными стенами центра Москвы. По совету оставшихся с ними бояр они подожгли остальной город, вытеснив огнем нападавших. Назначены были специальные отряды, которые поджигали город со всех сторон. Большая часть Москвы сгорела, многие церкви и монастыри были разграблены и разрушены. Полякам удалось тяжело ранить Пожарского, его отвезли в Троицкий монастырь. Когда подошли отряды Ляпунова, Заруцкого и других, к Пасхе ополчение достигло 100 тысяч человек и укрепилось у Симонова монастыря. Начальник польского гарнизона Гонсевский угрожал Патриарху Гермогену смертью, если он не прикажет ополчению уйти. «Вы мне обещаете злую смерть, – отвечал Святитель, – а я надеюсь через нее получить венец и давно желаю пострадать за правду». Тогда поляки бросили Патриарха в подземелье Чудова монастыря и объявили его лишенным патриаршего сана. При достаточной решимости ополченцы уже тогда могли бы взять Кремль. Однако в ополчении начались разногласия между казаками и дворянами и личное соперничество между атаманом Заруцким и воеводой Ляпуновым. По наущению Заруцкого Ляпунов был вызван в казачий круг и там убит. После этого большинство дворян покинуло лагерь; казаки же под командованием Заруцкого и князя Трубецкого оставались вплоть до подхода Второго ополчения князя Пожарского в 1612 г.               rusidea.org

Реклама

Об авторе culture landscape

Kulturnyj landshaft
Запись опубликована в рубрике Этногенез, Этнография, Этнополитика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s