27 января 1577 года началась осада Ревеля русскими войсками

Ревель в XVII веке. Гравюра Адама Олеария

«Ревель. (Ливонская война, 1558—1583). Осада Ревеля 27 января — 13 марта 1577 г. русским войском под командованием воевод Ф.И. Мстиславского и И.В. Шереметева (50 тыс. чел.). Город защищал гарнизон под командованием шведского генерала К. Горна. В течение шести недель русские обстреливали Ревель, надеясь зажечь его калеными ядрами. Однако горожане принимали успешные меры против пожаров, создав специальную команду, следящую за полетом и падением снарядов. Со своей стороны ревельская артиллерия (она превосходила русскую по числу пушек в пять раз) вела прицельный огонь по осаждающим, нанося им жестокий урон. От пушечного ядра погиб и один из предводителей русского войска — воевода Шереметев, обещавший Ивану Грозному взять Ревель или умереть. Русские три раза атаковали город, но каждый раз безуспешно. В ответ осажденные делали смелые и успешные вылазки. Активная оборона ревельцев, а также холод и болезни привели к значительным потерям в русском войске. 13 марта оно сняло осаду. Уходя, русские сожгли свой лагерь и передали осажденным, что прощаются не навсегда, пообещав рано или поздно вернуться. После снятия осады ревельский гарнизон и местные жители совершили набег на российские гарнизоны в Эстонии, который, впрочем, вскоре был остановлен подходом войска под командованием царя Ивана Грозного. Но оно двинулось уже не к Ревелю, а в польские владения в Ливонии. Ревель же был взят русскими лишь спустя 133 года, при Петре 1, во время Северной воины (1700—1721)».
Цитируется по: Шефов Н. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М.

Рейнгольд Гейденштейн, «Записки о Московской войне»:
Из орудий особенно замечательны были следующия: одно под названием волк, другое ястреб, два под названием девушки, столько же с именем и изображением соколов, сверх того несколько отнятых у Шведов с их же знаками. Когда из поставленных при этих орудиях пушкарей большая часть была перебита, а другие разбежались, то остальные, видя, что наши овладели лагерем, потеряв надежду на спасение орудий, и вместе с этим любовь к жизни, добровольно повесились на веревках, которые, как мы выше сказали, спускались сверху жерл. Эта победа была замечательна: много неприятелей было убито, не мало взято в плен, причем с нашей стороны был незначительный урон. Потеряв названные пушки, Московский царь тотчас приказал вылить другие с теми же названиями и знаками и при том еще в большем против прежнего количестве; для поддержания должного представления о своем могуществе, он считал нужным показать, что судьба не может взять у него ничего такого, чего бы он при своих средствах не мог в короткое время выполнить еще с знатным прибавлением. Около того же времени жители Ревеля, умоляя короля о помощи и милосердии, просили помочь им некоторым количеством хлеба, так как вследствие продолжительной войны, они приведены неприятием в ужаснейшую крайность; отрезанные почти от всяких сношений и загнанные в город, они уже долгое время лишены были возможности заниматься земледелием. Король подарил 100 мер хлеба.

Цитируется по: Рейнгольд Гейденштейн. Записки о московской войне. СПб. 1889

Об авторе culture landscape

Kulturnyj landshaft
Запись опубликована в рубрике История в датах, Этногенез, Этнография, Этнополитика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s