Как росла Российская империя…

1025-летие крещения Руси и территориальное расширение нашего отечества

Накануне памятных торжеств, посвящённых крещению в 2009 году, СМИ разнесли весть, что правительству Тимошенко дано поручение издать к юбилею 2013 года научные и научно-популярные труды, в том числе Украинскую православную энциклопедию, Энциклопедию христианского искусства Украины и Каталог разрушенных храмов и монастырей Украины. Стоит вспомнить, что за год до этого, на торжествах 1020-летия в 2008-м, Ющенко потерпел фиаско. Добиваясь создания «национальной поместной церкви», он фактически был обвинён в ереси тем человеком, на чью помощь рассчитывал. Патриарх Константинопольский Варфоломей I, которого Ющенко принимал с высшими государственными почестями, 26 июля под сенью святой Софии, глядя в объективы десятков телекамер, сказал: «Продолжение этой путаницы в этнофилетических или политических целях, не соответствующее духовному характеру Церкви, ослабило бы объединяющую силу крещения и ещё больше обострило бы существующее тревожное разделение церковного тела, разделение, которое разрушает не только духовное единство, но и гражданское единство украинского народа и несёт в себе очевидные тяжёлые последствия для будущего Украины…» Этнофилетизм – церковный национализм, расизм, когда общецерковные интересы, интересы Церкви, приносятся в жертву национально-политическим соображениям. Этнофилетизм осуждён как ересь на Поместном Константинопольском Соборе 1872 года.
Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II внятно сказал и о перспективах преодоления филаретовского раскола: «…наша Церковь горячо желает того, чтобы те её чада, которые неразумно ушли на страну далече (Лк.15:13), возвратились в дом отчий. Но происходить это должно в соответствии с незыблемыми канонами Церкви». Каноны подразумевают раскаяние, осознание греховности и пагубности раскола. На тех же торжествах митрополит Кирилл, нынешний Патриарх Московский и всея Руси, произнёс кратчайшую, но яркую речь. «Привет, Киев! – воскликнул будущий патриарх, стоя на сцене перед неспокойным людским морем. – Ещё Лаврентий Черниговский говорил, что Россия, Украина и Беларусь – это и есть Святая Русь! И Святая Русь – это не империя! Святая Русь – это не какой-то союз, бывший или будущий. Святая Русь – это идеал красоты, добра и правды!»
Привинчивание в чужом документе к слову «Русь» эпитет «Киевская» — это злая игра в слова, намеренно убивающая истину. Словосочетание «Киевская Русь» как наименование государства введено в оборот лишь в ХIХ веке пером историков «освободительного направления», ненавидевших Историческую Россию, якобы лишь для указания на домонгольский период русской истории. Но это был расчётливый тонкий ход для возможного грядущего расчленения и уничтожения Русской цивилизации. Исторической науке хорошо известно, что словосочетание «Киевская Русь» имеет искусственную природу и оно анахронично по своей сути. Современники Владимира Крестителя изумились бы, если б хоть и во сне услышали такое. Родина была – Русская земля, Русь, святая Русь; ими управляли русские князья и Русская правда, себя они называли собирательным именем – русью, русинами, русскими. Мы видим это и через 650 лет после крещения Руси, например, при Богдане Хмельницком, который говорит о ненавистниках православия, что они желают «искоренить Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей». Поэтому, к слову сказать, народ Малой Руси и волил воссоединиться с единоверным Русским царством, быстро набравшим, вопреки всему, мощь. В водах Днепра в 988 году крестилась вся Русь, вся Русская земля. Эта дата – исток всего цивилизационного пространства, внутри которого впоследствии на ветрах времён перемещались финансово-политические и религиозно-культурные центры. Поэтому, конечно, и не было нужды отдельно крестить эти столицы – будь то Суздаль, Владимир, Галич, Москова, Чигирин или Петербург. Наше пространство имеет свойство расширяться, но иногда оно и расчленяется; когда воссоединяется вновь – обретает мощь, когда расчленяется – немощь. Говорить, что крестилась «Киевская Русь» — говорить глупость; это выморочная пошлость. Шулерская замена государства «Русь» на «Киевскую Русь» — проявление болезни. Но это и подыгрывание вековечным недругам православия, перелицованным в современные формы, в том числе и раскольническому учреждению «киевский патриархат», которым управляет Денисенко, именуемый в некоторых кругах «патриарх Филарет».  В «Повести временных лет» преподобный Нестор, рассказывая о «выборе веры» Владимиром, пишет, что вслед за магометанами «пришли иноземцы из Рима и сказали: «Пришли мы, посланные папой» и обратились к Владимиру…» Выслушав, Владимир задал несколько вопросов и: «Сказал же Владимир немцам: «Идите, откуда пришли, ибо отцы наши не приняли этого»». Немцами, как известно, ещё и в ХVI веке называли всех иноземцев, кто говорит неясно – венецианцев, голландцев, пруссов, англичан, шотландцев… В данном случае невнятность речи папских послов была и в том, что за своими холодными посулами они прятали разнузданность, которая в ту пору царила в Риме, о чём, разумеется, знал Владимир. «Идите, откуда пришли» — это ответ святой Руси папскому Риму на все времена, ибо «отцы наши не приняли этого». Владимир и его Русь восприняли веру от греков, почерпнули византийской традиции. Таким образом, ни папа римский, ни молящиеся за него униаты к Крещению Руси, увы, отношения не имеют. Это же в полной мере относится и к автокефалам-самосвятам, которые, желая себе найти утверждение в истории, нелепо указывают, что крещение совершалось «ещё до разделения церкви на Восточную и Западную». Конечно! Но ещё и до того, как придумали, что можно самочинно конструировать себе на потребу «церковь» и выбирать «епископов», уклоняясь от апостольской преемственности.

Территориальное расширение нашего отечества

Эфир передачи «Не так» на «Эхе Москвы» от 22.03.2003

С.БУНТМАН: Мы возвращаемся к нашей программе «Не так», совместной с журналом «Знание-сила», и начинаем новую серию — о территориальном расширении нашего отечества. И здесь важно обозначить точку отсчета, чем мы сегодня и займемся. Брать ли это с Киевской Руси, начинать от Москвы, — тогда идем до самых до окраин, что логично. Так как нам определить, какая существует методика?

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Студенты это называют вопросом на засыпку. Потому что всегда очень трудно определить какую-то начальную точку отсчета, надо сначала договориться, о чем мы вообще говорим. Традиционно у нас считается, и считалось и в тот период, когда не было науки истории, когда она только зарождалась, и по сей день, традиционно считается, что истоки нашей государственности уходят в то образование, которое у нас принято называть Древнерусским государством, или Древней Русью, Киевской Русью, — это то образование, которое можно считать государственным образованием, о котором у нас есть более или менее надежные сведения, хотя я вынужден сказать, что увы, даже эти сведения, которые относятся к 9-10 веку, легендарны или мифичны. Мы имеем дело с легендами.

С.БУНТМАН: В чем разница?

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Мифы можно выдумывать как угодно, в основе легенд же лежат какие-то реальные события, конечно, переосмысленные, долгое время передававшиеся в устной передаче, и только в 11 веке они были зафиксированы, т.е. их записали. И с этого времени они на каком-то материальном носителе существуют и доходят до нашего времени в той или иной форме. Проблема очень большая, потому что те объединения, которые возникают, их трудно соотнести с нынешними госструктурами, даже в плане территорий. И я объясняю, с чем это связано. Что мы называем государством? Существующее определение государства упирается в том, что это единая территория, экономическое, культурное пространство, для определенных государств единое этническое пространство. Мы можем вспомнить, что даже в СССР были разговоры о том, что у нас есть новая историческая общность — советский народ.

С.БУНТМАН: Надо отметить, что когда появилась единая общность советский народ, это такой знак распада был. И разошлось, по административным границам распалось это государство.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Вне всякого сомнения как только требуются какие-то дополнительные формальные подкрепления, это значит, что что-то не срабатывает в самой системе. Если говорить о государстве с единой территорией и границами мы с вами тогда перейдем очень близко к нашему времени, прямо скажем. Потому что если речь идет о древнерусском государстве это, конечно, совсем не то. И я с полным основанием могу поставить вопрос, который волнует историков и других стран, Франции, например, — а что такое Франция, была ли она государством, или Германия в 11 веке, 12 или 13? Совершенно закономерный вопрос. У нас можно спорить по легендарным данным, с какой точки считать с момента приглашения Рюрика и братьев, или же с момента, когда Олег захватывает Киев и объединяет Новгородскую или Киевскую земли, хотя как он это делает, сказать трудно, — между этими землями 600 верст, да еще и по пересеченной местности, — т.е. это месяц пути по тем временам. Это колоссальное расстояние, и общей границы между Новгородской землей и Киевской не было.

С.БУНТМАН: Получается совершенно другой процесс. Это скорее не присоединение чего-то к чему-то, а, скорее, перенос чего-то куда-то.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Вы абсолютно точно сформулировали, что это перенос чего-то куда-то. Конечно, представление об этой общности начинает формироваться уже с того момента, когда человек переезжает с одного места на другое, говорит, что это его, или их, — представителей данного рода, фамилии, правящей династии и т.д. Надо сказать, что с этих крайних точек Новгород и Киев, — начинается застраивание расстояния, которое разделяет эти земли. Потому что начинают включаться в это объединение те земли и племена, которые населяют промежуток между ними вдоль определенного стержня. Таким стержнем оказался путь из варяг в греки, экономика здесь работала, это был крупнейший торговый путь в Восточной Европе, и контроль за этим путем чрезвычайно важная функция во всех отношениях. Во-первых, охрана этого пути и, соответственно, создание нормальных условий для контактов торговых, культурных, каких угодно между севером и югом Европы, и с другой стороны это достаточно мощное экономическое подкрепление тех структур, которые мы привыкли называть государственными. И чтобы сразу определиться что я называю государством в это время, и в более позднее. Под государством у нас в политологии часто понимается группа людей, которая претендует на монопольное издание законов, по которым будет жить общество, и монопольное использование силы, если эти законы нарушаются. Если такая претензия принимается подданными или гражданами

С.БУНТМАН: А если это демократия то они участвуют каким-то образом, не просто криками «ура»?

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Да, если они принимают эту претензию, — это государству. Если нет это бандформирование. Это крыша, и рэкет. Потому что по форме это рэкет: приезжает группа хорошо вооруженных людей и спрашивает вас защитить надо от кого-нибудь? Если надо заплатите нам дань, мы вас берем под свою защиту. Хотя ясное дело, что физически защитить они не могут, но государство вообще-то, и это касается всех государств, в том числе тоталитарных государств, — оно никогда систематически насилие не применяет. Это экстремальные случаи. Достаточно угрозы применения насилия, и все становится на свои места. Если общество не принимает таких претензий — вот тогда уже это государство может полететь в любой момент, потому что полицейских сил, и даже вооруженных сил не будет хватать для наведения порядка мы видели это в Югославии, скажем, когда проходили революции, и когда спецназ выстраивается, а там просто пускают бульдозеры вперед, и все, спецназ разошелся, демонстранты прошли.

С.БУНТМАН: Т.е. классическое ленинское описание — верхи не могут, низы не хотят, на самом деле лаконично отражает.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Если бы у Ленина не было здравой основы в рассуждениях, то никогда бы не удалось создать ту систему, которая просуществовала несколько десятков лет. И просуществовала, в общем-то достаточно успешно в тех рамках, которые предлагались. Если мы говорим с вами об истоках, то конечно, такая структура начинает формироваться где-то в 9 веке, я возьмусь точнее говорить, потому что все даты до середины 11 века это даты в большей или меньшей степени фиктивные были расставлены задним числом, в 60-70 гг. 11 века, и только некоторые из этих дат мы можем проверить. Остальные даты иногда бывают настолько алогичны, что это приводило в замешательство профессиональных историков, — скажем тогда, когда Ольга в 70 с лишним лет смогла очаровать Константина Багрянородного, который ей предложил руку и сердце, увидав, какая она красавица.

С.БУНТМАН: Бывает всяко.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Говорят в 80-х годах 9 века, 882 г, — это то, что написано в учебниках. Наверное, это удобная точка отсчета, тем более, что это зарождение государственности — таких структур не только для современной России, но и для Украины и Белоруссии. Потому что эти государства возникают из единого центра, они варятся в одном котле, здесь формируются общие традиции, которые потом разделяются и различаются. И уже с образования Киевская Русь мы с полным основанием можем вести отсчет своей истории, своего государства. Правда, там потом происходят хитрые вещи, когда вдруг в 12 в. у нас внимание резко переключается на северо-восток Владимир, Ростово-Суздальская земля, и о Киеве забывают. Вот этот фокус редко когда объясняют, хотя многие фиксируют. Здесь речь ведет не о том, что мы сохраняем территорию какую-то, речь идет об определенных традициях об этих самых традициях установления законов и о традициях норм применения силы, — скажем так, о традиции отношений между теми, кто эти законы издает, и кто этим законам подчиняется кто собирает дань, и кто дань платит. Это культурные традиции, потому что ни одно государство, ни одна система власти не может существовать без того, что называют страшным словом «легитимация», — попросту речь идет об объяснении этой власти, зачем она нужна. Это должно быть оправдано, прежде всего, в глазах людей. Плюс к этому это обязательно должно приобрести сакральную окраску. Обязательно власть это нечто святое, и это тоже должно быть обосновано. И уже вскоре после того, как это гособъединение сформировалось, происходят интересные вещи, в частности, колоссальные события в жизни того государства и народов, которые будут потом формироваться на его территории это, конечно, принятие христианства. Условная дата 988 г. И с этого момента власть получает очень мощное идеологическое подкрепление, и с этого момента можно отслеживать традиции вот этой единой властной структуры, которая потом будет оправдывать определенные территориальные присоединения, объединения, структуры. Но интересно, что поначалу здесь не содержалось той идеи, которую мы привыкли называть имперской. Хотя это довольно хитрый вопрос.

С.БУНТМАН: Хитрый действительно. Если сделать полтора шага назад, когда мы вспоминали формирование других государств и империй. Формирование вокруг какого-то центра, и когда всем объясняют, почему это центр, и почему он присоединяет к себе разнообразные земли, оно все равно на всем европейском пространстве уходит еще ко всему, и к Римской империи, где все было понятно, и где шаг за шагом к этому центру все присоединялось. Поэтому имперская идея в каком-то виде присутствует на всем пространстве.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Я вам могу точно сказать, что эта имперская идея, связанная с Римом, присутствует и у нас, и она лежит в основе государства.

С.БУНТМАН: Александр Владимирович спрашивает: «Где духовные границы, где тот духовный Китеж-град, духовная сердцевина России?», «Л.Гумилев утверждал, что ни один народ не живет на той территории, на которой произошел, миграции перевернули всю картину этногенеза, можно ли всерьез говорить об исторической прародине русского народа?», «Как вы относитесь к идее, что руссы это некое славянское племя на Балтике?». Думаю, что нам здесь, наверное, нужно быть на другой почве. Мы уже говорили о Римской империи, и тут нужно сказать о Франции, потому что там происходит странная вещь — римская провинция Галлия это ли современная Франция?

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: А Анна Ярославна была королевой Франции но что это за Франция была в 11 веке?

С.БУНТМАН: И Карл Великий принадлежит истории Франции, или нет? Человек, который откуда-то возрождал некую имперскую идею, кстати. Но возрождал очень странно и эксцентрически в пространственном смысле слова где он сам, там и столица. В Риме он коронуется. И потом мы уже видим в истории Франции с какого-то момента бывший город Лютецию, а позже Париж некий домен Капетингов, который уже мы можем определить, и он начинает вокруг себя какими-то союзами и завоеваниями это организовывать. Это не та система, как в Германии, но в какой-то момент и мы к этому приходим.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Конечно. Но тут, наверное, надо сделать еще одну оговорку как мне представляется, любое государство, как группа людей, заинтересовано в расширении территории, которая ему подконтрольна — чем больше подданных, тем больше средств получает государство. Оно кормится за счет своих подданных. И, соответственно, чем большее количество платит дань, тем лучше, тем большую сумму получает вот этот совокупный изъятый продукт. Но другой вопрос, что под эти расширительные тенденции нужна какая-то идея, без которой это будут незаконные присоединения, либо, наоборот, законные присоединения. И это будет оправдывать, или делать ненужными такие присоединения. Вы затронули важный вопрос вопрос о римской империи, и эта идея присутствует постоянно. Интересно, что у нас идея переноса центра этой римской империи была очень близка с самого начала. Христианство к нам приходит из Греции, из Византии, и сама столица Византии, Константинополь, была в свое время отстроена Константином Великим по образу как раз нового Рима. Это была обновленная столица, потому что после того, как Ветхий Рим, — как его называли на Руси, или собственно Рим, пал под ударами варваров это был колоссальный кризис в сознании людей того времени. На рубеже между Античностью и Средневековьем это было потрясающее событие, потому что сразу за этим должен был последовать, судя по всему, конец света. И потребовалось колоссальное напряжение мысли, — скажем, Блаженного Августина, который пишет колоссальные трактаты о Граде Божьем, — для того, чтобы объяснить, что это не совсем так, и что жизнь продолжается. Но она будет продолжаться в несколько иной форме и в несколько ином месте. И идея этого Нового Рима перекочевывает на Восток. И что интересно чем дальше она уходит на восток, тем меньше она становится идеей собственно имперской, и приобретает очень любопытные духовные черты. Весьма известный и уважаемый человек, культуролог и философ Межуев говорил о том, что после крушения Римской Империи Запад принял от нее законодательство, а Восток духовность. И вот это разделение и стремление к воссоединению, когда Западу не хватает духовности, а нам не хватает этих самых законодательных основ

С.БУНТМАН: Мне кажется, идея спорная и вполне условная, — что такое духовность, и что они приняли от римского права? Потому что есть восприятие, что Рим только формально перестал иметь свое значение, и все равно оставался духовным центром тоже.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Конечно, эта теория, как и любая другая, в значительной степени условна. Но она охватывает определенный рациональный момент, и этот момент, прежде всего, заключается в том, что Новый Рим и Новый Иерусалим одновременно, — Константинополь, — он себя мыслил не столько центром империи политической, сколько империей духовной. И это была империя духовная, базирующаяся на идеалах того, что сейчас называется идеалами православия. Это христианские идеи, и центром спасения богоспасаемого человечества становился этот самый Новый Рим. Но что самое интересное, что принятие христианства на Руси повлекло за собой идею трансляции вот этой самой империи духовной теперь еще дальше на восток и на север, эта идея начала переходить в Киев. Причем, — с колоссальной скоростью.

Это поразительно, но уже в 30-е годы 11 в. происходят очень любопытные изменения даже в городской структуре самого Киева — тогда в Киеве начинают появляться Золотые Ворота, строится киевская София, учреждаются два монастыря, — точно так же, как в Константинополе. Мало того, еще до этого, когда строится первый храм в Киеве Десятинная церковь Владимиром Святославичем, освящение этого храма происходит 11 мая. Для нас эта дата пустая, мы формально относимся вообще ко всяким датам, и к этой тоже. Но 11 мая это день рождения Константинополя, когда праздновалось обновление Константинополя Константином Великим, — эта дата, которая уже на что-то претендовала. Т.е. эта идея сразу приобрела определенный вес. Не скажу в обществе, но условно говоря, в интеллектуальной элите. Эта идея начала разрабатываться в качестве идеи, которая ложится в основу государства.

С.БУНТМАН: Т.е. она стала идеей.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Совершенно верно. Пусть не в такой проработанной форме, пусть в неразвитой форме, но это стало той самой идейной основой, которая становится идеей, легитимирующей это государство и создающей эту структуру на уровне восприятия ее окружающими. Это очень важный момент, чрезвычайно важный.

С.БУНТМАН: Важно ли здесь, что образец должен умереть? Или не должен?

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Интересный вопрос, и мне его часто задают, когда я занимаюсь какими-то конкретными сюжетами. Должен или не должен умереть образец? Невероятно сложная штука, потому что все говорят — но Константинополь жил и здравствовал, и пал только в 1353 г. под ударами Османской империи, и Мехмет Второй-Завоеватель, захвативший Константинополь. Да, но если мы внимательно посмотрим на то, как описываются события в Греции в древнерусских летописях, мы увидим, — там фиксируются несколько моментов, которые рассматриваются как точки падения этого Нового Рима. Но самая близкая точка к 1353 г. это, конечно, 1204 г., когда Новый Рим пал под ударами крестоносцев во время очередного Крестового похода они несколько поиздержались, оплачивая строительство флота, который должен был их доставить на Святую Землю, и по совету Венецианского дожа они захватывают Константинополь, — как город, в котором незаконно правит император, — а это действительно было так, там был узурпатор, они привлекли на свою сторону законного наследника

С.БУНТМАН: Там была очень пикантная ситуация — со стоянием, кто начал разорение.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Но кончилось все одним — захватили Константинополь. Причем, что интересно, — был очевидец, который оставил записки со стороны Древней Руси. Он оставляет записки очевидца это история о взятии Константинополя фрягами, Царь-Града, которая осталась в наших русских летописях. И когда я читал, мне было интересно где же он скажет, что пала столица, пал Новый Рим, — молчит. Я думаю, неужели я ошибся, и не было такой идеи? Нет, ошибся, в последней фразе он пишет: так пало христианское царство. Все.

С.БУНТМАН: Георгий спрашивает: «Вы оперируете конкретными датами, или это только предположения?». Нет, мы уже здесь на той почве, которая зафиксирована разнообразными сторонами, что это событие произошло именно в этот год, — тут уже все сходится.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Потому что уже с 60-х годов 11 века мы имеем достаточно плотную, надежную сеть дат. Так что это безусловно верно, и невероятно любопытно, потому что вообще-то считалось, что это хуже, чем даже взятие потом Константинополя турками-османами. Это парадоксально звучит для современного человека, но тем не менее, это так, и действительно, было высказывание византийского флотоводца Луки Натара, он говорил — лучше мне видеть в Константинополе царствующей мусульманскую чалму, нежели латинскую тиару. Почему? Латынь это гораздо хуже, — там подводилась определенная идейная основа, потому что, скажем, греческое слово «латейнос», латиняне, — каждая буква имеет числовое значение, и в сумме дает число 666, — это установление власти Антихриста.

С.БУНТМАН: Как всегда.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Ну, запад это запад, восток это восток.

С.БУНТМАН: И как всегда, — что не нравится, то можно посчитать, и получить 666.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Когда начинаем разбираться дальше, оказывается, что были еще более ранние события, которые тоже могли расцениваться как падение Константинополя, и это давало, в общем-то, право появиться новой столице. Но вся штука заключается в том, что столиц в Европе в это время было три Рим, Константинополь, и вы правильно сказали где правитель, там и столица. Столица, которая закреплялась бы за городом, практически больше не было. А если мы посмотрим еще и древнерусские тексты, мы увидим, что матерью городов назывался только один город Иерусалим. Т.е. речь шла о том, что Новый Иерусалим это Новый Рим, это богоспасаемая Вселенная, которая перед последними временами, а они должны были вот-вот наступить, ожидание этих последних времен проходит, как мы говорили красной нитью

С.БУНТМАН: Это Гете придумал, имея ввиду такелаж британского флота, где есть красная нить.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: И действительно речь шла о том, что это столица богоспасаемого мира, и эта идея стала стержневой в идее формировании государственной идеи на Руси. Вне всякого сомнения, мы это уже наблюдаем и при Владимире, и при Ярославе Мудром. И тогда возникает вопрос как же быть с Ветхим Константинополем, куда он делся, хотя он вроде бы никуда и не делся? И знаете, это забавная вещь, но если мы внимательно читаем летопись, мы вдруг видим такую точку, и такой точкой оказывается, как ни парадоксально это прозвучит, взятие Константинополя Олегом — есть такая байка, которая есть во всех учебниках, — Олег осаждает Константинополь, не может его взять. Потом ставит корабли на колеса, они подходят со стороны суши, и греки сдают город. Вопрос почему? Есть поразительная вещь практически так же берет Константинополь Мехмед Второй в 1453 г. он со стороны пролива осаждал Константинополь, не мог ввести корабли в залив Золотой Рог, потому что тот был загорожен, и тогда он приказал наложить деревянные настилы через перешеек, и ночью перегнал туда 18 кораблей. Тут же греки сдали город. И Ходжа Эфенди, участник этой истории, рассказывал, что у греков, оказывается, есть пророчество о том, что Седьмой холм упадет, когда вражеский флот переплывет сушу. И это пророчество сбывается, и действительно, столица пала. Правда, у этого пророчества было продолжение на гробнице Константина Великого, якобы, было высечено еще одно пророчество, которое было известно уже в 8-9 вв. достаточно хорошо о том, что Константинополь падет, но не навсегда придут люди от рода русого, и впоследствии это приобретает очень интересную форму, причем, не только в 15 веке, но и в более ранних текстах, когда этот род русых начинает толковаться как род русских. И спасет империю, возьмет ее под свою защиту, и вместе с правителями Византии будет заниматься спасением мира. В общем, оказывается, что тогда Олег выступает не только как захватчик этого города, но одновременно и таким потенциальным спасителем.

С.БУНТМАН: Но Олег уже из другого центра, который проектируется, мыслится

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Задним числом. Это все идет из 11 века, когда уже стало ясно, что все, центр переместился сюда, здесь уже строится новая столица, мы готовимся к концу света, у нас все готово — Золотые Ворота, через которые Спаситель должен въехать в этот город во время второго пришествия, — уже готовы. Бог с ним, что османы заложили в Иерусалиме Золотые Ворота, через которые Спаситель въезжал в первый раз в Иерусалим уже готовы новые Золотые Ворота, это центр духовный, не материальный. Это духовный Иерусалим. И таким центром становится как раз Русь, и становится Киев. И эта государственная идея чрезвычайно мощная, вокруг нее выстраивается совершенно колоссальная система. Потому что когда не сбывается очередное предсказание очередного конца света, все начинают ждать следующей даты, просто-напросто. Это достаточно напряженное ожидание. Мы редко когда задумываемся, но и история советского времени, в значительной степени, — это ожидание следующего шага, следующего этапа, — строительство социализма, коммунизма, — с точно обозначенной датой, которая не сбывается, — это приводит к определенному духовному кризису общества.

С.БУНТМАН: Тот же самый 80-й год, хотя там сделали так, чтобы это немножко забыли чуть-чуть.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Так этим приходилось заниматься и в то время тоже там тоже объясняли, что да, сейчас не состоялся конец света, но вообще в Библии так и написано, что его нельзя предсказать, и вообще-то неправильно, что в программе партии была написана точная дата, — точно так же обосновывали.

С.БУНТМАН: Этим занимался 23 съезд втихую, а потом уже 24 съезд понял, что в 80-м ничего не будет, и уже задним числом вспоминали как курьез, как признаки волюнтаризма Никиты Сергеевича.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: И тут есть серьезный поворот, на который я бы хотел обратить внимание, поскольку этот момент самый существенный. Если говорить о продолжении истории ромейской державы, то она могла продолжаться в двух тенденциях либо это концепция политической власти и политической империи, либо это была теория духовной преемственности. И надо сказать, еще раз повторю, — чем дальше эта идея уходила от Рима с запада на восток, тем больше она приобретала как раз черты второй тенденции. На Руси не было идеи политического объединения, при том, что объединение духовное всегда подразумевалось это заметно по древнерусским текстам. Невероятно забавно, когда вдруг Святослав говорит, что хочет жить в Переяславце на Дунае, — на самом деле, судя по всему, речь идет о Преславе Великом, — он в это время захватил столицу Болгарского царства, фактически арестовал царя Бориса вместе с его семьей, а в это время болгарам Византия платила дань, — это было вассальное государство по отношению к первому Болгарскому царству, а Святослав стоял во главе фактически тогда трех государств, объединив их под своей властью. И он говорит, что он хочет жить там, это есть «середа земли его», и туда «вся благая сходится». И начинается перечень что откуда идет. Что касается центра земли, «середа земли», — это тот же самый термин Нового Иерусалима. Но что интересно, — этот Иерусалим так и не закрепился, Святослав там так и не удержался. По дороге в Киев, в Новый Иерусалим, он погибает, но его преемники, Владимир Святославович, — он уже обосновался в этом центре, и все равно это будет центр всей этой земли, включающей и Болгарию, и Грецию, и часть Валахии, и часть Польши, Чехии, и Литву т.е. это колоссальная совершенно территория, о чем постоянно пишут древнерусские источники. Практически никогда не претендуя территориально на эти земли.

С.БУНТМАН: Но по духовному охвату это империя.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Но духовная, не политическая.

С.БУНТМАН: И возникает масса вопросов — проблема Москвы не просто как одного из соперничающих княжеств, но появление Москвы, осознание Москвы, Москва на законных основаниях.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Это любопытнейшие вопросы.

С.БУНТМАН: И такой слом всевозможный, как перенос столицы после уже многовековой истории на запад, — это ведь не блажь и прихоть.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: Нет, это хорошо продуманный акт, когда стоял только вопрос куда переносить, на юг или на север. Но из Москвы надо было убирать столицу, потому что речь шла о создании Третьего Рима, уже имперской столицы, и речь шла не о духовной империи и центре богоспасаемого человечества, а именно об империи политической, каковой она и становится после строительства новой столицы. Но до этого момента мы и должны выстроить нашу линию.

С.БУНТМАН: И мы это будем делать в дальнейшем, потому что сегодняшняя задача была все-таки определить точку отсчета.

И.ДАНИЛЕВСКИЙ: У нас традиционно считается, что все спали и видели, как бы всем объединиться не было этого до определенного момента. Достаточно было духовного объединения для людей, не обязательно было формальное политическое объединение.

С.БУНТМАН: Здесь и многие проблемы будущего разделения, и проблемы того, что потом называли Россией, и того, что мы сейчас называем Россией. И того, что мы называли СССР. Итак, у нас началась новая серия, возродилась программа «Не так», и занимаемся мы отечественной историей.

Комментарии

Собственно торговый путь из Варяг в Греки и объединил Новгород и Киев в единое государство но с особыми правами Новгорода. Затем кстати Святослав прошел по периметру всех торговых путей от Волги до Дуная. Белая вежа и тьму таракань очень серьезные поводы подумать о Святославе не как о воине а как о политике. Ну его описание Переяслвца вполен верное. Петр тоже перенес столицу на балтику, Святослав хотел на дунай. Вполне логично. В этом смысле любопытно рассмотреть дележ государства между Ярославом Мудрым и его братом Мстиславом который весьма активен был в Причерноморье и Чернигове.
Кстати очень заметно, что когда в 1204 году латинская империя перекрыла путь из «Варяг в греки» Развитие государства стало отходить в поволжский путь. Перед нашествием монголов политическая мысль государства достигла невиданных высот, вполне возможно что православные хотели бы освободить Царьград в православном крестовом походе. Но затем было нашествие монголов и Литва, которые погнали жителей в ту сторону которой стала впоследствии Москва и Тверь. Их соперничество известно чем закончилось.

В целом согласен с вами, однако процесс начался много раньше. После бттвы при Мазиникерте, Византия теряет Анатолию и с ней людские и материальные ресурсы и вступает в терминальную стадию упадка. Не имея возможности содержать флот Византия арендует суда и экипажи у номинально входящих в Империю Венеции и Амальфи, а так же у Пизы и Генуи, расплачиваяст торговыми монополиями и правом создавать экстериториальные подворья, торговый путь из Варяг в Греки утрачивает своё значение, торговые пути смещаются на Запад, а Русь превращается в окраину. Долига Днепра утрачивает своё значение как связующее звено Русских земель. Образовались региональные центры и региональные связи. Новгрод, Полоцк, Псков повернулись к Риге и Ревелю, и в конечном счёте к Ганзе. Черниговское Княжество контролирующее верховья Оки, как и Суздальская Земля повернулись к Волжской Булгарии, а Галиция к Полякам и Мадьярам, Чехам. К 1204 году этот процесс уже шёл лет этак 60.

Тоже с вами совершенно согласен, собственно взятие Царьграда в 1204 году полностью оформило закрытие «Из Варяг в греки». Процесс оформления конечно раньше пошел. Интересно, что поволжский путь тоже в этот момент оформлялся. Если караванные пути из Булгария в Хорезм были очень четкие, то речной из «Варяг в Хазары» и далее «в Персы» был еще не оформлен. Полоцк, на мой взгляд, все-таки веткой был из » Варяг в греки» через Зап.Двину, причем вполне выгодной, потому так и поднялся с 10-по 12 век. Ганза и в Смоленске отметилась договором. Интересно само деление Пскова и Новгорода из одной республики в две. Но вот что на мой взгляд крайне любопытно изучить в вопросе поднятым в Статье, это экономика и административное управление Черниговского княжества — на чем оно выросло и существовало экономически и административно. Причем было одним из ведущих на Руси перед вторжением монголов. Похоже Чернигов через систему князей Ольговичей держал Степь от Тьмутаракани до Белой Вежи, а возможно влиял и до Хаджи-Тархана(Аастрахани) на всю степь. Рязань тоже старый союзник Чернигова и тоже рядом со степью, монголы так ожесточенно уничтожили Черниговское княжество. Очевидно мешало влияние Чернигова в Степи.
Так же очень любопытен вопрос о выделение историками Турово-Пинского княжества в процессе формирования земель. Собственно по каким причинам его выделяют вообще непонятно. Туров всегда был в орбите Киева. А Пинск переходным между Полоцком и Волынью.
Если ответить на два вопроса по Черниговскому и Турово-Пинскому княжеству, очевидно, что вопрос о формировании земель на Руси прояснится. Ну а собственно после монголов все более-менее очевидно в этом формировании, по моему скромному мнению. Не очевидны только сами события времен 1237-1252. Уж больно однобоко они освещены и множество фактов просто опущены или даже не рассмотрены.

Проблема в том , что Святослав был язычник и ему эти аллюзии про Иерусалим центр Мира были как то чужды и я сильно подозреваю неизвестны. Сдаётся мне , что и книжнику писавшему Повесть Временных Лет приписывать, что устами Святослава он делал подобного рода декларации, что Русь это мол новый центр Мира, мягко говоря большая натяжка. Необходимо учитывать, что длительное время русский клир либо состоял из Византийских Греков, либо у них был выучен и через то приобрёл устойчивую ненависть к Латинскому Западу, хотя князья с этим самым Западом вступали в династические браки, и политические комбинации, и никакой особой ненависти не выказывали. И ещё одно замечание. В период споров о природе Христа, подавляющее боьшинство Христиан Египта и Сиропалестины, т.е. колыбели Христианства ушли в Монофизитство. В 8 веке на Ближнем Востоке и Северной Африке завоёванных Арабами начался массовый переход Христиан в Ислам. К 9 веку Венеция номинально Византийская признала Римский престол как главу всех Христиан, Православие исчезает в Калабрии и Сицилии. К концу 11 века Византия это Империя только по названию, вся её восточная часть уже захваченна и колонизованна муссульманскими Сельджуками. Иными словами где Православие ещё сохранилось так это в Киевской Руси, Болгариии, Сербии, и узкой полоске земли подковой охватывающей Восточное Средиземноморье. По мере того Византийский Мир рушился, а ареал распространения Православия неуклонно сокращался, как это часто бывает, на глухой периферии Византийско-Православного Мира были любители погрезить о возрлждении былого величия и примерить на себя роль Нового Царьграда.

План русской революции
Настоящий документ был составлен Александром Парвусом (Израилем Гильфандом) в феврале 1915 года и содержал предварительный план разрушения существовавшего в России государственного строя революционным движением на германские деньги. Германия не рассчитывала, что война на восточном фронте против России так затянется. Ее экономика не выдерживала дальнейшего продолжения военных действий. Поэтому германское руководство стремилось всеми доступными средствами принудить Россию к сепаратному миру. Одним из средств давления на нашу страну немцы избрали революционное движение, а именно живших в эмиграции революционеров. Они готовы были щедро профинансировать такую подрывную деятельность. И тут как раз на руководство Германии с планом организации в России революции вышел Парвус. Часть плана он дописал уже в Берлине. Из-за этого при чтении документа может возникнуть впечатление, что там имеются повторы. План был передан немцам 9 марта 1915 года, и те сразу же начали финансировать его воплощение в жизнь.
При чтении документа нетрудно заметить, что Ленин в 1917 году действовал именно в соответствии с этим планом. Ввоз денег, оружия и подрывной литературы осуществлялся на немецкие деньги через территории нейтральных стран. С Правусом Ленин поддерживал отношения через связных Карла Радека и Якова Ганецкого (Фюрстенберг). Правда, после успешного захвата власти глава первого «пролетарского» правительства перестал слушаться Парвуса и начал развертывать точь-в-точь такой же подрывной план в отношении самой Германии.
Источник: Документы XX века

Всеобъемлющий документ в оригинале и в точном текстовом соответствии его составителя охватывает двадцать страниц:
Подготовка массовой политической забастовки в России
К весне в России нужно начать подготовку массовой политической забастовки под лозунгом «Свобода и мир». Центром движения будет Петроград, а в самом Петрограде — Обуховский, Путиловский и Балтийский заводы. Забастовка должна охватить железнодорожную связь между Петроградом и Варшавой, а также Юго-Западную железную дорогу. Железнодорожная забастовка в основном будет проводиться в крупных центрах с крупными рабочими коллективами, железнодорожными мастерскими и т. д. Для расширения масштаба забастовки везде, где можно, будут взрываться железнодорожные мосты, так же как во время забастовочного движения 1904—1905 годов.
Конференция лидеров русских социал-демократов

План может быть осуществлен только под руководством русских социал-демократов. Радикальное крыло этой партии уже приступило к действиям. Но важно, чтобы к ним присоединилась и умеренная фракция меньшевиков. Пока такому объединению препятствовали только радикалы.
Но две недели назад их лидер Ленин сам поставил вопрос об объединении с меньшевиками
Единства можно достичь с помощью политики компромиссов; в основе которой использование ослабленного войной административного аппарата внутри страны. — и тем самым начать активные действия против абсолютизма.
Необходимо заметить, что группа умеренных всегда находилась под более сильным влиянием немецкой социал-демократии. Благодаря личному авторитету некоторых вождей немецкой и австрийской социал-демократии и сейчас еще можно многого достичь с их помощью.
После тщательной предварительной подготовки необходимо созвать в Швейцарии или в какой-либо другой нейтральной стране съезд лидеров русских социал-демократов. В нем должны принять участие:

1. Социал-демократическая партия большевиков.
2. Партия меньшевиков.
3. Еврейский «Бунд».
4. Украинская организация «Спилка».
5. Польская социал-демократическая партия.
6. Социал-демократическая партия Польши.
7. Социал-демократическая партия Литвы.
8. Финские социал-демократы.
Конгресс может состояться только в случае, если будет достигнута предварительная абсолютная договоренность о начале немедленных выступлений против царизма.
Конгрессу может предшествовать совещание между партиями меньшевиков и большевиков русской социал-демократии. Дополнительно возможными участниками конгресса могут быть:
9. Армянская партия «Дашнак-цутюн».
10 Хиндшак.

Кроме огромного организационного значения, конгресс своими решениями окажет большое влияние и на общественное мнение Франции и Англии.

Русские социалисты-революционеры

Отдельные переговоры нужно провести с партией русских социалистов-революционеров. Эти люди наиболее склонны к национализму. Однако их влияние в рабочих кругах минимально. В Петербурге у них есть небольшое число приверженцев лишь на балтийских заводах. По вопросу массовой забастовки они могут быть без ущерба исключены. Их сфера — это крестьянство, где они оказывают существенное влияние, используя учителей народных школ.

Отдельные движения

Одновременно с подготовкой создания организационной базы для массовой забастовки необходимо немедленно начать проводить непосредственную агитацию. Через Болгарию и Румынию можно установить связи с Одессой, Николаевом, Севастополем, Ростовом-на-Дону, Батумом и Баку.
Русские рабочие в этих областях выдвигали во время революции локальные и профессиональные требования, которые были сначала удовлетворены, а затем отняты. Они не прекратили борьбу за эти требования: лишь два года назад состоялась крупная забастовка матросов и портовых рабочих, которая снова поставила на повестку дня прежние пожелания.
Агитация должна быть нацелена на эти требования и одновременно приобретать политический характер Общую забастовку в Черноморском бассейне вряд ли можно провести в условиях господствующей безработицы, но частичные забастовки, вероятно, можно провести в Николаеве, Ростове-на-Дону и среди рабочих определенных профессий в Одессе.
Такие забастовки местного характера имели бы симптоматическое значение, нарушая спокойствие, которое пришло с началом войны во внутреннюю борьбу царской империи.
Для проведения такой агитации необходимо помимо всего восстановливать организацию русских моряков, которая обосновалась в Константинополе, затем в Александрии. Теперь этим центром должны стать Констанца или Галац.
Так как война на море вызовет сильные беспорядки в черноморских городах, то это сделает их особенно восприимчивыми к политической агитации. Особые силы нужно приложить к тому, чтобы революционные организации в Одессе, опираясь на рабочих, как в 1905 году, помогали городскому управлению в борьбе с нуждой бедных классов, которые страшно страдают в условиях войны. И это помогло бы дать новый импульс всеобщему революционному движению. Если бы в Одессе вспыхнуло восстание, то оно могло бы быть поддержано турецким флотом.
Перспективы восстания на Черноморском флоте могут быть определены после установления больших контактов с Севастополем.
В Баку и в области добычи нефти можно без особых трудов привнести забастовку. Нельзя оставлять без внимания также, что большая часть работников здесь татары, то есть мусульмане. Если будет забастовка, то появятся попытки, как в 1905 году, поджечь нефтяные скважины и склады нефти. Забастовки возможны также в горнодобывающей области Донецка. Особенно благоприятны условия в районе Урала. Там партия большевиков имеет своих верных и сильных приверженцев. Политические забастовки среди горнорабочих провести там очень легко, если есть немного денег, так как население очень бедно.

Сибирь

Особое внимание нужно уделить Сибири. В Европе ее знают только как место ссылки. Но вдоль больших сибирских трасс, у железной дороги и по берегам рек живет сильное крестьянское сословие, гордое и независимое, которое хотело бы сохранить независимость от центральной власти.
В городах живут энергичные коммерсанты и слой интеллигенции, который состоит из политических ссыльных и который находится под их влиянием. Сибирские избирательные округа посылают в Думу социалистических представителей. Во время революционного движения 1905 года все управление было в руках революционных комитетов. Административный аппарат чрезвычайно слаб. Вооруженные силы были сокращены до минимума, так как по отношению к Японии чувствуется спокойствие и уверенность.
Эти обстоятельства позволяют создать в Сибири некоторые центры действия. Одновременно необходимо позаботиться о политических ссыльных, которые хотят в европейскую Россию. Это чисто денежный вопрос. Таким образом, можно направить тысячи прекрасных агитаторов, имеющих большие связи и пользующихся авторитетом, в вышеуказанные агитационные центры и в Петербург. Основные правила могут, естественно, осуществляться только социалистическими организациями самостоятельно, так как они достаточно ориентированы в применимости отдельных личностей.
Все эти акции будут тем больше развиваться и переплетаться, чем решительнее будут выступать социалистические организации и чем более скоординирована будет их деятельность. С другой стороны, эти акции, которые сами по себе должны быть незамедлительно включены, подгоняют партийные центры и ведут их к объединению.

Кампания в прессе

Одновременно нужно дать толчок русской социалистической партии, упоминая ее в прессе и брошюрах, а также направлению ее действий. Брошюры на русском языке могут издаваться в Швейцарии. В Париже выходит русская газета «Голос», которая редактируется некоторыми руководителями социалистической меньшевистской партии, под эгидой которой она выходит. Несмотря на исключительные обстоятельства, в которых она выходит, эта газета сохранила объективную позицию по отношению к войне. Она не сможет оставаться в стороне от дискуссий о партийной тактике. Могут быть упомянуты и учтены и швейцарские, и итальянские, и датские, и голландские, и шведские социалистические газеты, а также социалистическая пресса Америки Немецкие социалистические вожди с международной известностью также без труда смогут участвовать в данной дискуссии
Кампания в прессе имела бы значительное влияние на позицию нейтральных государств, особенно Италию, которое бы отразилось и на социалистических кругах Франции и Англии. Одно только объективное освещение военных действий с социалистических позиций, что может доходить до Англии и Франции с большими трудностями, имело бы большую ценность.
На социалистическую прессу Болгарии и Румынии легко оказать влияние в смысле энергичной борьбы против царизма. Так как в Румынии будет находиться цен тральный пункт революционной агитации на юге России, то уже по этой причине позиция румынской ежедневной прессы имеет важное значение, не считая, конечно, ее важности для определения собственной позиции Румынии по отношению к войне. Все крупные румынские газеты находятся на службе у русских.
Все финансовые обязательства должны быть такого рода, чтобы их трудно было порвать. Не составляет труда организовать группу признанных журналистов для издания крупной независимой ежедневной газеты с ярко выраженной тенденцией скорого присоединения к Германии. Так как румынская пресса настроена на победу России, то она в значительной степени потеряла свою престижность уже в результате предыдущего хода войны. Новая газета привлечет читателей объективным освещением новостей. В процессе событий она все больше будет концентрировать вокруг себя общественное мнение и вынудит также другую прессу к изменению позиции.

Агитация в Северной Америке

Особое внимание следует уделить Соединенным Штатам. Многие российские евреи и славяне в Соединенных Штатах и в Канаде образуют очень восприимчивый элемент для агитации против царизма. Российская социал-демократия и еврейский «Бунд» были высланы, чтобы совершить турне по этим местам. Помимо их собственных публичных выступлений, они могут вдохновить к энергичным выступлениям местные силы, укрепить организации, усилить широко представленную русскую и еврейскую прессу и таким образом добиться расцвета планомерной деятельности.
Многочисленные связи с Россией миллионов русских переселенцев, которые в большинстве своем лишь недавно покинули родину, тоже имеют большое значение. Движение среди русских эмигрантов в Америке оказало бы влияние на формирование общественного мнения Америки. Кроме того, из этих кругов возможно привлечь агитаторские силы в Россию.
Немецкий элемент также должен более активно выступать в настоящей войне, в которой речь идет о будущем немецкой нации. Сильное движение среди русских, то есть российских, евреев в Америке способствовало бы выступлению немцев. Следует переслать сюда несколько агитаторов немецкой и австрийской социал-демократии.

Рост революционного движения

Агитация в нейтральных государствах будет иметь сильное обратное влияние на агитацию в России, и наоборот. Дальнейшее развитие в большей степени зависит от военных действий. Русское патриотическое настроение первых дней пошло на убыль. Царизму нужны быстрые победы, а он получает кровавые поражения. Если русская армия в течение зимы также будет привязана к своим бывшим позициям, то разлад пойдет по всей стране. Планируемый агитационный аппарат будет использовать этот разлад, расширяя и углубляя его по всем направлениям. Стачки то здесь то там, голодные бунты, нарастающая политическая агитация — все это введет в заблуждение царское правительство. Если оно прибегнет к репрессиям, это вызовет растущее негодование, если оно будет проявлять терпимость, то это будет воспринято как знак слабости, что приведет к возрастанию революционного движения. В этом отношении опыта 1904—1905 годов предостаточно.
Если тем временем русская армия потерпит крупное поражение, то движение против режима может принять небывалые размеры. Во всяком случае, можно рассчитывать на то, что если все силы будут направленно действовать по разработанному плану, то весной может произойти массовая политическая забастовка. Если массовая забастовка будет иметь большой размах, то царизм вынужден будет сконцентрировать вооруженные силы внутри страны, прежде всего в Петербурге и Москве.
Кроме того, правительству потребуются силы, чтобы защищать железнодорожное сообщение. Во время декабрьской забастовки 1905 года два полка были использованы только для того, чтобы оборонять дорогу между Петербургом и Москвой. Только таким путем удалось противостоять многократно предпринимавшимся попыткам взорвать железнодорожные мосты под Тверью и в других местах и перебросить в Москву гвардейские соединения, которые смогли подавить восстание.
Если главное внимание в предстоящей забастовке будет направлено на железные дороги на западе, то можно вызвать забастовки повсюду. Даже если это удастся и не везде, то царское правительство все равно будет вынуждено использовать для защиты мостов, станций и т. д. большие военные контингенты. Одновременно с этим административный аппарат будет приведен в смятение, что ускорит его распад.

Крестьянское движение и Украина

Наряду с событиями, изложенными выше, крестьянское движение является, как и в 1905 году, важным сопутствующим фактором. Условия жизни крестьян с тех пор не улучшились, а ухудшились. Для русского крестьянства вся проблема сводится к земле. Поэтому оно снова возьмет помещичью землю под пашню и будет угрожать помещикам.
В основном вопрос охраны земельных участков составляет основу русского крестьянского вопроса, но его решение, кроме того, тесно связано с образованием товариществ, организацией дешевого кредита, со школьными занятиями, налоговой системой и общим государственным управлением.
На Украине все эти проблемы сводятся к требованию автономии. До тех пор, пока господствует царизм, политика которого на Украине сводится к раздариванию земли московским дворянам и крупным московским помещикам, которых оно защищает всеми средствами от украинских крестьян, крестьянам ничего не остается, как бунтовать, если только они чувствуют, что давление правительственной власти ослабло, то есть правительство находится в затруднительном положении.
Одной из главных задач украинского правительства является установление законности и порядка вместо анархии, которая явилась результатом правления Москвы. При поддержке украинского народа оно легко и быстро с этим справится. Образование независимой Украины можно рассматривать и как освобождение от царского режима, и как решение крестьянского вопроса.
При возникновении крестьянских волнений в Центральной России — а великорусские крестьяне не останутся спокойными ни при каких обстоятельствах — и при нарастающем протесте украинского крестьянства придется активизироваться и партии социал-революционеров. Эта партия благодаря посредничеству народных учителей имеет значительное влияние среди великорусского крестьянства и является авторитетной для думской фракции трудовиков, крестьянской народной партии. Позиция российской социал-демократии в отношении крестьянских волнений логически вытекает из их решимости действовать против царизма.

Движение в Финляндии

В русле всеобщего движения в Финляндии можно предпринять важные шаги. Финские партии находятся в неловком положении, так как в стране имеются значительные русские военные силы.
С другой стороны, финны не хотят просто быть аннексированными Швецией. Шведы не стремятся аннексировать Финляндию, они хотят сделать ее буферной страной, то есть независимой. Шведская партия в Финляндии — это незначительное меньшинство. Поэтому нужно достичь соглашения между шведским правительством и более сильными финскими партиями, среди которых самая влиятельная — социал-демократическая. Такое соглашение возможно, если шведы гарантируют финнам наибольшую автономию и предоставят им право решать, к какой группе государств они желают присоединиться. Как только такое согласие будет достигнуто, в Финляндии, можно спокойно и систематически начинать подготовку ко всеобщему восстанию.
Финские социал-демократы имеют в своем распоряжении отличные организации, аналогичные немецким. Весь финский народ был воспитан жесткой защитой своих прав по отношению к царскому деспотизму, ему привили молчание и бессловесное сотрудничество, в чем особую роль сыграло различие языков.
Вся подготовка к революции должна вестись тайно, пока в России не пройдет широкая волна забастовок. Тогда часть сконцентрированных войск будет оттянута в Петербург. Это станет сигналом для начала всеобщего восстания в Финляндии. Из-за значительных размеров территории Финляндии царскому правительству придется разбить свои военные силы на несколько небольших, независимых соединений либо сконцентрировать свои силы в самых важных стратегических и административных центрах, тем самым предоставив страну в распоряжение восставших. Такой была тактика царского правительства при подавлении революционного движения 1905 года. Тогда были сформированы многочисленные — большие и малые — экспедиционные силы и их командирам предоставлялась полная военная и административная власть. План разрабатывался специальной комиссией в Петербурге, участниками которой были как члены Генштаба, так и высшие административные чины. Исполнительное право революционеров учитывалось в работах этой комиссии, однако не могло перечеркнуть план.
И все же царскому правительству потребовалась вся мощь армии и два года для подавления восстания. Если сейчас это правительство пойдет таким же путем, шведской армии придется вмешаться и защитить независимость Финляндии. И хотя этот путь хорош для подавления восстания, он делает армию абсолютно беззащитной против интервенции вражеских сил.
Поэтому, вероятно, царское правительство пойдет другим путем и оттянет армию к административным центрам, то есть к побережью и железной дороге вдоль него. В этом случае могут быть даже разрушены железнодорожные линии со Швецией. Тогда практически русские будут доминировать только на побережье Ботнического залива. Предоставленные сами себе, восставшие сформируют национальную гвардию, как в 1904— 1905 годах; предпримут меры защиты и т. д. для ввода шведских войск, что, правда, может быть затруднено из-за развала железных дорог.
Естественно, многое зависит от развития событий в Петербурге. Финны могут оказать большую помощь русским даже до начала всеобщей забастовки. Они могли бы давать информацию о количестве, расположении и передислокации русских войск в Финляндии, с передвижении русского флота. Они могли бы организовать систему подачи сигналов для самолетов (финский обычай окрашивать деревенские дома, особенно крыши, в красный цвет можно было бы использовать. Неокрашенная часть красной крыши была бы соответствующим знаком).
Далее могут быть созданы радиотелеграфные станции, подготовлены взрывы мостов и зданий. Прежде всего они могли бы содействовать общению русских революционеров с Петербургом. Поскольку страна большая и находится в непосредственной близости от Петрограда, имеет с ним регулярное транспортное сообщение, они могли бы, несмотря на военную оккупацию, организовать информационную и транспортную службу. Можно создать запасы оружия, взрывчатых веществ и т.п. по всему Петрограду.

Кавказ

Во время революции царское правительство практически игнорировало Кавказ. Поскольку ему ничто не угрожало извне, оно позволило местным событиям развиваться своим чередом. Дело дошло до того, что правительство позволило встать во главе администрации губернаторам, которые открыто вступили в контакты с революционным комитетом. Правительство было уверено, что как только его власть в России будет окончательно закреплена, оно сможет подчинить себе Кавказ еще раз. В этом оно оказалось право.
Но на сей раз из-за русско-турецкой войны обстановка совершенно иная. Есть возможность отпадения Кавказа, и значение в связи с этим восстания в тылу борющихся армий трудно переоценить. Но в отличие от Финляндии, где хорошо организованное общее восстание возможно, движение на Кавказе всегда будет зависеть от национального деления и борьбы партий. Сильнее всего проявили себя в революционные годы грузины.
При поддержке мелких собственников они получили полный контроль над правительством в Кутаиси и установили свою администрацию, суды и т. д. Однако возглавили это движение не сепаратисты, а социал-демократы. В рядах социал-демократов было несколько армян, а другие группировались вокруг армянских националистических партий, которые уже давно ушли от своих сепаратистских настроений.
Но нужно иметь в виду, что после разочарования в революции и на фоне войны сепаратистские тенденции, естественно, стали популярными. В забастовках принимали участие татарские рабочие. Вообще же татарское население играло реакционную роль. Они были настроены против армян агентами правительства из Петрограда. Это привело к кровавым стьикам между ними.
Однако после призыва к священной войне царское правительство больше не сможет открыто полагаться на поддержку мусульман. Но тайно они будут разжигать религиозную вражду и поддерживать у армян страх перед священной войной. Поэтому важно, чтобы Турция дала понять кавказским мусульманам, что для достижения целей священной войны необходимо тесное взаимодействие с соседями-христианами в борьбе против царизма. Одновременно должен быть заключен союз с младотурками и армянскими партиями в Турции, которые там такие же, как и в России.
Детали этой акции, при которой нужно преодолеть различные трудности, выходят за рамки этого памятного письма. Следует указать только на то, что на акцию армян и грузин Кавказа имело бы большое влияние решительное выступление российской социал-демократии. Возможно, социал-демократы могли бы контролировать все движение и тем самым стимулировать борьбу национальных партий.
Это еще один веский аргумент в пользу созыва конференции лидеров русской социал-демократической партии.
Священная война, которая имеет целью поднять огромные массы в Персии, Египте. Северной Африке и т.д., вряд ли окажет заметное влияние в России. Татары на Волге и Каме, разумеется, не двинутся. Это чрезвычайно мирные и абсолютно покорные крестьяне, которым в этом случае придется встать перед сопротивлением преобладающего по численности русского населения.
Ситуация на Кавказе несколько иная, но там татары были усмирены давно. Память о прошлой героической борьбе за независимость уже притупилась, да и мусульмане недостаточно цивилизованы, чтобы участвовать в современном революционном движении. Старый конфликт — между кавказскими горцами и русскими был просто борьбой против любого централизованного государства. С тех пор племена распались, их вожди стали землевладельцами, едва ли имеющими контакты с массами.
Народ потерял чувство независимости. Поскольку мусульмане экономически и культурно чувствуют себя ниже христиан, они обращаются к обладающему реальной властью правительству за поддержкой. Конечно, они предпочли бы мусульманское правительство, но оно должно было бы доказать свою способность скинуть царскую власть.
Турецкая армия будет благосклонно принята, но ей придется противостоять мощи русских. Это не исключает возможность организации изолированных повстанческих групп, особенно на границе с Персией.
На Кавказе крупномасштабная партизанская война мусульман бесперспективна. Восстание кубанских казаков вполне возможно — в этом случае была бы полезна украинская пропаганда.

Завершение движения

Рост революционного движения в царской империи, кроме всего прочего, приведет ко всеобщей смуте. Помимо общего хода военных действий, можно принять особые меры для усиления этой беспокойной ситуации. По определенным причинам бассейн Черного моря и Кавказ являются более благоприятными для этого районами. Особое внимание следует обратить на город Николаев, так как там в очень напряженной обстановке готовятся к спуску два больших военных корабля. В Николаеве нужно начать забастовку среди рабочих, не обязательно политического характера, а просто на основе экономических требований.
Может быть выдвинут тезис, что царскому правительству нужны быстрые победы, чтобы удержаться. Если оно продержится до весны, то даже сегодняшняя ситуация, в которой русская армия систематически безрезультатно изматывается, может привести к революции. Нельзя недооценивать и проблемы, стоящие на пути революционного движения.
Прежде всего, самая главная — это мобилизация, которая лишила страну самых активных и молодых ее граждан. Нельзя не учитывать рост чувства национального самосознания, следствием которого явилась война. На фоне проигрываемой войны это чувство нужно перевести в недовольство и направить против царизма. Нужно отдавать себе отчет в том, что в отличие от украинских и финских социал-демократических организаций русская социал-демократическая партия никогда не займет враждебной по отношению к Российской империи позиции.
Уже во время революции 1905 года эта партия насчитывала в своих рядах более миллиона рабочих, и с тех пор ее влияние так возросло, что правительство дважды вынуждено было менять избирательный закон, чтобы Думу не захлестнули депутаты от социал-демократов.
Такая партия действительно представляет интересы и настроения масс, которые не хотят войны, но вынуждены принимать в ней участие. Русская социал-демократия решительно выступает против неограниченной власти вне страны, к которой стремится царская дипломатия. Она видит в этом огромный тормоз для внутреннего развития наций, которые образуют империю, в том числе и русской нации. Она считает царское правительство ответственным за эту войну. Она призовет к ответу правительство за бесполезность и безуспешность войны. Ее требования: свержение правительства и быстрое заключение мира.
Если революционное движение достигнет определенного масштаба (даже если царское правительство удержит власть в Петербурге), созданное Временное правительство может поднять вопрос о прекращении военных действий и начале дипломатических переговоров о заключении мирного договора.
Если же царскому правительству придется заключить договор о прекращении огня до создания временной власти, то революционное движение будет развиваться тем решительнее, чем более тщательно оно будет готовиться. Даже если царизм удержится в ходе войны, он никогда не устоит, если мир будет продиктован извне. Невиданная централизация со стороны объединенных армий и со стороны революционного движения в России, которую представляет царизм и которая все время пока существует будет представлять опасность для всего мира. С ее крушением рухнет и высокий замок политической реакции в Европе.

Сибирь

Нужно уделить особое внимание Сибири еще и потому, что огромные поставки артиллерии и другого вида вооружения из США в Россию будут, вероятно, проходить через Сибирь. Поэтому сибирский проект следует рассматривать отдельно от остальных. Необходимо послать несколько энергичных, осторожных и хорошо экипированных агентов в Сибирь со специальным заданием по взрыву железнодорожных мостов. Они найдут достаточно помощников среди ссыльных. Взрывчатые вещества можно доставить с уральских горных заводов, а их небольшие количества — из Финляндии. Технические указания можно было бы разработать здесь.

Кампания в прессе

Предположения о Румынии и Болгарии подтвердились после окончания работы над этим меморандумом и в ходе развития революционного движения. Болгарская пресса сейчас настроена исключительно прогермански, а в отношении румынской прессы наметился заметный поворот. Предпринятые нами меры вскоре дадут еще более ощутимые результаты. Сейчас особенно важно взяться за работу.
1. Финансовая поддержка социал-демократической фракции большевиков, которая всеми имеющимися средствами продолжает вести борьбу против царского правительства. Следует наладить контакты с ее лидерами в Швейцарии.
2. Установление прямых контактов с революционными
организациями Одессы и Николаева через Бухарест и Яссы.
3. Установление контактов с организациями русских
моряков. Такой контакт уже есть через одного джентльмена в Софии. Другие связи возможны через Амстердам.
4. Поддержка деятельности еврейской социалистической организации «Бунд» — не сионисты.
5. Установление контактов с авторитетными деятелями русской социал-демократии и с русскими социал-революционерами в Швейцарии. Италии, Копенгагене, Стокгольме. Поддержка их усилий, направленных на немедленные и жесткие меры против царизма.
6. Поддержка тех русских революционных писателей, которые принимают участие в борьбе против царизма даже в условиях войны.
7. Связь с финской социал-демократией.
8. Организация конгрессов русских революционеров.
9. Влияние на общественное мнение в нейтральных
странах, особенно на позицию социалистической прессы и социалистических организаций в борьбе противцаризма и за присоединение к центральным державам.
В Болгарии и Румынии это уже успешно осуществляется; продолжать эту работу в Голландии, Дании, Швеции,
Норвегии, Швейцарии и Италии.

10. Снаряжение экспедиции в Сибирь со специальной целью: взорвать важнейшие железнодорожные мосты и тем самым воспрепятствовать транспортировкам
оружия из Америки в Россию. При этом экспедиция
должна быть снабжена богатыми денежными средства
ми для организации переброски определенного числа
политических ссыльных в центр страны.
11. Техническая подготовка к восстанию в России:
а) обеспечение точными картами российских железных дорог с указанием наиболее важных мостов, которые должны быть уничтожены, чтобы парализовать
транспортное сообщение, а также с указанием основных
административных зданий. Арсеналы, мастерские, которым следовало бы уделить максимальное внимание;
б) точное указание количества взрывчатых веществ,
необходимых для достижения цели в каждом отдельном
случае. При этом нужно учитывать нехватку материалов
и сложные обстоятельства, в которых будут осуществляться акции;
в) четкая и популярная инструкция по обращению со взрывчатыми веществами при взрыве мостов и больших зданий;
г) простые рецепты изготовления взрывчатых веществ;
д) разработка плана сопротивления восставшего населения в Петербурге против вооруженной власти с особым учетом рабочих кварталов. Защита домов и улиц.
Защита от кавалерии и пехоты. Еврейский социалистический «Бунд» в России — это революционная организация, которая опирается на рабочие массы и которая
сыграла определенную роль еще в 1904 году. Он находится в противоборствующих отношениях с «сионистами», от которых нечего ожидать по следующим причинам:
1) так как их членство в партии непрочное;
2) так как русская патриотическая идея стала популярна в их рядах с начала войны;
3) так как после Балканской войны ядро их руководства активно искало сочувствия англичан и русских дипломатических кругов, хотя это не помешало им также
сотрудничать с германским правительством.
Потому что он вообще не способен ни на какие политические акции.

Печатается по кн.: Хереш Элизабет. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. Перевод с немецкого И.Г.Биневой. М., 2005, с. 21-27.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s