«Украинский народ»?

Я их посадил, начал расспрашивать и удивился с первого слова, когда молодой сказал, что он вологжанин. Я еще раз спросил: «Да вы давно в том краю?» — «Давно, я все там» — «Да откуда же вы родом?» — «Я тамодий», — пробормотал он едва внятно, кланяясь. Только что успел он произнести слово это – тамодий,  вместо тамошний, как я поглядел на него с улыбкой и сказал: «А не ярославские вы, батюшка?». Он побагровел, потом побледнел, взглянулся, забывшись, с товарищем и отвечал, растерявшись: «Не, родимый!» — «О, да еще и ростовский» — сказал я, захохотав, узнав в этом «не, родимый» необлыжного ростовца.

В.И. Даль. Говор

Когда возник «палестинский народ»? Какие древние летописи сохранили первые упоминания о нем? Где можно приобрести Толковый словарь «палестинского языка»? Где можно почитать «палестинские народные сказки»? Послушать «палестинские песни», насладиться зрелищем «палестинских народных танцев»? Какой город был некогда столицей «палестинского государства»? И если возник вопрос об «освобождении Палестины», то кто и когда ее захватил? И каковы были границы этого «государства» на момент «агрессии» и «оккупации»?

Марк Солонин

Вот и попробуем ответить на эти простые вопросы. Только в отношении иного «народа». Как известно, никаких таких «особых народов» не существует, все народы – люди. Выделять кого-то «особо» не будем. И поставим эти же вопросы в отношении «украинского народа».
***


Потомками каких народов являются современные украинцы?

С учетом современных военно-политических событий, происходящих на Украине, тема происхождения украинской нации, ее первородства, приобретает особую остроту. Историки незалежной ратуют за то, что украинский этнос едва ли не прародитель всех славян. Их оппоненты выдвигают контраргументы.

Минусы автохонной теории

Апологеты местечковой, территориальной, точки зрения происхождения украинского этноса, как считают специалисты в области этнографии, ошибаются в главном: более чем тысячелетняя история пребывания славянских племен, ареал обитания которых простирался от Дона до Карпат, насчитывает массу принципиально важных событий, накладывающих свой отпечаток на формирование территориальной этнографической картины.

Автохонность подразумевает создание отдельного этноса на конкретной территории, где на протяжении веков обитает то или иное племя. Однако славян сотни лет беспрестанного атаковали сарматы, гунны, готы, печенеги, половцы и татары. Этнический облик славянских племен в результате такого рода набегов каждый раз менялся. Монголы в XIII веке опустошали в Приднепровье славянские поселения на сотни верст в округе, убивая и уводя в полон большую часть жителей. Об этом, в частности, пишет очевидец тех событий францисканец Карпини.

Самостийность славян еще долго оставалась для них мечтой – побывав под ногайцами, затем испытав власть литовского княжества, а впоследствии и Речи Посполитой, древнерусский этнос сделал решительную попытку восстановить национальную идентичность только в XVII веке. Как известно, окончилось все это гетманщиной – южнорусской автономией под управлением казаков.

 
 

Не украинцы, но русины

С научной точки зрения — древние летописи это подтверждают — об украинском народе как о самостоятельной этнографической единице всерьез заговорили лишь в XIX веке. Прежде же под современными украинцами подразумевали русских, русинов, малороссов и даже россиян. В XVII веке исторические документы («Протестация», написанная киевским митрополитом Иовом Борецким, переписка гетмана Богдана Хмельницкого с турецким султаном Мехмедом IV) содержат такие этнографические термины: «народу российского», « русь».

Обозначение «Малороссия» встречается в документах, адресованных второму русскому царю Алексею Михайловичу Романову (Тишайшему), также датированных XVII веком.

До XIII века включительно «украиной» именовалась окраина московских земель – «польская, сибирская украйна». Это обозначение сохранилось, в частности, в летописном изложении передвижения киевского князя Данилы Галицкого.

 

Украинцы – предки монголов?

Есть любопытная версия, что предками современных украинцев на самом деле были монголы. У этой гипотезы два аспекта, на которые опираются ее сторонники: этимологический и археологический. Слово «казак» имеет тюркские корни, в переводе на русский – это «разбойник», «изгой».

Сторонники версии происхождения украинцев от монголов считают, что основу будущего этноса могли заложить мятежные беглецы из Орды Чингисхана, обосновавшиеся впоследствии в степях современной Украины. Сохранились исторические свидетельства средневекового польского хрониста Яна Длугоша о набегах в XV веке на Волынь крымских татар-отщепенцев, которые именовали себя казаками.

В подтверждение версии тюркского происхождения украинского этноса предлагаются результаты археологических исследований, проведенные в Запорожье, в районе города Берестечко (ныне — Волынская область Украины). Там летом 1651 года поляки разбили объединенное войско Богдана Хмельницкого и крымского хана Ислам-Гирея. Сражение было масштабным, соответственно, археологам удалось найти и идентифицировать по определенным признакам множество останков запорожских казаков. Важная деталь: при раскопках было установлено, что ни у одного из погибших запорожцев нет нательного креста. Соответственно, христианство в Запорожской Сечи, до того как казаки в XVIII веке приняли российское подданство, судя по всему, широкого распространения не находило.

Половинная идентичность

На сегодняшний день существуют два серьезных генетических исследования, на основании которых можно строить научные гипотезы о происхождении украинцев как этноса, — разработки, проведенные Российской академией медицинских наук и Гарвардским университетом.

Выводы отечественных ученых, анализировавших мужские хромосомы и женскую ДНК, говорят о том, что украинцам по генетической схожести ближе белорусы, поляки и жители Западной России, но есть также и внутриобластные генетические различия между самими современными украинцами.

Американцы распределили украинцев на гаплогруппы. Большая часть из испытуемых (порядка 70%) относится к группе, характерной для степняков, гаплогруппа R1a чаще всего соотносима с киргизами и узбеками, наполовину – с башкирами и казанскими татарами. А, к примеру, у новгородцев, псковитян, жителей вологодского региона и архангелогородцев группа R1a встречается лишь максимум в трети случаев.

russian7.ru

***
Когда возник «украинский народ»? Какие древние летописи сохранили первые упоминания о нем?

Одна з перших назв «русь», пізніше «руси» (множ.)/«русин» (од.) фіксується ще в «Повiстi времяних лiт» та у договорах князя Олега з Вiзантiєю 911-912 років, і тісно пов’язується з норманами та династією Рюриковичiв.
Використовується, як самоназва українського народу з 13 ст. до початку 20 ст.

От Днепра до Новгорода, от Карпат до Верхней Волги жил народ «русь»: «руський народ», «руськи люди».

З XIV ст. в письмових джерелах з’являються назви Мала Русь та Велика Русь. Під «Малою Руссю» розуміли митрополію — Південну Русь (сучасну Україну), а під «Великою Руссю» — північні руські землі.

Не знали? Никакого «украинского народа» нет ни в одной древней летописи. Да и в недревней нет.

А если в какой «летописи» и проскакивает слово «украинец» или «украинцы», то уж явно не в нынешнем смысле «народ». «Украинцы» — жители окраины, жители края-пограничья Руси. «Краевой топоним». Хоть татары они, хоть «казаки», хоть как назовись, но – просто «жители окраины». Не в смысле этнического значения.

Может какой-то «украинский язык» был? Книги на «украинском языке», толковый словарь?

Нет, друзья мои, нет и еще раз нет. Не было ни в какие «древние времена», ни «в средние века», ни даже позже никакого «украинского языка». И в Великой Руси и в Малой Руси язык был один – русский. И в Речи Посполитой, присоединившей к себе часть русских земель, язык жителей тех земель назывался просто и прямо — «руский языкъ». И никакого «украинского языка». Ни в IX веке, ни в X-м, ни в XIV-м, ни в XV-м, ни…

Русские люди. Разумеется, что говор русских людей Русского Севера отличался слегка (а в некоторых выражениях и не слегка) от говора например Рязани (или тем более от еще более южной Руси). Так и говор русских людей «русской окраины» приобретал некие особенности (что «на окраине», граничащей с другими народами, и неудивительно). Именно такие особенности и были выделены в такое слово как «малороссы» — относительно небольшая («мало») группа русских людей, проживающих на окраине России. «Малороссы». Но никакого «украинского народа» и в помине не было.

Поэтому, когда вызвал царь Алексей Михайлович в Москву из Киево-Печерского монастыря Епифания Славенецкого, вызвал он – славянина. А не украинца. И переводил Библию Епифаний на славянский язык – на церковнославянский. А не на украинский (как частенько доказывают «украинские ученые»). А если что переводил Епифаний точно, то это – на русский язык. Например «Введение в космографию» Иоганна Блеу – «Зерцало всея Вселенныя». На русский. Потому что никакого «украинского языка» не было. Так и значится Епифаний в летописях:  искуснейший разсудитель и претолковник греческаго, латинскаго, славенскаго и полскаго языков. А переводил он на русский. Чтоб читать могли «руськи люди». И никакого «украинского языка» и в помине не было.

— Как не было? – кричат «украинские ученые». – Есть даже Древние Украинские словари!

Да ну? Ну, давайте. Посмотрим «Древний украинский словарь». В оригинале. Какой словарь? Роський, конечно. И автор словаря так сам и писал: создан словарь в Малой России «для рода нашего» – русского.

Может было какое-то «древнее украинское государство»? Была какая-то столица «украинского государства»?

Не было никакого «украинского государства». Потому и никакой столицы «украинского государства» тоже не было. До тех пор, пока…

Пока в XIX веке несколько «малороссов» не захотели придумать такое понятие — «украинский народ». И придумать такую страну – «Украина». Т.е. ввести понятие «Украина» как этнический термин.

Началось это движение – искусственное создание понятий «страна Украина» и «украинцы» — только в XIX веке. Началось, кстати, как говорят на Руси «ни шатко, ни валко». Весь XIX век и сами несколько человек, которые занимались обоснованием этих терминов сами и определиться не могли, не могли сойтись во мнении, что такое «Украина», что такое «украинский народ», как его «правильно придумать».

Так или иначе, но к XX веку эти понятия («Украина» и «украинский народ») всё же прижились. «Если долго мучиться, что-нибудь получится» — как говорят на Руси. Вот «что-нибудь» и получилось. К началу XX века.

А где можно бы посмотреть границы этого «украинского государства» на начало XX века? С какими другими государствами «украинское государство» определяло границы? В какой «столице украинского государства» подписывались эти «межгосударственные соглашения»?

Сложным и необъяснимым (для меня лично) является вопрос о том, как образованные и с виду приличные люди могут годами повторять и тиражировать явную и подстрекательскую по сути своей чушь? (с))

«До початку 20 ст.» собственно и не было ничего украинского. В этническом смысле. И вдруг – бац! – появилось. Несколько человек (малороссов) до этого просто думали: «Как бы сделать так, чтоб была своя страна и свой народ, который мог бы кормить именно свою элиту, а не отдавать всё налогами в Российскую столицу? У малороссов есть своя элита – мы. И вот бы нам самим…» Как однажды заметил Тарас Шевченко («Прогулка с удовольствием и не без морали», Часть первая, гл. II): «При слове «деньги» редкий из нас — не жид». Вот так искусственно и возник украинский народ.

Плохо это или хорошо?

Это не плохо и не хорошо. Просто так бывает. В истории. Это не плохо и не хорошо. Просто это теперь есть. Есть Украина, есть украинский народ. И вот это уже хорошо. Раз так прижилось в истории, так случилось, то и… хорошо. Пусть будет Украина, пусть будет украинский народ. Очень хорошо.

Да, пусть назовем это так, как называет Марк Солонин – «НАРОД ИЗ ПРОБИРКИ» (см. ссылку). Да, искусственно созданный народ, да искусственно созданная страна. Ну и что? Захотелось людям? Пусть теперь будет. Не убивать же людей за то, что они хотят ощущать себя отдельным народом? Нет, конечно! Пусть живет и цветет Украина. Пусть живет и процветает народ Украины.

*   *   *

За сто лет (практически весь XX в. и начало XXI-го) «народ из пробирки» сумел создать своё государство. И это очень хорошо. Благодаря, конечно, России сумел создать. Благодаря Москве. Но сумел.

И вот уже скоро как сто лет как другой «народ из пробирки» (по терминологии Марка Солонина) пытается доказать, что он просто – народ. И имеет право называться народом без кавычек. Палестинский народ.

Марк Солонин не даст соврать (он же не ставит в кавычки украинский народ?) — кавычки ставить не надо — палестинский народ.

И не нужны палестинскому народу ни «древние летописи», ни «толковые словари», ни… Так получается?

Вот так, наши дорогие еврейские друзья. Такие дела. Такая история.

Палея толковая

Палея Толковая — памятник, в котором пересказываются с полемическими, антииудейскими толкованиями, а также с многочисленными дополнениями и комментариями библейские книги. Содержание П. таково (указаны столбцы по изданию П. 1406 г.): рассказ о сотворении мира (1—92), основанный, в частности, на Шестодневе Иоанна экзарха Болгарского и Севериана Гевальского, в составе которого апокрифический рассказ о Сатанаиле (73—78) и описание реальных и фантастических существ — птицы алконоста, ехинии, мурены, феникса и др. (81—87); рассказ о сотворении человека (90—123), включающий описание устройства человеческого организма (114—123), история Адама и Евы и их грехопадения (123—163), с вкраплением «естественнонаучного» экскурса о природе огня и атмосферы (131—138). Затем следует рассказ о Каине и Авеле (163—195) с рассуждениями о соотношениях души и тела (177—184). После перечня потомков Адама (195—199) читается рассказ о Ное и потопе (199—227), о разделении земли между его сыновьями, столпотворении и народах, заселивших землю после разделения языков (227—245). Далее обширное сказание об Аврааме, основанное на Библии, но с отдельными апокрифическими элементами (245—290), история Исаака и его сыновей (290—336) с рассказом о «лествице», виденной Иаковом (306 и след.), история Иосифа (336—395). Затем в П. читается обширная статья о заветах двенадцати патриархов (401—474). Очень подробно, с отдельными апокрифическими мотивами, излагается история Моисея и исхода евреев из Египта (475—648); здесь же находим сказание о двенадцати камнях и их свойствах (546—556). Далее следует пересказ библейских книг Иисуса Наввина (648—680), Судей (680—726), Руфь (726—734). Заключает палейное повествование изложение истории Саула и Давида (737—814) и Соломона (с. 814 и до конца).

В П. библейское повествование о сотворении мира и человека и истории человеческого рода является материалом для пространных богословских рассуждений: полемических увещеваний «жидовина», раскрытия символического значения многих ветхозаветных событий как прообраза будущих событий новозаветных. В ряде случаев «историческое» повествование прерывается «естественнонаучными» рассуждениями. Все это придает П. универсальность, делает ее своеобразной энциклопедией как богословских знаний, так и средневековых представлений об устройстве мироздания.

Литература о палеях очень обширна. Первые наблюдения над памятником были сделаны еще в работах П. М. Строева, М. А. Оболенского, А. С. Лазаревского, А. X. Востокова, М. А. Сухомлинова, А. Н. Попова в связи с исследованиями летописей и хронографов, но изучение палеи как памятника началось с трудов Н. С. Тихонравова. О происхождении палеи существуют различные мнения. И. И. Срезневский, Н. С. Тихонравов, И. Я. Порфирьев, В. М. Успенский считали ее переводом с греческого, хотя греческий оригинал ее неизвестен; другие (А. В. Михайлов, В. М. Истрин, И. Н. Жданов, В. П. Адрианова-Перетц) видят в ней труд, составленный древнерусскими книжниками. В процессе изучения палеи были выделены ее разновидности, которые сейчас принято рассматривать как отдельные памятники: П., Палея Хронографическаяи Палея Историческая. Однако выделение этих редакций палеи четко проведено лишь в работах В. М. Истрина: его предшественники, рассуждая о составе памятника и его источниках или публикуя фрагменты его текстов, обращались одновременно к разным редакциям Палеи — П., Краткой и Полной разновидностям Палеи Хронографической, называя все эти тексты — П. Поэтому необходимо учитывать принадлежность каждого анализируемого в этих работах сюжета к определенной редакции палеи или даже определенному ее списку, порой не имеющему себе аналогий.

Спорен вопрос о соотношении отдельных редакций палеи. Наиболее убедительной представляется точка зрения В. М. Истрина, согласно которой именно П. является древнейшей из известных на Руси редакций, а Палея Хронографическая обеих разновидностей (Краткая и Полная) является ее позднейшей переработкой.

П. (в некоторых работах она именовалась первой редакцией П.) представляет собой сложную компиляцию, в которой библейский текст обильно дополнен апокрифическим материалом (свод их см. в работах В. М. Успенского и И. Н. Жданова, но там смешаны палеи разных редакций) — извлечениями из Откровения Авраама (см. Апокрифы о Аврааме), слова Афанасия Александрийского о Мельхиседеке (см. Апокрифы о Мельхиседеке), «Лествицы» Иоанна СинайскогоЗаветов двенадцати патриарховАпокрифов о Моисее и более мелкими извлечениями из различных апокрифических преданий. Составитель П. обращался также к сочинениям Ефрема Сирина (см. «Паренесис» Ефрема Сирина), Мефодия Патарского (см. «Откровение» Мефодия Патарского), Косьмы Индикоплова (см. «Христианская топография» Косьмы Индикоплова), Епифания Кипрского, к «Шестодневам» Иоанна экзарха Болгарского и Севериана Гевальского (см. «Шестодневы»), и др. источникам. Среди них оказался и неизвестный пока памятник, в котором библейская история излагалась с существенным привнесением апокрифических элементов. Именно этот источник был использован как составителем П., так и составителем «Речи философа», входящей в состав Повести временных лет. Текстуальная близость П. и летописи была замечена давно, но ей давались различные объяснения: видели в П. источник летописи, и, напротив, в своей последней работе по этому вопросу А. А. Шахматов посчитал возможным, что П. сама восходит к летописи. Более вероятна, однако, точка зрения, согласно которой близость П. и летописи объясняется их обращением к общему источнику. Время составления П., во всяком случае той ее разновидности, которая известна нам по Коломенскому и сходным спискам, не установлено. В. М. Истрин высказал мысль о создании П. в XIII в., но приведенная им аргументация недостаточна.

В настоящее время известно более 15 списков П. Старшие из них — ГПБ, собр. ПДА, А.1.119 (XIV в.; фрагмент из него находится в ЦГАДА, фонд Синод. типографии, № 53); ГБЛ, фонд Костромской библиотеки, № 320 (кон. XIV — нач. XV в.); ГБЛ, собр. Тр.-Серг. лавры, № 38 (1406 г.).

Изд.Тихонравов. Памятники, т. 1, с. 91—232, 259—272 (отрывки); Палея Толковая по списку, сделанному в Коломне в 1406 г. / Труд учеников Н. С. Тихонравова. М., 1892—1896, вып. 1—2.

Лит.Сухомлинов М. А. О древней русской летописи как памятнике литературном. СПб., 1856, с. 54—64; Успенский В. М. Толковая палея. Казань, 1876; Павлов А. Рец. на кн.: Попов А. Историко-литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян. М., 1875. — В кн.: Отчет о девятнадцатом присуждении наград графа Уварова. СПб., 1878, с. 191—212; Веселовский А. Н. 1) Талмудический источник одной Соломоновской легенды в русской Палее. — ЖМНП, 1880, апрель, с. 298—300; 2) Заметки по литературе и народной словесности. 1. Эпизод о южской царице в Палее. — СОРЯС, 1883, т. 32, № 7, с. 1—8; Жданов И. Н.Палея. — Киев. унив. изв., 1881, сент., с. 235—258 (перепеч. в кн.: Соч. И. Н. Жданова. СПб., 1904, т. 1, с. 445—470); Родосский А. С. К материалам для истории славяно-русской библиографии: Единственный древнейший список Толковой палеи, принадлежавший библиотеке Александро-Невской лавры, а ныне составляющий собственность библиотеки СПб. духовной академии. — Хрис. чт., 1882, ч. 2, с. 590—609;Соколов М. Материалы и заметки по старинной славянской литературе. — Изв. Ист.-филол. ин-та кн. Безбородко в Нежине. Нежин, 1887—1889, т. 2, с. 143—159; Михайлов А. В. 1) Общий обзор состава, редакций и литературных источников Толковой палеи. — Варш. унив. изв., 1895, № 7, с. 1—21; 2) К вопросу о тексте книги Бытия пророка Моисея в Толковой палее. — Там же, 1895, № 9, с. 1—35; 1896, № 1, с. 1—23; 3) К вопросу о происхождении и литературных источниках Толковой палеи. — ИпоРЯС, 1928, т. 1, кн. 1, с. 49—80; Петухов Б. В. Очерки из литературной истории Синодика. — ПДП, 1895, т. 108, с. 258—262, 371—378;Франко. Апокрифы, т. 1, с. XV—XXIII; Истрин В. М. 1) Замечания о составе Толковой палеи. — ИОРЯС, 1897, т. 2, кн. 1, с. 175—209; кн. 4, с. 845—905; 1898, т. 3, кн. 2, с. 472—531 (то же: СОРЯС, т. 65, № 6. СПб., 1899); 2) Новый сборник ветхозаветных апокрифов. — ЖМНП, 1898, январь, с. 112—133; 3) Из области древнерусской литературы. — ЖМНП, 1903, август, с. 411—414; октябрь, с. 201—218; 1904, февраль, с. 257—294; октябрь, с. 321—354; 1906, февраль, с. 185—246 (то же см. в кн.: Истрин В. М. Исследования в области древнерусской литературы. СПб., 1906, с. 31—51, 70—198); 4) Редакции Толковой палеи. — ИОРЯС, 1905, т. 10, кн. 4, с. 135—203; 1906, т. 2, кн. 1, с. 1—43; кн. 2, с. 20—61; кн. 3, с. 418—450 (текст, опубл. в т. 10, в другом варианте печатался в ЖМНП за 1903—1904 гг.) (отд. отт.: СПб., 1907); 5) Толковая палея и Хроника Георгия Амартола. — ИОРЯС, 1925, т. 29, с. 369—379: Тихонравов Н. С. Сочинения, М., 1898, т. 1. Древняя русская литература, с. 156—170, дополнения, с. 110—122; Евсеев Ив. Заметки по древнеславянскому переводу св. писания. — ИОРЯС, 1900, т. 5, кн. 3, с. 788—823; Карнеев А. К вопросу о взаимных отношениях Толковой палеи и Златой матицы. — ЖМНП, 1900, февраль, с. 335—366; Заболотский Н. К вопросу об иноземных источниках «Начальной летописи». — РФВ, 1901, т. 45, № 1—2, с. 4—19; Редин Е. К. Толковая лицевая палея XVI в. собрания гр. А. С. Уварова. — ПДПИ, 1901. Отчеты 1899—1900, Приложение, с. 1—9; Шахматов А. А.1) Толковая палея и русская летопись. — В кн.: Статьи по славяноведению. СПб., 1904, вып. 1, с. 199—272 (отд. отт.: СПб., 1904); 2) «Повесть временных лет» и ее источники. — ТОДРЛ, 1940, т. 4, с. 75—80, 131—139;Истомин К. К. 1) К вопросу о редакциях Толковой палеи. — ИОРЯС, 1905, т. 10, кн. 1, с. 174—184; 1906, т. 11, кн. 1, с. 337—374; 1909, т. 13, кн. 4, с. 290—343; 1914, т. 18, кн. 1, с. 87—172; 2) Ответ г. Истрину. — ЖМНП, 1906, ноябрь, с. 204—233; Рыстенко А. В. Материалы для литературной истории Толковой палеи. — ИОРЯС, 1908, т. 13, кн. 2, с. 324—350; Адрианова В. П. К литературной истории Толковой палеи. Киев, 1910.

О. В. Творогов

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s