Черта оседлости

 

Как евреи попали на русскую землю

 

Первым сохранившимся аутентичным документом Киевской Руси было письмо, написанное на иврите. К концу XIX века в России уже проживало пять с половиной миллионов евреев, что составляло 80 процентов от их общего числа в мире.


Новые гипотезы

До последнего времени главной версией того, как евреи оказались в Восточной Европе была Рейнская гипотеза, согласно которой восточноевропейские евреи произошли от потомков израильско-ханаанейских племен, мигрировавших со Святой земли под влиянием исламской экспансии в VII веке на территории среднего течения Рейна. До этого здесь уже были небольшие общины, переселившиеся на эти земли в позднеримкую эпоху.

Далее, уже в начале XV века большая группа евреев мигрировала на Восток.

Однако последние крупные исследования геномов, проведенные американским генетиком доктором Эраном Элхаиком из Университета Джона Хопкинса показали, что генентическая карта еврейских общин далеко не монолитна, более того, в ней доминируют южноевропейские и кавказские предковые сигнатуры с небольшой примесью ближневосточных. Исследование доктора Элхаика было опубликовано в журнале Genome Biology and Evolution.

Схожие исследования проводились и другими учеными. В 2013 году 17 исследователей из 12 научных организаций изучили больше 3,5 тыс. митохондриальных ДНК  у евреев из Европы, с Кавказа и из стран Ближнего Востока и пришли к выводу, что больше 80% из них происходят из Старого Света, а не из Передней Азии и не с Кавказа.

По мнению автора исследования англичанина Мартина Ричардса (центр по изучению археогенетики Университета Хаддерсфилда) и его коллег, среди которых есть и российские ученые из Института общей генетики РАН Сергей Рычков и Оксана Наумова, это говорит о том, примерно 2000 лет назад большая группа евреев мигрировала из Палестины, причем это были преимущественно мужчины, что важно, поскольку принадлежность к еврейству передается по материнской линии.

Таким образом, на сегодняшний день можно говорить, что еврейская миграция на территории России шла, во-первых, в несколько этапов, во-вторых, шла из разных мест:  с территории Палестины и с территории Хазарского каганата, причем число палестинских евреев было меньшим.

Первые евреи на будущей территории Руси

Первые евреи на будущей территории Руси появились ещё в I-II веках. Они жили в греческих островных колониях. Об этом свидетельствует найденная в Тамани могильная плита еврейского воина, датируемая I веком, а также многочисленные памятники с еврейской символикой еврейской символикой (изображения меноры, шофара, лулава и этрога).

Также известно, что значительное количество евреев проживали в Боспорском царстве ещё в конце IV века, это были потомки участников восстания Бар-Кохбы и тех, кто был изгнан во времена ассирийского и вавилонского пленений.

В VII веке Таманский полуостров был крупным центром сосредоточения евреев. Об этом говорит запись византийского хрониста Феофана, которую он сделал в 671 году:

«… в городе Фанагория и его окрестностях около живущих там евреев проживают также и многие другие племена».

Исследователь истории евреев Восточной Европы Юлий Бруцкус писал, что часть палестинских евреев из Персии через Дербентский проход мигрировала на нижнюю Волгу, где в VIII веке появился город Итиль — столица Хазарского каганата. Как известно, одной из религий каганата во второй половине VIII-начале IX века стал иудаизм, который там прижился очевидно под влиянием еврейских общин. В то время еврейские купцы-раданиты по покровительством хазарских правителей занимались торговлей и контролировали оборот меха, оружия, шелка и пряностями между Западом и Востоком.

После распада Хазарского каганата евреи были вынуждены мигрировать на запад. Это подтверждают летописи 1117 года о переселении хазар из Белой Вежи (Саркела) под Чернигов, а также многочисленные топонимы вроде Жидово, Жидичев, Жидова вила, Козари, Козара, Козарзевек на территории Древней Руси и Польши.

 

Евреи в Киевской Руси

Ещё в ранний период Киевской Руси еврейские общины были уже в Смоленске, Чернигове, Перемышле и Владимире-Волынском. Сведения о них содержатся в документах XI-XIII веков. В Киеве также в это время была значительная хазарско-еврейская колония. В летописях Киевской Руси есть упоминания о Жидовском квартале и Жидовских воротах.

Одна из древнейших аутентичных рукописей Киевской Руси, так называемое Киевское письмо, было написано на иврите. Это было рекомендательное письмо, выданное Яакову бен Ханукке иудейской общиной Киева. Оно датируется X веком.

Есть и другие исторические подтверждения активности иудейского населения Киевской Руси в X-XII веках. Так, в 1094 и 1124 годах в Киевской Руси были составлены комментарии к Пятикнижию. В 1156 году греческий монах Феодосий упоминал о живших в Киеве караимах. Киевский раввин конца XII века Моше бен Я‘аков из Киева был лично знаком с французским раввином Я‘аковом Тамом и состоял в переписке с главой багдадской иешивы Шмуэлем бен Али ха-Леви Гаоном (он умер около 1194 года), главой иешивы в Багдаде. Посетивший Киев в 1173 году Биньямин из Туделы назвал его «великим городом».

Черта оседлости

Термин «черта оседлости» имеет сегодня негативный подтекст, а часто и воспринимается неверно, как какая-то демаркационная узкая граница. Определимся с терминами. Чертой оседлости называлась граница территории Российской империи, за пределами которой с 1791 по 1915 годы запрещалось постоянное проживание евреев. Важно понимать, что это не была узкая полоска земли, территория черты оседлости составляла 1,224,008 кв. км, то есть это была целая страна, которая по площади больше, чем территория Молдовы, или Белоруссии, или Украины. Для сравнения: территория Израиля: 22 072 кв. км.

Известно, что Наполеон, набирая ополчение, обратился к евреям Франции: «Кто вы, граждане, или изгои?».

Евреи, проживавшие в черте оседлости на территории Российской империи крайне редко шли на сотрудничество с Наполеоном, восприняв нашествие как угрозу своей культуре, традициям и вере, то есть изгоями они себя не ощущали, а стали активно помогать русской армии в борьбе с захватчиками.

Черта оседлости была не только формой дикриминации (причем не по национальному, а по религиозному принципу), но ещё и формой защиты еврейского общества от внешних влияний.

Евреев долго не брали в армию, они не платили налогов. Им разрешались многие виды деятельности, в том числе винокурение, пивоварение, разрешалось работать ремеслениками и мастеровыми.
После появления черты оседлости не все евреи были ограничены в правах. Исключение делалось для евреев неиудейского вероисповедания, для купцов первой гильдии, дантистов, провизоров, фельдшеров, механиков, тех же винокуров и пивоваров, лиц, окончивших ВУЗы, приказчиков евреев-купцов 1-й гильдии.

Разделы Польши

 

Самая большая часть евреев оказалась в Российской империи после разделов Польши (1772-1794). После первого раздела Речи Посполитой в 1772 году на территории России оказалось около 200 тысяч евреев. Российская власть учла специфики традиции. За евреями было сохранено право на публичное отправление веры и владение собственностью. Сенатским указом 1776 было узаконено существование кагала.

Ограничивать в правах евреев начала Екатерина Вторая, но до реакционизма конца XIX века и погромов было ещё далеко.
В 1795 черта оседлости включала уже 15 губерний: Волынскую, Екатеринославскую, Киевскую, Подольскую, Полтавскую, Таврическую, Херсонскую, Черниговскую (современная Украина), Витебскую, Гродненскую, Минскую, Могилевскую (современная Беларусь), Виленскую, Ковенскую (современная Литва) и Бессарабскую (современная Молдова).


Евреи в России к концу XIX века

Немного статистики. В конце XIX века, в 1897 году в мире было 7,5 миллионов евреев, 5, 25 миллиона из них проживали на территории Российской империи. Из них 3,837 млн. жили в Европейской России, 105 тыс. евреев — на Кавказе, в Сибири и Центральной Азии. Евреи составляли свыше 50% городского населения Литвы и Белоруссии. В городах Украины проживало: русских — 35,5%, евреев — 30%, украинцев — 27%.

***

Сто лет без черты оседлости.
Об еврейской эмансипации, оформленной Февральской революцией.

Черта оседлости, или, точнее, «черта постоянной еврейской оседлости», – это ареал, открытый для легального и постоянного проживания в Российской империи тех, кто исповедовал иудаизм, т. е. евреев как конфессии. За пределами ее периметра проживание евреев строго воспрещалось и преследовалось за исключением некоторых категорий. Ограничения имелись и внутри самой черты оседлости, например, на проживание евреев в сельской местности (к городским поселениям относились и местечки).
В переносном смысле понятие черты оседлости стало синонимом политики государственного антисемитизма в России, особенно во второй половине XIX в. Режим черты оседлости строго коррелировал с политикой российских монархов в еврейском вопросе или, иными словами, с уровнем их антисемитизма и с соответствующей степенью дискриминации евреев: периодами относительной либерализации ее режима считались царствования Павла I и Александра II.

Как таковая черта оседлости в России была введена указом Екатерины II от 23 декабря 1791 г. На ее царствие пришлись все три раздела Польши (1772, 1793 и 1795 гг.), каждый из которых добавлял России на западе обширные земли, плотно заселенные евреями, или по-польски «жидами». С присоединением к России Курляндии, а в 1815 г. еще и 10 привислинских воеводств (позднее губерний), составивших так называемое Царство Польское, автоматически возникли как бы две новые зоны черты оседлости: они не были слиты в единый ареал уже имевшейся черты, как таковой, а существовали в силу своей исторической и правовой специфики параллельно и автономно. Мало того, евреи из официальной черты оседлости не могли переселяться в Царство Польское и наоборот, что было отменено только в 1868 г. Но с точки зрения проницаемости остальной так называемой внутренней России для евреев что из черты, что из царства различий не было никаких.

После включения в 1818 г. в черту оседлости Бессарабской области ее сводный контур более не менялся и охватывал воеводства Царства Польского и губернии: Бессарабскую, Виленскую, Витебскую, Волынскую, Гродненскую, Екатеринославскую, Киевскую, Ковенскую, Минскую, Могилевскую, Подольскую, Полтавскую, Таврическую, Херсонскую и Черниговскую. Даже внутри этого ареала евреям запрещалось селиться в сельской местности, а также в отдельных городах, в частности в Николаеве, Ялте, Севастополе, частично – в Киеве, где им дозволялось жить только в особой части города, а именно на Подоле: интересный случай переноса самого принципа черты оседлости во внутриселенный масштаб.

После 1818 г. в России оказалось сосредоточено около половины всего мирового еврейства, причем всех их империя чистосердечно потчевала традиционными еврейскими кушаньями: удвоенным налогообложением, например. Черта оседлости была одним из главных инструментов российского правительства в его политике по отношению к еврейскому населению: с ее помощью резко ограничивались или дозировались межнациональные, межконфессиональные, межсословные и межрегиональные контакты с участием евреев.

Еврейские массы в городах и местечках черты оседлости характеризовались повышенной рождаемостью, скученностью населения, явной и латентной безработицей: иными словами, большая часть российского еврейства все более погружалась в бедность и нищету, толкавшие их, во-первых, в революционное движение и, во-вторых, прочь из черты оседлости.

Александр II, став освободителем для российских крестьян, таковым же для российских евреев так и не стал. Но при нем начались либерализация статуса евреев и расширение круга корпораций, свободных от дискриминации чертой оседлости. В этот круг вошли купцы I и II гильдий, выпускники вузов и лица со степенью доктора или магистра, мастеровые и ремесленники, отставные рекруты и некоторые другие. В циркуляре от 3 апреля 1880 г. министр внутренних дел Маков предписал губернаторам внутренних губерний не выселять незаконно поселившихся в них евреев до пересмотра всех законов о евреях, что интерпретировалось как признак подготовки царя к освобождению российских евреев и отмене черты оседлости. Но были такие планы или не были, цареубийство 1 марта 1881 г. перечеркнуло их на корню.

Александр III зарекомендовал себя контрреформатором и наряду с Елизаветой I был, пожалуй, самым яростным антисемитом во всей династии Романовых. С его воцарением по России прокатилась первая из трех больших волн еврейских погромов – в 1881–1884 гг. (две другие – 1903–1906 и 1917–1921 гг. – выпадут на властвование Николая II и на безвластие Гражданской войны). Нет, он не давал указаний погромщикам, но его отношение превосходно характеризует пассаж из письма варшавскому генерал-губернатору Гурко: «Сердце мое радуется, когда били евреев, но допускать этого ни в коем случае нельзя, так как от них богатеет земля русская». Любой цинизм лучше фанатизма, и даже такое отношение – прогресс на фоне елизаветинского mot: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли».

КАРТИНА МИРА: Еврейский век

Наверное, каждый еврей диаспоры помнит тот момент, когда он впервые узнал, что он еврей. Во всяком случае, множество таких историй – забавных, трогательных или мерзких – я читал в книгах и слышал от самых разных евреев.

Мне было лет пять, когда мама как-то упомянула, что мой детский врач – еврейка. Я тут же пошел в комнату к бабушке поделиться с ней этой удивительной новостью. Потом я спросил у мамы про кого-то еще из знакомых, и он тоже оказался евреем. Весь день я ходил от мамы к бабушке – со все удлиняющимся списком. Наконец бабушка меня ошарашила: “И мы с твоей мамой тоже еврейки”.

Наши евреи

Этот эпизод вспоминается мне, когда я хожу навещать бабушку на кладбище Донского монастыря. Поскольку уже в 1920-х гг. это был московский крематорий, там хоронили неверующую советскую бюрократию, научную и творческую интеллигенцию, инженеров, ученых, военных. Когда я брожу среди этих надгробий, меня поражает обилие там евреев. Да и под нейтрально-русской фамилией наметанный глаз иной раз различит биографию, схожую с биографией моего дедушки или его многочисленных друзей: родился в местечке на юго-западной оконечности империи, жил в Киеве, после революции подался в Москву, достиг определенного советского благосостояния, похоронен на добротном кладбище для среднего класса.

Националисты любят напоминать, что среди большевиков, руководителей других левых партий и, конечно же, чекистов было много евреев. Более интересна, однако, история ничем не выдающихся еврейских масс, которые хлынули в Москву из-за черты оседлости, как только это стало возможно. Можно по-разному оценивать созданные в СССР культурные и экономические ценности. Можно предположить с достаточной долей уверенности, что, продолжая курс, взятый в конце XIX в., Россия была бы гораздо богаче, сильнее и уж точно здоровее без всякой революции. Однако то, что все-таки создалось – наука, индустрия, армия, медицина, архитектура, литература, искусство, театр (наряду, конечно, с ГУЛАГом и инфраструктурой государственного террора), – создавалось и управлялось в огромной степени евреями. Хорошо это для России или плохо, обсуждать бессмысленно – четкой шкалы мы не найдем. Так уж получилось, что современная Россия спроектирована в значительной степени Сталиным, а построена в значительной степени евреями. И не только Россия.

Национальное пробуждение

В европейских революциях 1848 г. евреи уже играли значительную роль, особенно в германских и австро-венгерских землях, как замечает израильский историк Амос Элон в книге “История евреев в Германии 1743–1933”. Тем не менее Франц Иосиф I, взошедший после подавления той революции на австрийский престол, был бы здорово удивлен, если бы ему кто-нибудь предсказал, что через какие-то полвека – всего два поколения – евреи не только будут составлять коммерческую, финансовую и индустриальную элиту его империи, но и станут цветом нации в науке, искусстве, литературе, музыке, юриспруденции, медицине.

Евреи, как любят повторять бабушки в еврейских семьях, испокон веку умели читать и писать, почитали книжное образование и интеллектуальный диспут, вели трезвый, семейный образ жизни, подчинялись дисциплинированному религиозному порядку, поддерживали крепкие связи в общине и занимались коммерцией. Словом, обладали теми навыками, которые приносят успех в современном мире. Тем не менее до сравнительно недавнего времени основная масса евреев Центральной Европы предпочитала эти навыки не задействовать, а жить замкнутой общиной среди часто недружелюбного населения.

Описания еврейских местечек, даже оставленные ностальгирующими по ним авторами типа Шолом-Алейхема, оставляют тяжкое впечатление. Вообразить, что оборванные дети или даже внуки этих людей будут двигать мировую науку и бизнес, довольно трудно.

По какой-то причине в середине XIX в. еврейский мир Центральной Европы начал массово пробуждаться от многовековой спячки, ассимилироваться, тянуться к светскому, а не религиозному образованию. Причем впервые в европейский истории евреи стремились ассимилироваться не на условиях мейнстрима, а на своих собственных. Они хотели войти в однородное общество национальных или христианских государств, сохраняя при этом свою особость. В начале этого периода евреи все еще подвергались повсеместной дискриминации, но ограничения постепенно рушились. В Австрии, где сопротивление было относительно слабым, евреи довольно быстро добились признания и выдвинулись в элиту даже в Вене, не говоря уже о Будапеште или Праге. В Германии тоже росла терпимость к евреям. В России же, где препятствия для продвижения евреев были труднопреодолимы, евреи либо достигали процветания и получали хорошее образование вне столиц – в Киеве, Харькове или Одессе, – либо находили себе применение в антиобщественных группировках, как преступных, так и революционных. По всей Южной России и Малороссии орудовали еврейские налетчики, а в русской уголовной фене немало слов из идиша – например, “фраер”.

Гибель трех империй

Процесс еврейского пробуждения оказался болезненным. Он помог снести с лица земли все три континентальные империи, на территории которых обитало подавляющее большинство европейских евреев. В создании современного мира, возникшего на развалинах этих империй, евреи принимали активное участие. Не случайно поэтому, что у этого мира столько характерно еврейских черт – черт людей, живущих в двух обществах и, следовательно, не способных полностью принимать конвенции ни того ни другого. Это и востребованные бизнесом качества, навыки посредничества, владение языками, и экзистенциальные свойства – неоднозначность, скепсис, свойственные “безродным космополитам”. Их не приемлют те, кто слишком привязан к одному месту, к одной культуре.

Гитлер очень правильно идентифицировал евреев с современной культурой, которая находится в таком остром противоречии с идеализированным и ностальгическим национально-семейным миром. Не случайно американский историк российского происхождения Юрий Слезкин назвал свою книгу, в которой он описывает историю евреев в современном мире, “Еврейский век” (на русский она была переведена почему-то как “Эра Меркурия”). Вполне возможно, что дело не столько в том, что еврейские качества оказались востребованы и хорошо оплачиваемы в современном мире, сколько в том, что современный мир построен именно на еврейских качествах, и поэтому евреям в нем легко добиваться успеха.

Позиция влияния

Спору нет, США достигли богатства, экономической мощи и гегемонии отнюдь не благодаря своему еврейскому населению. Основная масса евреев приехала с Америку в начале XX в. и не ассимилировалась до 1930-х гг. Даже после Второй мировой войны и вплоть до 1960-х гг. евреев без восторга принимали в Гарвард, Йель и прочие престижные университеты. Тем не менее бесспорно также, что влияние евреев в общественной, политической и академической жизни США, в бизнесе и финансовой сфере росло на протяжении всего прошлого века и шло в ногу с ростом влияния США в мире. В то же время страны, потерявшие свое еврейское население (в том числе Германия, которой в начале прошлого века многие прочили мировое господство, и Австрия), сдали лидирующие позиции не только в политике, но и в науке, культуре и прочих областях. Ну и Россия. У того, что бывшая сверхдержава сегодня не та, что прежде, есть много причин. Но потеря пары миллионов еврейских граждан, возможно, не последняя из них.

vedomosti.ru

 ***

Не забудем и введенную в 1886 г. numerus clausus для государственных гимназий и университетов, более известную как «трехпроцентная норма»: в черте оседлости – не более 10%, на остальной территории России – не более 5%, а в Москве и Санкт-Петербурге – не более 3%. Нормы эти, как правило, полностью выбирались медалистами, что фактически закрывало немедалистам дорогу к отечественному высшему образованию и толкало их или в заграничные университеты, или к вынужденно циничному крещению.

Царствование Николая II явилось продолжением отцовской, а не дедовской линии. Последний русский царь, будущий православный святой, верил не только в Распутина и его байки, но и в «Протоколы сионских мудрецов», а когда выяснилось, что «Протоколы» однозначно фальшивка, не стеснялся об этом сожалеть. В середине его царствия по России с грохотом прокатился новый вал погромов, начавшийся в апреле 1903 г. с Кишинева. После этого погромы и черта оседлости сделались предметом внешней политики, став камнем преткновения на переговорах с иностранными державами о новых займах России. В 1904 г. президент США Рузвельт сделал представление России, жестко потребовав от нее изменений в еврейском вопросе и строгого соблюдения Русско-Американского соглашения о торговле и навигации 1832 г. Сюрреалистичным был отказ царя пойти навстречу США в их требовании не препятствовать перемещениям по России граждан США, в том числе иудейского вероисповедания: коль скоро договор подразумевает подчинение американских граждан в России российскому законодательству, то, стало быть, к ним применим и режим черты оседлости. В 1911 г. Штаты денонсировали договор.

Политическое бесправие и депортации привели к тому, что началась массовая эмиграция евреев из России, а погромы ее многократно усилили: в 1881–1914 гг. только в США из России эмигрировало более 1,5 млн человек, причем экономически и творчески наиболее активных и продвинутых. Еврейская молодежь из числа остающихся изо всех сил рвалась сквозь бастионы черты оседлости и столь же массово уходила «в революцию», во все ее ответвления и рукава. Это напугало власть, заставило ее подумать не только о кнуте, но и о прянике, по возможности небольшом. Но когда Столыпин предложил царю и вовсе отменить запреты на проживание евреев в сельской местности по всей империи (за исключением областей казачьих войск), Николай отказался.

Общее бесправие, униженность, запертость и затертость в черте оседлости большей части еврейского населения крупнейшей в мире державы, претендующей на свой высокий пюпитр в европейском «квартете» и глобальном «оркестре», смотрелись вопиющим атавизмом и аномалией. Упрямое – вопреки всему – отстаивание черты оседлости подрывало международный авторитет Российской империи, тянуло ее вниз и назад, осложняло экономические связи с другими странами. После Кишинева получить займы от европейских банковских консорциумов, и не только с еврейским участием, стало крайне сложно.

Неудивительно, что призывы об отмене черты оседлости и об уравнении евреев в правах звучали постоянно. На стыке XIX–XX вв. это стало лозунгом не только еврейских организаций, но и частью программ большинства общероссийских партий, кроме черносотенных. За пределами Царского Села существовал консенсус, неплохо сформулированный Витте: «Я был бессилен заставить пересмотреть все существующие законы против евреев, из которых многие крайне несправедливы, а в общем законы эти принципиально вредны для русских, для России, так как я всегда смотрел и смотрю на еврейский вопрос не с точки зрения, что приятно для евреев, а с точки зрения, что полезно для нас, русских, и для Российской Империи». Витте улавливал и провиденциальную связь между еврейской политикой царя, революцией и судьбой монархии: «Я убежден в том, что, покуда еврейский вопрос не получит правильного, неозлобленного, гуманного и государственного течения, Россия окончательно не успокоится».

Но при всех царях российское правительство упорно отказывалось от ликвидации черты, обещая взамен лишь медленное и постепенное расширение прав евреев – по мере прогресса их ассимиляции. 31 мая 1910 г. евреи-депутаты Госдумы Фридман и Нисcелович при поддержке кадетов все же вынесли законопроект об отмене черты на рассмотрение Думы. Их поддержали 166 депутатов, в том числе 26 от партии октябристов. Но правые добились передачи законопроекта в комиссию о неприкосновенности личности, где его благополучно замылили.

Развязка наступила иначе и как бы сама собой – во время и благодаря Первой мировой войне. В 1914–1916 гг. по причине якобы поголовной нелояльности из западных прифронтовых губерний во внутренние губернии России было выселено 250 000–350 000 евреев. Но едва лишь дунув на черту оседлости, война фактически ее и сдула, уничтожила: еврейские беженцы, эвакуированные и интернированные, расселились по внутренним губерниям далеко и широко. Признанием этого факта стал циркуляр очередного министра внутренних дел Щербатова от 15 августа 1915 г., изданный под давлением межпартийного Прогрессивного блока в Думе. Формально циркуляр не упразднял черту оседлости, но разрешал евреям жить (временно!) во всех городских по­селениях страны, кроме столиц и местностей, находившихся в ведении министерств Императорского двора и Военного (Москва, Петербург, Ялта, Царское Село, области казачьих войск, а также сельская местность).

Формальное же упразднение черты оседлости произошло только после Февральской революции. Демонтаж государственного антисемитизма начался 4 марта 1917 г., когда на одном из первых своих заседаний Временное правительство отменило «процентную норму» и запрет на офицерскую службу евреев в армии. На заседании 20 марта (а скорее всего даже 21 марта по старому стилю, коль скоро заседать начали в 22.30) в бозе почила и черта оседлости. Временное правительство по представлению министра юстиции Керенского приняло постановление «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений». Одновременно изменения были внесены более чем в 140 законов и распоряжений. По просьбе представителей еврейских организаций ни выражение «черта оседлости», ни слово «евреи» в основном тексте постановления даже не назывались.

Черта оседлости – эта своего рода географическая клетка для российского еврейства – была главным символом государственного антисемитизма и дискриминационной антиеврейской политики царской России. Самой последней среди европейских стран полиэтничная Россия разомкнула наконец наручники на запястьях пятого по численности своего народа и признала элементарное – достоинство и равноправие всех своих, в том числе и еврейских, сограждан. Тем самым сделав шаг и к своей подлинной свободе. Сама же черта оседлости, просуществовав де-юре 126 долгих и унизительных для страны лет, осталась в российской истории несмываемым и дурно пахнущим пятном.

Алексей Байер, географ, историк, ведущий научный сотрудник Института географии РАН

vedomosti.ru

***
Что такое «черта оседлости», и причем здесь евреи?

 

 

Термин «черта оседлости» имеет сегодня негативный подтекст, а часто и воспринимается неверно, как какая-то демаркационная узкая граница.

Чертой оседлости называлась граница территории Российской империи, за пределами которой с 1791 по 1915 годы запрещалось постоянное проживание евреев. Важно понимать, что это не была узкая полоска земли, территория черты оседлости составляла 1,224,008 кв. км, то есть это была целая страна, которая по площади больше, чем территория Молдовы, или Белоруссии, или Украины. Для сравнения: территория Израиля: 22 072 кв. км.

Евреи и Екатерина II

 

Самая большая часть евреев оказалась в Российской империи после разделов Польши (1772-1794). После первого раздела Речи Посполитой в 1772 году на территории России оказалось около 200 тысяч евреев. Российская власть учла специфики традиции. За евреями было сохранено право на публичное отправление веры и владение собственностью.

Ограничивать в правах евреев начала Екатерина II, но до реакционизма конца XIX века и погромов было ещё далеко.
В 1795 черта оседлости включала уже 15 губерний: Волынскую, Екатеринославскую, Киевскую, Подольскую, Полтавскую, Таврическую, Херсонскую, Черниговскую (современная Украина), Витебскую, Гродненскую, Минскую, Могилевскую (современная Беларусь), Виленскую, Ковенскую (современная Литва) и Бессарабскую (современная Молдова).

Защита от внешних влияний

 

Известно, что Наполеон, набирая ополчение, обратился к евреям Франции: «Кто вы, граждане или изгои?». Евреи, проживавшие в черте оседлости на территории Российской империи крайне редко шли на сотрудничество с Наполеоном, восприняв нашествие как угрозу своей культуре, традициям и вере, то есть изгоями они себя не ощущали, а стали активно помогать русской армии в борьбе с захватчиками.

Черта оседлости была не только формой дискриминации (причем не по национальному, а по религиозному принципу), но ещё и формой защиты еврейского общества от внешних влияний.

Евреев долго не брали в армию, они не платили налогов. Им разрешались многие виды деятельности, в том числе винокурение, пивоварение, разрешалось работать ремесленникками и мастеровыми.
После появления черты оседлости не все евреи были ограничены в правах. Исключение делалось для евреев неиудейского вероисповедания, для купцов первой гильдии, дантистов, провизоров, фельдшеров, механиков, тех же винокуров и пивоваров, лиц, окончивших ВУЗы, приказчиков евреев-купцов 1-й гильдии.


Немного статистики

В конце XIX века, в 1897 году в мире было 7,5 миллионов евреев, 5, 25 миллиона из них проживали на территории Российской империи. Из них 3,837 млн. жили в Европейской России, 105 тыс. евреев — на Кавказе, в Сибири и Центральной Азии.

Евреи составляли свыше 50% городского населения Литвы и Белоруссии. В городах Украины проживало: русских — 35,5%, евреев — 30%, украинцев — 27%.

russian7.ru


***

Погромы были провокационными

Единственным исключением в смысле неравноправия в царской России было религиозное неравенство, которое распространялось на старообрядцев (исконно русских!), на некоторые секты и на иудеев. После 1905 г. ограничения остались только для иудеев, но опять-таки не по национальному признаку, а по религиозному. В стране, где нормы нравственности и обоснование самодержавной власти зиждились на христианстве, трудно было признать равноправной религию антихристианскую. Однако переход иудеев в Православие снимал все ограничения.
Ранее ограничения для иудеев имелись и в других европейских странах, где еврейство лишь постепенно завоевало равноправие в ходе так называемых буржуазных революций и либеральных реформ: во Франции (1791), Англии (1849, 1857), Дании (1849), Австро-Венгрии (1867), Германии (1869–1871), Италии (1860, 1870), Швейцарии (1869, 1874), Болгарии и Сербии (1878–1879). Россия оказалась в этом отношении лишь наиболее консервативной.

Как в «Еврейской энциклопедии», так и в работах некоторых еврейских авторов вполне объективно описана история ограничений для иудеев в России. Оказавшись в составе Империи после «разделов Польши», сначала «евреи стали равноправными гражданами», – пишет Ю.И. Гессен. Однако «в их руках сосредоточилась торговля», а поскольку «торгово-промышленному сословию была предоставлена доминирующая роль в городском самоуправлении» – это превратило евреев «в известную общественную силу»[23].
После жалоб на это русских купцов в 1791 г. был издан указ о черте оседлости для евреев (она включала в себя огромную территорию: 15 западных губерний и Польшу). Однако в то время все русские податные сословия – крестьяне, мещане, ремесленники и купцы – не имели права свободного перемещения из одной губернии в другую. Поэтому указ 1791 г. «не заключал в себе ничего такого, что ставило бы евреев в этом отношении в менее благоприятное положение сравнительно с христианами»[24], – констатирует «Еврейская энциклопедия». А если сравнивать с положением основной массы русского народа, то до 1861 г. «евреи пользовались личной свободой, которой не знало крепостное крестьянство»[25].
Одновременно царское правительство пыталось «перевоспитать» евреев, отучив их заниматься винными промыслами (ими жила примерно треть евреев) и ростовщичеством – и то и другое в России считалось предосудительным, что отражено во многих произведениях русской литературы. Целью было – превратить евреев в подданных с нормальными занятиями. При Императоре Николае I за переход в Православие выплачивалось вознаграждение, смягчалось наказание при крещении под следствием[26].

«Эти усилия, однако, не только не привели к намеченной цели, но вызвали единодушное и сильное сопротивление со стороны еврейского населения»[27], – отмечает израильский профессор Ш. Эттингер. Оно исходило от «кагально-раввинского союза», не желавшего терять контроль над еврейством, – объясняет Гессен[28]. Это было «государство в государстве», имевшее свою цель. За весь ХIХ век в России удалось обратить в Православие лишь 69 400 евреев и еще 17 100 – в католичество и протестантство. То есть в среднем соответственно по 694 (и 171) человек в год[29].

Видя безуспешность административных мер по переводу евреев в христианство, следующий Царь отменил их. Еврейский писатель М. Алданов напоминает, что Александр II «был расположен к евреям, особенно в первую половину своего царствования. В законах о судебной реформе, осуществленной в 1864 г., не имеется нигде каких-либо ограничений для евреев. В училища и гимназии евреи тогда принимались на равных правах с другими учащимися. Евреи имели право держать экзамены и получать офицерские чины. Они также могли получать дворянское звание и нередко получали его. Получив чин действительного статского советника, орден св. Владимiра или первую степень какого-нибудь другого ордена, еврей тем самым становился дворянином»[30].

После убийства Александра II были введены «Временные правила о евреях» (1882) с запрещением селиться вне черты оседлости. Правда, помимо крещеных евреев, получавших равноправие, вне черты оседлости могли жить (с семьями) евреи-купцы и промышленники первой гильдии с прислугой, евреи-ремесленники, евреи с высшим образованием, студенты и учащиеся средних учебных заведений.

Решение это было неудачным, ибо усиливало устремленность евреев в указанные профессии (евреи составляли более половины купцов, записавшихся в гильдию[31]) и получать образование. Процент евреев в вузах стремительно нарастал (14,5 % в 1887 г.). В 1887 г. была введена процентная норма для приема некрещеных евреев в высшие учебные заведения: 10 % в черте оседлости и 5 % вне ее; в Петербурге и Москве – 3 %. Однако оставалось много способов обхода запрета: поступление в частные и иностранные учебные заведения, сдача экзаменов экстерном…

Так число еврейского населения вне черты оседлости быстро увеличивалось. В постоянном ожидании отмены «временных» правил и царская администрация все чаще закрывала глаза на постоянные нарушения. Вообще еврейское население России росло более интенсивно, чем русское: в 1815 г. насчитывалось около 1,2 млн. евреев; в 1897 г. 5,215 млн., а в 1915 г. – около 5,45 млн. (несмотря на то, что оно давало наибольший процент эмигрантов: только с 1881 по 1908 гг. из России эмигрировало 1,545 млн. евреев, из них 1,3 млн. в США)[32]. В 1897 г. евреи составляли 4,13 % населения Империи, в том числе 40–50 % городского населения в пределах черты оседлости.

Поскольку труд по найму считался в иудаизме предосудительным (см. главу I), в 1897 г. еврейское население распределялось по занятости следующим образом: торговлей занималось 38,65 % всех евреев (а во всей Империи – лишь 3,77 % населения), ремесленничество и промышленность – 35,43 % (10,25 %), в свободных профессиях и на службе – 10,71 % (4,52 %), в сельском хозяйстве – 3,55 % (во всей Империи 74,31 % населения)[33].

Тем более черта оседлости не могла помешать тому, что «финансовая роль евреев становится особенно значительной к 60-м годам» благодаря их капиталам[34] (см. в главе I о еврейском толковании ростовщичества как почетного занятия); в их руках сконцентрировалась и печать. Такой рост еврейского экономического и общественно-политического влияния дополнялся их активным участием в революционном движении: они переплавляли «мечту о мессианстве своих дедов и прадедов в новое мессианство – в мечту о социализме»[35], – констатирует Г. Аронсон.

Профессор Эттингер отмечает, что «уже в середине 70-х годов делались первые попытки организовать еврейское революционное движение» социалистами М. Натансоном, А. Либерманом, М. Винчевским, М. Лилиенблюмом и др. В 1876 г. было создано «Общество еврейских социалистов». Знаменитый Бунд (Всеобщий еврейский рабочий союз) был основан в 1897 г., на год раньше, чем состоялся первый съезд РСДРП, созванный в Минске (в черте оседлости) также при активной помощи Бунда[36].

Характерно, что рост антиеврейских настроений в России приходится именно на последнюю четверть ХIХ века, когда еврейство стало все больше проявлять свое революционное влияние. А в связи с убийством революционерами Александра II в 1881 г. разразились и погромы.

Существует достаточно данных, чтобы характеризовать большинство погромов в России как провокационные. Первая волна в 1881 г. была спровоцирована революционерами «Народной воли», которые призывали к тому листовками и «считали погромы соответствующими видам революционного движения»[37], то есть способствующими общей дестабилизации положения в стране. По этой же причине и царские власти решительно пресекали погромы, видя в них проявление опасного беззакония. При этом революционеры стали обвинять в их организации царскую власть, якобы стремившуюся перевести народный гнев с себя на евреев.

Вторая волна погромов в 1903–1905 гг. была развязана по той же схеме, скорее всего самими евреями (например, в Нежине были задержаны три еврея, распространявших листовки: «Народ! Спасайте Россию, себя, бейте жидов, а то они сделают вас своими рабами»[38]). Депутаты Государственной Думы, расследовавшие погромы, пришли к выводу, что их подготовили не черносотенцы, а «какая-то тайная власть». В «Календаре русской революции», изданном революционером В.Л. Бурцевым, также отмечалось (правда, с намеком на правительство), что, как и в 1881 г., «безпорядки явно подготовлялись кем-то заранее… но с того времени условия сильно изменились: еврейское население… стало революционной силой»[39].

В этом последнем обстоятельстве заключалась и новая цель погромов: они стали поводом для создания еврейством вооруженных групп «еврейской самообороны», которые финансировались еврейским капиталом, в том числе заграничным (это признает «Encyclopaedia Judaica» в статье о Я. Шиффе[40]). Отряды «еврейской самообороны» устраивали целые сражения с безоружными толпами «громил», жертвы которых в несколько раз превышали число жертв погромов (свидетельства еврейских авторов об этом собраны В.В. Кожиновым[41]). Разумеется, евреи вновь обвинили в организации погромов царскую власть. Сегодня это можно прочесть во всех западных школьных учебниках, хотя повторим: власть не могла быть заинтересована в анархических безпорядках и строго наказывала их зачинщиков.

В конечном счете, погромы оказались удобным поводом для обвинения православной монархии в «антисемитизме», чтобы мобилизовать против нее еврейство и демократов во всем мiре. Вот почему русское слово «погром» вошло во все языки, хотя число еврейских жертв в тех погромах (несколько сот человек) было ничтожно по сравнению с числом жертв еврейских погромов в Западной Европе в прошлом (погромы сопровождали евреев во все времена и во всех странах, порою их изгоняли в полном составе; таких гонений на евреев в России не было).

Разумеется, погромы сыграли большую роль и в привлечении на сторону «гонимого еврейства» симпатий части русской интеллигенции. Их общей заботой становится борьба за равноправие евреев посредством доминировавшей еврейской печати. Так, уже не крестьянский, а еврейский вопрос стал лакмусовой бумажкой для проверки совести русской интеллигенции, превратившись в «обязательную для прогрессивно мыслящего человека юдофильскую повинность в русском обществе»[42] (выражение И. Бикермана).

Поскольку эта повинность была необходима для общественного и литературного признания («прогрессивной» печатью), ей последовало немало писателей (Л. Андреев, М. Горький, В. Короленко; евреи предлагали и Л. Толстому написать роман, вызывающий симпатии к евреям, но он ограничился лишь статьями). Все это внесло в русскую журналистику «припадочную истеричность и пристрастность», что с возмущением отмечал А.И. Куприн в частном письме: «Писали бы вы, паразиты, на своем говенном жаргоне и читали бы сами себе вслух свои вопли. И оставили бы совсем-совсем русскую литературу…»[43].
Из книги «Вождю Третьего Рима», гл.II-3: «Еврейский вопрос».

rusidea.org

Тех кто делает мацу, мы узнаем по лицу

В прошлом году компания закрыла свой самый старый завод по производству мацы на Нижнем Ист-Сайде в Нью-Йорке. Расположенный на Ривингтон-стрит, он проработал 90 лет и стал отличительной чертой еврейского анклава наряду с Расс-энд-Дотерс и Деликатесами Каца.
1900-е. Основатель компании «Стрейт» Арон Стрейт, изображен со своей семьей в первые годы после приезда в Соединенные Штаты

 

1900-е. Основатель компании «Стрейт» Арон Стрейт, изображен со своей семьей в первые годы после приезда в Соединенные Штаты


 

1930-е. Изготовление мацы

1930-е. Изготовление мацы

 

 

 

1930-е. Раввин Моше Файнштейн в заводском цеху. Он жил в Нижнем Ист-Сайде и отвечал за кашрут

1930-е. Раввин Моше Файнштейн в заводском цеху. Он жил в Нижнем Ист-Сайде и отвечал за кашрут

 

1935. Заводской грузовик на Ривингтон-стрит

1935. Заводской грузовик на Ривингтон-стрит

 

1940-е. Женщина пакует пакеты с мацой для отправки в Берлин во время Второй мировой войны

1940-е. Женщина пакует пакеты с мацой для отправки в Берлин во время Второй мировой войны

 

1940-е. Заводской грузовик на главной улице в Спринг-Вэлли, штат Нью — Йорк.jpg
1940-е. Заводской грузовик на главной улице в Спринг-Вэлли, штат Нью - Йорк.jpg

1940-е. Нарезка мацы
1940-е. Нарезка мацы

1940-е. Посетители в заводском цеху наблюдают за производством мацы
1940-е. Посетители в заводском цеху наблюдают за производством мацы

1940-е. Рабочие смешивают муку и воду перед камерами
1940-е. Рабочие смешивают муку и воду перед камерами

1940-е. Часть процесса приготовления мацы
1940-е. Часть процесса приготовления мацы

1950-е. Продукция компания на полках магазина во время песаха
1950-е. Продукция компания на полках магазина во время песаха

1950-е. Работники продуктового магазина позируют с мацой
1950-е. Работники продуктового магазина позируют с мацой

1950-е. Ученики ешивы разглядывают мацу, выходящую из печи в заводском цеху
1950-е. Ученики ешивы разглядывают мацу, выходящую из печи в заводском цеху

1951. Ирвинг Стрейт (справа), сын основателя компании Арона Стрейта в Кэтскилле
1951. Ирвинг Стрейт (справа),  сын основателя компании Арона Стрейта в Кэтскилле

1960. Внешний вид завода на Ривингтон-стрит, когда завод был центральным местом встреч для еврейской общины в Нижнем Ист-Сайде
1960. Внешний вид завода на Ривингтон-стрит, когда завод был центральным местом встреч для еврейской общины в Нижнем Ист-Сайде

1930-е. На фабрике
1930-е. На фабрике

humus.livejournal.com

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s