Роковая ошибка гетмана Мазепы

Золото Полуботка — миф. А золото Мазепы — кредит, который Карл XII взял у Украины под 6 процентов годовых. До сих пор Швеция у нас в неоплатном долгу!

Гетман Мазепа умирал, как герой пиратских романов, в окружении бочек с награбленным золотом и мешков с украденными бриллиантами. Это была вся государственная казна Украины, которую ему удалось присвоить и увезти из-под Полтавы в Бендеры — молдавский городишко, находившийся тогда на турецкой территории.

В шведском государственном архиве сохранился отчет о незабываемом зрелище, которое представлял собой беглый гетман на смертном одре. «Когда я пришел к нему, — пишет приближенный Карла XII Густав Зольдан, — я застал его очень слабым… Он просил меня остаться при нем и бережно следить за его вещами, которые находились в его комнате, а именно за сундуком и за двумя бочками, полными дукатов, и за парой дорожных мешков, в которых находились все его драгоценности и большое число золотых медалей. Дорожные мешки лежали у него под головой, а бочонки с его дукатами стояли рядом с его кроватью. Также он просил меня, чтобы никто из его людей не вынес и не забрал чего-то из его комнаты».

СМЕРТЬ В СУНДУКАХ. Впервые этот документ опубликовал еще в 1903 году в журнале «Киевская старина» историк Никандр Васильевич Молчановский — автор множества исследований по украинскому прошлому. Его находка хорошо известна специалистам, но от массового читателя ее скрывают, так как она рисует Мазепу в очень неприглядном свете. Как следует из отчета шведа-очевидца, даже умирая, гетман больше всего беспокоится о сохранности своих богатств — той самой любимой части Украины, выраженной в червонцах, которую ему удалось увезти с эмиграцию. Кроме того, он не доверяет даже своим соратникам — тем самым «благородным мазепинцам», которые составляют его ближайшее окружение и «жадною толпою», по бессмертному выражению Лермонтова, ждут кончины своего «атамана», чтобы «по справедливости» поделить его кассу.

Кого это напоминает? Конечно, все тех же пиратов, с которыми неоднократно сравнивали повадки казаков западноевропейские очевидцы! Единственной душой, которой Мазепа еще доверял, был его племянник — Андрей Войнаровский — совсем молодой человек и единственный наследник гетмана, не имевшего прямого потомства. Он сидел в том же доме в соседней комнате. Посланец Карла XII, уходя от Мазепы, сообщил Войнаровскому, что имеет приказ от короля присмотреть за гетманом и его вещами, что, по его словам, племяннику «было приятно». Андрей не пользовался популярностью среди приближенных Мазепы и мог рассчитывать только на защиту шведского короля, чей двор и остатки гвардии находились тут же в Бендерах.

Беспокойство Мазепы о своих сокровищах психологически объясняется еще и тем, что, как всякий человек, он не собирался умирать и не считал свою болезнь смертельной — он даже не успел составить завещание. Однако Бог рассудил иначе. По-видимому, семидесятилетний авантюрист, послуживший двум польским королям, одному турецкому султану, русскому царю и шведскому королю, окончательно надоел ему своими выходками и сменой политических курсов, и он прибрал его к себе в ночь с 21-го на 22-е сентября, по старому стилю — то есть с 5-го на 6-е октября по новому.

Как только Иван Степанович «отделился» от своей казны и перешел в небесную юрисдикцию, его дом был тут же опечатан местными турецкими властями. Однако Карл XII потребовал передать находившееся в нем имущество Войнаровскому. Турки сдались, и, как свидетельствует отчет все того же Густава Зольдана, турецкий паша «послал судье приказ снять печать». В тот же день бочки и мешки с золотом были перенесены на квартиру Войнаровского, где оказались в его «полном распоряжении».

Однако это было только началом многолетних приключений мазепинских сокровищ. Буквально над могилой усопшего разгорелся безобразный финансовый скандал. Беглая старшина во главе с писарем Орликом, которого она хотела избрать новым гетманом, заявила, что богатства Мазепы — это не его личное достояние, а государственная казна Украины, на которую все они имеют право. Правда, в Украине в это время был другой, вполне законный гетман — Иван Скоропадский, избранный не на сходняке кучки эмигрантов, а на легальной Раде в Глухове сразу после бегства Мазепы. Логично было бы передать все деньги в Украину, но «наследников» интересовала не далекая Украина, а ее близкая и такая лакомая казна.

ТЯЖБА ЗА НАСЛЕДСТВО. Поэтому Орлик и его сторонники обратились к своему «наяснейшему протектору» («защитнику») Королевскому Величеству Шведскому, чтобы оно рассудило, кому принадлежат мешки и бочки. Но Королевское Величество само находилось после Полтавы в очень стесненных финансовых обстоятельствах, потеряв армию и честь, и беспомощно сидело на турецкой территории в ожидании поворота фортуны. Внезапную чвару казачьей старшины за наследство оно восприняло как знак небес перехватить легких деньжат.

Все, что произошло дальше, имеется в исследовании известного украинского историка Любомира Винара, работающего в США. Этот почтенный ученый муж написал специальную работу «Андрей Войнаровский», самый интересный раздел которой посвящен приключениям гетманских бочек и их дележу. Я специально ссылаюсь именно на него, чтобы нашим дубинноголовым «патриотам» было понятно, что сюжет этот хорошо разработан на Западе эмигрантской националистической наукой. Если кто-то начнет вопить, в очередной раз пытаясь обвинить меня в несуществующих грехах, то со всеми вопросами пусть обращается прямо в Соединенные Штаты Америки, где немало потрудился в Колорадском, Кентском и Боулинг Гринском университетах Любомир Винар — основатель журнала «Український історик» и председатель Мирового Научного Совета при Мировом Конгрессе украинцев — организации, которую невероятно уважает действующий президент Виктор Ющенко, многими чертами напоминающий Мазепу.

Но главное даже не это, а то, что Винар исследовал дело о материальном наследии Мазепы на основании архивных данных — как обнаруженных лично, так и открытых его предшественниками, работавшими и за границей, и в Украине.

«ДЕНЬГИ, СОБРАННЫЕ ЗА СТОЛЬКО ДОЛГИХ ЛЕТ СО ВСЕЙ УКРАИНЫ!» — ВЗЫВАЛ ОРЛИК

22 октября 1709 года обиженные «мазепинцы» в лице генерального писаря Орлика, генерального обозного Ломиковского, генерального бунчужного Мировича, полковника Горленко и кошевого атамана Запорожской Сечи Гордиенко подали Карлу XII витиевато названный документ «Покорный мемориал Запорожского Войска святому Королевскому Величеству Швеции». В нем они обвинили Войнаровского в том, что тот обманным путем завладел украинской казной, выдав ее за личное имущество своего дядюшки.

«Хотя он и племянник по сестре ясновельможного гетмана Мазепы, — писали о Войнаровском жалобщики, — однако несправедливо и незаслуженно присваивает себе право иметь все то, что принадлежит не частной особе гетмана, но всему Войску… Ибо обычай нашей родины и старинный закон запрещает потомку запорожских гетманов присваивать после их смерти движимое и недвижимое имущество, принадлежащее всему Войску и общественной казне… Хорошо знаем, что все сокровища предыдущих запорожских гетманов: Брюховецкого, Многогрешного, Самойловича и сынов его…, и очень многих украинских монастырей и церквей, уничтоженных турецким оружием на этом берегу Днепра, и деньги, собранные за столько долгих лет со всей Украины в войсковую казну, попали в руки ясновельможного гетмана Мазепы, в его распоряжение и под его охрану… Хорошо знаем, что ничего не пропало из золота и драгоценных камней, но все это в целостности привез ясновельможный гетман с собой в Бендеры».

Бендеры. Тут Орлик и Карл XII поделили бюджет Украины
за 20 лет
Бендеры. Тут Орлик и Карл XII поделили бюджет Украины за 20 лет

Этот скандал пролил свет на темное финансовое прошлое Мазепы, за двадцать один год правления переставшего различать границу между своим и общественным. Старшина обвинила покойного даже в том, что в 1687 году он получил пост гетмана, подкупив фаворита царевны Софьи: «Мазепа без согласия Запорожского Войска передал множество сокровищ гетмана Самойловича в Москву князю Голицыну за предоставленное себе гетманство… До сего дня живы свидетели, которые по приказу ясновельможного гетмана Мазепы выкопали из земли различные сосуды гетмана Самойловича, полные дукатов, а именно паны Довгополый и Быстрицкий».

КАК МАЗЕПА ТОРГОВАЛ В БЕНДЕРАХ СКОВОРОДКАМИ ПОКОЙНОГО САМОЙЛОВИЧА

В числе других грехов Орлик и компания припомнили Мазепе и то, как он купил за 3 тысячи дукатов, пересланных князю Меньшикову в Москву, титул князя Римской империи (так называли тогда Австрию) и уже тут, в Бендерах, торговал кое-какими мелочами из имущества своего предшественника — большими серебряными сковородами и другой столовой посудой с гербами гетмана Самойловича, что «нельзя было продавать без согласия Запорожского Войска».

От имени этого самого Войска старшина требовала, чтобы Войнаровский вернул всю государственную казну — золото, серебро, драгоценные камни, «среди которых находится бриллиантовое перо в 20 тысяч империалов», векселя различным лицам, в том числе шведскому генералу Лагеркроне и княгине Дольской, копья, украшенные золотом и драгоценными камнями, соболя и прочее имущество, «дабы отчизна не требовала в будущем от нас отчета о растраченной войсковой казне». В противном случае старшина отказывалась избрать нового гетмана, ибо «без нерва войны — денег» он не смог бы быть реальным правителем.

В сущности, все это было фарсом. И Войнаровский, и Орлик, и Карл XII не имели никакого права делить деньги, «собранные со всей Украины». Реальная Украина не имела к ним уже никакого отношения. В Бендерах находилась кучка беспомощных политических банкротов и две бочки с золотом, на которые они претендовали.

Но все они еще собирались отыграться. Старшина хотела вернуться в Украину и снова править ею. Король желал взять реванш за бездарно проигранную Полтаву. А Войнаровский просто жаждал денег, чтобы весело жить за границей. Карл XII, нуждавшийся в «нерве войны», не меньше политических детей гетмана Мазепы, решил использовать ситуацию для своей пользы. Раз старшина увидела в нем судью, то он и решил провести процесс прежде всего к собственной пользе.

НЕПРАВЕДНЫЙ СУД ЖАДНОГО КАРЛА XII

Шведский король постановил, что все деньги, находившиеся при Мазепе, принадлежат Войнаровскому. Аргументов старшины он не принял — даже взывающие о справедливости сковородки с гербами Самойловича, которые Мазепа якобы «загнал» перед смертью налево, не тронули его душу. Он понимал, что гетмана из своей среды «мазепинцы» все равно изберут. А куда им деваться? Им же нужно было получить в глазах Европы хоть какой-то статус. Кем был бы тот же Орлик без «выборов»? Писарем-эмигрантом? А так он обзаведется звучным титулом гетмана-эмигранта!

Кроме того, король нуждался в деньгах. Но единственным «банком» в бендерской глухомани были бочки с золотом покойного Мазепы. Банда старшин вполне могла отнять их у одинокого и не имеющего вооруженной силы Войнаровского. Но «банда» Карла, насчитывавшая около 2 тысяч бежавших от Петра шведских солдат и офицеров, была еще сильнее и могла легко начистить физиономии Орлику и его сторонникам.

Если бы король узрел в «золоте Мазепы» государственную казну Украины и вернул ее старшине, то сам остался бы без денег. И даже если бы эта компания скандальных людей, считающих себя украинской элитой и следящих друг за другом, как бы кто чего не украл, в будущем стала кредиторами Карла, то избавиться от нее было бы не просто. Куда интереснее взять сторону самого слабого в этой ситуации — Войнаровского — и «назначить» его наследником. Во-первых, он плясал бы от радости. Во-вторых, из благодарности дал бы королю в долг, сколько бы тот ни попросил. И в-третьих, по причине политической немощи, не слишком настаивал бы на быстром возвращении кредита.

Именно так король и поступил. Тем более что в прошлом он уже брал в долг у Мазепы по мелочам через третьих лиц — векселя шведского генерала Лагеркрона на самом деле были долговыми обязательствами самого Карла, не желавшего признавать публично, что он банкрот.

Новые займы были получены под 6 процентов годовых в разной валюте — червонцах, рейхсталерах и альбертталерах — всего на сумму 305 533 шведских плятера (каждый плятер равнялся двум талерам). Эта точная сумма, которую племянник Мазепы ссудил королю Швеции, плюс проценты за тринадцать лет на сумму 238 290 плятеров, указана в требованиях, выдвинутых в 1722 году наследникам Карла XII «супругой» Войнаровского — некой Анной Войнаровской. Слово «супруга» я пишу в кавычках, потому что эта бойкая дама умудрилась выйти замуж за наследника Мазепы, уже имея в Украине одного мужа, — войскового товарища Семена Забелу, с которым так и не развелась. Войнаровский — большой любитель женщин и карточной игры — не устоял перед ее чарами, а потом сбежал, оставив с дочерью. Анна насчитала за правительством Швеции долга больше, чем в миллион талеров вместе с набежавшими процентами. Но получить их оказалось непросто.

«Лев Севера». Король Карл XII в
парадном облачении
«Лев Севера». Король Карл XII в парадном облачении

Швеция задолжала Украине за кредит, взятый у наследника гетмана, почти 170 миллионов долларов. Проценты растут каждый день!

Карлу XII было выгодно cделать вид, что «золото Мазепы» – не государственная казна Украины, а частные сбережения гетмана, так как король сам собирался запустить в них руку. Поэтому единственным наследником спорного богатства он признал племянника покойного – Андрея Войнаровского. Украинский историк из диаспоры Любомир Винар, подробно разобравший этот конфликт, пишет: «Комісія закінчила цілу розправу в користь Войнаровського, якому дуже допоміг своїм свідченням гетьманський довірений і адміністратор Іван Бистрицький. Згодом виявилося, що зізнання Бистрицького неправдиві».

Лжесвидетель сознался в преступлении уже на смертном одре – в 1717 году, через восемь лет после того, как были поделены деньги. Причина его «раскаяния» проста – Войнаровский не расплатился с ним за услуги. Желая отомстить, за два дня до смерти Быстрицкий написал шведскому королю письмо. В нем он слезно жаловался на неблагодарного племянника Мазепы, обещавшего ему 100 дукатов за то, чтобы он как человек «бывший на службе при Мазепе сорок лет» подтвердил, будто мешки и бочки с золотом, верхом на которых гетман «уехал» в эмиграцию – это его частное, а не общественное добро.

Сто дукатов – немалая сумма. Дукат – золотая монета весом 3,5 грамма. Таким образом, Быстрицкий продал свою совесть за 350 грамм золота. «А если бы я подтвердил правду, — писал он, — то должен был бы заявить, что Мазепа присвоил сокровища трех гетманов – Брюховецкого, Многогрешного и Самойловича, а также трех сыновей Самойловича… Сокровища всех этих персон остались при Мазепе. Общественные деньги за аренды были у Мазепы, а после смерти гетмана получил все те общественные ценности и клейноды пан Войнаровский».

По сути, эти богатства были присвоены Мазепой, так как, по словам вышеупомянутого человека, прослужившего при нем сорок лет, покойный гетман явился на Украину в одной только бедной одежде, а умер, «прихватив все сокровища публичной кассы».

Это письмо предало гласности неприглядную подноготную казнокрадства Мазепы и жадности его мнимого «наследника». По словам Любомира Винара, «перебіг розправи перед Бендерською комісією виявив багато негативних рис А. Войнаровського й козацької старшини. Тут в першу чергу наявна погоня сестрінка (племянника по сестре. – О.Б.) Мазепи за скарбами та повна нетолеранція до домагань старшини. З другого боку, старшина в невластивий час робила закиди Мазепі в справі зловживання публічними доходами. Як бачимо, наша перша політична еміграція в XVIII-му столітті не могла внутрі між собою полагодити внутрішні розходження… Головною причиною непорозумінь…були матеріальні добра».

Зато Войнаровский отказался в пользу генерального писаря Орлика от булавы. Реальные деньги он предпочел мифическому титулу гетмана в изгнании. Он был человек молодой, легкомысленный, любивший женщин и карточную игру. В благодарность за поддержку, племянник Мазепы одолжил Карлу XII 611 тысяч 66 талеров под 6 процентов годовых, посчитав это весьма выгодной инвестицией в свое будущее, и предался радостям заграничной жизни, проводя время в разъездах по всем доступным столицам Европы от Стамбула до Стокгольма.

Андрей Войнаровский получил украинскую казну благодаря
лжесвидетелю, но и с ним не расплатился
Андрей Войнаровский получил украинскую казну благодаря лжесвидетелю, но и с ним не расплатился

Где-то по дороге он обзавелся еще и «женой» – дочерью Переяславского полковника Анной Мирович, которая влюбилась в племянника Мазепы, бросила своего мужа войскового товарища Семена Забелу и подалась за границу.

Это была вредная авантюристичная баба. Никто не вспомнил ее добрым словом – ни на Украине, ни в среде «первой волны» украинской эмиграции. Орлик считал, что именно Анна портит его отношения с Войнаровским. А жена Орлика в одном из писем отозвалась о ней так: «Бог відає про теперішню пані Войнаровську, кому вона остаточно належить, чи Войнаровському, чи її першому мужові Забілі». С Войнаровским она обвенчалась в Бендерах вопреки всем церковным законам – не разведясь со своим первым мужем. Впрочем, и Войнаровский ее недолго выдержал. Он сбежал от Анны в 1715 году во Вроцлаве, оставив ей дочь Элеонору, а сам вместе с сыном дернул в Вену.

В следующем году поиздержавшийся Войнаровский явился в Швецию, чтобы напомнить королю о долге. Но Карл XII, как обычно, воевал, сам нуждался в средствах и не имел возможности расплатиться. Несолоно хлебавши, племянник Мазепы уехал в вольный город Гамбург, славный богатым портом и широкой карточной игрой.

Местные дамы и шулера были от него без ума. Не дремало и царское правительство, агенты которого по одному вылавливали беглых мазепинцев и возвращали царю Петру. Царская разведка работала отлично. Ее офицеры, в том числе знаменитый капитан Румянцев, прославившийся тем, что поймал царевича Алексея, следили за легкомысленным Войнаровским и даже играли с ним в карты, пользуясь его общеизвестной слабостью.

Племянника Мазепы схватили прямо на улице, когда он возвращался с обеда у графини Кенигсмарк и доставили в русское посольство. Гамбургский магистрат возражал, но российский резидент (посланник) заявил, что Войнаровский – беглый царский подданный, казнокрад и должен быть немедленно возвращен России. «Этого кавалера жаль вдвойне, — писал прусский посланник в Гамбурге. – На днях он проиграл все свои деньги в карты, а теперь может потерять жизнь».

За пленника завязалась короткая дипломатическая борьба. Шведы утверждали, что Андрей – полковник их армии. Сам же он оправдывался, что никогда «не участвовал ни в каких заговорах вместе с дядей» против царя и выражал надежду, что король шведский его освободит. Но королю был не нужен человек, которому он был так много должен. Попротестовав для виду, благородные европейцы отдали племянника выдающегося казнокрада в лапы царя Петра. Остаток своей жизни он провел сначала в Петербурге под следствием, а потом в Сибири, прожив еще больше двадцати лет в здоровом русском климате за Уралом и переписываясь время от времени со своей супругой, оставшейся в Европе.

В отличие от жен декабристов, Анна Забела-Войнаровская решила не ехать за мужем в далекий Якутск, предпочтя ему тоже холодный, но куда более близкий Стокгольм. Там она занялась выколачиванием из шведского правительства долгов своему супругу.

СЧЕТ ЖЕНЫ ДВУХ МУЖЕЙ НАСЛЕДНИКАМ КАРЛА XII

Бюст Карла. Его шведы хотели подарить Полтаве
Бюст Карла. Его шведы хотели подарить Полтаве

Своей незаконной жене Андрей Войнаровский завещал кредиты шведскому королю. Свою волю он успел оформить нотариально. Анна, «чрезвычайно проворная женщина», по словам Любомира Винара, в 1718 году прибыла в Швецию и засыпала ее своими претензиями, как снегопадом. В шведском государственном архиве нашли больше семидесяти ее писем на латинском, немецком, французском и шведском языках. Вряд ли, она была полиглотом. Но в Швеции нашлось достаточно адвокатов, занявшихся делами энергичной жены двух украинских мужей.

Карл XII признал свой долг. Да и как ему было не признать? Король вел бесконечные войны, постоянно нуждался в деньгах и должен был заботиться о своей «кредитной истории». Но, по стечению обстоятельств, уже в феврале следующего года «льва Севера», как его называли льстецы, подстрелили в Норвегии при осаде какой-то крепости. Тогда Анна взялась за наследницу погибшего – королеву Ульрику Элеонору, родную сестру бездетного Карла.

Сестра Карла XII. Ульрика Элеонора унаследовала
королевство бездетного брата и его украинские долги
Сестра Карла XII. Ульрика Элеонора унаследовала королевство бездетного брата и его украинские долги

В наступившей после его смерти анархии (фактически страной правил парламент – риксдаг) пани Войнаровская чувствовала себя на своем месте. Она предъявила счет больше чем на полмиллиона шведских плетов – на миллион талеров с хвостом. От части долга Анна была готова отказаться. Но 400 тысяч талеров упорно требовала, несмотря ни на какие возражения. Попутно вредная женщина еще и бомбардировала посланиями другие европейские дворы, разжигая международный скандал.

Поначалу шведы откупились от нее пенсией, назначив 4 000 талеров ежегодного вспомоществования. Но этим она не удовлетворилась. В конце концов, дело Войнаровской было рассмотрено даже на совещании министров. После доклада те пришли к выводу, что от вредной бабы нужно как-то откупиться. Ибо, как заявил граф Кронгиельм: «Я очень боюсь, что, если она не получит удовлетворения, то это дело еще не однажды принесет нам хлопоты. Я думаю, если с ней договориться, то Войнаровская отречется от значительной части своей претензии и согласится, чтобы с ней расплачивались по частям на протяжении пяти, шести, а, может, даже десяти лет. Если же она уедет, ничего не получив, и выставит свои требования через посредничество какого-нибудь из правящих домов, то, наверняка, мы не сдыхаемся так просто этого дела».

В конце концов, Войнаровская получила некоторую сумму наличными, дом в Стокгольме и замок Тиннельсе над Малерским озером. На содержание замка денег не хватало, и аферистка, догадавшись, что от нее отделались слишком дешево, тут же стала продавать здание по частям. Сначала она загнала медную крышу на вывоз. А все остальное, оставшись без кровли, под холодным шведским небом просто развалилось, хотя и было построено из камня.

Точная сумма, заплаченная лжесупруге Войнаровского шведами, не известна. По-видимому, она была невелика, так как вскоре Анна устроилась подрабатывать еще и на русскую разведку. Выдающаяся деятельница эмиграции следила за гетманом Орликом, обещала заманить его к себе в гости и выдать царским агентам – тоже на вывоз, как крышу замка. В обмен дама желала получить из Сибири своего любимого мужа. Один план в ее мозгу сменялся другим. В 1722 году она даже предлагала Петру I бартер: вы мне супруга, я вам – половину того, что мне должны шведы. Наглость ее, как и предприимчивость, не знала предела. Конец ей положила только смерть.

Однако документ, который бы свидетельствовал, что шведское правительство получило от Войноровской отказ от претензий, историками не обнаружен.

КАК ВЕРНУТЬ ДЕНЬГИ, УКРАДЕННЫЕ У НАШЕГО НАРОДА

Как видим, «золото Мазепы» было признано Швецией его личным имуществом, а не казной украинского государства, на основании лжесвидетельства. Войнаровский не имел на эти деньги никаких прав. Еще меньше прав на них у его «жены». Никто не разводил ее с первым супругом Забелой. Значит, считаться законной половиной Войнаровского она не может. По церковным и гражданским законам, Анна Забела-Войнаровская – преступница, виновная в двоемужестве. Шведское правительство не знало об этом факте, иначе бы даже не откупалось от нее по мелочам.

Выходит, до сих пор Швеция должна Украине огромную сумму. А вот сколько, давайте прикинем. В 1709 году это было 611 тысяч 66 талеров. Если учесть набежавшие за три столетия 6 процентов годовых, то на сегодня долг Швеции нам составляет 11 610 254 талера (пишу прописью, как в финансовой ведомости: «одиннадцать миллионов шестьсот десять тысяч двести пятьдесят четыре талера»).

Полтава. Памятник на поле знаменитого сражения
Полтава. Памятник на поле знаменитого сражения

Каждый шведский талер (в местном произношении «далер») насчитывал 28 грамм чистого серебра. То есть, в серебре Швеция должна 325087 кг и 112 гр. Стоимость одного грамма серебра сегодня примерно 50 центов, по курсу Нацбанка. При переводе в доллары США – универсальное платежное средство наших дней – набегает кругленькая сумма: 169 млн. 633 тыс. 783 доллара.

Но еще интереснее, если пересчитать ее по курсу нумизматического рынка, где выставляются старинные монеты. Вот там счет может пойти и на миллиарды – естественно, за всю казну, присвоенную Мазепой и «одолженную» Карлом.

Карл XII принадлежал к Пфальц-Цвейбрюкенской династии. Сейчас в Швеции правит династия Бернадотт. Но это не имеет значения. Карл одалживал деньги не как частное лицо, а как глава государства. Кровное родство не имеет в этом споре никакого значения. Зато важно право наследования. Нынешняя Швеция – прямая преемница Швеции Карла. А нынешние короли – наследники его имущества и его долгов.

Конечно, получится международный скандал. Но Румыния совсем недавно не побоялась такой шумихи, потребовав кусочек шельфа возле острова Змеиный. И выиграла спор. Если Украина проявит настойчивость, можно точно так же потащить в международный суд Швецию.

ОТДАВАЙ-КА, ШВЕД, МИЛЛИОНЧИКИ!

Этот иск имеет под собой огромную документальную базу. В значительной степени эти документы еще и опубликованы. Ведь шведские историки не подозревали, что Украина получит независимость и сможет потребовать то, что у нее забрали в начале XVIII века захватчики из Скандинавии и их марионетки – Мазепа и Войнаровский.

Недавно к 300-летию Полтавской битвы шведская «Ассоциация друзей военного музея Стокгольма» пыталась подарить городу бюст своего битого Карла XII. Мэрия Полтавы гордо отказалась, в очередной раз отразив нашествие беспардонного Запада и его приспешников. Не надо нам ваших бронзовых чушек! Вы деньги верните, которые за триста лет должны! Ведь дальше набежит больше. А возвращать все равно придется.

Олесь Бузина, buzina.org

***

Иуда с орденом. 

Человек, успевший послужить двум королям и одному царю, рассматривал предательство как норму жизни и использовал его для достижения личной выгоды.

Портрет Ивана Мазепы, Курилас О., 1909 г.

Портрет Ивана Мазепы, Курилас О., 1909 г. ©

От изменника до героя

В списке отечественных изменников и предателей гетман Мазепа находится на одном из первых мест. Его имя стало нарицательным, символом самого низкого и подлого предательства.Подобная оценка Мазепы была общепринятой и в Российской империи, и в СССР.С распадом Советского Союза власти независимой Украины, остро нуждавшиеся в создании собственного, «самостийного» списка героев, объявили Мазепу борцом с имперской Россией, посвятившим жизнь делу создания независимого украинского государства.На Украине сегодня печатают марки с изображением Мазепы, ставят ему памятники и называют его именем улицы. Случись самому гетману сегодня оказаться среди современных украинцев, он бы, думается, немало удивился собственному образу, который усиленно внедряется в массовое сознание.

Сложно согласиться с героизацией образа Мазепы, как, впрочем, сложно назвать его и «изменником Родины», поскольку представление об этом понятии у гетмана было весьма смутное.

 

Слуга короля польского

Иван Степанович Мазепа родился 20 марта 1639 года в селе Мазепинцы под Белой Церковью, в шляхетской православной семье. Предки Мазепы, как и он сам, относились к казачьей вольнице, зажатой между Россией, Османской империей и Речью Посполитой.

Дед Мазепы служил русскому царю, охраняя южные границы государства от набегов, и погиб в одном из сражений.

Памятник Богдану Хмельницкому в Киеве

Отец, сподвижник Богдана Хмельницкого, категорически выступил против условий Переяславского договора, по которому Войско Запорожское признавало власть русского царя. Мазепа-старший в качестве альтернативы предложил проект Великого княжества Русского в составе Речи Посполитой, который, однако, не был реализован.Тем не менее, Адам-Степан Мазепа заслужил благосклонность польского короля и должность подчашего Черниговского.

Положение отца помогло и Ивану Мазепе. Он получил хорошее образование, учился в Голландии, Германии, Италии и Франции, овладел несколькими языками и получил место при дворе польского короля Яна Казимира.

Карьерная лестница Войска Запорожского

Но столь блестяще начинавшаяся карьера забуксовала. Причиной стало вероисповедание — Мазепа был православным, в то время как при дворе преобладали католики, которые относились к Ивану пренебрежительно.

Дело доходило до стычек, причём Мазепа даже обнажал шпагу на территории королевского дворца, что каралось смертью. Король, однако, отнёсся к Мазепе достаточно лояльно, ограничившись удалением из числа придворных.

Памятный камень на месте избрания Мазепы гетманом Украины. Фото: Commons.wikimedia.org

Вернувшись в Мазепинцы, Иван в 1668 году женился на Анне Фридрикевич и благодаря своему тестю Семёну Половцу, генеральному обозному Войска Запорожского, стал сначала ротмистром гетманской надворной гвардии, а затем писарем при гетмане Правобережной Украины Петре Дорошенко.

Летом 1674 года Мазепа был направлен посланником в Крымское ханство, но по дороге был перехвачен казаками, подчинявшимися не Дорошенко, а гетману Войска Запорожского на Левобережной Украине Ивану Самойловичу.

Пленника отправили к гетману, который отнёсся к нему благосклонно — образованного Мазепу Самойлович сначала определил учителем к своим детям, а затем пожаловал ему чин генеральского есаула.

Выборы с «административным ресурсом»

Мазепа с различным поручениями стал часто бывать в Москве и сумел завоевать расположение фаворита царевны Софьи Василия Голицына. Когда благодетель Самойлович попал в опалу, Мазепа не только не попытался помочь ему, но и способствовал его падению, рассчитывая извлечь из этого выгоду для себя.

И действительно, 25 августа 1687 года Иван Мазепа был избран гетманом Войска Запорожского на Левобережной Украине. Немалую роль здесь сыграл «административный ресурс» — Василий Голицын использовал своё влияние на казаков, чтобы «провести» своего кандидата.

В качестве гетмана Мазепа успел поучаствовать во втором Крымском походе Василия Голицына. Вскоре, однако, царевна Софья и её фаворит проиграли борьбу за власть, и бразды правления Россией в 1689 году перешли к молодому царю Петру.

На положении 50-летнего гетмана эти изменения не сказались. Больше того, Мазепа сумел завоевать расположение царя как эксперт в вопросах польской политики и со временем вошёл в число ближайших друзей Петра.

 

«Славного чина святого апостола Андрея кавалер»

Герман участвовал в двух походах Петра I на Азов и в 1700 году стал кавалером вновь учреждённого ордена Андрея Первозванного «за многие его в воинских трудах знатные и усердно-радетельные верные службы». Мазепа стал вторым человеком, удостоенным подобной чести. Полный его титул звучал как «Войска Запорожского обеих сторон Днепра гетман и славного чина святого апостола Андрея кавалер».

Иван Мазепа.Так кем был Мазепа — предателем или национальным героем Украины?

На службе русскому царю Мазепа получил практически всё, о чём он мог мечтать. Огромные поместья, несметные богатства, плодородные земли на Украине и юге России, сто тысяч крестьянских душ во владении.В 1700 году Пётр I, мечтая выйти к Балтике, вступил в войну со Швецией, начало которой сложилось крайне неудачно. Поражение в битве под Нарвой поставило Россию на грань военной катастрофы, избежать которой удалось во многом потому, чтошведский король Карл XII переключил своё внимание на союзников Петра I по коалиции — Польшу и Данию.

Военный авторитет Карла XII и его армии в тот момент в Европе был непоколебим. Нанеся поражение Петру, шведский король обрушился на польского короля Августа II, который не сумел дать ему достойный отпор. Больше того, Карл XII собирался возвести на престол Речи Посполитой лояльного ему Станислава Лещинского.

Пользуясь шведским вторжением в Польшу, Мазепа в 1704 году занял Правобережную Украину, призывая Петра I присоединить эти земли к территории Войска Запорожского, однако русский царь решил, что это приведёт к окончательной потере союзника в лице Августа II, и отказался.

Предатель или герой? Благодаря гетману Мазепе шведы остались без пушек

Предатель или герой? Благодаря гетману Мазепе шведы остались без пушек
 

«Без крайней нужды не переменю своей верности»

Иван Степанович Мазепа, переживший многих своих покровителей, посчитал, что наступает время прощаться с царём Петром. Военные успехи Карла XII убедили его, что единственной возможностью сохранить свои богатства и власть является переход на сторону более сильного. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

Осенью 1707 году Мазепа сказал приближённым: «Без крайней, последней нужды я не переменю моей верности к царскому величеству». Под «крайней нуждой» гетман понимал неизбежное военное поражение русского царя.

К этому моменту посланники Мазепы уже несколько лет вели тайные переговоры со шведским королём об условиях перехода гетмана на сторону Карла XII.

Утаить эти замыслы Мазепе не удалось. Пётр I получал доносы об изменнических замыслах гетмана, но отказывался им верить.

Генеральный судья Войска Запорожского Василий Кочубей, предупреждавший царя о предательстве Мазепы, был казнён за клевету на гетмана. Это произошло всего за несколько месяцев до того, как Мазепа открыто перешёл на сторону Карла XII.

 

Анафема

Гетман обещал шведскому королю мнорготысячное войско, поставки продовольствия и зимовку в гетманской резиденции в Батурине. На деле же вместе с Мазепой к шведам ушло не более 3000 казаков, ещё несколько тысяч примкнули впоследствии. Большинство Войска Запорожского поступок Мазепы не поняло и не приняло.

Батуринская крепость (современная реконструкция).Конец гетманской столицы. Был ли штурм Батурина геноцидом украинцев?

Возможно, гетман и не рассчитывал на понимание, полагая, что после победы Карла XII все несогласные просто вынуждены будут смириться с реальностью.Карл XII на деле, однако, не получил практически ничего из того, что обещал ему Мазепа. Отряд гетмана не принимал активного участия в войне, резиденция в Батурине была взята русскими войсками, а что касается продовольствия, то его шведам приходилось забирать у местного населения, крайне враждебно настроенного по отношению к ним, силой.

Пётр I, поражённый предательством Мазепы, повелел избрать нового гетмана, которым стал Иван Скоропадский. В ноябре 1708 года в Глухове Мазепу предали церковной анафеме, а затем учинили над ним символическую казнь. Чучело, изображавшее гетмана, было публично повешено палачом. Мазепу лишили всех его наград и владений, а по приказу Петра I был изготовлен специальный Орден Иуды. Царь намеревался нацепить 5-килограммовый серебряный круг с изображением повесившегося на осине предателя Христа на шею пленённого Мазепы.

 

Крах

Репродукция картины Алексея Кившенко «Капитуляция шведской армии».Полтавский нокаут. Как Пётр I сделал Швецию региональной державой

27 июня 1709 года русские и шведские войска сошлись в битве под Полтавой. Гетман мог наблюдать, как в рядах русского войска бьются те казаки, что не пошли за ним. Отряд Мазепы, как уже говорилось, в бой не вступил.Сокрушительное поражение шведов лишило Мазепу будущего. Вместе с Карлом XII он спасался бегством и чудом избежал плена, скрывшись во владениях Османской империи.

Русский посланник получил приказ добиться возвращения предателя, не считаясь с расходами. Однако Османская империя отказала в выдаче Мазепы.

Это было последней удачей в жизни гетмана, но вряд ли он ей обрадовался. Иван Степанович Мазепа потерял всё, превратившись в изгоя. Для 70-летнего человека это было слишком тяжёлым ударом, и через три месяца после Полтавской битвы, 22 сентября 1709 года, гетман Мазепа умер в Бендерах.

Украинская почтовая марка, посвящённая Ивану Мазепе. Фото: Commons.wikimedia.org

Кумир власть предержащих

Он не был изменником Родины, поскольку само это понятие было ему неблизко. Человек, успевший послужить двум королям и одному царю, рассматривал предательство как норму жизни и использовал его для достижения личной выгоды.

Мазепа вряд ли может быть героем какого-либо народа, а вот кумиром тех из власть предержащих, которым близки и понятны его жизненные принципы, — с лёгкостью.

Возможно, именно в этом и таится ответ на вопрос, отчего некоторые представители украинской элиты так почитают Ивана Степановича Мазепу?

За что Мазепу провозгласили героем?

«Бит, как швед под Полтавой», «Ура, мы ломим, гнутся шведы!» …И в поэзии, и в истории у этой победы — особое

К началу XVIII века Швеция возмечтала установить контроль над всем балтийским побережьем. Это затрагивало интересы Дании, Саксонии, Польши и России, и в 1699 г. они образовали коалицию — Северный союз. Тут невольно напрашивается сравнение с антигитлеровской коалицией 1940-х гг. Ох уж эти западные союзники! Сидели и ждали, пока Россия сокрушит Германию, и только тогда вступили в войну, чтобы не опоздать к распределению трофеев. Так же было и с Северным союзом.

Укрощать амбиции шведов нам пришлось практически в одиночку. В 1700 г. с 27 полками Пётр I начал осаду Нарвы, но 18-летний Карл XII нанёс ему тяжёлое поражение. Пётр I отнёсся к этому философски, сказав, что благодарен Карлу за урок. И вправду, возобновив Северную войну уже через два года, он повёл её весьма успешно. Но в противостоянии двух гигантов это была лишь разминка. Потеряв Нарву и часть побережья, где был основан Санкт-Петербург, Швеция оставалась грозной силой, намеревалась поглотить Польшу и левобережную Украину.

Одного из действующих лиц той эпохи — гетмана Ивана Мазепу — президент Украины Виктор Ющенко ныне провозглашает национальным героем. Мазепа при вторжении шведов в Малороссию был гетманом левобережной Украины, со времён Алексея Михайловича входящей в состав Русского государства. Будучи крещённым в православие, он смолоду служил при дворе польского короля Яна-Казимира «комнатным дворянином» и проникся духом католичества, который, тщательно скрывая, сохранил до конца жизни. Лицемерие и обман стали частью его натуры. Ложными наветами он «подсидел» предыдущего гетмана Самойловича, а заняв его место, сумел так обольстить Петра, что царь проникся к нему безграничным доверием. И когда поступали сигналы о его двурушничестве, отсылал доносчиков для разбирательства к самому Мазепе (как это было с Кочубеем и Искрой).

Президент Ющенко, так сильно любя Мазепу, наверняка читал отзыв о нём лучшего знатока малороссийской истории Костомарова: «Едва ли мы ошибёмся, если скажем, что это был человек чрезвычайно лживый… Он был способен представиться не тем, чем он был на самом деле, не только в глазах людей простодушных и легко поддающихся обману, но и пред самыми проницательными». Разумно ли выбирать в качестве идеала политика, совершившего в самый важный для себя и своего народа момент грубейшую ошибку? Ведь делать ставку на Швецию в тех условиях было очевидной глупостью.

Во-первых, Швеция была далеко, а Россия близко. А во-вторых, шведы были лютеранами, их религия была совершенно чужда украинскому народу, в то время как русские являлись для него единоверцами. Позорный конец Мазепы был неизбежным. Не повторяет ли теперь оплошность своего кумира сам Ющенко, поставивший на далёкую и чуждую украинцам по своим духовным ценностям Америку? Возвращаясь к Полтавской битве, стоит добавить, что её последствия оказались грандиозными. Престиж России возрос неимоверно, и она стала одним из главных игроков на европейской сцене. Стало неизбежным присоединение правобережной Украины к Российской империи, а значит — вытеснение из Причерноморья Турции и закат Польши. И действительно, ещё в XVIII столетии произошёл её раздел между тремя соседними державами, а Крым отошёл к России. Политическая система Европы, определившаяся под Полтавой, сохранялась в основных чертах до ХХ века.

Статья из газеты: Еженедельник «Аргументы и Факты» № 28 08/07/2009

Так кем был Мазепа — предателем или национальным героем Украины?

8 июля отмечается очередная годовщина Полтавской битвы. В России её традиционно считают одной из самых великих побед русского

Реклама