Заложники. «Румынская Катынь — Белая Криница»?

О трагических событиях, произошедших 1 апреля 1941 года в урочище «Варница», возле села Белая Криница Глыбокского района Черновицкой области. Тогда советские пограничники открыли огонь по колонне людей, пытавшихся перейти из СССР в Румынии.

Информацию об этом событии долго замалчивали и только с получением Украиной независимости об этом стали открыто говорить, писать, исследовать. Ежегодно на месте трагедии происходят панихиды-реквиемы с участием как общественности, так и должностных лиц, о этом событии написано, но и многое остается неисследованным.
В течение последних двух лет автор исследовал ряд архивных дел, касающихся этого события и находятся на хранении в государственных учреждениях Черновицкой области. Обработано также материалы периодических изданий и публикации исследователей, проведен опрос ряда лиц, которые были свидетелями тех событий.

На основании исследованного можно воссоздать картину трагедии.

Итак 1 апреля 1941 в Глубокую начали прибывать десятки людей из сел Глибоцкого и части Сторожинецкого районов. К полудню в центре Глубокой собралось более двух тысяч человек. Люди требовали от властей разрешения на проход через границу. Из записей дневника одного из организаторов перехода М.Гушула узнаем, что к толпе вышел прокурор района и объяснил, что они являются гражданами СССР, имеют дома, хозяйства, поэтому их никто не пропустит через государственную границу. Тогда люди стали сбрасывать с себя одежду выкрикивая: «на то, мы вам и одежду оставляем, не только хозяйства и скот».После этого большой колонной толпа двинулась в сторону границы. По дороге людей несколько раз пытались остановить пограничники, объясняя, что их никто не пропустит через государственную границу. В урочище «Варница» людей раз остановили пограничники. После устного предупреждения было осуществлено предупреждающие выстрелы — первый в воздух, а второй по хоругвях и крестах, которые несли в передних рядах колонны. Однако толпа это не остановило.Оттуда раздались выстрелы в сторону военных. Тогда пограничники открыли огонь на поражение … К сожалению, точная цифра жертв не установлена, некоторые исследователи, однако, указывают, что тогда было убито около 50 человек, а многие ранены.

Переход через границу инициировала румынская разведка
Что же спровоцировало такие действия? Исследователь событий 1941 Петр Кирстюк в своем документальном очерке «Шумят ели над крестами» справедливо подметил, что «собрать несколько тысяч человек в четко указанное час и день, и еще весной, можно было, только четко спланировав акцию». Из архивных материалов узнаем, что указанный массовое мероприятие перехода границы был инициирован тогдашней румынской разведкой.

Переходы границы, в том числе вооруженные, происходили неоднократно и раньше. Люди группами в ночное время пересекали границу, нередко сталкиваясь с пограничные наряды и вступая с ними в перестрелку. Основной причиной таких переходов был страх перед новой советской властью, что с приходом на Буковину запустила свою репрессивную машину.

Румынские спецорганы, конечно, отслеживали ситуацию в приграничные с СССР. Из объяснений земляков, осужденных советской властью «за подготовку и организацию контрреволюционного вооруженного перехода границы», становится известно, что румынская разведка осуществляла мониторинг ситуации в приграничных районах СССР и изучала лиц, нелегально перешли в Румынию. С отдельными из них она устанавливала контакт и привлекала к разведдеятельности. В течение февраля-марта 1941 года на территорию Советского Союза было нелегально возвращен ряд лиц, которые ранее перешли в Румынию. Им было отработано задание собирать развединформацию, в частности, сосредоточение советских войск в крае и их возможных действий на случай войны, а также организации массовых переходов людей на территорию Румынии. При этом рекомендовалось организовывать группы численным количеством не менее 300 человек и вооружать их.

Для чего это было нужно иностранной стороне? Очевидно, чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять тогдашнюю общественно-политическую ситуацию в мире. В Европе еще в 1939 году началась Вторая мировая война, участниками которой были не только гитлеровская Германия, но и Советский Союз, занявший Западную Украину, в частности, Галицию, а позже — Буковину и Бессарабию. Мир ждал нового вооруженного противостояния Третьего Рейха с СССР. В дипломатических кругах Европы и мира практически было известно о приближении новой войны, к началу которой оставалось более двух с половиной месяцев.Королевская Румыния, как союзница Германии, также была заинтересована в этом.Это давало ей возможность вернуть утраченные территории и усилить свое влияние. Как со стороны СССР, так и Румынии в той или иной степени шла подготовка к войне.

В этой ситуации резонансные события в пользу Румынии, а в частности, массовый переход населения из СССР — непосредственно из Северной Буковины к Румынии, укрепляли дипломатические позиции сопредельного государства в отстаивании территориальных претензий, а также оправдывали союзнические отношения с Германией по СССР, и вторжение, в случае начала войны, на эти территории.

С другой стороны, Румыния действовала уже по апробированной схеме.Вспомним, как перед началом Второй мировой войны и в течение 1940 включительно Гитлер пытался вернуть немецкое население из других стран (в т.ч. и Буковины) к Рейху. Этого требовала как нацистская идеология, так и военная доктрина, ведь все прекрасно понимали, что в вооруженном противостоянии человеческий ресурс будет играть едва ли не главный фактор.

Очевидцы тех событий обратили должное внимание на то, что в колонне, 1 апреля 1941 пыталась перейти государственную границу, было много молодежи.Это подтверждают и архивные материалы. Несмотря, что в толпе были женщины с детьми и пожилые люди, анализ имеющихся материалов показывает, что колонна состояла почти на 70% лиц мужского пола в возрасте от 20-25 до 40 лет, многие из которых оставила дома своих молодых жен, малых детей, родителей, братьев и сестер. Большинство этих людей в свое время прошли военную службу в румынской армии. Поэтому понятно, что в случае начала войны этих людей не нужно было агитировать в необходимости воевать, они автоматически стали бы «авангардом» румынской армии.

Для этого велась и соответствующая агитация. По свидетельству старожилов Глыбоцкого района, среди людей распространялись разговоры вроде того, что Румыния помогает материально беженцам и в случае необходимости займет их семьи в Румынию, что те, кто переходит туда, идут на непродолжительное время, что скоро Румыния вернется назад, а они спасутся от советского террора. Кроме того, ходили слухи, что граница этого дня будет открыт и все смогут беспрепятственно попасть в Румынию. В день шествия, видимо для психологического воздействия, организаторы ходили по деревням с крестами и хоругвями, убеждая людей, в крест стрелять никто не будет.

Советская власть использовала акцию для «зачистки» приграничной территории
Конечно, в этой ситуации возникает логичный вопрос: неужели советским спецорганами не было ничего известно об организации массового перехода границы? А если они знали, то почему этому не предотвратили?

Собранные материалы указывают на то, что о подготовке к переходу советские органы не могли не знать. Люди почти открыто ходили по деревням и агитировали.Об этом велись разговоры, иногда приобретали своеобразных форм дебатов среди жителей сельских общин. А многие люди, писал заявления, чтобы в дальнейшем их предъявить государственным органам для пропуска через границу, обращались за помощью в написании даже для работников сельских советов. 31 марта 1941 в урочище «Скинка» Михайловка (тогда Мигучены) Глубокского района отдельными организаторами даже была осуществлена ​​неудачная попытка собрать из района людей для пешего перехода. Однако прибыли только жители указанного села (более 30 человек) и несколько крестьян из с.Димка, с остальных сел тот день люди не появились, из-за чего собранные разошлись по домам.

Вместе с тем нельзя утверждать, что властью ничего не предпринималось. По свидетельству старожилов Михайловка Глыбоцкого района, накануне, а также в день перехода, рядом с агитаторами, селу ходили работники сельского совета и предупреждали людей, чтобы никто никуда не уходил, «потому границу никто не откроет». 1 апреля 1941 в Глубокой людей об этом предупредил районный прокурор. Колонны людей, двигались дорогой, встречали и сопровождали красноармейцы и пограничники, предостерегающие людей не идти через границу.Военными было сделано несколько попыток уговорить людей и остановить колонну на подходе непосредственно к границе.

Почему же тогда власть не прибегла к более конкретным действиям еще на начальных стадиях организации перехода? Об этом П.Кирстюк говорит: «после событий 1 апреля НКВД мало веские причины для выселения в Сибирь и Казахстан тысяч буковинцев, которым инкриминировали измену Родине». Вполне вероятно, что за два с половиной месяца до войны власть была заинтересована и использовала эту акцию для «зачистки» приграничной территории от «антисоветских неблагонадежных элементов». Ведь совершенно ясно, что в случае войны, эти люди могли бы пополнить ряды вражеской армии, создать в тылу советских войск партизанские отряды, диверсионные группы и т.п.. Вместе тогдашним советским руководством во главе с И. Сталиным приветствовалось пополнения трудовых лагерей Сибири и Казахстана дешевым человеческим ресурсом. Наверное поэтому власть и не употребляла каких-то активных действий. Мероприятия сводились к предупреждению, вероятно, для того, чтобы «отсеять» случайных людей, которые под влиянием толпы подверглись условиям и влились в ряды колонны.

По довоенный год тоталитарный режим депортировал почти 11000 буковинцев
По свидетельству старожилов, материалов архивных дел, позже органы госбезопасности отпустили ряд людей, которые принимали участие в шествии, а отдельным жителям края наоборот — инкриминировали это преступление, хотя эти люди там не были и никогда не вынашивали миграционных намерений. Так, жительница с. Михайловка Глыбоцкого района Мария Ивановна Белоус (Волощук), 1935 г.р., указывает, что ее отец Иван Маркович Волощук, 1905 г.р., никогда не планировал уехать, даже временно, в Румынию, а обвинение в намерении нелегального перехода границы послужили только причиной, чтобы его арестовать и репрессировать «потому, что он за румынских времен был легионер». И действительно из материалов архивного дела видно, что И.Волощук не подтверждает своих намерений перейти границу, зато признается, что в довоенный период, во время вхождения края в состав Румынии, был членом партии «Железная Гвардия». И это не единичный случай, о чем сообщили другие старожилы этого села.

За попытки перейти советско-румынскую границу в январе-апреле 1941 года на скамье подсудимых оказалось 1603 человека, а 3015 членов их семей подверглись депортации.

Нужно сказать, что в то время среди молодежи края были популярны фашистские идеи. Ведь эта идеология поддерживалась на правительственном уровне Румынии и исповедовалась во многих европейских странах. В королевской Румынии пропагандировались молодежные отряды гардистив, устраивались собрания, показательные действия, что привлекало сельскую молодежь, которая слишком особо не занималась принципами фашизма. Преследовать на своей территории лиц, которые поддерживали идеологию Гитлера, советской власти, очевидно, было не совсем удобно, ведь Советский Союз до последнего времени перед войной декларировал дружеские взаимоотношения с нацистской Германией.Зато можно было привлекать к ответственности граждан за контрреволюционную деятельность.

Таким образом, советская власть использовала данный привод и осуществила последние предвоенные «зачистки» в приграничные новоприобретенных территорий, пополнив тюрьмы и лагеря Сибири и Казахстана новыми заключенными.

Всего за довоенный год были депортированы почти 11 тыс. человек, из которых 1421 человек погибло в сталинских концлагерях.

И еще сегодня можно услышать о том, что 1 апреля 1941 года в урочище «Варница» советскими пограничниками были расстреляны лица румынской национальности. Но это не так. Согласно архивным материалам, только с небольшого уже упоминавшегося украинского села Михайловка в шествии приняло участие около 30 человек. Вместе с жителями румынских сел в Румынию шли жители таких украинских населенных пунктов, как Великий Кучуров, Красная Дубрава, Тарашаны, Глубокая, Петричанка, Каменка и других.

Тогда, в 41-м, беглые буковинцы — и румыны, и украинским — убедились в ложности заявлений о защите интересов простых людей в тоталитарном обществом. Они стали заложниками двух великодержавных идеологий, создатель которых, для достижения своей цели, не считались с человеческой жизнью.

Николай Рубанец, краевед. Фото автора («дело» семидесятилетней давности)

Премьера румынского фильма о Буковине состоится 14 апреля

На румынском телеканале PROTV состоялаяь премьера фильма о Буковине — «Румынская Катынь — Белая Криница», который снял журналист Космин Савву (на фото) 1 апреля этого года. Об этом сообщили в отделе связей с общественностью румынского телеканала PROTV . 

— 1 апреля 1941 является трагической датой в истории румынского народа, но об этом умалчивается в учебниках по истории. Я постарался воспроизвести в этом фильме события 72-летней давности. В нем показано, как несколько тысяч румын Буковины были жестоко убиты, пытаясь пересечь «границу, нарисованную карандашом Сталина». Все были жестоко расстреляны. Рассказы об этой бойне и о депортации ошеломляют. Они подчеркивают необходимость донесения до широкой общественности моделей свободы и национального достоинства, без особого преувеличения, — отметил для «CitizenJournal.info» журналист и корреспондент румынского телеканала Космин Савву,  снявший несколько сюжетов в Магале, Лунке, что на Герцаивщине, в Сучевенах, общаясь с родственниками репрессированных. После премьеры, в передаче «România, te iubesc! » журналист рассказал об особенностях съемок документального фильма на Буковине, поделился интересными моментами из общения с героями фильма. Георгий БОДНАРАШ CitizenJournal.info ©

Долой румынского попа?
70-летие буковинской трагедии 1941
1 апреля у мемориального комплекса жертвам советских репрессий возле села Белая Криница собираются жители области, которые чтут память земляков, расстрелянных в 1941 году при переходе советско-румынской границы. Советская и румынская историографии по-разному истолковывают те события, обвиняя друг друга в провокациях, но объективно ясно одно — люди потеряли жизнь, желая жить в другой стране. Тоталитарный советский режим в отличие от современной Украины не дал им такой возможности, пытаясь заставить жить и работать на «светлое будущее».

Но довольно истории, потому что наша история не об этом
…Инициатива установления построенного на деньги украинской власти мемориала советским репрессиям вблизи села Белая Криница принадлежит обществу репрессированных и политзаключенных «Голгофа», которая ежегодно в любую погоду 1 апреля организовывало панихиды с участием активистов обществ, газетчиков, жителей близлежащих сел.
обидело то, что представителям «Голгофы» не дали возможности обратиться к присутствующим с речью. Однако гостям из Румынии — руководителю Департамента румын зарубежья Еуджену Томаку и сенатору Виорелу Баде слово дали. Они даже привезли с собой священников Румынской православной церкви (руководил ими настоятель монастыря Путна архимандрит Мельхиседек), отслужившие вместе с благочинным Глыбоцкого района Ионом Горда вторую панихиду (и это после того, как последний уже успел одну отслужить). Присутствовавший на мероприятии представитель украинской власти народный депутат Украины Иван Попеску продемонстрировал чудеса перевоплощения, принял активное участие в обоих панихидах и даже подсказывал румынским начальникам, куда им надо поклоняться. И это при том, что он как человек, который хорошо владеет румынским языком, возможность читать всю грязь, которым поливают Томак с Баде Украину во время своих интервью, обвиняя ее во всех смертных грехах. Судя по тому, что Еуджен Томак и Виорел Бадя привезли с собой румынских священнослужителей, наши, даже если они и румыны по национальности — не их уровень. Получается, что эти румынские чиновники всех, кто живет на этой земле — украинцев, румын, молдаван, русских считают людьми другого сорта. Как иначе объяснить, что они так и не поставили в известность об этом местные власти, как этого требуют украинские законы. Да и проводить богослужебные мероприятия без согласования с правящим архиереем в любой стране мира считается неэтичным. Но у гостей из Румынии своя этика — антиукраинская.

В конце марта 1941г. в селах Глыбоцкого и Сторожинецкого районов, расположенных вдоль реки Сирет, неизвестные агитировали жителей идти в Румынию, заявляя, что якобы 1 апреля будет открыта граница и все желающие смогут беспрепятственно перейти её. Люди поверили, сформировалась колонна из нескольких тысяч человек, среди которых были и молодежь, и пожилые люди, которая двигалась с церковными крестами и хоругвями, поскольку люди надеялись, что в кресты стрелять не будут. 1 апреля колонна направилась к Глыбоцкого райисполкома, чтобы получить разрешение для пересечения границы.
К людям с крестами и хоругвями на площадь вышел человек в гражданском, попросил людей разойтись, поскольку райисполком не имел таких полномочий. Колонна, после окончательного отказа дать разрешение на выезд в Румынию, ушла из райцентра в направлении Широкой Поляны. Там их пытались остановить, но возмущенная толпа продолжала движение уже в Белую Криницу. Вблизи границы их снова пытались остановить, сделали несколько предупредительных выстрелов, но тщетно. Не отпускали уже и людей, которые просто присоединились к колонне чтобы узнать, что происходит. Первыми шли священники и дети с образами. Когда подошли к урочищу Варница, их встретили военные-пограничники. Стреляли во всех без разбора. Очевидцы трагедии рассказывают, что расстреляные тела просто присыпали землей, как это делали немцы в Бабьем Яру. И не все были убитыми. Можно было наблюдать, как почва «поднималась» от движений еще живых людей. Однако они так и остались заживо погребенными.
В результате спровоцированного расстрела погибли ни в чем не виноваты мирные люди, среди которых были и дети. Точное количество жертв не установлено до сих пор. Ни родственников, ни близких к месту большевики просто не подпускали. Только несколько лет назад на их костях высадили ели. До 1991 года советы трагедию замалчивали. Очень долго об этом молчали даже очевидцы. Теперь уже известно, что страх перед советской властью и сталинским режимом в те далекие времена подтолкнул буковинцев к пересечению границы. Среди поддавшихся провокации агитаторов были и румыны, и украинцы.
На месте расстрела, находящимся в двух километрах от линии современной границы, установили памятный знак погибшим. 1 апреля ежегодно здесь отправляют панихиду, в которой принимают участие представители Генерального консульства Румынии в Черновцах, органов исполнительной власти и местного самоуправления, руководители румынских национально-культурных обществ, местные жители, родственники погибших из соседней Румынии. В украинской прессе об этой трагедии написал Николай Рубанец (журнал «Человек и мир», статья-анкета «Буковинская Голгофа», ч. 10, 10 октября 1991), который впервые использовал документы НКВД. Первые исследования этой трагедии провел в 1942 году журналист Ион Домино (газета «Bucovina», № 258 и 259 за май 1942 года). И. Домино провёл опрос свидетелей 10 мая 1942 в помещении школы с. Сучевены. Свидетельство о трагедии от 1 апреля 1941 в урочище Варница давали крестьяне из Сучевен, Кучки, Верхних Петровцов, Карапчива, Нижних Петровцов, Йорданешт, Корчивцев, Трестианы, Просикы, Ропчи, Мигучен в присутствии отца Семена Иванчука. Румынский исследователь Василий Илика написал два обоснованных труда об этом в двух изданий: 1) Vasile Ilica, Fântâna Albă, o mărturie de sânge, 1999 г., Бухарест (Румыния), 379 стр.. 2) Vasile Ilica, Martiri şi mărturii din Nordul Bucovinei, 2003 г., Орадя (Румыния), 475 стр.

Село Белая Криница было центром поселения староверов на Буковине. Русские старообрядцы (по другим названиям — липоване или Филипоны) прибыли на Буковину из Причерноморья, Молдавии, Валахии и Бессарабии в 1760 — 1780-х гг. Поселение липован появились в трех уездах. Австрийские власти, заинтересованные в заселении Буковины, благоволили к старообрядцам. Цесарским патентом 1783 Иосиф II освободил их от налогов на 20 лет и гарантировал свободу вероисповедания. За небольшую плату переселенцы получили землю и были освобождены от барщины, а также на 50 лет от военной службы.
Село стало центром восстановления иерархии русской старообрядческой диаспоры (т.н. поповцев, которые в отличие от беспоповцев имели священников и признавали таинства). При материальной помощи единоверцев из России в деревне появился церковный центр: монастырь и собор. На базе мужского белокриницкого монастыря была создана в 1844 году — епархия, а с 1846 иерархию во главе с митрополитом — Белокриницкую митрополию, которая посвящали священников и епископов для старообрядцев всего мира. В сороковых годах митрополия была перенесена в Румынию. Резиденция митрополита Белокриницинского сейчас находится в городке Браила (Румыния).
Степан Карачко,
шеф-редактор «Украинская историческая копилка»,
член союза архивистов Украины
Для БукИнфо (с)

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s