Что стоит за легендой о призвании варягов?

  Происхождение древнерусской государственности – вопрос, актуальность и острота которого не уменьшается на протяжении столетий. Ответить на него – это определить роль, место и природу российской государственности. Именно поэтому дискуссия, которая велась с середины XVIII столетия, отличалась ожесточенностью и чрезвычайной политизированностью. Практически каждый житель России знает, или хотя бы слышал однажды про вечный спор между норманистами (теми, кто считал, что государство было принесено на Русь варягами и антинорманистами (теми, кто это отрицал). Сегодня уже  очевидно, что зарождение древнерусского государства было следствием сложного процесса, который нельзя свести к «норманистской» или «антинорманистской» модели. Для того чтобы понять, как именно это происходило, необходимо рассмотреть особенности восточнославянского общественного уклада на момент «призвания Рюрика».

Восточно-Европейская равнина издревле находилась на водоразделе Европы и Азии. Античные географы проводили границу между ними по Киммерийскому Боспору (Керченский пролив), Меотиде (Азовское море) и Танаису (р. Дон). Сейчас граница, разделяющая два субконтинента, проходит по Уральскому хребту . Едва ли стоит говорить, что  эти границы весьма условны: обе цивилизации как бы перемежались между собой на просторах от Карпат до Урала.

В античное время эллины Северного Причерноморья и эллинизированные скифы соседствовали с вышедшими из глубин Азии сарматами; германцы-готы соприкасались с гуннами, византийцы – с тюрками и хазарами, генуэзские колонисты и купцы – с татарскими ордами. Восточные славяне, населявшие леса и лесостепи Восточно-Европейской равнины, были равноудалены как от основных очагов западной, европейской, так и восточной, азиатской, культур. Их поселения на юге  граничили с кочевьями Великой степи, на северо-востоке перемежались с финно-угорскими селениями. На северо-западе же славяне жили бок о бок с балтами и варягами. Любой исследователь, который пытается очертить границы ареала восточнославянских земель, сталкивается с тем, что провести четкую линию, разграничивавшую одну культуру от другой, невозможно, потому что такой границы просто не существовало.

Едва ли можно спорить с тем, что по средневековым меркам, восточнославянская культура была периферийна.  Несмотря на внешнюю замкнутость, древнерусская культура была открыта иноземным влияниям (достаточно вспомнить, как глубоко веками позднее была воспринята византийская культура) и в известной степени эклектична, что, однако, вовсе не исключает ее самобытности. Напротив, иностранные заимствования, привнесенные на восточнославянскую почву, давали весьма и весьма своеобразные плоды.

Географические особенности региона, долгая зима и короткое лето, необъятные просторы (90 тысяч квадратных миль – площадь десяти Франций) и постоянные угрозы со стороны кочевых грабителей принуждали восточных славян вести хозяйство общинно. В то время, как в Западной Европе в течение сезона можно снимать два урожая,  в суровом климате Восточно-Европейской равнины урожай возможно снять только один, и руками частного хозяина управиться физически невозможно: каждый раз необходимо запастись провиантом на всю долгую зиму так, чтобы выжили все люди и весь скот. Именно это заложило основы для традиционной российской модели общинного хозяйства, на века парализовав развитие института частной собственности, который стал основой современной западной цивилизации.  Это стало одной из причин отсутствия прогресса в сельском хозяйстве – со времен неолита вплоть до XIX века в лесной и лесостепной зонах преобладала примитивная подсечно-огневая система земледелия.

Поземельную общину восточные славяне называли вервь. Ее отличительной особенностью была круговая порука и коллективная ответственность. В ведении верви находились  земля, луга, леса, водоемы, промысловые угодья  и т.д.  Вервь следила за правильным распределением и использованием земли общинниками, а также  организовывала коллективные трудоемкие работы. Такой общественный уклад как бы «растворял» личность среди суровой природы и внутри безликой общины. И это не удивительно: в обществе, где главным смыслом жизни является выживание, предпосылок для проявления индивидуальности весьма немного.

Итак, периферийная культура коллективного (общинного) выживания стала главной причиной многовекового безмолвия, которым окутан древнейший пласт русской истории. Такая культура тормозила появление государственности, превратив страну восточных славян в «гардарики» (от «гард» — ограда, забор, огороженный двор, укрепленное поселение) – мир маленьких, ограниченных частоколом селений, населенных замкнутыми  общинами (причем еще долгое время основным занятием большинства населения древнерусских городов было именно сельское хозяйство).

Такая система организации общества если и способна породить государство, то только очень долго и болезненно: фигурам, стремящимся утвердить свое влияние выше уровня верви, сделать это практически невозможно, поскольку это встречает сопротивление как у соседей, так и внутри собственной общины, потому что может поставить под угрозу существующую стабильную модель коллективного выживания.

Самый простой и безболезненный сценарий появления государственности в такой «гардарике» — это появление некоего внешнего элемента, который, не ломая сформировавшуюся систему, как бы возглавит ее, став надстройкой. Только такая надстройка, не привязанная к какой-либо одной конкретной общине, будет способна объединить  их все вокруг себя.

Именно по такому сценарию, по нашему мнению, и произошло появление государства у восточных славян, воплотившись в легенде о «призвании» варягов на Русь. Это во многом определило природу российской государственности, которая изначально являлась внешним элементом, надстройкой над разрозненными и замкнутыми общинами. Власть этой надстройки выражалась прежде всего в контроле над распределением благ и арбитраже между ними. Общинный же уклад в целом оставался неколебимым еще долгое время, став фундаментом Киевской Руси.

Комментарии

И вот, когда распространилась молва о победоносных деяниях саксов, послали к ним смиренное посольство с просьбой о помощи. И послы, прибывшие к саксам, заявили: Благородные саксы, несчастные бритты, изнуренные постоянными вторжениями врагов и поэтому очень стесненные, прослышав о славных победах, которые одержаны вами, послали нас к вам с просьбой не оставить без помощи. Обширную, бескрайнюю свою страну, изобилующую разными благами готовы вручить вашей власти. До этого мы благополучно жили под покровительством и защитой римлян, после римлян мы не знаем никого, кто был бы лучше вас, поэтому мы ищем убежища под крылом вашей доблести. Если вы, носители этой доблести и столь победоносного оружия, сочтете нас более достойными по сравнению с нашими врагами, то, какую бы повинность вы не возложили на нас, мы будем охотно ее нести.
—————-
Приглашение саксов бриттами (Видукинд Корвейский)

За легендой о призвании саксов Видукинда, писавшем об этих событиях спустя 4 века(sic!), стоит желание возвысить и прославить деяния Саксонской династии, к изложению генеалогии коих постепенно сводятся его «Деяния саксов».

в те времена это было обычным делом, призвать кого-то в помощь, для наведения порядка, да и сейчас от этого не отказались. Вот только как это потом преподносится, в русском варианте — это создали ветвь Рюриковечей. Хотя еще спорный вопрос, был ли Игорь сыном Рюрика. В тех же скандинавских сказаниях, Игнар самостоятельный персонаж с мутным прошлым, который не связывался с Рюриком.

«Повесть временных лет» составлена во времена великого княжения Иоанна Третьего (Великого) во обоснование его претензий: 1) на московские земли в силу, якобы, его происхождения от Рюрика, а не по воле сарайских владык; 2) на Великий Новгород на Волхове; 3) на Киев и литовские земли; 4) на монастырские земли.
Сама «Повесть» составлена как компиляция из трудов византийских ученых и древних договоров ромеев с русами, чьи копии и оригиналы были привезены на Москву как приданное за Софьей Палеолог.
Варяги-русы же, описанные в «Повести» — выходцы из Северного Причерноморья, Приазовья и Крыма (фряги, варанги, франки), чье имя рус происходит от греческого красный или рыжий и отмечено в названии ныне Черного, а прежде Чермного, Красного, Русского моря, известного и как Понт Евксинский с прилегающей к нему Меотидой.

Еще великий историк и филолог А.А. Шахматов, всю свою жизнь посвятивший истории летописания, убедительно доказал, что ПВЛ была составлена в начале XII века на основе более древнего свода середины XI века, времен Ярослава Мудрого.

допустим хотя бы тем, что авторство и период написание ПВЛ достоверно установлено. Но предпосыл написания, тут я с Вами соглашусь. Надо было обосновать право на Великокняжение. А вот с ореолом расселения, что же Вы сейчас опровергаете труды византийских и арабских историков, которые четко помещали русов в Прибалтику. При этом отмечая, что их можно было встретить везде — и на Каспии, и у греков. Это связано с тем, что они были наемниками.

Кем установлено авторство «Повести» и как? Очень мне это интересно — я, можно сказать, целый труд этому посвятил! И даже позволил себе высказывание:
«С чего начинается Родина? С картинки в твоем (извините за амикошонство) букваре? С хороших и верных товарищей?.. Нет, нет и нет! Родина начинается с первой, самой ранней даты, проставленной в учебнике истории. Ее истории. Это настолько очевидно, что и спорить не о чем. А мы и не будем! Мы лучше порадуемся за наших российских историков – как им повезло! Они не собирали по крохам, не тащили с миру по нитке, а с бору по сосенке – начальная история нашего Отечества свалилась им в руки сразу в готовом виде, одним куском! Это ли не чудо, когда из созданных в разных местах и в разное время летописей на вас любуется один и тот же, практически неизменный текст погодной записи первых трехсот лет российского бытия?.. А вы говорите – с чего начинается Родина! С этого самого она, родимая, и начинается – с «Повести временных лет» Нестора-летописца! И все было бы хорошо, и просто замечательно, если бы не одно НО… Если бы мы знали, кто он такой, этот самый Нестор…
Был ли знаменитый летописец иноком Киево-Печерского монастыря точно не известно. Может и был, а может и не был. Известие о его монашеском сане (как и само упоминание о Несторе) появляется только в поздней, XVI века, Хлебниковской летописи. Так же точно неизвестны годы его жизни – сам он их не указывал, а больше в то время было некому и, стало быть, приводимые историками цифры… как бы это помягче выразиться… С большей или меньшей долей уверенности можно утверждать лишь то, что если «Нестор» это подлинное имя автора «Повести», то был он мужчиной и весьма при этом грамотным. Все! Нам даже почерк его неизвестен, поскольку текст «Повести временных лет» сохранился не в оригинале, а в позднейших списках, т.е. копиях. По существу, все сведения (за исключением находящих подтверждение в независимых источниках) о начальной истории Руси являются анонимными.»
И еще: средневековые авторы смешивают Балтийское и Черное моря, приписывая к первому Меотиду (Азовское море). Поэтому, что-либо утверждать определенно, на вашем месте, Михаил, я бы не стал. Слишком уж самонадеянно сие…

я когда-то посвятил свою работу и не оставляю ее до сих пор. Эта работа заняла первое место в Москве. Как и Вы, я там поставил под сомнение многие датировки и трактовки событий изложенных в ПВЛ. За что ее разносили в пух и прах многие профессора. Но отдали первое место с такими словами — «Михаил, Вы молоды и поэтому свойственно ошибаться, и первое место отдаем не потому, что мы согласны. Просто Вы провели хорошую работу, но не с тех позиций. Скажу Вам честно, если бы Вы пришли с такой дипломной или курсовой, то я бы поставил неут…». Так мне сказал один из ректоров московского ВУЗа.
Я это к чему — не Вы один, дорогой Амаль, можете утверждать исходя из своих изысканий. Мои исследования позволяют утверждать обратное. Потом Вы забываете, что существуют анонимные, но более древние летописи(я имею ввиду списки). Так же имеется огромный пласт житейной литературы, оригиналы которых имеют более раннюю датировку, чем известный список ПВЛ.

было интересно читать но все же не соглашусь с рядом позиций:
1- Как — то забавно получается с неолитом в с\х. Вот эти самые неолитчики к 9 веку имели уже достаточно много городов.
2- Отсутствие частников — ну это вообще из разряда фантастики. Изначально люди селились семьей ( эта традиция вплоть до 19 века сохранилась у поморцев). Семья брала себе кусок земли и всем скопом ее обрабатывала. В ранний период расселения славян было распространено именно частное фермерское хозяйство. Это одна из причин почему не могут определить с точностью ореол расселения славян — они селились где хотели. Но в дальнейшем, из-за разных угроз и появления князей, эти разрозненные семьи начали сбиваться в кучу и создавать деревни. И к той общине, как мы ее знаем, деревня пришла к веку 10-11. А в Европе в этот период во всю практиковалась именно общинный деревенский строй.
3- Честно сказать, я мог бы наверное по каждому абзацу оставить подобные замечания, но не буду. Закончу последним: На момент призвания Рюрика, в «этой Гардареке» уже существовала государственность. Об этом можно почитать у арабских авторов. Да и как бы скептически не относится к версии, которую изложил Нестор, можно из нее подчеркнуть один важный момент: в республиканском Новгороде( хотя это был не Новгород, но бог с ним), возник кризис исполнительной и законодательной власти. И скорее всего оппозиционная группа, во главе с неким Гостомыслом понимает, что происходит крах всех его начинаний, а может и смерть( мало ли сколько он бюджетных денег спер), обращается к меллитористкому соседу ( скандинавам) за помощью. В Северные земли входит скандинавский военный корпус, который возглавляет генерал Рюрик. Он быстро расправляется с местными вооруженными силами( Вадим Харобрый), и строит военные базы, для осуществления контроля по строительству современного, демократического строя. Я не думаю, что сам генерал планировал узурпировать власть, его вполне устраивало его положение. Но с его смертью в подконтрольных землях вспыхнули восстания, скорее всего этим и объясняется бегство Олега с сыном Рюрика, Игорем из Новгорода на юг.

1. » Вот эти самые неолитчики к 9 веку имели уже достаточно много городов» — даже в 10м веке все древнерусские городища даже по средневековым меркам называть городами можно лишь условно. Они очень малы, и основным занятием оставалось с/х, ремесла развивались медленно и еще несколько веков не являлись основным (как в европейских городах) занятием населения. Исключения — Киев и Новгород
2. «Отсутствие частников» — на чем основана ваша теория? развитие частной собственности начнется только после образования государства (по летописи в IX, фактически — в X в): http://statehistory.ru/books/Mikhail-Vladimirskiy-Budanov_Obzor-istorii-russkogo-prava/44
3. легенда о Гостомысле, Вадиме Храбром и проч. — легенда XV-XVI вв, очень и очень сомнительна и недостоверна.

Начало славянства

 

Может ли  историческая наука рассказать, как, когда и откуда появились славяне?

Вопрос об их происхождении крайне сложен и противоречив.

Письменная традиция соседних государств скудна и путана. Далеко не всем сообщениям античных и раннесредневековых авторов следует доверять: так, даже в X веке византийские историки часто называли русских «тавроскифами». На самом деле, индоиранские кочевники- скифы — уже давно были сметены сарматами, готами и гуннами. Такая путаница происходила оттого, что зачастую названия «приписывались» определенным географическим регионам, и сменявшие там друг друга народы «наследовали» древнее название на страницах зарубежных хроник. Многие классические историки доверились ложным сведениям древних авторов (впрочем, был и определенный запрос на «удревнение» истории России), и, как следствие, появились устойчивые гипотезы о якобы имевшем место происхождении славян от геродотовских «скифов-пахарей».

Можно с уверенностью лишь говорить о том, что впервые слово «славяне» упоминается у готского история Иордана (VI в.), когда он повествует о событиях конца IV века – начале Великого Переселения народов.

Казалось бы, на все возникающие вопросы ответы должна дать археология. Но и здесь существует множество сложностей. Единственное, что можно признать безусловно доказанным, это то, что к раннеславянским археологическим культурам можно отнести пражко-корчакскую (от Эльбы до Дуная и среднего Днепра) , пеньковскую (степная полоса Украины и Молдавии)  и колочинскую (на территории Гомельской, Брянской и Курской областей) культуры.  Самые древние памятники этих культур- современники падения Римской империи и относятся к V веку. Несмотря на то, что в справочных изданиях можно найти сведения, о том, что они являлись продолжениями пшеворской и черняховской культур, локализуемых примерно в том же регионе —  эта гипотеза вызывает большие сомнения у археологов, поскольку они слишком уж сильно отличаются от раннеславянских культур и характером ведения хозяйства, и погребальными традициями.  Развитие пшевронцев и черняховцев было прервано нашествием гуннов, и обе эти культуры бесследно исчезли, а  последующие за ними были совсем на них не похожи. Можно пытаться обосновать вторжением кочевников общую деградацию жизни в этом регионе, однако едва ли так можно объяснить столь кардинальную перемену в воззрениях и погребальных традициях населения этих областей буквально в течение нескольких лет.

Таким образом, вопрос о происхождении раннеславянских культур остается открытым, что дает широкий простор для выдвижения гипотез и домыслов. Известный российский археолог М.Б. Щукин заметил, что «ни одна из предлагавшихся [археологических] гипотез не приносит полного удовлетворения, ни одна не обходится без противоречий и несоответствий, хотя каждая привнесла и свои открытия, и свои верные наблюдения, каждая отражает в какой-то мере и реальный ход процессов. Но объяснения всех имеющихся в нашем распоряжении фактов в рамках этих гипотез не происходит».

Дать какой-то вразумительный ответ должно было бы языкознание, но и здесь обнажаются непреодолимые трудности: у лингвистов отсутствуют надежные хронологические привязки, любой процесс они датируют произвольно, основываясь прежде всего на собственной интуиции, которая часто идет вразрез с данными письменной традиции и археологии.

Так, некоторые языковеды, рассматривая происхождение слова «король», пришли к выводу, что складывание славянских языков (а, значит, и славянской этнической общности) пришлось на времена Карла Великого.  Кроме того, точно проследить происхождение постоянно изменяющего языка крайне трудно: многие языки и диалекты просто не дошли до нашего времени, а некоторые народы попадали в сферу влияния то одной, то другой языковой группы. Единственное, что безусловно и точно доказано языкознанием – в общеславянском языке, если он действительно существовал, были заимствования из балтских, иранских, угро-финских, германских, фракийских и кельто-иллирийских языков, и что самая родственная группа языков к славянской – это балтская.Последний факт часто приводит к тому, что исследователи делают вывод о древней «славяно-балтской общности».

Что же касается результатов генетических исследований, то и они отнюдь не могут быть панацеей: генотип человека, как и антропологическое строение, не совпадает с его этнической идентификацией, а скорее отображает миграционные процессы больших групп населения в эпоху позднего палеолита, что позволяет лишь сделать вероятные предположения об этногенезе народов на их самой ранней стадии образования.Таким образом, генетические исследования подтвердили очевидную причастность славян к индоевропейской семье народов и генетическую близость восточных славян (несмотря на значительное финно-угорское «присуствие») с западными. Что касается южных славян, то они (за исключением хорватов) близки к древним фракийцам, берберам (sic!) и грекам. Кроме того, генетический анализ позволил считать общей прародиной западных и восточных славян, словенцев  и западных хорватов Украину. Также подтвердилась исключительная близость славян к балтам.

Необходимо, однако, отметить, крайне малую выборку, использовавшуюся при генетических исследованиях.

Таким образом, на сегодняшний день нет никаких подтвержденных данных, которые свидетельствовали бы об истории славян до Великого Переселения народов.

Самое очевидное объяснение тому, что все науки затрудняются дать ответ на вопрос об истории ранних славян –  факт, что только тогда, в веке, собственно, и слагался этот этнос. Если учесть рассказ «Повести Временных лет», то несколько позднее появилось и самоосознание славянской общности.

До тех пор, пока нет никаких доказательств, заставляющих думать иначе, необходимо принять Великое Переселение народов как точку отсчета истории славянства, давшего жизнь Древнерусскому государству

Томчин Максим, сайт diletant.ru

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s