«Цусима» Новикова-Прибоя

Жестокая правда «Цусимы»

За что советского писателя А.С. Новикова-Прибоя уважали белоэмигранты

Жестокая правда «Цусимы»

Начиная с основателя отечественной маринистики гениального Константина Михайловича Станюковича, литература о море всегда воспитывала в российском читателе, особенно в юношестве, лучшие моральные и нравственные качества, наполняла особой волной романтики нашу литературу, облагораживала человека труда, ведь морская жизнь – это, прежде всего, тяжёлая и опасная работа. Но это и судьба.

Ведь человек, познавший радости и опасности морской жизни, навсегда остаётся настоящим мариманом. Так иногда называют «морских волков» – просоленных ветрами океанов настоящих людей сильной воли. Таким был и великий русский писатель-маринист Алексей Силыч Новиков, избравший себе литературный псевдоним Прибой. 24 марта ему исполнилось бы 140 лет.

Называя этого писателя «великим», я не кривлю душой. Разве автор трагической и великой «Цусимы» не достоин встать в один ряд с авторами «Войны и мира», «Тихого Дона», «Братьев Карамазовых»? Разве это документально-художественное повествование о гибели русского флота, написанное очевидцем и участником тех событий, не является пронзительнейшим шедевром русской литературы, к тому же имеющим все черты реального исторического документа. Сейчас не очень модно вспоминать о трагических страницах русской истории, о поражениях России. Нам нужны победы и примеры героического патриотизма, которых всегда было немало в русской истории.

Но разве только в блестящих победах слава России? Через тяжёлые бури и потери прошла наша страна, и уроки этих потерь также важны для понимания нашей истории, нашего пути, они заставляют нас задуматься о будущем России, о великой и тяжкой судьбе её.

Не будь Цусимского сражения, не участвуй в нём молодой матрос-баталёр Алексей Новиков, он бы остался в нашей литературе, как автор нескольких ярких реалистических произведений из морской жизни. Таких, например, как его роман «Солёная купель» – о судьбе католического священника, не по своей воле попавшего на торговый корабль и вынужденного там работать простым матросом. Этот утончённый теолог, привыкший витать в эмпиреях, вдруг волею судьбы оказывается прямо-таки в преисподней – корабельной кочегарке, среди грубых и жестоких людей. Но он не погибает там, а пройдя «солёную купель» тяжёлой матросской работы, наконец, находит то, от чего он был далёк в благолепии и тишине костёла – настоящую жизнь и настоящую морскую дружбу. Всё это в своей жизни пережил и Алексей Силыч Новиков. Крестьянский сын из глухого тамбовского села Матвеевского, он рекрутируется на службу в царский флот, в город Кронштадт – в самое сердце морской России.

Чем он отличается от таких же, как он, простых крестьянских парней, обритых наголо в учебной команде, где их наставляли вытягиваться по струнке перед «их благородиями» офицерами, да бояться боцманского кулака? Пожалуй, тем, что ему не хватало уроков обычной матросской «словесности», на которых новобранцев учили любить царя-батюшку, да твёрдо стоять против «внешнего и внутреннего врага», что постоянно угрожали императорской России. Алексей Новиков, став военным моряком, не тратит свободное время на портовые кабаки и притоны (хотя и эта сторона жизни была ему знакома), а идёт в книжные лавки, где на медные деньги скромного матросского жалованья покупает книги русских писателей, добирается даже до исторических и философских сочинений.

Представьте себе матроса, читающего «Историю философии»! Один раз некий «их благородие», застав Новикова с этим томом в руках, заставляет выпотрошить весь его матросский сундучок и выбросить все книги (а их у Алексея было уже 140 штук!) за борт, в море.

Случалось видеть Новикову и бессудные расправы офицеров над матросами, жестокие побои, унижающие человеческое достоинство простых русских моряков… В общем, когда слышишь, уже в наше время, что революцию в России сделали некие заезжие террористы и иностранные агенты, а русский народ за углом стоял, то невольно хочется сказать: а вы, господа, почитайте писателей-реалистов того времени, проникнитесь картинами жизни царской России, которую они знали ведь получше вас, и тогда, может быть, поймёте, отчего в России произошла эта самая революция…

Новиков-Прибой1.jpgВсю тяжесть матросской судьбы испытал на себе Алексей Новиков, когда на пятом году службы, выслужившись уже в баталёры (хозяйственная должность на корабле, ответственный за продуктовый склад), он получает назначение на броненосец «Орёл», что в составе 2-й Тихоокеанской эскадры отправляется из Кронштадта на Дальний Восток, громить японцев. В это время ещё героически сражается Порт-Артур, в гавани которого заперта 1-я Тихоокеанская эскадра, обезглавленная после трагической гибели славного адмирала Макарова. Безнадёжными были попытки Маньчжурской армии, возглавляемой генералом Куропаткиным, снять осаду Порт-Артура. Всё яснее осознаётся в русском обществе бесперспективность этой войны, неготовность царской России, несмотря на всё мужество её солдат и матросов, победить Японию, которая в кратчайшие сроки построив огромный современный флот, господствовала на дальневосточных морях. Поход 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием контр-адмирала Рожественского с самого начала сравнивали с походом испанской «Великой армады», что в XVI веке пыталась покорить Британию. Как английскому пирату Дрейку (произведённому в рыцари) были тогда известны все условия сражения у родных берегов, что были неизвестны испанцам, так и в начале XX века японскому адмиралу Того, было известно все превосходство своего боеспособного флота над огромным и неуклюжим караваном разномастных судов (от броненосцев до транспортов), что вёл на их погибель адмирал Зиновий Рожественский. Яркое описание его оставил Новиков-Прибой на страницах своей «Цусимы». «Болезненно самолюбивый, невероятно самонадеянный, вспыльчивый, не знающий удержу в своём произволе, адмирал наводил страх не только на матросов, но и на офицеров. Он презирал их, убивал в них волю, всякую инициативу. Даже командиров кораблей он всячески третировал и, не стесняясь в выражениях, хлестал их отборной руганью… Весь ужас заключался не только в отдельных плохих начальниках, потерявших человеческий образ, а в той системе бесправия, которая царила во флоте» – делает вывод автор «Цусимы». В первой книге этой поразительной эпопеи, которая называется «Поход», автор как бы готовит читателя к восприятию неизбежного конца, что ждёт эту великую армаду российских кораблей, отправленную погибать под пушками японского флота…

Пока армада почти полгода плыла вокруг Африки, стояла у Мадагаскара, поджидала другие наши корабли из России, что должны были соединиться с ней, в России развивались трагические события. Пал героический Порт-Артур, сданный японцам своими же начальниками. 1-я Тихоокеанская эскадра, стоявшая там, была затоплена на таком мелком месте, что русские броненосцы даже не погрузились полностью в воду, и японцы легко их подняли и поставили себе на службу. Генерал Куропаткин проиграл японцам решающее сражение под Мукденом. Наконец, в столице империи, в Санкт-Петербурге, была расстреляна мирная демонстрация рабочих. Это прогремело на весь свет «Кровавое воскресенье».

Началась Первая русская революция, а великая армада адмирала Рожественского всё плыла через три океана к японским берегам. И плыла она неизвестно куда, ведь Порт-Артур уже был сдан, а Владивосток не был способен тогда принять такой огромный отряд кораблей.

Многим матросам и офицерам русского флота, участвовавшим в походе, становилось до ужаса ясно, что они плывут к своей гибели. И, тем не менее, русские моряки шли на смерть и, подчиняясь чувству долга, не уклонялись от неё. В этом было нечто величественное и глубоко трагичное. Писателю удалось с удивительной силой правды передать это чувство. Я не знаю другой такой книги во всей русской литературе, где бы на протяжении двух томов эпического повествования постоянно звучала бы вот эта драматическая нота величественного реквиема. И притом Новикову-Прибою удалось достичь этого скупыми средствами документального повествования.

Вторая книга «Цусимы» – одновременно апофеоз героизма и описание самого низкого падения, которое только может перенести военный человек. Каждая глава этой части «Цусимы» – это описание судьбы одного, отдельно взятого корабля русского флота. И какая картина силы воли и бессилия, жертвенности и предательства, смелости и трусости раскрывается здесь читателю! Сражение в активной своей фазе шло всего лишь два дня и одну бедственную ночь, словно повторяя описание гибели Атлантиды у Платона…

Да, Российская империя, можно сказать, погибла 14 марта (по старому стилю) 1905 года в Цусимском проливе, как легендарная Атлантида, которая гордилась своим могуществом, но была стёрта с лица земли волею судьбы. Современники расценили тогда гибель русского флота, как «окончательный военный крах самодержавия», что отметил и В.И. Ленин. Но отчего это произошло? Читая вторую часть эпопеи Новикова-Прибоя под названием «Бой», можно вникнуть во всё это досконально.

Конечно, перед читателем невольно встает вопрос, как сумел скромный матрос-баталёр с броненосца «Орёл» Алексей Новиков объять всю картину боя, постичь судьбу каждого судна? Ведь не присутствовал же он одновременно на всех судах сразу. Объяснение этому дал сам автор.

Впоследствии он напишет, что, уже находясь в японском плену, в лагере для русских военнопленных, он встречался со всеми уцелевшими матросами и многими офицерами. Тщательно записывал их рассказы и, что самое главное, всё запоминал, ведь у него была абсолютная память, что так важно для писателя.

Многие записи потом пропали при возвращении Новикова из плена, но память сохранила все мельчайшие детали рассказов участников сражения. Ведь почти с каждого погибшего русского корабля хоть один человек, да остался жив, как это случилось, к примеру, с Семёном Ющиным – единственным матросом, сумевшим выплыть после гибели огромного броненосца «Бородино». Кстати, именно с описания гибели «Бородино» и началась литературная слава Новикова-Прибоя: очерк о гибели броненосца был его первым опубликованным произведением.

К сожалению, были и трагические исключения. Так, с борта огромного броненосца «Александр III» не спасся никто из 900 человек команды, и описание гибели этого судна отсутствует: Новиков-Прибой ничего не придумывал на страницах своей эпопеи…

Да, Россия потерпела жесточайшее поражение: в суровом Японском море упокоились тела более чем пяти тысяч русских моряков. Да, впервые за всю военную историю России целый отряд русских кораблей под командованием адмирала Небогатова поднял японские флаги с символом восходящего солнца и покорно перешёл в руки японцев. Но ведь сдались всего четыре корабля из 38 вымпелов русской эскадры (среди сдавшихся был и броненосец «Орёл», на котором находился будущий автор «Цусимы»), а сколько судов русского флота не пожелали сдаться врагу, сражались до последнего снаряда, а после открывали кингстоны и шли на дно, не спустив с мачты Андреевский флаг! Потрясает описание героической гибели броненосцев «Адмирал Ушаков» под командованием славного капитана Миклухо-Маклая (брата знаменитого путешественника), «Дмитрий Донской» под командованием капитана Лебедева, до конца сражавшегося экипажа броненосца «Князь Суворов», брошенного своим, потерявшим самообладание, адмиралом, но не оставленного экипажем, продолжавшим стрелять во врага, когда уже броненосец накрывался водой.

Потрясает до глубины души и отказ русских моряков без приказа покинуть свой гибнущий корабль, и вслед за изменником адмиралом перейти на миноносец «Бедовый» – мужественно остающихся на горящем и уже обречённом корабле. Так же сражались до последнего и погибли экипажи броненосцев «Бородино» и «Александр III.

Да и на сдавшихся кораблях не все были предателями. Вот на броненосце «Орёл», на котором уже хозяйничают японцы, в лазарет, где лежат тяжело раненые русские офицеры, входит ночью трюмный старшина Осип Фёдоров. Что характерно, он весь поход был «пораженцем» и только и мечтал о поражении России и сдаче врагу. Вот его мечта исполнилась, его корабль в руках врага. Но посмотрел этот матрос на наглых завоевателей на своём судне, на то, как они издеваются над всем русским, и его душа не выдержала. Он заявляет израненным офицерам в лазарете, что хочет тайком открыть кингстоны и затопить броненосец, но спрашивает их разрешения. «Топи» – бестрепетно отвечают ему русские офицеры, прекрасно понимая, что и они погибнут вместе с кораблём. Матрос открывает кингстоны, корабль кренится на правый борт, и уже готов перевернуться вверх килем, а он сам заворачивается в кусок брезента и спокойно ждёт своей гибели с чувством выполненного долга. Но японцы успевают спасти броненосец, который теперь уже их трофей…

Таких примеров мужества русских моряков на страницах «Цусимы» гораздо больше, чем описаний предательства и подлости. В гибели русского флота Новиков-Прибой винит бездарное руководство адмирала Рожественского и его штаба, плохое оснащение судов, которые были вооружены «невзрывающимися» снарядами, не наносившими противнику никакого ущерба. В них по повелению морского начальства был повышен процент влажности, опасались, что снаряды в патронных погребах могут сами взорваться во время перехода эскадры в жарких широтах, а в результате снаряды вообще переставали взрываться. К поражению флота привели и действия адмирала Рожественского, совершенно не считавшегося даже с флагманами отдельных отрядов судов и не поставившего им конкретной задачи перед боем.

«Цусима» – это жестокая и страшная книга, вся наполненная болью и скорбью за судьбу русского флота, а значит, и всей России, ведь судьба нашей страны, начиная с эпохи Петра I, была неразрывно связана с судьбой ее флота.

Но читать эту книгу необходимо. Особенно юному поколению россиян, которые на примерах борьбы и гибели своих предков должны осознать, что «сии грозные бури обратятся к славе России», как говорил наш великий флотоводец Фёдор Ушаков.

Алексей Силыч Новиков-Прибой прожил долгую жизнь. По возвращении из японского плена он был вовлечён в круговорот революционной борьбы, после поражения Первой русской революции был вынужден бежать из России в трюме торгового судна. За границей написал свой первый рассказ «По-тёмному», описывающий этот его побег, и послал Максиму Горькому. Тот опубликовал произведение никому не известного матроса Затёртого – так именовал себя будущий Новиков-Прибой. Горький вообще всячески помогал молодому писателю, ценил его «джеклондоновский» стиль, любил героев Новикова, простых работяг матросов – грубых, неотёсанных, но честных и смелых людей. Истинная писательская слава пришла к Новикову-Прибою уже в двадцатые годы, после окончания Гражданской войны, когда появились лучшие его вещи: роман «Солёная купель», повести «Подводники» и «Женщина в море». И уже во второй половине двадцатых годов прошлого века стала складываться у писателя его главная книга – эпопея «Цусима».

С выходом в начале тридцатых годов полной версии этого произведения А.С. Новиков-Прибой стал признанным классиком русской советской литературы, был отмечен Сталинской премией. Удивительно, но и среди эмигрантов – бывших морских офицеров царского флота – роман «Цусима» «большевика Новикова-Прибоя» был оценён по достоинству. Конечно, отдельных представителей сословия морского офицерства покоробило, что бывший простой матрос посмел рассказать о неблаговидных поступках некоторых командиров, но в целом бывшие царские офицеры поняли, что Новиков-Прибой создал, если можно так сказать, нерукотворный памятник старому русскому флоту, отразил на страницах своего произведения всю беззаветную преданность русских моряков Отчизне и долгу. Так, бывший мичман броненосца «Орёл» Я.К. Туманов писал в 1933 году: «Бесспорная ценность этого произведения в том, что оно единственное, написанное не обитателем офицерской кают-компании, а человеком, проделавшим знаменитый поход в командном кубрике и носившим в то время матросскую фуражку с ленточкой. Хорошим литературным русским языком автор живо и красочно описывает незабываемый поход Второй эскадры от Кронштадта до Цусимы…

Старые русские офицеры с удивлением узрят в советской книжечке правдиво и честно написанные портреты командира «Буйного» Н.Н. Коломейцова, к-ра «Донского» И.Н. Лебедева и его старшего офицера К.П. Блохина. С нескрываемой симпатией упоминает автор и кое-кого из младших офицеров.

За это гражданское мужество, за изображение в советской книжке «золотопогонников» рыцарями без страха и упрека, многое простится Новикову-Прибою».

И даже те страницы повествования, где описывается вынужденная сдача русских кораблей отряда адмирала Небогатова японцам, воспринимаются, как огромная драма русского адмирала. Он ведь прекрасно понимает, что сражаться ему нечем, снарядов не осталось, корабли повреждены и еле держатся на воде, а две тысячи человеческих жизней, и в основном простых моряков, могут сейчас просто уйти на дно, так как весь огромный японский флот, практически неповреждённый во время сражения, окружает несчастные русские корабли. И адмирал Небогатов, старый седой человек, плачет горькими слезами, срывает со своей головы фуражку и топчет её ногами… Невыносимая боль и трагедия.

Одним из виновником этой трагедии, несомненно, был командующий эскадрой адмирал Зиновий Рожественский. По версии Новикова-Прибоя (нет оснований не верить автору), он покинул свой флагманский корабль броненосец «Князь Суворов» будучи раненым, но в сознании и здравом рассудке. Он не позаботился, чтобы за оставшимся экипажем израненного броненосца подошли другие корабли, не отдал экипажу приказ покинуть гибнущее судно. А он мог бы это сделать, но, видимо, находился в полной растерянности, потерял самообладание и свою хвалёную заносчивость. Далее, находясь на быстроходном эсминце «Бедовый», обладавшем большой скоростью хода, он мог бы прорваться во Владивосток, как прорвались туда два русских эсминца и крейсер «Алмаз» (единственные добравшиеся до пункта назначения суда русской эскадры), но во Владивосток он не торопился, понимая, какая встреча его там ожидает. Эсминец «Бедовый» шёл тихим ходом, как будто поджидая японцев, и как только японские корабли появились, так адмирал Рожественский без всякого сопротивления сдался им вместе со всем своим штабом. Все это подробно отражено на страницах «Цусимы».

Существуют, разумеется, и иные версии поведения злосчастного адмирала. В частности, известный современный писатель Андрей Воронцов писал об этом на страницах «Столетия», по-своему объясняя поступки флотоводца.

Не стоит, однако, забывать, что у автора «Цусимы» есть одно непреходящее преимущество перед всеми нами – комментаторами тех событий. Он был свидетелем всего этого, он был участником событий.

До конца своих дней Алексей Силыч писал последний свой роман «Капитан 1 ранга», во многом автобиографический, но не успел его закончить. Скончался писатель в суровые годы Великой Отечественной войны, в сражениях которой любимые его русские моряки вновь покрыли себя неувядаемой славой.

И мы будем надеяться, что с возвращением Крыма, с новыми походами наших морских сил в дальние моря, вернётся в русскую литературу и наша славная маринистика, ярчайшим представителем которой, певцом сурового моря был русский писатель, моряк Новиков-Прибой.

Станислав Зотов. Специально для «Столетия»

НОВИКОВ-ПЛЕБЕЙ

Иллюминаты

В свое время я с большим интересом наблюдал героическую борьбу oldadmiral’a с дёрнувшимися «цусимщиками». Каким-то технарям мозги перепаяли до такой степени, что они, будучи патриотами, облаивали свою родину на зверином уровне вражеской военной пропаганды. Когда «средневековый деспот, окружённый полоумной камарильей, дерзостно осмелился сопротивляться гуманному акту нашей доблестной армии и двинул свои на ходу разваливающиеся жестяные комбайны против стальной воли современных батальонов…»
В общем, это понятно. Но во время войны. И, чёрт подери, НЕ ПО СВОИМ ЖЕ.

Я думаю европеец отмёл бы такой полив в самом начале. Ведь мифология русско-японской была укоренена в советском сознании в 20-30-х годах, и сделано это не в каких-то монографиях (кто их читал, если сама историческая наука была «отменена»), а в бульварном романе некоего Новикова-Прибоя, — издававшегося сказочными тиражами, да ещё в условиях идеологического вакуума. Дело, однако, заключалось в том, что Новиков-Прибой был малограмотным матросом и не мог написать свой роман. Считается, что автор «Цусимы» — русский крестьянин с двумя классами ЦПШ. Пошёл служить во флот, участвовал в цусимском сражении. Стал шибко много от себя думать, самообразовался и наконец в условиях социализма написал двухтомный романище-бестселлер с огромный массивом фактов. Занимательным языком и вообще занимательно. 
Европеец отмёл бы бред уже на этой фазе. Но у русского есть светлая идея посмертного переползания из января в март. Вообще-то вечного двигателя нет. Ну, а как Петрик изобрёл? А вдруг? Ладно. Расскажу о Новикове-Прибое поподробнее. КТО внедрил в сознание русских бредовую рассказку о «позорной русско-японской войне».
Начнём с того, что никаких научных биографий Новикова-Прибоя нет. Он, как и Горький, «человек, который рассказал себя сам». Так что приходится ограничиваться самым простым ликбезом. Но и этот ликбез не оставляет от легенды камня на камне. Для начала оказывается, что «Новиков-Прибой» никакой не русский крестьянин, а вовсе даже поляк. Якобы его отец был солдатом в Польше и привёз оттуда в родную деревню жену-польку. Как это водится у русских крестьян. «Жена-полька» хотела отдать сына в монастырь (надо понимать – православный), да в последний момент увидал сынишка морячка с завлекательной формой (бескозырка с золотыми буквами, клёш, тельняшка) и монастырь пошёл по боку. Новиков-Прибой записался на флот и в качестве кладовщика («матрос-баталёр») участвовал в дальневосточном походе русской эскадры. Пережил Цусимское сражение, попал в плен. Вот тут в японском плену, и началось творчество. По русским пленным работала целая группа профессиональных пропагандистов, людей водили на политзанятия, промывали мозги. Условия плена японцы (по совету англичан) создали очень даже замечательные. На офицеров, конечно, не действовало, а матросики что же. Ежели разговор приятственный, показывают книжки с картинками, наливают вино и подсаживают культурных дамочек, то отчего же не пообщаться с господами хорошими? Русские как нация только формировались, и самосознание людей было самое примитивное. А ежели ещё человек был с польской или сектантской всячинкой…
Тут Новиков и опубликовал свои первые литературные опусы. В японском журнале для русских военнопленных «Россия и Япония», под патронажем инструкторов и цензоров вражеского государства. Может только подпись поставил, а может и сам что написал-наговорил – конечно, с помощью редактора. Так появился фирменный новико-прибойский стиль. Благополучно просуществовавший до времён пикулевских. Русские офицеры продают проституткам броненосцы и тому подобный хохочущий абсурд, годный только во время военного ослепления и только для потребления своей же стороной. «Я и говорю, сволочи они. – Верно. – Вот и я. Гады. – Бить их». Неудивительно что «Цусиму» в своё время приняли в Японии на ура и до сих пор переиздают. То, что переиздали в РФ – тоже неудивительно.
Непосредственно разработкой военнопленных занимался английский разведчик Борис Оржих. За участие в террористической организации он десять лет отсидел в тюрьме, а затем жил во Владивостоке, где под видом негоцианта, торгующего экспортируемыми из Японии мимозами и хризантемами, шпионил за русским флотом. В 1905 году Оржих по приказу Лондона переезжает в Нагасаки, где издаёт на русском языке газету «Воля», рассчитанную на пропаганду среди военнопленных. Контрабандно газета также доставляется на русский Дальний Восток. Содержание газеты понятно. «Солдаты и матросы, убивайте своих офицеров, топите флот, переходите на сторону доблестных японских войск – оплота мира и прогресса». Вот видите как всё просто. А нам говорят, что гениальные японские разведчики вербовали русских революционеров. Революционеры же в Японию САМИ ЕХАЛИ. В Японии Оржих живёт до 1910 года, а затем перебрасывается в Чили, где после революции становится англо-советским шпионом и работает уже против местной японской общины. Служба есть служба. «Ничего личного, старик». Что касается Новикова-Прибоя то морячок весной 1906 года приезжает из Японии в родную деревню, и от его имени начинают печататься страшилки об ужасах императорского флота. Сначала анонимно в «Новом Времени». В информационном ключе — как «рассказы матроса», записанные неким корреспондентом. Потом под псевдонимом «А.Затёртый (бывший матрос)» выходят две погромные агитки «бей русских». Русские сволочи-негодяи-подлецы-бездарности-воры (но ты, Ваня, хороший – убей отца), японцы герои-молодцы-альтруисты-умные-гении. Содержание агиток видно уже по названиям: «Безумцы и бесплодные жертвы» и «За чужие грехи». Даже в условиях отмены цензуры агитки из ряда вон и в 1907 году Новиков-Прибой, которому приписывается авторство, через Финляндию бежит к хозяевам – в Лондон. 
О лондонском пятилетии Новикова-Прибоя не известно ничего. Обычная горьковская тарабарщина: «работал молотобойцем-клоуном-бухгалтером-слесарем-дирижёром в Англии-Франции-Африке-Италии». «Здесь помню, а здесь не помню». Сколько можно судить, в Англии иуде выправили небольшую «пеньсию», а заодно устроили туземцу личную жизнь. Малограмотный матрос женился на дочке подельника Бориса Оржиха — террориста Людвига Нагеля. (См. наверху фото счастливой пары.) Во время первой мировой войны этнический немец Нагель сотрудничал с германской разведкой. Англичане его интернировали, но особо не прессовали. После заключения соглашения об инспирации русской революции другая дочь Нагеля – «Анжель Нэджел» в качестве секретаря Чичерина занималась доставкой революционного отребья в Петроград. Составляла в Лондоне списки, выдавала деньги. Если немцы направили русским друзьям несколько вагонов человеческого мусора, то англичане везли ильичей пароходами, под эскортом миноносцев. По ошибке немцы потопили первое судно. Война есть война. Но больше ошибок не было. Думаю, Лондон и Берлин договорились. Я бы на месте морских офицеров Великобритании и Германии назвал совместную операцию по проводке судов «Дерьмо». Дерьмо как известно обладает повышенной плавучестью. Впрочем, самого Новикова переправлять не было надобности. Его переправили в Россию ещё в 1913 году. Детали неизвестны. Буркают про подложные документы, но полагаю, что, как и Горький, он воспользовался амнистией в честь трёхсотлетия дома Романовых. Оржиха тоже ведь отпустили из тюрьмы после слёзной мольбы на имя императорского величества. Афишировать стеснялись, а как военная хитрость почему бы не воспользоваться. Честь шпиона не в честном слове, а в максимальном вреде, который он нанесёт противнику. Перед отправкой в Россию Новиков-Прибой прошёл годичную обработку в каприйской школе Горького.
С Горьким до сих пор русские совершают две ошибки.
Во-первых, считается что он хороший. Действительно по моральным качествам Алексея Максимовича трудно назвать заурядным человеком. Потому что это рафинированный, убеждённый подлец. Человек, который совершенно сознательно решил играть в жизни гада, это гадство сразу принесло ему успех, и он в своём гадстве утвердился до степени религиозной: «боги помогают». Ну не боги, а… Окружающих он презирал и всю жизнь над ними потешался. Прежде всего, над наивными русскими. Потому что у людей проблемы с причинно-следственной связью. Если русский столкнётся с вором в своём доме, то не поймёт, что происходит. Вору надо только с русским заговорить. Ему:
— Мужик, ты чо? Чо у тя мешок за спиной? Ты чо, вор что ли?
А он: 
— Кто, Я?!!! Да плюнь в глаза тому, кто тебе это сказал. Лучше помоги мешок до машины донести.
А в мешке все деньги, ноутбук, шуба, жратва из холодильника. Русский донесёт. Не в милицию, а до машины. Язык-то у русских как помело. А ума — нет. Русский – задним умом крепок. Когда сообразит, будет бегать по этажам, орать: «Обокрали!»

Русским себя Горький не считал. Он был религиозным сектантом и с детства воспитывался в духе жутчайшей и брезгливой ненависти к православным. А православные это и были русские. Старообрядцы, а тем более молокане, штундисты и скопцы не считали себя русскими. Им национальную идентификацию заменяла идентификация религиозная. Даже старообрядцы не говорили «мы, русские люди». Они говорили «мы, люди древлего благочестия». А другие и подавно.
Во-вторых, люди ошибаются. не понимая, что схема постоянного финансового благополучия Горького не писательская, а революционная. Он получал деньги за свои книги не как писатель, а как подрывной элемент вражеского государства, и, через некоторое время, как человек-прачечная, отмывавшая часть финансирования русской революции. Эти деньги он воровал и жил за их счёт. Но, разумеется, присваивал не всё. Иначе бы его убили. То, что он брал часть, предусматривалось хозяевами. Потому что они его как раз за подлеца и вора и держали. Да и неизвестно, что в такой ситуации лучше. Ленин вон ничего не крал.
После первой революции Горькому дали огромную сумму на создание подрывной идеологической школы. В порядке осваивания сумм Алексей Максимович решил открыть школу на дорогом курорте, типа современного Куршавеля – на Капри. То, что Горький жил на Капри знают, а чем он там занимался – не представляют до слёз. Сам конечно Горький ничем и не занимался. Пил вино, трахался, по русской привычке хамил и издевался над людьми, которые находились от него в финансовой зависимости. Он давал крышу. А под вывеской «великого русского писателя» работала экстерриториальная англо-франко-германская фабрика по выпуску профессиональных дезинформаторов, провокаторов и убийц. Вы знаете, сколько людей жило «вокруг Горького» на Капри? ТЫСЯЧА ЧЕЛОВЕК. Половина из них оплачивалась добрым Алексеем Максимовичем. Жили они на Капри месяцами, иногда семьями. Новиков-Прибой жил год. Прикиньте общие размеры Капри. Капри был «русским островом». Кстати, вопрос – а каковы были контакты Горького например с английской общиной Капри? И вообще каков был быт горьковской «тысячи»? Чем люди занимались, как жили. Вся эта информация блокирована. Характерный пример. Одним из каприйских деятелей был писатель Михаил Первухин (русский итальянец, потомок художника Левицкого). После 1917 года он прозрел и написал на основании личных впечатлений две книги: «Большевики» и «Большевистский сфинкс». Они изданы в Болонье в 1918 году на итальянском языке и, насколько я знаю, на русский НЕ ПЕРЕВЕДЕНЫ ДО СИХ ПОР. Никому это оказалось не интересно. Ни в русской эмиграции, ни в постсоветской России. Зато интернет забит никому не интересными рассуждениями Первухина «Мысли о фашизме» от 27-го года. Это понятно. Русских 20 лет «кто-то» потчует прокисшим полвека лет назад итальянским хлёбовом – вроде «эволы» (эболы). Европейцы мастера забивать дилетантские черепа бессмысленной дрибузнёй. Трать жизнь, дурачок, она у тебя короткая. Читай Эволу, это кульно. А зачем вообще читать политические опусы современных итальянцев? Итальянец 19-20 вв. это шакал, сын шакала. Низколобое трусливое животное. Себя люди показали. За счёт филологической культуры могут быть остроумные сравнения, удачные фразы. А в общем КОМУ ЭТО В РОССИИ НАДО? А вот не надо, поэтому и надо. Сиди перед телевизором, слушай Дугина. 
Да что переводы. Итальянский исследователь архива Первухина Гардзонио пишет что им обнаружены «очень живые записки о гнусной роли Горького в русской каприйской колонии». Это вообще не издано. Потому что БЛОКИРОВКА. Читайте Эволу, сопите в две дырки. А зачем вообще была создана каприйская школа? В чём была проблема? Ведь революционеров в 1905-1907 году было с избытком. Куда ещё штамповать-то. Проблема, тем не менее, была. Эта проблема – русские. Все революционеры 1905-1907 годов это евреи, прибалты, грузины, армяне, поляки, на худой конец украинцы. Русских не было. Можно было записать всех в почётные русские. Так и делали, но когда демагоги встречались с трудящимися, люди воочию видели кто такие «троцкие и «мартовы», и получался конфуз. Какой-нибудь грузин бесновался:
— Таварыщи, давай мал-мала фараон рэзат, леворацый, дэнек дам.
А ему отвечали:
— Что же, грузины хорошая нация. Православная. Иди себе, господин хороший. Ну, чего стоишь, чучмек. Иди, мы же тебя не бьём.
И трудящиеся это ещё ладно. А вот русские офицеры… После 1905-1907 стало ясно, что пока у русских будет армия, революция не получится. Надо армию нейтрализовать, а лучший способ нейтрализации – замазывание в пародийном перевороте. Мол, вы сами вместо революционеров возьмёте власть, сделаете демократическую национальную Россию. Народ-то русский истерпелся. Видите прямо писается, хочет республику. Только народа-то не было.
Вот тут «Горький» и пригодился. ПОХОЖ. Тут же начался тираж. Сначала появился Скиталец.

Шаромыжники
«Скиталец» в миру был «Степаном» «Гавриловичем» «Петровым», по официальной легенде игравшим в детстве на гуслях по публичным домам, а на деле — антирусским сектантом-старообрядцем из печально знаменитой Обшаровки (См. http://www.galkovsky.ru/upravda/archive/349.html). Таких людей в России вскоре стало много, их называли «подмаксимовиками». Это члены западноевропейских масонских лож, поднаторевших в создании идеологической оппозиции из турецкой, иранской или китайской интеллигенции. Из-за дикости и бескультурья России, – одновременно колонии и метрополии, — ноу хоу работало и у нас. Сотни недоделанных «гусляров» ходили по России и изображали из себя истинно русских людей. А если копнуть, то были это религиозные сектанты, аферисты, альфонсы из половых, наводчики, иногда, как Горький действительно талантливые, а иногда настолько бездарные, что за них писали другие люди. Такие «шер ами», пишущие блестящую статью о присоединении Марокко руками Мадлены Форестье. В богатом русском языке есть и соответствующий термин для таких умельцев – «ШАРОМЫЖНИКИ». Только происходило всё в татарской России попроще.

Главное качество и главная работа таких людей быть ПОХОЖИМИ на русских. В этом смысле главным шаромыжником России был Ленин. Воспоминания Троцкого-Бронштейна или Мартова-Цедербаума о Ленине проникнуты пронзительной завистью – а ведь как похож на русского, собака. Русские за своего принимали!

Мартов рассказывал в мемуарах, как сидящего на телеге Ленина в Красноярске полицейские приняли за извозчика и пропустили в местную тюрьму. Ценный человек.

Итальянские журналисты того времени умилялись:

— На Капри возникла большая русская колония. Это простые русские люди с открытыми лицами, добрые. Они вместе читают книжки, помогают друг другу.

Полагаю, что вся история с амнистией 1913 года была провокацией. На Западе подготовили банды истинно русских вредителей, затем правящие круги Антанты надавили на царя. Мол надо бы демократизацию, союзничек дорогой. А то неудобно перед немцами. Немцам же сказали, что на Россию можно нападать. Там летом 1914 года будет плановая революция, а Англия и Франция поддержат. К этому времени в России собрались выпустить сборник новико-прибоевских страшилок про флот. Так сказать «нужная и своевременная книга». Но поступил сигнал «евоюция отменяется!», по разлакомившимся немцам ударили из пулемётов. С трёх сторон. На тираж книги наложили арест. Побаловались и будя. До 17 года.

Новиков-Прибой во время войны вместе с супругой придуривался в санитарном поезде. Земгор это организация предателей, но это отдельный разговор. Кажется, в революцию Новиков сильно испугался, что делал не совсем понятно. Вроде книга вышла в 1917, в Питере свои – братишки. А человек стушевался. Потом рассказывал, что симулировал сумасшествие в белогвардейском тылу. В середине 20 стал крупным пролетарским подмаксимовиком, а в 30 – самым богатым писателем в СССР, которому завидовал сам Алексей Толстой. В начале 20-х Новиков навестил родную Англию. В 1937 году с него по понятным причинам пушинки сдували. Хотя чего бы не шлёпнуть эсера, восхвалявшего японских милитаристов.

Кто конкретно написал «Цусиму» — вопрос спорный. То, что не «кладовщик Новиков-Прибой», это понятно. А так надо смотреть. Конечно, помогала Мария Людвиговна, но вот насколько. Были ли в этом задействованы родственники, оставшиеся в Лондоне и Берлине? Горький? Вариант Малиновского?

Интересно как сам шарлатан описывал работу над романом. Оказывается книга, была задумана ещё в японском лагере, там он собрал уникальную коллекцию воспоминаний от участников сражения. Но архив сгорел. Тогда он собрал новый архив и привёз его из Японии в родную деревню. Уехав в 1906 году в Питер, отдал архив брату на сохранение. Брат спрятал архив от ищеек царской охранки. В 1913 Новиков приехал к брату, а тот руками разводит – забыл где спрятал. А потом, как водится, помер. (У таких людей родственников кот наплакал, они быстро умирают или забывают что они родственники.) Но о чудо! Сынишка брата через пятнадцать лет случайно нашёл архив – в старом улье. После этого, в 1928 году Новиков-Прибой и стал работать над «Цусимой». Но…

Слепая польская девушка
После начала великой отечественной Новиков-Прибой положил архив в большой металлический сундук и закопал во дворе своей дачи. В эвакуацию он не поехал, но про сундук забыл. Его раскопали через два года. Мама дорогая – он до верху был залит водой и все бесценные документы пропали. Ай-яй-яй.

(Историю с архивом Шолохова не напоминает?)

Умер великий писатель празднично. В 1944 году охотился в правительственном Завидово, завалил знатного лося. Привёз тушу домой, собрались закатить пир на весь мир. За родину, за Сталина, за Победу. Да отбросил коньки, и лось пошёл на поминки. Вот ведь как бывает. Не знаешь, где найдёшь, где потеряешь. А именем иуды и тунеядца с подставной биографией в РФ названы улицы и пароходы. Даже в Москве. Уж больно полезную книгу написал. Подписал.

Что касается «Цусимы» то книга мастерская. Серьёзно. Она написана очень простым, «кинематографическим» языком и вся состоит из врезающихся в память деталей. Вроде — везут японцы пленных матросиков на буксире, они гадают: повесят не повесят. Мож азиаты шкуру сдерут. Подплывают к японскому броненосцу – мама дорогая – НИ ОДНОЙ ЦАРАПИНЫ. А ведь стреляли по нему всё сражение, наши корабли в решето пробиты и на дне. А японцы встречают: «Рюсикай, рюсикай приехали», – и каждого в отдельную каюту со всем уважением, кормят вкусными американскими консервами. И т.д. Ну ВЫ ПОНЯЛИ. Русские – верят. СТО ЛЕТ.
galkovsky.livejournal.com

Комментарии


Изжило себя самодержавие к началу 20 века, совсем изжило. Такая огромная страна с крепким народом была повязана феодальными путами по рукам и ногам. Потому и отставали хронически в развитии экономическом, ибо всегда отставали в развитии политическом. Крепостное право надо было отменить на 100 лет раньше и монархию сделать конституционной тоже лет за сто до 1917 года, вот тогда капитализм российский был бы вровень с западным. Из истории надо извлекать поучительные уроки, чтобы во второй и третий разы не наступать на те же грабли. Сегодня у нас капитализм тоже с гнильцой коррупционно-мафиозной. В прямом столкновении с НАТО тоже может ракет-снарядов не будет в достатке, как в 1905 и 1914.
Спасибо автору за статью об интересном авторе Новикове-Прибое, который донёс до нас правду о подвиге и трагедии российского флота.


Плохо знаете историю вы, нелюбезный, очки советские снимите и прочтите, что сделали русские моряки под командованием Орлова, Ушакова, Нахимова с турецкими эскадрами и  флотом при Чесме, Калиакрии, Синопе: они уничтожались практически полностью, при потерях в несколько тысяч у турок, и нескольких десятков у русских! А япошатам наши отомстили в 45-м, уничтожив за НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ, миллионную Квантунскую армию, что и решило исход войны на Востоке, а не пиндосовская атомная бомбардировка.

«Современная трактовка» событий — дело субъективное. Трактовка всё время меняется, в зависимости от того, куда в настоящий момент дует политический ветер. Так не будем же флюгерами, а будем доверять свидетельствам очевидцев и участников событий. И Новиков-Прибой — первый в их рядах. Почему историки или писатели, придерживающиеся иных взглядов на Цусимское сражение, не написали своих «Цусим»? Хотя бы приблизительно равных исследованию Новикова-Прибоя? Да потому, что это невозможно. Подвиг великого писателя Алексея Силыча Новикова-Прибоя как раз и состоит в том, что он смог написать до предела честную и объективную книгу о русской трагедии, которая зовётся японским словом «Цусима», и никто лучше его никогда ничего об этом не напишет.

В японском плену шла тщательная работа под эгидой США в подготовке так называемых революционеров готовых сражаться с Россией изнутри.

А вы не устали от политики! Сразу видно что нет! Что тут сказать! Таких писателей маринистов у нас пересчитать можно на одной руке все уместятся! А двухтомник Цусимы у меня  почитай лет  50! Все перечитали: родственники, соседи, друзья, внуки! И где еще можно почитать на эту тему, не считая В.Пикуля и эмигрантов- фантазеров! Именно его надо включать в учебные программы и не забыть Соболева, с его»Морскими рассказами»!

Рекомендую аудиолекцию очень интересного историка о русско-японской войне В.Махнача Русско-японская война
https://www.youtube.com/watch?v=eibz_4ESw0A

Статья интересная, но пронизана, к сожалению, советской исторической трактовкой русско-японской войны, автору хорошо бы почитать документы и современную трактовку тех событий. Тот же Стессель вынужден был сдать крепость, потому что ее не кому осталось защищать, а японцы пригрозили, в случае не сдачи, вырезать все русское население, а после сдачи крепости даже отпустили часть офицеров домой, давших подписку о не участии в войне. В борьбе за крепость наши потеряли около 20000 бойцов, а японцы в шесть раз больше. Тот же Куропаткин, «отступая и проигрывая» сражения, уничтожал и изматывал противника, идя на встречу новым боеспособным резервам, с тем чтобы потом окончательно разгромить япошат, да эта поганая революция 1905 года помешала, которая украла у России безусловную победу и которая была организована и проплачена японцами. К стати после подписания мира, японцы заключили с Россией военный союз против нападения третьих стран против кого-либо из участников договора, с проигравшими военные союзы не заключают. Потом также украла победу у России следующая поганая революция 17- го года. А заслуга Новикова-Прибоя в «Цусиме», как и Степанова в «Порт-Артуре» — в отражении массового героизма русских солдат, матросов и офицеров, да и генералов, не смотря на совцензуру, в русско-японской войне.

Хмурый
19.04.2017 6:09
«Случалось видеть Новикову и бессудные расправы офицеров над матросами, жестокие побои, унижающие человеческое достоинство простых русских моряков…»

Это к обсуждению статьи «Красные, белые, зеленые…» — об установке памятника в станице и белым и красным. Тем, кто воевал и убивал за право бить морды нижним чинам и тем кто воевал против этого старинного российского обычая.


Да, Япония понесла огромные потери в целом за всю войну, но в Цусимском сражении наши и их потери несопоставимы: русских моряков погибло более пяти тысяч человек, а японцев — не более двухсот… Японцы не потеряли ни одного корабля, а русские всю эскадру, кроме трёх малых кораблей, прорвавшихся во Владивосток. История не знала такого разгрома флота, как разгром эскадры Рожественского. И после этого его можно оправдывать?

автор переоценивает знание Новиковым всех перипетий сражений, а тем более высшего командования флотов. Тем более удивительно о необыкновенном возвеличивании Японии. Война велась на западные деньги и западные вооружения. Потери японцев превосходили русские потери. В итоге Япония оказалась на грани полного истощения и только срочный мир позволил избежать заслуженного поражения.

В том-то вся и штука. Они видели только внешнюю сторону событий.
А настоящий писатель обязан знать и внутреннюю.
Или хотя бы догадываться о ней.
То есть, проницать.
Именно этого не хватает современной русской литературе. Она «непроницательна».
Серость сплошная, — при всей «ррреволюционности»…

Спасибо огромное автору за статью, за память о великом русском советском писателе А.С.Новикове-Прибое. Его книгу «Цусима» прочитала ещё в детстве. С тех пор она занимает почётное место в нашей семейной библиотеке. Да, на таких книгах нужно воспитывать наших детей, мальчиков в первую очередь. К сожалению ложь торжествует в сегодняшнее время. Но есть бабушки, дедушки, мамы, папы, воспитанные на лучших книгах русской и советской классики. Не дадим современным либералам-щелкопёрам разрушить сознание наших детей.

Спасибо за статью! Вот какие произведения надо включать в школьную программу вместо Солженицыных и К.

То, что Новиков свидетель — это «плюс с минусом»: он не мог знать и не знал теневой стороны войны. Например того, что ненавистник России, «главный еврейский лидер Америки» Шифф дал правительству Японской империи кредит в 200 мил дол. (более 30 миллиардов д. по нынешн. курсу) на войну с Россией, на эти средства и были закуплены пушки, снаряды, пр. вооружение…

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s