Александр Суворов и его Наука побеждать

Как Александр Суворов стал великим

Наука побеждать

По заслугам и по славе ему, самому знаменитому нашему полководцу, давно уже пора дать наименование Суворов Великий. Многие из наших соотечественников на предложение назвать лучшего из военачальников России, называют именно его имя.

Стойкий интерес к необычной и яркой жизни Суворова сохранялся на всем протяжении российской истории, за исключением первых лет советской власти, когда величайшему полководцу припомнили и подавление польских мятежей, и ненависть к Пугачеву. Но стоило в июне 1941 года грянуть самой страшной из войн, и Сталин повесил портрет Суворова в своем кабинете, учредил орден его имени и нарек себя генералиссимусом, явно подражая славе знаменитого русского героя.

Александр Суворов родился 13 ноября 1730 года в семье генерал-аншефа Василия Суворова. В 1742 году в царствование Елизаветы Петровны был зачислен мушкетером в Лейб-гвардии Семеновский полк, получив обычный в то время отпуск для обучения «указным наукам» в родительском доме.

К службе в полку он приступил лишь в 1748 году, в чине капрала. В 1754 году он был произведен в поручики и переведен в Ингерманландский пехотный полк.

Во время начавшейся вскоре Семилетней войны 1756-1763 гг. молодой офицер участвовал в сражении при Кунерсдорфе (1759), под Франкфуртом-на-Одере (1759), во взятии Берлина (1760), осаде Кольберга (1761). Первый боевой командир Суворова генерал Берг дал ему следующую рекомендацию: «Быстр при рекогносцировке, отважен в бою и хладнокровен в опасности!»

В августе 1762 года Суворов получил чин полковника и назначение командиром Астраханского пехотного полка, затем командовал Суздальским пехотным полком. В 1764-1765 гг., когда суздальцы находились на постоянных квартирах в Новой Ладоге, он написал «Полковое учреждение» — наставление по обучению и воспитанию войск.

В 1768-1772 гг. полковник Суворов участвовал в военных действиях в Польше против войск Барской конфедерации, за боевые отличия был произведен в чин генерал-майора. После разгрома конфедератов он служил на шведской границе, а в 1773 году добился перевода в армию П.А. Румянцева, на русско-турецкую войну 1768-1774 гг.

Почти сразу же Суворову пришлось столкнуться с коварным и жестоким врагом. В двух удачных ночных поисках под Туртукаем 10 мая и 17 июня 1773 года его отряд разбил превосходящие силы турок. В первом из этих боев Александр Васильевич был контужен — солдаты отбили у неприятеля заряженную пушку, развернули ее в сторону врага и выстрелили.

При выстреле пушку разорвало, в числе пострадавших оказался и наш герой.

В поисках под Туртукаем он успешно применил атаку колоннами, прикрытыми рассыпным строем егерей. 3 сентября 1773 года Суворов, столкнувшись с противником в Гирсово, нанес ему новое поражение, вынудив отступить с большим уроном. Еще более прославила его победа над 40-тысячным турецким корпусом при Козлудже, одержанная в самом конце войны 8 июня 1774 года.

В августе 1774 года Суворов был направлен против действовавших в Поволжье отрядов Емельяна Пугачева, но основные силы восставших были разгромлены до его прибытия к месту боев. В 1776-1779 гг. он командовал войсками в Крыму и на Кубани, затем был командирован в Астрахань для подготовки похода в Персию, в 1782 году, после отмены этой экспедиции, вернулся на Кубань, где руководил строительством укреплений, затем командовал Владимирской, Петербургской и Кременчугской дивизиями. В 1786 году его произвели в чин генерал-аншефа.

С началом русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Суворов возглавил оборону Херсон-Кинбурнского района, уничтожив крупный десант противника, высадившийся 1 октября 1787 года на Кинбурнской косе. Затем в составе Екатеринославской армии Григория Потемкина он участвовал в осаде крепости Очаков (1788), был тяжело ранен и надолго выбыл из строя. Вылечившись, Суворов получил под свою команду отдельный корпус, действовавший вместе с австрийскими войсками принца Ф.И. Саксен-Кобургского. Спасая союзников от разгрома, русский генерал разгромил численно превосходящие его корпус турецкие войска в сражениях у Фокшан (21 июля 1789 года) и при Рымнике (11 сентября 1789 года).

В ноябре 1790 года, выполняя приказ Потемкина, Суворов выехал к войскам, безуспешно осаждавшим крепость Измаил.

2 декабря он прибыл на место, а 7 декабря отправил официальное письмо командованию турецкого гарнизона с требованием сдаться. К письму была приложена собственноручная записка Суворова: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы уже неволя, штурм – смерть, чего оставляю вам на рассмотрение». Русскому офицеру, доставившему эти предложения, был передан ответ измаильского коменданта Айдоса Мехмет-паши: «Скорее Дунай остановится в своем течении и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил». Получив его, Суворов назначил штурм на 11 декабря 1790 года. В кровопролитных боях на валах и улицах Измаила турки потеряли 26 тысяч человек убитыми и 9 тысяч пленными, русские – 4 тысячи человек убитыми и 6 тысяч ранеными.

Докладывая об очередной победе Суворова, Потемкин по достоинству оценил его подвиг: «Отдав справедливость исполнившим долг свой военачальникам, не могу я достойной прописать похвалы искусству, неустрашимости и добрым распоряжениям главного в сем деле вождя – графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского. Его неустрашимость, бдение и прозорливость всюду содействовали сражающимся, всюду ободряли изнемогающих и, направляя удары, обращавшие вотще отчаянную неприятельскую оборону, совершили славную сию победу». В честь Измаильской победы по распоряжению Екатерины II была выбита золотая именная медаль с профилем Суворова.

После окончания военных действий он командовал русскими войсками в Финляндии, руководил строительством укреплений на границе со Швецией, участвовал в военных действиях против польских конфедератов. После начала осады Варшавы прусскими и русскими войсками под общим командованием прусского короля Фридриха Вильгельма II Суворов был назначен руководить штурмом правобережного предместья польской столицы Праги. После взятия пригорода (24 октября 1794 года) капитулировала и Варшава. Ключи от сдавшегося города были вручены русскому военачальнику, произведенному после этой блестящей операции в чин генерал-фельдмаршала. В 1795-1796 гг. он находился с войсками в Малороссии, в городе Тульчине, где написал «Науку побеждать» — трактат, в котором были изложены принципы его победной тактики и даны наставления по обучению и воспитанию войск.

Славящийся гуманным отношением к пленным, призывавший солдат «обывателя не обижать», полководец понимал, что в бою и сражении необходимо действовать решительно и смело, особенно при штурме городов.

В начале царствования императора Павла I Суворов подвергся временной опале за критику проводимых государем изменений в армии, переустройства ее по ненавистному ему прусскому образцу. 6 февраля 1797 году он был уволен в отставку и сослан в псковское сельцо Кончанское. Возвращению его на службу способствовали настойчивые просьбы союзников России, после начала коалиционных войн с Францией терпевших одно сокрушительное поражение за другим. 6 февраля 1799 года Суворов получил письмо Павла I с сообщением о назначении его главнокомандующим русскими и австрийскими войсками в Северной Италии.

3 апреля 1799 года Суворов прибыл к армии и уже через 5 дней начал знаменитый Итальянский поход. Во время этой кампании он в нескольких сражениях разгромил неприятельские войска, которыми командовали лучшие генералы Франции.

Деятельный участник произошедших битв французский генерал Моро дал следующую восторженную оценку русскому полководцу: «Суворов есть один из величайших генералов. Никто лучше его не умел воодушевить войска, никто не соединял в себе в высшей степени качеств военачальника».

После громких побед в Италии Суворов планировал вместе с австрийской армией начать вторжение во Францию, но получил предписание выступить в Швейцарию, для соединения с действующим там корпусом генерала Римского-Корсакова. Поход был плохо подготовлен – австрийцы сорвали поставку провианта, движение армии задержалось, по меньшей мере, на 5 дней. Прорвавшись в Швейцарию, Суворов оказался в окружении превосходящих сил противника, но сумел вывести свои войска на территорию союзной Австрии. 29 октября 1799 года Суворову был присвоен высший воинский чин – генералиссимус.

Вскоре после возвращения из Швейцарского похода он тихо скончался 6 мая 1800 года. Похоронили Александра Васильевича в Александро-Невской лавре, на его надгробии была высечена надпись: «Здесь лежит Суворов».

Владимир Волков.Специально для Столетия

1789 год. 22 сентября (11 сентября ст.ст.) у реки Рымник произошло сражение русско-австрийских войск под командованием Суворова с турецкой армией. Несмотря на четырехкратное преимущество, турки были наголову разбиты.

Сражение при Рымнике. 11 сентября 1789. Гравюра Х.Г. Шютца. Австрия. Конец 18 века

Карта сражения при Рымнике 11 сентября 1789 года

Рымник (Русско-турецкая война, 1787—1791). Река в Румынии, вблизи которой 11 сентября 1789 года произошло сра¬жение между русско-австрийскими войсками под командо¬ванием генерала А.В. Суворова (25 тыс. чел.) и турецкой ар¬мией под командованием Юсуф-паши (около 100 тыс. чел.). Воспользовавшись разъединением сил союзников, Юсуф-паша двинул основную армию против австрийского корпуса принца Ф. Кобургского (18 тыс. чел.). На помощь австрий¬цам выступил корпус Суворова (7 тыс. чел.). За 2,5 суток он прошел около 100 километров по размытым осенними дождями доро¬гам. Учитывая четырехкратное превосходство турок, принц Кобургский предлагал оборонительный план действий, но российский командующий настоял на немедленном наступ¬лении. Приняв командование над союзными войсками, Су¬воров двинул их вперед. Вечером 10сентября они начали наступление и, пройдя 14 км, форсировали незаметно для турок реку Рымну.

Турецкие войска располагались в трех лагерях между ре¬ками Рымна и Рымник. Из-за плохо поставленной разведки они пропустили момент столь быстрого появления союзни¬ков. Суворовский план состоял в разгроме этих сил по час¬тям. В условиях четырехкратного превосходства турок Суво¬ров мог добиться преимущества лишь за счет быстроты и внезапности нападения, чтобы не дать турецкому командо¬ванию опомниться и скоординировать свои действия. Задав высокий темп сражению, российский полководец сразу за¬хватил инициативу, которую не выпускал из рук до конца боя. Суворовские быстрота и натиск покоились на прочном фундаменте — отличной выучке и слаженности его войск, их высоком боевом духе и вере в своего командующего.

11 сентября русские, наступавшие на правом фланге, неожиданно атаковали турецкий лагерь Тырго-Кукли, где находилось 12 тыс. чел. Захватив его после ожесточенного боя, они двинулись в обход леса Каята к главному лагерю Юсуф-паши. Левее наступали австрийские части. Они отбили атаку 15-тысячного конного отряда турок, пытавше¬гося отрезать русских и австрийцев друг от друга. Отразив еще ряд атак турецких отрядов, союзники соединились и после получасового отдыха двинулись в 3 часа на штурм основного укрепленного лагеря турок у леса Крынгу-Мейлор. Части принца Кобургского двинулись на центр турец¬ких позиций, где их каре немедленно окружили более 40 тыс. турецких воинов.

Д.Доу. Портрет генералиссимуса А.В.Суворова. Около 1830 года

Рядовой и обер-офицер пехотного полка в форме 1786—1796 гг.

Пока австрийцы стойко отражали бешеный натиск ос¬новных сил турок, Суворов совершил обходной маневр и ата¬ковал левый фланг Юсуф-паши. Российскому полководцу хва¬тило мгновения, чтобы оценить турецкие позиции. Видя, что они недостаточно укреплены, он без промедления принял дерзкое решение атаковать их конницей, за которой шла пе¬хота. Эта безумная с точки зрения военной тактики импро-визация стала кульминацией битвы и принесла победу союз¬никам. Кавалерия, ринувшись вперед, легко преодолела не¬достроенные рвы и брустверы и врубилась в толпы янычар. Опешив от неожиданности, те на какое-то время прекратили стрельбу, что позволило пехоте добежать до окопов, где произошла отчаянная схватка. Штыковой удар пехоты обратил янычар в бегство. Одновременно перешли в контратаку авст¬рийские части.

Не снижая темпа натиска, союзники начали преследова¬ние отступавших и ворвались следом за ними в третий лагерь у Мартинешти. Турецкие войска потеряли психологическую устойчивость и превратились в неорганизованные толпы, ко¬торые уже не сопротивлялись и лишь спасались бегством. Тех, кто еще пытался организовать оборону у Мартинешти, бегущая толпа смела и увлекла за собой. Таким образом, на данном этапе сражения численное превосходство турок обер¬нулось против них самих.

Возле моста через Рымник возникла страшная давка из массы людей, лошадей и верблюдов. Многие бросились в воду и погибли. Бегство обошлось турецкой армии дороже самой битвы. Опыт Рымника, как и Кагула, лишний раз под¬твердил истину, что большая, неспособная к маневру и пло¬хо управляемая армия может стать жертвой существенно мень¬шей, но подвижной, отлично выученной и хорошо воору¬женной.

Сражение при Рымнике продолжалось 12 часов и завер¬шилось полным разгромом турецкой армии. Она потеряла до 20 тыс. чел. убитыми, утонувшими, ранеными и пленны¬ми. Большинство просто разбежалось. После сбора у Мачина (за Дунаем) Юсуф-паша насчитал в рядах своей армии лишь 15 тыс. чел. Урон союзников в сражении при Рымнике составил 600 чел. (русских — 200, австрийцев — 400).

Эта яркая и крупная победа, сравнимая по масштабам с кагульской, решила исход кампании 1789 года. После рымникского разгрома турецкое командование до конца войны не предпринимало серьезных попыток наступления на левом берегу Дуная. За победу при Рымнике Суворов получил ти¬тул графа Рымникского и орден Св. Георгия 1-й степени.

Цитируется по: Шефов Н.А. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М: АСТ., 2002.

История в лицах

Фон Раан, письмо генерал-аншефу Каменскому:
Сего дня по утру пришли мы с корпусом сюда. Поелику я знаю, что действие наше вам без сомнения уже известно, и я удостоверен, что вы ожидаете моего письма, то употреблю я немногие праздные мои минуты для извещения вас о происшествии нашей экспедиции сколько то нужно для совершения вашего плана, до сего. Визирь с Армией своею шел прямо против корпуса Принца Саксен-Кобурга. Сей последний выступил с корпусом своим и шел к Фокшанам ему на встречу. Он просил, усиления от Генерала Суворова, который имел на то строжайшее приказание от Фельдмаршала, немедленно исполнить сие требование. И по тому он 6 Сентября выступил с корпусом своим и шел вдоль по берегу реки Бирлата в тот день до реки и Деревни Карапшешты. 7 числа пошли мы через деревню Матку сюда к Текучам, к Марисештам; 9 числа помощью Австрийских понтонов перешли мы через реку Путну, и стали лагерем по ту сторону оной на берегу. То соединились мы с Цесарскою Армией и стали неподалеку от реки Милковы на левом флигеле Австрийского Корпуса. В тот же день пошли мы отсюда в двух колоннах: Австрийская под командою Принца Кобурга в правой, а мы в левой колонне, и посредством перевозов переправились через реки Милкову и Рымник. Когда Армия перешла через Рымник, построили боевой порядок: и так шли до Тиргу-Кукулы, где 11 числа действие началось. Неприятель обратился в бегство. Мы преследовали его до Рымника, и разбили его не далеко от деревни Мартинешты. Он защищался как худой воин, то есть как Турок. Всеобщий страх их усугубился, когда они в другой раз увидели приближающиеся Российские Войска в соединении с Австрийскими. Первое нападение было, как у них обыкновенно, весьма жестоко и сопровождаемо ужасным криком: они окружили наши кареи; после немногих выстрелов картечами они побежали, как грабители. Я со всеми опытными Офицерами ручаюсь жизнью своею, что до сего времени в свете не бывало сражения толь мало ужасного; они, бросили все; ни одна пушка не взята кровными руками; неприятель оставил нам 79 пушек в открытом поле, из числа которых Австрийцы получили 13. Багаж и весь лагерь достался нам. Для лучшего вашего понятия скажу я вам, что Визирская Армия состояла из 80 тысяч человек, а наша только из 4 500; на месте осталось убитых 200 и несколько взято в полон. 13 числа дошли оба корпуса обратно в Фокшаны также двумя колоннами и стали лагерем на прежнем своем месте, где мы отдалились опять от Австрийских Войск; они пошли по своему прежнему маршруту обратно в Аджут, а мы сюда в Текучи, куда мы сего дня 16 числа по утру прибыли и опять лагерем стали. Через несколько дней пойдем мы отсюда вдоль по правому берегу реки Бирлата в Бирлат.

Цитируется по: Раан фон. Перечень из собственнаго своего журнала в продолжение прошедшей войны при завоевании Молдавии и Бессарабии с 1787 по 1790 год, с приобщением одного чертежа. Сочинял в письмах к своему другу императорской российской службы секунд-маиор фон Раан. СПб. 1792

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s