Адмирал Василий Чичагов

Василий ЧичаговВасилий Яковлевич Чичагов, единственный моряк – кавалер ордена Святого Георгия I степени, родился (28 февраля) 11 марта 1726 года под Костромой, в небогатой дворянской семье. Начальное образование получил дома, учился морскому делу в Москве, затем в Англии. Окончил Навигацкую школу в Москве. Морскую службу начал гардемарином, прошёл все младшие офицерские чины на Балтийском флоте, в 1745 – произведен в мичманы, в 1751 году назначен корабельным секретарем, в 1754 году произведен в лейтенанты. На фрегате «Святой Михаил» в 1757 году Чичагов совершил свое первое плавание, а после возвращения назначен главным командиром Архангельского порта. В 1768 г. Став главным командиром Архангельского порта, боролся со злоупотреблениями среди чиновников и моряков. Через два года он получил чин контр-адмирала и был вызван в Санкт-Петербург.
В 1765-1766 гг. Чичагов руководил организованной по инициативе М. В. Ломоносова секретной экспедицией, которая на трёх небольших судах дважды пыталась пройти через Северный Ледовитый океан к Алеутским островам между Гренландией и Шпицбергеном. Сплошные льды не позволили морякам достигнуть намеченной цели, однако экспедиция смогла собрать большой материал о природе Гренландского моря и составить подробные карты данного края.  В 1770 году он переведен в Санкт-Петербург в чине контр-адмирала. Он обучал экипажи для кораблей Балтийского флота, а в 1772 г. одну из подготовленных эскадр без потерь провёл на Средиземное море.
В том же году назначен главным командиром Ревельского порта, в 1773 году назначен главным командиром Кронштадского порта. Боевое крещение контр-адмирал Чичагов получил на Чёрном море. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. он командовал отрядом Донской флотилии, оборонявшей Керченский пролив. В 1775 г. Чичагов стал членом Адмиралтейств-коллегии, а в 1782 г. — получил звание адмирала.
В 1789-1790 годы Василий Яковлевич командовал русским флотом в войне со шведами, одержал несколько побед. Наиболее значимыми были Эландское, Ревельское и Выборгское сражения, одержал три блестящих победы над более сильным неприятельским флотом: близ острова Эланда, на Ревельском рейде и близ Выборга. Победа русского флота принудила короля Швеции Густава III к заключению мира.
В сражениях адмирал Чичагов выбирал наиболее выгодную позицию для принятия атаки неприятеля, что позволяло одерживать победы малой кровью даже над превосходящими силами противника. Тактика Чичагова в этих столкновениях в известной степени была вынужденной. Постоянная острая нехватка опытных матросов заставляла избегать решительного боя. Его оборонительная тактика была не случайностью, а вполне обдуманным методом, позволявшим компенсировать с помощью местных прикрытий недостатки подготовки экипажей. За Ревельское сражение Чичагов был награждён орденом Св. Андрея Первозванного. После Выборгского сражения он стал первым моряком, удостоенным ордена Св. Георгия 1-й степени.
Екатерина II пожаловала ему дворянский герб и более двух тысяч крепостных. В 1797 году Василий Чичагов был уволен из морской службы, вышел в отставку и жил в своём имении.  Последние годы жизни провел в Санкт-Петербурге. Умер Василий Яковлевич Чичагов (4) 16 апреля 1809 года в Санкт-Петербурге, был похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Именем Василия Чичагова названы острова на архипелаге Новая Земля, остров Чичагова в Александровском архипелаге у берегов Северной Америки, залив и мыс острова Науку-Хива в Южной Полинезии, мыс на острове Кюсю и гора на острове Шпицберген.
Именем Василия Чичагова названы несколько островов, мысов, залив и гора на острове Кюсю.
      © Calend.ru

 

Лит.: Белов М. И. История открытия и освоения Северного морского пути. Т. 1. М., 1956; Скаченко Н. Г. О неизвестной карте В. Я. Чичагова 1765 г. // Вестник Московского университета. Сер. 5: География. 1961. № 5; Соколов А. Проект Ломоносова и экспедиция Чичагова. СПб., 1854; Чичагов Василий Яковлевич [Электронный ресурс] // Некрополь Свято-Троицкой Александро-Несвкой Лавры.

См.  в Президентской библиотеке:

Василий Яковлевич Чичагов. 1726-1809 гг. // Русская старина : ежемесячное историческое издание. СПб., 1873. Т. 8, [кн. 11, ноябрь];

Шишков А. С. Военные действия российского флота против шведского в 1788, 89 и 90 годах, почерпнутые из дневных записок и донесений главноначальствовавшего над оным адмирала Чичагова.

***

И.К.Айвазовский. Морское сражение при Выборге.1846 год.

1

 3 июля (22 июня ст.ст.) 1790 годА в Выборгском заливе русские эскадры под командованием адмирала В.Я. Чичагова одерживают победу над шведским флотом под командованием герцога К. Зюдерманландского в ходе Русско-шведской воины 1788—1790 годов. После поражения шведы оставляют планы захвата Петербурга и прибалтийских владений России. За Выборгское сражение Чичагов первым из моряков был награжден орденом Св. Георгия I степени.

В кампании 1789 года перед русской армией ставилась задача изгнать неприятеля с финской территории, а затем ударом по самой Швеции принудить ее к миру. Флот должен был, сохраняя свое господство в Финском заливе, не допустить каких-либо действий шведского флота против русского побережья, оказывать помощь своим войскам в Финляндии, а в случае встречи с неприятелем — вступить с ним в решительное сражение. Его силы составляли три эскадры: кронштадтскую, ревельскую и «копенгагенскую». В конце мая кронштадтская и ревельская были объединены в одну (…)

Однако в 1789 году русские войска не смогли занять Финляндию и перенести военные действия на территорию Швеции. Эту задачу им пришлось решать и в следующем году.

Шведское командование в свою очередь тоже рассчитывало вести в 1790 году активные наступательные действия. Оно вновь планировало нанести удар по Петербургу, чтобы заставить Россию заключить мир на условиях, продиктованных шведским королем.

В течение зимы обе стороны активно готовились к продолжению военных действий. В частности, русское правительство приняло меры к усилению флота. К началу новой кампании он насчитывал 34 линейных корабля, 15 фрегатов, 271 гребное судно и около 50 вспомогательных судов, сведенных в две эскадры и гребную флотилию.

Шведское командование, стремясь уничтожить русский Балтийский флот, который был главным препятствием в осуществлении намеченного удара по Петербургу, с началом навигации направило свои корабли в Финский залив с задачей предупредить соединение ревельской и кронштадтской эскадр, по отдельности разбить их и затем высадить у Красной Горки десант.

2 мая шведский флот в составе 20 линейных кораблей, 7 фрегатов и 4 вспомогательных судов подошел к Ревелю и атаковал стоявшую на рейде эскадру адмирала В. Я. Чичагова, которая насчитывала 10 линейных кораблей, 5 фрегатов, 2 бомбардирских корабля.

Бой продолжался около двух часов. Под ударами русских кораблей шведы отступили. При этом они потеряли 2 линейных корабля (один из них — «Принс Карл», получив большие повреждения, сдался, а другой — «Риксенс Стендер» сел на мель у острова Вульф и был сожжен своей командой). Были серьезно повреждены еще несколько неприятельских судов. Урон противника в людях составил свыше 700 человек. Русские потеряли 8 человек убитыми и 27 ранеными.

Несмотря на поражение, шведский флот не отказался от дальнейших наступательных действий. После исправления повреждений он направился в восточную часть Финского залива с намерением нанести удар по кронштадтской эскадре.

Командующий эскадрой вице-адмирал А. И. Круз, узнав о приближении шведских кораблей, вышел им навстречу. 22 мая они были обнаружены неподалеку от Красной Горки. Утром следующего дня противники сошлись, и завязался бой. На этот раз у шведов было 22 линейных корабля, 8 фрегатов и несколько вспомогательных судов. Русская эскадра состояла из 17 линейных кораблей, 4 фрегатов и 8 гребных судов. Бой продолжался почти весь день. Русские трижды атаковали противника и к 18 часам заставили его отступить к Бьёркё (Койвисто, ныне Приморск).

24 мая сражение возобновилось и продолжалось с небольшими перерывами до вечера, когда шведский командующий, узнав о приближении к месту боя русской ревельской эскадры, решил отойти в Выборгский залив. Через день здесь шведские корабли вместе с гребным флотом (свыше 200 судов) были заблокированы соединенными силами Балтийского флота, в командование которым вступил адмирал В. Я. Чичагов.

В результате сражения у Красной Горки 23–24 мая шведский план нападения на Петербург потерпел окончательный провал. Противник уже больше не помышлял о наступательных действиях. Теперь все его стремления были направлены на то, чтобы спасти свой заблокированный флот.

Карта Выборга. 18 век.

22 июня, воспользовавшись свежим восточным ветром, шведские корабли устремились из Выборгского залива. Противнику удалось вывести основные силы своего флота. Однако при прорыве он понес большие потери, лишившись 64 судов, в том числе 7 линейных кораблей, 3 фрегатов, 21 канонерской лодки, 16 транспортных судов. Урон в личном составе только погибшими и пленными составил около 7 тыс. человек.

Русское командование направило флотилию галер к проливу Роченсальм, где после прорыва укрылся неприятельский гребной флот. Происшедший 28 июня бой завершился поражением и отступлением русских. Это объясняется тем, что командующий флотилией Нассау-Зиген напал на шведов без предварительной подготовки и разведки их сил. В результате начавшие атаку отряды попали под перекрестный огонь неприятельских судов и береговых батарей и не смогли прорваться на рейд.

Однако отдельные неудачи русского флота не сказались на общей стратегической обстановке. Русские по-прежнему удерживали инициативу в боевых действиях. Получив из Кронштадта подкрепления, их гребная флотилия вернулась к Роченсальму и заблокировала шхерные суда противника.

Русские войска, действовавшие в Финляндии, развернули наступление на Свеаборг, где находился корабельный флот неприятеля.

Шведское правительство поняло, что не может больше продолжать войну, и, стремясь избежать разгрома, поспешило начать мирные переговоры. 3 августа 1790 года в финской деревне Вяряля (Верелэ) был заключен мирный договор, который подтвердил прежние границы между Россией и Швецией. Шведские феодалы в своих реваншистских устремлениях восстановить утраченное в войнах с Россией господство на Балтийском море потерпели полный провал.

Цитируется по: Дважды Краснознаменный Балтийский флот. — М.: Воениздат, 1990. с.49-51

Иоанн Альберт Эренстрем, действительный статский советник:
Трудно объяснить поведение русского адмирала Чичагова в этот день. С своим флотом он оставался нерешительным зрителем горячего боя y Криссфорта, совершенно близко от него. Только сигналы его были в живом движении; они отдавались, изменялись, повторялись. Иногда русские матросы как будто заняты были снятием с якоря, иногда постановкой парусов, которые однако ж немного спустя опять были убраны. Наконец, когда весь наш большой флот пробился до открытого моря, за исключением погибших кораблей, он оставил свою позицию для преследования, которое и продолжал вплоть до входа y Свеаборга, куда шведский флот, потерявший во время этого следования еще один корабль под начальством полковника (впоследствии адмирала) Леионанкора, отступил и был блокирован русскими.Так как враги короля, при радостном для них известии о том, что «он блокирован на Выборгском рейде, считали невозможным его освобождение, то они теперь объяснили это тем, что он с русским адмиралом завел переговоры, сопровождавшиеся денежной жертвой со стороны короля, но этот слух был совершенно неверен. Русский адмирал был так уверен в захвате всего блокированного шведского флота, что он с большой гордостью отказывался принять высланных шведскими начальниками парламентеров, которых никогда не пускали на борт его корабля и которые не были приняты им для разговоров, a их всегда встречал на полпути его сын (впоследствии адмирал и морской министр), чтоб узнать их поручение (…)

Следование это однако ж было сопряжено с большими опасностями, так как y Питкенаса стояли три русских флота, между ними быстроходный, новый, красивый шведский фрегат «Венус», взятый русскими на берегу Норвегии в нейтральной гавани. Эти фрегаты стояли на месте, пока еще какой-нибудь шведский корабль большого флота был вблизи и мог защищать шхерный, но когда тот последний остался один на большом заливе y Питкенаса, фрегаты снялись с якорей и направились к длинной линии шведских судов, прошли ее с залпами в обе стороны, шли потом вдоль линии, обстреливая каждое судно, снова прошли насквозь с тою же пальбою, продолжая затем свой курс по другую сторону линии. В этом быстром и хорошо исполненном маневре, которому благоприятствовали хороший ход и свежий ветер, особенно отличился фрегат «Венус», под командой англичанина Кроунса. Все галеры, канонерские шлюпки и другие шхерные суда, мимо которых проходил «Венус», обстреливая их, принуждены были спустить свои флаги, заявляя этим, что сдаются. Фрегат также с замечательной быстротой приближался к галере «Серафим», на которой находился король. Не без больших затруднений удалось наконец уговорить его оставить галеру и спастись на шлюпке. Как только он оставил галеру, и она должна была спустить флаг. Все это мы видели с «Амфиона» и рассчитали уже, что не более как через 10-15 минут «Венус» и нас настигнет, как вдруг, к величайшему нашему удивлению, мы увидели сигнал русского адмирала, которым он призвал все три фрегата к себе. Приказание это они должны были исполнить, и так как они таким образом не могли занять все суда, спустившие перед ними флаги, эти совершенно основательно считали себя в праве снова поднять их и, с напряжением всех сил, искать свое спасение в шхерах. Впоследствии я в Финляндии виделся с старым адмиралом Кроунсом, который все еще с крайним негодованием говорил о приказании, отданном при этом случае адмиралом Чичаговым; приказание это он называл глупым и бессмысленным; им вырвана была y него победа над целым шведским шхерным флотом. Русские потом, в официальных бумагах, обвинили шведских начальников в том, что действовали против законов войны и чести, когда они не передали своих судов после спуска флагов, в знак того, что они побеждены, но им ответили, что судно, чтоб считаться взятым, должно иметь по крайней мере одного неприятельского офицера на борту, которому офицеры корабля могли бы передать свои сабли и тем объявить себя его пленниками, но так как такого приема не было, начальники и экипажи судов имели совершенное право считать себя свободными. — право, которым русская эскадра из Аспе в сражении при Свекскзунде, год перед тем, при таких же обстоятельствах и таким же образом воспользовалась.

Цитируется по: Из исторических записок Иоанна-Альберта Эренстрема // Русская старина, № 8. 1893. с.219-221

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s