Великая Война. 1914-1918

Истории разорванная нитьИстории разорванная нить

Послесловие к международной научной конференции «Характер и уроки Первой мировой войны в современных интерпретациях»
Валерий Пригожин

Конференция была организована Фондом изучения исторической перспективы, факультетом государственного управления Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и Российским институтом стратегических исследований. Участниками ее были российские и зарубежные историки, эксперты. В информационном письме организаторов мероприятия подчеркивалось, что «нашему обществу не хватает объективной информации, которая разрушает стереотипы о Первой мировой как бесславной и бессмысленной для России. И одновременно недостает ее осмысления как феномена, оказавшего судьбоносное влияние на ход общественных процессов в России и дальнейшее ее развитие».

Вячеслав Никонов, депутат Государственной Думы РФ, декан факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова, отметил: «Первая мировая война – это, безусловно, очень важная, героическая страница российской истории. Но многие события нашей истории, в том числе славные, были надолго вычеркнуты из сознания или окрашены в неприглядные цвета. И не случайно в нашей стране нет ни одного воинского мемориала, не существует памятников, посвященных Первой мировой войне. Правда, в последнее время ситуация начинает меняться. Память возвращается…».

Пленарное заседание состоялось в одной из учебных аудиторий факультета государственного управления МГУ. И свое выступление Наталия Нарочницкая, президент Фонда изучения исторической перспективы (Москва), директор Института демократии и сотрудничества (Париж) начала такими словами: «Очень рада видеть здесь студентов, будущих исследователей нашей истории».

В этой надежде очень хочется поддержать Наталию Алексеевну: для большинства нынешних россиян, особенно молодых, Первая мировая это пока — «чужая» война. А в преддверии ее векового юбилея у нас стали называть эту последнюю войну Российской империи 1914–1918 гг. «забытой».

 

Но вот мой дед, раненый на той войне, помнится, называл ее «германской», да и в народе долго жило это название. Даже и после того, как большевики определили ее как «империалистическую» «захватническую» и «антинародную».

 

Все эти определения показывают, как по-разному воспринималась у нас та война. Более того, даже во время Первой мировой представление о ней не отличалось целостностью, следовательно, невозможно было добиться консолидации русского общества. Кстати, как Первая мировая война она была определена только с разворачиванием событий 1939–1945 гг.

В советской исторической литературе Первая мировая война рассматривалась всегда через призму революции. Известен тезис Ленина, что война – это ускоритель революции, война необходима для того, чтобы эту революцию произвести. Известно и провозглашенное в ходе войны большевиками требование «поражения собственного правительства в войне». Все это связано с так называемым классовым подходом к истории. Сомнительный с моральной точки зрения лозунг «поражение собственного правительства» оправдать можно было только представлением о войне как ненужной народу, продиктованной «хищническими интересами мирового империализма». Более того, самые ярые проводники классового подхода даже писали в 20-е годы, что российский империализм был якобы самым хищническим.

Профессор М. Покровский, создатель Института красной профессуры, особенно отличался в этом плане. По его словам, война была задумана российской и сербской «военщиной»… Безусловно, существовали и серьезные исследования, основанные на документах, которые давали профессиональным историкам представление о подлинных фактах, переговорах, военных действиях. Но в массовом сознании нашего общества Первая мировая война – это что-то ненужное, не имеющее отношения к нашему сегодняшнему дню…

Конференция, по замыслу организаторов, призвана была сравнить подходы к Первой мировой войне в историческом сознании разных стран. Потому что современное общественное сознание любой нации – это переплетение идеалов современного человека – демократии, прав человека, свободы — с историческими переживаниями. И всё это вместе создает картину мира, образ других стран. А от этого образа зависит и отношение к сегодняшним вопросам.

С выводами Наталии Нарочницкой нельзя не согласиться. Что касается так называемой школы Покровского, то заметим, что установление Советской власти – это не просто политическое событие. Оно повлекло за собой радикальное изменение культурных кодов и смысловых акцентов… Возникла традиция интерпретации исторических событий до революции как своеобразной «предыстории», серии ошибок, заблуждений, слабых и непоследовательных решений, единственным способом преодоления которых, своеобразным разрешением является, собственно, сама Октябрьская революция (Октябрьский переворот). При этом опыт Первой мировой войны рассматривался как принадлежавший исключительно прежнему, имперскому, государству. Отсюда те смысловые акценты, которые расставлялись по отношению к опыту Первой мировой войны, – критические, снисходительные, иронические и т.п., что в целом значительно принижало статус этого исторического события.

Другое дело – Европа. Там война 1914–1918 гг. стала Великой, прежде всего, для французов и англичан. Немцы, естественно, по-другому воспринимали (и воспринимают) Первую мировую. Однако, в целом, она превратилась в одно из главных оснований европейского самоопределения. Можно сказать, что современная Европа вышла из Первой мировой войны.

Первая мировая, говорил В. Никонов, не пользовалась популярностью среди русских либералов, которые считали, что это была война царя, российского режима. Вместе с тем, существовало огромное количество мифов, которые возникали еще в годы войны. Говорилось, что со стороны России – это война захватническая. Что России была не готова к войне. Но даже такая мощная страна, как США, тоже не была готова. А к тому времени, когда у нас свершилась февральская революция, Россия стояла у порога победы, отметил ученый.

 

Опыт Первой мировой войны еще раз подтвердил, что победить Россию в военном отношении невозможно. Но Россия становится очень уязвимой, когда в условиях высочайшего напряжения военных, экономических, общественных сил государства значительная часть элиты устремляется к свержению действующей власти.

 

 

По словам В. Никонова, Россия – одна из двух в мире стран, которая имеет 500 лет независимого, суверенного существования. Вторая страна – Англия. Но у нее более благоприятное геополитическое окружение. Соперники России – все основные центры мира. И вот за 500 лет Россия трижды пережила крушение. Слабость России внутри ее самой: отсутствие консолидации элиты, отсутствие национального сплочения. Россия переживала последствия этой войны на протяжении десятилетий. И до сих пор эти последствия ощущаются. Это важный опыт, заметил В. Никонов.

Как сказала доктор исторических наук Н. Нарочницкая, память о Первой мировой войне важна для российского общества потому, что она позволяет понять очень важные и фундаментальные вещи: «За что нам пришлось воевать в ХХ веке? Какие цели и ценности национального бытия нам нужно отстаивать для продолжения себя в истории?» Ведь в начале ХХ века Россия столкнулась с такими внутриполитическими и геополитическими вызовами, которые удивительным образом повторились на рубеже XXI столетия. Восстановление исторической памяти о войне 1914–1918 гг. способно пробудить утраченное чувство преемственности нашей истории, уберечь от повторения ошибок. Пожалуй, один из главных уроков Первой мировой состоит в одной очевидной, но горькой истине: нельзя в тылу отечественной войны с внешним врагом развязывать споры об устроении государства. Нация, которая способна отложить на время такие споры ради сохранения Отечества, побеждает и продолжает себя в истории, сохраняет возможность спорить дальше.

Некоторые современные геополитические процессы напоминают положение в мире конца XIX – начала ХХ века, когда, по сути, наблюдалась ситуация «войны всех против всех», где множество центров силы соперничало между собой. После крушения биполярной системы и малоудачной попытки создания однополярной, мир снова погрузился в ситуацию «войны всех против всех», что, как показали события кануна Первой мировой войны, является чрезвычайно опасным. Опыт Первой мировой наглядно показал, что любой региональный конфликт может привести к катастрофе. Как и в начале XX века, в XXI веке региональных конфликтов, подобных ливийскому или сирийскому, будет много, поэтому очень важно изучать опыт Великой войны и извлечь из него необходимые современности уроки, отмечалось на конференции.

На Западе Первая мировая война название The Great War – Великая война получила не случайно. Во Франции и Англии исследований по этой проблематике выходит даже больше, чем по истории Второй мировой. При этом историки имеют дело, прежде всего, с национальной идентичностью той страны, историей которой они занимаются. Многие вопросы, которые для нас актуальны, в исторической науке за рубежом таковыми не являются. Например, роль Восточного (русского) фронта в зарубежной историографии, как правило, преуменьшается. В США подчеркиваются заслуги своей страны в разгроме Германского блока. В Англии основной причиной победы Антанты обычно считают союзническую (прежде всего британскую) блокадную политику, которая посадила Германию на голодный паек и довела до поражения.

 

Кстати говоря, в последнее время в зарубежной историографии активно обсуждается тезис о том, что главной виновницей войны является не Германия, а Россия.

 

…Безусловно, в нашей стране выходят исследования, выполненные в рамках социальной истории, истории повседневности. Однако по-прежнему очень востребованы исследования, которые вводят в научный оборот неизвестные материалы архивов, материалы, которые был недоступны для историков на протяжении советского периода. Для создания целостной и объективной картины участия России в Великой войне необходимо и использование российскими историками зарубежных архивов.

«Мы до сих пор не можем найти единство по многим вопросам прошлого, настоящего и будущего, что очень опасно для нации. Но если, держась за нить истории, вернуться в 1914 год, то мы снова становимся единым народом без трагического раскола. Поэтому мы должны по-новому изучить Первую мировую войну, которая даст нам и видение геополитики ХХ века, и примеры безграничной доблести, отваги и самопожертвования русских людей. Лишь тот, кто знает историю, способен адекватно встретить вызовы грядущего, — считает Н. Нарочницкая. — Мне приходилось в своих работах прослеживать тему некоторых геополитических противостояний с ХIХ века по сегодняшний день. И я убедилась, что историография во всем мире находится под влиянием идеологической парадигмы, которая в данное время существует в отношениях между государствами».

Увы, это в той или иной степени присуще не только коммунистической, но и всякой историографии. Историк отмечает: «Никто не может быть свободен от влияния логики мировоззрения. Вот вам пример: когда большевиков, полностью изменивших Россию, не пригласили на Версальскую конференцию, тем не менее, комиссия по установлению ответственности за развязывание войны все же не стала перекладывать вину на Россию, хотя можно было это сделать, по различным соображениям. Она чётко заявила, что ответственность за развязывание войны лежит на Центральных державах. И даже в отношении убийства в Сараево, совершенного сербом, было сказано, что поскольку к тому моменту уже почти шесть лет Босния была частью Австро-Венгрии и Гаврило Принцип был подданным Австро-Венгрии и совершил это преступление на ее территории, это не может компрометировать Сербию.

 

В известной книге Генри Киссинджера «Дипломатия» есть тезис, что Россия виновата в развязывании обеих мировых войн, хотя представленный автором материал сам по себе говорит о противоположном.

 

Мы видим, что существует противоречие между добросовестностью исследователя и позицией политически ангажированного человека…»

А в начале июня прошлого года в некоторых российских СМИ была озвучена мысль председателя Центризбиркома России и руководителя научного совета Российского военно-исторического общества Владимира Чурова о том, что по результатам вклада в общую победу Россия имеет полное право участвовать в параде стран — победительниц в Первой мировой войне.

О пересмотре итогов Первой мировой в ЦИК было объявлено во время видеомоста с Парижем, посвященного подготовке к празднованию 100-летия ее начала. В. Чуров указал, что, хотя Россия и вышла из войны до ее завершения, ее вклад в победу Антанты весьма весок. «Признание России страной-победительницей — наверное, нет такого документа, к которому Россия могла присоединиться, поскольку Компьенское соглашение о перемирии утратило свою актуальность. А вот поучаствовать в параде стран-победительниц — наше неотъемлемое право», — сказал Чуров. Он отметил, что граждане нашей страны должны испытывать гордость за предков, павших на полях Первой мировой войны.

На конференции Владимир Чуров также поднял вопросы о победителях. «Первым государством, которое вышло из Антанты и заключило сепаратный мирный договор с Германией и Австро-Венгрией, была Румыния. Но в декабре 1917 г. Румыния была приглашена официально на Парижскую мирную конференцию. На той же конференции по предложению маршала Фоша все союзники обязались изготовить медали участникам победы. На медали наших союзников по Антанте в 1920 г. на оборотной стороне медали (реверс) перечислены основные страны-победительницы, в том числе и Россия. США, таким же образом, тоже признавали Россию победительницей. Название нашей страны помещено между Португалией и Румынией».

В. Чуров отметил на конференции: «Великая война – именно так официально называется Первая мировая война. Понятно, что до 1939 г. Первой мировой войной ее не называли, а называли Великой войной за цивилизацию. Такое определение в 1919 г. на Парижской мирной конференции было принято по предложению маршала Фоша. Но еще в 1916 г. кадеты в Москве начали издавать сборник «Россия и ее союзники в войне за цивилизацию». Было выпущено три тома… Фош, скажем так, заимствовал идею. Именно так воспринималась тогда война: Россия и ее союзники борются за цивилизацию».

«Мне приходится встречаться с избирательными комиссиями почти всех европейских стран… И в Сербии, и в Австрии некоторые из моих собеседников не скрывали ностальгии по империи. Они считают несправедливой Версальскую систему, которая закрепила распад Германской, Австро-Венгерской и Российской империй. Интересный факт: в Венгрии можно купить географическую карту, на которой изображена Австро-Венгерская империя в момент расцвета. Фактически это – копия карты 1890 г., и отпечатана она той же самой топографической фирмой. Я бы на месте некоторых наших «друзей» из Западной Украины эту карту повесил у себя в кабинете, потому что на ней есть королевство Галиции и Лодомерии, и в таких границах, что там и польский Краков принадлежит этому королевству. Вопрос о справедливости раздела территорий империй не снят с повестки дня до сих пор. Но, убежден, имперские амбиции Запада значительно превосходят имперские амбиции России», — уверен Владимир Чуров.

Среди выступивших были также доктор исторических наук, посол Сербии в России Славенко Терзич, директор исследовательских программ Института демократии и сотрудничества (Париж) Джон Локленд, доктор исторических наук, руководитель филиала РИСИ в Белграде Алексей Тимофеев и другие.

 

Кандидат исторических наук, доцент МГУ Екатерина Романова подчеркнула: «Войну ожидали, но пришла она неожиданно. Стефан Цвейг написал: мы ожидали зарю новой жизни, а это оказалось заревом мирового пожара»…

 

Цивилизация в начале ХХ в. столкнулась со множеством проблем, которые была совершенно не готова решать. Мир был ввергнут в пучину страшной войны.

«Есть в мировой истории … судьбоносные даты, глубоко запечатлевшиеся в памяти человечества, изменившие лицо нашей планеты. К таким историческим датам следует отнести лето 1914 года, когда разразилась Первая мировая война, в конечном результате которой рухнули три империи, была перекроена карта Европы, на 1/6 части нашей планеты образовался новый социальный тип государства. Поэтому вряд ли ошибусь, уверяя, что в 2014 году мир широко отметит 100-летие начала Первой мировой войны», — говорила Н. Нарочницкая.

С этим мнением согласились все участники конференции. А студенты, как и положено, пребывали в роли слушателей. Редко когда выпадает такая удача – получить урок столь обширной истории всего за один учебный день.

И будем надеяться: Первая мировая перестанет быть для нашего общества «забытой войной».

Специально для «Столетия»
Поделиться…


Комментарии


student- «Кругом измена, трусость и обман» ( Николай 2-й)
25.04.2014 16:08
АВТОР :».серии ошибок, заблуждений, слабых и непоследовательных решений, единственным способом преодоления которых, своеобразным разрешением является, собственно, сама Октябрьская революция (Октябрьский переворот)..»
———————————-
1—Генерал Корнилов «своеобразным способом преодоления…»  избрал  августовский 1917 военный мятеж.
И что ?
2—А КАКОЕ ЖЕ КОНКРЕТНОЕ РЕШЕНИЕ САМ АВТОР ПРЕДЛАГАЛ БЫ В СЕНТЯБРЕ 1917 ?
Ленин-то предлагал обойтись без переворота (см стаью » Грозящая катастрофа…» сент 1917). ЧТО АВТОР СМОГ БЫ  ОТВЕТИТЬ НА ПРЕДЛОЖЕНИЯ ЛЕНИНА ?
3—Называть «переворотом» назначение нового правительства (Ленина) 2-м Всероссийским Съездом законодательной власти- это точно переворот в мозгах.
Давно реализуемый  в рамках доктрины
А. Даллеса.

Александр Бобров
25.04.2014 21:01
Сдал книгу «Легендарный Брусиловский» в издательство «Вече». Много путешествовал по местам боёв моего отца — поручика Кобринского полка, раненного за Тернополем. Вот что скажу:
Блекло и вяло на фоне украинских событий и таких телесюжетов проходит подготовка к 100-летней годовщине начала Первой мировой войны, которую призывал широко отметить Владимир Путин. Инициатива президента была воспринята положительно и начала реализовываться оперативно. И планы празднования на государственном уровне написаны, и средства заложены. Так, министр культуры Владимир Мединский  сразу, не мелочась, рванул во Францию. Он встретился с соотечественниками, провел презентацию проекта памятника российским воинам, павшим в Первой мировой войне, и обсудил вопросы организации совместных российско-французских мероприятий, посвященных 100-летию одного из крупнейших вооруженных конфликтов в истории человечества. «Раньше мы не участвовали в подобного рода комитетах и комиссиях и никогда не отмечали ни 50-летие, ни другие годовщины, связанные с этой войной. Наша страна понесла в ней самые большие потери, участвовала в коалиции победителей, но при этом сама себя объявила побежденной — в силу внутренних катаклизмов. Сейчас Россия возвращает себе свою историю», — заявил Владимир Мединский, снова впадая в грубую пропагандистскую ошибку: никакой побеждённой Советская Россия себя не признавала, а победительницей быть просто не могла.
Об этом я уже писал подробно, но ещё раз подчеркну: надо раз и навсегда отмести наметившуюся тенденцию сожалеть об «упущенной победе». Уверен (и далеко не я один), что никакой победы ни противники, ни – главное! – союзнички России не дали бы ей одержать. Например, историк и публицист Михаил Тюренков в своей статье «Первая мировая. Рок или случай?» написал кратко и доходчиво: «Главенствовавшая на протяжении семи десятилетий советская трактовка Первой мировой банальна, хотя и не лишена оснований: «Империалистическая война между двумя коалициями капиталистических держав за передел ранее уже поделенного мира, капитала и порабощения народов».
Делёж мира по неоимпериалистическим рецептам – продолжается. Поэтому широкого начала празднования 100-летия никак не получается: оно и понятно хотя бы потому, что главные и славные победы Брусилова и Алексеева, Корнилова и  Деникина — от взятия Львова, откуда вышел «Правый сектор» и другие неофашисты, до Волыни, где был поставлен на колени ни в чём не повинный губернатор — были одержаны как раз на Западной Украине. В Тернополе, откуда начинал свой путь к наградам и ранам мой отец – поручик Александр Бобров, была захвачена первая воинская часть с оружием, гуляющим теперь по Майдану. Так что сегодня продолжается другими средствами (о чём, конечно, ни одно СМИ не упоминает) то же геополитическое и идейное противостояние, что и век назад на тех же просторах, где украинцы воевали с двух сторон, но куда больше, конечно — с российской!  Так что любой наш политический, дипломатический, силовой успех на Украине – часть празднования 100-летия Первой мировой войны.

москвич
25.04.2014 21:09
Вячеслав Никонов, депутат Государственной Думы РФ, декан факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова, отметил:»И не случайно в нашей стране нет ни одного воинского мемориала, не существует памятников, посвященных Первой мировой войне. Правда, в последнее время ситуация начинает меняться. Память возвращается…».

Память о ней всегда была.
Даже ваши большевики, полит. органы не смогли запугать наших предков никакими лагерями.
Ваши же органы сделали все, чтобы память о Первой Мировой (почему Первая, если есть еще и Великая Отечественная война 1912 года) и памятники героям не были на земле, оккупированной большевиками с помощью денег Германии и еврейских банкиров.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s