Кремль в камуфляже

Как спасали соборы Кремля

Во время Великой Отечественной войны на храмы надели «шапку-невидимку», иконы увезли, а Наполеона оставили. Чтобы сохранить разнообразные ценности, сосредоточенные в Московском Кремле, в начале войны было издано специальное постановление Совнаркома об их эвакуации. Однако коллектив Оружейной палаты приступил к демонтажу экспозиции и упаковке экспонатов без всяких отмашек сверху уже 23 июня 1941 года. Работали круглосуточно, спали по очереди, не покидая музейных стен.

После падения Минска 28 июня из подвалов Оружейной палаты стали срочно вывозить сокровища Гохрана. 30 июня 163 ящика с наиболее ценными экспонатами и упакованными в мешки крупногабаритными предметами были погружены в три пульмановских вагона. В 22.00 они убыли с Северного вокзала на восток, станция назначения в документах не называлась. О том, что это Свердловск, стало известно значительно позже. 10 июля туда прибыла третья группа экспонатов. За три рейса из Кремля было вывезено около 70 процентов ценностей, за исключением коллекции экипажей, нескольких тронных кресел, скульптуры Наполеона и крупных предметов, упаковка и транспортировка которых была затруднительна.

Обстановка тайны и спешки не позволила размонтировать иконостасы кремлёвских соборов, поэтому первоначально в Свердловск вывезли только пять икон. И всё это почти за две недели до первой бомбардировки!

За архитектурными памятниками и находящимися в них экспонатами должны были присматривать музейные сотрудники. Но колокольню Ивана Великого в карман не спрячешь. Что можно было сделать для её спасения? Как сохранить кремлёвские башни и великие соборы, в которых венчались на царство русские цари, короновались императоры, поставлялись митрополиты и патриархи? Как уберечь усыпальницы великих предков? Ведь столица уже стала прифронтовым городом на осадном положении.

Звёзды гасили и зачехляли

И тогда в Кремль вызвали знаменитого зодчего — академика архитектуры Бориса ­Иофана. Ему принадлежит план маскировки главного архитектурного объекта столицы, благодаря которому Кремль был изменён до неузнаваемости. По нему «прошли улицы», которых не существовало в реальности: их нарисовали. На кремлёвских стенах появились «окна», а зубцы скрылись под фанерными крышами. Колокольню Ивана Великого раскрасили таким образом, что она перестала быть вертикальной и полностью слилась со стоящими ниже постройками. Так же замаскировали кремлёвские башни. Звёзды были погашены и зачехлены. Купола и кресты соборов покрыли тёмной краской.

Храм Василия Блаженного маскировали со стороны Васильевского спуска: там были сооружены фальшстены двух-трёхэтажной застройки, купола убрали в чехлы, черепицу перекрасили в серо-чёрный цвет. В своём привычном, нарядном виде храм Покрова Богородицы был «стёрт с лица столицы», хотя и продолжал присутствовать на Красной площади.

Чудесная защита

Налёты авиации нанесли Кремлю ущерб. Фугасные бомбы угодили в Арсенал. Одна бомба разорвалась в его внутреннем дворе и уничтожила гараж особого назначения, где стояли машины Сталина. Погибли дежурные офицеры. Другая снесла фасад строения. Было прямое попадание в Большой Кремлёвский дворец. 500-килограммовая бомба пробила крышу дворца, прошла через потолок и пол Георгиевского зала и застряла в перекрытии подвального помещения, пощадив великолепное творение Константина Тона. Таких чудесных спасений было немало. Конечно, искусная маскировка защищала кремлёвские святыни, но, мне кажется, не только она.

krest-most.ru

 

Эти эскизы на самом деле – многометровые. Их подготовила летом 1941 года группа архитекторов под руководством Бориса Иофана (надо ли напоминать, что это автор «Дома на набережной»?). Хранятся эскизы в архиве ФСО, а показаны сейчас на выставке в Новом Манеже, подготовленной Российским архивом социально-политической истории в содружестве с прочими коллегами-архивариусами.

 

 

Идея была простая: перекрасить здания. Причем не только покрыть темной краской золотые купола соборов, но и превратить строения и саму кремлевскую стену в подобие обычных жилых домов. Камуфлировались даже зубцы стен.

 

 

Перекраской, кстати, не ограничивались. В хорошо заметном сверху (а все ведь и затевалось, чтобы ввести в заблуждение авиацию противника) Александровском саду возводились «ложные объекты». Позже подобное проделали и на ряде больших площадей.  А Тайницкий сад в буквальном смысле затянули камуфляжной тканью – также имитируя при этом жилые кварталы.

Для строительства и работ по покраске выделялись целые воинские подразделения. На наиболее высоких объектах, вроде колокольни Ивана Великого, работали альпинисты.

Ну, а что касается кремлевских стен, то там эскизы разрабатывались для каждого прясла в отдельности.

 

 

Саму идею маскировки тогдашний комендант Кремля Николай Спиридонов предложил в своем рапорте уже 29 июня (sic!) 1941 года. “Маскировка, — писал он, — затруднит противнику при подлете отыскание Кремля на фоне Москвы и уменьшит возможность прицельного бомбометания с пикирования по отдельным зданиям Кремля”.

Этому документу, вообще-то, предшествовал еще один, внутренний и, разумеется, «совсекретный». И датированный аж 26-м июня (комендант Кремля, похоже, изначально мыслил трезво):

«По поручению коменданта Московского Кремля генерал-майора тов. Спиридонова группа в составе начальника кафедры маскировки ВИА военинженера 1-го ранга Кизелова, преподавателя той же кафедры военинженера 2-го ранга Миронцева и начальника маскировочного отдела ГВИУ КА майора Баданина произвела осмотр Московского Кремля с колокольни Ивана Великого, гостиницы «Москва» и путем обхода территории его для определения способов и возможности маскировки Кремля.

1. Кремль выделяется на фоне Москвы в виде самостоятельной территории, отделенной от города кремлевскими стенами с башнями, площадями и Москва — рекой; вдоль западной стороны примыкает зеленый массив — Александровский сад, вдоль южной стены тянется узкая полоска зелени. Единственными зданиями, близко расположенными от Кремля, являются Исторический музей и храм Василия Блаженного. Наиболее характерными зданиями, находящимися на территории Кремля, являются соборы с позолоченными куполами; прочие здания резко выделяются однообразной окраской фасадов в светло-желтые, а крыш только в зеленый цвет на фоне пестрых фасадов и красных крыш города. Недостаточная плотность застройки территории Кремля сравнительно с прилегающими районами города еще больше выделяет его, так как при воздушном перспективном наблюдении видны целые фасады многоэтажных зданий. Кроме того, при плановом наблюдении четко видны большие зеленые площади внутри Кремля, отсутствующие в таком количестве в центральной части города

Группу архитекторов было решено создать 9 июля – специальным постановлением ГКО: «1. Разрешить Московскому совету создать из архитекторов и художников службу маскировки наиболее важных объектов г. Москвы. Оплату работы этой службы произвести за счет бюджета Московского совета.
2. Обязать службу маскировки Московского совета обеспечить маскировку таких объектов, как оборонные заводы, водопроводные станции, Кремль, Центральный телеграф, нефтехранилища и городские мосты
». (Отметим мимоходом очаровательную деталь насчет оплаты за счет городского бюджета.)

План архитекторы подготовили уже к 14 июля – то есть потребовалось меньше недели. А уже к концу месяца работу по камуфляжу в основном закончили.

И вот любопытная живописная работа, запечатлевшая результаты этого маскировочного труда. Автор, между прочим, Александр Осмеркин. Дата – 1942 год

 

 

А вот еще одна работа. Правда, гораздо более поздняя, но ее автор, Юрий Павлов, – москвич, а к началу войны ему было 10 лет. Ну разве не углядят мальчишки такую интересную вещь, как перекраска Большого театра? (Да-да, это он. И фотографии такие тоже существуют.)

 

 

И если всего за всю войну Москву бомбили свыше 140 раз, то Кремль – только 8 раз. И то не причинив существенных разрушений. (В сторону – зато неподалеку, в квартале между Никольской и Ильинкой, где жили тогда мои дедушка и бабушка, ухнулась такая фугаска, что снесла целый дом и заодно купол расположенной рядом церкви. Не иначе, думаю теперь, по Кремлю промахнулись.) 

Бомбили Москву 9 месяцев – до апреля 1942 года. Тем не менее, маскировку сняли только в 1945-м. Говорят, сложнее всего было отмыть соборные купола – так въелась краска за прошедшие четыре года.

Татьяна Пелипейко, diletant.ru

Комментарии

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s