Дмитрий Донской: Вызов Орде

 Дмитрий Донской

Вспоминаем Святого благоверного Великого князя Димитрия Донского мы 1 июня

Дмитрий I Иванович, прозванный Донским за победу в Куликовской битве — князь Московский (с 1359) и великий князь Владимирский (с 1363). Сын князя Ивана II Красного и его второй жены княгини Александры Ивановны.

В правление Дмитрия Московское княжество стало одним из главных центров объединения русских земель, а Владимирское великое княжение стало наследственной собственностью московских князей, хотя при этом из-под его влияния вышли Тверское и Смоленское княжества. После ряда одержанных в правление Дмитрия значительных военных побед над Золотой Ордой татарские набеги хотя и продолжались ещё около двух веков, она не решалась на битву с русскими в открытом поле. Также был построен белокаменный Московский Кремль. Московский же князь Дмитрий Донской, анафематствованный законным и прославленным РПЦ в лике святых Киевским митрополитом Киприаном за антицерковную деятельность, был безо всякой процедуры снятия анафемы прославлен в лике святых Поместным Собором РПЦ 1988 года.
Святая Церковь чтит память победителя Мамая св. блгв. Великого князя Московского и Владимирского Димитрия Иоанновича Донского, преставившегося ко Господу 19 мая 1389 г. Он родился 12 октября 1350 г. и был сыном Великого Князя Московского Ивана II Ивановича Красного, воспитывался под руководством святителя Алексия Московского. В 1359 г. после смерти отца в 9-летнем возрасте вступил на прародительский престол. Воспитателем Дмитрия был Московский митрополит Свт. Алексий, который фактически управлял княжеством в малолетство Великого Князя. Княжение Дмитрия Ивановича выпало на очень бурную и тяжелую эпоху. Собирая силы для решающего сражения с полчищами Мамая, св. Димитрий просил благословения у преподобного Сергия Радонежского. Старец воодушевил князя, направил ему в помощь монахов-схимников Александра (Пересвета) и Андрея (Ослябю). За победу на Куликовом поле (между реками Доном и Непрядвой) в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы князь Димитрий стал именоваться Донским. Он устроил Успенский монастырь на реке Дубенке и создал храм Рождества Пресвятой Богородицы на могилах павших воинов. Святой Димитрий преставился ко Господу 19 мая 1389 года, был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Он проводил очень активную политику по собиранию русских земель. Еще в 1363 г. правительству Дмитрия удалось добиться от Нижегородского князя Дмитрия Константиновича отказа от ярлыка на великое княжение в пользу Московского князя, это соглашение было закреплено в 1366 г. женитьбой Дмитрия Ивановича на Евдокии Дмитриевне, дочери Нижегородского князя (после кончины св. князя Дмитрия она приняла постриг с именем Ефросинья в основанном ею Вознесенском монастыре в Московском Кремле, где и похоронена; обладала даром исцеления, как и ее святой супруг, прославлена Церковью). После длительной борьбы Дмитрий Иванович смирил Тверского князя Михаила Александровича, активно боровшегося за великое княжение, князь Михаил в 1375 г. вынужден был признать себя младшим братом Московского князя. Долгой была борьба с Рязанским князем Олегом, который дважды выступал союзником татар (Мамая и Тохтамыша), наконец в 1385 г. при посредничестве прп. Сергия Радонежского Дмитрий и Олег заключили мир, скрепленный женитьбой Федора Рязанского на дочери Московского князя Софье. В период великого княжения Дмитрия к Москве были окончательно присоединены Галич Мерьский, Белоозеро, Углич, а также Костромское, Чухломское, Дмитровское, Стародубское княжества. Был дан отпор великому литовскому князю Ольгерду, пытавшемуся захватить Московское княжество. Москве повиновался Новгород Великий. В 1367 г. по приказу Дмитрия в Москве был возведен белокаменный кремль.

Дмитрий Донской

Дмитрий (или Димитрий) Иванович Донской, сын Ивана II, родился (12) 20 октября 1350 года в Москве. Его отец умер рано, и Дмитрий стал Великим князем владимирским и московским на десятом году жизни, с 1359 года, под опекунством Митрополита Алексия. В княжение Дмитрия Донского Москва утвердила свое руководящее положение в русских землях. Опираясь на возросшую мощь Московского княжества, Дмитрий Донской преодолел сопротивление соперников в борьбе за великое княжение суздальско-нижегородского, рязанского и тверского князей. При нём в 1367 году был построен первый каменный кремль в Москве, в 1368 и 1370 годах его войска отразили нападения на Москву литовского князя Ольгерда. Во время войны с Тверью Дмитрий Донской в 1375 году принудил тверского князя к признанию своего старшинства и союзу в борьбе с Золотой Ордой. Он был крепок, высок, плечист и грузен, имел черную бороду и волосы, притягательный взгляд. Житие сообщает, что Дмитрий отличался благочестием, незлобивостью и целомудрием. В 1376 году Московское княжество утвердило своё влияние в Болгарии Волжско-Камской, в 1378 году его рать разбила под Скорнищевом рязанского князя. Дмитрий Донской первым из московских князей возглавил вооружённую борьбу народа против татар: в 1378 на реке Вожа было разгромлено татарское войско Бегича, а в 1380 году Дмитрий Донской во главе объединённых русских сил разбил в Куликовской битве войска татарского темника Мамая, за что был прозван Донским. В княжение Дмитрия Донского Москва утвердила свое руководящее положение в русских землях. Дмитрий Донской впервые передал великое княжение сыну Василию I без санкции Золотой Орды. Дмитрий умер рано – на 39-м году жизни, (19) 27 мая 1389 года. Погребен в Архангельском соборе в Москве. Канонизирован Русской православной церковью в 1988 году, его память чтится 1 июня.

"Святой Благоверный Великий московский князь Дмитрий Донской". Виктор Моторин, 2002В историю св. князь Дмитрий вошел своей победой над Мамаем на Куликовом поле. Первое столкновение спроизошло в 1377 г., оно закончилось поражением московского войска. Однако в следующем, 1378 г. Великий Князь разгромил на реке Воже сильное татарское войско мурзы Бегича, что привело в ярость хана Мамая, решившего покарать Москву. На битву с татарами Великого Князя благословил игумен русской земли прп. Сергий Радонежский, предсказавший ему победу. 8 сентября 1380 г., в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, русские войска под командованием Дмитрия Ивановича одержали блистательную победу на Куликовом поле над огромным татарским войском хана Мамая. Великий Князь, одел доспехи и сражался рядовым воином, воодушевляя своим примером ратников на подвиги. После кровопролитной сечи его нашли едва дышащего, панцирь его был весь разбит, но на теле не было ни одной серьезной раны.

День памяти великого князя Димитрия Донского

Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на ратный подвиг (Автор: А. Немеровский)

Благоверный великий князь Димитрий Донской, сын князя Иоанна Красного и княгини Александры, внук Иоанна Калиты, воспитывался в любви к Богу и святой Церкви под руководством святителя Московского Алексия. В воспитании князя святителю много содействовал преподобный Сергий Радонежский. С ранних лет Димитрий, внимая рассказам отца о славных предках — Александре Невском, Данииле Московском и других благоверных князьях, укрепился в ответственности за свое происхождение. Девятилетним мальчиком, после смерти отца, Димитрий отправился в Орду и получил от хана разрешение наследовать отцовское княжение. Христианское благочестие святого князя Димитрия сочеталось с талантом выдающегося государственного деятеля. Димитрий укрепил Москву, окружив Кремль стенами из белого камня взамен дубовых, сгоревших во время пожара, и поставил на стены пушки — новейшее оружие того времени. Москва смогла выдержать три осады огромного литовского войска. Димитрий посвятил себя делу объединения русских земель под главенством великих князей Московских и освобождению Руси от монголо-татарского ига. На все свои деяния великий князь получал благословение Церкви. Собирая силы для решающего сражения с полчищами Мамая, святой Димитрий посетил обитель Живоначальной Троицы и поведал преподобному Сергию о своих сомнениях ввиду малочисленности своих дружин (в сравнении с войском мамаевым). Преподобный вознес молитвы к Богу и благословил князя, предсказав победу его христианскому воинству. Старец воодушевил князя и его ратников, направив им в помощь двух Троицких схимников — Александра (Пересвета) и Андрея (Ослябю). Перед сражением святой Димитрий горячо молился Богу и обратился к воинам, сказав: «Братья, пора нам испить нашу чашу, и пусть это место станет нам могилой за имя Христово…». Битва произошла на Куликовом поле, между реками Доном и Непрядвой, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, в сентябре 1380 года. Перед выступлением русских против татар были открыты во Владимире мощи святого благоверного князя Александра Невского. Димитрий Иоаннович узнал об этом еще до битвы и был укреплен незримой помощью от своего великого предка. Битва началась поединком монаха Александра Пересвета, который принял вызов на бой татарского богатыря Челубея. Воины сшиблись и упали замертво. Великий князь участвовал в сражении наравне с простыми ратниками. Сбылось предсказание преподобного Сергия: Господь не оставил русское воинство. Многие видели над Куликовым полем Ангелов, Архистратига Михаила, страстотерпцев Бориса и Глеба, княжеского покровителя Димитрия Солунского.

Святой князь Димитрий ДонскойСвятой князь Димитрий Донской

Вступление в сражение засадного русского полка под командованием воеводы Димитрия Боброка и князя Владимира Андреевича Храброго решило исход битвы. Татары бежали, побросав обозы. За эту победу великий князь Димитрий стал именоваться Донским. В благодарность Богу и Пресвятой Богородице святой Димитрий устроил Успенский монастырь на реке Дубенке и создал храм Рождества Пресвятой Богородицы на могилах павших воинов. Тогда же в Троицкой обители святой князь начал всенародное поминовение убиенных воинов (так возникла Димитриевская родительская суббота). Перед смертью великий князь составил духовное завещание, заповедав своим детям чтить их мать — великую княгиню Евдокию (в иночестве Евфросинья, причислена к лику святых), а боярам жить по заповедям Божиим, утверждая мир и любовь. Князь Димитрий преставился ко Господу в 1389 году, был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Его канонизация совершилась в 1988 году. Русская Православная церковь чтит память святого Димитрия Донского 1 июня по новому стилю. © Calend.ru

За победу на Куликовом поле Дмитрий Иванович получил прозвище Донской. После Куликовской битвы Москва перестала платить дань татарам. Однако в 1382 г. новый хан Золотой Орды Тохтамыш совершил набег на Русь, захватил и разграбил Москву, после чего выплата дани татарам была возобновлена.
Великий Князь Дмитрий установил новый (территориальный) принцип формирования военных сил взамен старого служилого, несколько ограничил «вольность» боярской службы и право отъезда от одного князя к другому, в его княжение начал интенсивно складываться Государев двор. Умирая, он передал великое княжение своему старшему сыну Василию I без согласования с ханом Золотой Орды. Летописец сообщает, что Дмитрий «умом совершен муж бяше», в его житии говорится, что он имел отвращение к забавам, отличался благочестием, незлобивостью и целомудрием. Некоторые летописцы называли Дмитрия Ивановича даже «русским Царем».

Святой Димитрий Донской: держатель русской земли

В год 1000-летия крещения Руси наша Церковь прославила девять новых святых. И первого среди них – благоверного великого князя Димитрия Донского. Что же послужило основанием для этой канонизации, и почему она состоялась только через 600 лет после кончины святого?

ЗАЩИТНИК ВЕРЫ И ОТЕЧЕСТВА

Первое основание для прославления князя указано нам в тропаре святому:

Велика обрете в бедах тя поборника земля Русская, языки побеждающа. Якоже на Доне Мамаеву низложил еси гордыню, на подвиг сей прияв благословение преподобного Сергия, тако, княже Димитрие, Христу Богу молися, даровати нам велию милость.

Как защитника отечества прославляем мы Димитрия, воспевая его победы над татарами: поход 1376 г. на Волжскую Булгарию, битвы на реке Воже в 1378 г. и особенно на поле Куликовом в 1380-м. Это были первые победы над врагом, около полутора столетий терзавшим Русь и казавшимся несокрушимым.

Битва на Воже показала, что времена Батыя прошли безвозвратно, что татар можно и нужно побеждать. Народ понял, что появился вождь, способный начать борьбу с Ордой.

Куликовская битва решила судьбу России. Ведь в случае поражения, наша страна могла бы исчезнуть с карты Европы. В подтверждение приведем слова Мамая, раскрывающие цель его похода на Русь: «Аз тако же хочу сотворити, аки Батый!» А что сотворил Батый – мы знаем. От второго такого удара Русь уже не смогла бы оправиться. Победа на Куликовом поле хотя и не привела к ликвидации монголо-татарского ига, но по господству Золотой Орды был нанесен такой удар, что это ускорило ее распад, а затем освобождение Руси и других народов.

Но вот на что хотелось обратить внимание. Однажды на заседании общественного совета при обсуждении проекта памятника Дмитрию Донскому в Коломне разгорелся такой спор. Люди, далекие пока от Православия, стали утверждать, что это должен быть памятник только полководцу. А то, что князь святой – мол, частное дело Церкви и не нужно учитывать это при создании монумента. Православные участники обсуждения никак не могли согласиться с таким подходом.

Да, полководец, да, выдающийся стратег, выигравший небывалое в истории Руси сражение, да, герой, бесстрашно шедший во главе русской рати. Но полководец глубоко религиозный. Посмотрите, как он готовился к сражениям, как истово молился перед ними, как оплакивал и поминал павших своих братьев! Не только Отечество свое и народ защищал святой Димитрий. В ратном подвиге им руководила готовность сразиться за веру и пострадать за Христа.

Куликовская и Вожская битвы – это не только противостояние войск и оружия, это противостояние вер и мировоззрений. Именно так понимали и ощущали это наши русские предки, да и их враги тоже.

Вот что говорил Мамай перед вторжением на Русь: «Прииму землю Русскую, и разорю церкви христианские, и веру их на свою переложу, и велю кланятися своему Махметю; идеже церкви были, ту ропати (т.е. мечети) поставлю, а баскаки посажу по всем градом русским, а князи русьскыя избию».

Слышав же это, по рассказу летописца, князь Димитрий вздохнул из глубины сердца своего и рек: «О, Пресвятая Госпоже Дево Богородице! Моли Сына своего за мя грешнаго, да достоин буду главу и живот положити за Имя Сына Твоего и за Твое, иной помощницы не имам разве Тебе, Госпоже; да не порадуются враждующие ми без правды, не рекут поганые: где есть бог их, на него же уповаша?.. постави ми, Госпоже, столп крепости от лица вражия, возвеличи имя христианское над погаными агаряны и всегда посрами их».

Отправляясь с войском из Москвы против татар, Димитрий Иванович говорил князьям и воеводам: «Лепо есть нам, братие, положити главы своя за правоверную веру христианскую, да не прияти будут грады наши погаными, не запустеют святии Божии церкви, и не рассеяни будем по лицу всея земли, да не поведены будут жены наша и дети в полон, да не томимы будем погаными по вся дни, аще за нас умолит Сына своего Пресвятая Богородица». А те ему отвечали: «Господине русский царю! Рекли есьмя тебе живот свой положити, служа тебе; а ныне тебе ради кровь свою пролием и своею кровию второе крещение приимем».

«ДЕРЖАТЕЛЬ РУССКОЙ ЗЕМЛИ»

Историческая победа в Куликовской битве и роль в ней великого князя – очень важное основание для его канонизации. Но далеко не единственное.

В сознание потомков Димитрий вошел прежде всего как великий полководец. При этом его государственная деятельность собирателя русской земли («держателя» – у летописца) как бы отошла на второй план. А между тем, не решив эту задачу, он не смог бы вывести на Куликово поле общерусское войско, оказавшееся способным разгромить орды Мамая.

С самого начала своего правления Димитрий Иванович объявил решительную войну не только отдельным, как теперь говорят «суверенным» удельным князьям – противникам единения, но и всей удельной системе. Презрев ханский ярлык на великое княжение, выданный Дмитрию Константиновичу, он прогнал его из Владимира и посадил своим присяжным в Суздале. Выслал князей Стародубского и Галицкого из их наследственных городов, обязал Константина Ростовского быть в полной зависимости от Москвы. Заключил в 1364 г. договор со своим двоюродным братом Владимиром Серпуховским, поставив его в подчиненное положение. В 1367 г. усмирил князя Нижегородского. В этом последовательном укреплении единодержавия великий князь опирался на поддержку святителя Алексия Московского и преподобного Сергия Радонежского.

Особенно тяжело далось подчинение Рязани и Твери. Михаил Александрович Тверской (не путать с его дедом, святым Михаилом Тверским, пострадавшим в Орде) объявил настоящую войну Димитрию, объединялся против Москвы то с Литвой, то с Ордой и столько зла принес нашей земле, столько крови пролил!

В последствии благодаря мудрой политике святого Димитрия и помощи его духовных наставников и тверичи, и рязанцы признали старшинство Москвы.

Если посмотреть эти договорные грамоты, то невольно приходят на ум аналогичные случаи сепаратизма в наши дни. История повторяется, но мы не всегда извлекаем из нее уроки.

И, наконец, бесценная заслуга Димитрия Донского – учреждение нового порядка престолонаследия, когда после смерти московского князя власть переходила к его старшему сыну, а не к самому старшему в роду князю, как было прежде. Сколько кровопролития и разрушительной удельной борьбы это предотвратило – и представить трудно!

После Куликовской битвы стало очевидно: народ поддержал политику Московского князя на централизацию власти и борьбу с удельным сепаратизмом. Кровь русских воинов, обильно пролитая на поле Куликовом, укрепила в сознании уроженцев всех земель и княжеств идею русского единства, способствовала формированию великорусской нации.

Всю свою жизнь Димитрий Донской провел с оружием в руках, отдал все свои силы, принес себя в жертву ради Отчества.

ВЕРНЫЙ СЫН ЦЕРКВИ

Великий князь явил нам личный пример благочестивой жизни в миру.

«Воспитан же был он в благочестии и славе, с наставлениями душеполезными, – говорится в замечательном литературном памятнике «Слове о житии и преставлении великого князя Димитрия Ивановича», – и с младенческих лет возлюбил Бога». Далее «Слово о житии…» дает такую характеристику Димитрию-отроку: «Еще юн был он годами, но духовным предавался делам, праздных бесед не вел и непристойных слов не любил, и злонравных людей избегал, а с добродетельными всегда беседовал, Божественное писание всегда со умилением слушал и о церквах Божиих имел большое попечение». И это неудивительно, ведь воспитателем и попечителем осиротевшего в 9 лет князя был святой митрополит Алексий. С самого начала жизни он был приобщен к среде русского подвижничества, пребывал в духовной атмосфере, созданной преподобным Сергием Радонежским и его учениками.

Всю жизнь князь стремился быть достойным имени своего небесного покровителя великомученика Димитрия Солунского, очень почитаемого на Руси. И это ему вполне удалось. Неслучайно и тропарь Донскому был составлен по подобию тропаря тезоименитого ему святого.

На все свои дела – ратные, политические и гражданские – великий князь всегда брал благословение Церкви.

В качестве основной личной черты Донского древний книжник выделяет необыкновенную любовь к Богу: «С Богом все творящий и за Него борющийся… Царским саном облеченный, жил он по-ангельски, постился и снова вставал на молитву и в такой благости всегда пребывал. Тленное тело имея, жил он жизнью безплотных…» Летописец отмечает, что святой Димитрий ежедневно посещал храм, строго постился, под княжескими одеждами носил власяницу, приобщался Святых Таин каждое воскресенье и заключает: «С чистейшей душой пред Богом хотел он предстать; поистине земной явился ангел и небесный человек».

Не так часто русские князья были учредителями новой церковной традиции. Димитрию Донскому мы обязаны появлением в церковном календаре двух особых дат: дня обретения мощей благоверного князя Александра Невского и Димитриевской родительской субботы. Последняя была установлена в память воинов, положивших души за други своя на поле Куликовом. Открытию же мощей послужило чудо. В ночь перед выступлением великого князя из Москвы против татар во владимирском Успенском соборе пономари увидели, как у гробницы святого Александра Невского вдруг сама собой зажглась свеча, а из алтаря вышли два старца (может быть, святые митрополиты Петр и Алексий) и, подойдя к раке, сказали: «Восстани Александре, ускори на помочь правнуку своему, великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменников». И тотчас же, как живой, восстал из гроба преславный князь Александр, после чего все трое стали невидимы.

Многие современники отмечали христианское великодушие князя, большую любовь к своему народу, благотворительность, милосердие к нуждающимся, доброе отношение к подчиненным. Деятельность его отличалась мудрой мерой и высокой моралью: он избегал обращаться к тем бесчестным и грубым приемам, которые были присущи его времени. Княжение Донского за редким исключением не знало случаев ухода от него служилых людей; на его духовном завещании стоит самое большое число боярских подписей.

В русскую историю великий князь вошел и как активный храмоздатель. Многие соборы и монастыри, основанные им, – памятники боевых подвигов нашего народа и высоты его духа.

Венцом земной жизни стала достойная христианская кончина князя. Почувствовав приближение смерти, Димитрий Иванович послал за святым Сергием. Преподобный, наблюдавший все течение жизни князя, не только был главным свидетелем при составлении духовного завещания, но и преподал ему все необходимые Таинства: исповедал, причастил и соборовал.

В день и час кончины святого преподобный Димитрий Прилуцкий, находившийся далеко от него, вдруг встал и сказал братии: «Мы, братия, строим земные, тленные дела, а благоверный великий князь Димитрий уже не печется о суетной жизни…».

Димитрий Иванович перешел в жизнь вечную в 39 лет. По словам современников, он был величав и красив; имел «замечательное дородство»; волосы на голове были черные, густые, глаза светлые, огненные…

ПОКРОВИТЕЛЬ ХРИСТИАНСКОГО БРАКА

Среди примеров личного благочестия святого Димитрия один нуждается в том, чтобы его выделить особо. Его брак с княжной Евдокией – образец святой христианской семьи на все времена.

Этот пример оказался особенно важен для Руси, где долгое время не было своего идеала христианской семьи и единственным образцом благочестия считалось монашество. (Первая русская святая чета – Петр и Феврония Муромские – были канонизированы только в середине XVI века).

Автор «Слова о житии…» особо подчеркивает, что Димитрий сохранил себя в чистоте до брака и в семейной жизни был верен супруге и целомудрен. Он находит удивительные слова для описания совместной жизни великокняжеской четы: «Еще и мудрый сказал, что любящего душа в теле любимого. И я не стыжусь говорить, что двое таких носят в двух телах единую душу и одна у обоих добродетельная жизнь, на будущую славу взирают, возводя очи к небу. Так же и Димитрий имел жену, и жили они в целомудрии. Как и железо в огне раскаляется и водой закаляется, чтобы было острым, так и они огнем Божественного Духа распалялись и слезами покаяния очищались».

Замечательно, что из 12 детей (8 сыновей и 4 дочери) восприемником у двух сыновей Димитрия был преподобный Сергий, у остальных наследников – другой русский святой – Димитрий Прилуцкий.

В последнее время супругу Димитрия Ивановича все чаще именуют монашеским именем Евфросиния. И хотя имеют право на употребление оба имени, мне думается, лучше называть ее Евдокиею, ибо иноческий постриг святая княгиня приняла менее чем за два месяца до своей блаженной кончины. (Александра Невского мы же не именуем Алексием, так нареченным в монашестве.)

А ведь родилась эта праведная семья у нас в Коломне. Ведь венчание состоялось в 1366 году в церкви Воскрения Словущего.

ПОЧИТАНИЕ

Особым знаком воли Господней стало почитание князя Димитрия как избранника Божия. По свидетельству многочисленных памятников древности, сначала в Москве, а потом повсеместно по России началось прославление князя. Уже вскоре после его кончины были написаны «Похвальное слово», текст которого вошел в состав русских летописей, и «Слово о житии и преставлении…». Последний памятник специалисты признают одним из самых вдохновенных и поэтичных в XIV-XV веках.

Автор «Слова о житии…» не сомневается в святости Димитрия Донского, он многократно обращается с молитвой к нему, как небесному предстателю пред Господом за весь народ и Отечество.

Вскоре после кончины стали появляться образцы иконографии великого князя.

Память о нем жива всегда и особенно усиливается в годы войн и опасностей.

Вспомним, что окончательно татаро-монгольское иго Русь сбросила при Иване III через столетие после Куликовской битвы. Тогда в наше Отечество вторгся хан Ахмат с великой ратью. Иван III был в сильном смятении. И убедили его действовать решительно и выйти навстречу врагу (стояние на Угре) иерархи Церкви. В знаменитом послании Ивану III архиепископ Ростовский Вассиан обратился к образу Димитрия Ивановича, вспомнив триумфальный 1380 год. О Димитрии владыка Вассиан рассказывает как о человеке, желавшем «не только до крови, но и до смерти» пострадать за веру, святые церкви и за врученное от Бога стадо христовых овец, как истинный пастырь и вождь своего народа, уподобясь прежде бывшим мученикам.

А в ХХ веке, в Великую Отечественную войну, имя Димитрия Донского наряду с именем Александра Невского призывалось в патриотических посланиях патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, в обращении к народу И.В. Сталина. Именем князя была названа танковая колонна, созданная на средства верующих.

ПРОСЛАВЛЕНИЕ

Почему же 600 лет не был прославлен Димитрий Донской, ведь «Слово о житии…» было составлено сразу после его кончины и для многих современников святость защитника и собирателя Руси не вызывала сомнений?

На то есть ряд объективных и субъективных причин.

После смерти Донского Русскую Церковь возглавил митрополит Киприан, с которым у них были очень сложные отношения. Ведь Киприан был прислан на Русь из Греции при живом митрополите Алексии – воспитателе и непререкаемом духовном авторитете для Димитрия. Поначалу этот грек (или серб) участвовал в интригах литовского князя Ольгерда против святого Алексия. В первой половине своего святительства Киприан плохо еще понимал ситуацию в стране и интересы нашего народа. И держался ближе к Твери, чем к Москве, которая получила благословение на собирание русских земель и от святителя Петра, и от святителя Алексия. Но вторая половина правления Киприана прошла совсем по-другому: он встал на сторону Москвы, воцарился мир в Церкви, много заботился о просвещении народа, совершилось прославление митрополита Петра.

У кого-то, может быть, вызывает смущение, что святой князь приблизил к себе и хотел поставить митрополитом коломенского священника Михаила (Митяя). Но, по мнению ряда историков, например, Е. Голубинского, «существующие в нашей церковной истории обыкновенные представления о Михаиле как о весьма недоброкачественном выскочке совершенно неосновательны. Напротив, это был человек замечательнейший, помышлявший было о коренном исправлении нашего духовенства, о чем, сколько знаем, помышляли из митрополитов только двое – Феодосий и Макарий. Михаила очернил перед потомством митрополит Киприан, у которого он восхитил было кафедру митрополии и которому, должно быть, усвояемо хулительное сказание о нем, читаемое в Никоновской летописи. После отказа (от кафедры – ред.) преподобного Сергия святой Алексий дал Михаилу свое благословение, как это известно документальным образом».

Как показали недавние исследования историков В.Н. Рудакова, М.А. Салминой в XV веке на Руси один из книжников негативно отнесся к тому, что в 1382 г. при нашествии Тохтамыша князь Димитрий оставил Москву и ушел в Переславль, а затем в Кострому. Но все остальные летописцы с пониманием отнеслись к этому факту и, наоборот, старались оправдать Димитрия, объясняя, что князь не смог собрать в Москве рать для отпора врагу. К тому же у собранных тогда Димитрием думу думати князей не было такого единства, как в 1380 году («неединачество и неимоверство» было, по словам летописца).

Смею предположить, что проезжая в Переславль, князь никак не мог миновать преподобного Сергия, тем более, это по той же дороге. И на такой свой поступок имел благословение святого.

Учитывая историческую обстановку в России впервые вопрос о канонизации Димитрия мог быть поставлен при Иване Грозном на известных соборах 1547 и 1549 годов. Но нельзя забывать, что тогда очень широко было распространено в нашей Церкви обрядоверие. А Димитрий Донской с точки зрения обрядоверия нарушил «святую» традицию: не принял предлагавшийся ему пред смертью монашеский постриг. Он справедливо заметил, что не имел призвания к монашеству и добавил: не спасут человека ризы монашеские, если в миру он жил неправедно.

Необходимо также заметить, что есть множество примеров в истории Церкви, когда подвижники канонизировались спустя многие столетия: равноапостольный князь Владимир, преподобный Андрей Рублев – современник, кстати, Димитрия, преподобный Максим Грек, святитель Макарий Московский и многие другие.

Церковь прославляет святых и призывает их в молитвах тогда, когда их помощь особенно нужна народу Божию. В конце ХХ века, видимо, настало такое время. Распад нашей страны, постоянные приступы сепаратизма в разных ее частях заставляют вспомнить времена шестивековой давности.

Сегодня, как никогда мы нуждаемся в помощи святого Димитрия Донского. Чтобы укрепить страну нашу, чтобы отстоять ее целостность и единство, чтобы отразить все угрозы террористов и сепаратистов, чтобы умножить веру и благочестие нашего народа, чтобы укрепить семьи – защитить нас от вымирания телесного и смерти духовной.

И есть уже примеры востребованности заступничества святого Димитрия: по всей стране строятся храмы во имя его, создаются его иконы и памятники. В нашей Коломне с 1991 г. действует православное братство святого благоверного князя, цели которого – христианское просвещение, воспитание молодежи и благотворительность.

* * *

И все же мы в долгу перед святым князем: редко вспоминаем его в молитвах, нет пока акафиста святому (а молиться сугубо хотят и должны и воины, и супруги, и молодые люди, стремящиеся создать крепкую семью – малую Церковь), требуется новая редакция жития, нет в Коломне его престола, не увековечена пока здесь память его даже в монументе, хотя есть набережная Дмитрия Донского. У нас нет мощей святого князя, они под спудом в Архангельском соборе Кремля. Но в Оружейной палате хранится часть доспехов святого – панцирь и эту святыню можно было бы сделать доступной для поклонения.

И никто не мешает нам хранить молитвенную память о Димитрии в своем сердце, тем более, что есть у нас молитва, составленная его современником и ей хотелось бы завершить это слово: «Похваляет бо земля Римская Петра и Павла, а Асийская Иоанна Богослова, Индийская апостола Фому, а Ерусалимская брата Господня Иякова, и Андрея Первозванного все Поморие, царя Коньстянтина Гречьская земля, Володимера Киевская со окрестными грады; тебе же, великый князь Димитрей Иванович, вся Руськая земля…

Умоли убо, святе, о роде своем и за вся люди, сущия во области царства твоего, ту бо предстоиши, идеже духовных овец пастбища и вечное насыщение… Да с теми убо святыми нам лепо есть жити и с теми радости насладитися, благодатию и человеколюбием Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь»
Протоиерей Игорь Бычков, «Благовестник»

***

 


Что заставило Дмитрия Донского выйти на Куликово поле

Эпоха, в которую жил и действовал Дмитрий Донской, нередко воспринимается однозначно: мол, на Руси начался подъем, Орда находилась в стадии упадка, русские окрепли и накопили сил для борьбы с татарами… На самом деле в этот период Русь оставалась по-прежнему раздробленной, никаких особых богатств накоплено не было, а население всех земель Великого княжества Владимирского, которое мы и именуем Русью, не превышало полутора миллионов человек.

Предтеча

Еще один стереотип связан с деятельностью церкви. Именно ее часто называют главным объединяющим началом. Более того, порой утверждают, что не этническое родство русских послужило фундаментом объединения земель Руси, а православная церковь.

Православие сыграло и играет огромную роль в жизни страны, но вера сама по себе никогда и никого не объединяла в единое государство. Все попытки создать супергосударства на основе католицизиа или ислама всегда терпели поражение. А на Руси таких попыток и не было.

Все это говориться для того, чтобы яснее понять роль князя Дмитрия, прозванного Донским. В истории любого общества и в политической истории вообще, как нигде, очевидна роль личности. А Дмитрий в наших представлениях часто выглядит неким статистом. Вроде бы и некуда было ему деваться, кроме как выходить на поле Куликово.

В этом случае мы даже и отдаленно не представляем ту степень отчаянной решимости князя, который бросил вызов Орде, и не понимаем всей картины жизни Руси.

Тогдашняя Русь в прямом и переносном смысле была полем самой ожесточенной борьбы. У нас слишком мало источников, чтобы полностью объективно судить и о том, что происходило внутри церкви, но некоторые вещи очевидны. Митрополит Алексий действовал во многом, как политик. Его целью было достижение единства Северо-Восточной Руси. Греческие иерархи, возглавлявшие православную церковь, ставили во главу угла религиозное единство всех православных не только на территории Руси, но и тех, кто был в это время под властью Польши и Литвы. Отсюда напряженные отношения между митрополитом Алексием и греками. Неверно было бы обвинять греков в том, что они хотели Москве вреда, но и о едином порыве всей церкви во имя единства Северо-Восточной Руси речи быть не может. Следует добавить, что православная церковь подчинялась и татарам, от которых получала многие льготы. В частности, ее не обкладывали налогом. Так что объединительные тенденции на Руси во второй половине XIV века поддерживал митрополит Алексий, но политикой всей церкви тогда это не стало. Для многих отношения с Константинополем и Ордой были первичны, а Константинополь не очень-то поддерживал Москву. Но следует учитывать, что именно в этот период духовная жизнь русских получила новый импульс. Русская церковь обрела многих людей, которые стали своего рода «центрами силы», например, Сергий Радонежский. Они служили источником веры и надежды для всей нации.

Были положительные моменты и в политической жизни. В Орде на смену одного кровавого переворота шел другой. Татарские ханы неистово боролись за власть и истребляли друг друга, уничтожая, в том числе, и потомков Чингисхана. На Руси же, при всем том, что единства не было и борьба между княжествами продолжалась, с какого-то момента Рюриковичи стали неприкосновенными. При всех кровавых распрях между князьями на Рюриковичей руку не поднимали. Вот это понимание своего кровного родства представителей правящего сословия «рода русского» и было предтечей единства всей Руси.

Гнев

Князь Дмитрий родился 12 октября 1350 года в семье звенигородского удельного князя Ивана Ивановича, сына Ивана Калиты. Как это не раз бывало в те времена, путь к московскому престолу отцу Дмитрия расчистила «черная смерть» (легочная чума). А сам Иван Иванович скончался, когда Дмитрию едва исполнилось девять лет. В этом же году умер хан Золотой Орды Бирбидек. Началась двадцатилетняя борьба за власть в Орде, а, значит, закончилась относительно спокойная жизнь на Руси. Все неписаные правила взаимоотношений Руси с Ордой были перечеркнуты. Настало, как сказали бы сейчас, время беспредела, когда и татарские ханы, и рядовые ордынцы терзали русские земли вне зависимости от того, уплачена дань или нет.

Когда говорят, что князь Дмитрий получил власть в девятилетнем возрасте, то подразумевают, что он не мог сам управлять, что за него это делали другие. Это и так, и не так. Нужно понимать, что никаких особых скидок на то, что князь еще ребенок, в те времена быть не могло. Конечно, вокруг Дмитрия были бояре, но при этом юный князь был реальным властителем, и нес, разумеется, со скидкой на возраст, все тяготы власти. В девять лет Дмитрий отправился в Орду за ярлыком на княжение. Но ярлык на Великое княжение был отдан суздальскому князю.

…Началась борьба за ярлык, продолжилось соперничество между Москвой и Тверью. Причем противником Москвы выступала не только Тверь, обострялись отношения и с другими княжествами. Нависала над Москвой и Литва, походы которой на Русь были временами не менее опустошительными и жестокими, чем набеги татар. Но чем взрослее становился Дмитрий, тем удачливее и мудрее была политика Московского княжества. Москва постепенно стала лидером Северо-Восточной Руси.

Генеральная репетиция Куликовской битвы случилась в 1375 году, когда двадцать владетельных князей Северо-Восточной Руси поддержали Дмитрия и выступили против тверского князя. Тот вынужден был покориться и не только отказался от владимирского престола, но и признал себя «молодшим братом» московского князя, а значит, включился и в военный союз на стороне Москвы. И все-таки силы и ресурсы князя Дмитрия были очень ограниченными. Максимальное число воинов, которых могла выставить вся Северо-Восточная Русь, не превышало 70 тысяч человек. И едва ли их было больше потом на Куликовом поле. В то же время татарам не составляло труда собрать двести тысяч воинов.

Что же заставило Дмитрия бросить вызов Орде?

Не надо быть особо прозорливым, чтобы понять: бесчинства татар довели русских до края. Ненависть к ним оказалась настолько неодолимой, что пересилила осторожность военного сословия русских, которое более ста лет не поднималось против татар. Татары для русских в то время – это убийцы, насильники, вымогатели. Именно под давлением «снизу» и действовали русские князья и бояре. Современник очень точно отразил настроения народа, написав о времени Куликовской битвы: «И вскипела земля Русская».

Лидер

Итак, Рюриковичи стали неприкосновенными, но произошло и еще нечто важное. Появились военачальники, которые не боялись бросить вызов татарам и жаждали решающей битвы. Речь идет не только об известных полководцах, близких к князю Дмитрию, таких, как Боброк-Волынский или князь Владимир Серпуховской. В Северо-Восточной Руси насчитывалось нескольких тысячах профессиональных воинов, которые искали схватки с татарами и, по большому счету, ее не боялись. Зарождение слоя таких людей на Руси не отмечено в летописях, но понятно, что без организующей силы никакой процесс невозможен.

Так что же послужило фундаментом Куликовской битвы и победы в ней?

Это испепеляющая ненависть русских к татарам, понимание не только Рюриковичами, но и военным сословием своего этнического единства, появление воинов, готовых бросить вызов татарам. Ну и конечно, наличие такого лидера, как Дмитрий Донской. Московские князья, начиная с Калиты, были расчетливыми политиками, настроенными на лидерство. И в какой-то момент князь Дмитрий уловил настроения русских, понял, что сам может стать национальным лидером лишь при условии, что именно Москва возглавит антитатарское движение. Он, безусловно, был и лично храбрым человеком и мужественным политиком, что не одно и то же.
В ряде летописей, авторы которых ориентировались на князя Серпуховского, именно он представлен героем Куликовской битвы, а Дмитрий чуть ли не трусом. Это, конечно, не соответствует действительности. Если бы не воля князя Дмитрия, никакой Куликовской битвы просто не было бы. Взял бы, и откупился в очередной раз, или просто укрылся бы в безопасном месте от карательного нашествия Мамая… Но он сознательно вел дело к прямому столкновению с татарами. И это человек, в чью душу не мог не запасть с детских лет дикий ужас перед ними. Но он смог побороть это чувство и стать, как сказали бы сейчас, национальным лидером.

Народ

О самой Куликовской битве написано много, в том числе и откровенных нелепостей, вроде того, что ее или вообще не было, или что татары между собой решали, кому Русью владеть. Если бы это было так, если бы на поле Куликовом сошлись две татарские орды, одну из которых возглавлял Мамай, а другую под руководством Дмитрия привели те же татары, то никакая Россия не возникла бы никогда и ни при каких условиях. И никогда бы русские в своих летописях не откликнулись на смертельную схватку татар между собой.
Суть происходящего заключалась в том, что на мировую арену выходил новый сильный народ, — уже не славяне времен Древней Руси, а собственно русские. Процесс рождения русского народа, разумеется, не был закончен к этому времени, но свою силу молодой народ уже чувствовал. И понять нам, нынешним русским, ощущения предков не так уж сложно. Все русские, в ком ненависть была сильнее страха, вышли на Куликово поле. А русский воин, который перестал себя щадить, в бою страшен.
Судя по всему, и Мамай прекрасно понимал, что его нашествие на Русь не будет простой прогулкой. К этому моменту татарские военачальники еще не утратили способности к трезвому анализу. Поэтому Мамай не просто собрал свою орду, он посчитал, что собственных сил будет недостаточно и начал вербовку наемников. В его войске было немало генуэзцев и выходцев с Северного Кавказа. Нет сомнений в том, что обе стороны собрали все силы, которые могли. Скажем, рязанский князь занял нейтральную позицию, но на Куликовом поле погибли 70 рязанских бояр, больше, чем из какого-либо другого княжества. Сама битва представляет интерес и с той точки зрения, что в ней впервые проявился специфический почерк русских.
Во всех решающих сражениях последующих лет русские смогли перетерпеть противника. Даже Гитлер проклял «слоновье терпение русских». На Куликовом поле все, видимо, было так же. Русские уступали по численности своему противнику. Но главное, что они уступали по количеству профессиональных воинов. Ополчение, при всей его готовности к самопожертвованию, как правило, слабовато. Но, тем не менее, русские военачальники так смогли организовать ополченцев, что те устояли. И татары не просто потерпели поражение, их разгромили наголову, они бежали панически, а их преследовали и уничтожали.

По преданию, князь Дмитрий сражался в качестве рядового воина в первых рядах. Это очень сомнительно. В истории, конечно, все бывает, но московские князья отличались обостренным чувством долга. А долг князя – все сделать для победы на своем месте. В любом случае, Дмитрий Донской стал, пусть и на время, первым политическим и военным лидером всех русских. Он сумел организовать на борьбу меньше половины русских земель, но этого хватило для победы. А вот то, что случилось дальше, уже не вина Дмитрия Ивановича. Обычно князя обвиняют в том, что он не смог защитить Москву в 1382 году, когда хан Тохтамыш осадил и сжег город. Это был болезненный удар по Руси, но уже не смертельный. Куда хуже было то, что союз русских князей, благодаря которому и победили на Куликовом поле, стал распадаться.
Корни поражения русских после недавнего триумфа лежали не в сфере политики, а в области психологии. Русские стояли на пути к единству, но до этого было еще далеко. Часть князей смогла собраться для одной битвы, но рассматривать беды своих братьев, как собственные, они еще не научились. Народ становится сильным и неразделимым тогда, когда приходит осознание, что этот народ есть целое. Но Русь уже пошла по этому пути, и остановить ее было уже невозможно.
Александр Самоваров. Специально для Столетия

Он поднял Русь с коленОн поднял Русь с колен

Непостижимо: великий князь Димитрий Иоаннович ушел из жизни в 40 лет. То есть, когда у гробовой доски обдумывал он свое духовное завещание, ставшее литературным памятником того времени, он был ровесником моему сыну. А в тридцать с небольшим, когда наши дети еще взбрыкивают в жизни, как неразумные молодые телята, история уже отметила его ореолом святости…

Он был крещен в младенчестве под именем Димитрий. Спустя три десятка лет Куликово поле даст ему иное имя – Донской. С этим именем он и войдет в историю, крепче всякого камня в Кремлевской стене. Он воевал всю жизнь. С мужественным князем Михаилом Александровичем Тверским и хитрым Ольгердом Литовским. Бил их, и был бит ими. И снова бил, и опять был бит.
Казалось бы, обычная междоусобица. Но за этой внутренней драчкой – стремление великого князя соединить разрозненные княжества в единый кулак.
В этих междоусобных стычках оттачивалась стратегия и тактика ведения боевых действий, испытывалось новое оружие и снаряжение.
А затем вдруг неслыханная дерзость: Димитрий силой присоединил к себе волжских болгар, подвластных прежде исключительно Орде и плативших немереную дань Мамаю. Этого прощать было нельзя. И Мамай со своими полчищами двинулся «казнить рабов непокорных». Однажды он уже наказывал Димитрия. Потом пробовал вдругорядь, да получил отпор. И придя в ярость, решил раз и навсегда покончить со своевольной Московией.
Если бы Димитрий воевал с соседями ради корысти, смог бы он противостоять врагу? Прислали бы ему в подмогу свои дружины иные князья?
Орда слабела, а Русь обретала силу. Уже явил свой подвиг собиратель русской земли митрополит Алексий. Уже поднял на небывалую высоту народный дух своим негромким примером, тихим деланьем Сергий Радонежский. Дух и воля нации требовали государственного оформления. Военного конфликта с Ордой избежать было нельзя, но исход его определить было тоже невозможно. Великая ответственность ложилась на молодого, по нашим понятиям, московского князя. Потому-то перед походом и приехал он за благословением к великому старцу.
Сергий отслужил Божественную литургию, а по окончания ее пригласил князя в трапезную. Тот отказывался – гонцы один за другим приносили ему известия о приближении Мамая, но старец настоял. И тут же в духе предвиденья сказал: «Еще не приспело тебе самому носить венец этой победы с вечным сном; но многим, без числа многим, сотрудникам твоим плетутся венцы мученические с вечной памятью». А за трапезой, наклонившись, шепнул ему на ухо: «Иди небоязненно, победишь врагов твоих».
Перед походом Димитрий сделал осмотр войскам. Собралось более 150 тысяч конных и пеших. Такого грозного ополчения еще не видала Россия!
Известно, что в ночь перед битвою воевода Димитрий Боброк, искусный в брани и в гаданьях – тот самый Боброк, который внезапным ударом засадного полка решил исход битвы, предложил великому князю показать приметы, по которым можно предсказать исход сражения. Они выехали в поле, стали между двух ратей и начали вслушиваться. С татарской стороны слышались стук и крики, завывания волков, а над рекой Непрядвой клекотали орлы, грачи и вороны. На стороне же русского войска была тишина великая, только от множества огней будто заря занималась. «Примета добрая», – сказал Боброк и припал правым ухом к земле. Поднявшись же, долго стоял молча, поникнув головой. Стал расспрашивать его князь, что сказала ему земля? «Слышал я, – отвечал Боброк, – как земля горько и страшно плачет: на одной стороне как будто женщина плачет и кричит татарским голосом о своих детях и рекой слезы льет; а на другой стороне, словно тонкой свирелью, девица причитает в скорби великой и печали. Уповай, князь, на милость Божию. Ты одолеешь татар, но и воинства твоего падет многое множество».
С рассветом 8 сентября 1380 года началась великая сеча. На десять верст растянулось сражение. Князь дрался как простой воевода в рядах своего войска. Когда, наконец, протрубили победу, его долго не могли найти. Наконец, заметили лежащим без чувств под деревом. Шлем и латы его были иссечены и покрыты кровью, но сам он был лишь оглушен ударом в голову и вскоре пришел в себя.
Из 150 тысяч конных и пеших в Москву вернулось не более 40 тысяч ратников. Неделю хоронили павших. Кого-то привезли домой, но большинство предали земле там же.В 1821 году помещик Степан Нечаев, которому принадлежало Куликово поле, свидетельствовал, что крестьяне долго выпахивали здесь кости, обрывки кольчуг, оружия, серебряные и медные нательные кресты. Видные сподвижники Димитрия, в том числе посланные ему в помощь преподобным Сергием иноки Пересвет и Ослябя, были погребены в Старом Симонове монастыре. В XVII веке монастырь упразднили, а в 1928 году закрыли и оставшийся на его месте храм Рождества Пресвятой Богородицы. Территория отошла к заводу «Динамо», из церкви сделали компрессорную, но в канун 600-летия Куликовской битвы одумались, и храм стали реставрировать. На могиле героев-иноков установили надгробия работы Вячеслава Клыкова. Пересвет и Ослябя почитаются в приходе как местночтимые святые.
Да, это была победа, граничащая с поражением, ибо «оскудела совершенно, – говорит летописец, – вся земля Русская воеводами и слугами и всяким воинством и от этого был страх большой по всей Русской земле». Но это была победа, равной которой еще не было. Еще несколько лет грабили татары Русь, но и то потому, что была она ослаблена физически, но не духовно. Великий князь Димитрий Донской поднял ее с колен. И хоть самому ему не довелось увидеть, как поднимается она исполином, удивляя другие народы, Русь не забыла своего великого сына. С того времени и по сей день ежегодно 1 июня славит она его святое имя во всех своих православных храмах. 

Александр Калинин. Специально для «Столетия»

Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».

Комментарии

Хорошая статья, но хотелось бы дополнить важными деталями.

1) Мамай шел не просто с карательным походом, а чтобы оккупировать Русь, что гораздо страшнее в смысле последствий в случае поражения.
2)Заслуга прп.Сергия в том, что он укрепил князя на открытый бой со смертельным врагом, а ведь можно было и попытаться в осажденной Москве отсидеться или вообще попробовать к Великому Новгороду отойти и уклоняться от решительной битвы, изматывая противника(а ля Кутузов)
3)В составе войск Мамая была генуэзская тяжелая пехота и таким образом православной Москве пришлось принять бой с объединенными силами католиков и мусульман, что весьма символично…
4) И самое главное, что именно Москва приняла главный удар за всю Русь при небольшой поддержке соседних княжеств, что резко укрепило Ее авторитет среди всех городов земли Русской и позволило Ей впоследствии объединить все земли под свою руку.

Ну и кто теперь наследует Донскому?///
————————————

Кстати, князь Дмитрий царём не был. Так же, как и Владимир. 

Может потому и Вера Православная была, что её никто не давил своим самодержавным произволом и беззаконием? ЗАТО СЕГОДНЯ ЭТОГО ПРОИЗВОЛА И БЕЗЗАКОНИЯ- МОРЕ ! 

Вот митрополита Алексия в России сейчас не наблюдается. Хотя люди есть, но не при власти… церковной.


Мифология продолжается. Интересно, если св. Сергий Радонежский сказал кн. Димитрию на ухо, кто услышал и записал? 
Что же было в реальности? В русском этносе шла великая нескончаемая драка за лидерство отдельных его частей. Не гнушались ничем. 
Одновременно формировались основные субэтносы русского народа — великороссы Северо-Восточной Руси, малороссы Поднепровья, белороссы Северо-Западной Руси бывшей большей частью в составе Великого Княжества Литовского. 
При этом нужно понимать, что битва шла не против Золотой Орды, в котором Русь была на тот момент неотъемлемой составной частью. Битва была против узурпатора ханской власти Мамая. Кто он такой? Беклярбек и темник Золотой Орды, то есть управляющий администрацией, то есть один из главных администраторов и по совместительству командующий над 10 тысячами воинов. Стоял под непосредственным руководством великого хана. Был женат на дочери хана, со смертью которого династия прервалась помужской линии и в 1361 г. началась великая замятня в Золотой Орде. По простому гражданская война. 
Мамаю было выгодно восстановить власть Батуидов, ведь дети Мамая по жене были продолжателями этой линии ханов. А Мамай при них типа опекуна и фактического правителя Золотой Орды. К чему он и рвался, управляя западной частью государства. Поэтому Русь восстала не против законных ханов, а против самозванца. И потом, Русь вышла из состава Золотой Орды чуть ли не последней. Все её составные части в Сибири, Средней Азии, крымские татары давно были самостоятельны и только Русь продолжала до 1480 года оставаться в золотоордынском пространстве. Более того, ещё во времена Иоанна Грозного татарский язык был в чести при московском дворе. И многие татары вошли в русский этногенез и историю. Только около пятисот дворянских родов вели свою родословную в том числе и от татар.  

Верю что пока стоит Россия Бог не оставит ее. Но в основном Вы правы — и мне тревожно очень часто бывает.

Не заброшена. Строится Храм Духа Святого. Не с фанфарами и не с барабанным боем, но в тишине и молитве.

Хорошая статья. Вот о ком и о чем надо ставить фильмы и организовывать познавательные передачи на ТВ, вместо всякой кинодребедени и тупой болтовни. Россия славна своей самой богатой в мире и славной историей и об этом говорить надо на всех перекрестках, долбить лжецов и русофобов всех мастей, говорить и о гуманности, величии русской нации, что не стали мстить врагам за набеги, особенно азиатам, а оставили их жить на этой бренной земле, м.б. и зря, как говаривал Иосиф Виссарионович, сам нацмен, «нет человека — нет проблем»!

Сам Дмитрий и есть надежда. Ведь как было? Князь Симеон Гордый укрепил и расширил Русь. Но не было у него наследников, кто бы продолжил дело его. От первой жены рождались одни дочери. После ее смерти он берет в жены дочь литовского князя, но не может жить с ней, отсылает обратно к отцу. Затем влюбляется в тверскую княжну Марию. Мария согласна выйти за него, но лишь после венчания, а церковь третий брак не венчает. Тогда Стефан, брат Сергия Ражонежского, будучи духовником великого князя, на свой страх и риск обвенчал их, за что был сослан Алексием в монастырь к Сергию. От Марии у Симеона рождаются три сыночка. А тут моровая язва. Все трое умирают. Умирает и сам Симеон, а за ним и средний брат, наследует великое княжение младший брат Дмитрий — менее всего способный управлять государством. Но и он умирает, оставив после себя малолетнего сына. И тоже казалось — все, кончилась Русь. Но опекуном малолетнего князя становится митрополит Алексий. Он и вырастит из него Великого Московского Князя Дмитрий Ивановича Донского.    

Не забыть наших славных предков ! Храни Россия Веру свою Православную !

    Ну и кто теперь наследует Донскому? Не видно достойного наследника, так как угасает огонь Веры Православной, не смотря на строительство множества новых храмов. Строить надо величие Духа Святого в душе человеческой, но здесь «стройка» заброшена.

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s