Русские истоки

Истоки славян. Как формировался этнос славян?

О том, что такое «этнос» и «этническая общность», как и когда они возникали, — говорит Павел Маркович Долуханов — доктор географических наук, профессор Ньюкаслского университета (Великобритания).

Можно считать установленным, что уже около 1  миллиона лет назад южные пределы Восточной Европы были заселены группами гоминид, способными сознательно изготавливать орудия труда. Эти группы гоминид обладали достаточно сложной социальной организацией. Они владели развитой системой коммуникации с элементами символической системы. Это было достаточно для передачи вертикальной информации, то есть обучения подрастающего поколения, а также для общения с соседними группами. Вместе с тем, это не был язык в современном понимании, одной из основных функций которого является дифференциация общностей. «Праязык» гоминид был одинаково понятен во всех частях их первоначальной ойкумены.

Отчётливые признаки межгрупповых отличий выявляются в мустьерских комплексах, связываемых с сообществами неандертальцев, существовавших в Европе и Азии между 120  и 30  тысяч лет назад. Как следует из современных исследований, артикуляционные способности неандертальцев мало отличались таких же способностей современных людей. Теоретически можно предположить, что отдельные группы неандертальцев, первоначально возникшие за счёт адаптации к природному окружению, сигнализировали свою обособленность в символах, включавших особенности речевого общения.

Одно из наиболее загадочных открытий последних лет было доказательство длительного периода сосуществования неандертальцев и современных в анатомическом отношении людей на одной и той же территории в Европе и на Ближнем Востоке. По надёжным оценкам, этот период продолжался по крайней мере 10  тысяч лет, между 40  и 30  тыс. л. н. При этом, данные молекулярной генетики исключают существование прямых контактов между этими популяциями. Можно с уверенностью предположить, что в условиях продолжительного и близкого соседства популяции неандертальцев и современных людей использовали достаточно сложные символы, в том числе и речевые, для обозначения своей обособленности и исключительности.

Лишь с формированием и широким расселением Homo sapiens sapiens можно говорить о появлении языка в подлинном значении этого слова. Одновременно с этим, появляются оформленные символические системы. Возникновение палеолитического искусства — наиболее выразительное свидетельство сложения сложной знаковой системы и кодирования окружающего мира в мифологизированных образах. С эпохой верхнего палеолита можно связать появление первых «глобальных» языков, а также разделение единого палеолитического пространства на отдельные, сравнительно замкнутые провинции, в пределах которых эти языки функционировали. Предположительно, такие языки имели характер lingua franca, обеспечивавшие межгрупповые контакты в пределах обширных территорий. Одновременно, эти языки обеспечивали сравнительную герметичность палеолитических провинций.

Сложение сообществ послеледниковых охотников-собирателей мезолитического типа ознаменовало новый этап в символическом освоении мира. Возникают стабильные группировки, сигнализирующие свою постоянство во времени и пространстве доступными им символами (в первую очередь, долговременными могильниками с устойчивыми погребальными ритуалами). Тогда же, в мезолите, появляются первые осязаемые признаки межгрупповых конфликтов и военных столкновений. Теоретически можно представить существование в мезолите замкнутых групп с системой символов (в том числе и языковых), подчёркивающих их групповую идентичность. Однако, реальных фактических оснований для этого нет. Археологические культуры мезолитической эпохи размыты и маловыразительны. Антропологические данные скорее подчёркивают скорее однородность и преемственность мезолитических популяций, чем их локальные отличия.

Качественно новая ситуация возникла в Европе с началом неолита. В свете современных данных, неолит можно определить как систему социально-экономических новаций, обеспечивавших стабильное жизнеобеспечение и вызвавших значительный демографический рост. К этому же периоду можно отнести начальный этап в формировании современных языковых групп и семей. В частности, к эпохе неолита можно отнести широкое распространение в Европе и Азии индоевропейского праязыка. Полученные недавно данные позволяют предположить, что этот процесс протекал как в виде ускоренной миграции (при заселении пустующей экологической ниши), так и за счёт замедленной диффузии в среду иноязычного населения. В последнем случае, этот процесс происходил за счёт образования социально-экономических объединений, включавший изначально разноязычные и разнокультурные группы. В пределах этого объединения складывалась сеть торговых и бартерных связей, регулярно возникали брачные союзы. Длительное межгрупповое общение приводило к возникновению в зоне язычковых контакта языков, типа «пиджин». За счёт усвоения этих языков детьми, в той же зоне формировались языки креольского типа. Предположительно, за счёт этого процесса, на протяжении неолитической эпохи, произошло формирование единого германо-балто-славянского языка на обширных пространствах северной и восточной Европы. На более позднем этапе, из этой общности, выделился германский язык на западе и балто-славянский в лесной зоне Восточной Европы. Образовавшиеся таким образом языки были прежде всего инструментами межгруппового общения. Они способствовали культурной и языковой интеграции первоначально разнородных групп. Имеющиеся данные не дают оснований говорить о существовании в неолитическую эпоху замкнутых этнических групп.

Эпоха бронзы на востоке Европы, отмеченная значительным развитием производительных сил, характеризовалась рядом противоречивых процессов. С одной стороны, происходила интенсификация межобщинных связей, сопровождавшаяся ускоренной экономической и культурной интеграцией значительных территорий. С другой стороны, осуществлялось социальное имущественное расслоения отдельных социальных организмов с появлением внутриобщинной групповой символики. Одновременно, происходит распад сравнительно однородного пространства на востоке Европы с выделением нескольких культурно-хозяйственных областей: охоты-собирательства на севере лесной зоны; оседлого скотоводства в центральных и южных районах лесной зоны; пашенного земледелия в лесостепной зоне; кочевого скотоводства в степной зоне. Предположительно, одновременно с этим, происходил распад балто-славянского языкового единства и утверждение балтского языка в области оседлого скотоводства и славянского — в области пашенного земледелия. В области охоты-собирательства лесной зоны сохранялись финно-угорские языки, а в степной области кочевого скотоводства распространялись иранские. В каждой из названных зон прослеживается большое число локальных социальных образований разного уровня (типа «вождеств»). В ряде случаев, такие образования достаточно определённо фиксируются в материальных символах. Можно предположить, что именно эти образования фиксировалась в сознании тогдашнего населения в качестве наиболее устойчивых. Именно на их основе строился «генеалогический миф» — представления об общности происхождения, об общем доме.

На протяжении железного века, по образной метафоре М. Б. Щукина, произошло распадение Европы на несколько взаимопроникающих «миров», каждый из которых отличался своеобразием происходивших в нём культурных и социальных процессов. Могучее воздействие античной рабовладельческой цивилизации, «первого мира», в большой степени определяло то, как развивались периферийные зоны. В этих периферийных зонах, с разной скоростью происходила социально-культурная дифференциация. Возникали и исчезали региональные элиты. В периоды своего наибольшего могущества, местные вожди стремились всячески упрочить свою власть; они заключали и расторгали союзы, пытались походить на властителей «первого мира», подражали их манерам, имитировали их символы.

Железный век — это то время, когда в Европе оформляются многочисленные племена и союзы племён. В ряде случаев, благодаря сообщениям античных авторов, известны названия племён, образ жизни людей их образовывавших, языки, на которых они говорили. Сообщения древних авторов часто противоречивы. Сравнительно точные сведения в них переплетаются с откровенными мифами. Но существование на протяжении железного века определённых этносов, социальных объединений людей, ощущавших и определённым образом символизировавших свою сопричасность, общность своего происхождения и своей судьбы, не подлежит сомнению.

Но что стояло за этими объединениями? Как и когда они возникали?

Выше уже говорилось, что вряд ли есть основания искать этническое содержание в крупных языковых группах, образование которых можно проследить, начиная с верхнего палеолита. Не образовывали единого этноса ни кельты, ни древние германцы, ни люди, говорившие на балтийских, славянских или угро-финских языках. Это были достаточно рыхлые объединения, чаще всего гетерогенные по своему происхождению, в их среде общий язык был лишь средством межгруппового общения.

Этносы как стойкие социальные образования возникают в периоды природных и социальных кризисов и войн. Именно в периоды наибольшей опасности люди чувствуют наибольшую потребность в объединении. Именно тогда возникают устойчивые центры власти с чётко оформленными властными символами. Именно тогда возникают генеалогические мифы об общем происхождении и общей судьбе.

Поздний этап железного века, с его тяжёлыми природными социальными потрясениями был как раз таким временем. Тогда возникали и распадались изначально полиэтнические образования, такие как зарубинецкое и черняховские. Эти объединения были слишком скоротечными, чтобы сформировать самостоятельные этносы. Они распались в условиях экологического кризиса и чужеземного нашествия. За счёт во многом случайного стечения обстоятельств, славянский язык, бывший до того языком земледельцев, в полиэтнических организмах стал языком социальной элиты нового образования, возникшего на западе лесной зоны. В ходе дальнейшей экспансии земледельческой культуры, славянский язык распространился на север лесной зоны, став проводником культурных и этнических символов. Так сложился славянский этнос.

Начало Руси

В Новгород княжить приглашали своих, а не норманнов, но было бы нечестно обойти так называемую норманнскую теорию. Вот уже больше 200 лет кипят страсти вокруг вопроса, кто же положил начало Руси?

Варяжские гости

Практически нет такого крупного русского историка, который бы не высказался на эту тему. И мы совсем не претендуем, чтобы разрешить данную проблему на нашем сайте, да и не в силах это человеческих, поскольку абсолютно достоверных источников нет и взяться им уже неоткуда. Речь пойдет о принципиальных и мировоззренческих вопросах.

Сам вопрос о том, что древнерусское государство было создано норманнами, изначально был вопросом политическим и во многом таким до сих пор и остается.
Норманнская теория была сформулирована историками немцами З. Байером, Г. Миллером и А. Щлецером. Напомним в чем суть дела. Начало единому древнерусскому государству, по «Повести временных лет», положило призвание варягов. Варяжские князья Рюрик, Олег и Игорь и есть основатели Руси.

З. Байер задал вопрос – какое этническое происхождение имели варяги? И пришел к выводу, что согласно русским летописям это шведы, поскольку жили варяги «за морем». Из чего следовало, что правившая в России династия Рюриковичей имела немецкое происхождение.

С доводами Байера не согласился русский историк Татищев, а особенно яростно ему возражал Ломоносов. И дело здесь было не только в исторических изысканиях. На дворе стоял 18 век. Байер писал свои труды, когда в России у власти реально находились немцы во главе с Бироном. И собственно исторический спор приобрел политический оттенок и не потерял его до сих пор, к сожалению.

Только за последние годы в печатных СМИ и на сайтах я несколько раз сталкивался со злорадным: » А, русские, ничего-то вы сами не можете! И государство вам немцы создали, а потом вами правили татары, а потом опять немцы, а потом большевики-интернационалисты!» Очень старая «песня», но не потерявшая популярности и поныне.

Я думаю, что с этими «аргументами» знакомы многие наши читатели, и сердце ни одного русского человека сжималось, и внутренне ему было нехорошо оттого, что русское государство основали норманны, а без них «наряду», (или как раньше писали «порядка») у нас не было.

С этим комплексом странной неполноценности и хочется разобраться. Ведь, когда идут разговоры о неспособности русских самим создать государство, то несведущими людьми они воспринимаются таким образом. Вот к нам, русским людям, пришли норманны и создали нам государство и стали нами править.

Народная воля
Мало ведь кто задумывается о том, что тысячу лет назад нынешнего русского народа не существовало. Древнерусская народность только формировалась из славянских, балтских, угро-финских, иранских и других племен. Это к ним пришли варяги, а не к русскому народу.

Если допустить, что норманнская теория верна (а ниже мы поговорим об этом немного подробнее), то ничего постыдного нет в том, что к этому конгломерату народов добавились еще и скандинавские (германские) племена.

К тому же если учесть, что норманны захватывали чуть ли не все тогдашние европейские столицы, свергая местных королей и основывая свои династии, то и гордится надо тем, что нашими предками были, в том числе, и такие неистовые пассионарии.

Рюрик и его дружина пришли к нам не сегодня, и не нас они захватили, Рюрик и прочие варяги наши предки, а мы их потомки. Ведь французам не приходит в голову стесняться того, что основателями их государства были германцы.

Англичанам и вовсе следовало бы сгореть от стыда, если следовать логике тех, кто до сих пор нас укоряет за якобы норманнское происхождение русского государства. Норманны, захватили изрядный кусок на севере Франции (до сих пор эта область носит название «Нормандия»), а через сто лет их герцог Вильгельм решил, что этого мало и в 1042 году взял да и завоевал Англию и основал новую династию.

Могут возразить: «Они там, в Европе, все родные». Да и мы им не чужие. Все из лукошка индоевропейцев. И самые близкие к славянам народы это германцы и балты. Видимо на каком-то этапе существовало единое племя, которое и разделилось затем на славян, германцев и балтов.

Что же касается образования государства, как совершенно точно заметил В. Ключевский, то появиться оно может либо в результате завоевания, либо в основе его образования лежит «общий интересе». Большинство государств появились в результате завоеваний. Но Древняя Русь не была завоевана варягами. Тут все сложнее.

К моменту появления на Руси варягов, государственные образования там уже были. Но строительство государства это не дело нескольких лет, иногда на это уходят даже не десятилетия, а столетия. Мы привыкли думать, что в древности истинными правителями были военные вожди-князья.

На самом деле у славян государство выстраивалось «снизу», самым демократическим путем. В сельских общинах старейшин выбирало вече, в городах, которые служили административными центрами племен, население делилось на десятки, сотни и тысячи. Соответственно избирались десяцкие, соцкие и на вече — тысяцкий.

Эта система была до варягов, осталась она и после варягов. Князь и его дружина не стояли над этим механизмом самоуправления и управления, он был в нее встроен. Выполнял свои функции по защите территорий и судебные функции.

Важнейшей проблемой того времени было разрешение споров мирным порядком.

Но внутри племенного образования найти не заинтересованного человека, который выполнял бы роль судьи, было не возможно. Всякий кому-то был родней или был связан с той или иной общиной. Князь же, да еще призванный со стороны, был идеальным третейским судьей, поэтому судебную власть так легко и отдавали князьям.

Призвание варягов на обыденном уровне трактуется, как получение ими власти над восточно-славянскими и финскими племенами. Что же произошло на самом деле после призвания варягов?

Варяги получили в свою собственность города, селения и свободных хлебопашцев? Вовсе нет. И варяжские князья и славянские за свою службу получали меха, оружие и прочее, в чем нуждались, но в строго оговоренных размерах. В случае же серьезного конфликта между князем и городом (племенем), князь мог быть изгнан, и на его место приглашался другой.

Что же касается самого факта призвания варягов, то тут очень много вопросов. Из
«Повести временных лет» не понятна этническая принадлежность варягов, не очень ясно, как выстраивалась династия.

Есть большие сомнения, что Игорь Старый, от которого и ведется династия правителей Киевской Руси, был сыном Рюрика, но, тем не менее, благодаря легенде, правившую династию стали называть Рюриковичами.

Еще более сложный вопрос об этническом происхождении варягов. Для историков-немцев призванные из-за моря варяги были норманнами, но дело в том, что «за морем», а восточно-европейские славяне Балтийское море называли Варяжским, жили на побережье Балтики и балтийские славяне, жили они и на острове Рюген.

По многим причинам, в том числе и потому, как легко и почти безболезненно вписались варяги в жизнь Руси, не оставив никаких скандинавских следов, многие русские историки считали, и доказывали это, что варяги были балтийскими славянами, а не норманнами.

В той же «Повести временных лет» летописец, перечисляя разные народы, разделяет норвежцев, шведов, (т.е. норманнов) и варягов.

Похоже, что и византийцы очень хорошо понимали разницу между варягами-русами и норманнами.

Так византийский историк Михаил Пселлом пишет о доблести наемного русского корпуса, служившего византийскому императору: » Когда император услыхал, что смелые рыцари напали на его землю, он против норманнов направил самых храбрых людей, каких только он мог найти… 

В первых трех сражениях норманны остались победителями, но в четвертой битве, где им пришлось бороться с народом Русским, они были побеждены, обращены в ничто и в бесчисленном количестве отведены в Константинополь…».

Те, кто право имеет…
Очень интересную гипотезу о начале Руси выдвинул выдающийся русский историк и патриот Аполлон Григорьевич Кузьмин, один из лучших знатоков летописания. По его мнению, варягами были балтийские славяне, жившие по побережью Балтийского моря, ассимилировавшие ряд кельтских и прочих племен. Балтийские славяне, теснимые германцами, переселялись на северные территории нынешней России, и в частности, основали Новгород.

Поэтому приглашение варяжскому князю Рюрику и его дружине княжить в Новгороде — это приглашение своих, а не норманнов.

Но приход варягов, это, по мнению Кузьмина, частный случай в процессе образования единого древнерусского государства. Главным было то, что: » В конце IX в. на территориях Древней Руси из представителей разных русов сформировался так называемый «род русский», который, видимо, соединил в себе выходцев из Подонья, Приднепровья, Придунавья и Прибалтики».

В отличие от славян, живших соседской общиной, у ославяненных русов разного этнического происхождения господствовала кровнородственая община. А народы с кровнородственной общиной создают государства путем господства одного рода или племени над другими.

Таким образом, на Руси государство создавалось «снизу» среди славянских племен и «сверху» «родом русским».

Но вернемся к сути нашего разговора. Примем ли мы на веру гипотезу, что варяги – это норманны, и именно они объединили разрозненные племена славян и финнов на огромных просторах в великое государство Русь, или будем считать, что прав Кузьмин, и это был сугубо внутренний процесс, разницы принципиальной нет.

А есть исторический факт. Более тысячи лет назад появилось Древнерусское государство, которое являлось и продолжает являться до сих пор огромным центром силы в этом мире.

Кто бы ни были эти легендарные: Рюрик, Аскольд, Дир, Трувор, Синеус, Олег, Игорь, Святослав, и многие другие, чьи имена до нас не дошли, в результате их деятельности родилось не только русское государство, но и появился русский народ, к которому мы принадлежим.

Никто в те времена не мог силой навязать свою власть общинникам славянам и охотникам финнам, каждый из которых был воином, а все вместе они могли отстоять свою независимость от кого угодно.

Но воинственные варяги-русь принесли психологию нового времени, когда по всей Европе укреплялись старые государства и создавались новые. Человеческое общество – это конкурентная среда, в котором, к сожалению, не только отдельные люди, но и народы и государства делятся на тех, кто право имеет, и на тварей дрожащих.

Новый правящий класс, образовавший Древнюю Русь, был по своей психологии из тех, кто право имеет. Неистовые воины с беззаветной храбростью, они и государство создали, которое право имеет.

За тысячу лет существования Руси у ее правящего класса никогда потом не возникал вопрос о своей второсортности.

В любых испытаниях русский правящий класс действовал под девизом: «Все равно верх будет наш!». И противники русских уже столько лет, используя в том числе и норманнскую теорию, пытаются внушить нам, что мы второсортный и ни на что не способный народ, потому, что знают нам истинную цену.

Вот что не так давно написал в предисловии к своему двухтомнику «Россия и русские» профессор Лондонского университета Джеффри Хоскинг: » Россия – одно из самых великих в истории государств, выживших несмотря ни на что. В той или иной форме она существовала более тысячи лет, и часть этого времени была самой обширной по территории державой на земле. Ныне Россия является одной из самых значительных держав Евразии и останется таковой».

Вы думаете этот Хоскинг русофил? Как раз наоборот. Он написал более или менее объективную историю с одной целью. Он обращается к европейцам с пожеланием и в наше время не списывать Россию со счетов. Потому, что: «Россия не исчезнет, не сойдет с мировой арены – она продолжит играть главную роль в формировании мира XXI в. и, бесспорно, роль отрицательную».

Так почему мы будет играть отрицательную роль? Откуда это известно профессору? А потому, что мы не твари дрожащие, а право имеем. Вот поэтому мы всегда для Запада были равными по силе, а значит и «отрицательными», поскольку могли оспорить их монопольную власть над миром.

Громадная сила и энергия, заложенная в нас «родом русским» продолжает жить. Конунг Рюрик равен по силам норманну герцогу Вильгельму. Так было многие сотни лет назад, так есть и сейчас.

Русь не слабее Запада и основа этой силы была заложена тысячу лет назад.

 

Александр Самоваров. Специально для Столетия

Общие работы 

Рюрик Варяжский

 

Годы жизни: около ? — 879 
Время правления: 862 — 879

 

 

Рекомендуем прочесть:

Коган, В.М. Князь Рюрик и его потомки  : Ист.-генеал. свод / В.М. Коган, В.И. Домбровский-Шалагин . —    Санкт- Петербург : Паритет , 2004. — 685, [1] с. ил., портр. ; 24 см. —   Библиогр. : с. 678-684. —  ISBN 5-93437-149-5.

Шифры РГБ: 2 03-52/136, 2 03-52/137.

Аннотация: Справочник «Князь Рюрик и его потомки» представляет собой обширный историко-генеалогический свод, в котором систематизированы основные княжества и уделы, существовавшие на Руси с IX по XVI в. Адресован как специалистам, так и широкому кругу читателей.

Киевские князья 

879 — 912         Олег «Вещий» (племянник Рюрика)

912 — 945         Игорь

945 — 966         Ольга «Святая»

966 — 972         Святослав Игоревич

972 — 980         Ярополк I Святославич

980 — 1015       Владимир Святославич «Святой»

1015 — 1019     Святополк I Владимирович «Окаянный»

1019 — 1054     Ярослав I Владимирович «Мудрый»

1054 — 1068     Изяслав I Ярославич

1068 — 1069     Всеслав Брячиславич Полоцкий

1069 — 1073     Изяслав I Ярославич

1073 — 1076     Святослав Ярославич

1076 — 1078     Изяслав I Ярославич

1078 — 1093     Всеволод I Ярославич

1093 — 1113     Святополк II Изяславич

1113 — 1125     Владимир Всеволодович «Мономах»

1125 — 1132     Мстислав Владимирович «Великий»

1132 — 1139     Ярополк II Владимирович

1139 — 1146     Всеволод II Ольгович Новгород-Северский

1146 — 1146     Игорь Ольгович

1146 — 1149     Изяслав II Мстиславич Владимиро-Волынский

1149 — 1151     Юрий I Владимирович «Долгорукий»

1151 — 1154     Изяслав II Мстиславич Владимиро-Волынский

1154 — 1155     Ростислав Мстиславич Смоленский

1155 — 1157     Юрий I Владимирович «Долгорукий»

1157 — 1159     Изяслав III Давидович Черниговский

1159 — 1167     Ростислав Мстиславич Смоленский

1167 — 1169     Мстислав Изяславич Владимиро-Волынский

http://project.rsl.ru

Владимирские князья

1169 — 1174     Андрей Юрьевич «Боголюбский»

1174 — 1175     Михаил Юрьевич

1175 — 1175     Ярополк III Ростиславич

1175 — 1176     Михаил Юрьевич

1176 — 1212     Всеволод III Юрьевич «Большое гнездо»

1212 — 1216     Юрий II Всеволодович

1216 — 1218     Константин Всеволодович «Добрый»

1218 — 1238     Юрий II Всеволодович

1238 — 1246     Ярослав II Всеволодович

1246 — 1247     Святослав Всеволодович

1247 — 1248     Михаил Ярославич «Храбрый»

1249 — 1252     Андрей Ярославич

1252 — 1263     Александр Ярославич «Невский»

1263 — 1272     Ярослав III Ярославич

1272 — 1276     Василий Ярославич Костромской

1276 — 1283     Дмитрий Александрович Переярославский

1283 — 1284     Андрей Александрович Городецкий

1284 — 1293     Дмитрий Александрович Переярославский

1293 — 1304     Андрей Александрович Городецкий

1304 — 1317     Михаил Ярославич «Святой» Тверской

1317 — 1322     Юрий III Данилович

1322 — 1326     Дмитрий Михайлович «Грозные очи»

1326 — 1327     Александр Михайлович Тверской

http://project.rsl.ru

Московские князья

1328 — 1340     Иван I Данилович «Калита»

1340 — 1353     Семен Иванович «Гордый»

1353 — 1359     Иван II Иванович «Красный»

 

1359 — 1368     Алексей Федорович Бяконт (митрополит)

1368 — 1389     Дмитрий Иванович «Донской»

1389 — 1425     Василий I Дмитриевич

1425 — 1432     Софья Витовтовна Литовская

1432 — 1446     Василий II Васильевич «Темный»

1446 — 1447     Дмитрий Юрьевич «Шемяка»

1447 — 1462     Василий II Васильевич «Темный»

1462 — 1505     Иван III Васильевич

1505 — 1533     Василий III Иванович

1533 — 1538     Елена Васильевна Глинская

1538 — 1548     Бояре Шуйские, Бельские
Русские цари

1548 — 1574    Иван IV Васильевич «Грозный»

1574 — 1576    Семен Бекбулатович Касимовский

1576 — 1584    Иван IV Васильевич «Грозный»

1584 — 1587    Федор Иванович «Блаженный»


Правители Смутного времени

1587 — 1605    Борис Фёдорович Годунов

1605 — 1605    Фёдор Борисович Годунов

1605 — 1606    Лжедмитрий I (Григорий Отрепьев)

1606 — 1610    Василий Иванович Шуйский

1610 — 1610    «Семибоярщина»

1610 — 1612    Владислав IV Сигизмундович Ваза «Польский«

 

Цари рода Романовых 

1613 -1645        Михаил Фёдорович «Кроткий»

 

1645 — 1676       Алексей Михайлович «Тишайший»

 

1676 — 1682       Фёдор Алексеевич

 

1682 — 1689       Софья Алексеевна (совместно с Иваном V (1660 — 96) и Петром I)

См. simvolika.rsl.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s