Участвовали ли литовцы в Грюнвальдской битве? 

 Размышления о взаимоотношениях Великого Княжества Литовского и Московской державы.


«Руский» язык

Во времена средневековья понятия «Литва» и «Русь» были весьма близки. Не исключено, что слово «Литва» относилось к названию средневекового государства, а понятие «руские» (в средневековье — с одним «с») означало национально-религиозную принадлежность. Возможны и другие версии. Можно спорить о том, были ли «Литва» и «Русь» двумя названиями одного и того же; Литва ли входила в Русь; Русь входила в Литву; Литва и Русь были частями единого целого — Великого Княжества Литовского, Руского и Жмойтского (ВКЛ).

Бесспорно одно — средневековая история Руси-Литвы составляет единое целое, а Вильня (современный Вильнюс) была главным конкурентом Москвы в деле объединения земель восточных славян. Граждане Великого Княжества Литовского — предки современных белорусов и украинцев, исповедавшие православие, называли себя «рускими». Поскольку таких в ВКЛ было большинство, государственным и литературным языком Великого Княжества был старославянский, называвшийся тогда «руский».

Разумеется, языки современных россиян и белорусов родственные, да и не мудрено: российский — это более поздняя версия языка предков белорусов и украинцев.

Предки белорусов и украинцев называли себя «рускими», хотя славянское государство, в котором они жили, долгое время называлось Литвой. Вопрос в том, насколько оправдана современная привязка самоназвания “русские”? Кого считать их предками? Ведь средневековая Русь — это скорее территории современных Беларуси, Украины и Новгородской с близлежащими областями. Московия впервые сформировалась как самостоятельное государство в конце XV, а флаг появился у неё накануне XVIII-го века.

Что касается языка, то Московией он заимствован от русинов — жителей ВКЛ, читай: предков белорусов и украинцев. Да и книгопечатание заимствовано оттуда же. Первый московский книгопечатник — Иван Федорович (именно так он себя называл) был из древнего шляхетского рода герба Шранява, прославленного когда-то под Грюнвальдом. Скорее всего, этот польский герб достался этому роду после Городельской унии 1413 г., когда шляхта Польского королевства и ВКЛ менялась гербами.

Литеры, которыми Иван Федорович печатал свои книги, были привезены им из Вильно. Разумеется, книги он печатал на своем языке — “руском”. Родом Иван Федорович был из Петковичей, что на границе современной Минской и Брестской области. Из Москвы он вернулся в Речь Посполитую, где продолжал печатать книги, сначала в Заблудове (Белостоцкое), а затем во Львове (Руское воеводство). Там он рядом со Шранявой стал изображать и герб Львова.

Второй книгопечатник на московской земле — Симеон Полоцкий печатал книги на том же языке, «руском». Существенные отличия языков стали появляться лишь после реформы Петра I. В 1708 году им был утвержден “гражданский шрифт”, заказанный в Голландии у мастера, с именем Илья Копиевич (был выходцем из белорусских земель).

Начиная с 1492 года (за 499 лет до развала СССР) Московия практически непрерывно вела захватнические войны, мотивируя их “возвратом” никогда ей не принадлежавших “руских” земель на западе. Не от хорошей жизни, а чтобы выжить и сохраниться как нациям, предкам белорусов и украинцев пришлось открещиваться от названия “Русь” и придумывать себе новые наименования.

Нередко в российских источниках проскальзывает такая мысль: белорусы — это ополяченные русские, которые когда-то произошли от россиян. Насильно записывали белорусов «поляками» не полько во времена Речи Посполитой, но и в Российской империи: начиная со времен Екатерины II и вплоть до Сталина.

Такова логика колониальной политики: белорусов вынуждали быть кем угодно, но только не самими собой. Что касается вопроса о том, кто от кого произошел ( если постановка такого вопроса вообще уместна ), то скорее россияне произошли от белорусов и украинцев. Поэтому и языки у них схожие. Пусть кто-нибудь попробует доказать обратное.

Интересным фактом является то, что когда-то название «Белая Русь» имела привязку к … Московии. Например, на карте 1680 г. так и написано: «Белая Русь Московия». Вновь завоёвываемым землям на западе, Московия давала своё название — Белая Русь. Позже акцент делался на более универсальное для восточнославянских земель — Русь. С XIX века название «Белая Русь» уже было «привязано» к современной территории Беларуси. Так получилось, что россияне и белорусы поменялись своими названиями.

«Литовцы» под Грюнвальдом

Как известно, Грюнвальдская битва, произошедшая 15.07.1410, коренным образом изменила средневековую Европу. В ней принимали участие армии многих народов. Костяк войска победителей составляли хоругви Польского Королевства под командованием Владислава Ягайлы и Великого Княжества Литовского (ВКЛ), которые привел великий князь Витовт.

В книгах посвященных этой битве, польские читатели не вникая перелистывают страницы, на которых перечисляются хоругви ВКЛ и на вопрос “Предки какого современного народа вместе с поляками сражались под Грюнвальдом?” отвечают: “Конечно же литовцы”. Так ли это?

Откроем книгу „Chorąngwie polskie pod Grunwaldem I ”, A.Klein, Łodż, 2000, на странице 110. Попробуем найти на карте Литовской Республики перечисленные Длугошем города Великого Княжества Литовского, приславшие свои хоругви под Грюнвальд: Trock, Wilno, Grodno, Kowno, Lida, Miednik, Smoleńsk, Połock, Witebsk, Kijow, Pińsk, Nowogrod, Brześć, Wołkowysk, Drohiczyn, Mielnik, Krzemieniec i Stare Dubno. Ну как? Находятся? Даже те города, которые сейчас в составе ЛР (Тракай, Вильнюс, Каунас и Медининкай), стали называться так совсем недавно – в XX веке. Например, на карте языков 1903 г. четко видно название — Вильно, а на средневековой тем более.

А как же предки современных литовцев? Они тоже внесли свой вклад в эту победу. Правда, тогда они назывались не литовцами, а жамойтами, или жмудью. Жемайтия – участок суши, разделявший Тевтонский и Ливонский орден, был заселен языческими племенами, практиковавшими человеческие жертвоприношения и не имевшими письменности. Самый старый документ, написанный на языке жамойтов – предков современных литовцев, датируется 1522 годом.

Итак, предки нынешних литовцев – это племена жамойтов. Занять территорию Жемайтии пытались рыцари Тевтонского и Ливонского орденов чтобы объединиться на суше. Великие князья литовские то же стремились завоевать Жемайтию, чтобы иметь выход к морю и воспрепятствовать объединению рыцарей. Предки современных литовцев – жемайтийские племена ожесточенно сопротивлялись подчинению их земель как Тевтонско – Ливонским орденом, так и Великим Княжеством Литовским.

Великий князь литовский Витовт несколько раз занимал Жемайтию, но из-за противодействия тевтонов и военных неудач в других регионах страны (например, поражение на реке Ворскле от татар 12.08.1399 г.) вынужден был четыре раза (в 1384, 1390, 1398 и 1404 гг) отдавать Ордену землю предков современных литовцев – Жемайтию.

Всякий раз тевтоны рьяно брались за крещение жмуди, не останавливаясь перед жестокими расправами. Жамойты поднимали восстания, а Витовт присоединял по частям их земли к ВКЛ уже как защитник от тевтонской агрессии. Так же было и накануне Великой войны 1409-1411 гг., когда благодаря финансовой и военной помощи Витовта жемайтийские повстанцы измотали тевтонов, облегчив тем самым задачу армиям Великого Княжества Литовского и Польского королевства.

Но Тевтонский орден хотя и сильно ослаб, остался на карте Европы. Будь Витовт прибалтом, он, несомненно, избавил бы «своих родственников» от тевтонского террора. Тем более, что ему это уже не составляло труда. Но он не ударил палец о палец ради жамойтов.

Тевтоны сменили тон своих посланий к Витовту на любезный, но их отношение к жмуди осталось прежним. Одна из летописей — Хроника Быховца, написанная латинским шрифтом на старобелорусском языке, повествует о том, как уже после Грюнвальда тевтоны «наехали» на жамойтов, которые обратились затем к Витовту с просьбой взять их под опеку и никому больше не отдавать:

Na druhoie leto Zomoyt’ namestnikow nemeckich pruskich pobili, ne chotiaczy boisz toho pod nemcy byty. Nemcy, prusowe y liflanty, stali z woyski na nich zbiraty na Polondze, chotiaczy ich opiat pod swoiu moc podbity. Y zomoyt sobrawszysia, y tam ze z hor toie woysko nemeckoie naholowu kamenjem pobili, y skoro, z hor tych pobiwszy nemcow, pryslali do Witolta: iestli by chotel im panom byty, sztoby wzo ich nikomu ne zastawial, a derzal ich sam, y panom w nich byl; Witolt ich za sia do sebe prynial. A potom nemcy pryslali poslow swoich do welikoho kniazia Witolta, napominaiuczy ieho y tuiu trysta zolotych ў, w kotorych byla zastaw[le]na Zomoyt, aby oddal. Kniaz weliki Witolt otkazal: «Kak ja wam zostawil byl Zomoyt’, tak ieie y teper ot was ne otnimal, smotryte sebe y teper na Zomoyty, penezey ne maju szto wam oddawaly».

Окончательно земля предков современных литовцев оказалась в составе ВКЛ через 12 лет после Грюнвальда, в 1422 году. Чтобы подчеркнуть свое отличие от литвинов, они вытребовали у Витовта автономные права и отдельное упоминание в названии государства – Великое Княжество Литовское, Русское и Жемойтское. Такое дистанцирование сохранялось и позже. Например, в реестре войска ВКЛ от 1628 г. хоругви жемайтийских поветов перечисляются отдельно от остальных.

Следует отдельно рассказать о такой яркой личности, как Витовт. Под его властью находилась огромная территория, простиравшаяся от Балтийского до Черного моря. Народы, проживавшие на этих землях, исповедовали разные религии. В зависимости от политической ситуации заключались, или наоборот разрывались союзы, справлялись свадьбы между особами княжеских родов, или развязывались войны.

Не редким явлением было перекрещивание князей из одной веры в другую, а то и целых народов. Например, кроме языческого имени у Витовта было еще православное Юрий и католическое Александр. У Ягайлы было также православное Яков и католическое Владислав. Примеров такого рода множество. Какой же национальности был Витовт? Если он был жамойтом, то почему он не отстаивал Жемайтию до последней капли крови, а использовал её как разменную монету в многочисленных политических комбинациях того времени?

Современные литовцы называют его “Витаутас”, но ни в одном средневековом документе он не упоминается под таким именем. Также он не мог писать на языке, близком к современному литовскому. Причина этого проста – такой письменности тогда не существовало.

Отдельная тема — это имена великих князей литовских. Современные литовцы переделывают их под правила своей лексики. На самом деле в летописях нет, и никогда не было никаких «Альгирдасов», «Витаутасов» и т.п. Языческие имена великих князей в оригинальном написании никак не переводятся с помощью современного литовского языка. Никакой взаимосвязи. Потому что это варяжские имена.

Например, Ольгерд в переводе со скандинавских языков означает «удар копья». Стоит напомнить, что центры Древней Руси: Новгород, Полоцк и Киев возникли на торговом пути «Из Варяг в Греки». Разумеется, что и влияние скандинавской и византийской культур было велико. Например, у полоцкого князя Рогволода (дочь которого — Рогнеда оказалась замужем за крестителем Руси — Владимиром) есть скандинавский тезка — Rogwald I Eysteinsson.

В российской исторической литературе приходится встречать высказывания такого типа: «…Злейшими врагами русского народа были литовские князья». К тому же «…литовские князья угнетали белорусов и украинцев», которые просто мечтали оказаться под Москвой.

Если дело обстояло именно так, то великие князья поголовно страдали тяжелым расстройством психики — раздвоением личности. Ведь они даже по титулу были «великими князьями литовскими и рускими». «Писать буквами рускими» — приказывал Витовт писцу. Что касается желания предков белорусов и украинцев оказаться под Москвой, то иначе как пропагандой это не назовешь. Если кто и высказывал такое желание, то это ничто иное как сепаратизм. Почему-то желание отделиться от Московии россияне называют именно так.

Итак, на каком же языке писал Витовт? Мне известны два: старонемецкий и старославянский. На старославянском языке тогда писали многие народы Восточной Европы. В зависимости от территориальных особенностей старославянского языка, современные лингвисты выделяют в частности его старобелорусский и староукраинский разновидности. Разумеется, во времена средневековья, этот язык не считался ни “древним”, ни “старым”, а был самым что ни на есть современным, и назывался он тогда “руским”.

Интересным фактом является то, что в 1918 году правительство Литовской республики обратилось к В.И.Ленину с требованием “вернуть” Метрику (архив) Великого Княжества Литовского, хранившуюся в Москве, в Центральном Государственном Архиве Исторических Актов.

Советская комиссия во главе с Довнар-Запольским “пошла на встречу” и предложила такой критерий отбора: Литовской республике будут переданы все документы, написанные на языке, который сейчас принято называть «литовским». Литовцы согласились и … остались ни с чем, так как среди почти шестисот томов метрики документов на литовском языке не нашлось ни одного. Документы ВКЛ написаны на четырех языках: старославянском, старопольском, старонемецком и на латыни.

С тех пор литовцы пытаются доказать, что великие князья хотя и писали на этих языках, но разговаривали на литовском. Кто-нибудь это слышал? Почему мы должны верить в то, чему нет никаких подтверждений, даже косвенных?

Статут (конституция) и Трибунал (уголовный кодекс) ВКЛ также написаны на языке, не имеющем ничего общего с современным литовским, но легко понятном белорусам, украинцам или россиянам. Разумеется, что законы, а тем более конституция пишется на государственном языке, а не на чужом.

Представьте, например, что российские правители все поголовно были неграмотными и не читая подписывали законы, написанные к тому же на языке, известному во всем Кремле только какому-нибудь переводчику. И так столетиями.

Абсурд? Смешно? Тем не менее, современные литовцы, вполне серьезно пытаясь доказать свою причастность к историческому наследию ВКЛ, твердят как заклинание, что великие князья были неграмотными, а указы писались на неведомом им «русинском» языке, приглашенными из Руси писцами. Это уже не смешно.

Как появилось Великое Княжество Литовское?

Читателю, неискушенному в истории, возможно, будет в диковинку узнать, что понятие “средневековая Русь” и современная Россия достаточно далеки друг от друга.

Земли на востоке ВКЛ были заселены в основном людьми, исповедовавшими православие, “рускую веру”. Средневековая Русь — это скорее территории современной Беларуси и Украины. Москва в те времена была лишь небольшим городом и Московское княжество не играло серьезной роли в регионе. В то время “Русь” и “Московия” – не только разные земли, но они еще и борются друг с другом. Например, когда москвичи ограбили литовских купцов, Витовт отправляет свои войска “литовские и русские” на Москву. В хронике “Литовской и Жмойтской” так описываются эти события:

“Витолт видячи, же тое москал за фрашки собЂ обернул, зобрал свои войска литовские и руские, тягнул до столици московской, палячи, стинаючи, a князь Василий московской, видячи в панст†своем немалую шкоду от литвы, послал до Витолта, просячи покою, чому Витолт не отмовил под тоею кондициею, абы шкоду хлопом литовским тые розбойники нагородили и были повЂшаны всЂ . ”

С достаточно высокой степенью уверенности можно утверждать, что не только Витовт, но и остальные великие князья литовские имели славянские, белорусско-украинские корни.

Современные литовцы утверждают, что их предки из маленького “племени Литва” завоевали огромную территорию от Балтийского до Черного моря. Когда такое произошло и в каких битвах? Почему “победители” ничего не навязали завоеванным народам: ни языка, ни религии, ни обычаев, ни своей символики наконец?

Герб Погоня был символом Полоцкого княжества – одного из самых древних государственных образований Восточной Европы. Шестиконцовый крест с разнодлинными перекладинами, который изображен на щите всадника Погони весьма похож на православный, существовавший в Византийской империи. Единственной обладательницей этого символа в регионе была династия полоцких князей – близких родственников византийским императорам.

Существует немало гипотез о том, как появились названия “Русь” и “Литва”. Точными сведениями на этот счет, к сожалению, мы не располагаем и можно говорить лишь о большей или меньшей правдоподобности версий. Одно можно утверждать с уверенностью – Русь и Литва всегда были рядом. Первое известное их упоминание относится к 1009 году. В так называемых Кведлинбургских анналах описывается, как святой Бруно погиб «in confinio Rusciae et Lituae», т.е. на пограничье Руси и Литвы.

В разное время различали “цветные” и другие названия территорий древней Руси: Белая (Полоцк, Витебск, Смоленск), Черная (Гродненищина), Красная (Подолье), Синяя (Великий Новгород), Киевская, а также Владимиро-Суздальская, в которую входила тогда еще маленькая Москва. Чтобы разобраться в истории этой части Восточной Европы, необходим небольшой исторический экскурс.

Город Полоцк известен с 862 года. Наряду с Киевом и Новгородом он был крупнейшим торговым центром на “Пути из Варяг в Греки” – транспортной артерии, через реки Днепр, Западная Двина, а также Волхов связывавшей север и юг Европы.

В XII веке в этих трех городах были построены Софийские соборы, символизировавшие верность христианству и равенство с Константинополем. Не исключено, что укрепившиеся позиции христианства в этих обширных землях подтолкнули константинопольских иерархов церкви к открытой борьбе с Римом за влияние на них. В результате этого в 1054 г. христианство разделилось на православие и католичество. Однако, борьба продолжалась. Около 1186 года вместе с немецкими купцами из Бремена к полоцкому князю Володше пришли монахи-миссионеры, с просьбой разрешить проповедовать слово божье среди язычников — ливов, проживавших в подвластных Полоцку низовьях Западной Двины.

Разрешение было дано, но за полтора десятилетия монахи не только сумели крестить много язычников, но и построили замки (главный из них — Рига, 1201 г.) и образовать рыцарский орден – Орден Братьев Рыцарей Христа. По изображению меча на плащах их также называли меченосцами. В 1203 году Полоцкое княжество попыталось вернуть свои земли в устье Двины, но меченосцы смогли их удержать за собой. Поход полочан в 1206 году так же окончился неудачей. Для удержания захваченных территорий, меченосцам оказывала помощь вся Западная Европа.

Таким образом с 1203 г. северные ворота торгового пути «Из Варяг в Греки» находились в руках рыцарей. В следующем 1204 г. был организован крестовый поход на Константинополь, поддержаный венецианцами, закончившийся «разграблением Константинополя».

Вот так и южные ворота важной торговой артерии оказались в руках католиков. Ожесточенная борьба византийских правителей за возврат Константинополя увенчалась успехом только к 60-м годам XIII века. Северные ворота торгового пути полочанам вернуть не удалось. В регионе появился еще один грозный противник — Тевтонский орден.

Как это бывает в истории, чужие ошибки ничему не учат. Около 1224 года польский князь Конрад Мазовецкий пригласил тевтонских рыцарей в помощь, чтобы “нести слово божье” прусским язычникам. Тевтоны тоже стали строить замки, а позже отвоевывать все новые земли уже и у поляков.

В 1216 году, накануне похода на Ригу, полоцкий князь Володша был отравлен. С тех пор боевые действия в бассейне Двины стали частым явлением. Это сдерживало купцов и они стали искать для своих судов более безопасный, обходной путь – через реки, протекающие по территории современной Литвы.

Представляется более вероятной следующая версия о возникновении ВКЛ: из-за проблем на торговом пути по Западной Двине, Полоцкое княжество постепенно перенесло транспортные и финансовые потоки, а следовательно и направление политики на коридор к Балтийскому морю, проходившему между Ливонским и Тевтонским орденом, через Жемайтию.

Чтобы избежать напряженности в отношенияк с местным населением, религиозная и национальная политика, отличавшаяся терпимостью сохранилась такой же, как и в отношении подвинских язычников, когда-то бывших подданными Полоцка. Эта версия легко объясняет тот факт, что язык, культура и символика ВКЛ являются, по сути, развитием наследия Полотского княжества.

В 1236 году в битве под Шавлами (современный Шауляй) погиб магистр Ливонского ордена, а рыцари понесли большие потери. В следующем году обескровленные меченосцы вынуждены был объединится с Тевтонским орденом.

В этой обстановке естественными союзниками полочан в борьбе против экспансии меченосцев стали новгородцы, оказавшиеся в аналогичном положении. В 1239 году между Полоцком и Новгородом заключается союз, который скрепляется династическим браком новгородского князя Александра Ярославича (будущего Невского) и дочери полоцкого князя Брячислава, Александрой. С этого времени Александр Невский вместе со своим гербом – Георгием Победоносцем начинает ставить на документах и герб Полоцкого княжества – Погоню.

Союз Полоцка и Новгорода оказался крепким и эффективным. В 1240 году общее войско разбивает шведов в устье Невы, а в 1242-м Александр, теперь уже Невский уничтожает ливонских рыцарей в сражении, названном позже “Ледовым побоищем”.

В течение XIII и XIV веков в борьбе славян против тевтонских и ливонских рыцарей чрезвычайно важной задачей было не допустить их объединения по суше, через Жемайтию. Разгром под Грюнвальдом навсегда отбил у рыцарей желание совершать крестовые походы на славян.

Москва – третий Рим

После смерти Витовта в ВКЛ началась гражданская война, на смену которой при поддержке польского короля Владислав Ягайловича пришла военная диктатура князя Жигимонта Кейстутовича. Оппозиционная виленская шляхта вынуждена была искать себе убежище, и находила его при дворе дочери Витовта – Софьи, бывшей замужем за московским князем Василием.

В 1453 году турками был взят Константинополь. Прекратил существование Второй Рим. Племянница погибшего византийского императора – Софья Палеолог, жившая при дворе папы римского Павла II в 1472 году была сосватана за московского князя Ивана III. Вместе с греческой принцессой в Москву приехали и бывшие императорские сановники.

За короткий исторический промежуток Москва стала приютом второй волны политэмигрантов. Им уже было тесно во второстепенном городе Владимиро-Суздальского княжества. Мало того, им была нужна империя. Началось массовое заимствование чужих символов: от византийского двуглавого орла, когда-то взиравшего на Средиземное и Черное море, до поговорки “Краков не сразу строился”, переделанной на русский лад.

Фактически при попустительстве короля Казимира Ягайловича в 1477 (или 1478) московское войско захватило Новгородское княжество. Территория Московского княжества увеличилась вдвое, а московское боярство стало высказывать претензии на роль “объединителей земель русских”. Казимир заключил с московским князем Иваном III “вечный мир”.

Как пишут российские историки: “…В 1492 г. умер Казимир IV. Москва начала победоносную войну против Литвы и по перемирию 1503 г. вернула Руси 19 городов, в том числе Чернигов, Путивль, Гомель, Брянск, Мценск и др., 70 волостей, 22 городища и 13 сел…”

Вся последующая история Восточной Европы состоит из непрекращающихся войн под лозунгом “возврата исконно русских земель”, во время которых территории по много раз переходили из рук в руки. В конце XVIII века, в результате трех разделов, “возвращенной” оказалась и территория Польши.

Как в Москве переписывали историю ВКЛ

Одновременно с войнами, московские правители создавали идеологическую базу для оправдания захватнической политики. Грубо искажалась история. Молодому государству – Российской империи для её “удревнения” было добавлена история Киевской Руси.

Насаждалась мысль, что древняя Русь была одна и её единственная историческая наследница — Российская империя. О том, что не только Киев, но и большинство земель на запад от Волоколамска несколько столетий были в составе Великого Княжества Литовского, российские историки вспоминать не любят. Но лживая идеология давала сбои.

После подавления восстания 1831 года за идеологию и историю взялись с удвоенной силой. В 1839 году царем Николаем I была ликвидирована церковная уния, а 18 июля 1840 г. сенат утвердил указ Николая I, согласно которому запрещалось в официальных документах употреблять слова “Белая Русь” и “Литва”:

Приведем текст этого указа. «1840.VII.18. Правительствующий Сенат слушали предложение управляющего Министерством юстиции, что управляющий делами Комитета Министров, по поручению оного отношением от 26 минувшего июня, сообщил ему, что по случаю внесения по высочайшему предписанию проекта указа, в котором упоминались губернии Белорусские и Литовские под сими наименованиями, государь император, зачеркнув название Белорусских и Литовских, изволил приказать переписать указ с поименованием губерний, каждой отдельно Витебскую, Могилевскую, Виленскую и Гродненскую; при чем последовало собственноручное высочайшее повеление: «Правила сего держаться впредь, никогда иначе не прописывая, как поименно губернии».  (Из: Хронологический указатель указов и правительственных распоряжений по губерниям Западной России. Вильно. 1894. С. 495).

Знакомо? Такую же риторику можно услышить и у современных российских политиков. Николай I прекрасно понимал, что «Литва» — это не просто географическое название.

Для белорусов это был символ надежды на возрождение государственности. Помнил он и о том, что Наполеон, подойдя к границе Российской империи обещал восстановить Великое Княжество Литовское. В Вильно Наполеона встречали цветами, а 1-го июля 1812 г. он объявил о возрождении ВКЛ, правда дальнейшие его шаги, сделанные под влиянием поляков, привели к обратному результату.

Для того, чтобы лишить литвинов-белорусов исторической перспективы, Николай I не только запретил церковную унию и само упоминание о Литве, но и выслал в Сибирь непокорную шляхту, конфисковал имения. Но народная память и тяга к свободе оказалась сильнее запретов. Выросшее новое поколение в 1863 г. снова подняло восстание.

После подавления восстания 1863 года стало ясно, что политика замалчивания исторического прошлого неэффективна. К тому же в летописных источниках “Литва” встречается также часто, как и “Русь”, а значит, приходилось скрывать от общественности древние рукописи, а это ставило под сомнение и саму российскую историческую идеологию.

Царь Александр II был умным и высокообразованным человеком, действовал намного тоньше, поэтому при нем вместо замалчивания всяких упоминаний о Литве проводилась другая политика: стали насаждаться версии о том, что Литва – это маленькое княжество, потомками жителей которого и являются жамойты.

Все остальное – это Киевская Русь и её исторической наследницей является Российская империя. В таком виде имперская идеология и просуществовала вплоть до развала СССР. Чтобы лишить белорусов исторической перспективы, всю их историю привязывали к одному из национальных меньшинств, некогда проживавших на территории ВКЛ — потомкам жемайтийских племен, у которых вплоть до середины XIX века (название Vytis для Погони придумал Симонас Даукантас в 1845 г.) не было даже своего названия государственного герба ВКЛ.

Первое высшее учебное заведение для них создано российским царем в конце XIX века. Для этой цели было перепрофилировано российское училище в городе Мариамполе. В Виленском университете использовать литовский язык (в современном понимании) начали только в XX веке.

Царские, а затем советские идеологи хорошо понимали, что историческое наследие ВКЛ слишком велико, чтобы его игнорировать. Вместе с тем оно слишком противоречит тезису о «собирании Москвой земель русских», чтобы его присвоить.

Идеологическая политика, направленная на привязку истории ВКЛ к одному из проживавших на его территории национальных меньшинств, была единственно возможным вариантом. Народам внушалась мысль о том, что «…Страдавшие от тяжелого национального гнета литовских феодалов, украинцы и белорусы тянулись к Москве.» Фактически, национальное сознание современных «литовцев» сформировано во многом благодаря царским и советским идеологам.

Кроме чепухи о «национальном гнете литовских феодалов», чрезвычайно важным для существования имперской идеологии было создание стереотипа: Литва = маленькое прибалтийское княжество.

Современная белорусская молодежь задается вопросом: «Почему литовцы смогли привязать к себе историческое наследие ВКЛ, а белорусы, несмотря на множество аргументов в их пользу, нет»? Да, потому, что первым царские, а потом советские идеологи помогали в этом, а вторым препятствовали. Последовательно и безжалостно.

И свою историю царские, а следом советские идеологи переписывали до неузнаваемости. Потому, что по-другому невозможно оправдать так называемое «собирание земель русских». Что значит «собирать земли»? Они что, валались и пропадали без хозяина? Нет. Княжества, воеводства и поветы к западу от Волоколамска — это субъекты ВКЛ, чужого государства. Как можно «возвращать» чужое? Без большой лжи — никак.

Вот и создавали такую «историю», согласно которой на белорусских землях был вакуум, ради общего блага заполненный Московией. Что-то вроде освоения Заполярья. А аборигенов россияне «научили сажать картошку». О том, что история самостоятельности и государственности кривичей как минимум в два раза длиннее московской, а передовые достижения, в частности книгопечатание, были взяты именно отсюда, российские идеологи вспоминать не любят.

Иногда бывает, что исчезают из истории города: разрушаются захватчиками, вымирают в результате эпидемий, поглощаются джунглями или пустыней. Намного реже, но случается, что исчезают государства.

Не в глубине тысячелетий и отнюдь не где-то в джунглях или пустыне, а в самом центре Европы, в результате усилий сначала царских, а затем советских идеологов «исчезла» целая империя — Великое Княжество Литовское (ВКЛ), государство простиравшееся от Балтийского до Черного моря, в XV веке занимавшего площадь без малого миллион квадратных километров.

ВКЛ было многонациональным и многоконфессиональным государством, но абсолютное большинство его жителей были славянами: предки современных белорусов, значительной части украинцев и россиян. Как же получилось, что в сознании современного человека слово «Литва» ассоциируется с маленьким и совсем не славянским государством, а история восточнославянского «треугольника»: Киев-Вильно-Москва подменена идеологией, созданной московскими правителями?

Важнейшее место в идеологии Российской империи занимала догма о «собирании» русских земель Москвой. Но ведь большая часть восточнославянских земель уже была собрана (чаще всего добровольно) в ВКЛ и славяне, называвшие себя тогда «рускими» (с одним «с»), занимали в Великом Княжестве Литовском доминирующее положение.

На старославянском писались законы ВКЛ, литература, деловая и частная переписка, велось обучение. ВКЛ никогда не было под татарским игом, а в XV веке великий князь ВКЛ Витовт сам навязывал Золотой Орде своих ставленников.

Восточная граница Великого Княжества Литовского проходила под Волоколамском и по реке Угре, и Москве, чтобы воссоединиться с остальными восточными славянами, было достаточно войти в состав ВКЛ или же поддерживать с ним союз, как, например, Новгороду или Твери.

Тем не менее, Москва с упорством, достойным лучшего применения, столетие за столетием вела непрерывные войны ради захвата славянских земель на запад от своих границ. Не будь «собирания» и «возврата» Москвой, как тогда называлось — «руских» земель, большая их часть осталась бы европейским государством — Великим Княжеством Литовским.

Игорь Литвин, lebed.com

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s