Черновицкий рейд 1709 года бригадира Кропотова

«ДО МЕСТЕЧКА ЧЕРНЯВЕЦ СЕГО ЖЕ СЕНТЯБРЯ В 23 ДЕНЬ»

(о русско-шведско-казацкой стычке в Черновцах в 1709 г. и ее международных последствиях)

Вольтер в «Истории Карла ХІІ» много внимания уделил пребыванию шведского короля вблизи города и крепости Бендеры, где тот устроил свою ставку после поражения под Полтавой 27 июня (8 июля)  1709 г. Со времен султана Сулеймана І Великолепного (Кануни), любимой женой которого стала русинка из Галичины Роксолана (Настя Лисовская), эта крепость со всем цинутом (бывшим Тигинским) принадлежала Османской империи в качестве резиденции паши1.

1. В надписи на Бендерской цитадели, вмонтированной в 1538 г., Сюлейман І изложил целую программу своего мирового господства: «Я, раб Божий и султан этого мира. Милостью Божиею я – поводырь общины Мугаммада. Божья мощь и чудеса Мугаммада – мои спутники. Я – Сюлейман, во имя которого произносится гутба в Мекке и Медине. Я – шах в Багдаде, цезарь в Византии и султан в Египте, который посылает свои флоты в моря Европы, Магриба и Индии. Я – султан, который взял корону и трон Венгрии и отдал их преданному рабу. Воевода Петр поднял свою голову, чтоб восстать, но копыта моего коня втоптали его в землю, и я завоевал страну Молдавию» (Галіль Іналджик. Османська імперія: Класична доба 1300-1600. Київ, 1998. С. 51). Славянское название Галичина – это много лучше, чем латинско-немецкое Галиция.

Возможно, это обстоятельство дало повод Вольтеру полагать, что в Бендерах Карл ХІІ «ждал турецкую армию, которая должна была придти ему на помощь. Для того, чтобы теперь вынудить Блистательную Порту к этой войне, он выслал 8 сотен поляков и казаков со своего сопровождения и приказал им двигаться за Днестр, который течет невдалеке от Бендер, и наблюдать, что происходит на польских границах.

Московские войска, стоявшие везде в тех околицах, долго не выжидали, чтобы выступить против этих мелких отрядов и преследовать их оттуда за турецкие границы; а именно этого так желал шведский король. Его министры и посланники при Порте возопили относительно этого нападения и подстрекали турок к мести»2.

2. Voltaire. Leben Carls XII. Königs von Schweden. Nach der dritten und letzten Auflage aus dem Französischen übersetzt; mit nötigen Anmerkungen, Nachrichten und Urkunden versehen. Stockholm, 1733. S. 229-230

В целом Вольтер достаточно верно обрисовал ход событий, но ему не были известны некоторые существенные подробности и факты, которые действительно привели к очередному конфликту между Турцией и Россией. Имеется в виду столкновение шведских и казацких подразделений, с одной стороны, и бригады российской армии, с другой, которое произошло в Черновцах в конце сентября 1709 г. Наверняка Вольтер не имел точных данных об этом, потому и не совсем верно изложил сущность первоначальных намерений Карла ХІІ, когда он оказался в районе Бендер.

Для восстановления хода событий необходимо обратиться «ad fontes», углубившись в подробности и даже краеведческие эпизоды, а потом уж пытаться делать широкие обобщения. Прежде всего, король Швеции хотел просто выбраться из Молдавии в Польшу и затем в Померанию, где располагался корпус генерала Е.Д. Крассау, под командованием которого пребывало, по некоторым данным, около 12 тыс. бойцов. Быстро добраться туда из-под Бендер можно было по старинному торговому пути через Сучаву, Черновцы, Львов и Краков. Но сначала необходимо было выяснить, безопасна ли эта дорога, и, конечно, обеспечить защиту Карла ХІІ и И. Мазепы во время их переезда. С этой целью еще в августе 1709 г. в Черновцы прибыл подполковник (по другим данным – полковник с 1707 г.) королевской лейб-гвардии и генерал-кватирмейстер Аксель Йилленкрук (Axel Gyllenkrook) (рис. 1)3.

3. Gyllenkrok Aksel // Encyklopedi och Konversationslexikon. Malmö, 1948. Bd. 9. S. 90-91.

В его распоряжении находился шведский полк численностью около 560 офицеров и солдат, хотя, как отмечал Г.А. Нордберг, только 160 из них имели ружья. Небольшие подразделения этого полка расположились также в Радовцах (Рэдэуць), Сучаве и некоторых других населенных пунктах. Кроме того, вслед за Йилленкруком в Черновцы прибыл еще и генерал-адъютант Аксель Йилленклоу (Gyllenclou), имея под своим началом почти 900 казаков4.

4. Nordberg G.A. Leben Karls des Zwölften, Königs in Schweden. Hamburg, 1746. Bd. 2. S. 172.

Видимо, эти данные не были известны украинскому историку Б. Крупницкому, который полагал, что сосредоточенные в Черновцах силы составляли только «150 шведов и около 1 000 запорожцев»5.

5.  Крупницький Борис. Гетьман Пилип Орлик (1672-1742). Огляд його політичної діяльности. Варшава, 1938. С. 25.

Тем временем командование российской армии внимательно наблюдало за движениями шведских и казацких отрядов в Молдавии. Еще 7 (18) июля Петр І приказал генералу Г. Гольцу выслать «некоторую регулярную и нерегулярную конницу навстречу (sic! – А.М.)» Карлу ХІІ, «дабы его поймать и для случения с его полки в Польше или Литве его не допустить»6.

6. Письма и бумаги императора Петра Великого. М., 1950. Т. 9. Вып. 1.  № 3278.

Царь полагал, что шведский король «принужден бежать иным трактом чрез Каменец и протчая места», поэтому 19 (30)  августа приказал бригадиру Григорию Кропотову «идти с командированными драгуны и казаки к Каменцу Подолскому» и «во всем к поиманию короля швецкого чинить». Бригадир должен был действовать по согласованию с молдавским господарем М. Раковицей, и царь строго предупредил Кропотова, что «ежели по случаю вступит в Волошскую землю (Молдавию. – А.М.), тамошним жителем отнюдь никаких обид и насилств не чинить (…) под смертной казнью»7.

7. Там же. № 3386.

Князь А. Меншиков направил в Подолье кавалерийскую дивизию генерал-майора А. Волконского. После этого, возможно, по совету М. Раковицы, драгунская бригада Кропотова перебазировалась с Подолья в Покутье. Полки бригады общей численностью около 4 тыс. сабель заняли посты между Кутами и Городенкой, перекрыв молдавско-польскую границу в Галичине и, соответственно, упомянутый выше путь из Черновцов ко Львову8.

8.  Neculce I. Letopiseţul Ţării Moldovei de la Dabija-vodă pînă la a doua domnie a lui Constantin Mavrocordat (1661-1743) //  Ureche G., Costin M., Neculce I. Letopiseţul Ţării Moldovei…: Cronici / Îngr. textelor, glosar şi indici de T. Celac. Chişinău, 1990. P. 364.

Соединение Кропотова состояло в значительной мере из молдаван («волошан»). Их вербовкой занимался знаменитый буковинец Константин Туркул (Туркулец). С юных лет он служил в войске Речи Посполитой (РП), видимо, принимал участие в битве под Веной в 1683 г., стал ротмистром, потом полковником, доверенным лицом короля Яна ІІІ Собесского на Буковине, который в 1687 г. фактически аннексировал эту территорию, создав Черновицкое староство во главе с К. Туркулом9.

9. Масан О.М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. // Буковина в контексті європейських міжнародних відносин. (З давніх часів до середини ХХ ст.). / В.М. Ботушанський, С.М. Гакман, Ю.І. Макар та ін. Чернівці, 2005. С. 122, 151-152. Макротопоним Буковина достаточно широко использовался поляками после известных событий 1497 г., т. е. плачевного похода короля Яна Ольбрахта на Сучаву и разгрома его армии в «Буковинье». Румынские историки сильно преувеличили военные результаты события, не обратив должного внимания на его морально-психологические аспекты. Действительно, людские потери тогда были не так уж и велики, но произошедшее вызвало настоящий шок в польском обществе, так что польские авторы чуть ли не со слезами вспоминали о Буковине и в XVI, и в XVII вв.

После смерти Яна ІІІ (1696 г.) и подписания Карловицкого мира (1699 г.), согласно условиям которого РП вывела свои войска из Молдавского княжества10,

10.  Власова Л.В.  Молдавско-польские политические связи в последней четверти XVII – начале XVIII в. Кишинев, 1980. С.127.

Туркул и другие шляхтичи начали связывать свои политические надежды с Россией. В сентябре  1698 г. валашский резидент в Москве Г. Кастриот, призывая русское правительство направить казацкое войско в Буджак и Молдавию, отмечал, что «и Костянтин Туркулец, староста черновецкий и региментарь тамошних волоских и руских мест, (…) с великим вниманием ожидает такого дела и хочет притти в 10000-х конницы выборной»11.

11. Исторические связи народов СССР и Румынии: документы и материалы в 3-х т. М., 1970. Т. 3. № 36.

В конце 1700 г. Туркул встретился с Г. Головкиным, который ведал внешней разведкой. Осторожный граф решил собрать о нем побольше информации и с этой целью обратился к валашскому дипломату К. Кантакузино, который пользовался в Москве особым доверием 12.

12. Власова Л.В. Молдавско-польские политические связи. С. 131.

Вскоре К. Туркул снова напомнил о себе через валашского резидента Д. Корбю, который в конце 1702 г. отметил в докладной записке: «В Польше служит Речи Посполитой волошанин Констянтин Туркулец, славный воин, которой обещался со всеми волохами, которые служат в Польше, буде годны царскому величеству, готовы будут кровь свою лити для православия, только б ведомость ему учинилась». Корбя просил разрешения направить доверенное лицо к Туркулу «для проведания польских дел, потому что он знатный человек, а мне друг, яко брат родной, и мочно мне корреспонденцию иметь (…)»13.

13. Исторические связи народов СССР и Румынии. № 51.

Короче говоря, К. Туркул предоставлял Москве разведывательную информацию о РП. В дальнейшем он выполнял задания самого графа Головкина, который в 1706 г. возглавил Посольский приказ. Туркул также продолжал вербовать опытных военных для русской армии. Например, в начале 1707 г. он докладывал: «(…) посылаю к вашей милости называемого Апостола Кигячя, породы доброй, который есть родом волошенин и поистине православный, во всем изрядный человек, особливо в рыцерском деле искусный, (…) и иные будут в кратком времяни до той же услуги его царского величества, потому что уже я разослал, дая знать в наш край волоской, к начальным людем, дабы такую любовь учинили, чтоб на службу его царского величества как наискорее ехали»14.

13. Исторические связи народов СССР и Румынии. № 51.

Действительно, кроме ротмистра А. Кигеча, который имел владения на севере Буковины, Туркул направил в распоряжение Головкина многих других офицеров и рядовых, прошедших выучку в польской кавалерии. Во всяком случае, ко времени Полтавской баталии уже сотни «волошан» служили в российской армии. Так, в бригаде Г. Кропотова командирами полков и рот были упомянутый А. Кигеч, братья Антон, Василий и Ионица Танские и др.15

15. Там же. С. 377, прим. 161. См. также: Масан О. Буковинці в арміях іноземних держав наприкінці XVII – на початку XVIII ст. // Питання історії України: Збір. наук. статей. Чернівці, 2003. Т. 6. С. 197-203.

возможно, и послужило причиной того, что именно бригаде Кропотова было поручено поймать короля Карла ХІІ и гетмана И. Мазепу во время их переезда по Буковине и Галичине. 31 августа (11 сентября) 1709 г. господарь Молдавии М. Раковица известил графа Головкина о том, что Карл ХІІ и Мазепа готовятся выехать в сопровождении турецкого эскорта к Сучаве, чтобы оттуда перебраться через Карпаты в Венгрию, точнее, во владения семиградского князя Ференца ІІ Ракоци. «Того ради радейте и промышляйте о поиманье их, и тот час пошлите довольное войско туда, и надеюсь на Бога, что их поимаете (…)». Он рекомендовал использовать как проводников полковников Туркула и Кигеча, хорошо знавших горные местности16.

16. Исторические связи народов СССР и Румынии. № 109; Очерки внешнеполитической истории Молдавского княжества (последняя четверть XIV – начало ХІХ в.) / Отв. ред. Д.М. Драгнев. Кишинев, 1987. С. 241.

Карл ХІІ действительно планировал выехать этим путем в Закарпатье, убедившись в том, что через Подолье или Галичину ему не удастся выбраться в Польшу. Разведать путь в Карпатах и подготовить переезд короля во владения семиградского князя король поручил генералу Мейерфельту. Кстати, именно этот генерал после Полтавской баталии прибыл к Петру І и поздравил его с победой от имени Карла ХІІ17.

17. Крман Д. Подорожній щоденник // Жовтень. 1988. № 3. С. 91.

ключений проехал Сучаву, Кымпулунг и карпатские перевалы, прибыв 3 сентября в Хуст (Закарпатье)18.

18. Там же. С. 102-103.

Стремясь перекрыть путь на север и запад Карлу ХІІ и И. Мазепе, российское командование решило прежде всего ударить по шведам и казакам, которые стояли в Черновцах. 3 (14) сентября князь Меншиков направил бригадиру Кропотову соответствующий приказ19.

19. Исторические связи народов СССР и Румынии. № 108.

Через две недели командир бригады рапортовал: «И по указу вашей княжеской светлости в Волошскую землю до местечка Чернявец сего же сентября в 23 день ходил з господином полковником Туркулом, которой вел нас зело трудными гористыми и лесистыми местами. А помянутое местечко Чернявцы от польскова рубежа милях в пяти20.

20. Имелась в виду, вероятно, военная (немецкая) миля, т. е. около 7,4 км. Судя по сообщению бригадира Г. Кропотова, его подразделения преодолели Черемош возле Вижницы, прошли поблизости Сторожинца и вышли на подступы к Черновцам около с. Михальче (раньше Михалча).

И пришед наши передовые, с которыми посылан господин полковник Друцкой, учинили з запорожцами-бунтовщиками стрельбу, и из наших ранили рот[ми]стра волошского и несколько волохов. Однако ж дорогу, куды бежать шведам было, наши захватили. И так оные шведы и казаки стали подле лесу и с помянутыми нашими передовыми имели стрельбу непрестанную. И до приходу моего к местечку Чернявцам взяли передовые наши шведов в полон: одного капитана, одного порутчика, двух прапорщиков, шесть человек редовых драгун. И как мы пришли в местечко Чернявцы, стали и, построясь, пошли против шведов, которые также стояли в строю (…)»21.

21. Исторические связи народов СССР и Румынии. № 108.

Молдавский летописец и государственный деятель И. Некулче уточнил, что шведы, услышав стрельбу, «поспешили на вершину Черновицкого холма (iar cifedzii au purces să să suie în vîrvulu dealului Cernăuţului)» и вступили в бой с противником, который подошел со стороны Михальчего22.

22. Neculce I. Letopiseţul Ţării Moldovei. P. 365.

Некоторые австрийские исследователи считали, что летописец имел в виду гору Цецин23,

23. Wickenhauser Franz Adolf. Bochotin, oder Geschichte der Stadt Cernäuz und ihrer Umgegend. Wien, 1874. 1. Heft. S. 46-47.

которая и сейчас покрыта лесом («стали подле лесу»), и к югу от которой находится с. Михальче. Но дорога, которую перекрыл передовой отряд полковника Друцкого («куды бежать шведам было»), должна была идти на юг, а не через Цецин, ведь эта гора возвышается над Черновцами с запада (тогда – около 450 м над уровнем моря).

На первой топографической карте Буковины, созданной капитаном австрийского Генштаба Фридрихом фон Мигом в конце 1773 – начале 1774 г., четко видно, что главной дорогой из Черновцов в южном направлении была нынешняя ул. Червоноармийская, которая в ХІХ – начале ХХ в. называлась Великокучуривской24(рис. 1).

24. Friedrich von Mieg.  Topographische Beschreibung der Bukowina mit militärischen Anmerkungen / Hrsg. von Johann Polek. Czernowitz, 1897 (карта).

Следует обратить внимание на особенность упомянутой карты: юг находится вверху, а север – внизу. На используемом фрагменте она занимает центральное положение, обозначена линией с пунктиром справа и следует строго вверх, т. е. на юг. В XVIII – начале ХІХ в. из Черновцов в Сучаву ездили именно через Великий Кучурив. В описании пределов города, составленном в сентябре 1782 г., записано, что естественная граница между Черновцами и Великим Кучуривом проходила по Яблонецкому ручью «даже до моста, который расположен над этим ручьем на главной дороге (die Hauptstrasse)»25.

25. Werenka Daniel. Urkundliche Nachrichten über die Städte «Cecina» und «Tschernowitz» und deren Besitzverhältnisse im Jahre 1782. (Mit einem noch nicht veröffentlichten Plane) // XXXIII. Jahres-Bericht der gr.-or. Ober-Realschule in Czernowitz. Czernowitz, 1897. S. 31

Далее межа шла на восток к Молодиевской дороге (Mologiaer Strasse), которая, таким образом, была второстепенной дорогой. В верхней части фрагмента карты Мига она обозначена простой линией, которая отходит влево от главной трассы. С правой стороны, но ниже, показана такая же сельская дорога, ведущая к упомянутому И. Некулче селу Михальче (на карте – Mihalsj), по которой и прибыли драгуны Кропотова. Касательно Цецина, то на используемом фрагменте эта гора показана в его нижнем правом углу. На вершине горы с трудом можно прочитать: «Altes Schloss Zetzina» – «Старый замок Цецина»26.

26. О нем см.: Масан О. Цецинська держава. (З історії давньої чернівецької околиці) // Буковинський журнал. Чернівці, 2007. Ч. 1. С. 47-59.

Но эта вершина далековато расположена от старой части города и дорог, о которых идет речь. На карте Мига также хорошо видно, что давняя главная дорога начиналась в Черновцах немного ниже нынешней Центральной площади и шла на юг, совпадая с частью теперешних улиц Головной и Червоноармийской. Справа от последней картограф показал острую вершину, расположенную в верхней части нынешней Соборной площади. В XVIII в. она была высокой, однако во время строительства здания австрийского «криминала» в 1812-1819 гг. ее срезали и выровняли27.

27. Kaindl Raimund Friedrich. Geschichte von Czernowitz von den ältesten Zeiten bis zur Gegenwart. Czernowitz, 1908. S. 179.

И все же именно там расположена самая высокая точка черновицкого средместья (центра) – 255 м над уровнем моря28.

28. Для лучшей ориентации читателей стоит назвать примечательное здание, расположенное поблизости, это бывшее австрийское наместничество и бывшая румынская резидентура, в советские времена – обком компартии, а ныне – корпус № 14 Черновицкого национального университета, в котором находится факультет истории, политологии и международных отношений.

Судя по всему, это и была та самая «вершина Черновицкого холма», о которой писал И. Некулче. В XVIII в. на месте этого холма и будущего «криминала», а также по восточному склону (вдоль нынешних ул. Леси Украинки и И. Котляревского до Театральной пл.) рос лес. После прихода австрийцев его начали вырубать. Древесину продавали рядом, на нынешней Соборной площади, которая первоначально называлась Дровяной (die Holzplatz)29.

29. Kaindl Raimund Friedrich. Geschichte von Czernowitz. S. 169, 173.

Понятно, что лес этот рос и в 1709 г. Совершенно логично, что шведы и казаки стояли тогда «подле леса», который не позволял противнику зайти им в тыл и взять в окружение. Русские подразделения должны были разместиться на самой трассе (начало ул.Червоноармийской), фронтом на северо-запад, чтобы вести огонь по противнику и удержать до подхода главных сил «дорогу, куды бежать шведам было».

В 1709 г. в Черновцах было только несколько сравнительно больших улиц, которые располагались значительно ниже нынешней Центральной площади. Сейчас они называются П. Сагайдачного, Б. Хмельницкого (в нижней части), Шолом Алейхема, Турецкая и Львовская. Там и должны были квартировать шведы и казаки. Услышав стрельбу своих дозоров, они помчались на Черновицкий холм, т. е. на нынешнюю Соборную площадь, где и заняли оборону. Когда же к месту боя подошли главные силы бригады Г. Кропотова, имевшие значительный численный перевес, шведы, «видев наше войско, не бились, а здалися на оккорд, как при сем посланной с ними учиненной трактат являет»30.

30. Исторические связи народов СССР и Румынии. № 108.

Достаточно детализированные данные о плененных шведах содержатся в реляции бригадира Кропотова Петру І (фактически князю А. Меншикову), отправленной «из местечка Чернявцов», видимо, 24 сентября и полученной в штабе российской армии в Торуне (Польша) 8 октября 1709 г.31

31. Письма и бумаги императора Петра Великого. № 3452.

В ней, в частности, отмечалось: «А сколко шведов здалось на дискрецию, и то писано ниже сего. Полковник от фортификации и подполковник от лейб-гвардии Аксель Гилденкрон (Йилленкрук. – А.М.)32.

32. Gyllenkrok Aksel // Encyklopedi och Konversationslexikon. S. 90-91.

Генерал-отъютант королевской Гильден-Клоу. Маэор от пехоты Сал вер Спар. Ротмистров – 2, капитанов – 19, порутчиков – 21, квартирмистров полковых – 4, прапорщиков – 22, отъютантов – 3, аудитор – 1, полковой комисар – 1, писарей – 2, полковой лекарь – 1, пасторов – 10, цырюликов – 8, габоистов – 7, полковых профосов – 3, ундер-афицеров – 71, капралов и редовых – 351, барабанщиков – 16, оружейный слесарь – 1, литаврщик – 1, трубач – 1, кузнец – 1, запорожцов – 8. Всего взято – 554». А что же случилось с остальными запорожцами, которых насчитывалось, как отмечалось выше, около пяти сотен? Г. Кропотов не упоминает казаков в рапорте А. Меншикову. Правда, в письме к господарю Молдавии М. Раковице от 25 сентября он сообщил: «Понеже уведал я, что обретаетца в местечке Чернявцах несколько неприятелей наших шведов, також и изменников запорожцов, которые, перебегая за рубежи польские, многую нам докуку чинили.

Того ради и приходили мы в землю высочества вашего не во образе неприятельском, но только чтоб забрать нам неприятелей наших, також и изменников запорожцов, которых мы с помощию Божиею и взяли (…)»33.

33. Исторические связи народов СССР и Румынии. № 107.

Складывается впечатление, будто бы все казаки попали в плен вместе со шведами, хотя, как явствует из цитированного выше рапорта бригадира Кропотова, таких оказалось лишь 8 человек. Зато в его реляции штабу русской армии отмечено, что в Черновцах пребывало «запорожцов изменников с 500 человек». Когда шведы сложили оружие, «запорожцы все побежали в леса вниз подле реки Прута, которых наши передовые драгуны и казаки и волохи, спешась, многих побили и во оной реке потопили»34.

34. Письма и бумаги императора Петра Великого. № 3452.

Тем не менее, есть основания предполагать, что Кропотов значительно приукрасил успех своей бригады в отношении казаков. Ведь другой современник этих событий – И.Некулче, описывая бой в Черновцах, отметил, что «казаки бросились вниз, в долину Прута, и спаслись почти все (ce căzacii au şi dat la vale, în lunca Prutului, de-au scăpat mai toţi)»35.

35. Neculce Ion. Letopiseţul Ţării Moldovei. P. 365.

Понятно, они должны были спасаться не только вследствие коллективной сдачи шведов в плен, но и из-за того, что российское командование видело в них не пленных, а предателей, которых царь Петр І приказал беспощадно уничтожать. Бригада Кропотова ушла из Черновцов, скорее всего, 24 сентября (5 октября). Ведь 25 сентября (6 октября) бригадир уведомлял господаря М. Раковицу, что российские отряды, взяв в плен в Черновцах «неприятелей наших (…), подданным вашим волохом никакова убытку или шкоды никакой не учинили, и тако паки мы возвратились в рубежи польския». Пленных шведов отконвоировали в Городенку (Галичина), а затем в Киев. Генерала Йилленкрука отвезли в Москву, где он участвовал в известном триумфальном параде царя Петра І и затем пребывал там (в весьма плачевных условиях) до 1722 г. После возвращения в Швецию король присвоил ему звание генерал-лейтенанта и назначил ландгёвдингом (наместником) в Гётеборге и Богусе. Умер Йилленкрук в 1730 г.36

36. Gyllenkrok Aksel // Encyklopedi och Konversationslexikon. S. 91.

Бригадир Кропотов направил несколько эскадронов молдавских драгун в южную часть Буковины, где они уничтожили мелкие подразделения шведов числом 10-15 человек, находившиеся в Радовцах (Редеуць), Сучаве и некоторых больших деревнях. Потом эти драгуны расположились в Путне и Кымпулунге, с тем чтобы «поимать» Карла ХІІ и И. Мазепу, который к тому времени уже умер (21 сентября (2 октября) 1709 г.)37.

37. Neculce Ion. Letopiseţul Ţării Moldovei. P. 365.

Понятно, что после нападения российской бригады на шведов и казаков в Черновцах шведский король передумал ехать в Польшу и, как известно, оставался в районе Бендер до октября 1714 г. Таким образом, несмотря на успешные, внешне блестящие действия бригады Г. Кропотова в Черновцах, командование русской армии в этом случае допустило серьезный просчет. Оно утратило реальную возможность взять в плен Карла ХІІ и благодаря этому победно завершить Северную войну, по крайней мере, на 12 лет раньше. Кроме того, черновицкий эпизод этой войны привел к осложнениям в турецко-российских отношениях. Блистательная Порта имела все основания рассматривать инцидент в Черновцах как нарушение условий Константинопольского трактата, подписанного Московским царством и Османской империей в 1700 г. Он предусматривал, в частности, обязательства сторон не нарушать государственных границ друг друга. Формально Молдавское княжество пребывало в составе Османской империи, поэтому вторжение бригады Кропотова в северную часть княжества должно было рассматриваться как нарушение условий упомянутого трактата.

Блистательная Порта быстро среагировала на это событие. В Черновцы прибыла военная следственная группа во главе с султанским агой, который тщательно расследовал обстоятельства появления русской бригады на территории Османской империи. Комиссия выезжала непосредственно на границу, чтобы точно установить, где, когда и как бригада Кропотова перешла Черемош38.

38. Ibid. P. 366.

Местных жителей очень удивляли невиданные до тех пор карманные часы, которыми турецкий ага постоянно фиксировал показания свидетелей39.

39. Ibid.

Тем временем Карл ХІІ в письме султану Ахмеду ІІІ обвинил господаря М. Раковицу в тайных связях с московитами40.

40. Очерки внешнеполитической истории Молдавского княжества. С. 241.

В декабре 1709 г. австрийский посланник в Стамбуле И.М. фон Тальманн уведомил свое правительство, что «после того, как несколько недель назад московиты и поляки уничтожили или увели в плен около 400 разместившихся на квартирах в Молдавии, неподалеку от польской границы, шведов, возникли в Турции подозрения, что молдавский князь Михал пребывает в согласии с московитами. Поэтому Турция сместила последнего, и под строгой охраной он был доставлен сюда, а 1-го числа с. м. заключили его (…) в Семи башнях. На его место назначил султан князем Молдавии, по предложению великого везиря, господина Николаки Маврокордато, переводчика Турции»41.

41. Турция накануне и после Полтавской битвы. (Глазами австрийского дипломата). М., 1977. № 12. К сожалению, в этом издании нет оригинальных текстов документов. Во всяком случае, речь шла о тардзимане (терзимане), а это ведь не просто переводчик, а сотрудник внешнеполитического ведомства Порты и высокий чиновник (драгоман). Кроме того, по сообщениям польского посланника в Стамбуле С. Понятовского, Карл ХІІ использовал нападение русской бригады на владения султана как повод, чтобы «поощрить Османскую империю к мести и вооружить турок против московитов»42.

42. Там же. С. 96, прим. 53.

Шведский представитель при Блистательной Порте М. Нойгебауэр передал ей специальный меморандум с обоснованием причин, «по которым для Турции выгодно учинить сопротивление слишком большим успехам московского царя». Первая причина формулировалась так: «Московский царь без разрешения могущественного султана напал на его территорию и произвел враждебные действия против шведов, друзей султана (…)»43.

43. Там же. № 13.

Таким образом, главным поводом к войне Турции против России фигурировало нападение россиян на шведов в Черновцах. Вольтер с некоторым сарказмом писал по этому поводу, что представители Карла ХІІ при Порте «подняли вопль относительно этого нападения и подстрекали турок к мести; однако царские деньги перекричали их во всём. Ведь Толстой, московский посланник в Константинополе, дал великому везиру и его креатурам сумму в шесть миллионов, которую нашли под Полтавой в войсковой кассе шведского короля. Благодаря такому оправданию диван никоим образом не признал царя виноватым»44.

44. Voltaire. Op. cit. S. 230.

И все же Блистательную Порту встревожило усиление влияния Российского царства в Украине и Речи Посполитой, и, в конце концов, правительство Турции объявило войну России 9 ноября 1710 г.45

45. Очерки внешнеполитической истории Молдавского княжества. С. 243.

Господарем Молдавии был назначен Д. Кантемир, который пользовался доверием Порты. Общеизвестно, что он перешел на сторону Петра І. Однако менее известно имя человека, который вел переговоры с царем об условиях перехода Молдавии под московский протекторат. Этим лицом был тогдашний черновицкий староста Штефан Лука46.

46. Пока что нам мало известно об этом деятеле, но уместно обратить внимание на то, что только глава Черновицкого цинута единственный назывался по-старинному старостой, в то время как все остальные главы цинутов титуловались пыркелабами.

Именно он встретился с Петром І в начале апреля 1711 г. в Луцке и ознакомил его с проектом молдавско-российского соглашения. 13 (24) апреля царь подписал диплом, согласно которому княжество Молдавия должно было перейти под покровительство России47.

47. Очерки внешнеполитической истории Молдавского княжества. С. 246.

Зимой 1711 г. крымские татары, шляхетские отряды Ю. Потоцкого и казаки гетмана П. Орлика двинулись в Украину, но первоначально успешный поход завершился полным фиаско48.

48.  Субтельний О. Мазепинці. Український сепаратизм на початку XVIII ст. К., 1994. С. 77-82.

В ответ армия Петра І вошла в июне в Молдавию, но попала в окружение. Царь был вынужден подписать Прутский мир и отступить за Днестр. Хотя события происходили достаточно далеко от Буковины и Черновцов, эхо Прутского похода докатилось и в эти места49.

49. Любопытно, что, поскольку события происходили у селения Станилешты, среди многих жителей Черновицкой области Украины, особенно бывших бессарабцев, издавна бытует мнение о битве Петра І с войском у с. Сталинешты (ныне Стальнивцы) Новоселицкого района, раньше Хотинского уезда.

Спасая себя, супругу и армию, Петр І бросил на произвол судьбы кавалерийскую дивизию под командованием генерала К.Е. Ренна. Именно в день подписания Прутского мира, 12 (23) июля 1711 г., дивизия захватила г. Браилов (Брэилу) на Дунае. Ренн послал к царю гонцов с реляцией о «виктории», но их перехватили янычары. До 16 (27) июля генерал ждал распоряжений Петра І, однако так ничего и не дождался. Видимо, в тот же день он узнал об отходе царской армии к Могилеву-Подольскому. В этой критической ситуации Ренн решил обойти турецко-татарские войска с запада и севера. 16 (27) июля он оставил Браилов и повел своих драгун по правому берегу р. Сирет в направлении Буковины. И.Некулче сообщал, что кавалерия Ренна шла, «грабя и съедая всё, что находилось в стране. И население убегало из долин в горы. А когда слышали, что туда идет Рент (т. е. Ренн. – А.М.), то и не ведали, куда уж дальше бежать»50.

50. Neculce I. Letopiseţul Ţării Moldovei. P. 400.

Действительно, не имея снабжения, драгуны были вынуждены добывать себе провиант, а лошадям фураж в селениях и местечках, которые попадались по пути. После многодневного марша кавалерия Ренна вошла в Черновцы, откуда направилась к Хотину, где переправилась через Днестр и вскоре соединилась с российскими частями генерал-фельдмаршала Б. Шереметева, стоявшими в местечке Полонное на востоке Подолья51.

51. Ibid.

Вряд ли русские драгуны смогли поживиться на Буковине и в Черновцах, которые перед тем подвергались постоянному грабежу и со стороны шведов, и польских конфедератов Ю. Потоцкого, и всевозможных банд, переодевшихся в униформу шведских солдат. В конце концов, новый господарь Молдавии Н. Маврокордато направил туда большой отряд во главе с гетманом А. Жорой, который приструнил «ляхов» и пригрозил, что выгонит их в Польшу52.

52. Ibid. P. 408-409.

После русских рейдов на Буковину и походов в Молдавию в 1709 и 1711 гг. Блистательная Порта решила усилить турецкое военное присутствие на северо-востоке Молдавского княжества. Был разработан план создания новой нахийе (райи) с центром в Хотине, включив в ее состав Хотинский и Черновицкий цинуты. Уже в начале октября  1711 г. разведка сообщила Петру І, что «везирь приказал замок Хочинский направляти, и велено волохом и мутьяном работати»53.

53. Письма и бумаги императора Петра Великого. М., 1964. Т. 11. Вып. 2. С. 577. Каждый молдавский и валашский вечин (безлошадный) должен был отработать на строительстве 24 дня в год, с лошадьми – 12 дней. Но это отдельная тема исследований.

Весной 1712 г. в Хотин прибыл первый командующий новым военным округом Абди-паша, а потом началось перебрасывание на Буковину турецких дивизий, преимущественно из Боснии. В 1713-1714 гг. около 20 тыс. солдат и офицеров султанской армии заняли населенные пункты от Среднего Днестра до Буковинских Карпат, в том числе Черновцы54.

54. Neculce I. Letopiseţul Ţării Moldovei. P. 411-412.

Как всегда в таких случаях, решения разных ведомств правительства, в данном случае Турции, противоречили друг другу. Планировалось построить новую крепость вокруг Хотинского замка и разместить там две дивизии. Но сам замок был полуразрушен еще в 1675 г. (как и замки в Сучаве и Нямце) по повелению султана, дабы король Ян ІІІ Собесский не мог использовать их против Османской империи55.

55. См.: Масан О. Хотинський замок – визначна пам’ятка середньовічної молдовської архітектури // Suceava: Anuarul complexului muzeal Bucovina. XXXI-XXXII-XXXIII. 2004-2005-2006. Suceava, 2007. P. 355-360;  Husar A. Dincolo de ruine cetăţi medievale. Iaşi, 2003. P. 74, 91, 181-182.

Теперь, в 1713-1714 гг., в иных условиях, военное ведомство быстро решило вопрос о переброске войск, а ведомство по строительству не успевало. Поэтому войска разместились по многим деревням и местечкам. Турки утратили бы эти дивизии в считанные дни, если бы российская армия ударила по северной части тогдашней Молдавии, и отстроенная к тому времени, т. е. в 1713 г., Хотинская крепость (старая цитадель XV в.) досталась бы России намного раньше… Но что любопытно, создание Хотинской нахийе (райи) и объявление ее султанской собственностью (судя по документам, в конце 1715-1716 гг.) вызвали панику среди множества молдавских бояр. Во всяком случае те из них, кто имел владения в Черновицком цинуте, консолидировались, собрали определенную складчину и благодаря неимоверным «бакшишам» в правительственных кругах Стамбула добились выведения турецких войск в Новую крепость в Хотине, строительство которой закончилось в 1718 г. В соответствии с султанским фирманом 1719 г. турецкие подразделения покинули Черновицкий цинут, и была произведена демаркация административной границы между ним и Хотинской нахией56.

56.  Neculce I. Letopiseţul Ţării Moldovei. P. 422;  Масан О.  Буковинці в арміях іноземних держав наприкінці XVII – на початку XVIII ст.  // Питання історії України: Збір. наук. статей. Чернівці, 2003. Т. 6. С. 197-203.

С тех пор северная часть Буковины периодически становилась ареной сражений между российскими и турецкими войсками – в 1739, 1769 и 1788 гг. Лишь в 1806 г. обошлось без кровопролития. Вот так незначительное, на первый взгляд, столкновение «в местечке Чернявцах» дало толчок к кровавому противоборству двух империй на Буковине и во всей Молдавии, что, в конце концов, привело к расчленению княжества и включению отдельных его «членов» в состав разных империй, в том числе Габсбургской.

Александр МАСАН

Після поразки під Полтавою король Швеції Карл XII і гетьман України І.Мазепа відступили з рештками військ у Бендери на Дністрі, звідки планували вибратися через Молдавію і Польщу в Померанію, до корпусу генерала Крассау. Найлегше це можна було зробити, використовуючи давній торговий шлях через Чернівці, Львів і Краків. Аби встановити безпечність цього шляху і забезпечити прикриття Карлові XII і І.Мазепі, в серпні на Буковину прибув підполковник лейб-гвардії Аксель Їлленкрук (Gyllenkrook) на чолі полку чисельністб близько 560 вояків і 500 козаків (але не «160 шведів і коло 1000 запорожців» , як вважав Б.Крупницький) [120, c.125].

Але не дрімало й московське командування, 27 червня і повторно 7 липня (за ст.. ст.) Петро I наказав генералу Г.Гольцу вислати «регулярную и нерегулярную конницу навстречю» Карлу XII «дабы его поймать и для случения с его полки в Польше или Литве его не допустить» [29, № 3278]. Цар вважав що шведський король тікатиме «чрез Каменец и протчая места» і 19 серпня наказав бригадиру Г.Кропотову «идти с командироваными драгуны и казаки к Каменцу Подолскому» і «во всем к поиманию короля швецкого чинить». Бригадар повинен був діяти в порозумінні з молдавським господарем М.Раковицею, і з огляду на це цар суворо попередив Кропотова, що «ежели по случаю вступит в Волошскую землю, тамошним жителем отнюдь никаких обид и насилств не чинить (…) под. смертной казнью» [29, № 3386].

Князь О.Меншиков направив на Поділля ще й кавалерійську дивізію генерал-майора А.Волконського. Після цього, можливо, за порадою М.Раковиці, бригада Кропотова перебазувалася у південно-східну частину Покуття. Полки бригади загальною чисельністю 4 тис.шабель розташувалися на лінії Кути-Городенка [75, c/364]. З’єднання Кропотова складалося значною мірою з тих найманців, яких завербував К.Туркул. Зокрема, деякими полками і підрозділами бригади командували полковник А.Кігеч, брати Антон, Василь та Іониця Танські [17, с.377, прим. 161] та ін.. Ці командири добре знали місцеви умови, що, мабуть, і послужило причиною того,що саме бригадіКропотова було доручено спіймати Карла XII.

31 серпня господар М.Раковиця повідомив графа Головкіна, що Карл XII і І.Мазепа готуються виїхати під турецьким конвоєм до Сучави, щоб звідти перебратися через Карпати в Угорщину, до семигородського князя Ференца II Ракоці. Він радив послати на південь Буковини військо й використати як провідників Туркула і Кігеча, які добре знали гірську місцевість [17,с.315-316, 378; 135, с. 241]. Справді, Карл XII збирався вияхати вазаним шляхом на Закарпаття, переконавшись, що через Поділля чи Галичину йому вже не вдасться пройти. Розвідати шлях за Карпати і підготувати переїзд короля через володіння семигородського князя було доручено генералові Мейерфельтові. Останній виїхав з Бендер 20 серпня (за н. ст.), без жодних пригод проїхав Сучаву, Кимпулунг і карпатські перевали, прибувши 3 вересня до Хуста [19, с.102-103].

Щоб перекрити Карлу й І.Мазепі шлях на північ, російське командування вирішило насамперед знищити шведів і козаків у Чернівцях. 14 вересня (за ст. ст.) князь О.Меншиков направив Г.Кропотову відповідний наказ [17,с.313]. Два тижні потому бригадир відповів: «И по указу вашей княжеской светлости в Волошскую землю до местечка Чернявец сего же сентября в 23 день ходил з господином полковником Туркулом, который вел нас зело трудными гористыми и лесистыми местами. Помянутое местечко Чернявцы от польського рубежа в милях пяти. И пришед наши передовые, с которыми посылан господин полковник Друцкой, учинили з запорожцами-бунтовщиками стрельбу, и из наших ранили рот[ми]стра волошского и несколько волохов. Однако ж дорогу, куды бежать шведам было, наши захватили. И так оные шведы и имели стрельбу непрестанную. И до приходу моего к местечку Чернявцам взяли передовые наши шведов в полон: одного капитана, одного порутчика, двух прапорщиков шесть человек рядовых драгун. И как мы пришли в местечко Чернявцы, стали и, построясь, пошли против шведов, которые также стояли в строю […]» [17, c.313-314].

І.Нікулче уточнив, що шведи, почувши стрілянину, помчали «на вершину Чернівецького горба і вступили в бій з противником, який надійшов з боку Михальчі» [75, с.365]. Деякі австрійські дослідники вважали, нібито літописець мав на увазі Цецинську гору [202, с.46-47]. Проте перестрілка відбулася, безперечно, в районі нинішньої Соборної площі, де й понині розташована найвища точка старих Чернівців (255 м). Саме там шведи й козаки зайняли оборону [124, c.248].

Коли ж до місця бою підійшли головні сили бригади Г.Кропотова, які чисельно в декілька разів переважали противника, то шведи, «видев наше войско, не бились, а здалися на оккорд, как при сем посланной с ними учиненной трактат являет». «А сколко шведов здалось на дискрецию, и то писано ниже сего. Полковник от фортификации и подполковник от лейб-гвардии Аксель Гилденкрон (Їлленкрук). Генерал отъютант королевской Гильден-Клоу. Маэор от пехоты Сал вер Спар. Ротмистров — 2, капитанов — 19, порутчиков — 21, квартирмистров полковых — 4, прапорщиков — 22, отъютантов — 3, […] ундер-офицеров – 71, капралов и редовых – 351, барабанщиков — 16, […] запорожцов — 8. Всего взято 554». Слід лише додати, що підполковник лейб-гвардії Гілденкрон і генерал-ад’ютант Гільден-Клоу це одна і та сама особа, а саме А. Їлленкрук.

Кропотов доповідал у реляції штабу російської армії, що в Чернівцях було «запорожців изменников с 500 человек». Але після того, як шведи склали зброю, «запорожцы все побежали в леса вниз подле реки Прута, которых наши передове драгуны и казаки и волохи, спешась, многих побили и во оной реке потопили» [29, №3452]. Проте є підстави вважати, що Кропотов зумісне пребільшив успіх своїх частин. Адже інший сучасник – І.Некулче, описуючи цю саму подію, зазначив, що «козаки подалися вниз, у долину Пруту, і врятувалися майже всі» [75, с. 365]. Звісно, вони мусили рятуватися втечею не лише через здачу шведів у полон, але й через те, що російське командування розглядало їх не як полонених, а як зрадників, яких цар наказав знищувати на місці.

Бригада Кропотова покинула Чернівці, мабуть, 24 вересня. Адже у листі від 25 вересня бригадир повідомлял М.Раковицю, що московські вояки, полонивши у Чернівцях «неприятелей наших […], подданным вашим волохом никакова убутку или шкоды никакой не учинили, и тако паки мы возвратились в рубежи польския». Полонених відвели у Городенку, а потім до Києва. Водночас декілька ескадронів молдавських найманців подалися у Південну Буковину, де винищили дрібні підрозділи шведів чисельністю 10-15 вояків, які стояли в Радівцях, Сучаві та деяких селах. Відтак вони і драгуни розташувалися в Путні і Кимпалунгу, вистежуючи Карла XII та І.Мазепу(який напередодні помер) [75, с. 365]. Але після нападу росіян на Чернівці король Швеції відмовився від наміру їхати через Сучаву і залишався у Бендерах аж до жовтня 1714 р.

Отже, незважаючи на усіх бригади Г.Кропотова у Чернівцях, російське командуваннч не змогло полонити Карла XII і, ймовірно, переможно завершити Північну війну принаймі на 12 років раніше. Крім того, її чернівецький епізод ускладнив російсько-турецькі відносини, викликавши в Стамбулі серйозну стурбованість. Осяйна Порта оцінила цю подію як порушення умов Константинопольського трактату, укладеного між Росією і Туреччиною у 1700 р., який передбачав непорушність їхніх державних кордонів.

О.М.Масан, «Буковина в контексті європейських міжнародних відносин»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s