Игумен земли Русской Преподобный Сергий Радонежский…

М.В. Нестеров. 1890 год. Святое видение отроку Варфоломею. ГТГ.

1337 год. 7 октября отрок Варфоломей был пострижен в монахи с именем Сергий. Впоследствии он стал известен как Сергий Радонежский, величайший подвижник Русской земли.

Дионисий. Сергий Радонежский в житии. 15 век

«Ранее всех и более всех святых, явившихся в московской земле, приобрел народное уважение всей Руси преподобный Сергий, основатель знаменитой Троицко-Сергиевской Лавры, получивший в глазах великорусского народа значение покровителя, заступника и охранителя государства и церкви. Кроме того, личность Сергия представляется исторически важной потому, что он был отцом множества обителей; некоторые из них были основаны при его жизни, а еще больше возникло их после смерти Сергия, основанных его сподвижниками и учениками, или же учениками его учеников.

Жизнь Сергия, можно сказать, служит самым полным образцом жизни и деятельности всех подобных ему основателей монашеских общин его времени. Все они в главных чертах представляют с ним подобие, при всех отличиях личных характеров и условий местности и времени. Замечательно, что этот святой муж, сделавшийся впоследствии покровителем Москвы и ее властителей, происходил из рода, искавшего спасения в бегстве из родной земли от начинавшихся проявлений московской власти. В биографии «братьев Даниловичей» мы говорили о притеснениях, которые терпел при Иване Калите подчиненный Москве Ростов. Тогда в числе бежавших от начальства москвичей был боярин Кирилл, человек знатного и богатого рода, обедневший подобно многим от поборов, от платежа выходов, от разорительных посещений ханских послов и невольных путешествий с князьями в Орду. Кирилл с супругою своею Мариею и сыновьями: Стефаном, Варфоломеем и Петром перешел в Радонеж (в 12-ти верстах от нынешней Лавры), удел, оставленный Иваном Калитой сыну своему Андрею. В тот век владельцы старались привлечь к себе население из других волостей и давали пришедшим разные льготы; так поступал и князь Андрей. Двое сыновей Кирилла, Стефан и Петр, женились, но средний Варфоломей, одаренный поэтическим воображением и наклонностью к созерцательной жизни, с отрочества порывался в монастырь. Тяжелые труды подвижника, неустанная молитва и внутренняя борьба с искушениями молодой жизни представлялись привлекательными его горячей и крепкой натуре. Родители удерживали его: «Потерпи немного, — говорили они ему, — мы стары, бедны и немощны, братья твои более заботятся о своих женах, нежели о нас. Послужи нам, проводи нас в гроб, а там делай, что хочешь». Вскоре они, чувствуя приближение кончины, постриглись и умерли. Старший брат Стефан лишился жены и пошел в монастырь. Варфоломей уступил женатому брату Петру свою часгь наследства, покинул отцовский дом и отправился по окрестностям искать места для пустынного житья. Он сначала уговорил идти с собою брата своего Стефана и, вместе с ним, построил деревянную келью и церковь в лесу, на том месте, где теперь стоит богагый Троицкий собор Сергиевской Лавры; по просьбе Стефана митрополиг Феогност отправил священников освятить новую церковь во имя Св. Троицы. Но вскоре Стефан оставил своего брата: ему тяжело показалось одинокое житие. Он уехал в Москву в Богоявленский монастырь и скоро сделался там игуменом, затем духовником великого князя Симеона, тысячского и разных бояр. Варфоломей обратился к какому-то игумену Митрофану, принял от него пострижение под именем Сергия, так как в день, когда совершилось это пострижение, праздновалась память мучеников: Сергия и Вакха. Ему было тогда двадцать три года. Событие это совершилось в первых годах княжения Симеона.

Сергий остался один в лесу, пробыл там более года, подвергаясь чрезвычайным лишениям, опасности быть растерзанным зверьми, страдая от видений, неразлучных с мукою подобного уединения. Между тем сделалось известным, что в таком-то месте в лесу спасается труженик, начали приходить к нему монахи один за другим и строили около него келии. Они служили в деревянной церкви заутреню, вечерню и часы, для литургии приглашали по временам соседнего священника, а через несколько времени убедили Сергия принять игуменство над ними, угрожая разойтись, если он не согласится. Сергий, после долгих отказов, был рукоположен в священники и назначен игуменом от переяславского епископа Афанасия. Так положено было начало Троицко-Cepгиевского монастыря».

Цитируется по: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.: Эксмо, 2009

Епифаний Премудрый, из Жития Сергия Радонежского:
Обошли они по лесам многие места и наконец пришли в одно место пустынное, в чаще леса, где была и вода. Братья осмотрели место и полюбили его, а главное — это Бог наставлял их. И, помолившись, начали они своими руками лес рубить, и на плечах своих они бревна принесли на выбранное место. Сначала они себе сделали постель и хижину и устроили над ней крышу, а потом келью одну соорудили, и отвели место для церковки небольшой, и срубили ее.

И освящена была церковь во имя святой Троицы. Стефан недолго прожил в пустыни с братом своим и увидел, что трудна жизнь в пустыни — во всем нужда, лишения. Стефан ушел в Москву, поселился в монастыре святого Богоявления и жил, весьма преуспевая в добродетели.

В то время Варфоломей хотел принять пострижение монашеское. И призвал он к себе в пустыньку священника, игумена саном. Игумен постриг его месяца октября в седьмой день, на память святых мучеников Сергия и Вакха. И дано было имя ему в монашестве Сергий. Он был первым иноком, постриженным в той церкви и в той пустыни. Порой его смущали демонские козни и ужасы, а иногда зверей нападения— ведь много зверей в этой пустыни тогда жило. Некоторые из них стаями выли и с ревом проходили, а другие не вместе, но по два или по три, или один за другим мимо проходили; некоторые из них вдалеке стояли, а другие близко подходили к блаженному и окружали его, и даже обнюхивали его.

 

М.В.Нестеров. 1899 год. Преподобный Сергий Радонежский.

Среди них один медведь имел обыкновение приходить к преподобному. Преподобный, видя, что не из злобы приходит к нему зверь, но чтобы взять из еды что-нибудь немного для пропитания себе, выносил зверю из хижины своей маленький кусок хлеба и клал его или на пень, или на колоду, чтобы, когда придет, как обычно, зверь, готовую себе нашел пищу; и он брал ее в пасть свою и уходил. Когда же не хватало хлеба и пришедший по обыкновению зверь не находил приготовленного для него привычного куска, тогда он долгое время не уходил. Но стоял медведь, озираясь туда и сюда, упорствуя, как некий жестокий заимодавец, желающий получить долг свой. Если же был у преподобного лишь один кусок хлеба, то и тогда он делил его на две части, чтобы одну часть себе оставить, а другую зверю этому отдать; не было ведь тогда в пустыни у Сергия разнообразной пищи, но только хлеб один и вода из источника, бывшего там, да и то понемногу. Часто и хлеба на день не было; и когда это случалось, тогда они оба оставались голодными, сам святой и зверь. Иногда же блаженный о себе не заботился и сам голодным оставался: хотя один только кусок хлеба был у него, но и тот он зверю этому бросал. И он предпочитал не есть в тот день, а голодать, нежели зверя этого обмануть и без еды отпустить.

Блаженный же все посылавшиеся ему испытания с радостью терпел, за все благодарил Бога, а не протестовал, не унывал в трудностях.

Цитируется по: Хрестоматия по истории России: Т. 1. С древнейших времен до XVII века / Сост. И.Л. Бабич, В.Н. Захаров, И.Л. Уколова. — М., 1994


***

Прп. Сергий Радонежский из Минеи 1646 г.

Преподобный Сергий Радонежский (†1392) – один из величайших русских святых, сыграл также огромную роль в истории Русского государства. Родился в селе Варницы, под Ростовом Великим, 3 мая 1314 г. в семье благочестивых и знатных бояр Кирилла и Марии. В Житии прп. Сергия повествуется о том, что за Божественной литургией еще до рождения сына праведная Мария и молящиеся слышали троекратное восклицание младенца: перед чтением Святого Евангелия, во время Херувимской песни и когда священник произнес: «Святая святым». Младенца назвали Варфоломеем. С первых дней жизни он всех удивил постничеством, по средам и пятницам он не принимал молока матери, в другие дни, если Мария употребляла в пищу мясо, младенец также отказывался от молока матери. Заметив это, Мария вовсе отказалась от мясной пищи.

В семилетнем возрасте Варфоломея отдали учиться вместе с двумя его братьями – старшим Стефаном и младшим Петром. Братья его учились успешно, но Варфоломей отставал в учении, учитель за это наказывал, а товарищи насмехались. Тогда Варфоломей со слезами взмолился к Господу о даровании ему книжного разумения.

Однажды Варфоломей в поле встретил старца, совершавшего молитву. Он благословил отрока, поцеловал и спросил, чего он желает. Варфоломей ответил: «Всей душой я желаю научиться грамоте, Отче святой, помолись за меня Богу, чтобы Он помог мне познать грамоту». Инок исполнил просьбу Варфоломея и дал ему частицу просфоры: «Возьми, чадо, и съешь, – сказал он. – Это дается тебе в знамение благодати Божией и для разумения Святого Писания».

Старец хотел удалиться, но Варфоломей просил его посетить дом родителей. Родители с честью встретили гостя и предложили угощение. Старец ответил, что прежде следует вкусить пищи духовной, и велел их сыну читать Псалтирь. Варфоломей стал стройно читать, и родители удивились совершившейся перемене с сыном. С тех пор святой отрок без труда читал и понимал содержание книг.

Около 1328 г. родители прп. Сергия переселились из Ростова в Радонеж. Когда их старшие сыновья женились, Кирилл и Мария незадолго до смерти приняли схиму в Хотьковском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, неподалеку от Радонежа. Впоследствии овдовевший старший брат Стефан также принял иночество в этом монастыре. Похоронив родителей, Варфоломей вместе с братом Стефаном удалился для пустынножительства в лес в 12 верстах от Радонежа. Они построили небольшую церковь, но вскоре, не выдержав трудностей жизни в пустынном месте, Стефан оставил брата и перешел в Московский Богоявленский монастырь.

Варфоломей же 7 октября 1337 г. принял постриг в монашество с именем св. мученика Сергия, и вскоре под его духовным водительством в маленькой обители составилось братство из двенадцати иноков. Прп. Сергий cвоими руками он построил несколько келий, носил воду, рубил дрова, выпекал хлеб, шил одежду, готовил пищу для братии и смиренно выполнял другие работы, соединия тяжелый труд с молитвой, бдением и постом.

Братия удивлялась, что при таком суровом подвиге здоровье их наставника не только не ухудшалось, но еще более укреплялось. Не без труда иноки умолили прп. Сергия принять игуменство над обителью. В 1354 г. епископ Волынский Афанасий посвятил Сергия во иеромонаха и возвел в сан игумена.

С увеличением монастыря росли и его нужды. Нередко иноки питались скудной пищей, но по молитвам прп. Сергия неизвестные люди приносили все необходимое. Скоро около обители стали селиться крестьяне. Невдалеке от нее шла большая дорога к Москве и на север, благодаря чему средства обители стали возрастать, и она по примеру Киево-Печерской Лавры стала щедро раздавать милостыню и принимать на свое попечение больных и странников.

Еще при жизни прп. Сергий удостоился благодатного дара чудотворений. Он воскресил отрока, когда отчаявшийся отец считал единственного сына навсегда потерянным. Слава о чудесах, совершенных прп. Сергием, стала быстро распространяться, и к нему начали приводить больных как из окрестных селений, так и из отдаленных мест.

Слава о подвигах прп. Сергия стала известна в Константинополе, и Патриарх Филофей прислал ему крест, параман и схиму, в благословение на новые подвиги, Благословенную грамоту, советовал избраннику Божию устроить общежительный монастырь. С патриаршим посланием прп. Сергий отправился к святителю Алексию и получил от него совет ввести строгое общежитие. Многие иноки стали роптать на строгость устава, и прп. Сергий вынужден был покинуть обитель. На реке Киржач он основал обитель в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Однако без Сергия порядок в прежней обители стал быстро приходить в упадок, и оставшиеся иноки обратились к святителю Алексию, чтобы он возвратил их игумена. Прп. Сергий повиновался святителю и вернулся, оставив игуменом Киржачского монастыря своего ученика, прп. Романа.

О высоте духовного совершенства прп. Сергия свидетельствует такое событие. Однажды святитель Стефан, епископ Пермский, глубоко почитавший прп. Сергия, направлялся из своей епархии в Москву. Дорога пролегала в восьми верстах от Сергиева монастыря. Предполагая посетить монастырь на обратном пути, святитель остановился и, прочитав молитву, поклонился прп. Сергию со словами: «Мир тебе, духовный брат». В это время прп. Сергий сидел вместе с братией за трапезой. В ответ на благословение святителя прп. Сергий встал, прочитал молитву и послал ответное благословение святителю. Некоторые из учеников, удивленные необычайным поступком своего игумена, поспешили к указанному месту и, догнав святителя, убедились в истинности видения.

Постепенно иноки становились свидетелями и других подобных явлений. Однажды во время литургии прп. Сергию сослужил Ангел Господень, но по смирению своему прп. Сергий запретил кому-либо рассказывать об этом до конца его жизни на земле.

Тесные узы духовной дружбы и братской любви связывали прп. Сергия с первоиерархом Руской Церкви, со святителем Алексием. Святитель на склоне лет призвал к себе преподобного и просил принять Русскую митрополию, но блаженный Сергий по смирению отказался от первосвятительства.

Русская земля в то время страдала от татарского ига, и когда пришло известие о походе на Русь из Крыма темника Мамая, грозившего уже не просто разорением городов, но и мстительными преследованиями Православия, Великий князь Димитрий, собрав войско, пришел в обитель прп. Сергия испросить благословения на предстоявшее сражение. «Иди, иди смело, князь, и надейся на помощь Божию», – сказал святой старец и дал ему в сподвижники иноков своей обители: схимонаха Андрея (Ослябю) и схимонаха Александра (Пересвета), которые пали героями в Куликовской битве.

Предсказание прп. Сергия исполнилось: 8 сентября 1380 г., в деньпраздника Рождества Пресвятой Богородицы, русские воины одержали победу над татарскими полчищами на Куликовом поле, положив начало освобождения Русской земли от татарского ига. Во время сражения прп. Сергий вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству.

За праведную жизнь прп. Сергий удостоился от Бога небесного видения. Однажды ночью игумен читал правило перед иконой Пресвятой Богородицы. Окончив чтение канона Божией Матери, он присел отдохнуть, но вдруг сказал своему ученику, прп. Михею, что их ожидает чудесное посещение. Через мгновение явилась Божия Матерь в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. От необыкновенно яркого света прп. Сергий пал ниц, но Пресвятая Богородица прикоснулась к нему руками, благословляя его и его святую обитель.

Достигнув глубокой старости, прп. Сергий, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, прп. Никона (память 17 ноября). В безмолвном уединении прп. Сергий преставился к Богу 25 сентября 1392 года. Накануне великий угодник Божий в последний раз призвал братию и обратился со словами завещания: «Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную…».

+ + +

Значение прп. Сергия в истории Русской Церкви огромно. Самоотверженные подвижники, стяжавшие особую Божественную благодать, прп. Сергий и его ученики стали истинными духовными вождями Руси. Плоды их деятельности выразились в Русском государстве и внешним образом. До эпохи прп. Сергия на Руси имелось около 70 монастырей, основанных чаще всего близ городов князьями и боярами. Трудами учеников прп. Сергия число монастырей удвоилось, и основаны они были большей частью в окраинных отдаленных землях – как передовые форпосты Руси. Но форпосты эти имели особое оружие. Они основывались подвижниками с единой целью богоугождения, и потому своими примерами святости послужили обращению в Православие языческих племен Поволжья и Севера. То есть главной движущей силой освоения русскими этих земель в ХIV–ХVI вв., была не военная сила, не экономика и торговля, а  религиозный подъем.

Именно этот духовный подъем стал той главной силой, которая принесла Русскому народу победу в Куликовской битве и последующем освобождении от ордынского ига. Тем более, что ордынские ханы к тому времени приняли ислам и перестали относиться к Православной Церкви с прежней равнодушной терпимостью, готовилась насильственная исламизация. Необходимость защиты Церкви и святынь стала причиной небывалой ранее сплоченности Русских земель и способствовала их объединению вокруг московских князей, возглавивших сопротивление.

Итогом этого противостояния стало то, что практически никто из русских не перешел в ислам, но многие тысячи татар приняли Православие, перешли на службу московскому князю и стали основателями многих дворянских родов Российской Империи. Уже на Куликовом поле немало православных татар бились вместе с новыми единоверцами, русскими, против бывших единоплеменников. Так Русь одолела Орду духовно, в религиозном противостоянии. И прп. Сергий, Игумен земли Русской, был главным вождем в этой победе.


Павел Рыженко. Благословение преподобного Сергия
http://www.pavel-ryzhenko.ru/?section=galery&id=120

rusidea.org