Антоний Великий

Преподобный Антоний Великий — основатель пустынножительства

30 января (17 января по старому стилю) чествуем память величайшего подвижника первых веков христианства — преподобного Антония Великого (около 251, Кома, Египет — 356, Дейр-Мари). Св. Антония называют отцом и основателем иноческого пустынножительства.

Преподобный Антоний с житием. Крит, XVII векПреподобный Антоний с житием. Крит, XVII век
+++
Изначально, как указано и в Апостольских посланиях, в христианстве определились два пути к богоугождению: или благочестивая семейная жизнь, или же, как более близкое к совершенству, иноческое житие: «темже и вдаяи браку свою деву добре творит. И не вдаяи лучше творит» (Кор. 139). Когда мы читаем об удивительных подвигах древних подвижников, многое на сегодняшний день кажется уже почти невероятным, но достоверные исторические источники по фактам свидетельствуют, что истинная крепкая вера поистине способна творить чудеса. Ведь если человек достигает святости и соединяется, таким образом, духом с Богом, он и сам становится «богоподобным», получая при этом сверхъестественные дарования, превосходящие обычную человеческую природу. Другой великий подвижник того времени, свт. Афанасий Великий, составил подробное жизнеописание прп. Антония, включив в него рассказы о чудодействиях и духовные изречения преподобного. Свт. Иоанн Златоуст высоко ценил этот труд св. Афанасия и отмечал, что житие сие, ради назидания духовного, следует читать всякому христианину.

«1. Антоний родом был египтянин. Поскольку родители его, люди благородные и довольно богатые, были христиане, то и он воспитан был по-христиански и в детстве рос у родителей, не зная ничего иного, кроме них и своего дома. Когда же стал отроком и преспевал уже возрастом, не захотел ни учиться грамоте, ни сближаться с другими отроками, но имел единственное желание, как человек нелукав, по написанному об Иакове, жить в дому своем (Быт. 25, 27). Между тем ходил он с родителями в храм Господень и не ленился, когда был малым отроком, не сделался небрежным, когда стал уже возрастать, но покорен был родителям, и внимательно слушая читаемое в храме, соблюдал в себе извлекаемую из того пользу. Воспитываемый в умеренном достатке, он не беспокоил родителей требованием разнообразных и дорогих яств, не искал услаждения в снедях, но довольствовался тем, что было, и ничего больше не требовал.

2. По смерти родителей остался он с одной малолетней сестрой, и, будучи восемнадцати или двадцати лет от роду, сам имел попечение и о доме, и о сестре. Но не минуло еще шести месяцев по смерти его родителей, когда он, идя по обычаю в храм Господень и собирая воедино мысли свои, на пути стал размышлять о том, как Апостолы, оставив все, пошли во след Спасителю, как упоминаемые в Деяниях верующие, продавая все свое, приносили и полагали к ногам Апостольским для раздаяния нуждающимся, какое имели они упование и какие воздаяния уготованы им на небесах. С такими мыслями входит он в храм. В чтенном тогда Евангелии слышит он слова Господа к богатому: «аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое и даждь нищим, и иметиимаши сокровище на небеси и гряди в след Мене» (Мф. 19, 21). Антоний, приняв это за напоминание свыше, как если бы для него именно было это чтение, выходит немедленно из храма и все, что имел во владении от предков (было же у него триста арур (арура — египетская мера земли во сто локтей) весьма хорошей, плодоносной земли), дарит жителям своей веси, чтобы ни в чем не беспокоили ни его, ни сестру, а все прочее движимое имущество продает и, собрав довольно денег, раздает их нищим, оставив немного для сестры.

3. Но как скоро, вошедши опять в храм, услышал, что Господь говорит в Евангелии: «не пецытеся на утрей» (Мф. 6, 34), ни на минуту не остается в храме, идет вон и остальное отдает людям неимущим; сестру определяет на воспитание в обитель, поручив известным ему и верным девственницам, сам же перед домом своим начинает, наконец, упражняться в подвижничестве, внимая себе и пребывая в терпении. В Египте немногочисленны еще были монастыри, и инок вовсе не знал великой пустыни, всякий же из намеревавшихся внимать себе подвизался, уединившись неподалеку от своего селения. Поэтому в одном ближнем селении был тогда старец, с молодых лет проводивший уединенную жизнь. Антоний, увидев его, поревновал ему в добром деле и сначала стал уединяться в местах, лежащих близ селения. И если слышал там о каком рачителе добродетели, шел, отыскивал его, как мудрая пчела, и не прежде возвращался в место свое, как увидевшись с ним. Когда же получал от него некоторое напутствие для шествования стезею добродетели, шел к себе. Так проводя там первоначально жизнь, Антоний наблюдал за своими помыслами, чтобы не возвращались к воспоминанию о родительском имуществе и о сродниках. Все желания устремлял, все тщание прилагал к трудам подвижническим. Работал собственными своими руками, слыша, что «праздный ниже да яст» (2 Сол. 3, 10), и часть издерживал на хлеб себе, иное же на нуждающихся. Молился он часто, зная, что должно наедине молиться непрестанно (1 Сол. 5, 17), и столь был внимателен к читаемому, что ни одно слово Писания не падало у него на землю, но все удерживал он в себе, почему, наконец, память заменила ему книги» [1].

Пещера преподобного Антония Великого. Египет

Пещера преподобного Антония Великого. ЕгипетПервое время преподобный Антоний еще имел некоторое сообщение с людьми: так, он приходил к литургии в сельскую церковь и продавал свое рукоделье через одного преданного ему благочестивого мирянина. Но по мере духовного преуспеяния чувствовал он все большую необходимость к полному уединению, чтобы ничем уже не развлекаться от молитвы и богомыслия. Около двадцати лет подвизался преподобный в совершенном одиночестве, побеждая естественную природу «ветхого человека», ночи проводя в молитве и бдении и питаясь при этом только хлебом с солью и водой, раз в день, по захождении солнца. Впрочем, бывало, что и по два, и по три дня он вовсе не вкушал никакой пищи: так обильно почивала на нем Божья благодать, что и прежде смерти он жил уже как бесплотный ангел на земле.

Но следует отметить, что не так легко и просто даются подвижникам столь дивные высокие дарования: в отшельниках-пустынножителях мы по обычаю привыкли видеть уже совершенный иконописный образ, однако не следует забывать, что путь к внутреннему самоочищению — это многолетняя претрудная борьба, «повседневное мученичество», ибо «никто не венчается без подвигов». Ведь все святые были подобострастными нам людьми, с такою же бренною плотью и душевными и сердечными чувствами; об этой жестокой, неведомой миру борьбе могут рассказать только те, кто пережил ее на собственном опыте:

«Были добровольные мученики в трудах духовных. Были ежедневно умирающие. Мученики истязаемы были людьми не ведающими и не знающими Бога, а преподобные отцы из рвения к любви Божией сами себя беспощадно истязали духовными подвигами. Алчбу и жажду стерпела душа их. Гонения, обиды и унижения стерпела душа их. Вместо богатых одежд носили они запятнанные рубища, усыпанные вшами. Иные же и вовсе нагими были. Вместо сладких яств довольствовались хлебом. Иные же травой в пустыне питались. Питьем же им была одна вода, и та в меру. Не смежались глаза их, не смолкали языки их.

О, чудо преславное! Удивительно терпение их! Добровольно отвергли всякую радость и сытость, и покой мира сего, пожелали страдать и плакать в нынешнем веке. Прежде смерти были мертвы плотью. Ничуть не жалели тела свои, но страдали, словно в чужих телах. Святые, истощив тела свои, заплатили тленным телом за нетленную жизнь, радость и бесконечный покой и Царство Небесное, которому нет конца» («Цветник священноинока Дорофея»).

Преподобный Антоний. Кипр, 1192 годПреподобный Антоний. Кипр, 1192 год

Чем крепче и мужественнее душа подвижника, тем более жестокие искушения может попускать ему Господь, чтобы высоким примером победы в подвиге укреплять души немоществующих и возбуждать их к возможному по силам подражанию трудам в добродетелях. Преподобный Антоний также очень много пережил страданий от злодейства лукавых демонов, которые то внушали ему помыслы сожаления о сестре (сестра его, впоследствии ставши доброй подвижницей, была избрана настоятельницей над девственницами), то наводили сомнения о напрасно погубленной молодости и растраченном богатстве; восставала и плотская брань. Когда же по немощи человеческой и жестокости нападений — ибо демонам иногда попускается наносить и чувственные удары — Антоний начинал уже изнемогать, Сам Господь видимым образом приходил к нему на помощь, восставляя и утешая его:

Возведя взор, видит Антоний, что кровля над ним как бы раскрылась, и нисходит к нему луч света. Демоны внезапно стали невидимы, телесная боль мгновенно прекратилась, жилище его оказалось ни в чем не поврежденным. И, ощутив эту помощь, воздохнув свободнее, чувствуя облегчение от страданий, обращается он с молитвою к явившемуся видению, и говорит: «Где был Ты? Почему не явился вначале — прекратить мои мучения?» И был к нему голос: «Здесь пребывал Я, Антоний, но ждал, желая видеть твое ратоборство; и поелику устоял ты и не был побежден, то всегда буду твоим помощником и сделаю именитым тебя всюду». Услышав это, Антоний восстает и начинает молиться, и настолько укрепляется, что чувствует в теле своем более сил, чем было их прежде. Было же ему тогда около тридцати пяти лет [2].

«Дерево познается по плодам своим»: на первый взгляд кажется странным, каким образом могут сочетаться в одном человеке и высшая заповедь в христианстве о любви ко всем людям, и в то же время «бегство» от людей, т. е., уединенная жизнь подвижника? Но, говоря так, надо иметь понимание, что пока человек находится под влиянием внутренних страстей, он вовсе не способен быть совершенным в любви ко всем людям, т. е. любить одинаково как родных своих, так и незнакомых, врагов и друзей, богатых и незнатных и прочее. Плод же истинного духовного отшельничества виден в том, что сердце подвижника становится «храмом Духа Святаго», и тогда он имеет уже любовь высшую и бесстрастную, подобно тому, как любит нас Сам Господь. Такая любовь выражается самым действенным образом: во-первых, здесь сила молитвы обо всем мире, во-вторых, открывается способность духовного назидания ко спасению, если же подвижник получает также дарования изгнания бесов и врачевания болезней, то многие люди и из мирских селений начинают стремиться к нему за помощью.

Имя преподобного Антония было прославлено во всем христианском мире, как пишет свт. Афанасий: «Слух об Антонии дошел и до царей. Константин Август и сыновья его Констанций и Констант Августы по слуху сему писали к нему, как к отцу, и желали получить от него ответ». Он же рассказывает и о многочисленных чудотворениях святого отшельника. Прп. Антоний основал свой монастырь, но и из других монастырей и скитов со всего Египта приходили к нему за наставлением. Составлены также и письменные труды преподобного. Кроме пространного слова, помещенного в его «житии», до нас дошли: 20 посланий к инокам, 20 кратких слов о добродетелях и пороках, 170 глав о доброй нравственности, его правило для монахов с двумя к нему прибавлениями, и множество изречений и сказаний о нем, которые можно найти в различных святоотеческих поучениях.

Монастырь преподобного Антония Великого. ЕгипетМонастырь преподобного Антония Великого. Египет

Из истории нам известны многочисленные примеры отцов и учителей Церкви, как высокая светская образованность, соединяясь с грамотою духовной, действенно служила на пользу к народному просвещению. Преподобный Антоний, от юности посвятивший себя иноческому подвижничеству, был, однако, по общепринятым понятиям «человеком некнижным», чем и удивлял в особенности языческих философов, которые, видя острую проницательность его ума, не могли понять, каким образом приобрел он столь глубокую премудрость при недостатке во внешней учености. Но св. Антоний, обращая внимание их на свойства природы человеческой, пояснял, что «в ком здравый ум, тому не нужны письмена» [3], ибо и великие ветхозаветные праведники, подобно Ною, Аврааму, Иакову, имевшие чистый и совершенный ум, были научаемы от Самого Бога. Преподобный писал также в своих наставлениях:

Люди обычно именуются умными по неправильному употреблению этого слова. Не те умны, которые изучили изречения и писания древних мудрецов, но те, у которых душа умна, которые могут рассудить, что добро и что зло; и злого и душевредного убегают, а о добром и душеполезном разумно радеют и делают то с великим к Богу благодарением. Эти одни поистине должны именоваться умными людьми [4].

Проведя уже около 40 лет в пустыни, прп. Антоний, когда того потребовали крайние обстоятельства и долг любви к своим братьям, приходил «в мир», в Александрию, чтобы помочь страждущим за веру христианскую во времена жестоких Максимиановых гонений. Было это в 311 году.

«46. Посем постигло Церковь бывшее в то время Максимианово гонение. И когда святые мученики ведены были в Александрию, последовал за ними и Антоний, оставив свой монастырь и говоря: «Пойдем и мы, чтобы или подвизаться, если будем призваны, или видеть подвизающихся». Было у него желание приять мученичество, но, не хотя предать сам себя, прислуживал он исповедникам в рудокопнях и в темницах. Много было у него попечения — позванных в судилище подвижников поощрять к ревности и принимать участие в тех, которые вступили в мученический подвиг, сопровождая их до самой кончины. Судия, видя бесстрашие Антония и бывших с ним и их попечительность, приказал, чтобы никто из иноков не показывался в судилище и чтобы вообще они в городе не оставались. Все прочие в этот день почли за лучшее скрываться. Антоний же позаботился о себе особым образом. Он вымыл свою верхнюю одежду и во всем чистом на следующий день предстал перед народом, поднявшись на высокое место, где даже игемон увидел его, проходя мимо со своими воинами. Когда все дивились ему, он хранил полное спокойствие, показывая тем христианскую нашу ревность. Ибо, как сказал уже я, он готов был стать мучеником. И сам он, казалось, печалился о том, что не сподобился мученичества; но Господь хранил его на пользу нам и другим, чтобы соделаться ему учителем многих в подвижнической жизни, какой научился он из Писаний. Ибо многие, взирая только на образ его жизни, потщились стать ревнителями его жития. Итак, снова стал он, по своему обычаю, прислуживать исповедникам, и как бы связанный вместе с ними, трудился в служении им» [5].

Икона святого Антония Великого. XVI век
Икона святого Антония Великого. XVI век

По окончании гонений, прп. Антоний, проведя несколько лет в любимом одиночестве, был вынужден вторично явиться в Александрию, на этот раз ради обличения ереси ариан, распустивших было слух, что великий подвижник придерживается одних с ними мыслей. Но сам преподобный настолько строго и бескомпромиссно осуждал арианство, что называл его даже «последнею ересью и предотечей антихриста».

Говоря о совершенстве души ко спасению, преподобный Антоний поучал, что должно более всего стараться нам о приобретении добродетелей, к которым укрепляется душа по мере ослабления страстей и сластей телесных. Говорил также: «солнце да не зайдет во гневе вашем», относя сие изречение не только ко гневу, как к таковому, но и ко всякому нераскаянному греху. Так советовал он испытывать себя на всякий день и ночь о грехах и помыслах, чтобы вовремя обнаружить зарождающуюся червоточину и не допускать себе усугубления болезни, ибо Сам Господь сказал: «в чем застану, в том и сужу», а время для Суда Его нам неизвестно. Таким образом, поучал он приходившую к нему братию, чтобы каждый день, пробуждаясь и ложась спасть, спрашивали они себя, не последний ли день и ночь настает им нынче, ибо, с такими помыслами и заботами, удобно научиться избегать нам греховных навыков. Предостерегал также об опасности самомнения, часто искушающего и преуспевших в духовных подвигах: 

«Я знаю монахов, которые после многих трудов пали и подверглись безумию, потому что понадеялись на свои дела и презрели заповедь Того, Кто сказал: «вопроси Отца твоего и возвестит тебе» (Вт. 32, 7) [6].

Как повествует свт. Афанасий, сам преподобный Антоний отличался великим смиренномудрием. Однажды он увидел сети вражии, распростертые по всей земле. Тогда преподобный вздохнул и спросил у Господа: «Кто сможет избегнуть их?» И Господь ответил ему, что «смирение».

«67. Антоний был терпеливого нрава и имел смиренномудрое сердце. При всей духовной высоте своей, чрезвычайно уважал церковное правило и всякому церковнослужителю готов был отдавать перед собою предпочтение. Не стыдился преклонять главу перед епископами и пресвитерами. Если когда приходил к нему какой диакон ради пользы своей, он предлагал ему слово на пользу, но совершение молитв предоставлял диакону, не стыдясь учиться и сам. Нередко предлагал вопросы и желал слушать пребывающих с ним; сознавался, что и сам получает пользу, если кто скажет что-либо полезное. И лицо его имело великую и необычайную приятность. Приял же Антоний от Спасителя и сие дарование: если бывал он окружен множеством монахов, и кому-нибудь, не знавшему его прежде, желательно было видеть его, то, миновав других, он прямо подходил к Антонию, как бы привлекаемый взором его. Среди других выделялся Антоний не ростом и взрачностью, но благонравием и чистотою души. Поскольку душа была безмятежна, то и внешние чувства оставались невозмущаемыми, а потому от душевной радости весело было и лицо, и по движениям телесным можно было ощущать и уразумевать спокойствие души, согласно с написанным: «сердцу веселящуся, лице цветет, в печалех же сущу, сетует» (Пр. 15, 13). Так Иаков узнал, что Лаван замышляет худое, и сказал женам своим: «несть лице отца вашего, якоже вчера и третияго дне (Быт. 31, 5). Так Самуил узнал Давыда, потому что «радостнотворны были очи его и зубы белы, как молоко. Так узнавали и Антония, потому что пpи душевном спокойствии никогда не возмущался, и при радостном состоянии духа никогда не бывал мрачен» [7].

Преставился преподобный Антоний будучи уже глубоким старцем, проведшим 85 лет жизни в иноческих подвигах. Незадолго до отшествия своего ко Господу он наказал двум ближайшим ученикам, находившимся при нем последние 15 лет его жизни, похоронить его в пустыне и не устраивать торжественного погребения его останков в Александрии. Из двух своих мантий одну преподобный завещал святителю Афанасию Александрийскому (память 18 января), другую — святителю Серапиону Тмунтскому. Преподобный Антоний мирно почил в 356 году, в возрасте 105 лет, и погребен своими учениками в прославленной им пустыне в сокровенном месте.

В 544 году мощи преподобного Антония Великого были перенесены из пустыни в Александрию, а затем, по завоевании Египта сарацинами в VII веке, в Константинополь. Из Константинополя в Х–XI вв. святые мощи перенесены в епархиальный округ Вьенский, а в XV веке — в Арис (Франция), в храм святого Иулиана.

Ковчег с мощами св. Антония Великого в аббатстве Сент-Антуан-л’Аббеи, ФранцияКовчег с мощами св. Антония Великого в аббатстве Сент-Антуан-л’Аббеи, Франция

Как свидетельствует св. Афанасий, и при кончине земной своей жизни преподобный Антоний сохранял ту же бодрость духа и крепость сил телесных, достойно завершив избранное поприще и воистину явившись «светильником, вверху горы стоящим», просвещающим духовным светом многие последующие поколения. Обращаясь к иночествующим (впрочем, касается это не только иноков, но и всех, желающих наследовать вечное спасение), преподобный Антоний увещевает не расслабевать духом и не поддаваться тяготе и унынию, а также сожалению о пустом и скоропреходящем, но возноситься мыслями к вечному воздаянию и с твердостью совершать начатый подвиг, «ибо недостойны страсти нынешняго времени, к хотящей славе явитися в нас» (Рим. 8, 18).

«Также, взирая на мир, не будем думать, будто отреклись мы от великого чего, ибо и вся эта земля очень мала перед целым небом. Поэтому, если бы и над всею землею были мы господами и отреклись от всей земли, то и в этом опять не было бы ничего, равноценного Царству Небесному. Ибо как тот, кто бросает одну драхму меди, чтоб приобресть сто драхм золота, так и тот, кто, будучи господином целой земли, отрекаясь от нее, оставляет не много, а получает во сто крат более. Если же и вся земля не равноценна небесам, то оставляющий несколько десятин, как бы ничего не оставляет. Хотя бы оставил он при этом и дом, и много золота, и тогда не должен хвалиться и малодушествовать. С другой стороны надо подумать, что если бы не оставили мы (что имеем) ради добродетели, всячески после, умирая, оставили бы то, как и оставляем часто даже тем, кому и не хотели бы, как упомянул о сем еще Екклезиаст (Еккл. 4, 8). Почему же не оставить нам сего ради добродетели, чтобы наследовать за то Царство Небесное?

По сей же причине, никто из нас не должен питать в себе желание приобретать. Ибо какая выгода приобретать то, чего не возьмем с собою. Почему не приобретать нам лучше то, что и с собой взять можем, как-то: благоразумие, справедливость, целомудрие, мужество, рассудительность, любовь, нищелюбие, веру во Христа, безгневие, страннолюбие? Приобретши сии добродетели, мы найдем их впереди себя там, приготовляющими нам пристанище на земле кротких» [8].

Прпdбне џ§е, глaсъ є3ђaліz хrт0ва ўслhшавъ, ми1ра њстaвилъ є3си2. богaт8ство и3 слaву, нивочто2 же в8мэни1въ. тёмже всёмъ вопіsше, во€люби1те бGа, и3 њбрsщете бlгодaть вёчную. ничт0же преdпочитaйте пaче любвE є3гw2, да є3гдA пріи1детъ в8 слaвэ своeй, њбрsщете пок0й со всёми с™hми. є3г0же мlтвами хrтE, сохрани2 и3 спаси2 дш7S  нaшz.

(Стихера преподобному)
 


[1]. Житие преподобного отца нашего Антония Великого, описанное святым Афанасием в послании к инокам, пребывающим в чужих странах Оп.: Афанасий Великий. Творения в четырех томах. Ч. 3. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1903. (Репринт: Валаамский монастырь, 1994). С. 178–250.
[2]. Житие преподобного отца нашего Антония Великого, описанное святым Афанасием в послании к инокам, пребывающим в чужих странах Оп.: Афанасий Великий. Творения в четырех томах. Ч. 3. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1903. (Репринт: Валаамский монастырь, 1994). С. 178–250.
[3]. Житие преподобного отца нашего Антония Великого, описанное святым Афанасием в послании к инокам, пребывающим в чужих странах Оп.: Афанасий Великий. Творения в четырех томах. Ч. 3. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1903. (Репринт: Валаамский монастырь, 1994). С. 178–250.
[4]. «Наставления о доброй нравственности и святой жизни, в 170-ти главах», «Добротолюбие», т. 1-ый.
[5]. Житие преподобного отца нашего Антония Великого, описанное святым Афанасием в послании к инокам, пребывающим в чужих странах Оп.: Афанасий Великий. Творения в четырех томах. Ч. 3. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1903. (Репринт: Валаамский монастырь, 1994). С. 178–250.
[6]. «Наставления св. отца нашего Антония Великаго о жизни во Христе, извлеченныя из слова его в жизнеописании св. Афанасия, из его 20 посланий и 20 слов», «Добротолюбие», т. 1-ый.
[7]. «Изречения св. Антония Великаго», «Добротолюбие», т. 1-ый.
[8]. Житие преподобного отца нашего Антония Великого, описанное святым Афанасием в послании к инокам, пребывающим в чужих странах Оп.: Афанасий Великий. Творения в четырех томах. Ч. 3. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1903. (Репринт: Валаамский монастырь, 1994). С. 178–250.


инокиня Ливияruvera.ru

+++

Антоний Великий родился в Египте около 250 года от благородных и богатых родителей, воспитавших его в христианской вере. Восемнадцати лет он лишился своих родителей и остался один с сестрой, которая была на его попечении. Он отказался от наследства после родителей в пользу бедных жителей своего селения, поручил сестру известным ему христианским девственницам и оставил город и дом, чтобы жить уединенно и служить одному Господу.
Сначала он пребывал близ города у одного благочестивого старца, жившего уединенно и старался во всем подражать ему. Затем он решился уйти дальше и наконец совсем удалился из обитаемых мест, перешел реку Нил и поселился в развалинах воинского укрепления. Нельзя изобразить, сколько искушений и борьбы вынес этот великий подвижник. Он страдал от голода и жажды, от холода и зноя. Но самое страшное искушение пустынника, по слову самого Антония, — в сердце: это тоска по миру и волнение помыслов. Ко всему этому присоединились прельщения и ужасы от демонов.

Уже двадцать лет жил Антоний в своем уединении, когда некоторые из друзей его, узнав об его местопребывании, пришли, чтобы поселиться вокруг него. Спокойный, сдержанный, ко всем одинаково приветливый, старец скоро сделался отцом и наставником многих. Святой Антоний не давал своим ученикам каких-либо определенных правил для монашеской жизни. Он заботился только о том, чтобы укоренить в них благочестивое настроение, внушал им преданность воле Божией, молитву, отрешение от всего земного, неусыпный труд.

Но святой Антоний в самой пустыне тяготился многолюдством и искал нового уединения – он удалился в пустыню, лежавшую близ берегов Красного моря.

Он обработал небольшое поле, так что теперь никому не нужно было приходить к нему и приносить хлеба. По временам он посещал братию. Впрочем, почитатели святого Антония открыли и последнее его уединение. Во множестве стали приходить к нему искавшие его молитв и наставлений. Приводили к нему болящих; он молился о них и исцелял их.

Святой Антоний уже около семидесяти лет жил в пустыне. Против воли, начал смущать его горделивый помысел, что здесь он старше всех. Он просил Бога удалить от него этот помысел и получил откровение, что один отшельник гораздо ранее его поселился в пустыне и более его служит Господу. Антоний встал рано утром и отправился искать этого неизвестного миру подвижника, пока не нашел пещеру, в которой жил святой Павел Фивейский. Он уже около девяноста лет жил в пустыне.

После братского лобзания, Павел спросил Антония о положении дел в мире. Прекращение гонений и торжество христианства в римской империи было для него радостной новостью, а появление арианства — горькой.

На следующее утро Павел открыл о себе Антонию, что скоро отойдет из мира; поэтому он просил Антония принести к нему мантию епископа Афанасия, чтобы прикрыть ею его останки. На обратном пути к святому Павлу он видел его, возносящегося на небо, среди сонма ангелов, пророков и апостолов. «Зачем, Павел, не дождался ты меня? — воскликнул Антоний. — Так поздно я узнал тебя и так рано ты уходишь!» Однако, когда вошел в пещеру Павла, он нашел его безмолвно и недвижимо стоящим на коленях. Антоний также встал на колени и начал молиться. Уже после нескольких часов молитвы убедился он, что Павел потому не движется, что мертв. Он благоговейно омыл его тело и завернул в мантию святителя Афанасия. Вдруг явились два льва и своими когтями вырыли довольно глубокую могилу, где Антоний и похоронил святого подвижника.

Преподобный Антоний скончался в глубокой старости (106 лет, в 356 г.) и за свои подвиги заслужил наименование Великого. 30 января Церковь чтит память преподобного Антония Великого.

+++

Повседневная жизнь: парадокс Антония Великого

Среди духовных наставлений основоположника православного монашества Антония Великого есть наставления о времени: каждый день считать началом и каждый день считать концом.

Повседневная жизнь: парадокс Антония Великого
 
 

Не всегда же нам плыть по течению

В детстве мы живем, будто бессмертные. С ощущением, что жизнь только начинается и конца ей никогда не будет. С возрастом это проходит. Мы плечами чувствуем, что детство осталось позади, впрочем жизнь продолжается. Когда продолжение жизни завершится, то наступит смерть. Когда же наступит? Неизвестно. Каждый втайне надеется, что не скоро.

Неверующие вообще стараются обо всем этом не думать, слишком грустно. А верующие знают, что в момент смерти не уничтожается душа человека, и жизнь души продолжается. Уже не так грустно и беспросветно. Выходит, что думать о смерти и жизни нам вполне можно без депрессий и прочих психологических травм.

Не просто думать, но активнее относиться к жизни. Человек способен не только переживать протяженность своей жизни, как ребенок или как взрослый, но управлять своими переживаниями времени, в какой-то мере подчинять время.

Это заявление кажется слишком дерзким, но именно так, «по-хозяйски», относились к своей жизни православные святые. Они не плыли по течению. Они не согласны были покорно дрейфовать по течению времени. Святые сами назначали: «Вот это будет для меня время начала, а это время конца». И время служило им. Через время своей земной жизни они прикоснулись к вечности, к вечному сиянию Бога.

 

Преподобный Антоний: каждый день считать началом

Среди множества выходящих из печати церковных книг мы легко найдем те, которые посвящены основоположнику православного монашества Антонию Великому. Некоторые весьма примечательные духовные наставления традиция сохранила нам под именем святого Антония. Есть среди них и наставления о времени. Процитируем их. Преподобный Антоний убеждает, «начавши, не ослабевать и не унывать в трудах, и не говорить: долго уже времени пребываем мы в подвиге; но лучше, как бы начиная каждый день, будем преумножать ревность свою»[i].

Старец обращается к монахам. Те монахи, которые много времени провели в подвиге, нередко подвергаются особо тягостному искушению. На них нападает уныние: «Ты уже столько лет здесь трудишься. Поначалу все было вроде бы хорошо, безудержный энтузиазм, как всегда на первое время. Потом пошла тянуться рутина, день за днем, год за годом бессмысленная трата времени и сил. Теперь ты уже совсем не тот мальчишка, какой был раньше. Надо по-взрослому посмотреть на свой путь. Не пора ли эту рутину оставить в покое и вернуться наконец в родной дом, ведь жить по-христиански можно не только в келье?»

От унылых мыслей на подвижников нападает изнеможение, ослабляется подвиг. Опытный в духовном деле человек, преподобный Антоний, укрепляет собратьев практическим советом: надо не оглядываться на долгий пройденный путь, а каждый день начинать, как будто он первый. Это с Божией помощью усилит ревность и отгонит уныние.

Каждый день может быть началом какого-то нового этапа жизни, вестником небывалых событий. Это справедливо не только для монахов, для семейных людей тоже подходит.

Преподобный Антоний: каждый день считать концом

Перевернем процитированную страницу «Добротолюбия». И опять под именем Великого Антония мы встретим мысли о времени. Теперь уже противоположного характера. Процитирую: «Если мы станем жить, как умирающие каждый день, то не согрешим… чтобы мы каждый день пробуждаясь, думали, что не доживем до вечера, и опять намереваясь ложиться спать, думали, что не пробудимся; потому что и по естеству не известен предел жизни нашей, не известно и то, какую меру полагает ей каждодневно Провидение»[ii].

Здесь несколько другая ситуация: человек ходит по земле, не зная, когда завершатся его земные дни. И это может привести душу в легкомысленное настроение. Мы намеряем себе долгий век, думаем, что на все времени хватит, можно и отложить какие-то дела на потом: «На исповедь, конечно, надо бы сходить. Грехов поднабралось с прошлой исповеди, есть в чем покаяться. В ближайшее время я не пойду, но как-нибудь на службу схожу. Вот скоро Великий пост по календарю, посмотрим, постом — может быть».

А земная жизнь каждого человека не бесконечна. И когда Промысел призовет каждого из нас, Бог весть. Поэтому преподобный Антоний берет за правило считать: «Утро началось, а доживу ли до вечера, не знаю. Пора спать, но приведет ли Господь проснуться, не известно. Может быть в ближайшие часы я предстану перед Судией. Прости, Господи, мне грехи».

Человек, воспитавший в себе чувство, что скоро на суд, — укрепляет в себе покаяние и решимость противостоять греховным соблазнам.

Какой будет наш путь?

Жизнь может быть длинной или короткой, что для нас, конечно, важно. Еще важно, выйдет ли жизнь пустой или насыщенной большими событиями.

Если день за днем следовать словам преподобного Антония, то жизнь будет наполненной смыслом, полноценной, христианской.

Каждый день может начинаться как «первый день». С другой стороны, каждый день может начинаться как последний день». Все разом: сегодня — «первый день и последний день».

Жизнь словно сжимается в небольшой отрезок «сегодня».* Этот отрезок жизни становится весомым. В нем полной грудью дышит человек, он напоен благодатью. Не будем унывать, не будем беспечны, станем жить с Богом.


[i]    Наставления св. отца нашего Антония Великого о жизни во Христе, извлеченные из слова его в жизнеописании св. Афанасия, из его 20 посланий и 20 слов 1 // Добротолюбие. Т. 1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993. C. 17.

[ii]   Наставления св. отца нашего Антония Великого… 5 // Добротолюбие. Т. 1. Цит. изд. C. 19.

Диакон Павел Сержантов, pravmir.ru

 

Человек, посрамивший дьявола

Микеланджело. Мучения святого АнтонияВ «Братьях Карамазовых» Федора Достоевского есть эпизод, который по своей силе является одним из стержневых моментов всей книги: Совсем еще юный Алеша Карамазов стоит в храме и, услышав слова Евангелия, призывающие раздать имение и идти за Христом, вдруг осознает, что уже не может жить иначе. Если он хочет стать совершенным, то должен отречься от всего и последовать за Спасителем. Иной, более компромиссной дороги молодой человек просто не мыслит, и в конце романа перед читателем предстает послушник Алексей, который трудится в монастыре, готовясь к постригу. Мало кто знает, что тот самый эпизод, где Алеша размышляет над евангельской фразой, – не выдумка. Писатель буквально срисовал его с натуры: на рубеже III и IV веков в Египте жил юноша, который тоже, слыша упомянутые выше слова Христа, избрал путь отшельничества. И не просто стал иноком, но прославился как один из столпов восточного монашества, чьи поучения до сих пор служат настольной книгой для тех, кто пошел дорогой подвижника. Мы знаем этого человека как Антония Великого.

Он происходил из богатой коптской семьи и был старшим ребенком у родителей, которые кроме него растили маленькую дочь. Когда юноше исполнилось 20 лет, супруги умерли, оставив сына одного с малолетней сестрой. Похоронив отца и мать, Антоний стал перед вопросом – что делать дальше? В его положении вполне естественно было бы создать семью и зажить безбедно, преумножая то, что досталось ему от предков. Но молодой человек чувствовал, что тот путь, который предлагает общество, – привычный путь, пусть и богатого, но все равно обывателя, – чужд его душе. С раннего детства он воспитывался в духе христианского благочестия и настолько проникся им, что, повзрослев, так и не смог изменить благодатному опыту, который прибрел прежде. Антоний сторонился шумных компаний, редко выходил из дому, проводя свободное от забот время либо с сестрой, либо в молитве, либо в храме. Его душа томилась, не находя смысла во всей окружающей обстановке.

Развязка наступила спустя несколько месяцев, когда, не зная, какой выбор ему все-таки сделать, молодой человек взмолился Богу, прося Его указать дальнейший путь. Как-то раз, находясь на богослужении, Антоний ощутил, что именно сегодня ему нужно быть внимательным, потому что услышанное и увиденное им окажется для него очень важным. В этот день на Литургии священник читал фрагмент Евангелия, в котором Христос говорит: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19: 21). В контексте отрывка слова Спасителя обращены к юноше, который пришел спрашивать у Иисуса, что ему делать для наследования жизни вечной. Однако Антоний понял, что здесь и сейчас с Ним говорит сам Бог и указывает ему направление его дальнейших действий.

На следующий день он продает свой бизнес, – огромную финиковую рощу, – а вырученные деньги практически полностью раздает нищим, сохраняя лишь небольшую часть на пропитание. Но было в этом поступке нечто половинчатое, и молодой человек, не любивший полудел и полутонов, решает завершить начатое до конца. Осознавая, что его подрастающей сестре нужна женская забота и тепло, он отдает девочку на воспитание местным благочестивым христианкам. Сам же, раздав оставшиеся деньги, навсегда уходит из родного селения. Конечно, Антоний еще посетит его, но это уже будет совсем другой человек – аскет и подвижник, победитель демонов.

Первые годы отшельничества монах провел в странствиях – он день ото дня бывал то у одного, то у другого пустынника, и каждая встреча приносила начинающему иноку что-то новое. Как пишет биограф святого, Антоний уподобился пчеле, которая, прежде чем выработать своим организмом мед, тщательно собирает нектар с разных цветков. Так он научился смирению, трудолюбию, молитве и другим добродетелям. Будучи человеком умным и внимательным, молодой подвижник очень скоро смог систематизировать то, что видел и слышал. Его подход к деланию был скрупулезным и осознанным. Через некоторое время многие старцы, с которыми он общался, стали замечать, что их ученик превосходит своих учителей. Понимал это и сам Антоний, но, не желая давать волю гордыне, продолжал смиренно нести крест ученичества. И только лишь окончательно окрепнув духом, подвижник удалился в глубокую пустыню, где ему предстояло пройти немало испытаний.

Первое, с чем пришлось вплотную столкнуться на новом месте молодому иноку, – это блудные мысли. Познай Антоний женское тепло до своего ухода из мира, ему гораздо труднее было бы вести борьбу с похотью. Но монах был девственником, что, впрочем, не отменяло закона плоти, которая постоянно напоминала о себе. Порою нечестивые вожделения были настолько сильными, что подвижнику приходилось не спать сутками, пребывая в непрерывном труде и молитве, дабы погасить пожар разгоравшейся страсти. Из этой борьбы отшельник вышел победителем – ни естественные проявления мужского начала, ни устрашения дьявола, являвшегося ему зримо, не смогли заставить его впасть в блуд. Так впервые Антоний посрамил беса.

Проведя некоторое время в пустыне, и стяжав от Бога благодать борьбы со страстями, подвижник объявил демонам открытую войну. Он переселился в заброшенную крепость на берегу Нила, где плел корзинки, выменивая их на зерно у местных крестьян. Свое жилище святой устроил в древнем захоронении, а спал в гробу. Почти не отдыхал, находясь практически все время в труде и молитве. Видя, что вызов брошен, бесы каждый день собирались у гробницы, принимая вид страшных чудовищ и пытаясь вселить в душу монаха смятение и страх. Но тот, зная, что это всего лишь призраки, спокойно говорил им:

– Я знаю, вы хотите меня запугать, но я также знаю, что если вам не разрешит Господь, вы меня не тронете, а если разрешит, то усилий одного из вас хватит, чтоб меня умертвить. Поэтому чего вы медлите, нападайте, если на то Божья воля.

И бесы, посрамленные мужеством и верой святого, каждый раз отступали. Так продолжалось несколько лет, пока демоны не решили устрашить святого самым радикальным способом. Однажды они физически атаковали его жилище, разрушили каменные своды гробницы и выволокли Антония наружу. Духи превратились в телесно осязаемых чудищ, били монаха, царапали когтями, рвали зубами. А в конце своего нападения подняли Антония высоко в небо и сбросили его наземь…

 

Бездыханное тело святого спустя несколько дней нашел житель соседнего городка, который время от времени приносил подвижнику пищу. Посчитав, что инок умер, он забрал его с собою, и местные христиане совершили над ним отпевание. Но Антоний был жив. Когда его оставили на ночь в комнате, решив следующим утром похоронить, он пришел в себя и, тихо подозвав одного из своих благодетелей, попросил отнести обратно в гробницу. Просьба была выполнена. Не имея сил встать, Антоний лежал на полу и молился. Чувствуя, что он в гробнице не один, отшельник громко произнес:

– Бесы! Я здесь. И не избегаю борьбы с вами. Знайте же, что если сделаете мне что-либо плохое, ничто не может отлучить меня от любви к Христу.

Стены жилища затряслись, и демоны стали пугать отшельника пуще прежнего, наводя на него различные видения и страхи. Но Антоний лишь молился и призывал на помощь Бога. Казалось, что минуты превратились в столетия – такой невыносимой была эта психологическая атака темных духов. Однако навредить святому физически они уже не осмелились. Подвижник продолжал молиться. Он чувствовал, что силы вот-вот покинут его. Вдруг старинные развалины озарил неземной свет, в лучах которого Антонию явился Христос. Не терпя божественного присутствия, бесы с воплями покинули убежище отшельника. Видя такую развязку своего испытания, Антоний обратился к Спасителю:

– Господи Милосердный, где Ты был раньше, и почему сначала не явился исцелить мои раны?

На что получил ответ:

– Антоний! Я был здесь, но ждал, желая видеть твое мужество; теперь же, после того как ты твердо выдержал борьбу, Я буду всегда помогать тебе и прославлю тебя во всем мире.

Через несколько минут монах почувствовал, что на его теле уже нет ни одной раны, а сил в суставах прибавилось. Здоровье полностью вернулось к нему и с тех пор больше не покидало святого. По милости Божьей, у Антония до самой смерти было острое зрение, целые зубы и такая энергичность, что он мог сравниться с любым юношей. Вот так наградил Господь Своего угодника за верность и стойкость, попустив, чтоб он сам справился с бесовскими наваждениями. Для монаха это был очень важный урок и напоминание о том, что Бог не дает человеку непосильных испытаний, и раз они ниспосланы, то их важно пройти до конца.

В своем убежище Антоний прожил до сорока лет. Он стяжал огромное смирение, которое сочеталось в нем с мудростью и высокой нравственной чистотой. Укрепившись в добродетели, святой решил покинуть крепость, где провел более 15 лет, и перебрался в другое место – скалистую возвышенность, имеющую несколько природных пещер. В одной из них и поселился инок. Постепенно в нем открылся дар наставничества, и многие люди стали приходить к нему за духовным утешением и поддержкой. Но особенно много к Антонию прибывало тех, кто желал подражать его жизненному пути. Так постепенно вокруг его пещеры формировались общины отшельников, для которых Антоний был наставником и примером для подражания. Конечно, старца тяготила такая роль – он всю жизнь мечтал об уединении с Богом, а не о том, чтобы взять на себя нелегкий крест духовника огромного числа людей.

Однако в своем новом служении он увидел волю Божью и подчинился ей, до конца жизни будучи духовным отцом многих сотен иноков. Так Господь судил этому человеку стать основателем нового вида подвижничества – отшельничества. Собственно, и до выхода Антония в пустыню Церковь знала немало людей, которые покидали родные дома и бежали в дикие места. Но при этом каждый монах действовал лично по своему усмотрению, и многие из-за неопытности и гордыни кончали этот путь падением. Антоний ввел жесткое правило: спасаться монахи могут и порознь, но духовный наставник у них должен быть один.

С тех пор отшельничество приобрело оформленный вид, и монахов, которые жили без внешнего духовного руководства, становилось все меньше и меньше. Общины аскетов-одиночек стали называться лаврами (от греческого «laura» – «улица»). У лавры, как правило, был один литургический центр – либо храм в ближайшем селении, либо специально выстроенное помещение, где раз в неделю служил приглашаемый извне священник. Большинство времени монахи проводили в одиночестве, лишь раз в один-три дня сходясь для духовных бесед со старцем. Часто жили и парами – более опытный аскет принимал в свою келью новичка и воспитывал его некоторое время, пока тот духовно не созреет для полного отшельничества.

Антоний имел непререкаемый авторитет, но никогда им не злоупотреблял. Его любили не только монахи, но и миряне. Пару раз, уже будучи в преклонных летах, он дискутировал с еретиками, отрицавшими божественность Христа. Во время полемики открылось, что великий святой – не только опытнейший духовник, но и замечательный знаток Священного Писания, а также человек, чья богословская логика была во много раз крепче доводов большинства дипломированных философов и теологов. Ведь если для большинства оппонентов Антония Библия и теология были всего лишь предметами изучения, то для самого старца это было плодом его личного мистического опыта общения с Богом – живого общения, которое он вел всю свою жизнь. Обладал монах и даром исцеления, который, однако, тщательно маскировал и всегда говорил, что исцеляет только Господь.

Умер Антоний в одиночестве, попросив двух своих учеников оставить его в пещере и не открывать места своей кончины. Святой понимал, что полуграмотные люди после его смерти начнут боготворить его, а ему хотелось совсем другого – чтоб слава от людей воздавалась не человеку, но Богу, от Которого и получил некогда Антоний благодатные дары. Подвижник мирно отошел в Вечность в 356 году 105 лет от роду. Его святые останки были найдены лишь спустя два века.

***

При чтении жития этого удивительного подвижника, я сделал для себя два важных вывода. Прежде всего, своим примером Антоний показал, что монашество – это не банальное бегство от мира. Конечно, в любую эпоху находилось немало тех, кто желал просто спрятаться за стенами обители от забот и искушений мирской жизни, стремясь к некоей, как сейчас модно говорить, «гармонии с собою и с Богом». Но на самом деле монах – не беглец, а воин, стоящий на передовой борьбы с грехом и дьяволом. И проблемы, с которыми он сталкивается в пустыне, не идут ни в какое сравнение с искушениями, которые подстерегают его в городе.

Очень символично, что местом подвига Антония была гробница. Издревле кладбище (как и вообще любая пустошь или открытое море) считалось не только местом погребения тел, но и средой обитания злых духов. Античный человек чувствовал себя комфортно только в городе или в селе, где был под защитой социума и стен собственного дома. Чем дальше от населенных пунктов он находился, тем опаснее становилось его пребывание. Люди понимали, что мир – не их, что он оккупирован силами зла, и что в необжитые места лучше не ходить.

Христианство говорит совершенно о другом. Да – мир захвачен демонами, да – он лежит во зле, но это состояние – противоречит изначальному замыслу Творца. В идеале вселенная принадлежит человеку, а дьявол – вор, укравший это достояние у людей, а самих нас – сделавший своими подданными. Именно против такого положения дел и выступает монашество – оно уходит в пустыню, чтобы отвоевать ее у беса, чтобы показать, кто – хозяин, а кто – оккупант. Своими подвигами иноки первых веков окончательно утвердили христианский взгляд на мир как на Божье творение, которое нужно очистить от тех искажений, которые нанес ему враг. Святые пустынники понимали, что преображение мира начинается с преображения самого себя и достигается только через самоотречение и следование тому призыву к совершенству, который услышал в начале своего иноческого пути преподобный Антоний.

Вторым ключевым моментом и подвига Антония, и жизни остальных его последователей, вне зависимости от времени их жизни, стала борьба с плотью. Действительно, порою трудно понять монахов, которые лишают себя даже элементарных удовольствий, изнуряют себя постом, и все это – ради расплывчатой, на первый взгляд, идеи спасения. Но, оказывается, аскетизм иночества очень логичен, если принять во внимание вещь, на которую мы редко обращаем внимание.

Человек – существо сложное, и представляет собою сочетание личностного начала и материальной природы. Грубо говоря, любой из нас – это и «кто», и «что» одновременно. До грехопадения, в Божьем замысле о мире, личностное начало – главнее, оно руководит всеми процессами, которые происходят в человеке. Иными словами, Господь задумал человека существом иерархичным, упорядоченным, в котором все элементы находятся в гармонии. Эта система выглядит примерно так: Бог – личность – тело. Тело подчинено личности, а личность все свои устремления имеет в Боге. Но так – в идеале, реализоваться которому помешало грехопадение.

После того, как человек согрешил в раю, эта система соподчиненности катастрофически изменилась: материальное начало в человеческой природе взяло верх над личностью, и та вместо устремленности к Богу оказалась порабощена плотью. Именно на разрушение этого порочного круга и направлена вся аскетическая практика, а вовсе не на мазохистское самоистязание, как это покажется несведущему обывателю.

Путь монаха – это дорога домой, возврат к тому блаженному состоянию, которое знали наши прародители до того, как были совращены дьяволом на грех. Конечно, далеко не каждый может быть иноком, это – крайняя форма отречения от мира, доступная лишь немногим. Но, несмотря на это, все традиционное христианское богословие пропитано духом монашества. Потому что, становясь христианином, любой человек ступает на путь войны со злом, который до него уже был пройден такими выдающимися Христовыми воинами, как Антоний Великий и его сподвижники.

foma.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s