Анафема. Торжество Православия

Остановимся на самом сложном в восприятии элементе Дня Торжества Православия – анафеме. История анафемы весьма богата и часто парадоксальна.

Анафема в том или ином виде была везде и всегда. Все народы имели подобный инструмент – отлучения от общения с народом и небом.

В русском языке «анафема» означает проклятие или ругательство, стоящее рядом с другими ругательствами типа «антихрист» и «ирод», в которых содержание давно уже оторвалось от первоначального смысла. Первоначальный смысл анафемы – совсем не проклятие. Вместе с тем из истории анафем мы видим, что эта грань не всегда соблюдалась.

История анафем яркая и богатая. Предавали анафеме святителя Афанасия Великого. Анафематствовали Иоанна Дамаскина. Угодила под анафему целая плеяда патриархов. Испанцы отлучали борцов за королевский престол. Русские – ныне забытого ничтожного, по нынешним меркам, Гришку Отрепьева, героя Украины – Мазепу, каких-то Акундинова и Тверитинова, которых теперь и знать никто не знает. Предали анафеме старообрядцев, украинского «митрополита» Филарета, сторонников экуменизма, двуперстное знамение, священника Глеба Якунина, профессоров Ленинградской духовной академии и даже журналиста из Пскова Олега Дементьева, досадившего какой-то матушке. Святейший Патриарх Тихон предал анафеме тех, кто творит «кровавые расправы» (избиение «ни в чем неповинных и даже на одре болезни лежащих людей», совершаемое «с неслыханною доселе дерзостию и беспощадною жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности»). Зарубежники отлучили от Церкви мертвого Ленина. 

Анафемы налагались, сменялись, так, что все запуталось донельзя. Например, анафема была снята с Емельяна Пугачева накануне казни. В 1971 году Русская Церковь сняла осуждение со старообрядцев, а старые русские обряды, в том числе двуперстие, признала равночестными новым и спасительными. И таким образом дала повод думать, что анафема номер один была ошибочной и пристрастной. Анафему сняли при том, что староверы и не думали каяться перед «мирской» церковью.

Анафема – слово страшное и ругательное. Как ни объясняй народу, он воспринимает его как проклятие в этом веке и веке будущем. Иначе как можно понять проклятие мертвого Ленина и Мазепы, которым наши земные дела давно уже безразличны?

На самом деле анафема не проклятие, а отлучение от Христа и Церкви. Например, Льва Толстого никто никогда не проклинал и не отлучал. Он отлучил себя сам. Великий писатель сам долго и упорно заявлял о своей непричастности Церкви, Христу и Святой Троице, про которую написал глупую статью с вопросом о том, а почему в Троице не семнадцать с половиной лиц? Граф в богословии и философии был не силен, судил о том, в чем совсем не соображал, и делал из этого публичные поступки, всячески декларируя свой выход из общения с Церковью и Христом. Это его право.

Де-факто он сам себя отлучил, скандал вышел оттого, что Толстой «внезапно» удивился вполне логичной реакции Церкви. Но тут нюанс. Де-юре Церковь побоялась общественного резонанса, и самоотречение энергичного литератора произошло завуалированно, и зафиксировано не установленным порядком публичной анафемы, а запротоколировано через вялое «каноничное определение». Впрочем, самому графу от этого было не холодно и не жарко.

Католики тоже не сидели без дела и прокляли Жанну д’Арк, масонов и Фиделя Кастро. А потом внезапно уничтожили само понятие анафемы. Теперь у них анафемы нет в принципе.

Иудеи предали херему Баруха Спинозу и своих реформаторов.

Так или иначе, но встают вопросы: насколько эти отлучения обязательны для Бога? В праве ли Церковь совершать поступки, выглядящие как проклятия, да еще впопыхах в угоду сиюминутным политическим видам и под влиянием субъективного запала? Где Торжество Православия и где анафема профессорам Ленинградской академии и Ленину, и какому-то Акундинову? Почему проклят Мазепа, не отрекавшийся от Христа, и не прокляты русские цареубийцы восемнадцатого и двадцатого веков, в вере которых есть большие сомнения? И зачем это вообще нужно – в конце литургии устраивать хоры с этим драматическим пением, не обязательным в других Православных Церквях?

Как-то нет единого порядка во всем этом деле.

Вопросы к анафеме есть и сегодня. В наших новых реалиях: считается ли анафемой добровольное устранение от жизни в Церкви, которое по сути дела является состоянием анафемы де-факто? Значительная часть наших сограждан пребывает вне Церкви и Христа. Пусть Церковь не заметила отпадения от обетов крещения, но Бог все видит и знает об этом самоотлучении. Надо ли юридически фиксировать положение подобного «христианина» или, если он не лезет на рожон, то махнуть на него рукой? Подлежат ли анафеме крещенные в детстве коммунисты или сатанисты? Или сейчас, в угоду политической обстановке, снова лучше промолчать и громить с кафедры вместо коммунистов археологический и туманный образ забытого Ария?

Ответы просты. Сам Господь Бог анафематствовал Адама и Еву, исключив их из высокого общения и выгнав из Рая, отлучил от ангельской жизни среди духовного мира. Сатана сам себя анафематствовал. Если рассматривать анафему как право жить без Бога, закрепленное договором, то она несомненно имеет место. Причем этот договор вполне может быть инициирован как человеком, так и Богом. Церковь в данном случае выступает лишь только как нотариус, закрепляющий разрыв отношений человека с Богом и обеспечивающий публичное распространение информации в народе. Все как в государстве. Принят закон и опубликован. Раньше интернета и газет не было, поэтому оглашали эти события громогласно и там, где собирался весь народ – в храме. Это как срабатывание сигнализации при переходе границы Рая и ада.

При всем том, что Церковь может ошибаться как в случае со старообрядцами или Василием Великим, несомненным остается факт того, что отпадение от Церкви и от Бога приводит к катастрофическим последствиям для человека. Он, уйдя от Бога, приходит в ад. Это его право. А право Церкви – предупредить народ о том, что существует ряд преступлений, которые делают его противником Бога и ставят его в один ряд с бесами – такими же врагами Бога. Бог никого не считает Своим врагом. Но кто-то вполне может таковым себя назначить, и с этим ничего не поделаешь.

Богослужение в Неделю Торжества Православия. Фото: stcaterina.com

Церковь не может распоряжаться властью Бога судить и миловать. Она не может проклинать и вместо Бога заранее определять в ад или в Рай людей. Божии суды никому не подвластны. Да никто в них и не вмешивается.

Сам Христос говорил о тех, кто не желает жить с Богом, что да будут они верующим как язычник и мытарь. У нас к налоговым инспекторам отношение спокойное, но вот общаться с духовно заразными людьми действительно опасно. И в самом деле, как в хирургии, гниющий орган разумнее отрезать, чем заразить весь организм смердящим ядом. И этих опасных людей Церковь маркирует: «Опасен».

Сам Христос дал власть священникам вязать и разрешать грехи. То есть делегировал часть Своих судебных полномочий служителям престола. Не факт, что неотпущенные грехи послужат причиной осуждения на жизнь в аду. Так раньше в сложных судебных случаях граждан Рима отправляли на суд императора. Но предстать перед царем мира в путах грехов – не самый лучший повод для личного знакомства. И анафема в этом случае – крайне невыгодная аттестация, которой лучше избежать, чем приобрести.

Временное связание до Страшного суда употребил апостол Павел:

Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и притом такое блудодеяние, какого не слышно даже у язычников.

И вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать, дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело.

А я, отсутствуя телом, но присутствуя у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа.

Так же сурово, с той же уверенностью и смелостью во Христе, он поступил по отношению к Именею и Александру, о которых он говорит:

– Иже предах сатане, да накажутся не хулити.

Или как у апостола Павла:

– Мне не подобает сидеть прежде пресвитера, ибо он может предать меня сатане, в измождение плоти, чтобы дух спасти.

Или у Златоуста:

– Пусть никто не презирает узы Церкви, ибо вяжущий здесь не человек, но Христос, даровавший нам эту власть, и Господь, сподобивший людей такой великой чести.

Итак мы видим, что анафема может быть простой констатацией факта безбожной жизни. С другой стороны, апостолы и Церковь могут оставить человека связанным и даже отдать под арест сатане, до Страшного суда, где Бог Сам решит, что Ему делать с такими людьми, как Ленин, Иуда, Пилат, или простой блудник и лихоимец, который чихать хотел на все святое.

Сейчас, конечно, никого не удивишь жизнью вне Церкви и вне Бога. Мы живем среди таких людей. И многих из них можем видеть как вполне благополучных и успешных граждан, вполне довольных собой и своим положением. Им наша анафема в диковину и выглядит дурным тоном и анахронизмом, мешающим светскому общежитию. А что? Адам тоже жил довольный собой и ни о чем таком не думал, как вдруг грянул гром Божией анафемы.

Оперные партии на чине анафемы могут нравиться, а могут нет. И все это извещение народа в стиле произведений композитора Мусоргского может вызывать недоумение и неприятие. У нас один из прежних рязанских владык как-то устроил такую оперу в соборном храме. Собрали священников со всей епархии. Они стали рядами и обомлели от барочного театрального пения. Выходя, кто-то из них, вздыхая, проронил:

– Хованщина.

Но не надо выплескивать с водой ребенка. Все имеют право на ошибку. И мы. И священноначалие, иногда уступающее царям или в конъюнктурном запале анафематствующее староверов. Время и Бог все расставляет на свои места и восстанавливает правду.

А правда в том, что Бог есть. И Адам был выпровожен из Рая. А потом был провожен смертью с лица земли в ад. И ничего хорошего он там не видел до той поры, пока вереи ада не разрушил Христос. Есть царство Божие. И есть царство сатаны. И никто их не отменял, даже личный успех и видимость благополучия.

Публика может сердиться на то, что епископам и священникам Бог дал больше прав, чем простому мирянину. Ей может быть неприятна власть над собой тех, кого выбрал Христос. Но кроме права вязать грехи, у священников есть право и разрешать их.

Анафема не является таинством. Как и не является таинством отпевание или панихида. Народ часто думает, что отпевание – это пропуск в селения праведных, а оно по большей части служит для утешения родни и является молитвой о помиловании усопшего. Так и с анафемой. Она не проклятие в веки вечные. Это только служебный информационный чин. Действие анафемы не является таким же необратимым, как действие крещения, когда раскреститься уже нельзя. Последствия анафемы вполне устранимы при покаянии.

Много прекрасных даров у Бога. Есть дар прозорливости. Есть дар исцелений и чудотворений. Но самый поразительный и самый ценный – давать человеку прощение грехов. Прощеная душа принимает в себе Бога и сама входит в Бога. Исцеления, прозорливость и чудотворения только способствуют этому состоянию, и поэтому должны считаться меньшими дарами. А прощение грехов дает гораздо большее – здоровье души и право иметь жизнь со Христом.

Хорошо, что у Бога есть верные и честные помощники, которым он доверил Свой частный суд. Церковный суд гораздо милостивей любого земного суда. Но если уже и он приходит к убеждению об анафеме, то убойся, человек. С кем ты судишься? С Церковью? С Богом? Но это совсем никуда не годится. Это значит – совсем потерять ощущение реальности и пребывать в опасной дерзости и наглости.

У анафемы нет задачи убить душу. У Бога не одни только сладости для реализации проекта «мир». У Него есть и иные инструменты, которые нам могут показаться похожими на оружие или лекарство. Ангел, стерегущий Рай, также имеет грозное оружие – то, что мы условно называем «пламенным мечом». У анафемы – функции последнего хирургического метода лечения человека и соблюдения здоровья Церкви. Анафема – лишь только один из грозных инструментов охраны нас и Рая от сил ада.

На самом деле анафема – очень редкое лекарство. И людей, к которым она была применена, было очень мало. Да даст нам Господь Бог ум, размышляя об анафемах, задуматься о том, что Рай и ад начинаются уже здесь, при нашей жизни, и граница Рая и ада проходит по нашей повседневности. И дай нам, Господи, благодать, чтобы всем естеством своим ощущали, что нет жизни лучше и краше, чем жизнь вместе с Тобой и с братьями христианами.

Благо есть славить Господа и петь имени Твоему… Насажены Твоей рукой, Они цветут в дворах Господних; Ты охраняешь их покой От духов тьмы и преисподней.

Протоиерей Константин Камышанов, pravmir.ru

 

Комментарии
Ну, я об этом как раз и говорил. Бог любит грешников, а не праведников.
Начнем с того, что грех и зло это разные вещи. Грех это нарушение воли Бога, а зло это различные виды вреда причиняемого живым существам. Это уже многократно обсуждалось. Только грех является злом, ибо ведёт к смерти души. Тут никакое чудо не поможет. А, так называемый, различный вред не только возместим, но и способствует борьбе с грехами.
Лично я никаких обетов при крещении не давал. Да и не мог давать по причине младенческого возраста. Мне теперь к крестным претензии предъявлять за укоренелость в грехе? Не желаю, да и смысла нет.
Может разумнее все-таки человека в более зрелом возрасте крестить?
Просто вся Ваша философия выстроена на ошибочных постулатах. Вы сами себе выдумали некую теорию, в рамках которой делает показать полностью

Моя философия выстроена на той аксиоме, что зло не имеет оправдания, ваши же все рассуждения сводятся лишь к тому как оправдать это зло. Зло это скорее не свойство, а состояние живого существа. А причины его появления этого состояния имеют второстепенное значение. Я не говорил о том, что добро и зло это относительные понятия, так как считаю, что это общее состояние для всех живых существ. Даже не имеющие разума существа могут иметь представление о добре и зле. Злом является как то что привело к болезни, так и сопутствующие болезни негативные факторы. Не всегда сопутствующие лечению факторы могут быть настолько легкими, иногда побочное действие лекарств и лечения может быть смертельным.

Сказать что зло это причина, а не последствие, все равно что сказать будто боль это причина болезни, а не её последствие показать полностью

Просто вся Ваша философия выстроена на ошибочных постулатах. Вы сами себе выдумали некую теорию, в рамках которой делаете выводы. Но если ошибочен постулат, то будет ошибочна и вся теория со всеми выводами. Зло — это свойство причины, а не свойство следствия. Боль — это вообще не более, чем информационный сигнал. Соответственно в нем, как сигнале нет ни плохого, ни хорошего. Она ни объект, и ни субъект. Более того, зло или добро — это не относительные понятия, как Вы пытаетесь это оценить, это абсолютные понятия. И у каждого последствия есть свои причины, при наличии которых эти последствия неизбежны. В Вашем примере с зубом злом было то, что привело к болезни зуба, а не то как его затем лечили. Просто причинно-следственную связь нужно раскрывать в полном объеме, а не пытаться вырывать фрагмент из контекста. Наличие временного разрыва между причиной и последствием не отменяет причинно-следственную связь.

+++

В первое воскресенье Великого Поста отмечается Неделя Торжества Православия, установленный в Византии в IX веке в память о победе над иконоборческой ересью. Сегодня трудно представить себе Православный храм без икон. Однако в VIII веке под влиянием врагов Церкви (каковые встречаются и поныне в виде разных сект) появились противники икон, считавшие, что почитание изображений святых, Иисуса Христа и Девы Марии – это «идолопоклонство». Иконоборцы увлекли на этот богопротивный путь императора Льва III Исаврянина (717–741), который стал преследовать верных христиан силою государственной власти.

Спор между сторонниками и противниками икон продолжался более 100 лет. Противостояние было осложнено политической борьбой византийских правителей и вылилось в настоящую гражданскую войну. Спасая иконы, христиане рисковали жизнью. (Так в эти годы благочестивой женщиной города Никеи была спасена икона Божией Матери, которую женщина, во избежание поругания,  пустила по морю и образ Богородицы прибыл на св. гору Афон в Иверский монастырь – сегодня мы чтим эту икону как чудотворную Иверскую.)

В столь трудном положении смуты и гонений в 787 г. при  покровительстве Царицы Ирины в Никее собираются отцы Церкви на VII Вселенский Собор, чтобы восстановить идущее от начала христианства православное почитание священных образов. Однако и после этого еще в течение долгого времени (особенно при императоре Льве V Армянине, 813–820) верующие временами подвергались гонениям до тех пор, пока почитание икон не было торжественно утверждено благочестивой св. Царицей Феодорой (память ее 11/24 февраля; она была супругой императора-иконоборца Феофила и регентшей малолетнего сына императора Михаила III) на специальной службе в Софийском соборе в первое воскресенье Великого Поста в 843 г.; а иконоборчество было официально признано ересью.

Так, после столь трудной борьбы и победы над опасными еретиками-богохульниками, появился особый праздничный чин Торжества Православия. Он служится в первое воскресенье Великого поста в память о победе над иконоборчеством и символизирует торжество Церкви над всеми когда-либо существовавшими ересями и расколами. Известно, что царица Феодора, восстановившая иконопочитание, объявила: «Кто не чествует изображения Господа нашего, Пресвятой Его Матери и всех святых, да будет проклят!». С этим связано введение в эту службу чина анафематствования (отлучения от Церкви). Он содержит в себе чтение Символа веры, произнесение анафемы различным еретикам и врагам Церкви и провозглашение Вечной памяти всем защитникам Православия.

В греческом переводе Библии для еврейского понятия «херем» было использовано слово анафема в качестве обозначения чего-то проклятого, отверженного людьми. В этом значении слово «анафема» употреблено в 1-м послании апостола Павла Коринфянам: «Кто не любит Господа Иисуса Христа – анафема…» (1 Кор. 16:22). Однако в церковном понимании  анафема – это не проклятие, а отлучение от Церкви чуждых ей лиц, мысли и действия которых угрожают чистоте вероучения и единству Церкви. Это не столько осуждение отлученного человека, сколько установление его отхода от церковной истины и способ оградить остальных верующих от общения с ним и возможного соблазна пойти по внецерковному, неистинному пути. В то же время у человека, преданного анафеме, всегда есть возможность вернуться обратно в лоно Церкви через особый чин покания.

Чин Торжества Православия в России постепенно подвергался изменениям соответственно появлению новых еретиков и врагов Церкви. В конце XV века в него были включены «жидовствующие». Анафеме позже предавали государственных преступников: Гришку Отрепьева, Стеньку РазинаМазепу и др., имена их позже были заменены словами о «дерзающих на бунт» против «православных Государей».

Отлучению от Церкви был совершенно справедливо предан писатель Л.Н. Толстой, впавший в гордыню создания собственной религии протестантского толка. Через сто лет после этого события правнук писателя обратился к патриарху МП с письмом, в котором просил снять с деда эту анафему. Однако отлучение не было и не могло быть снято, ибо даже перед смертью Лев Николаевич не покаялся в своих антиправославных заблуждениях.

Анафема Толстого – свидетельство Церкви о том, что если человек по собственной воле выбрал внецерковный путь жизни, Церковь не может насильно заставить его вновь следовать по христианскому пути. То есть свобода выбора быть или не быть с Церковью сохраняется за человеком и Церковь лишь констатирует его выбор.

Также и большевики и их пособники, преданные анафеме Патриархом Тихоном 19.1/1.2.1918 г., по сей день остаются вне Церкви. Изданный 5 февраля декрет Совнаркома об «отделении Церкви от государства», лишивший Церковь всего имущества, созданного за предыдущее тысячелетие нашими предками, и вызвавший массовые грабежи храмов и расстрелы сопротивлявшихся верующих также был встречен анафемой. В воскресенье 11 марта (ст. ст.) в храме Христа Спасителя по совершении литургии, собором архиереев во главе с Патриархом и сонмом прочего духовенства, включая членов Поместного Собора, «с выдающейся торжественностью был совершён «чин в неделю Православия»»; во время которого «протодиак. Розов, став на возвышенную кафедру, помещённую впереди архиерейского амвона близ солеи, прочитал исповедание веры и провозгласил анафему еретикам, богоотступникам, хулителям святой веры, а также «глаголющим хульная на святую веру нашу и возстающим на святые храмы и обители, посягающим на церковное достояние, поношающим и убивающим священников Господних и ревнителей веры отеческия»» («Московскія Церковныя Ведомости». 1918, № 6).

Чин анафематствований в неделю Торжества Православия

Последняя дореволюционная редакция чина Торжества Православия включала в себя следующие 12 анафематизмов:

1. Отрицающим бытие Божие и утверждающим, яко мір сей есть самобытен и вся в нем без промысла Божия и по случаю бывает: Анафема! (трижды).

2. Глаголющим Бога не быти дух, но плоть; или не быти Его праведна, милосерда, премудра, всеведуща и подобная хуления произносящим: Анафема! (трижды).

3. Дерзающим глаголати, яко Сын Божий не единосущный и не равночестный Отцу, такожде и Дух Святый, и исповедающим Отца, и Сына, и Святаго Духа не единого быти Бога: Анафема! (трижды).

4. Безумне глаголющим, яко не нужно быти ко спасению нашему и ко очищению грехов пришествие в мір Сына Божия во плоти, и Его вольное страдание, смерть и воскресение: Анафема! (трижды).

5. Неприемлющим благодати искупления Евангелием проповеданного, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства: Анафема! (трижды).

6. Дерзающим глаголати, яко Пречистая Дева Мария не бысть прежде рождества, в рождестве и по рождестве Дева: Анафема! (трижды).

7. Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению, и утверди сие чудесами, и ныне в сердцах верных и истинных христиан обитает и наставляет их на всякую истину: Анафема! (трижды).

8. Отмещущим безсмертие души, кончину века, суд будущий и воздаяние вечное за добродетели на небесех, а за грехи осуждение: Анафема! (трижды).

9. Отмещущим все таинства святая, Церковью Христовою содержимая: Анафема! (трижды).

10.  Отвергающим соборы святых Отец и их предания, Божественному Откровению согласная, и Православно-Кафолическою Церковью благочестно хранимая: Анафема! (трижды).

11.  Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену: Анафема! (трижды).

12.  Ругающим и хулящим святыя иконы, ихже Святая Церковь к воспоминанию дел Божиих и угодников Его, ради возбуждения взирающих на оныя ко благочестию, и ко оных подражанию приемлет, и глаголющим оныя быти идолы: Анафема! (трижды).

При советской власти после Патриарха Тихона чин анафематствования в Церкви был отменен. В Русской Православной Церкви за границей анафема провозглашалась по дореволюционному чину с добавлением еще нескольких анафематизмов:

13. Теософом и прочым еретиком, дерзающым глаголати и пребезумне учити, яко Господь наш Иисус Христос не единожды на землю сниде и воплотися, но множицею воплощашеся, такожде и отрицающым, яко истинная премудрость Отчая есть Сын Его единородный и вопреки Божественному Писанию и учению святых Отец ищущым иныя премудрости: Анафема! (трижды).

14. Масоном, оккультистом, спиритом, чародеем и всем, иже не Единому Богу веруют, но бесов почитают, и не Богу смиренно жизнь свою предают, но чародейным бесов призыванием грядущее ведети тщатся: Анафема! (трижды).

15. Отступающым от Православныя веры и приемлющым иныя исповедания на соблазн братиям нашим и отпадающым в расколы: Анафема! (трижды).

16. Богопротивным человком злым, дерзнувшым даже и на убиение Помазанника Божия святаго Царя Мученика: Анафема! (трижды).

17. Гонителем Христовыя Церкви, нечестивым отступником, подъявшим руки на священнослужителей Божиих, попирающым святыни, разрушающым храмы Божии, истязующым братию нашу и осквернившым Отечество наше: Анафема! (трижды).

18. Нападающым на Церковь Христову и учащым, яко Она разделися на ветви, яже разнятся своим учением и жизнию, и утверждающым Церковь не сущу видимо быти, но от ветвей, расколов и иноверий соединитися имать во едино тело; и онем, иже не различают истиннаго священства и таинств Церкви от еретических, но учат, яко крещение и евхаристия еретиков довлеют ко спасению; и онем, иже имут общение с сими еретики или пособствуют им, или защищают их новую ересь экуменизма, мняще ю братскую любовь и единение разрозненных христиан быти: Анафема! (трижды).

Так что пост – это не только смиренное покаяние в личных грехах, но и воинствующее обличение зла и его носителей. В более широком смысле праздник Торжества Православия является напоминанием нам, что и человек, созданный по образу Божию, должен раскрывать его в себе как икону Божества, это должно побуждать нас к благоговейному отношению друг к другу – мужа к жене, детей к родителям, священника к пастве. Пусть помогут нам в этом все святые Православной Церкви и все святыни, хранимые Православной Церковью.

rusidea.org

+++

Церковь отмечает Торжество Православия

 

Учение о почитании икон, основанное на Священном Писании и утвержденное обычаем первых христиан, до VIII века оставалось неприкосновенным. Но иконоборческая ересь, появившаяся в самой Греции, распространилась по многим странам. Церковь подверглась гонению, большему, чем от язычников. Более века лились слезы и невинная кровь истинно православных, которые боролись за право изображать на иконах Господа Нашего Иисуса Христа, Божию Матерь и святых, а также молиться им перед иконами. Христиан заключали в темницы, подвергали мучениям и казням. Иконы и мощи святых сжигались.

После VII Вселенского Собора (787 год), закрепившего почитание икон, наступило ослабление гонений, но только в середине IX века были освобождены из темниц и заточения иконопочитатели и возвращены на прежние должности, а иконоборцам предложено было или оставить свое заблуждение, или прекратить церковное служение.

Избранный Патриархом Константинопольским Мефодий установил тогда же особое праздничное богослужение. Православие было торжественно восстановлено на службе в Софийском соборе в Константинополе в первое воскресенье Великого поста, которое пришлось в 843 году на 19 февраля. Так появилось празднование и особый чин, называемый Торжество Православия.

Эта служба представляет собой торжество Церкви над всеми когда-либо существовавшими ересями и расколами. В нем утверждается не только православное учение об иконопочитании, но и все догматы и постановления семи Вселенских Соборов. Благословляются не только иконопочитатели, но и все живущие и отошедшие ко Господу в вере и благочестии отцев. Особое место в этой службе занимает чин анафематствования. Анафема провозглашается соборно не только иконоборцам, но всем, кто совершил тяжкие прегрешения перед Церковью.

Предание анафеме не является проклятием. При покаянии и достаточных основаниях анафема может быть снята. Может быть она снята и после смерти. Важное значение для Русской Церкви имеет отмена анафемы старообрядцам в 1971 году.
pravmir.ru

+++

Из слова в Первую неделю Великого Поста святителя Игнатия Брянчанинова

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)Братья и сестры! В неделю Православия весьма естественно быть вопросу: что есть Православие? Православие — учение Святого Духа, данное Богом человекам во спасение. Где нет Православия, там нет спасения.

Драгоценна, ничем не заменима, ни с чем не сравнима для каждого из нас наша блаженная участь в вечности: столько же драгоценен, столько же превыше всякой цены и залог нашего блаженства — учение Святого Духа.

Чтоб сохранить для нас этот залог, святая Церковь исчисляет сегодня во всеуслышание те учения, которые поро­ждены и изданы сатаною, которые — выражение вражды к Богу, которые наветуют нашему спасению, похищают его у нас. Как волков хищных, как змей смертоносных, как татей и убийц, Церковь обличает эти учения. Охраняя нас от них, она предаёт анафеме эти учения и тех, которые упорно держатся их.

Словом анафема означается отлучение, отвержение. Когда Церковью предаётся анафеме какое-либо учение, это значит, что учение содержит в себе хулу на Святого Духа, и для спасения должно быть отвергнуто и устранено, как яд устраняется от пищи. Когда предаётся анафеме человек — это значит, что человек тот усвоил себе богохульное учение безвозвратно, лишает им спасения себя и тех ближних, которым сообщает свой образ мыслей.

Человеческое умствование, введённое в учение веры христианской, называется ересью, последование этому учению — зловерием.

Ереси изобретены падшими духами. Этому не должно удивляться. Главнейший грех их — исступлённая ненависть к Богу, выражающаяся страшным, непрестанным богохульством. Существенная страсть их — гордость. Они находят наслаждение во всех видах греха, вращаются постоянно в них, переходя от одного греха к другому. Не имея возможности совершать плотские грехи телесно, они совершают их в мечтании и ощущении. Падшие духи, содержа в себе начало всех грехов, стараются вовлечь во все грехи человеков с целью и жаждою погубления их.

В особенности они стараются вовлечь в гордость, от кото­рой прозябают, как от семян растения, вражда к Богу и богохульство. Грех богохульства, составляющий сущность вся­кой ереси, есть самый тяжкий грех, как грех принадлежа­щий духам отверженным и составляющий их отличительное свойство. Падшие духи стараются прикрыть все грехи благовидною личиною, называемою в аскетических Отеческих писаниях оправданиями. Делают они это с тою целью, чтоб человеки легче согласились на принятие греха. Точно так они поступают и с богохульством: стараются его прикрыть пышным красноречием, возвышенною философиею. Страшное орудие в руках духов — ересь! Они погубили посредством ереси целые народы, похитив у них незаметно для них христианство, заменив христианство богохульным учением, украсив смертоносное учение наименованием очищенного, истинного, восстановленного христианства.

Ересь есть грех, совершаемый преимущественно в уме. Грех этот, будучи принят умом, сообщается духу, разливается на тело и оскверняет тело наше, имеющее способность принимать освящение от общения с Божественною благодатию, и способ­ность оскверняться и заражаться общением с падшими духами. Грех этот малоприметен и малопонятен для незнающих христианства, и потому легко уловляет в свои сети простоту, неведение, равнодушное и поверхностное христианство. Уловлены были на время ересью пре­подобные Иоанникий Великий, Герасим Иорданский и некоторые другие угодники Божии. Если святые мужи, проводившие жизнь в исключительной заботе о спасении, не могли вдруг понять богохульства, прикрытого личиною, что сказать о тех, кото­рые проводят жизнь в житейских попечениях, имеют о вере понятие самое недостаточное? Как узнать им смертоносную ересь, когда она предстанет им укра­шенною в личину мудрости, праведности и святости? Вот причина, по которой целые общества человеческие и целые народы легко склонились под иго ереси. По этой же причине очень затруднительно обращение из ереси к Православию, гораздо затруднительнее, нежели из неверия и идолопоклонства.

Ересь, будучи грехом тяжким, грехом смертным, врачуется быстро и решительно искренним преданием её анафеме. Без этого врачевства яд богохульства остаётся в духе человеческом и непрестанно колеблет его недоумениями и сомнениями. Святая Церковь всегда признавала необходимым врачевство анафемой от страшного недуга ереси.

Когда блаженный Феодорит, епископ Кирский, предстал на четвёртом вселенском Соборе пред Отцами Со­бора, желая оправдаться в возведенных на него обвинениях, то Отцы потребовали от него, прежде всего, чтоб он предал анафеме epecиapxa Нестория. Феодорит, отвергавший Нестория, но не так решительно, как отвергала его Церковь, хотел объяс­ниться. Но Отцы опять потребовали от него анафемы Несторию, угрожая, в противном случае, признать еретиком самого Феодорита. Феодорит произнёс анафему Несторию. Тогда Отцы прославили Бога, провозгласили Феодорита пастырем православным, а Феодорит уже не требовал объяснения. Таково отношение духа человеческого к страш­ному недугу ереси.

Сегодня провозглашает Церковь:

— Отрицающим бытие Божие, и утверждающим, что этот мир самобытен, что всё совершается в нём без промысла Божия, — анафема.

— Говорящим, что Бог не дух, а вещество, также не признающим Его праведным, милосердым, премудрым, всеведущим, и произносящим подобные сему хуления, — анафема.

— Не исповедующим, что Отец, Сын и Святой Дух — един Бог, — анафема.

— Дерзающим говорить, что пречистая Дева Mapия не была прежде рождества, в рождестве и по рождестве Девою — анафема.

— Отвергающим бессмертие души, кончину века, будущий суд и вечное воздаяние —анафема.

— Отвергающим Таинства святой Христовой Церкви — анафема.

Услышав сегодня грозное провозглашение врачества духовного, примем его и, приложив к душам нашим, отвергнем искренно и решительно те гибельные учения, которые Церковь будет поражать анафемою во спасение наше.

rusk.ru

Реклама