Другая Святая Земля. Иорданские заметки

Иорданская сауна

В пяти километрах от Мёртвого моря недалеко от Мадобы бьют горячие источники. На одном из водопадов природа создала уникальную парную, которую тут называют иорданской сауной.

1.

Температура воды этого водопада доходит до 65 градусов.
2. Здесь организована купальня для всех желающих.

3. Температура воды около 40 градусов. Это очень горячо, но терпимо.

4. Внутри горы есть полость, где воздух прогревается до высокой температуры.

Говорят, пятиминутное нахождение в этой природной сауне даёт оздоровительный эффект. Люди приезжают сюда со всей Иордании.

5. Кругом вода, а я с промокаемым фотоаппаратом. 🙂

Одно из главных туристических мест Иордании — Мёртвое море ru.wikipedia.org/wiki/Мёртвое_море. От всех других водоёмов земли оно отличается чрезвычайно высокой концентрацией и уникальным составом солей, благотворно влияющим на человеческий организм. Мёртвое море известно и добываемыми со дна целебными грязями.
На самом деле это не море, а озеро, длиной 67 км и шириной до 18 км, расположенное между Иорданией, Израилем и Палестинской Автономией.

Мёртвое море — один из самых солёных водоёмов на Земле, солёность достигает 340-350 г/л, это почти в восемь раз больше солёности Средиземного моря.

Ощущения в море совершенно фантастические. Плыть невозможно — море выталкивает и переворачивает из-за высокой плотности воды. Самое комфортное положение — вертикально. Чувствуешь себя поплавком — уровень воды получается чуть ниже груди. Ещё можно лежать в воде на спине.

Вода на вкус горькая, настолько она солёная. Желательно избегать попадения воды в глаза и рот — щипет очень сильно.

Минералогический состав соли Мёртвого моря существенно отличается от состава соли других морей. Она содержит около 50,8 % хлорида магния, 14,4 % хлорида кальция, 30,4 % хлорида натрия и 4,4 % хлорида калия. В соли мало сульфатов, но относительно много бромидов.

Иловые сульфидные грязи Мёртвого моря высоко минерализованы (до 300 г/л), с высоким содержанием брома, йода, гормоноподобных веществ.

Вода и грязь мёртвого моря помогает при многих кожных болезнях, включая псориаз.

Пожалуй, посещение Мёртвого моря — моё самое сильное впечатление в Иордании. Ощущение в воде настолько необычно, что те, кто впервые оказывается в мёртвом море, начинают смеяться от необычности того, что с ними происходит воде.

p.s. Я вернулся. Этот пост написан в Аэроэкспрессе по пути из Домодедово в Москву.

Upd.: Мёртвое море находится на 400 метров ниже уровня океана. Ходит байка, что при испытании Израилем истребителей, когда самолёт низко проходил над морем, автопилот переворачивал его вверх ногами, так как программисты просто не подумали об отрицательных значениях высоты.

На берегу Мёртвого моря невозможно обгореть — солевые испарения защищают кожу от ультрафиолета.

3 июня 2015, 14:00

Удивительная страна Иордания

Я почти ничего не знал об Иордании (лишь то, что это одна из арабских стран), когда комитет по туризму этой страны пригласил меня в путешествие.Иордания граничит с Израилем, Египтом, Сирией, Ираком, Саудовской Аравией. Во многих из этих стран сейчас небезопасно, однако Иордания — одна из самых безопасных арабских стран. Здесь нет военных на каждом перекрёстке, как в Египте — они тут просто не нужны.

Хоть основная религия в стране мусульманство, нравы в Иордании достаточно свободные. На улице можно встретить как женщин в хиджабах, так и с непокрытой головой, причёской и на каблуках. При этом одни совершенно спокойно относятся к другим.
По сравнению с тем же Египтом в Иордании очень чисто, а торговцы никогда не будут приставать к туристам и хватать их за руки.

Валюта в Иордании — динар, который дороже доллара и евро (1 динар сейчас стоит 70 рублей).

Иорданией правит король Абдалла II, получивший образование в Англии и США и даже служивший в британской армии. Иордания дружит со всеми странами, включая Россию и США. Даже с Израилем, отвоевавшим у Иордании часть территории, заключён мирный договор.

Королева Рания считает себя «истинной арабской женщиной», но при этом обладает внешностью супермодели и появляется на публике в джинсах, рубашках и туфлях на шпильке. У королевы есть свой сайт http://queenrania.jo и она лично ведёт свою страницу на фейсбуке https://facebook.com/QueenRania и отвечает на комментарии.

В столицу Иордании город Амман можно добраться из Москвы на самолёте авиакомпании Royal Jordanian (http://ammo1.livejournal.com/615862.html) за четыре часа.

Амман — большой город с населением 2 миллиона человек, фактически состоящий из двух совершенно разных городов — старого и нового города.

Удивительный факт: многие жители старого города никогда не были в новом (они считают, что там всё слишком дорого), а многие жители нового города никогда не были в старом (по их мнению им нечего делать в этой менее цивилизованной части).

Как в столице, так и во всех городах, где я был, есть множество современных отелей.

Иордании есть, что предложить туристам.

Пожалуй, самая известная достопримечательность — древний город Петра.

В Иордании находится место крещения Иисуса Христа и река Иордан, по которой проходит граница с Израилем.

Ещё одно туристическое место, которое Иордания делит с Израилем — мёртвое море (http://ammo1.livejournal.com/616864.html).

В древнем городе Джераш сохранилось множество колонн и амфитеаторов. Джераш называют Помпеями востока.

Ещё одна достопримечательность Иордании — гора Небо, с которой по преданию Господь показал Моисею всю Землю обетованную.

В пустыне Вади Рам снимается множество голливудских фильмов. Второе называние пустыни — Лунная долина, пейзажи здесь и правда не земные.

В Иордании есть целебные горячие источники и водопады (http://ammo1.livejournal.com/616079.html).

С Израилем и Египтом Иордания делит Красное море, на котором построено множество отелей.

Пока Иордания не очень хорошо известна российским туристам, однако все состоятельные туристы отлично знают про эту страну и здесь бывали.

Иордания во многом уникальна: здесь есть множество достопримечательностей, которых больше нет нигде, это арабская страна, по которой можно свободно ходить в шортах и никто не будет против, а торговцы никогда не будут хватать вас за руки и приставать, здесь есть уникальное Мёртвое море, а пляжный отдых на Красном море такой же, как в Египте, только лучше. Здесь довольно чисто и очень вкусная еда.

Я очень рад, что мне посчастливилось побывать в Иордании и многое о ней узнать. Пожелаю и вам когда-нибудь оказаться в этой удивительной стране.

© 2015, Алексей Надёжин

 

Иордания: память о чуде

Есть на свете места, где удивительным образом пересекаются эпохи, созидаются и гибнут империи, где совершалась библейская история и чувствуется дыхание величайших евангельских событий. Все это можно сказать о Десятиградии, где Христос Спаситель явил миру Свои чудеса.

По этой земле ходил Христос со своими учениками-апостолами, здесь он учил и творил великие чудеса

Гадара или Гераса?

Во времена Нового Завета Десятиградием, или по-гречески Декаполисом, называли область Северной Иордании, объединявшую десять крупных городов региона. Евангелисты Матфей, Марк и Лука сообщают, что по этой земле ходил Иисус Христос со своими учениками-апостолами, здесь он учил и творил великие чудеса.

Из десяти городов Декаполиса, перечисленных в трудах античного историка Плиния, на территории современной Иордании находятся шесть. Это Филадельфия, ставшая сегодня столицей Иордании Амманом, Рафана, Дион, Пелла, Гадара и Гераса. Два последних названия у всех людей, знакомых с новозаветной историей, вызывают воспоминание о чуде исцеления Господом бесноватого, живущего во гробах (погребальных пещерах). Евангелисты Марк и Лука называют местом совершения этого чуда страну Гадаринскую, а апостол Матфей — Гергесинскую. Хотя ни в одном из Евангелий не говорится о городах Гадаре и Герасе (Гергесе), вполне очевидно, что имеется в виду местность на юго-восточном берегу Генисаретского озера, называемая по имени двух крупнейших городов Десятиградия.

В назидание потомкам

Икона "Исцеление бесноватого"

Эти места навсегда прославились чудом исцеления человека, одержимого нечистыми духами. Как повествуют евангелисты, когда Господь с учениками приплыл из Галилеи на противоположный берег Генисаретского озера, то навстречу Иисусу выбежал бесноватый. Этот человек скрывался в погребальных пещерах и находился в постоянном исступлении, срывал с себя одежду, разбивал оковы и цепи, которыми его связывали для облегчения страданий. Христос повелел нечистым духам покинуть несчастного и войти в стадо свиней, находившееся неподалеку. Обезумевшие животные, каковых по свидетельству апостола Марка было около двух тысяч, бросились с обрыва в море. Узнав об этом, окрестные жители-язычники, огорченные утратой такого многочисленного стада свиней и охваченные опасением еще больших потерь, стали просить Иисуса покинуть город.

Напоминание об этом чуде Господнем особенно своевременно для нас, людей XXI века, стремительно погружающихся в пучину потребления. Не похожи ли мы на жителей страны Гадаринской, когда все свои силы отдаем на достижение материальных благ, отворачиваясь от Христа и забывая о главной цели нашего земного существования — спасении души.

Город тысячи колонн

Рассказ об этих святых местах, а тем более их посещение, несомненно, важны и душеполезны для каждого человека. Итак, начнем с Герасы, нынешнего Джеруша, занесенного в список мировых шедевров культуры и истории ЮНЕСКО. Этот город, расположенный в часе езды от столицы Иордании, был надолго скрыт от глаз людских: в течение многих веков тут царствовали пески. Над поверхностью торчали лишь верхушки нескольких колонн, а среди них бродили одинокие бедуины. Благодаря археологическим раскопкам последнего времени под барханами обнаружили лучший в мире греко-римский архитектурный ансамбль. Здесь сохранились античные театры, великолепные арки, несколько храмов византийской эпохи и целые колоннадные улицы, отчего Герасу-Джеруш назвали Городом тысячи колонн.

Коллонадная улица Герасы

Церковь Космы и Дамиана известна уникальным мозаичным полотном на полу, чудом пережившим времена иконоборчества. Мозаиками была украшена и церковь Иоанна Крестителя. Храм святого Георгия стал кафедральным собором Герасы в исламский период, когда другие церкви были закрыты. Всем, кто хотел бы воочию представить себе все удивительные события, связанные с совершенными Христом чудесами, чрезвычайно интересен будет Фонтанный двор. Здесь во времена Византийской империи ежегодно праздновали совершенное Иисусом чудесное превращение воды в вино. Посвященный этому чуду ряд источников под названием «Двор фонтанов» стал одной из излюбленных достопримечательностей всех современных пилигримов.

Свидетели великих событий

Библейская Гадара за свою многовековую историю сменила немало имен — Тон Гадерон, Антиохейя, Селевкия, а сегодня называется Умм-Каис. Как и в библейские времена, отсюда открывается живописный вид на окрестности. Неподалеку от Умм-Каиса сохранилось немало древних пещер, высеченных в скалах. Судя по развалинам, недавно обнаруженным археологами в ходе раскопок, древняя Гадара была в свое время богатым и цветущим городом с целыми аллеями мраморных колонн, банями и амфитеатрами. Своей главной находкой ученые считают руины уникального византийского храма — редчайшей базилики с пятью нефами.

Античная арка в Герасе

Пелла — еще один город Декаполиса, где также находится немало достопримечательностей времен Ветхого и Нового Заветов. По мнению ученых, Пелла является местом, описанным в Книге Бытия, где Иаков всю ночь боролся с Богом, принявшим облик человека или Ангела (КНИГА БЫТИЯ, 32:24-30). В новозаветное время в этом городе находили безопасное убежище первые христиане, когда из-за гонений они были вынуждены бежать из Иерусалима.

Амфитеатр в Гадаре

Читателей нашего журнала ждет еще немало рассказов о христианских святынях Иордании, земли, где жили или останавливались в своих странствиях Авраам, Моисей, Иаков, Илия, Иоанн Креститель, Пречистая Дева Мария и Сам Иисус Христос.

Агния Тамм, ournalpp.ru

Путеводитель по Иордании

Иордания — это страна в самом центре Ближнего Востока. Это не черная Африка, не желтая Азия и не белая Европа. Это «микс», гигантский котёл современной цивилизации, место где возникли сразу три мировых религии (иудаизм, христианство и мусульманство).

Само королевство Иордания — удивительная страна, словно мост между Европой и Арабским миром. В городах мирно соседствуют христианские церкви и мусульманские мечети, английский язык здесь второй государственный, цены вполне себе европейские, дороги высочайшего уровня, а страна делает ставку на туризм. Но при этом в деревнях люди пасут овец и коз, ездят на верблюдах и ослах, а на улице не выпьешь алкоголя и не встретишь женщин с оголенными коленками. Очень понравился ритм жизни. Здесь нет суеты, как например в Азии. Никто никуда не спешит. Всё делается неспеша и хорошо.

Люди удивили очень сильно. Никто не пытается тебе что-то впарить, продать глупый, ненужный сувенир. Ощущение, что иорданцы очень гордятся своей страной и имеют чувство собственного достоинства. При этом, первое впечатление некоторой закрытости и даже суровости абсолютно не верное. Люди очень открытые, доброжелательные и любящие пошутить 🙂

Страна явно делает ставку на туризм, как главный источник доходов. Тут отличные дороги, высокая личная безопасность, строящиеся отели. Цены высокие. Для планирования путешествия можете считать, что питание, транспорт и сувениры стоят примерно как в Москве. Отели, конечно, дешевле. В общем, планируя бюджетное путешествие с ночлегами в отелях уровня 2-3 звезды рассчитывайте на 80 долларов на человека на день нахождения в стране.

Иордания богата достопримечательностями: римский город Джераш и вытесанный в скале набатейский город Петра, красивейшее Красное и лечебное Мёртвое море, необыкновенная пустыня Вади Рам. В общем, Иордания — идеальное место для знакомства с арабским миром, и отличное сочетания познавательного и «пляжного» туризма.

Карта Иордании и наш маршрут

Аэропорт — Амман — Джераш — Амман — Акаба — South Beach — Вади Рам — Петра — Мадаба — Бетани — Мёртвое море — источники Hamammat Main — Madaba — аэропорт.

Красное море

Главное, что нужно чётко понимать про иорданское Красное море, это то, что оно мало подходит для «дикого» пляжного отдыха. На всём побережье (пока) нет ни одного хорошего, но общественного пляжа. Берег есть, но он, фактически, дикий. Да, местами есть участки со стоящими на берегу навесами от солнца в виде пальм, но ни душей, ни лежаков, ни защиты от ветра (главная проблема!) нет. Так что, на мой взгляд, отдых на иорданском Красном море идеально подходит для тех, кто просто хочет провести пару-тройку дней на море и попробовать себя в сноркелинге. Про русские дайв-центры в Иордании я ни чего не знаю, а нырять с аквалангом дело очень серьезное, и лучше делать это с нашими, русскоговорящими гидами.

Теперь собственно о море. Доехать до главного (и единственного) иорданского города на Красном море — Акабы — очень просто. Вечером, за день до отъезда, заезжаете в офис местного автобусного перевозчика (Jett) и покупаете билет на утренний рейс. Автобусы ходят каждые пол часа. Оптимальный рейс — в 9 утра. Тогда часам к двум вы будете на море. Автобусы комфортабельные, двухэтажные. Билет стоит 7 динар с человека.

Размещение в самом городе, на мой взгляд, не лучшая идея. В городе нет приличного общественного пляжа. Есть только два отеля (Intercontinental 5* и Muvenpik 4*) с собственными пляжами. Остальные отели (в т.ч. Aquamarina) своих пляжей не имеют! В городе кругом стройка, и отдохнуть на пляже в городе у вас не получится. Придется (на такси, 3-5 динар, 15 минут) ездить на пляж (South beach) к югу от города.

Поэтому, я считаю, что оптимальный вариант — остановиться в одном из хостелов на южном пляже. Мы жили в Beduin Moon Village (отдельное бунгало с душем, горячей водой и кондиционером, завтраком и ужином) за 40 динар за номер. mohammedsea@lycos.com, http://www.dunebeachvillage.com

Еще хорошее место — Village Garden, которое находится прямо рядом с Beduin Moon Village. Это место более уютное, чуть выше классом. Его плюс — нормальное, разнообразное меню, с чем проблемы в Beduin Moon Village. Зато в Beduin Moon Village есть дайв-центр, да и сам владелец Мухамед не прочь провести с вами пару часов сноркелинга в море совершенно бесплатно.

В общем, если хотите поплавать и понырять — останавливайтесь в Beduin Moon Village. Еще есть отель Coral bay 3*, почти на границе с Саудовской Аравией. По идее, наверное, это лучший вариант для средне-бюджетного отдыха.

Пустыня Вади Рам

Находясь в Акабе, дня за три-четыре до даты планируемого посещения пустыни зайдите в тур-фирму Ахмеда (Wadi Rum Desert Service, http://www.wadirumsafari.com, wadirumsafari@yahoo.com) и купите тур в пустыню. Мы заплатили по 75 динар за саму экскурсию (дорога из Акабы до пустыни, пятичасовой джипинг в пустыне, ужин, ночевка в бедуинских шатрах (захватите спрей от комаров!!!), завтрак и такси до Петры (или Акабы, если вы собираетесь вернуться на море). Плюс можете попросить Ахмеда забронировать для вас одну ночь в Петре. Деньги за эту ночь можете заплатить тому же Ахмеду. Мы сделали так (т.е. отдали 200 динар сразу) и не пожалели. Всё прошло точно и без накладок.

До пустыни вы поедите на легковой машине. Вероятно, что с вами будут еще одна пара путешественников (такси вмещает до 4-х пассажиров). Через час-полтора езды от Акабы вы попадаете в пустыню и пересаживаетесь в джип-пикап. Оптимально ехать вчетвером. Максимум — вшестером. Ваш багаж будет внутри, а вы снаружи, в кузове под навесом.

После 4-5-ти часовой экскурсии по пустыне вы приедете на ночёвку в лагерь бедуинов. Лагерь отличный. Есть душ, туалет. Только нет москитных тентов, так что захватите спрей от комаров и кофту, если захотите подольше посидеть вечером и утром. Температура ночью (в мае) около +15.

Утром, после завтрака, за вами заедет легковое такси и за 1,5 часа доставит вас в Петру. Договоритесь с Ахмедом, что такси должно забрать вас из пустыни в 8-9 часов. Тогда вы за вторую половину дня успеете посмотреть всё самое интересное в Петре.

Петра

Есть два варианта осмотра Петры. Короткий (интенсивный), с одной ночью в отелях Петры или с добавлением романтической ночной экскурсии. На этот вариант вам нужно две ночи в Петре.

Короткий, однодневный вариант глядит так: вы приезжаете в Петру к 11 утра, бросаете вещи в номере, принимаете душ, обедаете и часам к 12 начинаете осмотр. Я считаю, что вам хватит часов 6-8 чтобы понять, что это такое и не утомиться от изобилия архитектурных памятников. Вы как раз успеете к закрытию города-музея в 18 часов. Потом принимаете душ, ужинаете и на следующее утро покидаете Петру.

Двухдневный вариант осмотра Петры такой. Вы приезжаете в Петру днем в четверг. Размещаетесь в отеле, обедаете, отдыхаете и покупаете билет на ночную экскурсию в Петру, которая начинается в 8 вечера. Обещают просто красивую прогулку по дну глубокого каньона при свечах. На следующий день, выспавшись и пообедав, часов в 11-12 вы выходите на обстоятельный осмотр Петры (см. «однодневный вариант»).

Могу порекомендовать отель Sun Set. Он находится в 5-ти минутах ходьбы от входа в сам город-музей. Тут же рядом около пяти кафешек, интернет, обмен валюты и Western Union, банкоматы ATM.

previewpetra_015

Петра – это волшебный город в огромной скале, до глубины души поражающий путешественников и своим видом, и редкостным розово-красным цветом, под цвет материнской горы, из каменной плоти которой и высечены все городские здания.

Древний город, за тысячелетия одиночества словно тоже истосковавшийся по человеку, теперь как будто сам вырывается из скал Вам навстречу. При этом Петра, словно уже совсем было родившаяся и выпроставшаяся из каменных простыней, продолжает оставаться в самом сердце, точнее, под сердцем горы, будто бы неожиданно раздумав покидать родное чрево.

Сияющая на самом пике этой драматической встречи, первая легендарная достопримечательность Петры, один из знаменитейших её монументов с говорящим названием Сокровище, расположен как раз на выходе из ущелья. Так же древний Театр на 3000 мест, вкрапленный в корону города в начале первого века нашей эры, громада монастыря Дейр, а также величественное надгробное сооружение в римском стиле, называемое Дворцом-Надгробьем, равно как и небольшую скромную усыпальницу Аарона, брата Моисея.

Лучше всего осматривать эти потрясающие достопримечательности ранним утром или перед закатом, когда клонящееся к западу, уже не ослепительное солнце словно растворяется в тёплых переливах розового камня колонн, сообщая каждому оттенку дополнительную глубину и проникновенность…

Программа: Петра (1день) дни: вторник-пятница-воскресенье (дополнительный день на высокий сезон).

Рано утром трансфер (около 05:00) в Табу, Паромная переправа Таба — Акаба (время в пути-около 2 часов). Русскоговорящий гид встречает гостей в порту Акабы. Трансфер Акаба — Петра (на туристическом автобусе — 2 часа в пути). Экскурсионная программа по древнему городу (4 часа). Ланч. Обратный трансфер Петра — Акаба. Паромная переправа Акаба — Таба. Трансфер в Дахаб (примерное время возвращения 21:00 — 22:00)

Стоимость: 280$.

Примечание: от 2 человек.

Путевые заметки:

 

От Дахаба до Иордании, если мерить по прямой, получается около 150 км, — Dahab — Club отправился посмотреть, как живут соседи.

Первое, что поражает в Иордании – это отличные хорошо освещенные дороги, обилие зелени и цветов и дороговизна: гораздо более высокий уровень жизни по сравнению с Египтом влечет за собой и другой уровень цен. Есть и то, что сразу начинает раздражать: все работники сферы обслуживания нагло требуют себе несуразные чаевые (вплоть до40%!), — начинается это сразу от дверей аэропорта и затем преследует вас все время пребывания в стране.

Первый город на Иорданской земле по пути из Египта – Акаба. Можно сразу миновать его, взяв такси напрямую до Петры (древний город, вырубленный в скалах – главная достопримечательность Хашимитского королевства), а можно остановиться в Акабе на одну ночь, чтобы при свете дня убедиться, что делать здесь, как и в большинстве портовых городов, по большому счету нечего, и продолжить движение по намеченному маршруту. Мы выбрали первый вариант, и сразу отправились в маленький городок Вади Муса, — последний форпост на подступах к Петре. Уже по дороге стало ясно, что идея ночевать в горах по дахабской привычке на взятых с собой ковриках обречена на провал: климат в Иордании, в отличие от Египта, резко континентальный, и с наступлением темноты температура падает градусов до 17-ти (при том, что днем зашкаливает за 35). Дешевых кемпов здесь тоже нет, а потому, выбрав с помощью таксиста самый скромный отель (25$ за номер) мы оставили вещи в комнате, и собрались прогуляться по окрестностям. Из этого, однако, тоже ничего не получилось: в холле путь нам преградил мрачного вида администратор и сказал, что выходить из отеля после 23.00 категорически запрещено (равно, впрочем, как и входить!), а потому лучше будет, если мы спокойно пойдем спать, потому как на улицу он нас по-любому не выпустит. Безбрежное иорданское гостеприимство захлестнуло нас с головой: вечер мы провели, знакомясь с ночным городом Вади Муса через окошко гостиничного номера, стены которого были декорированы красочными табличками «Экономьте воду, у нас ее и так мало!» и «Соблюдайте тишину, ваши соседи измождены прогулкой по Петре». С фотографии на противоположной стене нам хищно улыбались две лукавые восточные женщины в монистах и густом макияже: согласно подписи, это были «сестры Иордания и Саудовская Аравия».

При свете дня выяснилось, что Вади Муса очень напоминает Крым, — на улицах рассыпанного по склону горы городка растет виноград, инжир и гранаты, и даже цветет что-то похожее на акацию. До Петры отсюда можно дойти пешком минут за 20 – дорога все время идет под гору, и повсюду натыканы указатели, так что заблудиться просто невозможно. Раньше вход в Петру был настолько хорошо замаскирован, что о существовании этого города много веков не знал никто. Выстроенная 2500 лет назад как столица процветающего в то время Набатейского царства (простиравшегося тогда на весь Синайский полуостров), Петра была практически неприступна для завоевателей. В византийский период город потрясли многочисленные землетрясения, очень многое было разрушено, и после этого город уже не смог оклематься, и постепенно здесь воцарилось полное запустение. Где-то с 7 века Петра была заброшена и считалась городом-призраком типа Атлантиды, который или стерло с лица земли землетрясением, а может, и не было вообще. Где-то 700 лет назад Петра снова стала обитаемой: ее заняли бедуины, поселившиеся в выдолбленных в скалах пещерах-гробницах, и не подпускавшие к городу никого вплоть до 19 века: именно тогда в Петру удалось проникнуть первому европейцу.

Сейчас вход в Петру не пропустит даже слепой: он найдет его по конскому ржанию и крикам верблюдов и их хозяев. У самых ворот вас поджидают прыткие арабы с предложением прокатиться верхом или сесть в колченогую карету с колесами, разведенными иксом, и лихо промчаться по камням и ухабам. Тем, кто не готов выложить 35 баксов за коня, в качестве последнего шанса пытаются впарить осла за пол цены, а тем, кто не наскреб даже на осла, пророчат кровавые мозоли на пятках от долгого топанья под палящим солнцем. Однако, идти в Петру надо пешком: только тогда получится облазить бесчисленные выдолбленные в скале пещеры с нишами для захоронений, которые начинаются почти на уровне земли, и серпантином поднимаются выше и выше, до самых макушек гор. К некоторым из них ведут целые лестничные пролеты, тоже вырезанные в камне, и первое время делается очень странно от мысли, что карабкаешься по ступеням, сделанным 2000 лет назад. В принципе, вся Петра сейчас — это гигантское кладбище протяженностью более 20 км, — до нашего времени дожили только гробницы, некоторые из которых имеют вид величественных фасадов с колоннами в римском стиле, украшенных скульптурами всадников и животных. Скрывает такой фасад, как правило, небольшую комнату все с теми же стандартными нишами для усопших, что и в обычных пещерах. От жилого квартала не осталось ничего, кроме нескольких фундаментов и колонн главного храма: сложенные из отдельных камней, а не выдолбленные в монолите, здания попросту рассыпались за сотни лет. Многочасовая прогулка среди сотен усыпальниц навевает мысли о турне в царство Аида, к тому же узкий коридор – естественная расселина между стометровыми скалами, отделяющая Петру от остального мира, называется Сик и невольно вызывает ассоциации со Стиксом. Бродить по городу-призраку можно при желании не один день, однако, через несколько часов однообразный пейзаж приедается, похожие друг на друга фасады начинают сливаться в бесконечный ряд колонн, и мысль о том, что на входе продают билеты на трехдневное посещение, начинает вызывать сначала удивление, а затем — приступы гомерического смеха. Если вы не историк и не археолог, то шестичасовой прогулки вам должно хватить за глаза и за уши. А потому, выходя из ворот Петры, мы твердо знали, что оставшиеся в Иордании полтора дня потратим на осмотр чего-нибудь другого, — например, весьма красочно описанной во всех путеводителях пустыни Вади Рам.

После безобразно дорогого и совершенно несъедобного ужина в одном из кафе Вади Мусы (шаверма с Курского вокзала – гастрономический шедевр по сравнению с этой едой), мы отправляемся искать себе проводника в пустыню, и начинаем с турагентств на одной из центральных улиц: в первом же из них нам на чистом глазу предлагают сафари по пустыне с ужином за 80 евро на человека. «А это хоть с ночевкой?…», — робко спрашиваем мы. «О, если вы хотите с ночевкой, то это еще всего по 50 евро на брата!», — радостно извещает нас упитанный иорданец за стойкой. В следующем отеле нам предлагают все то же самое уже за 70 долларов на человека, и, наконец, в нашей собственной гостинице мы сторговываемся на 35 долларов с носа. На следующий день нас ждет подъем в 5.30 утра и рейсовый автобус до пустыни. Там нас должен встретить некий бедуин по имени Зейдан, который повезет нас на джипе в пески.

Бедуин оказался поджарым мужчиной с гордым орлиным профилем и блистающими из-под арафатки умными черными глазами: первым делом он выдал нам цветную визитку с собственным изображением и номером мобильного телефона, а затем усадил в джип с двумя немецкими геями, тоже прибывшими из Вади Мусы, и мы отправились в путь. Хорошо подготовленные немцы достали откуда-то карту с размеченным на ней маршрутом, долго чертили по ней пальцами, а потом радостно сообщили нам, что первым объектом для посещения будет родник.

Родник, действительно, был: высоко на скале можно было увидеть две пальмы, от которых, теряясь между камней, тянулись вниз два шланга, заканчивающиеся цементной поилкой для верблюдов. Проведя у поилки положенные 15 минут, мы, отдав должное высокому развитию техники у местных бедуинов, снова погрузились в джип и поехали дальше, на поиски Красной дюны. Достав из рюкзака бутылку разведенной водой арабской узы, мы дружественно выпили с немцами за процветание пустыни Вади Рам. Немцы после этого заявили, что в Гамбурге никто им не поверит, когда они расскажут, что посреди иорданской пустыни в 12 часов дня они пили узо с двумя русскими ( в результате фрицы выхлебали половину наших запасов).

Во время следующей остановки нам были продемонстрированы наскальные рисунки древних людей: на гладкой поверхности камня были схематично изображены лихо скачущие парнокопытные, всадники с копьями, верблюды и почему-то самокат. Посовещавшись, мы решили великодушно считать самокат плугом, сделали несколько памятных фотографий и отправились дальше.

После наскальной живописи были: две каменных арки (одна большая, другая поменьше), небольшой каньон, фундамент от дома Лоуренса Аравийского и еще один родник (на сей раз не взятый в оковы цивилизации). Родник, пожалуй, был лучше всего остального: где-то посередине горы, в небольшом гротике, густо поросшем вьюном, напоминающим виноградные лозы, чистая прозрачная и холодная вода на исходе четвертого часа поездок восьмерками по участку в 4 квадратных километра под палящим солнцем радовала так, что мы тут же полезли туда купаться. Немцы, посовещавшись, помочили в воде ноги и отправились фотографировать друг друга в задумчивых позах на фоне красиво освещенных солнцем больших камней.

После купания бедуин заявил, что пора уже ехать на стоянку, где нас вечером ожидает ужин и ночлег, и мы снова пустились в долгий путь по пескам. Пустыня Вади Рам не многим отличается от Синайской: ну, разве что островерхих гор здесь практически нет, — скорее, похоже на пейзажи где-нибудь в Колорадо. Плоские, тяжелые горы стоят на красноватом песке отдельными монолитными глыбами, иногда встречаются гладко спиленные совсем отвесные склоны, похожие на стену многоэтажного дома. Пустынные пейзажи одинаково величественны что в Иордании, что на Синае, — главное отличие, как мы поняли, кроется совсем в другом: синайские бедуины просто пока еще не додумались грамотно пиарить и продавать свою пустыню, выдавать каждый камень за достопримечательность и брать оплату за сафари в евро, за что мы им от всей души благодарны.

Бедуинская стоянка оказалась хорошо оборудованным палаточным лагерем с душем, туалетом и подобием полевой кухни. Здесь уже мариновались в ожидании ужина двое голландских странников, — их развлекали игрой на национальных инструментах и пением, — короче, знакомили с местным фольклором. Поодаль молодой бедуин с лопатой в руках старательно забрасывал песком нашу курицу с луком и картофелем: рецепт, описанный в книжках Тура Хейрдала, видимо, был хорошо известен и местным жителям. Секрет его кроется в следующем: в узкую и глубокую яму, выкопанную в земле, по самые края помещают железную бочку, в ней разводят костер. Затем, когда дрова прогорят и останутся только красные хорошо прогретые угли, на них ставят закрытую жаровню с едой, а затем старательно забрасывают все это кучей песка и оставляют часа на 3. Извлеченная из ямы курица вкус имеет непередаваемо нежный, а целые запеченные луковицы и картофелины похожи на приготовленные в русской печи. Вслед за ужином последовал очередной сеанс бедуинского фольклора, а затем все разбрелись спать, завернувшись в ватные одеяла, без которых в иорданской пустыне ночью можно дать дуба и отморозить конечности.

На следующее утро нас ждала долгая и муторная дорога домой: сначала – на джипе до автобусной остановки, затем – на рейсовом автобусе, полном завернутых в паранжу женщин – до Акабы, от Акабы до порта – на такси, ну а дальше – традиционное ожидание опаздывающего на 4 часа парома.

Не осмотренными в Иордании остались: столица королевства Амман, Мертвое море и Джераш, известный хорошо сохранившимися римскими развалинами. Но как говорят очевидцы, которые успели побывать везде, — если вы видели Петру – вы видели Иорданию. Мы с радостью готовы принять это утверждение на веру: при том, что на трехдневную поездку вдвоем в режиме постоянной экономии у нас улетело почти 600$, вряд ли мы поедем в Иорданию еще раз, проверять правдивость этих слов.

DAHAB-CLUB

 

 

СПРАВОЧНАЯ ИНОФОРМАЦИЯ

Добраться до Иордании

 

 

Паромы до Иордании идут из Нуэйбы – это около 80 км вверх по побережью от Дахаба. Паромов два: скоростной (идет около 1,5 часов) и обычный (тащится около 5 часов). Выяснить расписание паромов не представляется возможным: то время отправления, которое вам скажут по телефону накануне, будет скорее всего отличаться от фактического на 4-8 часов. Поэтому лучше приехать с утра пораньше и дежурить в зале ожидания (скамейки, сколоченные из трех досок, шелуха от семечек, мухи и окурки). Зал ожидания в Иордании выглядит несколько приличнее.

Цены

 

Медленный паром — около 42$ из Нувейбы в Акабу, 25$ из Акабы в Нувейбу.

Быстрый паром — 55$ из Нувейбы в Акабу, и 40$ из Акабы в Нувейбу.

Паромы ходят ежедневно, но расписание всегда нужно уточнять накануне по тел. 069-520427, 010-5058229 (компания-перевозчик «Аль Джеср аль-араби»).

Виза

 

Визу в Иорданию получать не нужно, зато при выезде из страны в порту придется оплатить departure fee в размере 8$. Плюс – снова купить египетскую визу на въезде в Нуэйбу.

Добраться до Петры

 

Если ехать сразу с парома, без ночевки в Акабе – то только на такси (где-то 30-35$). Все рейсовые автобусы заканчивают ходить очень рано. Из Акабы – автобусом с центральной автобусной станции. Вход в Петру – от 30$ (за билет на один день). Гулять можно до заката солнца. Билет стоит сохранить до конца визита – его могут спросить и внутри (специальные служащие по отлову пробравшихся через горы безбилетников).

Добраться до Вади Рам

 

Автобус из Вади-Мусы до пустыни Вади Рам стоит 5$, проводника с джипом можно найти на месте за 25$ на двоих, или забронировать через отель Valentina (получится по 35$ на человека, но зато с гарантией). Это – самый дешевый из обнаруженных нами вариантов.

Итого : Готовьте около 350-400$ для визита Петры. В целом, довольно дорого.

: Готовьте около 350-400$ для визита Петры. В целом, довольно дорого.

 

jordan[9]
jordan[6]
jordan[15
jordan[18
jordan[20]
jordan[8]
jordan[22]
jordan[23]
jordan[17
jordan[7
jordan[11]
jordan[13
jordan[21]
jordan[14
 
big_761
big_777
big_755
big_784
big_753
big_776
big_789
big_783
big_781
big_764
big_743
big_744
big_788
big_757
big_796
big_787
big_747
big_780
big_792
big_768
big_786
big_771
big_754
big_758
big_794
big_782
big_766
big_745
big_751
big_795
big_774
big_750
big_765
big_799
big_801
big_772
big_769
big_759
big_800
big_773
big_763
big_797
big_798
big_775
big_762
big_748
big_749
big_767
big_760
big_742
big_790
big_770
big_756
big_779
big_785
big_802
big_793
big_752
big_746
big_791
big_778 

Мёртвое море и окрестности

Для того чтобы посмотреть всё самое интересное в районе Мёртвого моря лучше всего остановиться в городе Мадаба, что находится в 35 км южнее Аммана. Мы останавливались в отеле «Mariam Hotel» и я настоятельно рекомендую сделать так же.

Владелец отеля — очень классный дядька по имени Чарли. Он отлично говорит по-русски, так как учился в Ленинграде. Отель реально тянет на 3*. Отличные номера, просторное лобби с библиотекой, шведский стол на завтрак, и самое главное — бассейн. И всё это за 30 динар на двухместный номер!

Заселившись в отель с вечера договоритесь о семичасовой экскурсии по самым интересным окрестным местам — гора Небо, где умер Моисей, р.Иордан, где крестился Иисус, пляж Амман-Бич на Мёртвом море, музей и панорама Мёртвого моря и горячие источники Хамаммат-Маим. Экскурсия очень удобная — вас возят на легковой машине, с остановками на один час в каждом месте. Если где-то хотите зависнуть подольше (например на Мёртвом море мы пробыли два часа, вместо одного) просто платите водителю по 3 динара за каждый дополнительный час ожидания.

По итогу, такой день экскурсии «с личным шофёром» обошелся нам в 120 динар за двоих человек (43 динара сама экскурсия, 1 динар с человека вход на гору Небо, 7 динар на р.Иордан, 10 динар — вход на Амман-бич, 10 динар — горячие источники, 3 динара за дополнительный час на море и 5 динар чаевых).

Я считаю, что это очень хороший вариант для знакомства с Морем и источниками. После этого вы можете сами решить, сколько еще времени вы хотите провести на море, а сколько в горячих источниках. Мы провели свои последние два дня в Иордании на Мёртвом море.

<h3Оптимальная программа=»» для=»» путешествия=»» по=»» Иордании<=»» h3=»»>

Две недели в Иордании (оптимально, 5 дней на Красном море, 2 дня на Мёртвом море, 7 дней экскурсий)
Содержание по дням:
1 — ночь в Амане, днем экскурсия в Джераш, вечером проулка по Амману
2 — утром автобус в Акабу, вечером, по приезду — пляж отеля «Интерконтиненталь»
3 — пляж отеля «Интерконтиненталь»
4 — пляж отеля «Интерконтиненталь»
5 — South beach
6 — South beach
7 — South beach
8 — Утром выезд из Акабы, днем экскурсия по пустыне Вади Рам с ночевкой
9 — утром выезд из пустыни в Петру, после обеда — экскурсия в Петру
10 — утром переезд в Мадабу, отдых
11 — «Большая экскурсия» по окрестностям Мёртвого моря (р.Иордан, гора Небо, Мёртвое море, источники Хамаммат-Маин)
12 — отдых на Мёртвом море, пляж Амман-бич
13 — отдых на Мёртвом море, пляж Амман-бич
14 — утром отъезд в аэропорт

Бюджет нашего путешествия

Вся двухнедельная поездка обошлась нам в 3500 долларов (около 84 тысяч рублей). В том числе:
Перелёт самолётом авиакомпании Royal Jordanian (регулярный рейс) — 2 билета в оба конца 30 тысяч 600 рублей,
Потрачено за 2 недели пребывания в стране — $2300 ($75 с человека в день при проживании в одном двухместном номере).

Цены на некоторые товары и услуги:
Пригород Акабы, Beduin Moon Village (уровень 2*, отдельные домики, внутри большая кровать, горячая вода, кондиционер, туалет, 100 метров от коралловых рифов) — 35JD за ночь с завтраками и обедами. Отдельно еда по меню: салаты — 1,5JD, гарниры — 1,5JD, мороженое — 1JD, чай — 0,5JD, банка Coca-Cola или Fanta — 0,5JD, минералка 1л. — 1JD, пиво Amstel 0,33 — 2JD, иорданское вино (бокал/бутылка) — 5/8 JD. Адрес для бронирования — mohammedsea@mailcity.com (Мухамед, менеджер отеля, писать на английском).

Город Мадаба, Mariam Hotel (уровень 3*, бассейн, экскурсии из отеля, центр города) — 40 JD за двухместный номер с завтраками. Отдельно по меню (обед, ужин): кебаб с гарниром — 6JD, суп — 3JD, бокал вина — 2,5JD, минералка 1,5л. — 1JD. В общем, ужин на двоих с вином — примерно 25 динар.

Удачного путешествия по Иордании!

 

Большое путешествие по Иордании

13 — 27 мая 2008

 

 

Древнейшее место на земле. Соленое лечебное Мертвое море и райский дайвинг в Красном. Высеченный в розовых скалах заброшенный город Петра, ставший в прошлом году Восьмым чудом света. Замки крестоносцев и города Римской империи, верблюды, дюны и красивейшая лунная пустыня Вади Рам, Река Иордан, где Иоанн крестил Иисуса. И всё это без визы, в самой спокойной мусульманской стране Ближнего Востока! Иордания, мы летим к тебе!

Дневник путешествия

14 мая. Амман — Джераш — Амман

Еще в самолете стало понятно, что мы летим в мусульманскую страну. Бортовой компьютер самолета выводил на экран то и дело меняющееся в зависимости от текущего курса направление на Мекку (чтобы знать в каком направление молиться) и расстояние до неё.

Сегодня утром съездили в город Jerash, основанный эллинами во 2-ом веке до нашей эры. Восточную часть города раскопали, и теперь тут один из лучших образцов древнего римского города: два больших театра, несколько площадей, центральная и две боковых улицы, фонтаны.. В общем, супер интересно.

Вечером гуляли по самому Амману. Город довольно большой — 1,8 млн жителей (четверть населения всей страны). Смотрели крепость и римский амфитеатр.

А вообще, самое сильное впечатление произвели блестящие (в прямом смысле слова) дороги, вечерние призывы муэдзина из мечети и практически полное отсутствие женщин на улицах — не больше одной на сто мужчин.

Ну и немножко прагматики: страна не самая дешевая, но и не Европа. Цены такие: двухместный номер в хостеле (душ на этаже, но зато есть свой балкон) с завтраком — 15 динар (1 динар почти равен 1 евро), такси по городу — 2-4 динара, вход в город-музей Джэраш — 8 динар, обед 5-10 динар. В общем, бюджет на одного человека на день около 50 динар.

15 мая. Амман — Акаба

Сегодня, мы перебрались на самый юг страны, к Красному морю. По дороге в Акабу я впервые увидел настоящую пустыню! Это конечно впечатляет. То тут то там разбросаны крохотные деревушки бедуинов, небольшие стада овечек и коз бродят среди жалких кустиков травы, в тени редких деревьев на привязи стоят верблюды.

Пустыня тут каменная: сотни километров безжизненного выжженного пространства и скал. Есть очень крутые вершинки. Вот бы замутить тут вело-поход или даже просто треккинг!

Сам город Акаба не очень понравился: сплошная стройка. Чувствуется, что иорданцы решили построить тут не хилый город-курорт. Пока же тут всего три больших отеля с выходом к морю, а указанный в путеводителе «платный пляж Баракуда-бич» закрыт и на его месте тоже идёт стройка.

В городе еще есть и городской (общественный) пляж. Но это трэш: много одни местные грязно, женщины купаются в одежде. Так что за 10 динаров мы купили два билета на пляж небольшого отеля, где провели вторую половину дня.

Вода удивила своей температурой: градуса 22-23, не больше. А вечеру появились тучи и упало даже 10 капель дождя! Вот так то 🙂

Сам город еще круче Аммана — за весь день увидели не больше двух десятков «белых». В поисках пива обошли десятка два магазинчиков, и еле-еле нашли «безалкогольный Holsten». Вот так-то! Мусульманская страна однако…

18 мая. Акаба

Вчера и позавчера были дни релакса. Решили шикануть и купили по 25 динаров проход на территорию лучшего отеля Акабы — Intercontinental Aqaba Resort.

Понятно, что понравилось. Отлично вышколенный персонал, лежаки под пальмами, песчаный пляж, три бассейна разной глубины, грамотно подобранная музыка (от рэгги и джипси-кингс до босановы).

Вечером пили сок «киви + лайм». Божественно!

Читайте по теме: Вся Италия с севера на юг

А сегодня был супер-день. С утра мы переместились за город, на 10 км южнее. Здесь сплошной многокилометровый пляж (Aqaba South beach) с кораллами и рифами вдоль которого стоят небольшие отели. Мы поселились в отдельном бунгало в Beduin Moon Village (100 динаров за три дня с завтраками. В домике кондиционер, теплая вода и все удобства. Получается примерно в 2 раза дороже чем в Таиланде)

Бросив шмотки пошли на пляж. Народу почти нет — человек 10 на 300 метров берега. Смотрим — вода необычная, как-бы пятнами, бирюзовыми и тёмно-синими и туда ныряют люди!

Лежим, греемся (солнце палит жестко, но довольно сильный ветер спасает). Тут к нам приближается прикольный, чуть полненький араб (оранжевые шорты, неплохие часы, дорогой телефон) и несет ласты и маску. Подходит к нам и говорит: «Ребята, два часа в день можно бесплатно нырять! Пойдемте, покажу маршрут»

Ну, какой русский устоит перед словом Халява? В общем, несмотря на то, что пловец с меня никакой, я решил попробовать. Гид дал мне маску с трубкой. Нырнул — лежу, внизу водичка, класс! Тут он мне говорит: «Поплыли!» и берет меня за руку.

В общем, сегодня, без малого Великий день, я освоил еще одну стихию — Подводный Мир. Конечно, это не глубоководный дайвинг с аквалангом, но тоже очень захватывающее занятие.

Пока плыл, на ум пришло такое сравнение: «Разница между сноркелингом (плавание с трубкой) и дайвингом такая же как между треккингом и альпинизмом. В треккинге ты идешь Над Поверхностью земли, а в сноркелинге ты плывешь Под Поверхностью воды. А дайвинг с аквалангом — это как высотный альпинизм с теми же кислородными баллонами!

Про само плавание даже не знаю что сказать 🙂 Вода сверх-прозрачная. Плывешь, а под тобой, черт знает на какой глубине дно. Видимость метров 15 минимум! Ощущение, что ты просто паришь над дном, а под тобой огромные пирамиды рифов с кораллами и рыбками. Сегодня видел как маленьких полосатых рыб, так и огромных, сантиметров 50 в длину черных рыб. Но так как все-таки было немножно страшно (всё-таки первый раз с трубкой плавал), то больше думал о том как продувать воду и прочих технических моментах..

Проплыли дофига (для меня) — метров 250. Обратно бежал, чтобы согреться. Всё-таки вода градуса 23, и за 10 минут под водой успеваешь остыть!

Вот такие дела! Тут наверное останемся дня на три-четыре. Будем заниматься сноркелингом и изучать жизнь моря!

Ps. За ужином узнали, что тот самый дядька, который со мной плавал — хозяин этого отеля. Прикольно познакомились 🙂

Всем привет!

20 мая. Акаба, South Beach

Вчера был второй день изучения моря. Волны почти исчезли и плавать стало легче и спокойнее. Мухамед отвез нас на другой риф где живут черепахи. Но, к сожалению, нам не повезло.. Зато видел небольшого ската, который проплыл прямо под нами и понял что видимость в воде гораздо больше, метров 30 точно!

Проплавав два дня вот что я понял про сноркелинг: 1. Не должно быть волн (вода в трубку)
2. Не должно быть сильного ветра (может снести на рифы)
3. Стоит одевать шорты и майку (чтобы не поцарапаться об рифы)
4. Вода чем теплее, тем лучше. При т=23 в воде не больше 15 минут. Хотя в гидрике конечно больше.

После плавания расстелили одеяло прямо на берегу и долго разговаривали с Мухамедом. Оказалось, что он бедуин и родился в пустыне. Но около десяти лет назад перебрался на море. (Говорит, что днем ему больше нравится море, а ночью пустыня). Семья так и живет там, а он большую часть времени на море. Раньше у него было местечко прямо на пляже, но год назад его место отдали под строительство 5* отеля, и государство (бесплатно!) выделило ему новое место.

Еще узнал, что Иордания обменялась с Саудовской Аравией территориями. Аравия отдала свои 10 км берега для строительства иорданских курортов взамен на какие-то иорданские территории на севере, где (вроде) есть нефть.

Еще интересно, что самый простой верблюд стоит 4-5 тысяч долларов, а те, которые используются для скачек — до полмиллиона!

Спросил Мухамеда, знает ли он где находится Сибирь. Подсказал ему, что посередине России, севернее Монголии. «Ааа, это там, где люди на ноги одевают сапоги из шерсти диких коз?» — спросил он 🙂

А сегодня утром проснулся и понял, что вчера схватил тепловой удар. Весь день провалялись в номере, читали книжки. Видимо организм затребовал отдыха от моря и солнца..

Завтра едем в пустыню с ночевкой у бедуинов!! Ёу!

22 мая. Акаба — Вади Рам — Петра

Вчера впервые в жизни провел сутки в пустыне. Ну что сказать? Сказать что жарко — это не сказать ничего. Мы ездили в пикапе с навесом, и то выпили 3 литра воды за пять часов. Как раньше люди путешествовали караванами для меня абсолютно непонятно. Я бы умер на второй день, если не в конце первого…

Еще понял, что арабский платок («бедуинка») это 100% круто. Одновременно спасает от солнца, ветра и песка. Ни бейсболка, на шляпа с полями этого не даст.

В одном скалистом каньоне видели двух лис. Они убежали от нас на самые скалы. Прикольно!

А вообще, пустыня фантастически красива: красный песок, скалы, высохшие озера, верблюды..

Реально удивил ночлег в лагере. Очень вкусный ужин (рис, картошка, курица, овощи, холодное пиво) и абсолютно цивильный, европейский туалет с унитазами, душем и кафелем на полу! Единственное, что подпортило это приключение — ночное нападение комаров. Туземцы блин не оборудовали палатки москитными тентами. В общем, спал часа два-три, убил 100 комаров. И только под утро понял, почему местые ребята на ночь ушли спать просто на открытое место. Там ветерок, комаров сгоняет…

Читайте по теме: Путешествие по Черногории

А сегодня был нереальный мега-супер день. Утром, прямо из пустыни мы перебрались в главное туристическое место Иордании — древний город Петра, высеченный на дне глубокого каньона.

Мы были абсолютно не готовы к тому, что увидим. Думали: «Ну каньон, ну знаменитая открыточная «Казна». А оказалось, что это огромный город, в котором еще до нашей эры проживало несколько тысяч человек. Дворцы, гробницы, амфитеатр, алтарь для жертвоприношений на вершине горы, и даже водопровод!!! Короче, цена на входной билет 27 динар (ок 650 рублей) после этого не кажется завышенной. Это действительно Чудо Света! Это место обязательно нужно увидеть своими глазами! При этом в районе до сих пор проводятся раскопки и в будущем будет еще больше интересного!

Цены в Петре: ночь в приличной гостинице уровня 2* в двухстах метрах от входа в Петру — 30 JD, перекус (пицца, суп из кубиков и очень вкусный сок) — 23 JD на двоих, сытный ужин (салат, второе блюдо с мясом, вино) — 33 JD, интернет — 2,5 JD за полчаса (в пять раз дороже, чем в Таиланде! 🙂

Завтра едем на Мёртвое море. Будем мазаться грязью, читать газету лёжа в воде, и отскребать с себя соль.

24 мая. Петра — Мадаба — Мёртвое море — р.Иордан — источники Хамаммат-Маим

Ура!! Мы нашли самый кайфовый отель Иордании — «Mariam Hotel». Его владелец, супер-позитивный чувак по имени Чарли. Он отлично говорит по-русски, так как учился в Ленинграде. Отель реально тянет на 3*. Отличные номера, просторное лобби с библиотекой, шведский стол на завтрак, и самое главное — бассейн. И всё это за 30 динар на двухместный номер!

Находится этот замечательный отель в городе Мадаба, откуда лучше всего путешествовать по Центральной Иордании. И сегодня мы реально отожгли. Посетили сразу пять (!) достопримечательностей центра страны.

Сначала мы посетили гору Небо, знаменитую тем, что именно тут умер Моисей, приведший израильтян с Синая на Святую Землю. С этой же горы мы впервые увидели Мёртвое море, находящееся на 1200 метров ниже вершины. Вид фантастический!!

Отсюда, преодолев отметку «уровень моря» мы спустились еще на 300 метров, в долину р.Иордан, и побывали в святом для каждого христианина месте. Именно тут, две тысячи лет назад принял крещение Иисуса. Археологи откопали даже фундамент церкви 5-го века, построенную на этом святом месте.

В долине очень жарко, ведь она находится на 300 метров ниже уровня моря в глубокой долине, защищенной от ветра и холодов. Именно по этому тут даже растут бананы (!) и верблюды пасутся на зелёных (!) полях. Я назвал этих верблюдов — Lucky Camels 🙂

После мы двинулись к кульминации нашего путешествия. Ну что сказать про Мертвое Море? Я скажу просто — это ат-тра-кци-он. Мега прикольно и весело 🙂 Главное, избегать попадания очень соленой воды в глаза. Еще мазались грязью и дурачились. Сняли самую большую кучу смешных фоток.

И в конце дня мы посетили «Музей Мертвого моря» из которого узнали, что за каждый год уровень моря опускается на один метр 😦 и погрелись в супер-кайфовых горячих источниках!!

В общем, Иордания в очередной раз нас приятно удивила!

Ps. Еще, вчера, мы съели какой-то «смешной» арбуз. Сначала, из его остатков мы сделали Свете маску. Так мне едва не пришлось её привязывать, так она смеялась. А сегодня ночью мне приснился такой смешной сон с арбузом в главной роли, что своим смехом я реально напугал и разбудил Свету 🙂

26 мая. Мадаба — Мёртвое море, Amman Beach — Мадаба

Вчера был реальный день релакса. Весь день мы провели на Амман-бич. Первую половину дня на мертвом море, а после обеда в пресных бассейнах. Вчера был великий день! Я научился плавать на глубине и даже нырять, правда пока бомбочкой 🙂

Еще, получили рекордную дозу солнца, так как пробыли на пляже с 9 до 19 часов, всего с часовым перерывом на обед!

28 мая. Amman Beach — Москва

Самое сильное впечатления о родине, когда возвращаешься из Иордании — это конечно наша ошеломляющая вездесущая зелень травы-деревьев и облака, настоящие такие, кучевые облака! Здорово возвращаться Домой!
ДК, kovinov.com

Часть 1

Обычно при словах «Святая Земля» у людей возникает стойкая ассоциация лишь с одной страной – Израилем. Но страницы Библии описывают также события, которые произошли за пределами этого государства в его нынешних границах. Мы начинаем рассказ о другой Святой земле, о которой, к сожалению, люди пока знают не так много.

Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть 1
 
 

Мне повезло: я побывал на Святой Земле. Второй раз в жизни. Правда, когда несколько лет назад состоялось моё первое знакомство со Святой Землёй, оно продлилось всего полтора суток, поэтому тогда почти никаких внятных впечатлений не осталось. На сей раз поездка заняла почти две недели, и времени хватило на многое: посетить древние святыни, своими глазами увидеть библейские пейзажи, познакомиться и попытаться понять тех людей, что живут в этих местах сейчас. Но – одно необходимое уточнение: я побывал не в Израиле. А в Иордании.

Да, именно Иордания стала для меня открытием Святой Земли. И да простит меня израильское министерство туризма, благодаря планомерной работе которого в массовом сознании закрепился стереотип «Святая Земля — это Израиль», но рано или поздно «брендом» придётся делиться с соседями.

IMG_5414

Что знает об Иордании среднестатистический россиянин? Подозреваю, не очень много. А что может рассказать об Иордании православный россиянин? Ничего? Вполне возможно, что и так. Но если сформулировать вопрос иначе, ответ будет другим.

Например, отвечая на вопросы «Что вы знаете о пророке Илии?», «Где умер пророк Моисей?» или «При каких обстоятельствах погиб Иоанн Предтеча?», наш воображаемый собеседник так или иначе будет рассказывать об Иордании. Потому что именно на территории этой страны находятся памятные места, связанные с жизнью великих праведников: недалеко от границы с Израилем, в долине реки Иордан, есть так называемый холм Илии, Тель Мар Элиас, откуда, по преданию, он был взят живым на небо на огненной колеснице; местом упокоения пророка Моисея стала гора Нево над Мёртвым морем в пятидесяти километрах от Аммана, а в иорданском Мукавире сохранились развалины замка царя Ирода, где, согласно легенде, «величайший из рожденных женами» томился в темнице и где был усечён мечом.

Мозаика «Восхождение пророка Илии на небо»

Но главное, конечно, — место Крещения, Baptism Site. Хотя, вообще, на левом берегу Иордана произошло не одно только Крещение; Спаситель часто бывал «об он пол Иордана»: тогда оба берега принадлежали одному государству, и евангельская история разворачивалась на всех этих землях.

Иордания христианская. Вифания за Иорданом, место Крещения

Мы едем в автобусе к месту крещения Спасителя. Наш гид, словоохотливый и смешливый Самер, тараторит как из пулемета:

— Посмотрите направо — вон на том холме пророк Илия был взят живым на небо. Посмотрите налево — это шатры цыган, которые занимаются здесь сельским хозяйством.

На русском и арабском он разговаривает одинаково быстро. К каким-то особенно ярким фактам Самер возвращается по три, по четыре раза. Причём в его речи отсутствуют фразы типа «как гласит предание», «согласно легенде» или, на худой конец, «по мнению учёных»; факты библейской истории подаются в форме императива. Никто не возражает.

В долине Иордана с древности строят христианские храмы

От многократного повторения одних и тех же имён, названий и цифр у меня иногда происходит ступор, и, например, я так и не помню до сих пор, сколько метров составляла ширина Иордана во времена Спасителя. Двести, триста метров? Зато я навсегда запомню свои ощущения от того Иордана, который встретил нас в тот душный вечер. …Такие речки, наполовину заросшие камышом, пробивающие себе дорогу среди глинистых крутых берегов, часто встречаются на юге, где-нибудь в Ростовской области. Там, где берега у них становятся пологими, там, как правило, речушки совсем мелеют; сюда приходят на водопой стада коров или овец, круто замешивая глину тысячами копыт. Здесь, правда, никаких стад нет и быть не может: прямо по реке проходит государственная граница с Израилем.

Всё просто: два метра водной глади — это Иордания, остальные два — Израиль. Да, четыре метра ширины — всё, что осталось от прежнего Иордана.

Удивляться нечему: даже если бы не землетрясения, которые за два тысячелетия сильно изменили здешние места, думаю, всё равно судьба Иордана была бы печальной. Потому что во всей долине нет других источников пресной воды. Вот и тянутся от бурых илистых берегов в сторону чахлых полей километры пластиковых труб, которые всё качают и качают воду для полива. И это притом что иорданская вода вообще мало пригодна для орошения — слишком насыщена она солями и загрязнена промышленными и сельскохозяйственными сбросами израильских и палестинских предприятий выше по течению. Разговоры о том, что самым ценным ресурсом будущего может стать простая питьевая вода, здесь не воспринимаются как «кухонная политология». Уже сейчас Иордания входит в число самых засушливых стран мира.

На берегу Иордана

Прочитал где-то, что летом вода Иордана становится прозрачной. Не могу себе такого представить. Она такого охристого, тёплого оттенка.

И ещё она очень тихая, когда в неё погружаешься с головой.

***

Иордан

И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане.
И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него.И глас был с небес: Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

(Мк. I, 9-11)

И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане

 

Море виде и побеже Иордан возвратися вспять

Святые для любого христианина места

   Есть на свете места, где удивительным образом пересекаются эпохи, созидаются и гибнут империи, где совершалась библейская история и чувствуется дыхание величайших евангельских событий

По этой земле ходил Иисус Христос

 

Эти места прославились навсегда

Посещение этого святого места, несомненно, важно и душеполезно для каждого человека

В Крещенский сочельник, 18 января, у купели Христианства люди ждут великого чуда. После освящения Иордана река останавливается,  идет вспять, и вода в ней становится соленой, как и 2000 лет назад, когда Христос принял крещение от рук Иоанна Крестителя.

Фото иеромонаха Никодима Колесникова

***
…Вечер. Иорданская долина засыпает. Здесь пограничная зона, и после четырёх вечера туристам и паломникам сюда доступ закрыт. Правда, сегодня сделано исключение: на месте крещения Спасителя будет совершаться «молитва о мире». Вереница больших и дорогих автомобилей тянется по направлению к площадке, откуда начинается дорожка к месту Крещения. Иерусалимский патриарх Феофил и небольшая группа иерархов выстроились на помосте перед руинами древнего храма. Вокруг построены осветительные конструкции, тянутся кабели, в стороне глухо тарахтит дизель.
Происходящее немного похоже на театральное представление — со своей сценой и зрителями, сидящими рядами. Группу российских паломников трудно не заметить: в какие-то моменты молебна все дружно встают, крестятся и кланяются, а потом вновь присаживаются на стулья.Каждый из архиереев читает молитву на своём родном языке.

«Молитва о мире»

Принц Гази бен Мухаммад, брат и советник короля Абдаллы по религиозным вопросам, в традиционной одежде, выделяется своей статью. Он, несомненно, пребывает в центре внимания: чиновники начнут расходиться не раньше чем принц попрощается с патриархом и уйдёт по тропинке, петляющей между пыльных зарослей, к стоянке.
На долину буквально падает темнота: восточный вечер очень короток. По долине в разные стороны расходятся несколько грунтовых дорог. Одна из них приводит меня к «Монашеской пещере». Это место, где, как гласит табличка, жили в древности местные подвижники. Где-то здесь неподалёку жила и преподобная Мария Египетская. С небольшой площадки перед входом в пещеру (сам вход закрыт ограждением) открывается панорама долины.
Закат в Иорданской долинеКогда-то здесь было гораздо больше воды и, наверное, эти места выглядели иначе. Это что-то меняет? — спрашиваю я сам себя. — Получается, преподобная Мария жила не в таких уж невыносимых условиях? И сам себе отвечаю: да, меняет. Но лишь то, что теперь для меня житие Преподобной становится гораздо понятнее и конкретнее. Потому что — вот, например, столетия назад она могла видеть почти такую же самую долину Иордана, которую накрывали такие же скоротечные сумерки, безветренные и душные.
Дымок от дизель-электростанции поднимается к небу. Богослужение продолжается. Рядом с сохранившимися руинами храма на месте Крещения — большая купель из известняка. Если бы не пластмассовые трубы, по которым сюда закачали воду во время недавнего визита папы Франциска, неподготовленному паломнику было бы трудно понять, почему это купель соорудили в таком безводном месте. Теперь же на дне купели высыхает густая бурая жижа. Да, когда-то здесь было гораздо больше воды.

Купальня на Иордане. Её ограждение проходит как раз по границе с Израилем.

Монашеская пещера

Русский паломнический дом — на заднем плане

Место Крещения

Иордания туристическая. Джераш

Кто-то из нашей группы после посещения Джераша обронил:
— А ведь это место будет покруче Петры.
С этим утверждением можно соглашаться или нет, но впечатление Джераш производит колоссальное. По сути это целый город-памятник. При этом — исследованный и открытый археологами хорошо если наполовину. В буквальном смысле: из всех построек, которые были возведены римлянами в Герасе (так назвался этот провинциальный городок Римской империи две тысячи лет назад), а потом оказались погребены в результате землетрясения в VIII веке, большая часть по-прежнему остаются под землёй.
Это видно невооружённым глазом: вот улица с колоннадой уходит просто в склон холма, и что там, под этим холмом — никто пока не знает. А на склонах расположились дома местных жителей. Кстати, наших бывших соотечественников: сюда после Русско-турецкой войны 1877-1878 годов переселились черкесы.

IMG_7622

ЮНЕСКО в своё время предложило программу по отселению местных жителей для продолжения раскопок. Но ничего не вышло: никто не захотел расставаться со своими родовыми домами. А практики «условно-добровольного» переселения под предлогом каких-то государственных нужд тут не знают. Так и дразнит Джераш археологов всего мира своими холмами-сокровищницами.
— А есть у вас «чёрные археологи»? — спрашиваю я нашего гида.
— Не, нету, — отвечает Самер.
— У нас невозможно приобрести этот прибор, с помощью которого ищут в земле… Ну, как его…
— Металлоискатель, — подсказываю я, а сам думаю: зачем он нужен здесь? Тут же и искать место не надо; бери лопату и копай себе. Правда, потрудиться придётся изрядно: здесь, как и почти везде в Иордании, очень каменистая почва, почти чистый гравий. И как тут что-то растет?

IMG_7543

Тем не менее, по сравнению с южными и восточными районами страны, где властвует пустыня, здесь природа несравненно разнообразнее и привычнее глазу европейца. Склоны гор поросли лесами, довольно часто встречаются небольшие реки. Одну из них, по дороге из Аммана в Джераш, наш гид называет рекой Иакова:
— Это то самое место, где Иаков боролся с ангелом, помните?
Наш автобус пролетает по мосту, под которым течёт библейская река. У развалин одного из храмов Джераша нам встречается довольно шумная толпа. Так и есть: российские туристы, приехали из Израиля на однодневную экскурсию. Наш Самер и израильский гид весело приветствуют друг друга; они знакомы, постоянно встречаются на перекрёстках туристических маршрутов. «Израильтяне» нас угощают бутылочками с питьевой водой.
Ипподром. У входа слоняются несколько арабов. Вывеска рекламирует костюмированные театральные представления, которые устраивают здесь для развлечения туристов: «Римское военное искусство и гонки на колесницах». От ипподрома, а точнее, от арки императора Адриана (он тут перезимовал в 130 г. н. э.) начинается главная улица, вымощенная камнями. Становится понятно, что проблемы дорожного строительства вечны: на каменной мостовой выбита довольно заметная колея. Сколько повозок и колесниц проехало по этим улицам?

IMG_7552

Иордания туристическая здесь (как, впрочем, и во многих других местах) пересекается с христианской: тут сохранилось несколько христианских памятников — развалины византийских церквей с непременными мозаичными полами. Но основное наследие — это, конечно, римские и греческие дохристианские храмы.
Храм Артемиды, храмы Зевса и Диониса  — от всех этих построек уцелели почти исключительно колонны. Но их тут десятки, даже сотни: колонны, колонны, капители, целый лес колонн. Белёсый молчаливый лес, по которому медленно прогуливаются немногочисленные туристы.
Здесь, на севере страны, не так жарко, как на Мёртвом море или в пустыне, но через пару часов, что мы ходим по развалинам Джераша, хочется найти тень. Её предусмотрительно предлагает большой сувенирный рынок неподалёку от входа. — Харашо, харашо! — местные торговцы демонстрируют знание русского и самой искренней расположенности, но ассортимент их лавок разочаровывает: найти что-то по-настоящему интересное не так-то просто, повсюду торгуют примерно одним и тем же сувенирным ширпотребом довольно низкого качества.

На соседних холмах — современный Джераш

На стоянке — автобусы, большие и маленькие. Наш водитель Мухаммед уютно устроился в открытом багажном отсеке стоящего по соседству огромного туристического «мерседеса» и мирно беседует с коллегой. Скоро сюда вернётся шумная российская группа, и автобус отправится в сторону израильской границы.
Для туриста главная опасность в Джераше — «объесться» красотой. По-хорошему, этому месту нужно посвятить несколько дней неторопливых прогулок – тогда, наверное, молчаливые развалины и побелевшие от вечного солнца колонны расскажут вам что-то особенное.

Факт-открытие: местные кедровые леса закрыты для посещения. Причём запрет касается и местных жителей. Главная опасность — пожары.
— Воды-то нет; тушить чем? — наш гид в нескольких словах обрисовывает проблему.
С ним нельзя не согласиться: гористая местность и тотальный дефицит воды делают пожаротушение в этих местах практически невозможным.

Руины христианского храма

Центральная улица древней Герасы

Так называемый Южный театр (81-96 гг. н. э.) вмещал до 3 тысяч зрителей

Древнюю Герасу строили выдающиеся архитекторы

На центральную улицу своими фасадами выходили несколько храмов

Одна из улиц Герасы

IMG_7580

Храм Артемиды, вид с северо-запада

 

Джераш — город колонн

Колоннада храма Артемиды

Одна из торговых площадей. По-видимому, площадь украшали фонтаны.

Часть II. Гора Нево — Амман

Если на месте Крещения развернуться спиной к Иордану и посмотреть на юго-восток, в сторону гряды пологих гор, которая широкой полосой тянется вдоль берега Мёртвого моря, в хорошую погоду на вершине одной из них можно разглядеть небольшой светлый прямоугольник. Это храм на горе Нево.

Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть II. Гора Нево — Амман
 

Иордания христианская. Гора Нево

Местные гиды называют это место «гора Нéбо» — с ударением на первый слог. Монумент Моисея, The Memorial of Moses, считается самым посещаемым паломниками местом в Иордании, и в этом есть большая доля правды. Потому что паломничества сюда совершают не только христиане, но и иудеи, воздающие почитание великому пророку. Многие из них считают своим долгом повторить тот путь, которым почти три с половиной тысячи лет тому назад их предки вошли в Землю Обетованную, завершив сорокалетние скитания в пустыне.

Храм на горе Нево

Отсюда пятьдесят километров по шоссе до столицы, Аммана. И сорок шесть по прямой — до Иерусалима. Пророку Моисею хорошо были видны Мёртвое море и западный берег Иордана — та земля, которую Бог обещал Своему народу и которую Моисей увидел только издали, отсюда, с вершины горы Нево.

Сосновая роща, дорожка в гору к вершине холма, довольно многочисленные группы туристов. Паломников – хоть христиан, хоть иудеев — их обычно везде сразу видно. Здесь таких нет; в прозрачной тени невысоких деревьев неспешно прогуливаются типичные западные туристы — пожилые мужчины и женщины плюс несколько хрестоматийных японцев с фотоаппаратами.

Фрагменты храмовых мозаик, хранящиеся в комплексе т. н. Монумента Моисея

На полпути к вершине — памятный знак, установленный в год 2000-летия Рождества Христова, с именами жертвователей. Среди них много русских фамилий на кириллице; ни одна из них не знакома. Есть просто имена: Оксана, Мария. На памятном знаке выбит герб францисканцев — две скрещенные руки со стигматами на фоне креста. С 30-х годов прошлого века эта земля принадлежит общине ордена святого Франциска, но никаких признаков монашеской жизни не заметно. Туристы бродят по мемориалу сами по себе.

Нам не везёт: древний храм, возведённый на вершине горы еще в IVстолетии и перестроенный в XX веке, закрыт на ремонт. На улице под стилизованным бедуинским шатром можно увидеть храмовые мозаики, собранные археологами в здешних местах. Все они какого-то красноватого оттенка; каменные породы в Иордании насыщены железом, особенно заметно это станет в Петре. Никаких особых, музейных условий хранения; мозаики фактически живут под открытым небом. Неожиданно разговор заходит о быте бедуинов (наверное, из-за чёрных пологов, которыми накрыт шатёр).

— А как они спасаются от скорпионов?

Самер, наш гид, потихоньку вырывает из края полога кусочек шерсти:

— Это сделано из верблюжьей шерсти, видите? У неё такой особенный запах или что-то такое, что отпугивает скорпионов.

Позднее, в пустыне Вади-Рам, когда мы посетим настоящие бедуинские становища, этот факт не раз вспомнится. Научный это факт или достояние фольклора, но ни одного крупного скорпиона мы не увидим. А на маленьких, размерами с муравья, здесь никто особо внимания не обращает по причине их относительной безвредности.

Мемориальный знак возле храма

На смотровой площадке людно. Пожилой экскурсовод рассказывает своим подопечным, где находились наиболее памятные библейские места и куда смотрел пророк Моисей, стоя на этой вершине:

— Dead Sea… Jordan River… Promised Land…

Шляпы, платки и бейсболки послушно поворачиваются вслед за его рукой; туда же направляются камеры мобильных телефонов: снимают все и всё. Напоследок — групповое фото на фоне «жезла Моисея», жутковатой скульптуры, стоящей рядом со смотровой площадкой.

Когда-то очень давно долина Иордана выглядела иначе, река была полноводной и сильной. Можно представить, что испытывали измученные десятилетиями скитаний сыны Израиля, когда увидели эти земли и услышали от своего вождя, что им, родившимся и выросшим в пустыне, предначертано Богом стать хозяевами этих цветущих земель.

Факт-открытие: в древности Иордан был настолько полноводной рекой, что несколько храмов, построенных в первые века христианства на месте Крещения Спасителя, были разрушены из-за сезонных паводков.

Фрагмент мозаики

«Жезл Моисея», скульптура итальянского мастера Джованни Фантони

Фрагмент храмовой мозаики

Дорога спускается по склонам горы Нево в сторону Мёртвого моря

Иордания туристическая. Амман

Первый день нашей поездки. Полупустой аэропорт QueenAlia. Сюда три раза в неделю прибывают самолёты из Москвы. Мы заходим в стеклянное здание аэропорта и идём длинными переходами к стойкам паспортного контроля. «Мы» — это многочисленная и разношёрстная группа паломников, журналистов и духовенства, которая посетила страну по приглашению министерства туризма Иордании.

Нас встречают несколько человек, сотрудники министерства. У них на руках списки, в которых надо найти свою фамилию и получить 40 динаров на визу. Въезд в Иорданию де-факто безвизовый, штамп в паспорте после уплаты пошлины проставляют непосредственно в аэропорту.

Поднимается переполох. Каждый второй не может найти себя в списках. Один из встречающих, парень с целой кипой бумаг, уже раздаёт деньги. Проходит ещё пять минут – и честные россияне, так и не разобравшиеся, кто что должен делать, на всякий случай начинают возвращать динары. В конце концов, через полчаса суматоха сходит на нет, и все благополучно получают свои паспорта со штампом хашимитского королевства Иордании.

Амман, центральная часть города

Среди нас находятся опытные путешественники, уже бывавшие в стране.

— Не переживайте, это тут обычное дело, — успокаивают они нас. Правда, когда нас ведут на стоянку к автобусу, бывалые коллеги предлагают пари:

— Спорим — это не наш автобус?

Ко всеобщему облегчению, выясняется, что автобус всё-таки наш. Парень-гид, сопровождавший нас к автобусу и сносно говорящий на русском, оказывается выпускником какого-то донецкого ВУЗа. Иорданец выучил русский язык во время учёбы в украинском институте. Донецк… Тему не поднимаем: поздно, все устали, всем хочется поскорее отдохнуть.

Амман — настоящий мегаполис. Его население — это почти треть всего населения страны (два и шесть с небольшим миллионов, соответственно). Это неудивительно: город расположен на севере страны, в холмистой местности, поэтому здешний климат отличается мягкостью, он скорее средиземноморский. Никакого контраста после перелёта не ощущается, майский вечер в Аммане совершенно такой же, как и в Москве. Пройдёт несколько дней, и мы, вернувшиеся сюда сразу после пекла Акабы, после сорока семи градусов тепла в тени, смертельно замёрзнем вечером в Аммане, когда там будет плюс восемнадцать.

Амман. Вид на Старый город.

Исторический центр Аммана, — так называемая цитадель, развалины крепости на вершине одного из холмов. Археологический музей, разместившийся тут, удивляет скромностью экспозиции. И это притом, что Аммонское царство, ассирийцы, персы, греки, набатеи, римляне, арабы-гассаниды (кстати, приверженцы яковитской церкви), Оттоманская Порта — все эти государства и культуры оставили свой след в здешних местах. Чувствуется, что если памятники здесь и сохраняют, то без особого пиетета перед их исторической и культурной ценностью. Возможно, в этом проявляется присущий исламу фатализм и покорность перед судьбой: чему Аллах судил быть разрушенным, то будет разрушено.

…Над цитаделью, её колоннами вдруг поднимается в небо воздушный змей. Его запустили мальчишки прямо под стенами крепости. Тут же вспоминается картинка из Иерусалима, в своё время врезавшаяся в память: такие же чернявые пацаны запускают в небо воздушного змея прямо со стены, окружающей место, где Господь вознёсся на небеса. Ветры здесь дуют крепкие, на этих семи холмах Аммана, и, присмотревшись, замечаешь, что тут и там над городом висят другие воздушные змеи, их много, они как редкие цветочки на длинных тонких стеблях – раскачиваются на ветру, глядя сверху на ковёр-мозаику, сложенную из бесчисленных крыш старого города.

Руины древнего храма Юпитера в центре акрополя

— Сейчас мы будем проезжать американское посольство — пожалуйста, не фотографируйте, — наш гид, смешливый балагур Самер, на сей раз серьёзен. — Могут быть проблемы.

Накануне поездки мне рассказали в фейсбуке историю про то, что может случиться, если тебя заметят фотографирующим посольство США в Аммане: автобус с неосторожными туристами был остановлен и надолго застрял «до выяснения». Фотографировать американское посольство неинтересно: целый квартал в новом городе Аммана огорожен высоким забором с несколькими КПП и охраняется патрулями на джипах с пулемётами и автоматчиками — что тут такого.

— Видите, какое тут к ним отношение, — Самер, как кажется, хочет сделать нам приятное, подчёркивая, что американцы здесь не очень-то комфортно себя чувствуют. — Просто посмотрите потом на российское посольство и сразу поймёте, в чём разница.

Российское посольство охраняет один полицейский в будке-«стекляшке».

Вестибюль дворца Аль-Каср (Аль Казер) — единственная относительно сохранившаяся его часть

Правда, на въезде на территорию гостиницы, в которой мы живём, тоже постоянно дежурит полицейский с автоматом, а сам въезд оборудован автоматическими барьерами.

В один из дней неожиданно обнаруживаем на гостиничной стоянке танк. Настоящий танк, современный, большой. Выясняется — сегодня тут снимают кино. Точнее, сериал. Вся стоянка занята киношной техникой, поодаль — машина военной полиции, присматривающей за танком. Серьёзное отношение к производству сериалов впечатляет. Может быть, сериал будет про военных?

Вообще, отношение к людям в погонах тут очень уважительное. Оно и понятно: король Абдалла II сам кадровый военный с отличным послужным списком, его портреты в форме маршала Королевских Иорданских ВВС висят в каждом втором офисе, в магазинах и кафе, на стенах домов, и необязательно эти дома — казённые учреждения. Не менее популярны портреты короля в штатском — с женой и детьми.

Римский театр у подножия холма окружён современными постройками

Популярность короля — залог стабильности в стране. Так считает наш гид; во время одного из долгих переездов наш разговор касается политической ситуации, и мы спрашиваем Самера об «арабской весне» и роли Иордании в регионе.

— Короля нельзя трогать, — Самер серьёзно говорит о том, что они, вероятно, не раз обсуждали с друзьями на досуге, на своих иорданских кухнях. — Его нельзя трогать, он же потомок Мухаммеда.

Действительно, король Абдалла принадлежит арабскому роду хашимитов, который ведёт свою родословную от Хашима ибн Абд Манафа, приходившегося пророку Мухаммеду дедом. Но насколько сплочёнными могут быть арабы-мусульмане, защищая потомков пророка, — кто знает.

— И вообще. Посмотрите: у кого самая протяжённая граница с Израилем? У Иордании, — Самер увлёкся «политинформацией» и с жаром разъясняет нам суть происходящих событий и их скрытый смысл. — По прямой от Аммана до Иерусалима — всего 65 километров. Любая ракета долетит элементарно. Поэтому в Иордании будет всё спокойно. Американцы нас поддерживают. А Сирию, Ливан, Ирак — да всё вообще они разделят на части.

Экспонаты Национального археологического музея Аммана

Удивительно: наш гид рассуждает о роли американцев в регионе, но каждый новый аргумент неизменно заканчивается одним и тем же — положением Израиля.

— Сейчас у нас с Израилем всё спокойно, — продолжает Самер. — Вот мы были на месте Крещения — так его совсем недавно открыли для посещения, раньше там, на израильской границе, стояли части нашей армии.

Да, профессиональной иорданской армии есть чем заняться: расслабляться в таком неспокойном регионе точно не стоит.

— Вокруг нас везде войны идут, — заканчивает свою политинформацию наш гид, и эта констатация факта повисает в воздухе напряжённым многоточием.

А пока, как любил выражаться во времена оны отечественный МИД, «дружественные и добрососедские отношения между двумя странами развиваются и укрепляются»: в последние годы Иордания и Израиль реализуют совместный проект строительства скоростного шоссе, по которому добраться от одного города до другого можно будет меньше чем за час.

Факт-открытие: Москва и Амман — города-побратимы. А еще побратимом Аммана является Нальчик. Вероятно, исторические связи кавказских народов с Иорданией проявились и в этом случае.

 

Руины дворца Аль-Каср

Вестибюль дворца, интерьер с фрагментами каменной резьбы

Экспонат Национального археологического музея Аммана, фрагмент

Руины на месте дворца Аль-Каср, включавшего в себя комплекс монументальных ворот, крестообразный зал для приемов и несколько сводчатых залов

Храм Юпитера, или Великий храм Аммана был возведён при императоре Марке Аврелии (II в. н. э.)

Фрагменты декоративных рельефов

Экспонат Национального археологического музея Аммана — стеклянная рыба, один из первых символов раннехристианского искусства

 

Часть III. Мукавир — Вади Рам

Мы продолжаем виртуально путешествовать по той Святой земле, которая традиционно не входит в туристические и паломнические маршруты. Сегодня наш рассказ о резиденции царя Ирода, о вероятной темнице Иоанна Крестителя и о верблюдах, которые стоят дороже «Мерседеса».

Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть III. Мукавир — Вади Рам
Мукавир, развалины дворца царя Ирода

— Вообще, конечно, это всё очень недостоверно, — знакомый священник скептически смотрит на вершину холма, на которой виднеются древние развалины.
— Что недостоверно? — спрашиваю.
— Да вся эта история про замок Ирода.

Иордания христианская. Мукавир

Мы стоим на смотровой площадке, откуда разворачивается «открыточная» панорама горной гряды у южной оконечности Мёртвого моря. Кажется, просматривается даже кусочек воды между склонами гор, но судить об этом наверняка трудно: палящее марево превращает здешний воздух в полупрозрачную вату, и рассмотреть что-то на большом расстоянии практически невозможно.

Может быть, действительно, иорданский туристический бизнес «раскручивает» новый паломнический маршрут на пустом месте — кому это интересно, пусть разбирается сам. В любом случае, место, где мы оказались, производит впечатление.

Мукавир. На вершине горы сохранились руины дворца Ирода

Прямо перед нами — геометрически правильная гора с плоской, будто срезанной, вершиной. Мы рассматриваем её «профиль». Он похож на запись кардиограммы: неровная линия древних руин прерывается двумя всплесками — это две одинокие колонны стоят недалеко друг от друга. Любопытно: в сети можно найти фотографии прошлых лет, на которых видно, что колонн было больше, почти десяток. Разрушились? Разобраны?

Мукавир, развалины крепости Махерос (или Махерон). По преданию, здесь располагался летний замок царя Ирода Антипы, одного из сыновей Ирода Великого, где провёл последние дни своей жизни пророк Иоанн Предтеча. По мере того как наш автобус поднимается по серпантину вверх, от берега Мёртвого моря в горы, становится понятно, почему Ирод выбрал это место для своей летней резиденции: здесь не так жарко, как внизу. Хотя «не так жарко» — это очень условно: солнце палит нещадно, и только ветерок немного спасает от духоты; просто внизу ещё хуже. Да и с точки зрения фортификации всё оправданно: крутые склоны горы делают крепость на её вершине практически неприступной.

Наверх ведёт дорога, опоясывающая гору неполной спиралью. Самое пекло, часа два пополудни. Теней практически нет, солнце висит прямо над головой. Подниматься на гору решаются не все; энтузиасты отправляются на штурм, кто поосторожнее — остаётся отдыхать под навесом на смотровой площадке.

Мукавир, вид на Мёртвое море

Дорога вымощена известняком. Он, и без того светлый, выгорел на палящем солнце, приобретя какой-то особенный оттенок спелой пшеницы. Как говорят, пару лет назад этой мостовой ещё не было, и подъём занимал гораздо больше времени и отнимал больше сил. И тем не менее.

— Надо держать темп, — подсказываем мы друг другу, уже чувствуя, что ровного дыхания надолго не хватит.

Внизу слева вьётся ниткой другая дорога. Рядом как будто кто-то рассыпал небольшую пригоршню чёрного риса — это стадо овец пасётся на склоне. Пока ещё в палитре художника, который принялся бы писать пейзаж этих гор, должна присутствовать капля зелёной краски, трава не выгорела окончательно. Но пройдёт еще пара недель, и эти склоны станут куда менее живописными. Хотя, возможно, вечерами, на закате, тут может быть по-настоящему красиво. Царь Ирод, каким бы он ни был человеком, вероятно, не был чужд эстетических наслаждений.

У подножия горы

— Главное… Держать… Темп… — на полпути к вершине желание что-то говорить пропадает совсем. Проскакивает мысль: «Ну, вымостили дорогу — молодцы. Но могли бы тогда уж и скамейки поставить, чтобы народ мог присесть отдохнуть! А то ж…» Последний поворот дороги опоясывает гору со стороны Мёртвого моря. С этого склона его видно гораздо лучше. Но вата раскаленного воздуха сглаживает границу моря и неба, и понять, где заканчивается одно, а начинается другое, невозможно — серо-голубая дымка заливает горизонт.

Где-то внизу, в ущелье, видны отверстия пещер в склонах гор. Может быть, они давали приют пастухам, которые две тысячи лет назад так же, как и сейчас, бродили вслед за своими стадами по этим склонам. Или в них прятались от непогоды римские воины, когда после смерти Ирода Антипы империя захватывала здешние земли, и неприступный замок всё же был взят. А может, где-то тут совершали свой подвиг первые пустынники — суровые смельчаки, решившие пойти по стопам «величайшего из рождённых женами». Как у них это получилось?

— Главное — держать… Главное…

Руины дворца Ирода Антипы

От крепости ничего почти не осталось. Сохранились лишь руины фундамента, несколько заваленных углублений — возможно, на месте входов в помещения на нижнем этаже — да вот эти две колонны, которые явно реконструированы заново.

Почти посередине площадки на вершине (кстати, не такой уж большой замок был, как оказывается) каким-то несуразным диссонансом белеет прямоугольник, выложенный современными плитами. И посередине — обложенная теми же плитами прямоугольная яма. Здесь, как утверждают экскурсоводы, и находилась темница Иоанна Крестителя. Ни таблички, ни креста, ничего.

Заглядываем туда. Каменный «мешок», этакий зиндан, наполовину засыпанный битым камнем и мусором.

Предтече Спасов Иоанне, здесь или не здесь ты завершил свой жизненный путь — моли Бога о нас.

Факт-открытие: православные Рождество и Пасха, а также католическое Рождество в Иордании — официальные праздники. И хотя эти дни де-юре не являются нерабочими (что понятно для страны с преобладающим мусульманским населением), для христиан они таковыми являются де-факто.

Мукавир, развалины дворца

На этом месте, по преданию, была темница, где пророк Иоанн Предтеча был усечён мечём

Мукавир, западный склон горы. Вдали виден берег Мёртвого моря.

Иордания туристическая. Вади Рам

Теперь я точно знаю, что значит выражение «вытрясти душу». Для того, чтобы понять его смысл, надо совершить «джип-тур» по пустыне Вади Рам.

— Рассаживайтесь, пожалуйста, выбирайте, куда кто хочет сесть, — наши гиды приглашают нас сделать непростой выбор: перед нами на стоянке стоят три одинаково «убитые» «тойоты», чьи помятые контуры недвусмысленно намекают на серьёзность предстоящего испытания.

Вади-Рам — необыкновенно красивое, но почти непригодное для жизни место

В течение последующих нескольких часов малодушная мысль «А ведь можно было сесть в кабину!», бьюсь о заклад, посещала каждого из нас неоднократно, просто никто не признался в этом.
— Обещают на сегодня плюс сорок два, — Самер, наш гид, смотрит прогноз в своём смартфоне.
Звучит диковато. Правда, в Акабе, а это еще километров пятьдесят к югу, — там вообще сорок семь. А лето еще не началось толком. Проверяем запасы воды.
Вообще, езда по пустыне — наверное, не самое большое развлечение. Даже если эта пустыня — Вади Рам. Фантастические пейзажи, за которые эти места ещё называют Лунной пустыней, быстро слипаются в одну сплошную вереницу гор, скал и песка. Позади остаётся железнодорожная насыпь. Это одно из ответвлений знаменитой Хиджазской железной дороги, соединявшей Дамаск с Мединой и ставшей почти столетие назад одним из фронтов, на котором действовали арабские племена в ходе «Великой арабской революции», освободительной кампании 1916-1918 годов против турок.

Туристический центр в Вади-Раме с непременным портретом короля Абдаллы

Славное прошлое этих мест нынче приносит хороший доход: туристы с удовольствием погружаются в местную экзотику и внимают рассказам о том, как Лоуренс Аравийский со своими отрядами нарабатывал в этих местах опыт ведения диверсионной войны, подрывая железнодорожное полотно и мосты и пуская под откос поезда. Только опоры высоковольтных линий, ведущие вглубь пустыни, мешают воображению разыграться в полную силу и представить, как из-за бурых скал вылетают на каменистую равнину всадники и грабят очередной состав, а потом вновь скрываются в ущельях, и их лошади и верблюды, навьюченные захваченной добычей, медленно ступают по раскалённому песку. Сейчас здесь вместо лошадей — потрёпанные жизнью «тойоты» и «ниссан», а поезда если и грабят, то только на потеху приезжих туристов, за отдельную плату, во время специальных шоу.

Типичный местный пейзаж

Показываются какие-то шатры. Это наша первая остановка. Бедуинские палатки — те самые, из верблюжьей шерсти, «антискорпионовые» — расставлены небольшим лагерем в одном из ущелий. Да, именно ущелий, потому что Вади Рам — это сочетание пустыни и гор; огромные пространства между горными отрогами и отдельными скалами занимают песчаные и каменистые равнины. Здесь нас угощают обедом. Мы устраиваемся на циновках, расстеленных на песке. Тень от высокой скалы слегка освежает, и мы прячемся под отвесными стенами. Рядом в небольших углублениях породы в поисках тени примостились ягнята. Взрослые овцы с утра пасутся в пустыне. Звучит странно, да. Но сейчас, в самом начале лета, накопив немного воды во время зимних и весенних дождей, пустыня живёт. Бедуины — пастухи, это их основное занятие; богатство той или иной семьи измеряется количеством верблюдов и овец.

Бедуинские шатры гостеприимны, но не спасают от жары

Помимо этого, местные бедуины, судя по всему, на полставки подрабатывают живыми достопримечательностями Вади Рама; видно, что для них мы — очередная группа любопытных, которых волей Аллаха занесло в эти суровые места. Немногословные молодые мужчины предлагают угощение, а потом уходят под сень палатки пить чай. Их чаепитие прерывается через пять минут: непоседливые туристы напрашиваются к ним в компанию, а еще через пару минут в палатке остаются только гости, в то время как хозяева отходят в сторонку. Гости пьют бедуинский чай — крепкий и очень сладкий чёрный чай из маленьких высоких чашек, больше похожих на лафитники с ручкой. Когда чашки пустеют, хозяева их просто складывают, слегка споласкивая, в большой чан, наполненный водой. Попробуйте придумайте лучший способ мыть посуду посреди пустыни. Следующие полчаса занимает переезд к новому становищу. Тут нас развлекают музыкой: пожилой бедуин поёт несколько песен под аккомпанемент инструмента с одной-единственной струной. Его голос сливается в унисон с мелодией, текущей из-под смычка, похожего на согнутый лук. Совершенно невозможно понять, грустная это песня или весёлая; бесконечный мотив — он как эти бесконечные пески: они просто есть, они всегда были здесь и всегда будут, вот и всё.

Марсианские пейзажи Вади-Рама

— Вон, вон, смотрите! — мы едем дальше, и наш гид показывает в сторону небольшого стада в стороне от дороги. — Это белый верблюд, самый ценный! Некоторые бывают дороже «мерседеса». Белый «мерседес пустыни» покрыт изрядным слоем жёлто-бурого песка. Самер добросовестно пытается исполнять свои обязанности гида, в то время как мы, его подопечные, прилагаем все усилия, только чтобы удержаться «в седле», цепляясь за борта на очередной кочке. Пустыня только на первый взгляд ровная. Полчаса езды в кузове джипа развеивают эти дилетантские представления в пух и прах. А мы катаемся по живописным равнинам Вади Рама уже несколько часов.

Вот мы снова опускаемся в низину, наша старушка «тойота» включает полный привод, натужно ревёт и выбирается на ровное место. А низина, которую мы миновали, — это ничто иное как русло реки, это видно по спёкшейся и растрескавшейся корке, которую образовал, высыхая, песок на дне потока. Очень и очень трудно себе представить, как в этих местах могут течь реки или хотя бы ручьи. Наверное, чтобы увидеть эту картину, надо приезжать в Вади Рам зимой.

Каково придётся этим людям летом? Как вообще здесь можно жить? А между тем бедуины живут здесь веками, и, похоже, нисколько не отягощены сомнениями по поводу выбора места жительства.

Лагерь бедуинов

— Вы ещё учтите, — откликается Самер на наши вопросы, — что у бедуинов дети не ходят в школу. Почти никто. А без образования — куда им дальше? Только сюда же, к стадам. Есть, конечно, такие, кто отдаёт своих детей в школу, и они потом получают образование и уезжают. Но таких мало.

Перед большим шатром стоят ребятишки — от четырех лет и старше. Это последняя наша остановка, самый большой бедуинский лагерь из тех, что мы видели. Почти с десяток больших палаток, среди которых несколько — с надписями ооновского агентства по делам беженцев. Мы не раз ещё встретим такие по всей стране, даже на общественном пляже Акабы. Дети смотрят на подъехавшие машины с обычным детским любопытством и настороженностью. Следует обычная церемония: какие-то сладости — малышам, общение с отцом семейства (сорок два года — восемь детей), фотографирование детей, фотографирование с детьми, фотографирование без детей — только и слышно: щёлк, щёлк, щёлк. На ум приходят слова одного известного фотографа: «Главная неправда документальной фотографии — присутствие фотографа на месте события». Из соседней палатки тихонько показываются силуэты; женщины, которым не положено выходить при посторонних, выглядывают из-под полога. Самая маленькая девчушка, младшая дочка, получив какой-то пряник, стремительно убегает на «женскую половину» и отдаёт гостинец матери. Появляются тени — солнце наконец начинает сползать с той мёртвой точки на небе, за которую оно зацепилось ещё утром. Нам предстоит часовое родео по пути к месту ночёвки.

Факт-открытие: несколько участков Хиджазской железной дороги действуют до сих пор; например, можно совершить ретро-путешествие из Дамаска до Аммана на старинном поезде. Расстояние, которое на автомобиле можно покрыть за 4 часа, этот поезд преодолевает за день. А по южному участку железной дороги, проходящему через Вади Рам, в Акабу следуют составы с фосфатами, месторождения которых активно разрабатываются в Иордании.

Наскальные надписи, сделанные жившими здесь в древности набатеями

Молодой бедуин

Любая щель в скале может служить прибежищем и спасением от палящего солнца

 

 

Железнодорожный состав на станции «Вади-Рам»

Туристический лагерь в пустыне

 Продолжении путевых заметок Михаила Моисеева.

Где родился пророк Илия? Иорданцы уверены, что случилось это именно в их стране. Как и многое другое, описанное в Библии. 

Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть IV. Мадаба — Аджлун

Мадаба (древняя Медева) — самый христианский город Иордании. Из 70 тысяч населения примерно 40 составляют христиане различных конфессий. Однако если походить по улицам Мадабы, заметить здесь какие-то особые признаки «христианскости» трудно; обычный арабский город, каких много на Ближнем Востоке.

Иордания христианская. Мадаба

Главная реликвия Мадабы — огромная мозаичная карта Святой Земли, сохранившаяся в храме святого Георгия. Мозаики вообще очень часто встречаются в Иордании, но тут случай особый: мозаичное изображение размером 15 на 6 метров (учёные полагают, что первоначальные размеры карты составляли 21 на 7 метров), созданное в VI веке, зафиксировало сведения о географии целого региона, начиная Ливаном на севере и заканчивая дельтой Нила на юге. С востока на запад карта покрывает территорию от Аравийской пустыни до Средиземного моря. И, главное, на наиболее сохранившемся фрагменте карты изображён Иерусалим с окрестностями. Причём детализация карты такова, что на ней зафиксированы отдельные постройки Святого города — например, храм Гроба Господня, Золотые ворота, Сионские ворота, церковь Богородицы и другие.

Мадаба. Знаменитая мозаичная карта в храме св. вмч. Георгия

… Автобус почему-то останавливается возле ресторана. Оказывается, надо пройти через него насквозь на другую улицу и там ещё немного — до храма. Здесь просто ближайшая парковка. Георгиевский храм невысокий, с улицы видна только верхушка колокольни с крестом. Вход платный, один динар. Вспоминается: в Троице-Сергиевой лавре для организованных туристов тоже существует плата. Но то — за экскурсии, а тут — просто плата за вход. Иерусалимский Патриархат, в чьём ведении находится храм, можно понять: подавляющее большинство посетителей — туристы, их здесь бывает много, и этот сбор — в общем, разумная идея. Вполне возможно, это позволило Патриархату построить слева от храма новое здание греческой православной школы. Местные священники утверждают, что это старейшее православное учебное заведение в стране. Название “Greek St George Orthodox School” («Греческая православная школа святого Георгия») не должно вводить в заблуждение, эта школа – не церковно-приходская в нашем понимании. Это обычное учебное заведение, в котором учатся в том числе и дети-мусульмане. При этом уровень образования в школе очень высок, она входит в десятку самых престижных частных учебных заведений Иордании. Сейчас во дворе перед школой никого: каникулы.

Храм св. вмч. Георгия в Мадабе

Если бы не уникальная мозаика, мадабская Георгиевская церковь ничем особым не выделялась. Такие небольшие трёхнефные храмы часто встречаются и на православном Востоке, и в Европе. Туристы столпились возле алтаря. В центральной и правой апсидах часть церкви огорожена; здесь как раз и сохранился мозаичный пол, два больших фрагмента карты, разделённые колонной, и ещё один маленький кусочек. Надписи на греческом. Отчётливо видно: «Святой город Иеруса…», «Вифлеем», «Ефрафа», «Иерихон», «Галгалла», «Акелдама». Акелдама — то самое поле, «село крови», которое купили на тридцать сребреников, полученные Иудой за предательство Христа, и где потом хоронили странников. Иерусалимская Божедомка.
Самер говорит, что свою карту древний мастер составлял исключительно по рассказам паломников, сам он при этом не совершал путешествий по Святой Земле. Честно говоря, не верится, что это был один человек. Сколько лет надо потратить на то, чтобы в VI веке собрать мозаику из двух миллионов кусочков? А ведь примерно столько «пазлов», по оценкам учёных, составляло первоначальную карту.

На центральной части мозаичной карты изображён Иерусалим

— А какого размера была изначальная карта? Неужели она занимала всё пространство церкви? — спрашиваем мы гида. Самер легкомысленно кивает в ответ:
— Да, весь пол здесь был мозаичный.
Свежо предание… В таком случае на мадабской карте должны были быть изображены вся Африка и, пожалуй, Антарктида в придачу. Скорее всего, карта просто занимала всё пространство непосредственно перед алтарём, и утраченными оказались фрагменты, на которых древний картограф отобразил преимущественно северные и западные области Ближнего Востока; может быть, там была какая-то часть Европы. В любом случае, фантастическим образом уцелела именно центральная часть карты с Иерусалимом.

Ислам, пришедший в эти места в VII веке, пощадил памятник. Правда, некоторую, так сказать, выборочную цензуру мадабская карта всё же пережила. В исламе, как известно, запрещены изображения людей и животных (с животными довольно сложно; прямого указания вроде бы нет, но есть фетвы, которые толкуются в пользу запрета), поэтому в исламский период все подобные изображения на карте в Мадабе были уничтожены. По другой версии, «правку» в мозаику внесли в эпоху иконоборчества. Хотя, если это были иконоборцы, то чем им не угодили львы с антилопами, которые тоже пострадали?

В крипте Георгиевского храма

Справедливости ради стоит сказать, что исправления были сделаны в довольно мягкой форме: кусочки мозаики вынули из карты и, перемешав, снова вклеили туда в произвольном порядке. В результате некоторые части карты смотрятся почти точно так же, как сегодня выглядят в телевизионных репортажах лица людей, которые необходимо скрыть: вместо лиц получается каша из пикселей. Впоследствии мы не раз встретим такие «пикселизованные» фрагменты мозаик в других местах.

Мы спускаемся вниз по короткой лестнице из нескольких ступенек. Справа от главного алтаря в цокольной части — крипта, где хранятся чтимые иконы. Самер бойко перечисляет: Троеручица, великомученик Георгий, апостол Андрей Первозванный, Семь отроков Эфесских.

Он подсвечивает в полутьме мобильником. Семь отроков оказываются сорока мучениками.

Кстати, Иордания спорит с Турцией за право обладания местом захоронения эфесских мучеников. В Аммане сохранилась «Пещера спящих», которая почиталась как место упокоения святых отроков ещё в древности.

Фрагмент карты, на котором отображены восточные районы Римской империи, граничащие с Аравией

Выходим из полутьмы храма на сияющую белизну церковного двора, вымощенного всё тем же белым известняком. Ломит глаза. Рядом с церковью — двухэтажное административное здание и несколько рядов скамеек перед информационными стендами, своего рода лекторий под открытым небом. Сегодня он не пользуется популярностью: яростное солнце загоняет туристов в тень кипарисов или сразу под своды храма.

Мадаба — самый христианский город Иордании. Не благодаря ли знаменитой мозаичной карте — уникальному памятнику, который пережил столетия, здесь сохранилась Георгиевская церковь и другие христианские храмы?

Факт-открытие: Самер, наш гид, поделился самым верным способом определить, живут ли в том или ином городе Иордании христиане.

— Если в городе есть алкогольные магазины — значит, в нём есть христиане.

В этих словах нет ни малейшего намёка на издёвку. Просто по местным законам мусульмане не имеют права торговать алкоголем.

Интерьер Георгиевского храма в Мадабе

Улица «самого христианского города Иордании». Вдали видна колокольня Георгиевского храма

Мадаба, храм вмч. Георгия. Чтимые иконы, хранящиеся в крипте

Георгиевский храм - главная достопримечательность города. Даже в местном ресторане висит архивная фотография с его изображением

Мозаичные иконы часто встречаются в местных храмах

Алкогольный магазин — верный признак присутствия в иорданском городе христиан (помимо наличия храмов, разумеется)

Иордания туристическая. Аджлун

Дорога, ведущая на северо-запад от Аммана, радует глаз русского путешественника, истосковавшегося после пустынь востока и юга Иордании по зелени лесов. Склоны невысоких пологих гор, поросшие оливками и соснами — это, конечно, не берёзовые рощи, но в здешних местах чувствуешь себя не в пример привычнее и комфортнее.

В Иордании сохранилось довольно много древних средневековых крепостей и замков. Один из них, в городке Аджлун, выделяется среди прочих тем, что, будучи возведённым арабами в XII веке, при Саладдине, он сыграл ключевую роль в защите региона от крестоносцев. Правда, последующая история крепости знала и менее славные страницы – так, например, в середине XIII века она была почти уничтожена монголами, а позже, когда мамелюки изгнали монголов из пределов Трансиордании, восстановленный замок использовался как склад провианта и сельскохозяйственных культур.

Замок в Аджлуне

Дорога медленно поднимается в гору. Окраины Аджлуна, небольшого городка с населением в несколько тысяч человек, примечательны только тем, что здесь мы сталкиваемся с новым местным производством. Возле небольших невзрачных построек, расположенных по обочинам дороги, сложены горками какие-то тёмно-бурые плашки-кирпичики.

— Это отходы при производстве оливкового масла, — поясняет наш всезнайка-гид. Выясняется, что постройки — это маслодавильни, где из местных оливок делают масло, а та масса, которая остаётся после отжима, спрессовывается и просушивается. Оказывается, эти высушенные твёрдые отходы отлично горят.

— У нас в домах даже в больших городах нет отопления, мы ставим газовые баллоны, а в таких маленьких городишках есть только печи, которые зимой топят такими вот брикетами. А когда растопишь печку — такой запах идёт… Пахнет оливковым маслом, — Самер рассказывает с таким удовольствием, что кажется, запах проник в наш автобус, хотя мы давно уже оставили позади и маслобойни, и горки пахучего топлива.

Замок в Аджлуне. Внутренняя лестница

Слева от дороги разворачивается вид на гору, на вершине которой возвышаются мощные постройки. Да, сразу видно, что этот замок изначально возводился как военное сооружение, опорный пункт для стратегических целей.

Через глубокий ров перекинут деревянный мост. Самер утверждает, что в былые времена ров заполняли дождевой водой. Одолевают сомнения: собрать такое количество дождевой воды на вершине горы, пусть даже и не в столь засушливых местах — возможно ли такое.

Узкие лестницы с вытертыми до блеска ступенями ведут на разные этажи. У нас нет бумажных путеводителей, но это даже лучше: куда интереснее бродить по таким местам, фантазируя, пытаясь представить, что происходило в этих старинных стенах шесть, семь столетий тому назад. Вот в этой небольшой квадратной комнате во время осад почти наверняка сидели стрелки-лучники — сквозь бойницы очень хорошо виден мост и подступы к нему; а этот просторный зал, вполне возможно, служил трапезной.

Уборщик за работой

Стены крепости отдают прохладой. Немногочисленные посетители тихонько ступают по каменным полам, поднимаются по лестницам. Замок в Аджлуне на сегодня — не самое бойкое туристическое место в Иордании. Но оно и хорошо, пожалуй: проще будет реставрировать и сохранять памятник.

Из всей туристической инфраструктуры здесь лишь сувенирная лавка да колоритный торговец-араб, установивший перед входом свою тележку-миникафе. Он предлагает нам чай или кофе. Кофе, разумеется, по-иордански, с кардамоном. Пряный запах разносится слабыми волнами над башнями и стенами замка.

Аджлунский замок. Одна из сохранившихся башен

Мы ещё раз оглядываемся на величественные руины, смотрим с горы на лежащий неподалёку Аджлун. Хочется вернуться сюда зимой, чтобы услышать, как пахнет оливковый дым.

Факт-открытие: местные экскурсоводы вслед за иорданскими историками утверждают, что пророк Илия (которого Писание называет Илией Фесвитянином) родился в районе современного Аджлуна, в селении Листиб — якобы здесь и располагалась древняя Фесва. Ни подтвердить, ни опровергнуть эту гипотезу пока никто не смог; серьёзных раскопок в районе Аджлуна не было.

У святителя Димитрия Ростовского сказано только: «По достоверным сказаниям, родиной святого пророка Божия Илии была страна Галаадская, по ту сторону Иордана, пограничная Аравии; город же, в котором родился он, назывался Фесвит, отчего Илия и прозван Фесвитянином».

В одном из залов замка в Аджлуне

Вид на замок со стороны современного Аджлуна

Северо-запад Иордании — это плодородные земли с мягким средиземноморским климатом

Руины внутри замка

Замок в Аджлуне. Одна из бойниц

Аджлунский замок. Фрагмент крепостной стены

Арки впервые появились в архитектуре Древнего Востока. Аджлунский замок органично воспринял эту традицию

Часть V. Мёртвое море — замки в пустыне

Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть V. Мёртвое море — замки в пустыне

— Сюда арабские мужчины любят привозить своих жён и показывать им, что их ждёт, если они не будут послушными, — Самер, наш смешливый гид, по своему обычаю балагурит. Над смотровой площадкой корявым силуэтом чернеет высокая скала. Это и есть тот соляной столп, в который, по преданию, превратилась жена Лота.

Иордания христианская. Мёртвое море

Дорога №90 — шоссе, ведущее с севера на юг, проложено по берегу Мёртвого моря. Именно у южной его оконечности, как предполагают археологи, располагались библейские Содом и Гоморра.

«Паломничество в Содом и Гоморру» — это звучало бы слишком сильно. Нет, конечно, не паломничество, но поездка по библейским местам — так можно было бы назвать наше сегодняшнее путешествие. Мы стоим на месте, где праведный Лот спасался с семьёй от грядущего Божьего наказания, и история погибших городов, обычно такая умозрительная и отвлечённая, на глазах оживает.

Мёртвое море

— Вот, где-то здесь они могли быть, Содом и Гоморра, и Лот со своими родственниками уходил отсюда в горы, — Самер показывает рукой на серо-голубую гладь, на белёсые берега, которые здесь, на юге, уже совершенно неживые.

Потом он рассказывает о научных экспедициях, которые неоднократно снаряжали для поисков погибших городов, а мы слушаем и молчим. Величественная и страшная библейская история настраивает на серьёзный лад.

— А там дальше — Сафи, древний город Зоар, — продолжает наш гид.

— Зоар… Зоар… — гадаем, пытаясь понять, что же это название напоминает. — Сигор?..

Да, это тот самый Сигор, куда направлялся Лот по Божьему повелению, предупреждённый о грядущем уничтожении Содома и Гоморры.

Берег Мёртвого моря у южной его оконечности

Сразу же в голове мелькает: «На горе спасайся душе, якоже Лот оный, и в Сигор угонзай». Этот стих из Великого покаянного канона Андрея Критского, точнее, строчка из него — вот это «в Сигор угонзай» — наверное, накрепко засело в памяти всякого православного, кто хотя бы пару-тройку раз внимательно слушал Великим постом этот канон. «Откуду начну плакати», «вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую» да «в Сигор угонзай» — первое, что всплывает в памяти.

Вот здесь и «угонзал» в Сигор праведный Лот, племянник Авраама.

А вокруг — тёмно-бурые скалы, действительно, как будто обожжённые. Залежи серы, битума и прочих сероводородов, говорят учёные, плюс молния, от которой всё это запылало, да ещё землетрясение вдобавок — и четыре тысячи лет назад целая цветущая область превратилась в пустыню, в огромное кладбище.

Вообще, землетрясения — главная беда здешних мест. Именно из-за землетрясений так кардинально поменялся по сравнению с первыми веками климат Иорданской долины, погибли многие памятники, исчезли целые города. По Мёртвому морю проходит большой геологический разлом, и время от времени он даёт о себе знать.

Гравюра «Праотец Авраам и праведный Лот»

Соляной столп стоит на высоком скалистом восточном берегу. А Содом, предполагают исследователи, находился где-то ближе к нынешнему западному берегу. Смотрим в ту сторону — вдали маслянистым зеркалом застыли неживые воды. Линия далёкого горизонта растворяется в полуденном мареве.

Неподалёку — монастырь святого Лота и развалины византийской церкви, трёхнефной базилики с фрагментами мозаик. Между прочим, этот монастырь есть на мозаичной карте из Мадабы, то есть он был построен до середины VI века. А надписи на мозаиках в церкви VII века свидетельствуют о том, что пещера с монастырём ещё с древности служили местом почитания праведного Лота. Интересно, что даже в период активного распространения в здешних местах ислама паломничество сюда не прекратилось. На судьбу обители наверняка повлиял и тот факт, что в исламе праведный Лот почитается как пророк, которого мусульмане зовут Лут.

Нынешние иорданские власти также спокойно и веротерпимо относятся к христианам, живущим в этой мусульманской стране.

Соляной столп — скала «жена Лота» над Мёртвым морем

Чем ближе к морю, тем меньше зелени на его берегах. Широкая прибрежная полоса, изрезанная разломами и трещинами, бугристая, с большими соляными разводами вообще кажется непригодной для жизни.

И, тем не менее, то тут, то там видны шатры-палатки; это либо пастухи, либо цыгане-земледельцы.

— Здесь по берегу вообще-то запрещено ходить, — продолжает Самер. — Земля очень солёная, а соль иногда вымывается дождями, образуются пустоты, и можно провалиться.

Интересно, какие тайны хранят эти берега под напластованиями соли и горелого камня? Шальная мысль проскакивает в голове: вот так провалишься в какую-нибудь пустоту сквозь пару-тройку культурных слоёв и очутишься в руинах древнего города.

Только бы не в Содоме и Гоморре.

Факт-открытие: оказывается, в православной среде до сих пор ведутся серьёзные споры по поводу того, можно ли верующему купаться в Мёртвом море — дескать, его воды уничтожили нечестивые города Содом и Гоморру и потому место сие едва ли не проклято. Обсуждения с сотнями комментариев, противоречащие друг другу ответы священников, настоящие «холивары» можно найти на всех более или менее известных православных сайтах.

Горные породы на берегах Мёртвого моря

Развалины монастыря святого Лота. Фото: Paul Salopek

Пещера Лота. Фото www.biblewalks.com

Дорога к Мёртвому морю спускается с близлежащих гор

Иордания туристическая. Замки в пустыне

Солнце с утра уже в зените. Раскалённый асфальт, редкие деревья на обочинах, ветви которых, вместо того чтобы тянуться к небу, стелются по земле, прячась от иссушающей жары. Позади остаются окраины Аммана, холмы уступают место равнине. Бесконечные «лежачие полицейские», которые на улицах иорданских городов установлены буквально через каждые триста метров, заканчиваются, и наш автобус, разогнавшись, ныряет в обжигающие объятия пустыни.

Вокруг иорданской столицы сохранилось больше десятка средневековых замков. Точнее было бы назвать эти постройки крепостями; ни один из тех, что мы увидели, не похож на замок в представлении европейца. Но и крепостями они в полной мере не являются просто потому, что далеко не все из них возводились как фортификационные сооружения.

Замок Каср-аль-Харрана

Хотя, например, Каср-аль-Харрана, ближайший к Амману замок, выглядит именно как военное укрепление. Странное зрелище, вообще: среди песков — серая полоска асфальта, по которой с шумом проносятся автомобили, ни души вокруг и вдруг — эта «коробка» правильной формы в ста метрах от дороги.

Спешим поскорее войти внутрь — солнце палит нещадно. Приобретённый за время наших путешествий опыт не подводит: под сводчатой аркой, ведущей во внутренний дворик, действительно прохладно.

Самер рассказывает, что, скорее всего, это сооружение использовалось как пристанище для караванов.

— Караван-сарай? — спешим мы проявить свою осведомлённость.

— Ну да, да. Здесь вот располагались конюшни, стойла для верблюдов, а здесь – комнаты, где отдыхали караванщики.

Лестницы, ведущие на второй этаж, блестят отполированными ступенями. Сверху хорошо виден внутренний дворик, который, видимо, служил «главной площадью» — тут готовили еду и здесь же трапезничали. А больше, в общем-то, и негде было: в плане Каср-аль-Харрана — это квадрат со стороной в тридцать пять метров, патио, соответственно — метров сто квадратных.

Замок Каср-аль-Харрана, интерьер помещений второго этажа

Так странно: оживлённое шоссе проходит буквально в нескольких десятках метров, а здесь, в этих прохладных комнатах, тихо.

Если о предназначении Каср-аль-Харрана учёные спорят, то с крепостью Азрак всё проще. Возведённый ещё римлянами, этот форпост почти на всём протяжении своей истории использовался по назначению, а именно как военное укрепление.

Перекрёсток недалеко от города Азрак. Указатель: налево — Ирак, направо — Саудовская Аравия. До границы здесь совсем недалеко. Вереница грузовиков тянется в обе стороны. Ирак, как поведал нам Самер, со времени введения международных санкций снабжается почти целиком через территорию Иордании, и все грузы перевозят автомобильным транспортом.

Хотя Азрак и называют «замком в пустыне», крепость на сегодняшний день располагается в черте одноимённого города. Её видно издали; она темнеет квадратной глыбой, выходя своим «фасадом» прямо на городскую улицу.

Замок Азрак. Внутренний двор

Римляне знали толк в возведении укреплений: Азрак построен из чёрного базальта. За многометровыми стенами можно было пересидеть любую осаду не только в древности; недаром же почти сто лет назад здесь разместил свою базу полковник Томас Лоуренс, знаменитый Лоуренс Аравийский. Вряд ли крепость сильно изменилась с тех пор. Тут и со времён римлян кое-что сохранилось без изменений — например, монолитные каменные двери, которые до сих пор висят на оригинальных каменных петлях.

Единственное — во времена Лоуренса вокруг Азрака простирались многочисленные озёра и даже болота, во что сейчас поверить совершенно невозможно. «Азрак был знаменитым, благословенным местом, королем здешних оазисов, более великолепным, чем Амрух с его зеленью и журчащими ручьями. … Мы провели там два дня: было трудно расставаться с освежающей влагой прудов», — эти строки из мемуаров английского разведчика ничего, кроме грустного удивления, не вызывают. Сегодня от местных водоёмов почти ничего не осталось, несмотря на все усилия властей и международных организаций: вода уходит.

Смотритель замка в отсутствие туристов отдыхает на каменном ложе

Вода уходит, как ушла она и из другого, в прошлом цветущего, места — замка Кусейр-Амра, того самого Амруха, который упоминает полковник Лоуренс. С холма неподалёку от этого сооружения видно, что он стоял на берегу реки. Теперь это настоящий замок в пустыне: ни зелени, ни журчащих ручьёв; от реки осталось лишь высохшее русло да название на туристическом плане-схеме.

Кусейр-Амра — наверное, самый знаменитый средневековый замок в Иордании. И самый необычный. Даже несмотря на то, что по масштабам он едва ли не самый маленький из всех. Необычен он тем, что являлся в своё время этаким оздоровительно-развлекательным комплексом для местных властителей. Если по-простому, то Кусейр-Амра — это были бани. Но какие!

Внутренняя отделка этих бань — удивительное явление для исламской культуры. Удивительное не потому, что их полы украшены мозаиками, а стены и потолки расписаны фресками; а потому, что на здешних фресках изображены люди, животные и уже совершенно немыслимые для ислама купающиеся обнажённые женщины. Видимо, уставшие от строгих норм молодой религии, местные халифы, будучи по происхождению кочевниками, любили иногда отдохнуть от городской суеты и расслабиться вдали от посторонних глаз.

Кусейр-Амра. Роспись сводов.

Половина внутренних помещений Кусейр-Амры — собственно бани —  сейчас закрыты. Здесь работает группа реставраторов-итальянцев. Это уже не первая реставрация памятника, но работы для специалистов хватит надолго, ведь до момента, когда замок попал в поле зрения археологов, местные жители использовали его просто как общедоступное временное пристанище для путников — разводили здесь огонь, готовили еду, нисколько не заботясь о состоянии фресок.

Ну, и, разумеется, арабские Коли и Васи также не преминули выцарапать на стенах надписи в память о своих посещениях.

На сводах — десятки сюжетов, сотни фигур, сложный орнамент. Вообще, интерьер очень похож на расписанную фресками церковь. Говорят, мусульманские правители пригласили для росписи замка мастеров-греков. Интересно, конечно: вполне возможно, это была какая-то артель художников-иконописцев (кто ещё обладал навыками росписи по штукатурке?), которые согласились на щедрое предложение халифов.

Замок Кусейр-Амра

Потрудились безымянные мастера на славу: ещё в 1985 году Кусейр-Амра была включена в список всемирного наследия ЮНЕСКО. И совершенно заслуженно. Жаль только, что местность вокруг замка теперь так изменилась. Как потрясающе, должно быть, выглядел он стоящим посреди оазиса на берегу реки, в окружении зелёных деревьев.

Заглядываем в бездонный колодец. Вниз летит камень; через пару секунд тёмная дыра отзывается глухим стуком: тридцатишестиметровый колодец пуст.

Жизнь ушла из этого места, оставив на память этот удивительный слепок «давно минувших дней».

Факт-открытие: Мёртвое море мелеет с устрашающей скоростью — уровень воды понижается примерно на 1 метр в год. Одну из пятизвёздочных гостиниц, построенную на здешнем берегу, “HolidayInn”, возвели в 2008 году у северной оконечности моря. И это был просчёт проектировщиков: с каждым годом расстояние от отеля до пляжа всё увеличивается.

Каср-аль-Харрана, внутренняя лестница

Кусейр-Амра, колодец с подъёмным механизмом, который приводили в движение запряжённые ослы

Замок Азрак

Купающаяся женщина. Фрагмент росписи замка Кусейр-Амра.

В Кусейр-Амре идут реставрационные работы

Каср-аль-Харрана, лестница и помещения второго этажа

Азрак. Монолитная каменная дверь сохранилась со времён римлян.

Каср-аль-Харрана. Интерьер жилых помещений.

 

Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть VI. Ум-ар-Расас — Маин

МИХАИЛ МОИСЕЕВ | 07 ИЮЛЯ 2015 Г.
Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть VI. Ум-ар-Расас — Маин
Ум-ар-Расас, развалины древнеримского города Кастрон Мефаа
 
 

В восьмидесяти пяти километрах к юго-востоку от Аммана находится ещё одно место, где христианская Иордания пересекается с Иорданией туристической. Археологический комплекс Ум-ар-Расас, входящий в список всемирного наследия ЮНЕСКО, знаменит благодаря уникальным мозаикам, которыми были украшены здешние христианские церкви.

 

Иордания христианская. Ум-ар-Расас

«Вижу чудное приволье, вижу нивы и поля…» Наш автобус едет по дороге, по обе стороны от которой лежат настоящие хлебные нивы, поля, засеянные пшеницей. Это тоже Иордания, её равнинная и при этом не самая засушливая часть.

— В сельском хозяйстве мы сами себя обеспечиваем полностью, — Самер не без гордости комментирует открывающиеся виды. — По некоторым культурам собираем до пяти урожаев в год. Овощи, фрукты – с этим вообще проблем нет.

Земледелие довольно хорошо развито в Иордании. Пшеничные поля начинаются буквально на окраинах Аммана. Увидеть здесь комбайн почти невозможно: земля слишком каменистая. Зато не редкость — небольшие наделы, где пшеницу жнут вручную.

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Проезжаем город с непроизносимым названием Al Jumayyil. Обычный провинциальный иорданский городок с непременными типовыми зданиями администрации, полиции, школы; она здесь смешанная, мальчики и девочки учатся вместе. На окраине сворачиваем на указателе: Ум-ар-Расас.

Этот археологический комплекс замечателен тем, что на его территории сохранились памятники римской, византийской и ранней исламской культур — казармы военного лагеря, храмы, жилые дома древнего города Кастрона Мефаа. По каменистой дорожке идём к сооружению, напоминающему авиационный ангар. Этот навес сохраняет от солнца и дождей (если они вообще здесь бывают) центр и жемчужину всей экспозиции — церковь святого Стефана постройки второй половины VIII века.

Масштабы сохранившихся здесь мозаик поражают. Десятки, если не сотни, квадратных метров изумительных по красоте изображений. Пол храма святого Стефана — это настоящее монументальное искусство, огромный и сложный художественный проект, осуществить который даже сегодня по силам далеко не каждому мастеру. И дело тут даже не в технической сложности, а в удивительной цельности мозаики, состоящей из десятков и сотен отдельных изображений и элементов, но при этом будто пронизанной единым внутренним содержанием. Здесь нет ничего лишнего и ничего незначительного.

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Вот здесь становится жаль, что мы оказались неподготовленными туристами. Потому что «читать» мозаики Ум-ар-Расаса, проникать в их символику — увлекательнейшее занятие, на которое можно потратить не один час и даже не один день. Здесь, например, изображены все важнейшие города региона, в том числе входившие в состав древнего Декаполиса: Филадельфия (современный Амман), Медева (Мадаба), Кейсария, Наблус, Гераса (нынешний иорданский Джераш), Аскалон, Иерусалим и другие. Каждый город изображён очень лаконично: башенки в обратной перспективе, одна-две городские постройки и подпись. В то же время ни одна «иконка» не похожа на другую. А специалисты-археологи наверняка найдут на них символические изображения каких-то реально существовавших в древних городах построек.

В центральной части мозаики в обрамлении орнамента — десятки круглых миниатюр. И почти ни одной сохранной. Тут древние мастера изобразили людей (святых или просто каких-то выдающихся современников — неясно), и эти портреты впоследствии постигла та же печальная участь, что и другие подобные: их «стёрли», разобрав на кусочки и собрав заново в случайном порядке. То же самое мы уже видели в Мадабе и в других местах. Кто были эти люди и как они были связаны с городами Десятиградия? А если это были изображения святых, то, кто знает, может быть, мы навсегда утратили свидетельства о подвиге каких-то подвижников древности, которых не знает современная Церковь?

Ум-ар-Расас, развалины древнеримского города Кастрон Мефаа

Уходить отсюда не хочется. Делаем очередной круг по подвесным переходам-галереям для туристов.

И всё же храм святого Стефана — лишь часть всего комплекса. С трёх сторон к руинам храма подступают развалины древнего города. Выясняется, что он, так же, как и Джераш, ещё даже не полностью раскопан. «О, сколько нам открытий чудных…» Повезёт же тем археологам, кому выпадет счастье участвовать в раскопках в Ум-ар-Расасе. Правда, когда это произойдёт, неизвестно: уже десять лет прошло с того момента, как ЮНЕСКО включило Ум-ар-Расас в свой список всемирного наследия, а признаков серьёзных археологических работ нет как нет.

Но иорданцы, судя по всему, не особо торопятся. Дорогое это удовольствие — раскопки в таких местах; без финансовой помощи извне вряд ли что-то получится.

А пока редкие туристы не спеша бродят по каменистым холмам, из склонов которых вырастают стены древних домов, храмов, арки и лестницы. Полуразвалившиеся, заросшие низкорослым кустарником и жёсткой травой, эти руины живут своей неторопливой жизнью, в которой столетие — что один день…

Ум-ар-Расас. Развалины военного лагеря римлян

А у нас час, проведённый под палящим солнцем, отнимает все силы. Измождённые, мы малодушничаем и отказываемся от мысли дойти до башен столпников, которые виднеются в полукилометре. Точнее, видна по сути одна башня; от другой почти ничего не осталось, лишь развалины фундамента. Там, как гласит предание, подвизались в древности монахи-столпники.

Преподобные отцы, простите нас и благословите наше путешествие.

Запоздалый факт-открытие: уже в автобусе, остывая под кондиционером, узнаём от нашего гида, что башни Ум-ар-Расаса — единственные сохранившиеся в христианском мире башни-столпы, на которых подвизались древние отшельники.

Ум-ар-Расас, центральная часть мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Ум-ар-Расас. Башни столпников

Ум-ар-Расас, фрагмент мозаики храма св. Стефана

Древний Аскалон на мозаиках храма св. Стефана

Ум-ар-Расас. Руины жилого дома.

Поля пшеницы в окрестностях Ум-ар-Расаса

 

Иордания туристическая. Маин

Горячие источники и водопады Маина (Ma’In, с ударением на втором слоге) — природный заповедник к юго-западу от Мадабы. Здесь иорданская природа бросается от одной крайности в другую: полчаса назад наш автобус осторожно спускался по крутому серпантину, оставив позади пустыню и палящее солнце, а теперь нашему взору предстаёт узкое ущелье, тёмное и влажное, всё в густой зелени.

Где-то недалеко Мукавир и руины замка царя Ирода. Говорят, он бывал в Маине, поправляя в местных термальных источниках своё здоровье. Да, неплохое место выбрал Ирод для своей резиденции.

Дорога на Маин вьётся серпантином среди иорданских гор

Ущелье тянется с востока на запад. Солнце простреливает его последними своими лучами; вечереет. Высокие обрывистые скалы буро-жёлтыми стенами нависают над каньоном, по дну которого течёт настоящая горная река. Постоянным фоном — шум бурлящей воды. И главное — водопады, срывающиеся с отвесных скал. Их тут десятки, как говорят. Причём большинство из них — с горячей водой. Иногда горячей настолько, что войти в эти струи невозможно: температура некоторых источников достигает 70 градусов.

Но есть и более комфортные природные «душевые». Главная купальня курорта устроена на месте водопада с температурой воды примерно 35-40 градусов.

Да, в этом уникальном месте туристам предлагается исключительно телесный отдых, никаких особых археологических изысков, культурных и исторических памятников. Надо признать, что после нескольких дней путешествий по пустынной Иордании этот вид отдыха кажется особенно ценным. Местные жители, кстати, того же мнения: в Маин ездят отдыхать и из Мадабы, и из Аммана — отовсюду. Это довольно необычно, кстати. Сколько раз подмечено: живущие у моря люди обычно редко в нём купаются; далеко не каждый москвич бывал в Кремле или посещал Третьяковку. В общем, «сапожник без сапог» — универсальная формула для таких случаев. А тут — нет; среди купающихся большинство — местные жители.

Маин. Тёплые водопады популярны не только у туристов

На площадке перед главной купальней оживленно и шумно. Шумит водопад, покрикивают от удовольствия купающиеся в его струях люди. Купальня разделена на несколько открытых бассейнов. Один из них — семейный, здесь купаются иорданцы, приехавшие с жёнами и детьми. Другой, похоже, исключительно женский — тут собралась компания из нескольких иорданок, одетых в традиционные длинные платья, с покрытыми головами. Арабские «купальники», оставляющие открытыми только лицо, кисти руки и ступни, по сравнению с бикини, в которых щеголяют немногочисленные европейки, — настоящие скафандры инопланетян. Да, разница между культурами и традициями видна здесь особенно отчётливо. Хотя мусульманские женщины с азартом делают «селфи» на фоне бурлящего потока. Неужели эти снимки через минуту появятся в Instagram?

Даже многие мужчины купаются в майках. Хотя те, что помоложе — те ведут себя гораздо свободнее пожилых. Вот компания молодых арабов примостилась на скользких камнях прямо под струями водопада; ребята кричат, встают в мужественные позы — а их друг пытается сделать снимок мобильным телефоном.

Это не так-то просто. И брызги, которые облаком висят в воздухе и мгновенно покрывают тёплой росой объектив — не главное препятствие. Главная трудность — это чтобы не развалилась композиция. Дело в том, что струи водопада, мощные, полноводные, тугие, падают с приличной высоты, и порой очень непросто сохранить под ними равновесие, стоя на скользких камнях. Молодым арабам это удаётся, и оттого они ревут ещё громче: да, мы сделали это! В этот момент они очень похожи на группу фанатов какого-нибудь «Анжи» или «Терека».

Маин. Купальня для  женщин.

Мужчины постарше сидят по шею в горячей воде. Водопад — природный «смеситель» — иногда освежает неожиданной прохладной струёй. Дети визжат и брызгаются. За ними присматривают их родители.

Говорят, местные воды, помимо того что они нагреты глубоко в недрах земли, отличаются высоким содержанием минеральных элементов. Рекламные проспекты обещают туристам, что воды Маина улучшат обмен веществ, вылечат заболевания суставов и кожи, снимут аллергические реакции и даже замедлят процессы старения. Как можно понять, что ты стал стареть медленнее? Ну да ладно. Избавиться от аллергии и подлечить суставы — уже хорошо.

Солнце давно ушло за скалы. Всё ущелье накрыла непривычная для глаза густая тень. Но центральная купель лишь наполняется людьми – многие выбираются сюда именно под вечер, когда не так жарко. Маленькая лавка-киоск предлагает отдыхающим небольшой ассортимент традиционных арабских женских купальников-платьев и даже спортивных вариантов, похожих на костюмы аквалангистов.

Природа Маина контрастирует с окружающей ущелье пустыней

В стороне — здание мечети. Пения муэдзинов, обычного для иорданских городов, не слышно — постояльцы отеля в большинстве своём не мусульмане, а кому надо совершить намаз — те сами найдут дорогу. Да и нет здесь никакого города, ни даже посёлка: в ущелье стоит одна-единственная гостиница. Сейчас сотрудники администрации обеспокоены другой проблемой: пару минут назад со скалы неподалёку в ущелье обрушился довольно внушительный кусок горной породы, и теперь надо разобраться, не повредил ли он постройки или коммуникации.

Указатели честно предупреждают: «Природные особенности местности предполагают оползни и падение камней».

До берега Мёртвого моря отсюда буквально пара километров. Тем удивительнее наблюдать буйную зелень Маина, ощущать здешнюю прохладу. Как немного нужно природе, чтобы она использовала свой шанс и расцвела со всей силой и красотой.

В библиотеке отеля находится путеводитель, посвящённый Маину. С удивлением узнаём, что в своё время и здесь были обнаружены мозаики из христианских храмов, которые теперь хранятся в Археологическом парке Мадабы. Они датируются началом-первой половиной VIII века. На этих мозаиках представлены виды городов Святой Земли по обоим берегам Иордана: Никополь (Эммаус), Элевтерополь (Бет Гибрин), Аскалон (Ашкелон), Майум, Газа, Одроа (Адраа в Сирии), Харахмуба (Харахмоба, Карак), Ареполис (Ар-Рабба), Гадорон, Эсбунта (Хесбан), Белемунта (Хаммамат Маин).

Иордания туристическая в очередной раз приоткрывает страницу своей истории, неразрывно связанной с христианством.

Факт-открытие: Иерусалимский Патриархат, чья юрисдикция простирается на Израиль, Иорданию и Палестинскую автономию, именно в Иордании имеет больше всего приходских церквей — в стране насчитывается 37 православных храмов и один монастырь. Для сравнения: в Израиле у Иерусалимского Патриархата 17 храмов (не считая монастырей), на территории Палестинской автономии — 11 храмов.

Оздоровительные ванны Маина доступны круглый год

Ущелье Маин

Местные жители приезжают в Маин семьями

До Москвы не так уж и далеко

Часть VII. Петра

Другая Святая Земля. Иорданские заметки. Часть VII. Петра

Шоу «Ночная Петра» пользуется неизменной популярностью у туристов
 
 

— Пожалуйста, если хочешь — пойдём, сядешь поближе, — в темноте я не сразу понимаю, к кому обращены эти слова на ломаном английском. Потом соображаю, что это ко мне обращается пожилой араб, сидящий рядом на скамейке. Скамейка приткнулась сбоку от Эль-Хазне — знаменитого высеченного в скале набатейского храма.

На площади собралась порядочная толпа туристов, пришедших посмотреть на ночную Петру. Вся площадь уставлена бумажными фонариками. В центре на стуле сидит музыкант и играет какую-то арабскую мелодию, бесконечную, тягучую. Вспышки фотоаппаратов тонут в душной темноте.

***

Петра. Мавзолей Аль-Хазне.

Петра. Мавзолей Аль-Хазне.

Побывать в Иордании и не посетить Петру значит совершить непростительную глупость. Потому что этот опустевший почти полтора тысячелетия назад древний город —настоящее чудо. Помнится, когда в 2007 году в интернете проходило голосование и люди выбирали новые семь чудес света, Петра одна из немногих была неоспоримым претендентом, а потом действительно вошла в это число.

А теперь мы ходим по улицам этого полумифического древнего города, и осознать этот факт получается на сразу — уж очень всё это странно и удивительно.

Петра. Столица древней Идумеи, а затем — и Набатейского царства. Город, через который во главе израильского народа проходил пророк Моисей во время сорокалетних странствий по пустыне. Город, неподалёку от которого он похоронил своего старшего брата Аарона, первого еврейского первосвященника.

Как мог возникнуть большой и цветущий город посреди пустынных гор? Большой — это не преувеличение: на рубеже нашей эры население Петры составляло 40 тысяч человек. Для туриста, попавшего сюда впервые, этот факт становится неожиданностью; как правило, первая и единственная ассоциация, связанная с Петрой, — это как раз Эль-Хазне, знаменитый фасад, ставший фактически туристическим логотипом Иордании.

Петра долгое время оставалась сокрытой от посторонних глаз благодаря своему расположению в глубоких горных ущельях

Петра долгое время оставалась сокрытой от посторонних глаз благодаря своему расположению в глубоких горных ущельях

В то время как мавзолей (храм? сокровищница? у учёных нет единого мнения на сей счёт) Эль-Хазне — это действительно только парадный фасад Петры, помимо которого здесь сохранилось огромное количество древних памятников.

Мы бредём по каменистой дороге между невысокими скалами. Где-то впереди — ущелье Сик, та единственная дорога, по которой можно попасть в Петру. Местный туристический бизнес олицетворяют многочисленные коляски, запряжённые лошадьми, да всадники, лихо гарцующие перед туристами и предлагающие преодолеть два километра до Петры верхом. Нет, отказать себе в удовольствии неторопливо пройтись по узкому (иногда ширина достигает буквально нескольких метров) ущелью мы не можем и продолжаем свой путь.

Наш и без того словоохотливый гид Самер здесь не умолкает ни на минуту. Оно и понятно: Петра — уникальное место, настоящая жемчужина древнего мира, и рассказывать (равно как и слушать) о ней можно часами.

— Здесь пересекались торговые, караванные пути. И Петра была отличным местом для их отдыха, перевалочным пунктом. Караваны, которые прибывали сюда, были в безопасности — город всегда был отлично защищён, — рассказывает Самер.

Сувенирная лавка у входа в ущелье Сик

Сувенирная лавка у входа в ущелье Сик

Да-да, и снова — экономика, выгода, доход. “Money makes the world go round”. Деньги местные жители зарабатывали, как сейчас бы сказали, в сфере услуг — помимо гарантий безопасности, они предоставляли купцам кров, пропитание и воду. Постепенно набатеи начали сами скупать товары, доставлять их на рынки отдалённых городов и перепродавать там с выгодой для себя. Приезжие купцы, проигрывая в цене, выигрывали в безопасности торговли и обороте.

С безопасностью здесь на самом деле было всё в порядке. В древности мало кто знал, как попасть в Петру; вход в ущелье надёжно охранялся, местные жители держали в тайне это место. Но даже если кто-то из непрошенных гостей и проникал в ущелье Сик, выбраться из него живым шансов было крайне мало. Даже прославленные римские легионы, когда пришли сюда на рубеже нашей эры, не смогли взять Петру. Лишь в начале II века н. э. Набатейское царство вошло в состав Римской империи, и это вхождение стало скорее результатом политического процесса, нежели прямого завоевания.

В узком просвете мелькает розовый фасад Эль-Хазне. Мы выходим на площадь-колодец, окружённый в трёх сторон скалами бледно-кораллового цвета. Добро пожаловать в Петру.

Наиболее величественные сооружения Улицы Фасадов в Петре — захоронения набатейских царей

Наиболее величественные сооружения Улицы Фасадов в Петре — захоронения набатейских царей

Количество, масштабы и совершенство сохранившихся здесь сооружений поражают воображение. В скалах, окаймляющих разветвлённое ущелье, древние набатеи высекли огромные здания. До сих пор не найден ответ на вопрос, как они это сделали с точки зрения технологии. Равно как не понятно до конца, чем являлись скальные сооружения по своему назначению — усыпальницами местных правителей и вельмож, храмами в честь древних богов, чем-то ещё.

— Здесь, справа, были гробницы царей, — наш гид показывает на многометровые величественные фасады, возвышающиеся над ущельем. — А там, с другой стороны, видите — простые, небольшие пещеры, где хоронили обычных горожан. Мы называем это место «муравейник».

Метко. Чёрные отверстия пещер жмутся друг ко другу, поднимаясь рядами-этажами вверх по склону. Никаких монументальных фасадов и украшений, разумеется.

То, что здесь хоронили усопших в пещерах, высеченных в скале, — сомнению не подлежит; эта традиция распространена на Востоке. Но как сосуществовали рядом город мёртвых и живая Петра, загадка. По крайней мере, отличить жилую пещеру от пещеры-склепа непросто.

Ущелье Сик, единственный путь к Петре, надёжно защищало её от незваных гостей

Ущелье Сик, единственный путь к Петре, надёжно защищало её от незваных гостей

Заходим под сень большого навеса у одной из скал. Это сувенирный магазин. Наш Самер привёл нас сюда не для того, чтобы мы отоварились здесь местными побрякушками, а он потом получил свои комиссионные. Дело в другом. Владельцы этого магазина приспособили под него пещеру, ранее служившую усыпальницей. Похоже, теперь это «фишка» их лавки, с помощью которой они привлекают любопытных туристов.

— Вы спрашивали, живёт ли кто-нибудь сейчас в Петре, — Самер, как обычно, несерьёзен. — Вот эти ребята живут. Им неудобно каждый вечер уезжать отсюда и оставлять весь товар в магазине — вот они и ночуют прямо здесь.

А если серьёзно, то в своё время правительство Иордании с трудом решило проблему отселения из Старой Петры местных жителей. Но теперь вроде бы всё утряслось, и современная Новая Петра — это городок, который начинается неподалёку от входа в ущелье Сик и простирается в сторону от древней набатейской столицы.

Петра была богатейшим городом, в этом можно не сомневаться. Масштабы строительства и уровень технологий — тому свидетельства. Вопреки расхожему мнению, Петра не вся целиком высечена в горных породах. Здесь сохранилось много построек, возведённых обычным, традиционным способом, с помощью известняка. И самые монументальные — это храмы.

Древние набатеи были предприимчивые и неглупые люди. Они поняли, что для того чтобы привлечь в свой город ещё больше купцов со всего света, для них надо создать комфортные условия. Вода, пища, охрана, верблюды — это всё понятно, это необходимые вещи. Но цари Петры, выражаясь современным языком, мыслили системно. Они поняли, что приезжий купец-чужестранец будет чувствовать себя спокойнее, если он будет иметь возможность молиться своему богу. Поэтому Петра стала настоящим экуменическим центром древности. Здесь были храмы, вероятно, всем известным на тот момент богам – римским, греческим, ассирийским, египетским. Алтари и жертвенники стояли даже в ущелье Сик, по дороге к городу.

Петра. Руины Великого Храма.

Петра. Руины Великого Храма.

Эта политика местных правителей оправдала себя. На пике своего расцвета Набатея представляла собой торговую империю, которая связывала Средиземноморье с Китаем, Индией, Парфянским царством и Аравией.

В поздний период своей истории, в первые века нашей эры, Петра узнала христианство. Высоко в скалах сохранился так называемый монастырь Эд-Дейр — монументальное здание, напоминающее Эль-Хазне и даже превосходящее его размерами. Предполагают, что с проникновением в эти места христианства здесь жили первые монахи. Помимо этого, туристам показывают развалины храма постройки Vвека. Как и повсюду в Иордании, эта христианская базилика была украшена замечательными мозаиками.

Но христианская история Петры была недолгой. После того как Набатейское царство в 106 году н. э. было включено в состав Римской империи, город постепенно теряет своё влияние. В V-VI веках Петра становится центром конфликта между Византией и Персией, неоднократно подвергается осадам и переходит из рук в руки. В 551 году здесь происходит разрушительное землетрясение, уничтожившее многие города региона. В период распространения ислама географическое положение Петры поначалу способствует её процветанию — город находится на пути в Мекку. Но когда в 750 году нашей эры Аббасиды переносят столицу халифата в Багдад, город начинает стремительно умирать. А конец истории набатеев и вовсе покрыт мраком:

— В какой-то момент этот народ пропал, — Самер, как истинный экскурсовод, в меру сгущает краски, придавая драматизма своему рассказу. — Просто исчез. Никаких следов, никаких документальных свидетельств. Учёные думают, что здесь произошло сильное землетрясение, и люди ушли из Петры из-за эпидемии.

«Муравейник» — гробницы простых жителей Петры или их жилища?

«Муравейник» — гробницы простых жителей Петры или их жилища?

В 747 году в здешних местах действительно произошло ужасающее по силе землетрясение, были разрушены многие города Трансиордании и Палестины. Набатеи, семитские племена, скорее всего, навсегда покинули свою столицу, чтобы ассимилироваться среди родственных народов.

В XI веке Петру, уже необитаемую, заново открыли крестоносцы, но вскоре, к середине XIIIвека, здесь оставались лишь руины, почти полностью погребённые под слоем песка. На многие столетия Петра была предана забвению. Одни только местные бедуины, пасшие своих овец вблизи здешних каньонов, знали о её существовании.

Новая жизнь Петры началась в 1812 году, когда швейцарец Иоганн Буркхардт, принявший ислам археолог-востоковед, путешествовал в этих местах и открыл древнюю столицу Набатейского царства. Про историю этого открытия можно сказать: «Как в кино!»

Во время одного из очередных переходов по долине Вади-Муса (арабское «долина Моисея») он заметил вдали на вершине горы какую-то постройку и спросил сопровождавших его арабов, что это такое. «Могила Аарона», — ответили проводники. Буркхардт, не веря своей удаче, упросил отвести его к этому месту. Хотя швейцарец и хорошо знал арабский язык и путешествовал под видом сирийского купца Ибрагима ибн Абдаллы, всё равно, в здешних краях он был чужаком. Потому сопровождающие его арабы согласились не сразу.

Но когда проводники всё же решились провести Буркхардта к могиле Аарона, судьба сыграла со швейцарцем добрую шутку: они двинулись по самому удобному пути — через ущелье Сик. Ну, а в конце ущелья удачливого исследователя ждал большой сюрприз.

Ущелье Сик

Ущелье Сик

…Бесконечная бедуинская песня заканчивается. Партер, сидящий на брошенных на песок циновках, аплодирует. Певца сменяет следующий актёр. Актёр? Наверное. Вся местная экзотика — чуть-чуть театральная, на экспорт. Вдруг узнаю в человеке, ходящем посреди рядов бумажных фонарей и что-то громко декламирующем на английском, того самого араба, который предлагал мне занять место поближе к певцу.

Он размахивает руками и, делая большие паузы, выкрикивает слова. Он рассказывает притчу о том, как он услышал Голос.

— Я спросил: кто ты? «Я — Петра», — был мне ответ.

Мистически настроенные туристы притихли, внимая эху, которое отражается от стен ущелья и уносит восклицания рассказчика куда-то вверх, к небу.

Какую мудрость поведала древняя Петра этому человеку? Чем готова она поделиться с нами? У каждого, кто побывал здесь, возникла своя связь, завязался свой диалог с этим удивительным местом.

Петре есть что рассказать.

***

Факт-открытие всей поездки: Иордания — Святая Земля, неотъемлемая её часть. И нельзя познакомиться со Святой Землёй, не побывав в Иордании. Это даже не «вид сбоку», нет. Если Израиль — это первый том-описание запечатлённых свидетельств библейской и евангельской истории, то Иордания — второй. А может быть, и наоборот — если следовать хронологии событий. И читать всё это ценнейшее повествование необходимо целиком.

Шоу «Ночная Петра» пользуется неизменной популярностью у туристов

Шоу «Ночная Петра» пользуется неизменной популярностью у туристов

«Стоянка общественного транспорта» у входа в ущелье Сик

«Стоянка общественного транспорта» у входа в ущелье Сик

Уникальный красно-розовый оттенок — «фирменный» цвет Петры

Уникальный красно-розовый оттенок — «фирменный» цвет Петры

Король Абдалла со своего портрета одобрительно наблюдает за тем, как в его стране развивается туристический бизнес

Король Абдалла со своего портрета одобрительно наблюдает за тем, как в его стране развивается туристический бизнес

Петра. Семейный склеп, высеченный в скале.

Петра. Семейный склеп, высеченный в скале.

Развалины театра

Развалины театра

Ущелье Сик вечером освещают сотни бумажных фонарей

Ущелье Сик вечером освещают сотни бумажных фонарей

Масштабы построек Петры поражают воображение

Масштабы построек Петры поражают воображение

Улица Новой Петры

Михаил Моисеев, pravmir.ru

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s