Путешествия по Стамбулу в поисках Константинополя

 

Жанр путеводителя на редкость консервативен: сегодня гиды рассказывают туристам об истории Стамбула примерно то же самое, что и пятнадцать и двадцать пять лет назад. Между тем, объем научной информации о Константинополе в последние годы значительно вырос. Византиноведам удалось локализовать в современном городе многие исчезнувшие ныне дворцы и храмы, привязать исторические события к сегодняшним улицам и площадям.

Археологи совсем недавно раскопали константинопольский порт: ими воссоздана повседневная жизнь этого гигантского предприятия. Большой Дворец византийских императоров стал объектом пристального внимания и даже компьютерной реконструкции. Можно не доверять ей с художественной точки зрения, но компьютеры позволяют высчитать вещи вполне объективные: например, какова была высота потолков. Появилась совершенно новая гипотеза того, как именно османам удалось взять Константинополь в 1453 г.

При новом строительстве стамбульцы постоянно натыкаются на остатки средневекового Города. Из-за неурегулированности многих вопросов собственности на землю в центральном Стамбуле, хозяева памятников часто не хотят пускать к себе археологов, но зато готовы в рекламных целях удовлетворить любопытство туриста. Часто византийские развалины находятся прямо под полом тех магазинов в квартале Лалели, где в основном и отовариваются «челноки» из России.


***
Конец прошлой недели я провел в Стамбуле. Семья, с которой я дружу лет 10,  каждое лето приезжает в Анталью отдыхать, не разу не была в Стамбуле. Как многие россияне, они тоже смотрят «Великолепный век» (ВВ) и под впечатлением увиденного, у них тоже появился интерес к Стамбулу. И в очередной раз за последние два года, по настоятельной просьбе моих друзей, мне пришлось быть гидом в этом мегаполисе. Программа как всегда одна и та же — первый дворец султанов в Константинополе Топ Капы, музей-храм Св.Софии, мечеть-комплекс Султан Ахмет, дворец султанов Долмабахче, прогулка на яхте по Босфору. И, конечно, стамбульские рестораны. Мне ещё приходилось отвечать на многие вопросы по истории, которые возникали во время экскурсий. Причем гости, как всегда, лучше меня знают историю нашей истории. Поэтому мне приходилось не только рассказывать историю, но еще и опровергать многие клише и догмы, внедренные в учебники «мировой истории». Я критикую некоторых блогеров за то, что копируют чужие статьи и труды и напрямую используют в своих постах. А учитывая мой русский и неумение быстро печатать, я хочу ознакомить посетителей сайта со статьей другого человека. Конечно не со всем написанным в статье я согласен, но она, все таки, дает более менее объективную информацию об истории ОИ. Там где я не согласен, я буду добавлять комментарии. 

Когда войска султана Мехмеда II завершали начатое крестоносцами уничтожение Православной Империи, на штурм крепостных стен Константинополя шли янычары, которые были не только регулярной пехотой Османской Империи, но и членами духовно-аскетического сообщества последователей суфизма – ордена дервишей, основанного Хаджи Бекташем. Именно этим определялись высокие боевые качества янычаров и ту роль, которую они сыграли в создании многонациональной Османской Империи, получившей название «Высокой Порты». С янычарами потомкам крестоносцев предстояло сразиться под стенами Вены и до того как Суворов и Румянцев разработали тактику штыкового боя батальонными каре, ни одна европейская армия не могла выдержать ближнего боя с янычарами и неизменно обращалась в бегство, после того как тем удавалось преодолеть зону эффективного ружейного огня.
Христиане в Османской Империи платили налог кровью – девширме, отдавая ордену бекташей 10-12-летних мальчиков для воспитания из них янычаров. Дервиши этого ордена воспитывали христианских мальчиков для службы в исламской армии, совмещая обязанности воспитателя со службой армии в качестве армейских капелланов. Эта было связано не только с тем, что Хаджи Бекташ по легенде был создателем корпуса янычар, но и с тем что этот суфийский орден отличался крайней веротерпимостью и уважением к христианству, в том числе включал в себя обряд крещения.
Орден Бекташей совместно с орденом Мевлеви и суфийское братство (тарикат) Накшбанди составляли духовно-идеологическую основу Османской империи, которая в эпоху модерна провозглашала себя защитницей ислама не только от других религий, но и от исламских ересей, что и позволило османам покорить практически весь арабский мир.

Янычары сопровождают султана.

 

 

 

 

 

Хаджи Бекташ-и Вели (? — 1270/1271


Гробница Хажи Бекташ-и Вели,
печать Соломона на стене.
Янычарский офицер.

 

При этом юридической основой и официальным религиозным камертоном, с которым должны были сверяться все мусульмане — граждане Империи,- выступал исламский рационализм в лице правоведения Абу Ханифа и богословия Аль Матуриди. Они создали ханафитский мазхаб – школу шариатского права, на основе той точки зрения, что Аллах является творцом поступков людей, несмотря на то, что человек обладает своей собственной способностью и волей совершать поступки. Эта философия, несомненно, несет черты влияния учения о двух волях у Христа Максима Исповедника и оказала огромное влияние на учение о свободе воли, характерное для европейских протестантов.

                      

 

Завоева́тель (Фати́х)

                                                                                                                           Мехме́д II

То, что борьба за чистоту веры в исламском мире никогда не опускалась до уровня костров инквизиции и конфессиональных войн, подобных войнам между протестантами и католиками, является заслугой основателя суфизма – Аль Газали, чья система экзегетики и аллегорического толкования Корана позволила построить понятийный мост не только между различными школами суннитского богословия, но и между шиитами и суннитами. Не меньше его заслуга в описании и, можно сказать, в создании области совместного действия разума и мистики, которое оказало огромное влияние, как на исламский мир, так и на западно-европейские христианство и иудаизм. Его книгу «Воскрешение наук о Вере» очень высоко ценили и активно использовали и Фома Аквинский и Маймонид, что в немалой степени способствовало культурному обмену между соответствующими монотеистическими цивилизациями. Но то влияние, которое оказал Аль Газали на формирование системы суфизма в Османской Турции просто не возможно переоценить. Именно суфизм обеспечил туркам ассимиляционный потенциал бекташей, позволивший объединить в рамках Империи такое большое количество народов. Деятельность бекташей имела такие результаты, что даже многие мусульманские народы добивались права платить налог кровью – девширме, так корпус янычар оказался главным социальным лифтом в Османской Империи.

 

                     Mevlânâ'nın tasvir edildiği bir resim.

Мавзолей Харуния (Харун ар-Рашида) в Тусе,

Джалал ад-Дин Мухаммад Балхи Руми 

Мавзолей аль-Газали предположительно 
 располагался у входа.
     

Гробница Руми (Музей Мевляны).

Конья, Турция

 

 

Столица Империи – Стамбул, или Великая Порта, получившая свое название от ворот, ведущих во двор Стамбульской администрации, была государством в государстве, причем жители Стамбула и особенно Порты, впрочем как и жители столицы любой другой многонациональной Империи, совсем не были в своем большинстве представителями титульной нации, зато все должны были телом и особенно душой быть преданы султану. А султаны, как правило, принадлежали к другому суфийскому ордену Оттоманской Империи — Накшбанди, который был прежде всего орденом воинствующего ислама, несущего истинную веру на острие копья и понимающего джихад прежде всего как боевое искусство.

На собственно турецкую аристократию Османской Империи оказал влияние другой основатель суфизма – Мавлана Джалалддин Руми, известный также как великий мусульманский поэт Мевляна или просто Руми. Родившийся в Афганистане Мевляна большую часть жизни провел в малоазийском городе Конья, приобретя там наибольшую количество последователей. Дело в том, что, воюя с Византией, арабы привлекали тюрков из Средней Азии и Афганистана, отдавая им в лён отвоеванные у Византии области. Одной их таких областей стал город Конья, ставший впоследствии столицей государства турков-сельджуков, которое сначала покорило арабов, но впоследствии было само сметено монгольским нашествием. 
…Но сам Мевляна или Руми был прежде всего поэтом и критиковал рационализм официального ислама и сухость схоластики исламского рационализма. Он создал орден вращающихся дервишей, в ритуальном танце достигавших состояния транса, истолкованного как состояние единства с Аллахом. Именно этот орден оказался носителем невербального, поэтического сознания турков-османов, ставшего впоследствии основой турецкого национализма. Турки-османы были меньшинством в своей Империи, но обладали серьезными, хотя и ограниченными сословными и социальными преимуществами. Надо сказать, что турецкий национализм, несомненно, представлял угрозу единству Империи, провоцируя национализм покоренных народов.

Храм-музей Св Софии

            

                                                                                   Внутри музея.
                        Мечеть султана Сулеймана. 15 век.

Султаны балансировали турецкий национализм корпусом янычар и административно-военным ресурсом ордена Накшбанди. В конце 18 века, когда корпус янычар открылся для всех мусульман, последние обзавелись семьями и превратились в торговое сословие и орден бекташей перестал выполнять военно-ассимиляционные функции, балансируя влияние орденов накшбанди и мевлеви. Вполне предсказуемо вскоре после этого Высокая Порта превратилась в «Больного человека Европы». 

 

                     
Турецкие женщины.                                                            Турецкие мужчины.
                     
Пара Причерноморья.                             Ромейка с островов.                                    Ромейская семья.
         
Балканцы..

После разгона с помощью немецких советников в 1826 году янычарского корпуса и изгнания ордена бекташей, идеологическое триединство Османской Империи было окончательно разрушено, что сделало ее объектом идеологических манипуляций. Естественным результатом этих манипуляций стал не только сепаратизм на окраинах, но и младотурецкий национализм в ядре Империи – собственно Турции. Причем идеологической основой не только турецкого национализма, но и «построения турецкой нации» (nation building) стала наряду с орденом Мевлеви «Великая ложа Франции», приобретшая большое влияние в Высокой Порте, с тех пор как женой 27-го султана Абдул-Хамида и матерью палача янычар 30-го султана Махмуда II оказалась Эме де Ривери — кузена Жофины, французской Императрицы и жены Наполеона Бонапарта. Впрочем это сделало Турцию заложником франко-прусских отношений, так как именно прусские офицеры, в том числе один из создателей германской нации Мольтке, были советниками Махмуда II, проводившими реформу турецкой армии.

 

                      Datei:Aimee.jpg

Султан Абдул Хамид 1.                                                                              Эме де Ривери.

              MahmutII.jpg
Султан Махмуд 2.

Мольтке,»отец» германской нации.

Великая Ложа Франции      

После Крымской войны идеологической слабостью Османской Империи не преминули воспользоваться новые друзья турков в Лондоне, которых не устраивало ослабление Порты в окрестностях Черного моря, но которые считали, что османы применяют чрезмерную силу для укрепления своего влияния на арабов в окрестностях Суэцкого канала. Очень кстати, незадолго до этого в пустынях Аравии обнаружились перво-мусульмане, получившие название салафитов, которые подобно перво-христианам, обнаружившимся в горах Швейцарии в 15 веке, почти тысячу лет скрывались от преследований, чтобы провозгласить в конце 18 века, что ислам только первые 300 лет оставался «чистым». Отец-основатель салафитов аль-Ваххаб считал, что всему виной суфизм, «загрязнивший» ислам пантеизмом, и так случилось, что, находясь в британском протекторате Кувейте, маленький мальчик принц Абдель Азиз ибн Сауд, чья семья была изгнана из Эр-Риада, вдруг сумел осознать справедливость этих упреков Аль Ваххаба. Это несомненно помогло ему впоследствии осознать всю необоснованность претензий зараженных суфизмом турков-османов на роль универсальных защитника Ислама. С другой стороны незадолго до этого младотурецкая революция, заставила будущего короля Ирака Фейсала I осознать, впрочем не без интеллектуальной помощи Лоуренса Аравийского, несовместимость миссии зашитницы ислама и турецкого национализма.

 Ibn Saud.jpg                                           
Король Абдул Азиз ибн Сауд.                                                                                               Король Файсал 1.

              Лоуренс Аравийский.

Сочетание столь разнородных центробежных сил сыграло свою роль и в 1918 году перестала существовать не только Турецкая Империя, но и собственно Турция. Героические усилия Мустафы Кемаля и помощь Ленина позволили восстановить Турцию как национальное государство, после чего в ней внезапно появилось «турецкое» большинства, возникшее как результат политики отуречивания. Эта политика Мустафы Кемаля Ататюрка состояла в провозглашении всех граждан Турции турками в сочетании с запретом всех не турецких культурных проявлений. Национальной идеей Ататюрковской Турции стало построение светского государства в бывшей исламской стране и создание светской турецкой нации, что несомненно связано с вступлением в 1907 году Ататюрка в ложу «Veritas», находившуюся под юрисдикцией «Великого Востока Франции». Причем эта идея приобрела в какой-то момент почти религиозный характер, потребовавший человеческих жертв, сравнимых, если не превосходивших исламское завоевание Византии.

 

                   
                                 Веритас                                                         М.К.Ататюрк                                               В.И. Ленин.

 

Стамбул — идеальный Восток с призраками Византии

До главного города Турции можно буквально дотянуться рукой — лететь туда ближе, чем до Москвы.

Внутри храма Святой Софии. По приказу турецкого правителя Мустафы Кемаля в 1935 году ее превратили в музей. Теперь это самое популярное у туристов место Стамбула

Внутри храма Святой Софии. По приказу турецкого правителя Мустафы Кемаля в 1935 году ее превратили в музей. Теперь это самое популярное у туристов место Стамбула

Путешествие в сердце Турции (столицей считается Анкара, но Стамбул по-прежнему воспринимается главным городом) приятно хотя бы тем, что не нужно выстаивать очередь в консульство. Перелет до Стамбула стоит 250 долларов в обе стороны, а виза штампуется в вашем паспорте буквально за минуту прямо в аэропорту. Подходите к специальному окошечку, платите 30 баксов и вы уже в Турции. Стамбульский аэропорт огромен — по размерам и архитектуре он напомнил мне аэропорт во Франкфурте-на-Майне. Во всем, что касается техники, Турция германизируется уже больше ста лет. Когда-то султаны покупали крупповские пушки и предоставляли немцам концессии на строительство железных дорог. А теперь стамбульское метро и трамваи тоже словно слизаны с немецких — тот же дизайн и та же чистота.
Обычно туристы, чтобы не запутаться, берут прямо в аэропорту такси. Поездка до центра города обойдется в 40 лир — это примерно 24 доллара. Доллары на лиры тоже можно обменять в обменнике в аэропорту. Но я бы не советовал делать ни то, ни другое. Меняйте только минимальную сумму (не больше 5 долларов), смело садитесь на так называемое легкое метро (что-то вроде трамвая), и всего за две лиры вы окажетесь в том же месте. Кстати, карту Стамбула выдают бесплатно сотрудники аэропорта. При минимальной сообразительности даже топографический кретин, пользуясь ею, легко найдет дорогу до гостиницы. В центре в любом банке вы обменяете и деньги — хоть сто, хоть тысячу долларов или евро. Там курс будет для вас выгоднее, чем в аэропорту.

Если же карта все-таки поставит вас в тупик, можно воспользоваться помощью турок. На каждой остановке стоит в униформе служащий, к которому можно обратиться. На смеси английского и русского (пропорция в каждом случае может различаться по процентному соотношению) вы объяснитесь в два счета. Стамбульцы вообще очень вежливый и предупредительный народ. В городе полно туристов, приносящих деньги. Местные жители хорошо это понимают и делают все (или почти все), чтобы вам хотелось тут остаться и оставить избытки финансов. Но советую выучить и хотя бы несколько турецких слов — прежде всего «джарты» («улица»). Делая вопросительные глаза и задавая вопрос: «Хайреддин Барбаросса джарты?» я легко нашел уже на следующий день после своего прибытия в Стамбул Военно-морской музей. Он находится в районе Бешикташ, где почему-то никто из прохожих не знал ни слова по-английски. Но имя знаменитого турецкого адмирала, которое носит эта «джарты», проложило мне дорогу к цели. Адмирал был отнюдь не турок по происхождению, а грек, родившийся на острове Лесбос и сменивший христианство на ислам. Его флот наводил в XVI веке ужас на все Средиземное море, одерживая победы над испанцами и венецианцами, а статуя стоит теперь в Стамбуле прямо у входа в Морской музей. Увидев бородатую фигуру в чалме на постаменте в виде носа корабля, я понял, что достиг цели.

Синопский бой. Картина в Стамбульском военно-морском музее

Синопский бой. Картина в Стамбульском военно-морском музее

Морской музей в Стамбуле — один из лучших в Европе. Он, примерно, на уровне петербургского, хотя и уступает по богатству коллекции несравненному венецианскому музею. Венецианский — просто вне конкуренции. А в стамбульском жемчужина коллекции — две гигантские (больших размерами я нигде не видел!) модели кораблей — крейсера и дредноута, который турки заказали перед Первой мировой войной в Англии. На крейсер не хватило денег, и он так и не был построен, а дредноут британцы с началом войны отказались передавать заказчику и включили в свой флот. Но модели просто потрясающие! Представьте себе как минимум четырехметровую «игрушку» с семью двухорудийными башнями. Игрушка предназначалась султану и была изготовлена британской судостроительной фирмой, рекламировавшей свою продукцию и «кинувшей» заказчика. Эдакий символ того, каким мог быть турецкий флот, но не стал.

Турецкий моряк. Фигура из музея

Турецкий моряк. Фигура из музея

Зато целый зал внизу посвящен знаменитому линейному крейсеру «Гебен» — немцы передали его туркам вместе с командой и бравым адмиралом Сушоном. Турецким стало только название — «Селим Явуз» («Селим Грозный»). Этот превосходный корабль благодаря высокой скорости путал карты российскому Черноморскому флоту на протяжении всей Первой мировой войны и даже в 1918 году вошел в Севастополь. Теперь новым «Гебеном» образно называют русский крейсер «Москва» — самый сильный корабль на Черном море. Он играет в наши дни ту же роль, что когда-то турецко-немецкий «Селим Явуз».

Офицер. Эпоха «Турецкого гамбита»

Офицер. Эпоха «Турецкого гамбита»

Вообще же Военно-морской музей в Стамбуле честный. Два крупнейших поражения от русских адмиралов — Чесму и Синоп — тут не замалчивают. Картины, изображающие гибель турецких эскадр от рук доблестных моряков Спиридова и Нахимова, висят на почетном месте. Возле них даже можно сфотографироваться, что я и сделал. А в магазинчике музея купил книгу о Чесменском сражении на турецком и английском языках с великолепными иллюстрациями. Украине стоит позаимствовать турецкий опыт и перестать подделывать историю. Что было, то было. Победы — победами. Поражения — поражениями. Нужно рассказывать все как есть. И показывать, привлекая туристов.

Где разбить шатер. А посмотреть в столице Турции есть на что. Но для того чтобы удобнее проинспектировать достопримечательности, нужно правильно выбрать отель. Ищите гостиницу в центре города. Не обязательно большую. В Стамбуле полно маленьких отельчиков на 8—10 номеров. Турецкие 4 звезды — это европейские три. Но за 50—100 долларов в сутки вы получите отличную комнату с идеальным ремонтом и всеми удобствами и вполне приличный завтрак. Если турки пытаются на чем-то сэкономить, объегорив путешественника (на Востоке порой так бывает), не бойтесь настоять на своих правах. Вы заплатили и имеете право получить все сполна. На пятое утро пребывания в Стамбуле я заметил, что сотрудники отеля вместо шведского стола с полным набором продуктов поставили какие-то «порции», прикрытые целлофановой пленкой. Выраженное откровенно недовольство администратору тут же обернулось тем, что полноценный завтрак с колбасками, булочками, кофе, повидлом, фруктами и прочими вкусностями был торжественно внесен прямо в номер хорошенькой горничной в сопровождении двух тружеников отельного бизнеса. В общем поднос несла целая процессия с извинениями и заверениями, что подобное больше не повторится.

Крепость. Построена султанами для защиты пролива Босфор

Крепость. Построена султанами для защиты пролива Босфор

Семь дней в Стамбуле мне обошлись вместе с перелетом в 725 долларов плюс стоимость визы. Причем, жил я в гостинице, откуда до Мраморного моря было десять минут пешком. За те же десять минут в другую сторону можно было добраться до всем известного Большого базара, а от него еще за десять минут — до Святой Софии. И это все не садясь ни на какой транспорт!

Улицы… В старом городе — это улочки, по которым можно судить, каким был Стамбул сто лет назад. Как и Киев, тогда он был намного красивее. Здания XIX столетия приходят в ветхость, рушатся, вместо них на том же месте хозяева строят современные коробочки. Не такие гигантские, как в центре Киева, но не менее уродливые. Некоторые дома стоят полуразрушенными, зияя пустыми окнами. Это означает, что у владельца нет денег, а нового инвестора пока не привлекает крошечный участок 5 на 10 метров. Ажурные балкончики, кованые решетки на окнах могут пребывать в плачевном состоянии, напоминая об исчезнувшей роскоши времен «Турецкого гамбита».

Парочка влюбленных стамбульцев. В двух шагах от Голубой мечети

Парочка влюбленных стамбульцев. В двух шагах от Голубой мечети

Тесные квартирки заставляют турок большую часть дня жить на улице. Они обедают в дешевых кафе, пьют чай из крошечных стеклянных стаканчиков, по размеру больше напоминающих кофейные чашки, галдят, жестикулируют, играют в азартные игры. В двух шагах от Большого базара в бесчисленных мастерских шьют кожаные куртки, обувь и подделки под громкие европейские бренды. Дьявол в Стамбуле «Прада» не только носит, но и шьет, а заодно — «Дольче Габбана», «Сальваторе Ферагамо», «Армани» и прочее, и прочее… Можно сколько угодно посмеиваться над этим, но турецкая кожа действительно качественная. Что же касается цен, то их уже не назовешь низкими. Сумка или портфель в Италии стоит не дороже, чем в Турции, а куртка не намного дешевле, чем в Киеве. Так что если вам в Стамбул только чтобы прибарахлиться, лучше оставайтесь дома. Это будет дешевле. Но если вы хотите погрузиться в мир истории, не скупитесь на билет и гостиницу и не удивляйтесь, что за вход в музей придется заплатить 15 долларов. Именно столько стоит билет в храм Святой Софии. Собственно, я и ехал ради него. Мне хотелось войти под этот купол и почувствовать, что ощущали древние русы, приезжавшие в Константинополь? Почему они захотели принять христианство? Что их поразило? Действительно ли, зайдя в Софию, они чувствовали, по словам летописи, что «не знают, где находятся, на земле или на небе»?

София стоит напротив Голубой мечети, построенной по заказу сына Роксоланы Селима Пьяницы. Сначала турки захватили Константинополь и превратили Софию в мечеть. Потом им показалось этого мало и, чтобы затмить деяния византийских императоров, напротив бывшего самого большого христианского храма воздвигли еще более грандиозный по размерам мусульманский. Внешне Голубая мечеть превосходит Софию. Но внутри выигрывает София. В Голубую мечеть вход бесплатный. В Софию — 25 лир (15 долларов). Но очередь стоит именно в Софию. Длинная, как в СССР за дефицитом.

Свежие развалины в центре города. В Стамбуле бывает и такое

Свежие развалины в центре города. В Стамбуле бывает и такое

Первое, что поражает, когда заходишь, гул голосов. Людей очень много. Свет пробивается из круговых окон под куполом. Словно парят гигантские люстры. Далеко впереди тебя над тем местом, где когда-то был иконостас, мозаика с ликом Богоматери. Крылатые серафимы на стенах. Колонны из порфира. Детище императора Юстиниана и сегодня поражает величием. Рассказывают, что в день взятия Константинополя 29 мая 1453 года Святая София была залита кровью убитых греков. На тот момент храм, по сути, уже не был православным. Буквально накануне осады кардинал Исидор, прибывший из Рима, отслужил в нем униатскую обедню, что вызвало страшное смятение умов. Два последних императора Византии из династии Палеологов отошли от православия и признали главенство римского Папы над Восточной церковью, надеясь на помощь Запада. Но спасения это не принесло. Турки вошли в Константинополь, а единственным оплотом православия осталась Русь. Вспоминая это, я положил руку на колонну и помолился, чтобы наступило время, когда в храме Святой Софии снова отслужат православную литургию. И да будет так.

«А в Киеве есть мечеть?». Я не думаю, что для этого нужно захватывать Стамбул силой. Сегодня храм Святой Софии — уже не мечеть, а просто музей. Так постановил мудрый турецкий правитель Мустафа Кемаль Ататюрк (в переводе — «Отец Турок»). Это он перевел турецкий язык на латинский алфавит, что облегчило понимание его иностранцами, взял курс на модернизацию Турции и в 1935 году превратил Софию в музей, чтобы не разжигать религиозные распри. Ныне было бы справедливым вернуть Софию православным, что укрепило бы взаимопонимание между нами и мусульманами. Никого ведь не раздражают мечети в Крыму или Татарстане. Торговец на стамбульском базаре спросил меня: «А в Киеве есть мечеть?» «Есть», — ответил я. Справедливости ради скажу, что в Стамбуле много христианских храмов. Утром меня будил голос муэдзина с минарета ближайшей мечети. А потом раздавался колокол находящейся рядом армянской церкви. Да и всю неделю пребывания в столице Турции я ходил, не скрывая креста на шее, и никто не проявлял по этому поводу ни малейшей враждебности.

«Саварона». Эта яхта Ататюрка ходит по морям уже 80 лет

«Саварона». Эта яхта Ататюрка ходит по морям уже 80 лет

С одним турком у меня даже состоялся шутливый разговор. Он признался, что у него две жены, хотя это и запрещено официально в современной Турции. Одна — в Стамбуле. А вторая — в Кувейте. «В Кувейте — очень богатая!» — причмокнул от удовольствия мой собеседник, торговавший куртками. Я указал на свой крест и ответил: «У меня тоже две, хотя нам вера запрещает, но мы еще большие грешники, чем вы. Вот собираюсь взять третью». А мои друзья, с которыми мы вместе были в Стамбуле, стали объяснять турку, что я автор книжки «Верните женщинам гаремы». Не знаю, книжка подействовала или наш разговор, но куртку в результате я купил на 100 долларов дешевле и пообещал вернуться осенью еще за одной.

В следующую субботу вы узнаете, как одеваются турчанки, почему Мурат выбрал именно Ани Лорак, чего не стоит есть в Стамбуле, проникните в византийский водопровод, который до сих пор действует, и прогуляетесь вместе с автором по султанскому гарему.

В бывшей столице султанов зарабатывают любыми способами. 400 долларов считается тут нищенской зарплатой, а облапошить туриста — высшей мудростью.

Продавец мороженого. В Стамбуле он выглядит так колоритно, словно выскочил из восточных глав «Приключений барона Мюнхгаузена»

Продавец мороженого. В Стамбуле он выглядит так колоритно, словно выскочил из восточных глав «Приключений барона Мюнхгаузена»

Почти никто не помнит, что официально до 1930 года Стамбул назывался Константинополем, как и во времена византийских императоров. Это название фигурировало во всех международных договорах, вплоть до Лозаннского 1923 года, который установил границы современной Турции. Впрочем, этому есть объяснение. Турецкие султаны, захватившие Константинополь, кроме титула халифа (религиозного главы мусульман) носили еще и титул «императоров Рима». Византийцы никогда не называли себя византийцами. Это научный условный ярлычок. Себя они именовали «римлянами» (по-гречески, «ромеями»), а свою державу — «Римом». Турки, победившие ромеев-византийцев, считали себя наследниками их державы. Поэтому, кроме простонародного турецкого «Истамбул» (в нашем произношении «Стамбул»), в ходу осталось традиционное греческое «Константинополь».
Руинами этого города до сих пор можно любоваться в Стамбуле. Вдоль берега Мраморного моря тянутся стены древней византийской крепости с башнями и зубцами. Советую просто побродить возле нее, не тратясь ни на каких экскурсоводов. Это самая большая из сохранившихся крепостей, наверное, не только в Европе, но и во всем мире. Стены во многих местах разрушены. Можно зайти через пролом и забраться во внутренние помещения, где когда-то располагались казармы византийских солдат. Именно эту крепость осаждал в IX веке флот русов — по одной версии, князя Олега, по другой — более убедительной, на мой взгляд, князя Аскольда. Теперь поверх стен во многих местах выросли дома — действительно, как грибы! Судя по архитектуре, они висят тут века с XIX-го и многие, в свою очередь, тоже успели обветшать и полуразрушиться. Я гулял вдоль этих живописных развалин часа четыре. Шел, шел, а конца им так и не было. Господи, как же врали нам в школе, рассказывая басни, что Киев был «соперником Константинополя»! Какой «соперник»?! По сравнению с Константинополем, Киев был просто маленьким городком в стране варваров! До сих пор в Стамбуле сохранился римский акведук — центральный водопровод, по которому в город поступала вода. Обязательно им полюбуйтесь — только на это сооружение камня ушло в тысячу раз больше, чем на наши Золотые ворота! Так захотелось притащить сюда наших историков-брехунов и буквально повозить их бесстыжими мордами об эти руины со словами: «Что, «академик», ты и теперь будешь утверждать, что деревянный забор вокруг княжеского Киева мог соперничать с этими стенами, пережившими века?». По некоторым данным, уже в византийскую эпоху население Константинополя достигало миллиона человек!

Цистерна. В этом подземном дворце византийцы хранили запасы воды

Цистерна. В этом подземном дворце византийцы хранили запасы воды

Рядом с Софийским собором находится удивительное сооружение, называющееся «Цистерна». Это не бак для воды, как кто-то подумал, а гигантский подземный зал размерами 140 на 80 м с 336 колоннами, украшенными замысловатой резьбой. Высота каждой колонны — 8 метров. В этот бассейн, который у нас смело назвали бы «дворцом культуры», византийцы закачивали воду из леса, находящегося за два десятка километров от Константинополя! Это действительно нечто грандиозное. Вода плещется тут и сегодня (можно зачерпнуть, если хотите!) и мелкими каплями падает со сводов потолка. Колонны эффектно подсвечены. «Цистерну» снимали в одном из фильмов о Джеймсе Бонде. Кроме того, она фигурирует в романе Умберто Эко «Баудолино», герои которого блуждают в ней после взятия Константинополя крестоносцами в 1204 году. Тут всегда прохладно. Даже в самую лютую жару.

Хотя мне с погодой повезло. Я приехал в Стамбул 2 мая. В Киеве стояла 30-градусная жара, а в Стамбуле было всего 20 градусов и приятный ветерок с моря, буквально продувающий холмы города.

Естественно, я не мог не сходить в султанский гарем. Впрочем, султанских гаремов в Стамбуле три. Можно посмотреть любой на выбор. Первый, самый маленький, принадлежавший султану Мехмеду Завоевателю, находится в Изразцовом дворце. Этот султан много воевал, поэтому на забавы с наложницами у него оставалось не много времени. Наследники Мехмеда построили дворец Топкапы («Пушечные ворота»). Времени на личную жизнь у них было побольше. Поэтому значительную часть дворца занимают покои жен, наложниц, матери султана и евнухов. Евнухов турки предпочитали черных — наловив рабов в Африке, их кастрировали и приспосабливали для ответственной работы по охране женской чести. Вместо отрезанного полового органа евнуху выдавали серебряную трубочку, которую он носил в чалме, чтобы помочиться. Главный черный евнух считался четвертой по важности должностью в турецкой империи — сразу после самого султана, великого визиря (премьер-министра) и верховного муфтия (священнослужителя). Это было даже важнее, чем сегодня вице-премьер. И намного важнее, чем какой-нибудь министр культуры. Он входил к султану без доклада. Его покои располагались рядом с султанскими. Через него проходили нити всех интриг, связанных с престолонаследием. Кстати, первой султанской женой, настоявшей на переезде в Топкапы, была всем известная русинка Роксолана. Ее же портрет украшает и обложку книги «Гарем», которую я купил в Стамбуле. Украинская баба сумела реформировать даже самый важный государственный институт державы османов!

И, наконец, последний, третий гарем находился во дворце Долмабахче на берегу Босфора. Это совершенно сказочное по красоте здание построил султан Абдул Меджид Первый в 1843—1856 годах. Он, как умел, пытался европеизировать Турцию. И начал, естественно, с собственного жилища и быта. Дворец Долмабахче (в переводе, «Насыпной сад») эклектически объединяет европейские барокко и классицизм с восточным стилем. Покои одалисок сложно отличить от комнат каких-нибудь французских куртизанок. В ту эпоху жены султана даже начали одеваться на европейский лад. Тем более что большинство из них, по происхождению, было отнюдь не турчанками, а уроженками Европы.

Сложное этническое происхождение турок и сегодня можно наблюдать на стамбульских улицах. Первоначальный монголоидный антропологический тип (прародина турок — Туркмения) почти не встречается. У меня сложилось впечатление, что нынешние стамбульцы преимущественно потомки греков, армян и прочих уроженцев Византии, принявших ислам и растворивших в себе кровь своих завоевателей. К ним добавилась кровь балканских славян, арабов, грузин. В результате и выработался нынешний образ турка — средиземноморского европейца по своей физиономии похожего на грека. Наверное, в большинстве своем во времена византийских императоров жители Константинополя мало чем отличались от нынешних стамбульцев. Ведь смешение Запада и Востока шло уже и тогда, а в конце IX века Византией правила армянская династия, из которой получил свою жену Анну наш князь Владимир.

Турчанки. Так одеваются в Стамбуле скромные приличные девушки

Турчанки. Так одеваются в Стамбуле скромные приличные девушки

Как выглядит жительница Стамбула сегодня? Она может идти по улице в джинсах и демонстративно курить — это самый продвинутый и «европеизированный» ее экземпляр. Может быть одетой в облегающую юбку до колен, туфли на высоком каблуке и прикрыть голову красивым ярким платком. Попадаются пожилые тетки в «униформе» — длинных двубортных плащах, застегнутых, как футляры, в любую погоду, низких туфлях и платках сдержанных тонов. И уж совсем изредка можно увидеть турчанку былых времен, словно явившуюся из прошлого в своей черной парандже. Есть два ее варианта. Первый, щадящий, оставляет открытым нос, чтобы легче дышать. А второй — скрывает все лицо, кроме глаз. Не думаю, что на солнцепеке удобно чувствовать себя под этой траурного цвета тканью. Но особенно меня поразила одна пара молодоженов — явно не турки, а арабы, приехавшие в Стамбул в свадебное путешествие. Они попались мне во время прогулки на корабле по Босфору. Муж был в шортах, сандалиях на босу ногу и бурнусе на голове, а его юная супруга во всем черном с ног до головы — только из прорези для глаз торчали богато украшенные очки в дорогущей оправе из змеиной кожи. Сквозь них было видно, что арабская дама украсила глаза ярким макияжем. Я не удержался и сфотографировал эту пару.

Восточная любовь. Такие арабские лица можно встретить в Стамбуле

Восточная любовь. Такие арабские лица можно встретить в Стамбуле

 

К очистке карманов туристов готовы! Многочисленные ресторанчики оккупировали даже проезжую часть

К очистке карманов туристов готовы! Многочисленные ресторанчики оккупировали даже проезжую часть

После одежды и музкультуры стоит упомянуть о кухне. Да простят мне турки, но шаурма на киевских улицах вкуснее стамбульской. В Турции она слишком сухая. Зато прямо на улице можно полакомиться устрицами. Их продают, как у нас семечки или орехи. Но не стаканчиками, а поштучно. Штука стоит одну лиру — 60 центов. Взял десяток и сыт. В ресторане то же самое стоит намного дороже и по качеству часто хуже. Почему — не знаю. Но это факт.

В ресторан турки чуть ли не тянут. Везде на улицах стоят зазывалы, задача которых любым способом усадить тебя за столик и развести на бабло. Будьте благоразумны. Несмотря на то что стамбульские рестораны дешевле киевских, обедать нужно не в них, а в обычных харчевнях, куда ходят сами турки. Там будет вкуснее и намного дешевле. Приличный обед в пересчете на наши деньги обойдется в 35—40 гривен. Кроме того, проходя к кассе мимо стойки, вы все рассмотрите и сможете выбрать понравившиеся блюда не по фотографии в меню, а в реале. Есть харчевни преимущественно мясные, есть — рыбные. Рыбка дорадо, за которую в киевских ресторанах лупят несусветные деньги (до 350 гривен за порцию), в Стамбуле стоит копейки — гривен 25. В конце концов, это всего лишь морской карась. Великолепно турки готовят скумбрию, слегка маринуя ее чесночным соусом.

Дорадо в Стамбуле почти даром — ведь это всего лишь морской карась

Дорадо в Стамбуле почти даром — ведь это всего лишь морской карась

Большинство блюд тушится. Это всевозможные разновидности рагу из курицы, телятины, баранины или козлятины. Свинины, естественно, нет. Для мусульманина это мясо — табу. А я не нахожу ничего вкусного в баранине. Особенно мерзко улавливать ее привкус в сладостях. Настоящую пахлаву — невероятно жирную и сладкую — турки жарят именно на бараньем сале. Но это, как говорится, на любителя. Есть и среди нас экземпляры, которых от этой пахлавы за уши не оттянешь. Население Турции с 1923 по 2012 год выросло с 12 до 70 миллионов. Это одна из самых молодых наций в мире.

Гранд-базар. В этом месте девушки теряют разум, а мужчины — деньги

Гранд-базар. В этом месте девушки теряют разум, а мужчины — деньги

Олесь Бузина, BUZINA.ORG

Комментарии

Буду ждать продолжения и фото из старого города, там где не бывают туристы по своему не знанию, где вся красота спрятана от их глаз. Обзор истории хорош, и о вере сказано корректно и правдиво, вот так бы православные, да о своей сказали…
А с понятием мусульманской веры и знание ее основ в России просто дело плохо, как масонов боятся, продолжайте их посвящать, успехов.

Бог един,истина одна,законы божьи одни-или ты их выполняешь,и надеешься получить божью милость,или ты их не выполняешь,и тогда сам будешь нести ответственность на Суде. Север-Юг,Запад-Восток,все это условности придуманные людьми. Не может быть у каждого своей истины,она одна. Экю Бога 99 имен,и Истина-Хак,одно из его имен. Имена и события у вас путаются потому,что имена мушкетеров или других англо и саксонских «героев» всячески пропагандировали в вашей стране,и последние 100 лет и в нашей. Я не знаю кто из ваших писателей пишет о Востоке,почитайте книги Амина Маолуфа,ливанского христианина,выросшего во Франции,лаурят различных премий. Почитайте Сады Света,это о Мани,создателя манихейства,Самарканд-про Омара Хаяма,Низам-уль-Мулька,везиря Сельджукской империи,и Хасане ас-Сабахе,создателе ордена Ассасинов. Почитайте Лео Африканский, путешествие Бальтазара,Завоевание крестоносцев глазами арабов. Я не знаю пока других авторов,которые уже переведены и на турецкий, и на русский

Про чашу узнал из фильма. Знаю что якобы она была в Св Софии,и когда Мехмед вошел в храм,какой-то патриарх схватил чашу,и исчез в стене. До сих пор не могут разгадать секрет этой стены.

про связь тамплиеров и суфистов, кстати, про суфийские их обряды- «На допросах тамплиеры описывали ритуалы кадеритского и рифаитского орденов (наиболее распространенных в войске Саладина и его преемников) в таких деталях, которые могут быть объяснены только личным присутствием на них.
– В тамплиерских часовнях на юге Швеции гробницы рыцарей ориентированы строго по направлению к Мекке.
У кого-то еще есть сомнения в том, что гогенштауфенское, гибеллинское крыло тамплиеров, включая линию Данте, было квинтианским, лунным?» http://mahtalcar.rusff.ru/viewtopic.php?id=167

а также про связь суфизма и Ордена Подвязки.

Вы думаете на Мекку,не на Иерусалим? Суфизм это чисто тюркское «изобретение». Ваши тамплиеры у нас как то негативно воспринимися. У нас здесь считают,что тамплиеры до сих пор живы,и продолжают свою крестоносную деятельность против нас. Все ищут чашу грааля в храме Св Софии.

Я согласен, что крестоносцы первые нанесли смертельный удар Византии. Турки добили. А монголы продлили жизнь Византии примерно на 100 лет, как и предателям крестоносцам франкам. Я об этом писал.

Однако не согласен, что арабы звали тюрок из Азии помогать им в войне с Византией. Это не так. И с крестоносцами и монголами те же арабы успешно воевали без турок. Они покупали рабов и делали из них мамлюков, там были разные народы, как и у янычар. Но это невольники. И продавали их кстати арабам те же монголы. Так что Бейбарс отомстил за себя и своих братьев, когда разбил монголов у Газы.

Не за чем было звать тюрок помогать арабам бороться с Византией, так как она к тому времени была в упадке. Турки пошли на запад после разгрома Хазарии Святославом Игоревичем. Русичи на ладьях спустились по Волге и вырезали весь Итиль. И сельджукская конница, которая стояла в поле и ждала русов осталась без работы. Просто драться ради драки, как мушкетёр Портос, они не хотели. Вот и пошли туда где бабло. А Бабло в Константинополе и Багдаде. В 13 веке это самые богатые города мира, вместе с Кордовой. То есть 1 место Константинополь, 2 место Багдад и 3 место Кордова. Багдад захватили монголы, там было без вариантов. В Кордове был свой эмир арабский. И осталась слабая, но богатая Византия. Кстати русы её тоже ослабляли не хуже крестоносцев. Да и все остальные включая арабов, сербов и болгар. Не давали они богатым торгашам жить спокойно. Египетские торгаши нашли выход, создали мамлюков, а греки обламались. Они нанимали один народ воевать против другого, как хазары, а сами на печке зад грели. До поры до времени у них не плохо получалось, а потом облом. Турецкая ОПГ её накрыла.) Так же как и с западным Римом. Пока те воевали сами были непобедимы. Как перевели войско на полностью наёмное им кирдык настал.

Мамлюки это те же янычары,только это были иноземцы,а янычары набирались из подданных султана. Насчет монгол-не было никаких монголов,были тюрки-христиане Причерноморья и Прикаспия. Поэтому они с таким рвением уничтожали все,что связано с исламом. И поэтому крестоносцы БВ и армяне Килликии ждали прихода своих естественных союзников «монголов». Патриархам Руси Чингизхан дал десятину,и вписал это в Ясу-конституцию Орды,а мусульманам ничего такого не дал,наоборот уничтожил все что мог. И только после того,как сперва Ильханы Ирана,а потом и «монголы» Ср Азии и Золотой Орды приняли ислам,они стали бяками и дикарями в русских и христианских документах.

Процесс интеграции тюрков в халифат занял около 200 лет. Во время завоеваний Ирана и Ср. Азии арабами, ислам приняло небольшая часть тюрков,живших в Хорасане, восточная часть нынешнего Ирана. Тюрки Ср Азии и Сев Прикаспия долгое время не принимали ислам вследствии шовинистической политики омеядского халифата с центром в Дамаске. Когда началась борьба аббасидов с омеядамм, аббасиды в силу недостаточности сил, начали привлекать на свою сторону тюрков Ср. Азии. Начиная с 8-го века шейх туркменов Хорасана Мансур Халлач из племени Халлач, начал миссионерскую деятельность среди тюрков Ср. Азии и Сев. Прикаспия. Он создал дервишеские орден, члены которого дервиши-суфии в количестве 500 человек направились на Север для распространения ислама. Одним из его учеников был Ахмед Яссеви, гробница которого находится в Туркестане, Чимкенстская область Юж. Казахстана. Аббасиды беря в жены дочерей вождей, начали активно привлекать своих новых родичей в борьбу против омеядов и ромеев. Со временем тюрки перехватили знамя ислама и стали главными защитникам ислама.

Ленин помог Ататюрку разбить своих врагов. Турция первая страна, которая признала РСФСР. Ну ещё Монголия, но от неё толку не было. А вот Турция хорошо прикрывала Россию с юга. И ещё Ленин Армению отстоял с Азербайджаном, на которые претендовала Турция Ататюрка. Вот и сейчас Турция с Россией, а не с ЛГБТ Европой. США я уважаю. За силу. А от слова Европа хочется плевать. Марионетки. Ни силы ни воли.

В 1978 году в изда тельстве «Художественная литература» вышла антология «Из старой турецкой поэзии», с предисловием Олжаса Сулейменова. Пять поэтов: Юнус Эмре, Ахмед-паша, Махмуд Абдюлбаки, Юсуф Наби, Ахмед Недим. «Мы судим народ по поэту», потому что поэзия — это наивысшая форма человеческой деятельности. Наверное, из-за этого обстоятельства Пророк недолюбливал поэтов. (так писали советские востоковеды).
Никогда не интересовался турецким искусством и турецкой историей. Если не считать жизнеописания Джелаладдина Руми.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s