Император Юстиниан: Византийский властитель из низов


Император ЮстинианИмператор Юстиниан и «симфония» властей

Св. правоверный Иустиниан, или Юстиниан I Великий (482/3-565), Император Византии, родился в 482 или 483 г. в славянской крестьянской семье в селении Вердяня, близ Средца (ныне София, столица Болгарии); при рождении назван Управдою. Когда дядя его, Юстин, возвысился при Анастасии Дикоре, он приблизил к себе племянника и сумел дать ему разностороннее образование. Способный от природы, Юстиниан постепенно стал приобретать при дворе влияние. В 521 г. он удостоился звания консула, дав по этому случаю великолепные зрелища народу. После смерти своего дяди занял императорский престол с именем Юстиниан. Характеристики его, как и большинства великих людей, историками и хронистами даны самые противоположные, от славословий до откровенно злобных. Мы не будем им следовать, а отметим безспорные результаты его правления (527–565), доставившие ему звание Великого.

Император Юстиниан I известен в истории своими успешными войнами с персами, славянами и другими врагами Византийской (восточной Ромейской) империи. В его царствование она вновь простиралась от Крыма и Кавказа, славянских земель на Дунае, до Альпийских гор, Пиренейского полуострова,северной Африки и Святой Земли, причем он отвоевал у вандалов и готов захваченные ими Карфаген, юго-восток Испании, Италию.

Император обладал огромной работоспособностью, умом, и прославился как талантливый реформатор и издатель полного собрания римских законов. Он распорядился провести колоссальную работу по упорядочению огромного количества указов правителей и всего наследия античной юриспруденции. В 528–529 гг. комиссия из десяти правоведов во главе с юристами Трибонианом и Феофилом кодифицировала указы императоров от Адриана до Юстиниана в двенадцати книгах «Кодекса Юстиниана». Не вошедшие в этот кодекс постановления были объявлены утратившими силу. С 530 г. новая комиссия из 16 человек занялась составлением юридического канона по обширнейшему материалу всего римского законоведения. Так к 533 г. появились пятьдесят книг «Дигест». В дополнение к ним были изданы «Институции» – подобие учебника для правоведов. Эти сочинения, а также вышедшие в период с 534 г. до смерти Юстиниана 154 императорских указа (новеллы) составляют Corpus Juris Civilis («Свод гражданского права») – это не только основа всего византийского и западноевропейского средневекового права, но и ценнейший исторический источник.

Юстиниан I развернул обширнейшее строительство. Он покрыл сетью обновленных и вновь построенных городов и крепостей как европейскую, так азиатскую и африканскую части Империи. От набегов язычников-славян вдоль берега Дуная была сооружена мощная оборонительная линия. Ни один византийский властитель ни до него, ни после строительной деятельности таких масштабов не вел. Современников и потомков поражали не только размах военных сооружений, но и великолепные дворцы и храмы, оставшиеся от времен Юстиниана везде – от Италии до сирийской Пальмиры. Самым знаменитым архитектурным созданием  Юстиниана  является собор св. Софии в Константинополе. Изначально построенный Константином Великим, храм сгорел во время одного из бунтов при Юстиниане, но благочестивый Император создал на этом месте новый огромный храм, до сих пор удивляющий всех своей величественностью и красотой.


Св. Император Юстиниан со свитой. Мозаика из в церкви Сан-Витале в Равенне, VI в.

Церковь же прославила его за великие заслуги перед Православием. Юстиниан ревностно стремился к распространению христианства и искоренению язычества. Он повелел, закрыв языческие школы в Афинах, чтобы преподавание наук вели иноки. В Малой Азии посланный Императором епископ Иоанн Ефесский крестил до 70 тысяч язычников, там было построено до 90 церквей для новообращенных. Юстиниан заботился не только о распространении христианства, но и о чистоте православной веры. Выступая против несториан, монофизитов и прочих еретиков, он составил песнь: «Единородный Сыне и Слове Божий…», которая поется на литургии перед малым выходом. Его стараниями в 553 г. был созван V Вселенский собор для осуждения несторианского неправомыслия и для прекращения раздоров в Церкви. Ревнитель Православия и благочестия, Юстиниан в своем своде законов поместил закон об обязательном праздновании Рождества Христова, Крещении Господня и Воскресения, Благовещения Пресвятой Богородице и др.

Юстиниан всю свою жизнь воплощал на земле идеал: единый и великий Бог, единая и великая Церковь, единая и великая держава, единый и великий правитель. Одним из важнейших деяний Императора Юстиниана стала разработка православной государственной идеологии. В православном Византийском царстве уже при Императоре Константине материальная сила государства (Царя, помазуемого на царство через особое церковное таинство) и духовная сила Церкви впервые объединились на принципе «симфонии» этих двух властей. В преамбуле к Шестой новелле Императора Юстиниана этому дано следующее обоснование:

«Величайшие дары Божии – человеку, дарованные Вышним человеколюбием – священство и царство: одно служит вещам Божественным, другое управляет и заботится о вещах человеческих; и то, и другое происходит от одного и того же начала и благоукрашает человеческую жизнь… Если то (священство) будет во всем безупречно и причастно дерзновения к Богу, а это (царство) будет правильно упорядочивать врученное ему общество, то будет благая некая симфония…».

Общая цель Церкви и государства тут не ограничивается мерками земного міра, а ставит целью спасение людей для вечной жизни в Царствии Божием. Ни одно другое государственное устройство, кроме православной монархии, не ставит себе такой цели и потому не может считаться богоугодным.

За столь великие заслуги в обосновании должного православного государственного строя, за защиту Православия от ересей, искоренение язычества, строительство храмов и за личное благочестие Император Юстиниан причислен по смерти к лику святых. Вместе с ним причислена к лику святых и его супруга, царица Феодора, которая была сначала грешницей, но потом раскаялась и провела остаток жизни в чистоте и благочестии.

https://i2.wp.com/www.rusidea.org/picts/kalendar/dvuglav_orel_Vizantijskij.jpg

Двуглавый орел Византийской империи. (ХV в.), выражающий смысл «симфонии»

rusidea.org

***

Император Юстиниан и императрица Феодора

Эта история любви, произошедшая в шестом веке н. э., в период становления и усиления Византии, государства, оставившего огромное культурное и историческое наследие, во многом напоминает сюжеты сказки о Золушке и знаменитого фильма «Красотка».Ибо в этой истории крестьянин по происхождению превращается в могущественного императора, а проститутка по роду занятий превращается в волевую императрицу, канонизированную православной церковью.

Вряд ли фракийская семья из неприметной деревушки в провинции Дакия, расположенной на Балканах, могла мечтать для своего сына о какой-либо иной, чем у множества других крестьянских детей, судьбе. Но два главным отличия мальчика, родившигося ся в 482 году и названного Пётром Савватием (Petrus Sabbatius), навсегда изменили его жизнь. Во-первых, родственные связи, во-вторых острый природный ум. Его родной дядя по матери, решил спастись от беспросоветной нищеты, наступившей врезультате различных нашествий и пошел искать счастья в столице империи. У него не было ничего кроме одежды на себе, когда он пешком дошел до Константинополя, но он был молод, физически крепок, и главное очень удачлив, поэтому ему удалось стать одним из 300 дворцовых стражей императора Льва. Его рвение и способности позволили ему продвигаться по служебной лестнице и при последующих императорах, и в результате он возглавил отряд дворцовых стражей. Усиление приобретенного политического статуса нуждалось в верном окружении, главным элементом которого, стал его племянник Петр, привезенный из деревни в столицу и усыновленный им. Это позволило молодому человеку получить очень хорошее образование, и стать верным помощником своего безграмотного дяди. Помощь племянника вместе с невероятным стечением обстоятельств и удачливостью, определили неожиданную метаморфозу командира дворцовой стражи в императора Византии под именем Юстина I. Влияние племянника, принявшего в честь усыновившего его дяди имя Юстиниан (Justinian), настолько возросло, что часть историков рассматривают период правления Юстина I, как начало правления собственно Юстиниана. Именно в этот период, в жизни наследника на престол происходит возможно самое важное событие, он встречает Феодору.

О месте рождения Феодоры (Theodora) нет единого мнения, возможно им был остров Кипр, в качестве года рождения предполагается 500-й год. Хотя о жизни женщины, почитаемой православной церковью как святой, написано очень много, в современных ей источниках очень мало лестной информации. Иоанн Эфесский назвал её «Феодорой из борделя».А Прокопий Кесарийский в своей «Тайной Истории» не отказывал Феодоре ни в жадности и в алчности, ни в коварстве и хитрости, ни в похотливости и распутстве, но в тоже время не забыл упоямянуть её красоту и ум. Отец Феодоры содержал медведей для цирковых представлений на ипподроме, главном зрелищном центре Константинополя, но умер когда ей было 5 лет. Феодора, с юных лет участвовала там же в различных театральных представлениях. Прокопий указывает, что главное место в её шоу занимали различного рода обнажения и демонстрация интимных мест. По одной из версий она родила дочку уже в 14 лет, имела множество любовников, с одним из которых и уехала жить в Северную Африку, где увлеклась монофизитством, одним из направлений христианства. Устав от всевозможных невзгод и приключений, Феодора решила поменять образ жизни, вернулась в столицу и начала зарабатывать на жизнь рукоделием.

Ей был 21 год, когда она встретила чуть ли не в 2 раза старшего себя Юстиниана, влиятельного помощника императора. По мнению все того же Прокопия, броская и ничем не прикрытая страстность, наряду с её красотой и кокетливостью, сделали Феодору неотразимо притягательной для Юстиниана. Наследник имперского престола был наповал сражен бывшей артисткой и куртизанкой, и не собирался больше никогда с ней расставаться. Он использовал всё свое влияние, чтобы поменять законы, препятствующие их браку, и в 1525 году они обвенчались в церкви Святой Софии. А через два года умер император Юстин, и Юстиниан взошел на престол.

Юстиниан сразу же развернул бурную деятельность на многих направлениях, внедрял административные реформы, вел войны, развивал строительство. Но все это требовало денег в казну, поэтому он принялся за преобразование налоговой системы, что конечно же вызвало резкую реакцию населения. Недовольство масс усугубила попытка Юстиниана изменить традиционную позицию императоров в отношении партий болельщиков. В империи, где зрелища испокон веков занимали равную с хлебом позицию в списке приоритетов, скачки устраиваемые на ипподроме Константинополя играли огромное значение в социальной жизни страны. Болельщики делились на фракции, зеленых и голубых, исходя из чисто спортивных, политических, религиозных и других приверженностей. Императоры также поддерживали одну из фракций. Юстиниан же решил уменьшить влияние обеих фракций, что привело к восстанию Ника в 1532 году. Недовольные и фанатичные болельщики призвали к свержению императора. И склоняясь перед силой восстания Юстиниан уже приготовил корабль, чтобы вместе с приближенными покинуть страну. Но Феодора категорически отказалась куда-либо ехать и убедила Юстиниана привести в действие всю государственную мощь и подавить восстание. Воодушевленный и поддерживаемый собственной женой император жестоко подавил восстание, называется около 30.000 погибших.

 

В тот же год Юстиниан приказал начать строительство новой церкви Святой Софии на месте сожженой во время восстания церкви, в которой они венчались. Лучшие архитекторы эпохи построили самый большой христианский собор за пять лет. Легенда гласит, что впервые вступив в неё, Юстиниан воскликнул: «Соломон, я победил тебя», имея в виду легендарный храм Соломона.

Решительность и твердость, продемонстрированные Феодорой в ходе восстания изменили её статус. С того момента она стала не просто женой, а соправительницей, и ей оказывались такие же почести, как и самому императору. Феодора возглавила, возможно, первое в истории феминистское движение, изменила многие законы, усилившие права женщин, обеспечила приюты для одиноких женщин, и даже оказала определенную помощь своим бывшим коллегам-гетерам. Феодора оказалась достаточно умной, чтобы никак не запятнать репутацию императорской четы, и даже Прокопий не поставил под сомнение её супружескую верность.

Но судьбе было угодно навсегда разлучить эту пару. В возрасте 48 лет Феодора умерла, так и не родив детей и оставив Юстиниана, в одиночестве на долгих 17 лет, до самой его смерти в 565 году. Он вошел в историю как один из самых выдающихся императоров, намного увеличившим территорию своей империи, улучшившим её административную структуру, построившим множество памятников архитектуры, главным из которых является один из мировых шедевров- собор Святой Софии. Главным делом Юстиниана, была его законодательная деятельность, в частности зменитый «Свод гражданского права», установившим те понятия о праве, на основании которых до сих пор живут государства. Но возможно всего этого не случилось бы если бы он не встретил бы и не влюбился бы в женщину своей жизни-Феодору.

Ялчын Меммедли, diletant.media

***

Эфир передачи «Все так» на «Эхе Москвы» от 20.01.2008

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это программа «Все так!», Наталья Басовская и Алексей Венедиктов, наконец-то мы добрались до Византии. Наталья Ивановна, здравствуйте!

Н.БАСОВСКАЯ – Добрый день! Византия – заметное государство, необычное государство, совершенно особенное, и что важно, повлиявшее существенно на нашу отечественную культуру, духовность, религию, поэтому разговор о ней, безусловно уместен. Но Юстиниан – это очень ранняя страница истории Византия, когда Византия, скажем так, еще не была Византией. Они сами называли себя империя римлян или ромеев. Чем же этот, именно этот правитель, который правил с 527 по 565 годы – VI век, очень ранние времена, на Западе полное крушение великой Западной Римской империи, и только первые ростки чего-то нового, что потом назовут…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Варварские королевства.

Н.БАСОВСКАЯ – Да, что потом назовут средневековьем. А на Востоке ситуация другая. Именно Юстиниан, которого при жизни многие называли великим… Но надо сказать, не закрепилось за ним это, в историографии прозвище не закрепилось. Это существенно. Наверное, поговорив о его натуре, мы поймем, почему. Император Восточной Римской империи, будущей Византии – из крестьян. Уже интересно. Не так много было императоров из крестьянской среды. Его правление – мост между древним миром и средневековьем для Востока. Так называют специалисты это время. А Византия – это исчезнувшее общество, ибо в 1453 году турки захватили… турки покорили Константинополь, и Византия кончилась, как государство. Т.е. это редкое государство средневековое – то ли древнее, то ли средневековое – которое ушло с исторической арены полностью. А Юстиниан – тот, кто пытался остановить этот уход. В этом пафос его деятельности, в этом пафос его жизни…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Удачной, удачной деятельности.

Н.БАСОВСКАЯ – Да, в чем-то да, потому что его знаменитый Кодекс Юстиниана – это попытка транслировать Древний Рим и его нормативы античного римского мира в новую эпоху. До конца это не удалось, но влияние большое на право, на понятие «закон» это оказало.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Даже наполеоновский Кодекс был инспирирован, как говорили, кодексом Юстиниана…

Н.БАСОВСКАЯ – Безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – …который Наполеон изучал в артиллерийском своем училище.

Н.БАСОВСКАЯ – Потому что он да, он транслировал… Не он лично, но он лично создал комиссию, коллегию…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мы об этом поговорим.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. …людей, над этим работавших. И они сумели перевести, как бы, римское законодательство на более понятный язык, сблизить его с реалиями его эпохи. Но там есть и раздел «новеллы», который отражает то новое, что рождалось независимо от воли Юстиниана. Но оценку кодексу, наверное, надо дать немножко позже. И источников об этом правители удивительно много, потому что туда, на Восток, в восточную часть былой Римской империи единой, перебазировались…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Бежали, бежали.

Н.БАСОВСКАЯ – Бежали…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Бежали, Наталья Ивановна, бежали. От варваров, от…

Н.БАСОВСКАЯ – От несчастий Великого переселения народов, очень многие пишущие, мыслящие… Это греческие источники, прежде всего, конечно, Прокопий Кесарийский, образованнейший человек, который был очень близок ко двору Юстиниана и написал несколько произведений, среди них «Тайная история».

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мы о ней поговорим.

Н.БАСОВСКАЯ – Потому что, да, это скандальная хроника двора. Агафий написал продолжение его трудов. Латинские источники – в «Истории готов» Исидора Севильского он тоже отражен – это уже VII век. Сирийские – о нем писали сирийские монофизиты, Иоанн Эфесский и другие. Летописи эфиопские и арабские, и летописи самого Юстиниана.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Сохранились.

Н.БАСОВСКАЯ – На греческом и на латинском. Т.е. это редкий случай богатого, даже богатейшего корпуса источников. Они потрясающе описаны – научно описаны и проанализированы – в книге Шарля Диля, удивительного специалиста по Византии, одного из самых знаменитых (опять, в нашей библиотеке РГГУ эта книга есть). И на обложке: «Шарль Диль, корреспондент института. Юстиниан и византийская цивилизация в VI веке». Она вышла на русском языке раньше, чем на французском. И еще такое пояснение: с 209 гравюрами в текстами и 8-ю на отдельных листах. Перевод с французского – перевел он сам. 1908-й год. Типография Альтшулера, Фонтанка 96. Такой стариной веет от этого издания, но анализ источников и их научное описание по эпохе Юстиниана там совершенно удивительные. Давайте вспомним его жизнь. Родился, как многие наши персонажи, но как немногие, будущий император родился в деревне. Видимо, в 482 году.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Видимо – т.е. мы даже не знаем.

Н.БАСОВСКАЯ – Да, там есть некие сомнения, потому что даты рождения фиксировались в эти времена не очень четко. Важна была дата крещения, дата смерти, а это рождение – пока еще Бог не все решил про судьбу этого человека. В Верхней Македонии, на границе Албании, т.е. в абсолютно глухой провинции.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Медвежий угол.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. Это не времена Александра Македонского…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Где Македония… да.

Н.БАСОВСКАЯ – …когда из Македонии пришло что-то великое.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это на стыке, это граница… граница империи, да, это какая-то граница?

Н.БАСОВСКАЯ – Да, это довольно провинциально, это достаточно провинциально. Как и его дядя Юстин, первым который стал крестьянином на троне, а затем и племянника, как бы, ввел туда, родился в глухой деревне, в очень небогатой среде. Его дядя первым ушел из этой деревни задолго до племянника.

А.ВЕНЕДИКТОВ – На заработки.

Н.БАСОВСКАЯ – С котомкой на военную службу. Потому что военная служба была в то же время и очень хорошим заработком.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мародеры.

Н.БАСОВСКАЯ – Образование ноль – у дяди, в отличие от племянника. Дядя Юстин, ставший через военную карьеру императором, не умел писать. И с насмешкой многие современники пишут, что для него изготовили специальный трафарет, дощечку с прорезями, с помощью которой, заполняя прорези краской, он и ставил свою подпись: «Юстин». Т.е. это уж натурально из самых-самых низов. Юстиниан был сыном сестры Юстина. И вот этот не умевший писать, дядя, ушедший с котомкой из деревни…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, солдат, солдат.

Н.БАСОВСКАЯ – …как только продвигаясь, продвигаясь – он был полководцем. Он, видимо, умел хорошо воевать. Для этой вечно воюющей эпохи это очень важно. Чем не отличался потом племянник. Сам воевать не умел. А этот умел и делал военную карьеру. Продвинувшись в руководители императорской гвардии, он тем самым и проложил себе путь к престолу. Но надо сказать, не убийствами, не какими-то заговорами…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не убийствами?

Н.БАСОВСКАЯ – Нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вообще…

Н.БАСОВСКАЯ – Видным положением и тем, что после смерти…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Бесхитростностью.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. Надо было простого, реального и умеющего воевать и защищать это несчастное государство.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это напоминает историю с династией Северов, солдатских императоров Западной Римской империи.

Н.БАСОВСКАЯ – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А он солдат из провинции.

Н.БАСОВСКАЯ – Солдат из провинции.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А не по женской линии его, не женщины привели?

Н.БАСОВСКАЯ – Пришло их время…. Мне, во всяком случае, такая информация не встретилась.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Странный такой переход, от гвардейца к императору.

Н.БАСОВСКАЯ – Ну… гвардия часто определяла, кто будет императором. А гвардия – это то, что очень близко к персоне императора. И Юстин, наверное, устраивал именно тем, что вообще-то, он был очень незлобным человеком. А это очень беспокоило придворное окружение: будут ли кровавые преследования, многочисленные казни. Он и дальше в жизни своей доказывал, что он незлобный человек. Он вояка, а вояка – это не обязательно придворный интриган. И как только он выделился еще только в командиры гвардии, он стал заботиться о своих племянниках.

А.ВЕНЕДИКТОВ – У него детей не было?

Н.БАСОВСКАЯ – Призвал трех племянников, своих детей у него не было. Среди них наш персонаж Юстиниан. Первые 30 лет – 30 лет! – жизни Юстиниана известны мало. Видимо, ему было 12-15 лет, когда дядя, начальник императорской гвардии, вызвал его в Константинополь, так же, как и других племянников. Но там он начал выделяться. Он учился в нескольких школах, получая классическое образование…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это, вот, племянник крестьянина?

Н.БАСОВСКАЯ – Племянник крестьянина, крестьянин сам. Оказался способным именно на этом поприще. А дядя Юстин, уже ставший императором…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Безграмотный.

Н.БАСОВСКАЯ – …увидел, в чем особенность его племянника. Что он не военный. И он его определил на военную службу – без этого нельзя, иначе ты незнатный человек, так и останешься крестьянином – но не в боевые части, а в состав так называемого скол-отряда – это часть гвардии, ведавшая придворно-парадным церемониалом. «Вот для этого он, — видимо, мысленно сказал себе Юстин, — он подойдет». Образованность не помешает, а никакой опасности, что он будет командовать в бою неудачно, нету. В 518 дядя провозглашен императором, Юстиниану уже 36 лет, и он уже давно при дворе. И считается, что последние годы Юстина племянник довольно умно и твердо направлял его политику. Т.е…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, там высокое образование все-таки было, действительно, Юстиниан был высоко образованным человеком.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. И он получил практику управления задолго до того, как сам стал императором. Юстин назначил умного и способного Юстиниана комитом доместиком, т.е. не только церемониальная служба. Важная придворная должность, которая позволила ему стать секретарем в консистории. Консистория – узкий совек, придворный совет при императоре. Т.е. он со временем стал императором с огромной политической, церемониальной, придворной практикой. А при византийском дворе – назовем его уже византийским, хотя они себя называли…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ромейском, да.

Н.БАСОВСКАЯ – Империей ромеев, да, или римлян. Константинополь называли подчас Византием, хотя он уже был по имени Константина назван Константинополь. А Византий – это в древности греческая колония на европейском берегу Босфора. Итак, император Юстин 1 апреля 527 года официально провозгласил своего племянника, умницу, талантливого Юстиниана, соправителем.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Т.е. практически наследником.

Н.БАСОВСКАЯ – А 1 августа 527 года, через четыре месяца, дядя, император Юстин, скончался – ему уже было за 70. Так Юстиниан оказался, законным, скажем, путем, на престоле.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ему 45, он уже немолодой.

Н.БАСОВСКАЯ – И надо сказать, что он уже женат. И его жена – это фигура необычная, и с ее фигурой связаны и личные качества дяди Юстина. Ибо Юстиниан, при всем своем уме, интеллекте и т.д., не был чужд…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, он был такой ботаник, он был такой очкарик, я бы сказал, в это время.

Н.БАСОВСКАЯ – Наверное, да. Но страстей мужских был не чужд. Влюбился страшным образом – в кого? Вот уж… он сам из низов, а она, Феодора, из супер-низов. Она была дочерью надсмотрщика за дикими животными в цирке.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, куда ниже?

Н.БАСОВСКАЯ – Ну, сторож, ну, уборщик, который подавал диким медведям – говорят, что именно медведям – пищу и чистил их клетки. С детства выступала в цирке.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Девочка на шаре.

Н.БАСОВСКАЯ – Да, в представлениях мимов, совершенно справедливо. В представлениях мимов, как пишут, в очень игривых костюмах, но Прокопий Кесарийский слишком ярко описывает ее порочность, настолько, что она уже превосходит… там какая-то неприязнь, совершенно безумная. Ну, Феодора вызывала… Так вот, Юстиниан – умница, с придворной карьерой, племянник императора…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Блестящий юноша с блестящим будущим.

Н.БАСОВСКАЯ – …влюбился так, что желает жениться только на ней.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А она по их понятиям шлюха, проститутка.

Н.БАСОВСКАЯ – Куртизанка.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не, не, не, она сначала была…

Н.БАСОВСКАЯ – Ну, они называют ее куртизанкой. Алексей Алексеевич!..

А.ВЕНЕДИКТОВ – Куртизанка – это когда уже у тебя твой дом, и когда к тебе приходят эти самые, богатые. А когда ты дочка сторожа, ты шлюха и проститутка.

Н.БАСОВСКАЯ – Это уж очень…

А.ВЕНЕДИКТОВ – По матросским тавернам, говорили. Говаривали. Потом…

Н.БАСОВСКАЯ – Давайте скажем так…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Потом, когда она стала императрицей, говорили: по матросским… танцовщица по матросским тавернам. Где там танцуют, в матросских тавернах, я не понимаю?

Н.БАСОВСКАЯ – Да можно, всегда где-нибудь станцевать.

А.ВЕНЕДИКТОВ – На столах.

Н.БАСОВСКАЯ – Но Прокопий пережимает, описывая ее развратность. Хотя ясно, что реально это была женщина…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это не развратность, это судьба такая была, она этим выбивалась!

Н.БАСОВСКАЯ – Он утверждает, что ей все это очень нравилось. И Юстиниан захотел жениться. А жениться…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Жениться – не содержать, не наложницей… Нет.

Н.БАСОВСКАЯ – Нет. А жениться нельзя. Она, оказывается, еще очень умна, и она доказала всей последующей жизнью, что она очень умна.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Все-таки таких женщин много умных. Да.

Н.БАСОВСКАЯ – Именно жениться, а жениться нельзя. Был закон, который запрещал жениться членам императорского семейства на непатрицианках. Они же старались… они же делали вид, что они Древний Рим, что Рим не умер. И вот, как в Риме нельзя из рабов взять себе жену, так и здесь нельзя. И добрый дядюшка Юстин…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Уже император? Или еще нет?

Н.БАСОВСКАЯ – Император. Отменил этот закон.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ради племянника?

Н.БАСОВСКАЯ – Да. Отменил.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это называется, отменить на один день, называется.

Н.БАСОВСКАЯ – И дал ей статус патрицианки в 523 году. Но жена императора Юстина, дядюшки доброго, очень возражала. Ее шокировало, она была очень правоверной такой христианкой, очень набожной женщиной. Ей нельзя было представить, что в их семью входит это существо – пляшущая во время представлений мимов и травли диких зверей. И видно было, что она просто недопустит. И пока не умерла императрица, брак не состоялся. Но как только умерла, в 524, еще не императором, а правой рукой императора, наш Юстиниан женился на Феодоре.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Наталья Ивановна Басовская и Алексей Венедиктов в программе «Все так!».

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это программа «Все так!», и мы говорим о Юстиниане, об императоре Византии, который в 527 году наследовал своему дяде, крестьянину, который сделал карьеру до императорской. Теперь император Юстиниан, и с ним рядом на троне его жена императрица Феодора, бывшая танцовщица и актриса цирка.

Н.БАСОВСКАЯ – В 527 году Юстиниан и Феодора торжественно коронованы в храме св. Софии. Вообще, конечно, кощунство. И покойную императрицу можно вполне понять, жену Юстина, которая хотела костьми лечь…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Причем храм только начинал строиться практически.

Н.БАСОВСКАЯ – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Он еще недостроен. В недостроенном храме св. Софии.

Н.БАСОВСКАЯ – В совершенно роскошном, в одном из лучших памятников великого византийского искусства. Торжественно коронованы кто? Племянник крестьянина, сам совершенно вышедший из той самой деревни на границе Македонии.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И портовая шлюха.

Н.БАСОВСКАЯ – Вам это… (смеется) дорог этот термин! Все пишут источники: замечательная, заметная куртизанка. В ее жизни, в ее биографии были интересные страницы. Она, конечно, не только плясала, она умела владеть мужчинами…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ой, я нашел… вот Вы тут Прокопия Кесарийского тут поминали, который в «Тайной истории» — про это расскажем – ее описал. Ну что он написал в «явной» истории про Феодору. Он написал о ней следующее: «Воистину, ее пороки принадлежали ее происхождению и времени, а царские достоинства – только ей самой». Прокопий Кесарийский.

Н.БАСОВСКАЯ – Какую-то дань ей… Ну, он написал прямо противоположную концепцию, это, видимо, был чудовищно беспринципный человек.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Он написал две истории, официальную и тайную.

Н.БАСОВСКАЯ – Да, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Два дневника вел.

Н.БАСОВСКАЯ – И честно написал: «я боялся написать правду». Но когда он пишет эту правду, уже после смерти Юстиниана, он тоже пережимает. Он, видимо, ни там, ни там… истину надо искать где-нибудь, как всегда, в сопоставлении источников. Так вот, до еще того, как она вышла замуж за Юстиниана, венчалась с Юстинианом, она убегала с любовником в Африку, некий Гицебол, назначенный каким-то чиновником в Африку – Северная Африка была подвластна Византии, бывшие владения Западной Римской империи и вообще Римской империи. Кто кого там бросил, неясно, скиталась по Востоку – можно себе тоже представить, как – и вернулась в Константинополь в возрасте 25 лет, когда они познакомились с Юстинианом.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Уже старушка.

Н.БАСОВСКАЯ – Ей 25, ему 36. И вот такие страсти овладели этими людьми, что пришлось доброму дядюшке Юстину отменить соответствующий закон. Юстиниан стал императором. Он находился у власти 38 лет – большой исторический срок. И проявил себя на разных поприщах. Прежде, чем все-таки перечислить эти поприща и ярчайшие события его правления, несколько слов о том, ну чем же он управлял, что же это такое, эта Византия? В 395 году, можно сказать, начинается ее история, в конце IV века, когда после смерти императора Феодосия произошел официальный раздел, разделение Римской империи, великой, всемирной Римской империи, на западную и восточную. Центром восточной стал Константинополь, бывшая греческая колония Византий. На Руси его называли Царь-град, его, этот город, т.е. царственный город. Основанный на европейском берегу пролива Босфор. В 330-м году император Константин римский перенес туда столицу еще единой Римской империи, в связи с безопасностью. Главное соображение, что не так страшен там вал варваров, окружающих гибнущую, разлагающуюся Римскую империю. Безопасность. Ближайшими соседями этой восточной части были или славянские племена, не отличавшиеся тогда такой безумной воинственностью, как германцы – они, правда, с севера несколько давили на Балканский полуостров, но, вот, Юстиниану удавалось их сдерживать. Не то, чтоб воевать с ними безумно, а сдерживать. И кроме того, считается – и, видимо, не без оснований – что это слабеющая императорская власть предпочитала перенести столицу для того, чтобы не встречать такого опасного, как в Риме, сопротивления сенатской знати и языческой оппозиции. Они все еще были. И Константин, великий деятель, так сказать, христианства, принявший христианство, будто бы, перед смертью, будто бы, и поддержавший христианскую церковь, он опасался этого сопротивления. Не так давно была история императора Юлиана Отступника, который пытался восстановить язычество и немало крови пролил на этом поприще. Поэтому перенес туда, на Восток, где христианство, в сущности, недалеко там и рождалось, наверное, в этом была большая внутренняя политическая логика. Но тем не менее, вот это государство оказалось странным – на Западе все рухнуло, распалось на кусочки, утвердились варварские короли, правители германские, вчерашние племенные вожди, и шло рождение чего-то нового, чего никто не знал – потом оно будет названо средневековой цивилизацией Западной Европы. А на Востоке была попытка сохранить, удержать уходящий Рим. И вот эта цивилизация византийская – ее можно назвать цивилизацией – основанная на попытке сохранить то, что гибнет, гибнет неминуемо и разлагается на корню, и сохранить, как бы, в классическом виде, она страшная. В кодексах Юстиниана, во многом прогрессивных, как мы правильно сказали, полезных, есть одна ахиллесова пята, но как и та самая пята у Ахиллеса, она смертоносна – там не отменено рабство. Там сохранено рабство, причем в категориях юридических почти в классическом варианте. И вот эта червоточина – это и есть ахиллесова пята, которая не позволила все-таки Юстиниану, несмотря на все усилия, сохранить Рим таким, каким он был. При этом Рим там, на Востоке, обрел свой оттенок. Чем-то он похож на прежний Рим – ну, прежде всего войнами. А потом скажу, чем не похож. Прежде всего, войны против варваров – вот программа Юстиниана.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но заметим, что сам он… напомним, что сам он не был полководцем…

Н.БАСОВСКАЯ – Никогда не руководил войском.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Именно в этом, видимо, его заслуга как государственного деятеля, что он не боялся окружать себя людьми, превосходящими… зная, что они его превосходят…

Н.БАСОВСКАЯ – В этом вопросе – безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, в том или ином вопросе.

Н.БАСОВСКАЯ – Это Велизарий и Нарсес. У него были два крупных полководца. И вот, наш Прокопий Кесарийский был придворным, между прочим, у Велизария. И тоже о нем написал столько гадостей, что, вот, никак не может…

А.ВЕНЕДИКТОВ – В «тайной истории».

Н.БАСОВСКАЯ – В «тайной истории»! (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ – Т.е. в той истории, которая…

Н.БАСОВСКАЯ – Тем хуже. У него были талантливые полководцы. Но на что направила их железная воля Юстиниана? Война против варваров… заметим, даже не против язычников, хотя он был вполне христианский и истинно верующий, преследующий еретиков… Здесь другое. Против варваров, с тем, чтобы восстановить величие Рима. Против германцев. Они добросовестно воевали. И кое-что – на время…

А.ВЕНЕДИКТОВ – На время.

Н.БАСОВСКАЯ – Время не остановишь… эпоху не остановишь. Но на время отвоевали у германцев: в 533-м Северную Африку, Сардинию и Корсику у вандалов. В 535-555 – Италию и Сицилию у остготов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Внимание: они отняли Рим у варваров. Они взяли Рим. И кстати, был такой голливудский фильм «Битва за Рим»…

Н.БАСОВСКАЯ – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Где показывают Велизария, который осаждает Рим и берет его в конечном счете.

Н.БАСОВСКАЯ – Очищает Рим…

А.ВЕНЕДИКТОВ – От готов.

Н.БАСОВСКАЯ – …от варваров. Вот это программа: война, борьба с варварами. Кроме того, воевали на востоке с Ираном – в 40-х – 60-х годах VI века. И все это – включая Иран – попытка возродить Великую Римскую империю, именно такой, какой она была. Т.е. попытка, с точки зрения людей, имеющих некоторое представление о ходе всемирной истории, попытка обреченная. Но Юстиниан об этом не знал.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но воинские успехи все-таки налицо.

Н.БАСОВСКАЯ – Он же видел победы!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да.

Н.БАСОВСКАЯ – Остгоды повержены, вандалы повержены, в Иране меньше, но есть тоже успехи. Т.е. человек, конечно, пребывал в политической иллюзии того, что вот он очень много сделал для возрождения…

А.ВЕНЕДИКТОВ – И восстановил.

Н.БАСОВСКАЯ – …Великого… восстановил великое Римское государство. Но…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я еще просто хочу сказать про полководцев – очень важно – что ему его придворные всячески нашептывали на этих полководцев, даже Феодора, которая, в общем, поддерживала поначалу, боялась Велизария, боялась, что Велизарий захватит Рим и объявит себя императором.

Н.БАСОВСКАЯ – И мог.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мог, да. А Нарсес вообще был карлик и евнух. И Феодора, которая любила все прекрасное, говорила: «Я не могу его видеть при дворе. Я не могу его видеть. Он уродлив, его нельзя пускать». Тем не менее, доверял, и они не обманули его доверия – ни Нарсес, ни Велизарий.

Н.БАСОВСКАЯ – Не предали его.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И не предали его.

Н.БАСОВСКАЯ – Ну, Феодора, среди прочих ее удивительных качеств, она отличалась крайней подозрительностью…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, это правда.

Н.БАСОВСКАЯ – И как пишут разные источники, на основе подозрений и нашептываний она могла подтолкнуть императора или совершить бесконечно жестокие действия – с тайным убийством, отсечением головы, «принесите мне его голову», т.е. что-то дико варварское было в ней, хотя родилась и выросла она в этой восточной части Римской…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну такая, простодушная девушка была. «Принесите мне голову» — это же простодушно.

Н.БАСОВСКАЯ – Варвар по природе. Ну, и потом, время довольно раннее, все-таки это VI век. Самое знаменательное до законодательства, о котором мы успеем сказать, событие времени правения Юстиниана – и кстати, это, наверное, подтолкнуло его законодательную деятельность – так называемое восстание Ника.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Прямо в самом начале, да? Вот буквально…

Н.БАСОВСКАЯ – Да, в 532-й год…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Пять лет прошло.

Н.БАСОВСКАЯ – В 27-м он коронован, а в 32-м – грандиозный бунт. Ну, конечно, восстание – это все категории такие, вот…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Марксистские.

Н.БАСОВСКАЯ – Марксистские, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Бунт. Бунт черни.

Н.БАСОВСКАЯ – Кого? Я бы сказала… вот в сегодняшних категориях – футбольных болельщиков. Потому что…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, да. Рассказывайте поподробнее, да.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. На самом деле, в Константинополе самым любимым местом был громадный цирк, огромное сооружение, украшенное, изукрашенное, великолепное и самое любимое зрелище, сопоставимое с сегодняшним футболом только по популярности – это гонки колесниц, состязание колесниц. Возницы, колесницы… И по цвету костюмов колесниц разделился Константинополь, болеющий – как пишут умнейшие люди, ну, типа Грефс, наш дореволюционный медиевист, люди, живущие в предощущении конца – а Византия – это Восточная Римская империя, все равно ощущение конца Рима – они особенно увлекаются такими тупыми зрелищами, бешеными страстями, которые отвлекают их от реальных тягот жизни. И вот они разделились на партии по цвету костюмов – голубые и зеленые. Кто-то пытался, очень длительно в советское время, приписать им политические программы. Глубоко в этом сомневаюсь – никаких политических программ…

А.ВЕНЕДИКТОВ – «Спартаковцы» и «динамовцы».

Н.БАСОВСКАЯ – …там не заметно, конечно! И вот этот знаменитый…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но это было… и аристократы разделились. И аристократы – получалось, в партии не только плебс.

Н.БАСОВСКАЯ – Болеют все. Крупным болельщиком хоккея был Брежнев в нашей стране в советское время.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А наш друг Юстиниан?

Н.БАСОВСКАЯ – Наш друг Юстиниан совершенно в этом не замечен, но ходил. И бунт…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вынужден был.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. Народу являться надо было там. Бунт начался на стадионе. Был так устроен этот стадион, такое место для царской ложи, императорской ложи, что он как будто бы появлялся над всеми зрителями, на фоне неба. Очень умная архитектура. Фигура императора вырастала на фоне неба. И вдруг вопли, крики со стороны вот этих болельщиков – на стадионе сидели, конечно, не аристократы: «Налоги, долой налоги! Задавили налогами, долой коррупцию, долой продажных твоих советников!» Юстиниан испугался, и как умный человек, тут же пообещал все исправить. И вдруг в ответ вопли: «Ты лжешь, осел! Ты даешь ложную клятву!» Вот этого он не ожидал.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А откуда это взялось? Там стояла какая-то политическая интрига?

Н.БАСОВСКАЯ – Налоги.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Только налоги?

Н.БАСОВСКАЯ – Налоги, коррупция, ненависть к чиновникам, уменьшение раздач. Стадион и зрелища эти сопровождались раздачей хлеба и других угощений.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, римская история, да? «Хлеба и зрелищ».

Н.БАСОВСКАЯ – Это Рим. Гладиаторские игры они отменили, по христиански, запретили, но травлю и борьбу между дикими животными и людьми оставили лицемерно. Т.е. это, конечно, римляне, которые на стадионе, где плебс на стадионе, толпа, люмпен-пролетарии отдыхают так, как им понятно. И вот мне еще с юности внушалось в советской историографии, что их клич «ника!», «побеждай!» — он такой вот, революционный…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Политический, революционный.

Н.БАСОВСКАЯ – «Ника!», «побеждай!»… Ника – богиня победы. Да это был клич на стадионе, когда мчались колесничие, «Ника! Ника!» — «Шайбу! Шайбу!»

А.ВЕНЕДИКТОВ – А, вот так. (смеется)

Н.БАСОВСКАЯ – Восстание-то было с кличем «Шайбу! Шайбу!» Они понеслись по улицам. Он испугался и спрятался, ушел вместе с окружением своим. А они понеслись по улицам и громили все. Был матч с японцами не так давно в нашей уже российской истории.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Футбол. Манеж, да.

Н.БАСОВСКАЯ – Когда наши проиграли, и в центре некие юноши громили витрины и машины, потому что наши проиграли японцам. Т.е. это, к сожалению, общечеловеческое. Для непросвященной какой-то массы, испытывающей реальные трудности, реальные – им, конечно, жилось нелегко, но проявляют они именно так. И вот в этот момент Юстиниан испугался.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А город был захвачен.

Н.БАСОВСКАЯ – Фактически, да. Город полыхал – но никакой организации, ни продуманных вождей, ничего этого у них не было. Погром. Но он был так масштабен, а войск настолько в Константинополе было недостаточно…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, полководцы воевали где? Гарнизоны все ушли.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. …что приближенные посоветовали императору подземным ходом отправиться – подземный ход вел прямо к берегу моря – сесть на корабль и пока отплыть из этого опасного места. И отказалась отплыть Феодора, которая сказала: «Любо мне старинное изречение, что пурпурная накидка, багряница императорская – лучший саван». Т.е. эта женщина…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Какая девушка, да!

Н.БАСОВСКАЯ – Как и Юстиниан, вырванная из самого низа – когда они схватили власть зубами, они действительно, до последней капли крови, до последней секунды будут за нее держаться. И бежать отказалась. А в общем…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, и он, естественно, ее не оставил.

Н.БАСОВСКАЯ – Ну, уж не оставил.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну что, ввели отряды варваров?

Н.БАСОВСКАЯ – А вообще-то он ее любил.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Бывает.

Н.БАСОВСКАЯ – И все отмечают, что после ее смерти он очень изменился, сразу стал плохо себя чувствовать, болеть. Но как и она, от власти не мог отказаться, даже мысленно. Пока он был жив, старый дряхлый, все равно не мог назвать преемника. Назвать преемника не мог. Он не представлял у власти никого, кроме себя, до последней секунды.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Наталья Ивановна, но вот для подавления этого бунта ввели варваров. Отряды варваров.

Н.БАСОВСКАЯ – А что же делать? В такой ситуации, когда SOS, можно обратиться и к варварам. И все это помогло одолеть… да в общем-то, это было действительно не восстание – слово «восстание» здесь не применимо. Безобразия в городе, беспорядки в городе. И вот об этих болельщиках пишет историк Иоанн Златоуст: «Если спросить о числе пророков или апостолов, никто не сумеет открыть рта. Зато о лошадях и возницах каждый готов болтать, сколько угодно». Вот эта страсть спортивная, я не знаю, массовая, идущая еще от Древнего Рима, а может, еще и раньше – вот какова она была. А в общем, вырвалась в реалии их жизни – против налогов, коррупцию, чиновников. Как всегда, считали, что император-то еще ничего, но только надо убрать плохих, дурных советников. Это же все дело вечное. И когда Феодора проявила такое душевное мужество, он тоже собрал свою волю в кулак – а не был он человеком безвольным – и пусть с помощью варваров, беспорядки были прекращены. Но многие специалисты, тщательно занимающиеся, считают, что это событие 532 года подтолкнуло его к неутомимой законодательной деятельности, которая занимала его до конца его дней. Надо сказать, что он был тружеником. Даже враги его отмечают.

А.ВЕНЕДИКТОВ – У него даже была кличка «бессонный император».

Н.БАСОВСКАЯ – Ну, мы тоже такого правителя знаем в нашем Отечестве, который никогда не спит и ночами о нас думает. Примерно то же самое писали и говорили о Юстиниане.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я надеюсь, Вы имеете в виду Николая I, а не Иосифа Виссарионовича.

Н.БАСОВСКАЯ – (смеется) Я, правда, говорила про Иосифа Виссарионовича…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, ну кодификация! Николай I.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. Иосиф Виссарионович законами…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Свод законов, да.

Н.БАСОВСКАЯ – Ну, лучшая конституция была при нем, при тиране. Итак, законодательная деятельность не значит, что сам вдохновитель такой уж великий законодатель. Но тем не менее, он собрал юристов. Он попробовал издать такие законы, выработать такие законы, которые бы умиротворили вот эти страсти, чтобы каждая категория населения несла налоговое бремя более-менее справедливо – но у него это не получалось, потому что надо было колоссальными налогами обложить богатейших – а это аристократия, тогда его с престола сбросят. И он пытался вести такое, маневрирование налогами: сегодня с этих возьмем побольше, завтра с этих. В итоге, конечно, полного умиротворения не было. Но главный… главный изъян законов, как я уже заметила, не отменено рабство. Оно осуждает в законах – что в «Новеллах», только новое – осуждает только бесчеловечное обращение с рабом, а все остальное нормально. А под категорию «человечное – бесчеловечное» в мыслительной деятельности древнего человека можно подвести очень многое. В разделе «Новеллы» много внимания уделяется колонам – вот этим категории населения, которая уже была такой, полусвободной, полузависимой, напоминающей средневековых крепостных будущих. Они прикрепляются к земле, по законодательству Юстиниана, он не знает, что он готовит феодализм, но готовит. Там есть такое выражение «рабство земле». И это тщательная законодательная деятельность, неутомимые работы с целой группой экспертов. Приказ императора дать точные и неоспоримые законы. Все равно, остановить течение времени они не могут. Они могли сделать только одно: что это государство, живущее ментально в прошлом, совсем в прошлом, оно чуть-чуть приспосабливается….

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ничего себе «чуть-чуть», еще 800 лет просуществовало, между прочим, так…

Н.БАСОВСКАЯ – Непрерывно умирая!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но 800 лет. 800 лет. Наталья Ивановна, я думаю, что как раз Юстиниан, заложив, вот, кодифицировал деятельность…

Н.БАСОВСКАЯ – Подкрепил, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Подкрепил, да. …он выстроил вот эти леса, на которых…

Н.БАСОВСКАЯ – Она, наверное, могла бы рухнуть раньше, Вы совершенно правы. Но все равно, эта ее длительная жизнь… средневековая жизнь, тоже тысячелетие, что и на Западе тысяча лет средневековья, так и здесь – она живет, непрерывно огрызаясь, непрерывно обороняясь, маневрируя между постоянно желающими у нее что-то отхватить… потому что те куски, которые достались от Восточной Римской империи, они совершенно не были логично ничем единой цивилизацией внутри связаны. Как ни странно…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Кроме христианства.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. Но… Это верно, это важно. Но этнической связанности не было. Эти дикие германцы, которые разбрелись по западной части Римской империи, подложили некоторую единую подоснову этническую под будущие западноевропейские государства.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, еще был такой костыль, который делал Юстиниан все-таки – это его градостроительная деятельность. Он закончил св. Софию, и говорят, по преданию, что, войдя в храм, он сказал – когда он был закончен – он сказал: «Я победил тебя, Соломон», имея в виду храм…

Н.БАСОВСКАЯ – Что этот храм прекраснее, чем храм Соломона.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Чем храм Соломона, да.

Н.БАСОВСКАЯ – Умер своей смертью…

А.ВЕНЕДИКТОВ – С каким-то Вы… грустью об этом говорите.

Н.БАСОВСКАЯ – Нет… Умер своей смертью…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не просто умер своей смертью, а в безумном возрасте.

Н.БАСОВСКАЯ – А потому что после… после смерти у него была тяжелая судьба. Дело в том, что в 1204 году во время четвертого крестового похода…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Через 700 лет после смерти! Тяжелая судьба, да.

Н.БАСОВСКАЯ – Да. Потревожен прах. Крестоносцы западноевропейские вскрыли и разрушили его могилу. Надо сказать, что при этом они заметили в своих впечатлениях, воспоминаниях, что он там лежал просто как новенький, весь такой… верить этим рассказкам нельзя, но почему-то сотворена была такая легенда. Может быть, стало самим стыдно, что они разрушают могилы таких далеких предшественников. На самом деле, он представлял собою бюрократа, труженика, интеллектуала из крестьян, юриста, схватившего власть железными руками и зубами, но все-таки имевшего какую-то идею: сохранить эту империю, восходящую к античности, но в ее христианском варианте.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Удалось продлить, еще раз повторю, на 800 лет.

Н.БАСОВСКАЯ – Я думаю, Вы правы, что, вот, толика… его взнос в этом есть. Не ему единолично. Но что-то он в это внес.

Эфир передачи «Все так» на «Эхе Москвы» от 20.01.2008

Комментарии

Я так понимаю, что Юстиниан и Феодора венчались в другой «старой» Святой Софии, которая чуть ли ни деревянной была. Во время бунта «Ника» храм был сожжен и Юстиниан уже после этих событий повелел возвести ту самую Святую Софию. Однако в тексте говорится, что венчание будущей императорской четы происходило в «том самом», еще не полностью достроенном храме. Или я чего-то не так понял?

Вполне себе мощное государство было, и никакого загнивания видимо не было. Уничтожили это мощное государство мусульмане, а не наличие рабов.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s