Как упраздняли Польшу

ЗОЛОТОЙ ВЕК ПОЛЬШИ

Часть 1

Сигизмунд I – владыка Польши и Литвы.
Смерть Александра (1506) открыла Зыгмунту (Сигизмунду), младшему из пяти сыновей Казимира Ягеллончика, путь к королевскому трону. Получив известие о кончине брата, он покинул Силезию, которой правил от имени Владислава Ягеллончика, короля Чехии и Венгрии, и поспешил в Литву, где – в нарушение принципа совместных польско-литовских выборов – был провозглашён великим князем. А это, по установившемуся обычаю, обеспечивало ему польскую корону. И, действительно, ещё в том же году Сигизмунд, названный позднее Старым, был избран королём. Новому монарху, которому исполнилось уже 40 лет, предстояло долгое и отнюдь не лёгкое правление. Ведь он унаследовал от своего предшественника нерешённые как внешнеполитические, так и внутренние проблемы.

Карта Польского Королевства и Великого княжества Литовского в 1526 г.

Википедия

Портрет Сигизмунда I Старого (1467-1548), польского короля с 1506 г.

Википедия.

Бона Сфорца (1494-1557), дочь миланского герцога Джана Галеаццо Сфорца и Изабеллы Арагонской. Супруга Сигизмунда I. Википедия.

Барбара Запойяи (ок. 1490, 1494-1495, первой половине 1496-1515 гг.) с мужем Сигизмундом и его второй женой Боной Сфорца (с генеалогического древа Ягеллонов в De vetustatibus Polonorum).
Википедия

Венский конгресс (1515).

Торунский мир (1466) не предотвратил очередных польско-тевтонских конфликтов. Новый великий магистр Ордена Альбрехт Гогенцоллерн воспользовался тем, что ни папа римский, ни германский император не утвердили постановлений этого договора, хотя их согласие было необходимо. Поэтому он отказывался принести вассальную присягу и даже намеревался захватить Восточное Поморье и Хелминскую землю. Он пользовался при этом поддержкой императора Максимилиана I Габсбурга, обеспокоенного браком польского монарха с венгеркой Барбарой Запойяи – сестрой Яноша, возглавлявшего враждебную Габсбургам группировку в Венгрии. Император с помощью Гогенцоллерна начал сколачивать союз против ягеллонской монархии и обещал оказать вооруженную помощь великому князю Василию III в войне России с Литвой (1514).В этой ситуации Сигизмунд решился на прямые переговоры с Габсбургом. Оба монарха встретились на торжественном конгрессе в Вене (1515), в котором участвовал также Владислав – король Чехии и Венгрии. Максимилиан обязался расторгнуть союз с Москвой и поддержал постановления Торунского мира, советуя Альбрехту принять его условия. Согласованы были также браки детей Владислава – Людовика и Анны – с императорскими внуками, Марией и Фердинандом. Тем самым император стремился укрепить своё влияние в Чехии и Венгрии, но к этому же стремились и соперничавшие с ним Ягеллоны. Ещё раньше, благодаря родственным связям, Максимилиан завладел Нидерландами и Испанией, руководствуясь в своей политике девизом: «Bella gerant alii, tu, felix Austria, nube» («Пусть другие воюют — ты же, счастливая Австрия, женись»), или в другом переводе «Войны пусть ведут другие, а ты, счастливая Австрия, венчайся». Разные переводы, но при этом смысл не утрачивается и становится понятен. Внук Максимилиана, позднейший император Карл V, к владениям деда присоединил Милан, Сицилию, Неаполь, а его брат Фердинанд осел в своей родной Австрии.

Последняя война с Тевтонским орденом.

Великий магистр Альбрехт Гогенцоллерн игнорировал постановления Венского конгресса и начал подготовку к столкновению с Польшей, пытаясь заручиться военной помощью империи. Война Польского королевства с Орденом вспыхнула в 1519 г. Польская армия под водительством гетмана Миколая Фирлея впервые применила артиллерию, перед которой не устояли каменные стены укреплённых замков крестоносцев. Тем не менее военные действия велись с переменным успехом, но вскоре не получившие от Альбрехта зарплаты имперские отряды повернули на запад, а поляки подошли к Кёнигсбергу, столице Орденского государства. Сигизмунд согласился на перемирие, а польско-орденский спор предложил передать для полюбовного решения Карлу V и новому королю Чехии и Венгрии Людовику Ягеллончику.

Образование Прусского княжества.

Будущая судьба ослабленного войной Орденского государства в значительной степени зависела от поддержки империи. Альбрехт понимал, что за помощь вынужден будет подчиниться могущественному Карлу V. С такой возможностью считался и Сигизмунд I. Поэтому обе стороны, не дожидаясь третейского суда, приступили к прямым переговорам.Для Альбрехта огромное значение имели вопросы вероисповедания, так как он под влиянием Мартина Лютера принял лютеранство, распустил Орден, а в Пруссии вместо Орденского государства создал светского протестантское княжество, провозгласив себя его наследственным правителем. Всего лишь семеро крестоносцев (ок. 13%) отказались принять новую веру и покинули страну. Остальные сбросили рыцарские плащи и составили группу светских вельмож, получив в собственность орденские земли.Известие о блестящей победе Карла V над Францией и пленение Франциска I (1525) ускорило заключение соглашения между Сигизмундом и Альбрехтом Гогенцоллерном, опасавшимися, что император захочет завладеть Пруссией под предлогом восстановления там Ордена крестоносцев. В 1525 г. в Кракове был подписан трактат, согласно которому «князь в Пруссии» становился наследственным вассалом польского короля, обязанным оказывать своему сеньору вооружённую помощь и помогать советом, не имея права без его согласия уменьшать территорию княжества. Право наследования лена получали только мужские потомки Альбрехта и его братьев, но его лишались дальние родственники по бранденбургской линии.Краковский трактат, закрепляя безоговорочную и переходящую от отца к сыну зависимость прусских князей от польских королей, крепко связал Прусское княжество с ягеллонской монархией. В тогдашней политической обстановке эти узы были ещё крепче, ибо Альбрехт, сменив вероисповедание и распустив Орден, приобрёл грозного врага в лице императора Карла V. В этих условиях только государство Ягеллонов  могло обеспечить безопасность ему самому и его княжеству. А Польша расширила свои влияния в бассейне Балтийского моря и обеспечила себе мир на северной границе.Одновременно с подписанием трактата на краковском рынке в присутствии представителей всех сословий 10 апреля 1525 г. состоялась торжественная церемония прусской присяги. На подиуме, покрытом ярко-красным ковром, перед величественно восседавшим на троне Сигизмундом стоял коленопреклоненный, в доспехах и парчовом плаще, Альбрехт. В одной руке он держал полученный от короля в знак вассальной зависимости флажок, другой, присягая, прикасался к лежащей на коленях монарха раскрытой Библии – такую картину увековечил польский исторический живописец XIX в. Ян Матейко.Между Габсбургами и Турцией. Политика Сигизмунда по отношению к Венгрии. Турция при султане Сулеймане Великолепном (1520-1566) достигла вершины своего могущества. Её владения охватывали Балканы, Месопотамию, Сирию, Палестину и Египет, а влияние распространилось до южного побережья Средиземного моря. Во время очередного нападения Оттоманской порты (так называлось турецкое государство) на Венгрию в битве под Могачем в 1526 г. погиб король Людовик, оставив опустевшим чешский и венгерский трон. После его смерти вспыхнул конфликт за венгерскую корону – горстка магнатов провозгласила королём признанного уже ранее чехами Фердинанда Габсбурга, а другая группа избрала национального претендента – Яноша Запойяи. После длительной борьбы Венгрию разделили: Габсбург занял западную часть, большая же часть страны досталась Запойяи, который женился на дочери Сигизмунда I Изабелле. Рождённый в этом браке и вскоре потерявший отца Ян Сигизмунд был объявлен наследником венгерского престола. Однако Фердинанд потребовал, чтобы вдова от имени сына отреклась от короны, и двинул войско на Буду. Тогда Сулейман под предлогом защиты прав Запойяи захватил всю центральную Венгрию и присоединил к своей империи (1541), а Изабеллу и Яна Сигизмунда отправил в подчинённое ему Семиградье. Габсбурги сохранили за собой лишь западную часть страны, так что единственной победительницей в этой войне оказалась Оттоманская порта.Король Сигизмунд I понимал, что Польша недостаточно сильна, чтобы противостоять турецкой мощи. Поэтому в 1533 г. Он заключил с Сулейманом торжественный трактат о взаимной дружбе, неприкосновенности территории и торговле, стараясь при этом сохранить хорошие отношения с Габсбургами. Перед лицом угрозы Великого княжества Московского он хотел заручиться «доброжелательным нейтралитетом» своего ближайшего соседа Фердинанда и его брата императора Карла. Это привело к бракосочетанию единственного королевского сына Сигизмунда Августа с «лучшей партией в Европе» — Елизаветой Габсбург (1543).Сигизмунд Август, придя к власти, продолжал мирную политику сохранения равновесия в Центральной Европе. Несмотря на продолжавшийся турецко-габсбургский конфликт, в котором Изабелла Ягеллонка и её сын использовались султаном для того, чтобы держать Габсбургов в постоянном страхе, он старался сохранить безупречные отношения с обеими сторонами и одновременно заботился об интересах сестры. После смерти Барбары Радзивилл он женился на принцессе Екатерине из австрийского дома Габсбургов. В 1553 г. Заключил союз с Турцией, обезопасив тем самым тем самым южные границы государства.Портрет Сигизмунда II Августа (1520-1572) кисти Лукаса Кранаха Младшего, около 1553 г. ВикипедияПортрет Елизаветы Габсбург (Эльжбеты Габсбуржанки, 1526-1545)- первая супруга Сигизмунда II Августа. ВикипедияПортрет Барбары Радзивилл (Барбары Радзивиловны, 1520-1551) – вторая супруга Сигизмунда II Августа. ВикипедияПортрет Екатерины Габсбург (Катажины Габсбуржанки, 1533-1572) – третья супруга Сигизмунда II Августа, сестра его первой жены, Эльжбеты Габсбург. Википедия
Источники : A.Dybkowska, J.Żaryn, M. Żaryn. Polskie Dzieje od czasów najdawniejszych do współczesności. Wydawnictwo Naukowe PWN, Warszawa, 1994
Мезенцев Дмитрий, diletant.ru
КомментарииНаконец то что то решилось в Украине,и Польша принимала непосредственное участие в урегулировании ситуации,польский министр иностранных дел,уезжая,проявил осторожный оптимизм,но сказал,что это первый шаг на пути к свободе.Я хочу поблагодарить Вас за прекрасную подборку изображений,хочется сказать фотографий,и я обратил внимание на заметную сторону его деятельности по ,как бы сейчас сказали,попытках укрепления боеспособности страны.Защита страны с помощью наемных войск требовала больших денежных расходов,» посполитое рушение» шляхты не могло больше бороться с регулярными войсками,которые входили в жизнь в соседних государствах.»Посполитые рушения» в минувшие времена многократно компрометировали себя недисциплинированностью и склонностью скорее к сеймикованию,чем к войне с неприятелем.Король Сигизмунд стремился освободиться от них ,формируя постоянное войско.На нескольких сеймах он вносил предложение о разделении страны на пять округов,которые поочередно охраняли бы восточные границы о все более опасных нападений московитов.За основу участия шляхты в военной службы он брал стоимость ее имущества.Те,кто не участвовал в обороне,должны бы платить подати,величина отряда каждого шляхтича должна была соответствовать его доходам с земельного имущества.Когда этот вопрос не прошел на сейме 1514 г,король спустя несколько лет снова поставил его на рассмотрение.Сейм 1527 года постановил произвести таксацию земельного имущества светских и духовных лиц,определил способ собирания наемных солдат в крае,предписал порядок уплаты жалования итд.Эта конституция,подобно предыдущей ,была отвергнута на сейме 1531г.Шляхта упорно стояла за личную военную службу в «посполитом рушении» которое давала ей возможность сообщаться и организовываться в громадную силу,она боялась постоянного войска,которым можно было воспользоваться для усиления королевской власти.Вообще ,она заняла положение оппозиции.Ответьте: пишут ли что-нибудь польские хроники об Иване Сусанине? И чья точка зрения Вам ближе?По существу, обращаю внимание на ошибка музейных работников. Например, недалеко от Львова находится Олеський замок, где выставлена большая коллекция западноевропейского искусства 15-19 в. В одном из залов находится мраморный скульптурный портрет XVI века. Написано: «Барбара Радзивилл». Однако это портрет Барбары Заполяи (мне попадалось такое написание). В красочно изданном альбоме-путеводителе точно такая подпись. Львовские музейщики твёрдо стоят на своём и поменять этикетку отказываются наотрез. Может так оно и надо. Толпы невежественных туристов равнодушно проходят мимо. Они не то что про Барбару Заполяи, но и про Барбару Радзивилл вряд ли слышали. Часть 2

Конфликты с Молдавией. Со времени поражения Яна Ольбрахта в буковинских лесах отношения Польского королевства с Молдавией оставались напряжёнными. Очередные правители (господари) предпринимали вооружённые вылазки в попытке оторвать от Польши Покутье, входившее в состав Русского воеводства (Галицкая Русь). Однако когда молдавский воевода Пётр Рареш, заручившись поддержкой Турции, вторгся в русскую землю, против него выступил гетман Ян Тарновский с 6-тысячным вооружённым отрядом. В битве под Обертыном (1531) он разгромил 20-тысячную армию врага, впервые применив взаимодействие разных родов войск – конницу, пехоту и артиллерию. Но мир был заключён лишь в 1538 г., спустя несколько лет после подписания трактата с Турцией. Тогда к Польше вернулось Покутье, а Молдавия признала над собой власть Оттоманской порты. Несмотря на это, господари время от времени искали защиту у Речи Посполитой, принося присягу на верность её монархам.

Войны с Московским государством. В то время, когда в своей политике Польское королевство маневрировало между Габсбургами и Турцией, Великое княжество Литовское было втянуто в войны с Великим княжеством Московским.После того, как распалась Золотая орда (ок. 1502 г.),  всё большую роль начала играть её прежняя провинция – Крымское ханство. Крымские татары совершали грабительские набеги на границы соседних государств, атакуя попеременно то московские, то литовские княжества, главным образом ради добычи или вымогательства «подарков». Разгромленные литовцами под водительством князя Михаила Глинского в битве под Клецком (1506), они перешли на сторону ягеллонской монархии. Год спустя вспыхнула новая литовско-московская война. Глинский, который, по словам хрониста, мечтал после Александра взять власть в Литве, «сбежал к московскому князю Василию, отправив в Москву сначала свои сокровища, а затем брата и друзей […]. Укрепил занятые обманом королевские замки и с помощью москалей приступил к осаде других». Военные действии между Литвой и Москвой, продолжавшиеся два года, не принесли решающей победы ни одной из сторон. Тем более, что крымские татары, бросив недавних союзников, стали нападать на обе враждующие стороны, чтобы не допустить укрепления ни одной из них.Следующая война началась в 1514 г. Великий князь московский Василий III «со своим огромным войском вступил в Литву, сжёг и опустошил большие территории страны и приступил к осаде не взятой дотоле никем смоленской крепости». Сигизмунд I, которому в Вене удалось уговорить императора выйти из коалиции, направил на помощь Литве польское подкрепление. Войско Великого княжества Литовского и Польского королевства, насчитывавшее примерно 30 тыс. воинов, одержало блестящую победу под Оршей над 80-тысчной армией врага. Как писал Марцин Кромер, «взято в плен живыми военачальников этой армии, славных мужей, весь сенат этого народа и 4 тыс. пленных. Захвачен богатый лагерь. Сам вождь Василий, опытный воин, победитель татар и других соседних народов, бежал в свою столицу Москву и там, за сто двадцать миль от поля брани, почувствовал себя в безопасности». Несмотря на блестящую победу, Литве не удалось вернуть Смоленск. Затяжные бои закончились перемирием, по которому Россия сохранила свои завоевания.Битва под Оршей в 1514 г. Война литовско-московская. ВикипедияВ 1533 г. умер Василий III. На московский престол формально вступил его трёхлетний сын Иван IV, позднее прозванный Грозным, а правила фактически вдова, княгиня Елена Глинская, племянница князя Михаила. Тяжёлым внутренним положением Русского государства пытались воспользоваться литовцы, чтобы вернуть утраченные территории. Их поход на Москву, однако, не принёс результатов и лишь с помощью польского подкрепления под водительством Яна Тарновского удалось взять Гомель и Стародуб. В 1537 г. было заключено перемирие, которое почти на четверть столетия установило границы Великого княжества Литовского с Россией.Присоединение Мазовии к Польше. Лежавшая между Литвой и Польшей Мазовия с XIV в. была вассалом польских королей.  С вымиранием мазовецких удельных князей польские монархи присоединяли их владения к Королевству: в 1462 г. Равскую землю, в 1476 г. Сохачевскую, в 1495 г. Плоцкую, а в 1526-1529 гг. остальные территории. Присоединённые земли преобразовались в воеводства, что сопровождалось постепенной ликвидацией их финансовой, военной и правовой самостотельяности.В XVI столетии важнейшую роль в Мазовии начала играть расположенная в самом центре ягеллонской монархии Варшава. Над городом царил вознесшийся на вислинском откосе готический замок – резиденция мазовецких князей, а впоследствии польских королей. Невдалеке возвышался костёл св. Яна, а вокруг ратуши на близлежащем рынке выстроились преимущественно каменные дома горожан. Старе-място (Старый город), как уже тогда называли эту часть города, было опоясано двойным кольцом стен и глубоким рвом. Рядом выросло так называемое Нове-Място (Новый город) – центр торговли и промышленности, где находились многочисленные пивоварни, зернохранилица и мельницы. В торговые дни в Варшаву съезжались иноземные купцы, привозя пряности, вина, шёлковые ткани, предметы роскоши, покупая древесину, хлеб и меха.В Замке всё чаще останавливались польские короли по пути в Вильно и Краков. Долгие годы здесь жила королева Бона, прослывшая хорошей, предусмотрительной хозяйкой, извлекавшей из своих мазовецких владений немалые доходы. Она привезла в Польшу неизвестные дотоле овощи – сельдерей, лук-порей, цветную капусту и салат. С 1569 г. в Варшаве начали собираться общие сеймы. Город постепенно превращался в важный государственный центр и на рубеже XVI и XVII вв. стал столицей Речи Посполитой.Характерной чертой этого региона было преобладание мелкой шляхты, проживавшей в своих усадьбах. «Всего на Мазовии было 45 тысяч домов шляхтичей, из которых, если бы каждый дал хотя бы одного мужа с конем и хорошо вооружённого, сколько бы отсюда войска на защиту отечества вышло!» — писал в начале XVII столетия в одном из своих многочисленных произведений ксёндз Шимон Старовольский.К сожалению, вид Варшавы около 1573 года не помешается в пост, но Вы можете взглянуть и перейти по ссылке :http://pl.wikipedia.org/w/index.php?title=Warszawa&action=edit&section=7Внутренняя политика Сигизмунда I. С самого начала своего правления Сигизмунд I большое внимание уделял финансам Королевства. Он приостановил закладывание коронных владений, выкупив большую часть уже отданных в залог, ввёл новую систему пошлин, усовершенствовал управление соляными копями в Величке. Хотя разработанный тогда проект казначейской реформы не был осуществлен, финансы государства находились в неплохом состоянии, так как шляхта практически ежегодно утверждала чрезвычайные налоги «и даже черпала из собственных фондов, когда обычных налогов не хватало», — написал современный историк Анджей Вычанский. Именно на эти средства содержалась «обычная оборона», то есть войска, набираемые для охраны границ от татар.Король окружал себя советниками из старых знатных родов, например, Тенчинских, Тарновских, и, прислушиваясь к их мнению, проводил свою политику. Назначал на службу доверенных лиц, которые неоднократно и вопреки закону от 1504 г. совмещали в одних руках высшие церковные, коронные и земские должности. Разработанный по поручению монарха Кодекс (свод) законов, названный Корректурой Ташицкого, подчеркивал значение сената, но обходил молчанием роль депутатской палаты (посольской избы), принижая тем самым позицию шляхты. Однако он не был проведён в жизнь – его отклонили земские депутаты.Король, хотя и не поддерживал участия среднепоместной и мелкой шляхты в политической жизни, высоко ценил образование и набирал на службу в свою канцелярию просвещённых представителей этого сословия. Они составляли ядро впервые учреждённой монархом постоянной дипломатической службы при иноземных дворах.Попытки укрепить позиции династии. После смерти Барбары Запойяи Сигизмунд женился на герцогине Боне из миланского рода Сфорца. Королева – родом из маленького итальянского герцогства с иным общественным устройством – не вполне понимала строй государства, которым ей довелось управлять и в котором король подчинялся закону и делил власть с парламентом. Она попыталась перенести на польскую почву модель западноевропейского устройства, предполагавшую сильную позицию монарха. Желая создать основы материальной независимости династии, выкупала королевские угодья, прежде всего в Литве.Бона добилась в 1529 г. выбора, а затем коронации королевской короной 10-летнего Сигизмунда Августа, незадолго до этого титулованного в Вильно великим князем литовским.Львовский рокош (мятеж). Избрание и коронация «младшего короля» при здравствующем отце вызвали со стороны шляхты резкую критику. Собравшееся под Львом в 1537 г. ополчение выступило против незаконных действий монарха. Королева Бона обвинялась в том, что борется за власть и допускает злоупотребления при установлении границ приобретаемых королевских угодий в ущерб соседним шляхетским владениям. Критиковалось также воспитание Сигизмунда Августа, отстраняемого от государственных дел.Под влиянием выступлений шляхты в тридцатых годах XVI в. были уточнены общие принципы выбора короля, избиравшегося дотоле сенатом при незначительном участии рыцарства. В будущем выборы короля должны были проводиться лишь после смерти предыдущего монарха шляхетским сословием «с согласия и по воле присутствующих». Окончательная форма свободных выборов («вольной элекции») сложилась лишь после смерти Сигизмунда Августа.Правление Сигизмунда Августа в Литве. В 1544 г. старый король передал сыну бразды правления в Литве, сохранив за собой верховную власть. Юный монарх упорядочил судебный аппарат Великого княжества, а затем провёл небезызвестный волочный помер – измерение пахотных земель и урегулировал отношения между деревней и помещиками, господарями, улучшив организацию шляхетских поместий и проявив заботу о крестьянах. В конце XVI в. реформа обмера охватила уже всю Литву, а сложившийся в результате её деревенский уклад просуществовал до середины XIX в. Сигизмунд Август способствовал также развитию Вильно, а перестроенный виленский замок стал его любимой резиденцией.В это время среди литовских магнатов на первый план выдвинулись Радзивиллы. Значение этого рода возросло, когда король после смерти первой жены тайно женился на Барбаре Радзивилл. Весть об этом союзе, заключённом без ведома родителей и сенаторов, взбудоражила общественное мнение, ибо выбор жены монарха считался делом государственной важности. Подчеркивалось, что Барбара не принесёт Королевству ни политической, ни династической, ни материальной выгоды. Сигизмунд Август не уступил требованиям признать брак недействительным и после смерти отца (1548) взял власть в свои руки.Источники :A.Dybkowska, J.Żaryn, M. Żaryn. Polskie Dzieje od czasów najdawniejszych do współczesności. Wydawnictwo Naukowe PWN, Warszawa, 1994 Комментарии

Следующая война началась в 1514 г.
Почему следующая? Василий 3 пытался взять Смоленск и в 1512, и в 1513 году. Третья удачная попытка была в 1514 году.
Жители Смоленска, ни при первой, ни при второй осаде помощи от Сигизмунда так и не получили. Потому и сдали город при третьей осаде.Под Оршей у «Московитов»(пусть будет так) немогло быть 80 тыс. войска.
Под Оршей участвовали полки воевод Челядина и Булгакова-Голицы. По расчетам они могли быть не более 14 тыс.
Это были полки легкой коницы. Артиллерии небыло совсем. Что подверждает отсутствие не всего войска.Численность 30 против 80 это из писем Сигизмунда, ему ой как требовалась не просто победа, а красивая и блестящая, в проигранной войне.
В шпионских отчетах тевтонцев упоминается немного по другому:
«Воинство Его Королевского Величества дало сражение под Оршей на Днепре (в тексте «на Непе»), и значительное число московитов было там повержено или захвачено в плен живыми; говорят о 2 тысячах».Цифры как всегда разнятся,некоторые историки считают,что московиты имели не более 16 тыс,литвинов и поляков -12тыс,может это ближе к истине.Наши историки считают:первая война 1492—1494,вторая1500—1503,третья1507—1508,четвертая 1512—1522,пятая 1534-1537Так историки разняться и в количестве литовцев в битве. Поляков было более 50%. Чья победа не понятно.
Да, поражение Московского князя, но тактическое. Смоленск у кого остался?В этом уже не надо,по равно,Вы хотите сказать,что литвины не должны гордится этой победой,и вообще это ополяченные русские,беларусы так не считаютНельзя говорить о битве под Оршей,не отметив роль в ней нивысшего гетмана Великого Княжества Литовского князя К.И
Острожского он входил в число пяти крупнейших магнатов ВКЛ,достаточно сказать,что у него было более40тыс крестьян мужского рода,и он мог выставить за свой счет426 вершников—конных воинов в тяжелом вооружении.Он принимал участие против татар,в 1497 князь Острожский разбил трижды,под Мозырем,на реке Уша, и возле Очакова,где взял в плен одного из крымских ханов.Достойно описания любое сражение,выигранное князем.По настоянию общественности ,одна из новых улиц города Минска будет названа его именем.
Смоленск отрыл ворота московитам 31 июля,Теперь путь в земли Литвы был свободен .Вскоре пали Мстиславль,Кричев,Дубровно.Великий князь литовский Жигмонт,он же польский король Сигизмунд 1 собрал силы обоих государств,какие нашлись,ополчение литовской шляхты,16 тыс конников,ополчение польской шляхты 14 тыс конников,наемную пехоту 3 тыс,отряды польских добровольцев 2.5 тысячи ,всего 36 тысяч.Он привел эту армию в Борисов,где и остался с4 тыс,а всех остальных и всю полевую артиллерию отправил дальше под руководством гетмана К,И Осторожского,под его началом было до 28 конников,поровну поляков и литвинов,и 3тыс пехотинцев.27 и 28 августа на переправах через Березину и Бобр литвины уничтожили передовые заставы московитов и направились к Орше.Московский воевода Иван Челядин решил не распылять силы ,а дать генеральное сражение,что бы уничтожить армию ВКЛ одним махом.Гетман пришел к Днепру в ночь с 7 на 8 сентября и сходу начал переправу.Конница преодолела реку вплавь и прикрыла наводку мостов.Пехота и артиллерия перешли реку по двум понтонным мостам.Когда на левом берегу была уже половина литовского войска,о переправе доложили воеводе,но тот решил разбить всех сразу.Воевода решил отрезать их от мостов и лишить пути отступления.Он обладал численным преимуществом и занимал удобную позицию.К утру переправа завершилась,и войска начали боевое построение.Выяснилось,что у князя Константина есть только 25тыс,остальных успели потерять раненными,больными и сбежавшими,пока шли с Борисова.Главная надежда гетмана были пушки ,под убийственный огонь которых он собирался заманить московитов.Московское войско заняло позицию тремя растянутыми линиями,упираясь левым флангом в болото.Такое построение предназначалась для фронтальной атаки,впереди находилась конница,которая и пошла в атаку на центр боевых порядков литвинов.Этот натиск был отражен из пищалей и частоколом из пик.Затем конники московитов атаковали левый фланг,но поляки остановили их в сабельном бою,а потом сами перешли в наступление.Однако их атака вслед за отступающими всадниками разбилась о стену стрельцов.После этого московиты перестроили свои ряды,пополнили резервами и снова ударили в центр.Два натиска и контратака поляков заняли время до полудня,когда наступил апогей сражения.Вскинув вверх булаву,гетман бросил в решительное наступление всю свою конницу ,и слева ,и справа.Началась лютая сеча,с самой гуще которой и находился великий гетман.Литвины прорвали первую линию и врезались во вторую,и вдруг в их рядах произошло какое то замешательство.Натиск литвинов ослабел,а затем гетман повернул назад,раздался радостный крик московитов «Литва бежит!».Однако ,приблизившись к к своей пехоте,гетман опять поднял булаву,за ним это сделали полковники и ротмистры,по этой команде «беглецы» круто повернули к левому флангу,и атакующие московиты оказались прямо перед жерлами десятков пушек и дух сотен пищалей.Несколько залпов по атакующим в упор создали гору трупов из упавших врагов и коней,остальные бросились в панике назад.Немедленно литвинская конница вместе с польской тяжелой кавалерией по команде «села им на спину» беспорядочно отступающие всадники смяли собственную пехоту,а две конные лавы,польская и литвинская,опрокинули центр и крыло московского войска.Московиты могли спасти положение,если бы они послали в атаку третью линию пехоты,но они бездействовали,а когда решились,эту линию атаковали конные латникиСверчевского и Радзивилла.Московиты струсили и побежали.Началось избиение бегущих.Бойня продолжалась до темноты,поражение московитов оказалась полным.Историк Нечволодов писал: Такой блестящей победы литовцы никогда не одерживали над русскими.Они гнали,топили их в Днепре,усеяли их телами все окрестные поля,и захватили огромный полон:Челяднина,Булгаково-Голицу и шесть других воевод,37 князей,более 1500 дворян,все знамена пушки и обоз,они отомстили за Ведрошское поражение.Король Сигизмунд,извещая магистра Ливонского ордена о победе писал ,что московиты потеряли 30тыс человек,8 воевод,37 меньших воевод,и1500 детей боярских.Лтивинам досталось не только оружие,но и тысячи кандалов ,приготовленных для них.Впрочем,Василий 3 заявил,что для него все московские ратники дававшиеся в плен—мертвецы,тем самым предвосхитив товарища Сталина,утверждавшим в1941—1945 году то же самое
Беларуский народ по праву годится своим предками,сумевшим дать отпор своим самым страшным врагам,на время остановив порабощение.После приобретения независимости этот день 8 сентября предлагали назвать днем основания Беларуской армии,но дальнейшая история оказалась другой,но время идет,все может внезапно изменится,и я уверен ,что памятник великому гетману займет подобающее ему место,все беларусы помнят его«Василий 3 заявил,что для него все московские ратники дававшиеся в плен—мертвецы,»
На переговорах о мире в Москве пункт об обмене пленными ставился Василием 3-м как важнейшее условие (после Смоленска)
Сигизмунд отказал. Его пленных там не было, были только литвины да основная часть — московиты.
Василий 3-й, понимая что возвратить пленных не получится (набеги татар не давали возможность продолжать войну), оплакивал их как мертвых.
А Вы — предтеча Сталина. Как не стыдно…
И поводом к войне стал арест литвинской вдовствующей королевы, сестры Василия 3-го..
Крумк, поясните (если не трудно):
Жили с начала времен в Пскове, Изборске, Полоцке племя славянское — кривичи. Приняли веру православную, русскими назывались, в политике общерусской учавствовали. И пришла дикая Литва не славянского рода. И завоевала их.
Почему они литвой стали называться?
Гордость в чем?К кривичам восходит родословная беларуского народа,кривичи,в последнее время преобладает такое мнение—это общее название большой группы союза племен,пришедших полторы тысячи лет с запада.Кривичи наряду сдреговичами сыграли первостепенную роль в формировании беларуского народа.Встречи прежних -балтов,и новых -кривичей ,не всегда была мирной.Балты и славяне многим отличались друг от друга.Историки до сих пор спорят ,кто же все таки беларусы,славяне -с большой примесью балтской крови,или ославяненные балты,однако нынешние литовцы и латыши приходятся нам кровными братьями,только не надо про веру православную,это другая история.Вы почему то упорно не хотите понять,литвины—это потом беларусы,литовцы—это жемойты.Литва того времени —это Беларусь,в похожих границах«нынешние литовцы и латыши приходятся нам кровными братьями»
как и суоми (финны) во многом симпатичны «московитам». (гены во многом общие)
Невский организовал сражение со шведами только потому что Новгород последовательно помогал финнам в отстаивании своей независимости от католического натиска английского (!) епископа под шведскими знаменами.
Да и сегодня финны и русские уважают друг другаДействительно, финны — родственники московитов: одна из двух главных составляющих московитского этноса — угорская (мордовская, черемисская, удмуртская etc).А если посмотреть на не славянские имена новой династии правителей тех земель?
Банально переняли чуть исковерканное название своих завоевателей, а потом говорят патриоты о невозможности установить истину.
Зачем стесняться, ведь и Киевская Русь, с ее первым мирным договором, славянскими именами не богата…
Все это подозрительно. И подозрение — в банальной русофобии. Назло москалям попадем в когнитивный диссонанс.
Мол не родня мы им…Я хочу дополнить Вас о судьбе небезызвестного нам М.Глинского.В осаде Смоленска он принимал активное участие.Он был уверен ,что получит город в качестве удела,как ему обещал великий князь.Однако Василий 3 вовсе не собирался отдавать этот ключевой пункт столь ненадежному человеку,Глинский обиделся очень сильно и вступил в переговоры с королем Сигизмундом.Тот обрадовался и прислал охранную грамоту.Глинский решил тайно покинуть свой отряд и бежать в Оршу,но один из его близких слуг в эту же ночь явился к князю Михаилу Голице,и доложил о бегстве своего господина и даже указал дорогу ,Голица помчался вдогонку за беглецом и схватил его той же ночью.На рассвете Голица повез его в Дорогобуж,где находился Василий 3.Изъятая охранная грамота стала убедительной уликой против него..Казнили бы князя ,да «вину » он свою признал,в грехах покаялся,и главное ,не сходя с места «прозрел к истинной вере»,иными словами принял православие.В итоге,жизнь ему сохранили,но в цепь заковали и отправили в московскую темницу,где он и провел 12летСудьба Михаила Глинского, как раз и показывает, что опасно полагаться на обещания властей, их циничность не знает пределов.Часть 3Экзекуционное движение. Конфликт между Сигизмундом Августом и дворянским сословием по сути своей касался более широких проблем. Вначале шляхта выступала против действий двора, но постепенно выработала собственную политическую программу. «[Чтобы] доброе дело и всеобщее правление было повсюду, а с соседями мир – это мы и назвали экзекуцией», — говорил один из самых видных деятелей экзекуционного движения Миколай Сеницкий.

Экзекуционное движение в середине XVI в. объединяло многочисленных представителей шляхты, а его сторонники исходили из того, что превыше всякой власти в Королевстве стоит закон, а поэтому требовали его восстановления повсюду там, где он нарушен монархом и его правительством. Следовательно, их требования были направлены на экзекуцию прав, то есть исполнение законов. Они добивались унификации всех земель, находившихся под властью Ягеллонов, то есть унии Польши с Литвой, и отмены особого статуса Королевской Пруссии, а также равномерного распределения государственных повинностей во всей монархии.Считая территорию королевских владений неделимой, в соответствии с положениями статута Александра (1504), они требовали возврата коронных земель (королевщин), уже заложенных или дарованных отдельным лицам тем или иным монархом. Ибо возврат коронных владений пополнил бы ощутимо казну и позволил покрыть расходы государства на военные нужды. Они выступали также за соблюдение часто нарушавшегося запрета совмещения в одних руках высших государственных должностей. Как справедливо отмечалось, лица, занимающие более одной должности, не в состоянии добросовестно выполнять свои обязанности и постоянно находиться по месту работы, что отрицательно сказывалось на деятельности администрации и судебных органов.«Экзекуторы» ставили под сомнение привилегии Церкви и требовали обложения более высокими налогами духовенство, которое до сих пор несло такие же повинности, как шляхта и монарх, то есть платило лишь налог с земельных наделов крепостных, живших в церковных владениях. Экзекуционное движение решительно выступало против того, чтобы королевские старосты приводили в исполнение приговоры церковных судов. Проблема разграничения полномочий церковных и светских судов обострилась в связи с растущим влиянием реформации в Польше. Шляхта считала, что наказания за отход от католицизма являются нарушением её гражданских прав и требовала гарантий свободы вероисповедания.Сигизмунд Август вначале отклонял требования экзекуционного движения, опираясь на избранную группу сенаторов, которые вопреки запрету щедро одаривал «королевщинами» и высокими постами. Спор монарха со шляхтой обострился в 1559 г., когда сейм в ответ на отсрочку королём «экзекуции прав», не утвердил налоги на военные нужды в Ливонии. Сигизмунд Август уехал в Литву, где пребывал до 1561 г. Трёхлетнее отсутствие монарха, перерыв в работе сеймов и королевского суда отрицательно сказались на внутреннем положении страны.Борьба за господство на Балтийском море. К северу от Жмуди, у Балтийского моря, лежала Ливония (Инфлянты). В XIII в. там основал свое государство рыцарский Орден меченосцев, который позднее слился с Тевтонским орденом в Пруссии. Через Ливонию проходил торговый путь, соединявший Восточную Европу с Западом, а расположенные на нём портовые города были важными стратегическими центрами. Неудивительно, что эта территория приковывала пристальные взоры соседей – Великого княжества Литовского, Русского государства, Швеции и Дании.Карта Ливонии в 1573 году. ВикипедияВо второй половине  XVI в. большая часть Ливонии принадлежала Ордену, 1/5 территории составляла собственность рижского архиепископства, остальные земли были поделены между другими епископствами и Ригой.Сигизмунд Август давно помышлял о расширении владений Ягеллонов на Балтике. Поэтому он решил вмешаться в конфликт между Ливонским орденом и рижским митрополитом и начал подготовку к войне. Однако в 1557 г. под Позволем великий магистр пошёл на уступки и заключил с королём направленный против России наступательно-оборонительный союз. Дело в том, что Иван IV, ставший уже первым царём «всея Руси», значительно укрепил международные позиции своего государства и, покорив татарские ханства – Казанское и Астраханское, стал угрожать Ливонии. В 1558 г. он напал на земли Ордена и занял Нарву – «ключ к Балтике», Мариенбург и Дерпт.«А когда ливонцы поняли, что перед московской мощью им не устоять, а о помощи из Германии нечего и думать, к тому же архиепископ рижский, видя, что брат его, прусский князь, мирно сидит под защитой Польской Короны, как за стеной, стал уговаривать Кеттлера и других, чтобы искали спасения у Польской Короны». В 1561 г. Готард Кеттлер, от имени Ордена, и рижский архиепископ Вильгельм Гогенцоллерн сдали Ливонию Сигизмунду Августу. Орден был ликвидирован, а Кеттлер, приняв лютеранство, получил от монарха Курляндию и часть Ливонии – Земгале в качестве наследственного лена. Король наделил ливонские сословия привилегиями и гарантировал им право на протестантское вероисповедание.Территориальные завоевания Ивана IV привели к опасному удлинению литовско-московской границы, а перехват Россией торговли с Западом – благодаря развитию нарвского пароходства – оттеснил литовские и польские города от торгового посредничества. Вскоре в войну включились соперничавшие между собой Дания и Швеция, а над Ливонией нависла угроза раздела. Всё это привело к тому, что Сигизмунд Август приступил к военным действиям. Начался набор в армию в Королевстве и организация первого польского флота «стражников моря», то есть каперов.В ответ Россия напала на Литву и заняла Полоцк. Польский король, одно время поддерживавший близкие отношения с Данией, вступил в союз со Швецией, когда к власти там пришёл Ян III Ваза, женатый на Катажине Ягеллонке.Война продолжалась до 1570 г., когда в Шецине Дания и Швеция заключили между собой мир. В польско-русском конфликте победителя не было, так что обе стороны подписали перемирие, оставшись каждая при своём. Правда, Сигизмунд Август сохранил большую часть Ливонии с Ригой и Пернавой (Пярну), однако ему не удалось ликвидировать нарвского пароходства России. Вскоре польско-русская война вспыхнула с новой силой.Присоединение короля к зкзекуционному движению. Вскоре после начала войны в Ливонии оказалось, что Литва не в состоянии сама нести военные расходы. Литовские магнаты не смогли справиться с военными задачами, а пустая казна не позволяла провести новый набор в армию. Взаимодействие короля с сенаторами  не обеспечивало необходимых материальных средств, а шляхта решительно отказывалась утвердить налоги, если монарх не присоединится к экзекуционному движению. Одновременно собравшееся в 1562 г. под Витебском рыцарство Великого княжества потребовало: «чтобы были [с Польшей] в единстве, в основном по двум причинам – для избрания одного правителя и единой обороны, чтобы вместе сеймовали и подчинялись одному праву».И эти требования, и неотложные военные нужды, а также необходимость восстановления внутреннего спокойствия в Польше привели к тому, что король решился провести «экзекуцию прав».Сейм времён правления Сигизмунда III Вазы. ВикипедияРеформы государственного устройства. На сеймах 1562-1569 гг. благодаря поддержке короля были проведены важные реформы государственного устройства. Были аннулированы и запрещены впредь незаконные залоги и дарственные на королевские владения, созданы комиссии инспекторов, которые должны были подсчитать доходы с королевских владений. Пятая часть дохода предназначалась пользователю – старосте или арендатору. Остальное было поделено между королевской казной (3/4) и квартовой казной (1/4, то есть кварта), созданной для нужд обороны юго-восточной границы. Закон требовал, чтобы судебные чиновники и старосты проживали там, где несли свою службу, и ужесточил запрет совмещения должностей в одних руках. Была отменена обязанность исполнения старостами приговоров церковных судов. Обложены налогами доходы духовенства с десятин, благодаря чему наполовину уменьшились подати крестьян, ибо вторую половину платило духовенство. Рассматривались вопросы реформы судов, однако она была проведена лишь в годы правления Стефана Батория.Люблинская уния (1569). Одним  из важнейших совместных достижений Сигизмунда Августа и «экзекуторов» была уния Польши с Литвой. Вначале монарх относился к этой идее экзекуционного движения без энтузиазма, так как считал Великое княжество Литовское наследием Ягеллонов и хотел сохранить там патримониальное (наследственное) устройство, обеспечивавшее бóльшую полноту королевской власти. Литовские магнаты также решительно противились унии, опасаясь требований экзекуционного движения, ущемлявших их хозяйственные и политические привилегии, а также государственные традиции Литвы.Однако спустя годы Сигизмунд Август превратился в страстного поборника союза Польши с Литвой. Ввиду возражений литовских магнатов, которые даже покинули сейм в Люблине (1569), король обратился к сеймикам Великого княжества. Своими обещаниями равных гражданских прав, деятельного участия в совместном сейме и помощи со стороны Польши в обороне восточных границ Литвы он удовлетворил литовскую и русскую шляхту. Одновременно люблинский сейм включил в Королевство Подлясе, Волынь и Украину (Блацлавщину и Киевщину), а союз «свободных со свободными и равных с равными» отвечал стремлениям русских помещиков и магнатов, которые охотно заседали в сенате и депутатской палате Речи Посполитой.Под нажимом рыцарства литовские вельможи вернулись в сейм, и было достигнуто окончательное соглашение. «Польское королевство и Великое княжество Литовское есть один единый и неделимый организм, а также не разная, но единая общая Речь Посполитая», — говорится в акте унии. С тех пор Польшу и Великое княжество Литовское будут объединять: совместные выборы монарха, один сейм, долг совместной защиты границ, общая внешняя политика, та же денежная единица, единая таможенная система. Одновременно сохранялись независимые учреждения, начиная с министерств и ниже, отдельные армии, казна и правовая система.Люблинская уния образовывала многонациональную Речь Посполитую, состоявшую из двух равноправных членов, — Польши и Великого княжества Литовского, а прочность этого союза подтвердили два последующих столетия общей истории.Одновременно с делом государственного объединения, в Великом княжестве Литовском развернулась работа по урегулированию правовых отношений. В 1588 г. был опубликован свод законов, известный как III Литовский статут, в который, при сохранении собственной правовой системы, были включены некоторые коронные законы и институты. Этот статут, считавшийся свидетельством высоких правовых знаний его составителей, действовал в Литве вплоть до 1840 г.Вопрос Королевской Пруссии. Люблинский сейм, несмотря на протесты местных вельмож и представителей Гданьска, способствовал более тесному слиянию Королевской Пруссии с Речью Посполитой. С тех пор сановники из Прусского совета заседали в сенате, шляхта вошла в депутатскую палату, а прусский сейм был преобразован в генеральный сеймик.Могущественный Гданьск, опасаясь утраты своего привилегированного положения, решительно выступал против этих решений. Дело дошло до конфликта из-за балтийского флота, созданного Сигизмундом Августом для ведения войны в Ливонии. Город, опасаясь ущемления своей позиции в морской торговле, выступил против каперов («стражников моря») и жестоко с ними расправился. Острый спор закончился извинениями перед королём делегации Гданьска (1570) и учреждением комиссии во главе с куявским епископом Станиславом Карнковским, которая проконтролировала деятельность городских властей и разработала для города новые статуты. Они давали право монарху открывать и закрывать порт, причём половина таможенных сборов предназначалась для его казны. Неожиданная смерть Сигизмунда Августа (1572) помешала проведению в жизнь постановлений статута, и при следующем короле возникли новые недоразумения с Гданьском.Источники : A.Dybkowska, J.Żaryn, M. Żaryn. Polskie Dzieje od czasów najdawniejszych do współczesności. Wydawnictwo Naukowe PWN, Warszawa, 1994 КомментарииТут некоторые усомнились в том ,что приход московитов принес жителям ВКЛ неисчислимые бедствия и смерть.Об этом можно долго рассказывать,но это бесполезно,для русских патриотов это очередное освобождение.Я хочу показать этих «освободителей » как запомнили наши предки,на примере одного города Полоцка,картина в других городах была такая же
Царь Иван Ужасный(Жахливый—как назвали этого садиста наши предки)обещал воеводе и православному епископу,что сохранит жизнь и имущество и свободу каждому жителю.18 февраля царь въехал в город,пленных воинов переписали и царь начал суд.Обещанную свободу получили только польские рыцари,которых одарили собольими шубами и отпустили на родину,они были должны сказать королю,что мол царь войны не хочет.Однако непосредственный участник похода на Полоцк,немец -опричник Генрих Штаден пишет совершенно иное: «великий князь вызвал всех людей из города рыцарство, и воинских людей.Их таким образом разъединили,а затем убили и бросили в Двину».До Сигизмунда дошли 3 -5 человек.Пленными объявили всех полочан.Шляхту,мещан и тех ,кто прятался в городе,Иван велел вязать и гнать на Восток.Историк Матей Стрыйковский,добавляет,что этих 50тысяч несчасных,гнали не по христиански,как иудеев в Вавилон: иженщин и детей вели связанными веревками и худо одетыми.Людей почти не кормили,и они сотнями погибали на зимних дорогах от голода и холода.Кто остался живой,развезли погородам иимениям.665 полочан зарезали по цареву приказу в темницах.Католических монахов-бернардинцев зарубили,храм их сожгли.
В городе жило немало иудеев.Их,от стариков до младенцев,постигла страшная участь.—погибнуть подо льдом Двины и Воловьего озера.Карамзин писал:»Иван не упустил здесь случая потешится кровопролитием и приказал перетопить всех иудеев с их семьями в Двине».»Освободитель приказал убить всех,кто крестится.не по православному
Город превратился в огромное пожарище.Захватчики принесли с собой чуму ,косившую жителей Придвинья в 1563,1566,1567Ранее вторжение в Ливонию сопровождалось ужасными зверствами захватчиков по отношению к мирным жителямПервые очаги чумы появились еще в 1648 году.
Угадайте, где были первые очаги. Египет, Турция, Венгия, Италия и Украина.
А вот с Хмельницким ВКЛ тогда «фестивали» устраивала нешуточные. Набеги совершали и те и другие.
А разносили ее беженцы.
Так откуда была занесена чума в ВКЛ и ВКМ? Но избежать ее все равно не удалось бы. Если не от туда, пришла бы с других мест. Но в ВКЛ к несчастью была и вторая волна чумы с запада в 1658 году. Как раз беженцы бежали из Польши, по которой шведы прокатились.«Царь Иван Ужасный(Жахливый—как назвали этого садиста наши предки)»
В источниках XVI в. прозвище «Грозный» не встречалось. Скорее всего царь Иван получил его, когда стал героем исторических песен.
Фольклорный образ великого государя сформировался, можно думать, в период Смуты.
Опричный террор унес жизни нескольких тысяч людей, гражданская война начала XVII в. — сотни тысяч жизней, а может быть, и больше. Страна обезлюдела. В деревнях подавляющая часть пашни запустела.
В обстановке неслыханных бедствий время царя Ивана стали вспоминать как эпоху могущества Российской державы, ее процветания и величия. Кровавые и темные дела были забыты.
Перевод «Иван Страшный» или «Иван Ужасный» очевидным образом искажает смысл прозвища. В представлении людей того времени «гроза» символизировала стихию испепеляющую, неотвратимую и блистательную, притом стихию не столько природную, сколько божественную, знак вмешательства небесных сил в жизнь людей. (Скрынников)
Вывод:
Жахливый — неудачный перевод с европейских источников, написанных уже при Романовых.
Может Вы все же найдете документ, письмо или еще какое-либо упоминания Иоанна 4-го с его прозвищем, относящееся ко времени его жизни?Когда наши предки стали называть этого психопата и садиста заслуженнными именами Жудасный,Жахливый не имеет никакого значения,факт ,что он творил,вы надеюсь ,не отрицаете,или даже придворный карамзин врет?
Или царь пришел высвобождать,как придумали царские «гисторики» «религиозные войны—под знаменем «православия» убивали и захватывали людей и страны,черного кобеля не отмоешь до бела,в этом вся сущность имперского поведения,которое навсегда укоренилась в головах у большинства,о чем свидетельстуют и нынешние события в УкраинеЧасть 4Реформация. Гуманистов, желавших познать человеческую натуру, интересовало также отношение человека к Богу. Знания классических языков – латинского, греческого, древнееврейского – позволило им читать Священное писание в оригинале, а вера в силу человеческого разума настраивала их скептически по отношению к трудам церкви. Низкий моральный и интеллектуальный уровень духовенства, а также светская политика папства, втянутого в войны на Апеннинском полуострове, вызывали всеобщую критику. Велись публичные религиозные диспуты, и всё чаще раздавались голоса о необходимости реформы Церкви.С суровой критикой Церкви выступил в 1517 г. немецкий монах Мартин Лютер, который, после резкого столкновения с папой римским, порвал с ним. Его учение положило начало новому религиозному направлению, названному лютеранством. Согласно ему, путь к спасению – в милости божьей, покаянии и вере, а единственный её источник – Библия.Вскоре в Германии вспыхнули кровопролитные религиозные войны, завершившиеся миром в Аугсбурге (1555), где было заключено соглашение, дававшее владетелям право навязывать подданным религию. С той поры на территории Германии соседствовали и протестантские княжества; сторонников реформации называли протестантами, так как они выступали с протестами в парламенте империи. В протестантских страна Католическая церковь лишалась владений и привилегий.Ещё одним важным реформатором, который отклонил главенство папства, был живший в Швейцарии француз Жан Кальвин. Кальвинизм опирался главным образом на учение Лютера. Новым элементом был тезис, что человек в момент рождения предопределён Богом для спасения и проклятия. Кальвинизм в скором времени приобрёл огромное число последователей, прежде всего во Франции, где во второй половине XVI в. вспыхнула жестокая гражданская война между гугенотами (так называли кальвинистов) и католиками.В Англии тоже сформировалось новое направление – англиканство. Король Генрих VIII в 1534 г. порвал с папством и провозгласил себя главой англиканской церкви, конфискуя земельные владения Католической церкви.Реформация в Польше. Учёба в зарубежных университетах, многочисленные контакты поляков с иноземцами и близость лютеранского Прусского княжества ускорили проникновение реформации в Польшу и Великое княжество Литовское. Причины перемены вероисповедания были самые разные: и интерес к новым религиозным веяниям, и соображения чисто практического порядка – нежелание платить десятину и подчиняться церковным судам в вопросах вероисповедания и нравственности.Лютеранство, связанное с немецкой культурой и языком, имело своих приверженцев прежде всего в городах Королевской Пруссии и Великой Польши. Кальвинизм с его демократической структурой общины верующих приобрёл приверженцев среди шляхты, особенно в Малой Польше и Литве, где его принял могущественный и влиятельный род Радзивиллов. В 1550 г. в Пинчове состоялся первый съезд священников-кальвинистов, а четыре года спустя были выработаны основные принципы вероисповедания. Вскоре из этого течения выделилось арианство. Ариане, называемые также польскими братьями, не признавали догмата о святой троице, как и обряда крещения детей, а только взрослых.Разобщённость реформистских конфессий затрудняла совместные действия и мешала достижению свободы вероисповеданий, гарантированной законом. Лишь в 1570 г. в Сандомеже (Сандомире) состоялось «примирение» лютеран, кальвинистов и изгнанных из Чехии чешских братьев. К сожалению, в этом акте не участвовали ариане, так как их учение считалось слишком смелым.Несмотря на религиозные различия иноверцы и католики выступали иногда с общими требованиями. В частности, они подготовили проект созыва национального собора, который выработал бы единую форму культа и привёл к созданию национальной Церкви без разрыва связи с папством. Они требовали также литургии на национальном языке, причащения под обоими видами и отмены безбрачия священников. Такие предложения представили послы короля и сейма папе римскому, однако он их категорически отверг.Два последних Ягеллона вначале издавали эдикты против реформации. Но они не имели действительной силы в государстве, законы которого, например о запрете ареста без судебного приговора и неприкосновенности собственности, защищали граждан от произвола властей. Считаясь  с мнением сейма, Сигизмунд Август обнародовал в 1570 г. документ, в котором говорилось, что вопросы вероисповедания не входят в компетенцию монарха. Веротерпимость имела долгую традицию в Польше, где в течение многих веков жили вместе католики, православные, евреи, армяне и татары. Благодаря этому Речь Посполитая не разделила судьбы других европейских стран, переживших религиозные войны, а Зыгмунта Августа можно считать соавтором знаменитого акта варшавской конфедерации.Портрет Жана Кальвина. Википедия
Часть 5
Шляхетский фольварк. Принятые сеймом в 1496 г. Петрковские статуты были связаны с развитием фольварка, то есть шляхетского хозяйства. Шляхта, стремившаяся увеличить свои доходы, ориентировалась на производство зерна для продажи. Возвращение устья Вислы (1466) позволило ей включиться в международную торговлю, а польское зерно пользовалось спросом в сотрясаемой кризисами Западной Европе и продавалось по высоким ценам.В связи с этим увеличились площади пахотных земель и образовывались так называемые фольварки, главным образом за счёт освоения пустошей, присоединения лугов и пастбищ, корчёвки лесов и выкупа ланов у солтыса. Крестьян сгоняли с земли или переселяли на не пригодные помещику участки, а их пашни включались в шляхетские хозяйства. Это явление получило название руги – выселение, изгнание.В XVI в. общая площадь возделываемых земель в Польше увеличилась на 15%, а на пустовавших дотоле тучных землях собирали высокие урожаи. Из одного посеянного зерна получали 5, что составляло один из высших показателей в Европе. В фольварках разводили рыбу, разбивали сады и огороды, развивали ремесла. Крупному хозяйству требовались рабочие руки. Вначале от случая к случаю, позже всё чаще и больше использовался даровой труд крестьян – барщина.Во всей тогдашней Европе дворяне развивали хозяйственную активность за счёт низших сословий. В Англии, например, часть арендованной крестьянами земли отбиралась под пастбища для овец. Во Франции крестьяне должны были отдавать хозяину деревни половину своего урожая. Барщина, характерная для стран к востоку от Лабы (Эльбы), а следовательно и для Польши, предусматривала также другие формы зависимости сельского населения от помещика.Общественные отношения в деревне. Крепостничество. Крепостная зависимость сельского населения от феодала сложилась в Европе в раннем средневековье. В Польше селяне были обязаны – взамен за право пользоваться землёй феодала – платить ему дань натурой, а также вносить арендную плату (чинш), заменённую в XV в. принудительным трудом на фольварке, называемым барщиной. Размер барщины зависел от величины крестьянского хозяйства и во второй половине XVI в. составлял в среднем ок. 3 дней в неделю для крестьян, арендовавших один лан земли (ок. 17 га), и был соответственно меньше при меньших площадях. Крестьяне подлежали суду помещика, что вызывало немалые осложнения, когда одной из сторон спора был владелец имения. Однако, как правило, существовало также сельское самоуправление, выполнявшее определённые судебные функции, главным образом разрешавшее имущественные вопросы и конфликты в сельской среде (так называемой громаде). Крестьяне имели ограниченную личную свободу, прежде всего это касалось права покидать деревню; требовалось согласие землевладельца при вступлении в брак крестьян из деревень, принадлежавших разным помещикам.Все эти повинности и ограничения селян были обусловлены тем, что они пользовались землёй, принадлежавшей владельцу деревни. Но и феодал, по сложившемуся обычаю, имел определённые обязанности по отношению к своим крепостным. Он должен был вершить правосудие, помогать в случае стихийных бедствий, снабжая их строевым лесом и скотом, а также освобождать от повинностей, когда они обзаводились хозяйством. Но иногда помещики налагали на крестьян непосильное бремя, а надо сказать, что их отношение к селянам не подлежало контролю. Это имело место чаще всего там, где фольварком заведовали не сами хозяева, а управляющие или арендаторы. Они были заинтересованы в получении прежде всего большой и быстрой прибыли, нередко за счёт разорения как крепостных, так и шляхетских или королевских владений. Крестьяне прибегали к своего рода самозащите, халатно работая на господском поле, а в крайних случаях спасаясь бегством.Они совершали побеги не только тогда, когда им грозила опасность, но и в поисках лучшей доли. Явление это было частым и весьма распространённым.Нередко селяне находили защиту у ксёндзов, которые смягчали споры между деревней и барином и пытались ограничить произвол шляхты. Владелец деревни мог отказаться от части положенных ему от крестьян податей.Чаще всего обязанности селян по отношению к хозяину были обусловлены лишь потребностями фольварка, и, как писал в XVI в. Анзельм Гостомский, основоположник польской литературы по сельскому хозяйству: «Работу хозяин [пан] так должен устраивать, чтобы кмётков не обеднять, а к большей выгоде в год привести, ибо работа кмётков – это доход или наибольшая прибыть в Польше». Он напоминал землевладельцам: «Справедливость послушание рождает, а послушание – порядок, порядок – богатство. А тот умножает, кто хорошему платит, а плохого карает».В XVI в. крестьянские хозяйства, хотя и обременённые повинностями в пользу владельца, приносили большие доходы. Несмотря на повсеместную зависимость, сельская община была весьма разнородной. Её составляли кмёты, имевшие по одному лану земли или больше; полланники; загродники со своей избой, приусадебным огородом и садом, жившие ремеслом; бедные коморники – это те, кто нанимался на работу за ночлег и тёплую пищу; корчмари и мельники, освобождённые от многих повинностей и зачисленные в группу так называемых честных, то есть к категории сельского населения, не обязанной отрабатывать барщину.Польский город. Распространение фольварочного хозяйства способствовало успешному развитию городов, обслуживавших деревню, и расцвету городов, лежавших на берегах судоходных рек, прежде всего Вислы, по которой шляхетское зерно направлялось в Гданьск. Крупную роль в торговле играли Краков, Познань, Варшава, Люблин, где встречались купцы из Польши и Литвы, обменивая сукно, бакалейные товары и предметы роскоши на кожу, меха, дерево, смолу. По-прежнему развивались города на торговом пути с Запада к Чёрному морю, хотя восточная торговля утратила своё прежнее значение после захвата турками черноморских портов.Вид Кракова : Вавель, Старе Място, Мариацкий костёл. ВикипедияБогатевшее мещанство вкладывало часть своего капитала в разные сферы производства. Благодаря этому развивалась, в частности, чёрная (Краковско-Ченстоховская юра) и цветная металлургия (Олькуш).В XVI в., нередко под влиянием острых религиозных столкновений, изменились общественные отношения в городах, а простонародье получило своё представительство в городских управах. Менялась застройка городов, которые разрастались и выходили за средневековые стены. На прежних предместьях строились монастыри, селились ремесленники и купцы, не имевшие городских прав, вырастали резиденции магнатов и шляхты, так называемые юридики.Борьба за привилегии и рынки сбыта мешала соперничавшим друг с другом городам устанавливать взаимные связи. И только благодаря солидарным действиям мещан предпринимались попытки добиться экономических и политических прав. Ягеллоны, во имя сиюминутных политических целей, например во время выборов, обращались к городам, пытаясь пробудить их активность. Король Александр в 1503 г. пригласил в сейм, в числе прочих, представителей Кракова, Львова и Люблина, «чтобы приняли участие в становлении нового порядка обороны и других вещей, за которые землевладельцы свои голоса будут отдавать». И только Краков, а после Люблинской унии Вильно имели право участвовать в сеймах, хотя и другие крупные города тоже направляли туда своих делегатов.Золотой век польской культуры. «Я наблюдал какую-то удивительную бойкость и рачительность, охватившую почти все профессии и сословия. Умы наших земляков обрели какую-то силу и активность», — писал в середине XVI в. польский педагог Шимон Марициуш из Пильзна. Новые веяния Возрождения быстро проникли в Польшу, их носителями была в основном молодёжь, учившаяся в итальянских, французских и немецких университетах. Основанная епископом Яном Любранским в Познани средняя школа первой в Польше ввела новую программу воспитания в соответствии с веяниями Возрождения. Многочисленные гимназии разных конфессий (в Пинчове, Кракове, Лешно, Ракове, Гданьске), создававшиеся во второй половине XVI столетия, воспитывали учеников в том же духе.Знания о мире несли получавшие все большее распространение книги, поначалу служившие потребностям узкого круга духовенства и учёных. Наряду с религиозной и научной тематикой печатались правовые акты, документы и конституция сейма, а также различные справочники. Большую роль в обмене информацией сыграли публичные диспуты по экзекуционной программе и религиозные дискуссии между приверженцами различных вероисповеданий. Обмену информацией служила и организованная Зыгмунтом Аугустом постоянная почта, связавшая государства Ягеллонов с Западной Европой.Быстро доходили до Польши вести о заморских путешествиях и открытиях новых материков. Интерес к географии отразился в национальной литературе – земли Восточной Европы и Азии описал Мацей из Мехова в трактате О двух Сарматиях, а хронист Бернард Ваповский был создателем больших карт Европы. Развивалась историография, а авторы исторических работ: Марцин Бельский, Марцин Кромер и Лукаш Гурницкий приобрели большую популярность среди шляхты. Выдающимся научным достижениям явился трактат Миколая Коперника Об обращении небесных сфер (1543). Он произвёл революцию в астрономии, доказав, вопреки прежним представлениям, что Земля вращается вокруг Солнца.Переживала расцвет художественная литература на польском языке. «И пусть все соседние народы знают, что поляки не гуси, свой язык имеют», — писал Миколай Рей из Нагловиц, который наряду с Яном Кохановским – выдающимся поэтом, писавшим как по-польски, так и по-латыни, — считается отцом польского литературного языка. Он воспевал также «достойную» жизнь помещиков, ибо шляхта постепенно превращалась в сословие помещиков, а рыцарские идеалы уступали место «пользе», какую приносит хорошее владение хозяйства, и прелестям спокойной жизни в деревне. Деревянные шляхетские усадьбы – просторные, одно- или двухэтажные дома с крыльцом, живописно расположенные среди садов и парков – прочно вписались в польский пейзаж. Всё чаще также в разных частях страны можно было увидеть великолепные резиденции, а в городах – богато декорированные в стиле ренессанса особняки.Как шляхта, так и мещане строили в костёлах монументальные надгробия. Надгробная скульптура, в соответствии с веяниями Возрождения, реалистически передавала облик покойного, представляя его в характерной полусклонённой позе.Новые веяния в культуре и искусстве распространял главным образом королёвский двор. Первые ренессансные постройки появились благодаря Зыгмунту I. Это он, пригласив видных художников  из-за границы, перестроил вавельский замок и возвёл при кафедральном соборе на Вавеле новую часовню, названную Зыгмунтовской. Превосходные интерьеры замка вызывали восхищение даже у иностранцев, а особенно коллекция гобеленов – настенных художественных тканей, имитирующих картины. Два последних Ягеллона были ценителями и знатоками искусства. Они окружали себя художниками, устраивали писателей в королевскую канцелярию, помогая им тем самым материально, содержали при дворе постоянные капеллы, чтобы музыка сопутствовала им в течение всего дня. Особенно прославилась капелла при кафедральном соборе на Вавеле. Зыгмунт Аугуст собрал великолепную библиотеку, коллекционировал также скульптуры, картины и драгоценности.«Приветствую народ, который – хотя некогда и считался варварским – теперь так прекрасно развивается в области науки, права, религии и во всём, что противоположно всякой неотёсанности, и может соперничать с самыми культурными народами», — писал о поляках один из выдающихся европейских мыслителей эпохи Возрождения Эразм Роттердамский.Заключение. Благодаря экономическому и культурному расцвету Польши при двух последних королях из династии Ягеллонов, период их правления был назван золотым веком. Завоевания в Ливонии, вассальная зависимость прусского и курляндского правителей укрепили позиции государства в бассейне Балтийского моря, а политика поддержания хороших отношений с Турцией обеспечила мир на южной границе. Лишь войны с Россией привели к уменьшению территории Великого княжества Литовского – этот вооруженный конфликт не угаснет и в последующих столетиях.Золотой век принёс народам, населявшим Королевство и Литву, важные перемены. Великое княжество Литовское из родовой вотчины превратилось в полноправный с Польшей член Речи Посполитой. Унификация устройства во всей монархии обеспечила шляхетскому сословию, независимо от национальной принадлежности – польской, литовской или русской, — одинаковые права и обязанности по отношению к государству.Смерть последнего Ягеллона, который, хотя и был трижды женат, не дождался наследника, повергла народ в скорбь. Несмотря на споры, общество было сильно привязано к династии. Ощущалась также обеспокоенность судьбой монархии при выборных королях.Источники: A.Dybkowska, J.Żaryn, M. Żaryn. Polskie Dzieje od czasów najdawniejszych do współczesności. Wydawnictwo Naukowe PWN, Warszawa, 1994Мезенцев Дмитрий, сайт diletant.ru

Почему поляки не любят русских

Поляки не доверяют русским. Можно даже сказать, недолюбливают. Для поляков русские стали выражением рока, немилости судьбы. В польской истории Провидением была отведена России роль черной дыры, которая поглотила «Большой взрыв Речи Посполитой».

Русская темная материя

В начале у поляков (в компании с литовцами) все шло хорошо. Да так хорошо, что к XVI веку в Восточной Европе они вошли в образ, близкий к современному образу США. Время от времени «хранители христианских ценностей» организовывали «гуманитарные» операции в варварской Московии, чтобы «цивилизовать» деспотичную европейскую окраину. Водили вереницы царей, даже посидели в Кремле в Смуту, но справедливости так и не добились.

Всякий раз благородная шляхта нащупывала черную дыру в виде «сусаниных» и «исуповских болот», пока не открыли дверь в мир хаоса и не разбудили «русскую тёмную материю».

А потом пружина разжалась. Страсть Петра I и Екатерины II «цивилизовать», «европизировать» Россию ударила по бывшим «цивилизаторам». Жирный крест (Андреевский) на мечте о Великой Польше был поставлен в 1813, когда русская армия, догоняя отступавших французов, оккупировала придуманное Наполеоном Великое герцогство Варшавское, которое через пару лет станет частью Империи под уничижительным артикулом «Царство Польское».

 

«Царство Польское»

2

Присоединившись по итогам Отечественной войны 1812 года к России «Царство Польское» (с 1887 года – «Привислинский край») имело двоякое положение. С одной стороны, после раздела Речи Посполитой это хоть и было совершенно новое геополитическое образование, но все еще сохраняющее связь в этнокультурном и религиозном планах со своей предшественницей.

А с другой – здесь росло национальное самосознание и пробивались ростки государственности, что не могло не повлиять на взаимоотношения поляков и центральной власти.
После присоединения к Российской империи в «Царстве Польском», несомненно, ожидали перемен. Перемены были, но воспринимались не всегда однозначно. За время вхождения Польши в состав России сменилось пять императоров, и у каждого был свой взгляд на самую западную российскую губернию.

8

Если Александр I слыл «полонофилом», то Николай I в отношении Польши выстраивал политику куда более трезвую и жесткую. Впрочем, ему не откажешь в стремлении, по выражению самого императора, «быть столь же хорошим поляком, как и хорошим русским».

Российская историография в целом позитивно оценивает итоги столетнего вхождения Польши в состав империи. Возможно, именно взвешенная политика России по отношению к западному соседу помогла создать уникальную ситуацию, при которой Польша, не являясь самостоятельной территорией, на протяжении ста лет сохраняла государственную и национальную идентичность.

Надежды и разочарования

4

Одной из первых мер, введенных российским правительством, была отмена «кодекса Наполеона» и замена его польским кодексом, который в числе прочих мер наделял крестьян землей и предполагал улучшение финансового положения малоимущих. Польский сейм новый законопроект принял, однако отказался запрещать предоставляющий свободы гражданский брак.

В этом отчетливо обозначились ориентиры поляков на западные ценности. Пример брать было с кого. Так в Великом княжестве Финляндском уже к моменту вхождения Польского царства в состав России было отменено крепостное право. Просвещенная и либеральная Европа была Польше ближе, чем «крестьянская» Россия.

«Николаевская реакция»

5

После «александровских свобод» пришло время «николаевской реакции». В Польской губернии почти все делопроизводство переводится на русский язык, или на французский для тех, кто не владел русским. Конфискованные имения жалуются лицам русского происхождения, также русскими замещаются все высшие должностные посты.

Дальше – больше. В 1832 году польский злотый выходит из обращения – его место занимает российский рубль, а привычная для поляков метрическая система переводится на имперскую систему мер.

Николай I в 1835 году посетивший с визитом Варшаву чувствует назревающий в польском обществе протест, а поэтому запрещает депутации выразить верноподданнические чувства, «дабы предохранить их ото лжи».
Тон выступления императора ударяет своей бескомпромиссностью: «Мне нужны деяния, а не слова. Если вы будете упорствовать в своих мечтаниях о национальной обособленности, о независимости Польши и тому подобных фантазиях, вы навлечёте на себя величайшее несчастие… Говорю вам, что при малейшем волнении я прикажу стрелять в город, обращу Варшаву в развалины и, конечно, не отстрою ее».

 

Польский бунт

6

Идея национальной обособленности, вплоть до восстановления Речи Посполитой в ее прежних пределах охватывала все более широкие слои масс. Разгонной силой протеста выступало студенчество, которое поддержали рабочие, солдаты, а также разночинные слои польского общества. Позднее к освободительному движению примкнула часть помещиков и дворян.

Основные пункты требований, предъявляемых повстанцами, это аграрные реформы, демократизация общества и в конечном итоге независимость Польши.
Но для российского государства это был опасный вызов. На польские восстания 1830-1831 и 1863-1864 годов российское правительство отвечает резко и жестко. Подавление бунтов оказалось кровопролитным, однако чрезмерной жесткости, о которой писали советские историки, не было. Бунтовщиков предпочитали отсылать в отдаленные российские губернии.

Восстания вынудили правительство принять ряд контрмер. В 1832 году был ликвидирован польский сейм и расформирована польская армия. В 1864 году были введены ограничения на использование польского языка и передвижение мужского населения. В меньшей степени итоги восстаний коснулись местной бюрократии, хотя среди революционеров были дети крупных чиновников. Период после 1864 года отмечен усилением в польском обществе «русофобии».

Выгоды

7

Польша, несмотря на ограничения и ущемления свобод, получала определенные выгоды от принадлежности к империи. Так, при правлении Александра II и Александра III поляки стали чаще назначаться на руководящие должности. В некоторых уездах их число достигало 80%. Поляки имели возможность продвижения по государственной службе отнюдь не меньше чем русские.

9

Еще больше привилегий давалось польским аристократам, которые автоматически получали высокие чины. Многие из них курировали банковскую сферу. Для польской знати были доступны доходные места в Петербурге и Москве, также они имели возможность открыть свое дело.
Нужно отметить, что в целом Польская губерния имела больше привилегий, чем другие регионы империи. Так, в 1907 году на заседании Государственной Думы 3-го созыва было озвучено, что в различных российских губерниях налогообложение доходит до 1,26%, а в крупнейших промышленных центрах Польши – Варшаве и Лодзи оно не превышает 1,04%.

В конце XIX столетия Россия вступила на путь индустриализации, подкрепленной солидными западными инвестициями. Дивиденды от этого имели и польские чиновники, участвуя в железнодорожных перевозках между Россией и Германией. Как следствие – появление огромного количества банков в крупных польских городах.

Трагичный для России 1917 год завершил историю «русской Польши», дав полякам возможность становления собственной государственности. То, что обещал Николай II – свершилось. Польша обрела свободу, однако столь желаемой императором унии с Россией так и не получилось.


***
Укрощение строптивых. 

24 октября 1795 года было заключено соглашение о Третьем разделе Речи Посполитой, поставившее точку в существовании независимого польского государства.

Объявление генералом Кречетниковым манифеста императрицы Екатерины II о присоединении Волыни и Подолии к России (1793 г.).

Объявление генералом Кречетниковым манифеста императрицы Екатерины II о присоединении Волыни и Подолии к России (1793 г.). © / Public Domain

День окончательной победы над Россией

29 октября 1611 года Речь Посполитая пережила один из самых громких триумфов в своей истории. Под звон колоколов, при большом скоплении народа гетман польский коронный Станислав Жолкевский провёз в открытой для всеобщего обозрения повозке свергнутого русского царя Василия Шуйского и других русских пленников по Варшаве и после триумфального въезда в Королевский замок поставил их перед королём Сигизмундом III, депутатами и сенаторами.

В Сенатской зале Королевского замка Василий Шуйский с непокрытой головой склонился к земле, ладонью правой руки коснулся земли, а следом поцеловал её. Затем принёс присягу, покорился величию Речи Посполитой, признал себя побеждённым и пообещал, что Россия больше никогда на Польшу не нападёт. Только после этой присяги король Сигизмунд позволил ему поцеловать руку, что было очередным проявлением превосходства польского владыки.

Король Сигизмунд III.
Король Сигизмунд III. Фото: http://www.globallookpress.com

В первой половине XVII века Речь Посполитая, возникшая в 1569 году в результате объединения Королевства Польского и Великого княжества Литовского, достигла пика своего могущества.

Государство занимало огромную территорию, включавшую часть Прибалтики, русские, украинские и белорусские земли, включая Киев, Минск и Смоленск, часть немецких земель. Пруссия вместе Кенигсбергом находилась в зависимости от Речи Посполитой.

Право liberum veto

Речь Посполитая претендовала на статус державы, которая устанавливает порядки в Европы. Эти огромные амбиции совмещались с внутренней нестабильностью, вызванной оригинальным государственным устройством.

Верховная власть, сильно ограниченная со стороны шляхты, принадлежала пожизненно избираемому монарху, носившему единый титул короля польского и великого князя литовского, русского и жемайтского. Законодательная, а также частично судебная власть находилась в руках Сейма, состоявшего из двух палат: Сената и Посольской избы. В состав Сената входили высшие государственные сановники и католическое духовенство, Посольская изба состояла из депутатов, называемых послами. Выборы депутатов происходили на поветовых сеймиках, представлявших собой специально созываемые перед началом работы Сейма собрания местной шляхты.

Ограничения королевской власти со стороны Сейма дополнялись и ограничениями в работе самого Сейма, связанными с правилом liberum veto. Согласно этому правилу, любой депутат Сейма мог прекратить обсуждение любого вопроса и работу Сейма вообще, выступив против.

Принцип, изначально призванный обеспечить политическое равенство всех регионов Речи Посполитой, со временем превратился в тормоз любых политических и экономических изменений.

«Представление пленного царя Василия Шуйского Cенату и Сигизмунду III в Варшаве», картина Яна Матейко.

Час позора. Как российская элита Кремль полякам сдавала 

 

 

21 сентября 1610 года представители Семибоярщины пустили в Москву польско-литовский военный гарнизон.

«Представление пленного царя Василия Шуйского Cенату и Сигизмунду III в Варшаве», картина Яна Матейко.

«Представление пленного царя Василия Шуйского Cенату и Сигизмунду III в Варшаве», картина Яна Матейко. ©/ Commons.wikimedia.org

Эх, Вася…

За тысячелетнюю историю России бывало всякое: одни её события вызывают чувство великой гордости, другие — не меньшей горечи. Но если говорить о событиях по-настоящему позорных, то одним из таких стало вхождение в Московский кремль в ночь на 21 сентября 1610 года польских войск.Это вхождение не явилось следствием военного поражения — таково было решение людей, объявивших себя русским правительством. Это решение привело к фактической утрате Россией своего государственного суверенитета.Смутное время, начавшееся в России с пресечением династии Рюриковичей, к 1610 году достигло своего апогея.

Василий Шуйский.

 

Василий Шуйский. Commons.wikimedia.org

 

 

 

 

Василий Шуйский, ставший царём в 1606 году после свержения Лжедмитрия I, никогда не пользовался большой популярностью, однако к 1610 году окончательно растерял остатки авторитета. Его власть распространялась лишь на небольшую часть русских земель. Огромные территории контролировал новый самозванец Лжедмитрий II. Страну потрясали восстания, на южных рубежах бесчинствовали никем не останавливаемые кочевники, в 1609 году началась война с Польшей.

Стремясь преодолеть кризис, Василий Шуйский заключил договор с королём Швеции, в обмен на территориальные уступки получив от него военную помощь. Родственник царя, молодой полководец Михаил Скопин-Шуйский, одержал ряд побед, оттеснив силы Лжедмитрия I от Москвы. Но вскоре военачальник умер. По мнению историков, царь и его брат Дмитрий, приревновав талантливого полководца к его славе, решили от него избавиться, отравив молодого человека на одном из пиров.

Новый переворот

Смерть «творца побед» Михаила Скопина-Шуйского не прибавила популярности царю, а последней каплей стало поражение от поляков в битве под Клушиным 24 июня 1610 года.

Станислав Жолкевский.
Станислав Жолкевский. Commons.wikimedia.org

Русская армия, ведомая братом царя Дмитрием Шуйским, даже имея значительный перевес над польским войском гетмана Станислава Жолкевского, была наголову разбита. Победителям достались богатые трофеи — обозы, казна и даже хоругвь Василия Шуйского.

Армия, верная русскому царю, фактически перестала существовать. Окружение Шуйского решило, что от царя-неудачника пора избавляться.

17 июля 1610 года в Москве вспыхнул мятеж. Ворвавшиеся в царские палаты дворяне и посадские люди объявили, что Шуйский более не царь, схватили его и насильно постригли в монахи.

Русский престол вновь освободился. Власть перешла в руки правительства знатных бояр в главе с князем Фёдором Мстиславским. Также в правительство, позднее названное Семибоярщиной, вошли князья Иван Воротынский, Андрей Трубецкой, Андрей Голицын, Борис Лыков-Оболенский, бояре Иван Романов и Фёдор Шереметев.

За время Смуты каждый из членов Семибоярщины успел отметиться в не самых благовидных делах и поступках. Перспектива утраты Россией государственного суверенитета пугала правительство меньше, чем возможность утраты собственности и угроза восстаний «черни».

Мстиславский и компания прекрасно знали — их собственный авторитет в народе ничуть не выше, чем у свергнутого царя. Народ откровенно ненавидел элиту, из-за внутренних распрей которой страна пришла в столь бедственное состояние. Даже у Лжедмитрия II было больше шансов заручиться народной поддержкой, чем у представителей Семибоярщины.

Русский трон для польского королевича

Владислав IV Ваза.
Владислав IV Ваза. Commons.wikimedia.org

Боярское правительство приняло решение во избежание внутренних распрей отказаться от поиска кандидатуры нового царя среди русских и пригласить на престол иностранца. Первым кандидатом стал старший сын польского короля Сигизмунда III Владислав. На тот момент польскому королевичу исполнилось только 15 лет.

В августе 1610 года русская делегация вступила в переговоры с поляками. Сигизмунд III не возражал против подобного соглашения и даже согласился на переход сына в православие, поскольку бояре настаивали на сохранении в России православной веры.

Польский король был готов давать любые обещания, справедливо полагая, что в нынешнем положении его обещания русским не стоят ничего.

17 августа 1610 года договор о приглашении Владислава на царство был заключён, и русские послы крестным целованием подтверждали верность новому владыке. Затем к присяге новому царю стали приводить москвичей и жителей других городов страны.

Сам факт возможного воцарения Владислава отторжения у россиян поначалу не вызывал. Предполагалось, что речь пойдёт о равноправной унии Польши и России, без попытки внедрения католицизма.

Под покровом ночи

Сигизмунд III Ваза.
Сигизмунд III Ваза. Commons.wikimedia.org

У Сигизмунда были иные планы. Откладывая переезд Владислава в Россию, польский король рассчитывал добиться от русских присяги себе, не обременяя себя никакими обязательствами, в том числе связанными с религией.

Представители Семибоярщины же готовы были пойти на любые условия, которые позволили бы им получить военную защиту от Лжедмитрия II и «черни», недовольной ими самими.

Польские войска к этому времени находились в непосредственной близости от Москвы, на Хорошевских лугах и в Ходынской пойме. Герой битвы при Клушине гетман Станислав Жолкевский был готов обеспечить воцарение Владислава в Москве.

Удивительно, но факт — гетман Жолкевский, ставший героем войны с Россией, крайне скептически относился к её перспективам. Гетман был против введения польского гарнизона в Москву, полагая, что подобное решение принесёт больше вреда, нежели пользы.

Тем не менее опытный военный привык выполнять приказы и потому, получив соответствующее предписание от короля, в ночь на 21 сентября 1610 года вошёл с отрядом в открытые ворота Московского кремля.

С этого момента в сердце России на целых два года разместился польско-литовский военный гарнизон. Значение правительства русских бояр было сведено к минимуму.

Польский триумф, русское унижение

Александр Корвин Гонсевский.
Александр Корвин Гонсевский. Фото: Commons.wikimedia.org

Сам Жолкевский в Москве пробыл недолго. Разместив в городе польско-литовский гарнизон в несколько тысяч человек, он отправился к королю Сигизмунду III, поручив командование Александру Гонсевскому.

Вместе с собой Жолкевский увозил «живые трофеи» — низложенного царя Василия Шуйского и его брата Дмитрия. Выдача Шуйских была одним из условий договора, заключённого Семибоярщиной с Сигизмундом.

Жолкевский уезжал из Москвы с облегчением. Он полагал, что намерения Сигизмунда III самостоятельно занять русский трон, о которых стало известно гетману, — самая настоящая авантюра, которая для Речи Посполитой ничем хорошим не кончится.

Оставленный в Москве Гонсевский не особо заботился о лояльности местного населения. В результате польско-литовский гарнизон стал промышлять насилием и грабежом, что вызвало ненависть москвичей по отношению к оккупантам. Недовольство польский комендант подавлял силой, чем ещё больше усугублял ситуацию.

Правительство Фёдора Мстиславского в эти дела не вмешивалось. Семибоярщина надеялась дождаться появления в столице законного царя Владислава, с которым ситуация и должна была начать меняться к лучшему.

29 октября 1611 года по улицам Варшавы в открытой повозке провезли пленного Василия Шуйского, после чего доставили его в королевский замок. Там низложенный русский царь публично склонился перед Сигизмундом III, признал себя побеждённым Речью Посполитой, поцеловал королю руку и принёс ему клятву верности.

Это был момент величайшего триумфа Польши над Россией, и момент самого низкого падения России в отношениях с Польшей.

Но польский триумф продолжительным не получился. Россияне, разгневанные действиями собственных бояр и оккупантов из Речи Посполитой, объединялись в ополчение, намеревавшееся вышвырнуть захватчиков и предателей из Кремля. Ждать оставалось недолго…

В первые десятилетия существования Речи Посполитой, по мнению историков, её государственное устройство было достаточно прогрессивным и способствовало развитию страны.

Со временем, однако, непрерывные конфликты среди различных групп шляхты привели к скатыванию страны в анархию.

Отставной фаворит в роли короля

А в это время соседи, ещё вчера уступавшие Речи Посполитой, стремительно уходили вперёд в своём развитии. Поляки отвечали на это гордой, но странной, с точки зрения стороннего наблюдателя, поговоркой: «Польша сильна раздорами».

К середине XVIII века бесконечная борьба группировок польской элиты между собой привела к тому, что в эти процессы стали активно вмешиваться соседние страны. Поддерживая те или иные партии шляхты, иностранцы влияли на политику Речи Посполитой.

В 1764 году на польский трон взошёл Станислав II Понятовский, бывший фаворит Екатерины II. Несмотря на то, что к его приходу к власти была напрямую причастна Россия, новый король попытался вести независимую политику. Начатые им реформы были направлены на реорганизацию властных институтов с целью упрочения системы управления в стране. В частности, король стремился отменить правило liberum veto.

Реформаторские старания Станислава II шли вразрез с российской политикой, и в Петербурге решили принять контрмеры.

В 1767 году через пророссийски настроенную польскую знать и российского посла в Варшаве князя Николая Репнина Екатерина II инициировала принятие конституции Речи Посполитой, которая ликвидировала результаты реформ Станислава II Понятовского. Сейм, проходивший под контролем Репнина, признал свободу вероисповедания и богослужения в православных и протестантских церквях. Православным и протестантам открылся доступ ко всем должностям Речи Посполитой, что вызвало негодование среди католических иерархов Польши.

Лидеры недовольных были арестованы и сосланы в Россию.

Станислав II Понятовский.
Станислав II Понятовский. Источник: Public Domain

Конфликт интересов

Пророссийские политики в Польше действовали отнюдь не во вред собственной стране. Просто с запада Речи Посполитой угрожала стремительно усиливавшаяся Пруссия, намеревавшаяся аннексировать северо-западные регионы страны. В этих условиях защита со стороны России была единственным вариантом противодействия прусской экспансии.

В 1768 году антироссийские силы в Речи Посполитой, прежде всего католики, объединились в Барскую конфедерацию, начавшую войну против польского короля и России. Конфедераты рассчитывали на поддержку Турции, находившейся в состоянии войны с Россией, а также Франции. Однако турки сами терпели поражения от русских войск, Франция не хотела втягиваться в конфликт, в результате чего растянувшееся на четыре года противостояние завершилось разгромом конфедератов.

Успех России в борьбе с турками и одновременно с польскими конфедератами насторожил Пруссию, не хотевшую усиления России. Объединившись с ещё одним геополитическими соперником Российской империи, Австрией, король Пруссии Фридрих II Великий выдвинул план раздела части территорий Польши между тремя государствами. Этот план был невыгоден для России, однако в создавшихся условиях Петербург в случае отказа рисковал потерять больше.

Большой куш

6 февраля 1772 года в Петербурге было заключено секретное соглашение между Пруссией и Россией. 19 февраля 1772 года в Вене была подписана тройственная конвенция о разделе Польши. Участники соглашения получали равные территории и обязались соблюдать неизменность законов на остающейся независимой части Речи Посполитой.

В начале августа 1772 года русские, прусские и австрийские войска вошли на территорию Речи Посполитой и заняли области в соответствии с соглашением. Это событие вошло в историю под названием «Первый раздел Речи Посполитой».

По условиям соглашения, Россия завладела частью Прибалтики (Ливония, Задвинское герцогство), до этого находившейся под властью Польши, и Белоруссией до Двины, Друти и Днепра, включая районы Витебска, Полоцка и Мстиславля. Под власть российской короны перешли территории площадью 92 тысячи квадратных километров с населением 1 млн 300 тыс. человек.

Пруссия получила Эрмланд (Вармию) и Королевскую Пруссию (позже ставшую новой провинцией под названием Западная Пруссия) до реки Нотеч, территории герцогства Померания без города Гданьск (Данциг), округа и воеводства Поморское, Мальборское (Мариенбург) и Хелминское (Кульм) без города Торн (Торунь), а также некоторые районы в Великой Польше. Прусские приобретения составили 36 тысяч квадратных километров и 580 тыс. жителей.

Австрия приобрела Затор и Освенцим, часть Малой Польши, включающую южную часть Краковского и Сандомирского воеводств, а также части Бельского воеводства и всю Галицию без города Кракова. В общей сложности австрийские приобретения составили 83 тысячи квадратных километров и 2 млн 600 тыс. человек.

«Рейтан — упадок Польши», картина Яна Матейко.
«Рейтан — упадок Польши», картина Яна Матейко. Источник: Public Domain

«Патриоты» бросают вызов

Под давлением трёх держав Станислав II Понятовский и Сейм вынуждены были принять новую реальность и утвердить её законодательно.

После первого раздела король Станислав II Понятовский вернулся к идее реформ, полагая, что только они спасут страну от окончательного краха. Реформирование претерпели образование, промышленность, земледелие, армия.

Внутренние раздоры шляхты, однако, сделали ситуацию взрывоопасной. Так называемая «патриотическая» партия, опиравшаяся на поддержку Пруссии, выступала за немедленный разрыв отношений с Россией и отказ от выполнения ранее заключённых с ней соглашений.

В 1790 году «патриоты», взявшие верх в Сейме, добились заключения договора с Пруссией, по которому страны обязались помогать друг другу в случае войны. В секретной части соглашения оговаривалось, что Речь Посполитая за поддержку передаст Пруссии города Гданьск и Торунь.

3 мая 1791 года партия «патриотов» добилась принятия конституции, по которой Польша вновь получила право проводить внутренние реформы без санкции России. Одновременно отменялись основные положения, принятые в 1767 году так называемым «сеймом Репнина». Кроме того, численность армии Речи Посполитой увеличивалась с 30 до 100 тысяч человек.

Россия сочла происходящее угрозой своим интересам. Пророссийские силы в Польше были объединены в Тарговицкую конфедерацию, которая выступила против «патриотов». Вспыхнул вооружённый конфликт, известный как русско-польская война 1792 года.

Остались рожки да ножки…

Боевые действия, начавшиеся в мае, завершились в конце июля полной победой Тарговицкой конфедерации, за спиной которой стояла Россия. О своём присоединении к конфедератам заявил и король Станислав Понятовский, после чего лидеры «патриотов» вынуждены были уехать за границу.

23 января 1793 года Россия и Пруссия подписали конвенцию о Втором разделе Польши. Созванный в Гродно Сейм, который контролировался сторонниками Тарговицкой конфедерации, утвердил данную конвенцию.

Россия получила белорусские земли до линии Динабург – Пинск – Збруч, восточную часть Полесья, украинские области Подолье и Волынь. Под власть Пруссии перешли территории, населённые этническими поляками: Данциг, Торунь, Великая Польша, Куявия и Мазовия, за исключением Мазовецкого воеводства.

Потери Речи Посполитой от второго раздела составили свыше 300 тысяч квадратных километров и двух миллионов человек. В целом же, по итогам двух разделов государство сократилось на две трети, и это при том, что во втором разделе не принимала участия Австрия.

Здравый смысл подсказывал — курс, который пытался проводить Станислав II Понятовский, направленный на реформирование государства и постепенное его укрепление, являлся единственно верным в ситуации, в которой оказалась Речь Посполитая.

Восстание Костюшко

Но если раздорами Польша была сильна, то со здравым смыслом у шляхтичей всегда были проблемы.

В 1794 году «патриотическая» партия под руководством Тадеуша Костюшко начала восстание. Главным противником была обозначена Российская империя, но одновременно повстанцы рассчитывали вернуть Речи Посполитой все территории, утраченные во время предыдущих разделов, а это уже било по интересам Пруссии и Австрии.

В результате «патриоты» выступили сразу против трёх государств, полагаясь на собственную доблесть и надеясь на помощь революционной Франции.

Но Франции в то время было не до Речи Посполитой, и поэтому восстание Костюшко завершилось полным поражением.

Но если сам лидер восстания, попав в плен, был вскоре помилован и отпущен на свободу, то для его страны итогом стало исчезновение с карты мира.

Решив, что «польский вопрос» созрел для окончательного и бесповоротного решения, 24 октября 1795 года Россия, Пруссия и Австрия заключили соглашение о ликвидации польско-литовского государства.

Бунт, погубивший Польшу. Как Тадеуш Костюшко уничтожил свою страну
 

Король уволен, страна ликвидирована

По условиям Третьего раздела Польши, Россия получила белорусские и украинские земли к востоку от Буга и линии Немиров – Гродно общей площадью 120 тысяч квадратных километров и населением 1,2 млн человек. Пруссия приобрела территории, населённые этническими поляками, к западу от pек Пилицы, Вислы, Буга и Немана вместе с Варшавой, а также земли в Западной Литве, общей площадью 55 тысяч квадратных километров и населением в 1 млн человек. Под власть Австрии перешли Краков и часть Малой Польши между Пилицей, Вислой и Бугом, часть Подляшья и Мазовии, общей площадью 47 тысяч квадратных километров и населением 1,2 млн человек.

25 ноября 1795 года король Станислав II Понятовский в Гродно подписал документы о сложении полномочий и отправился доживать свой век в Петербурге.

В 1807 году Наполеон предпринял попытку воссоздания польского государства в виде Варшавского герцогства, созданного из территорий, отошедших к Пруссии и Австрии во время Второго и Третьего разделов. Герцогство просуществовало до поражения Наполеона, после чего, на основании решений Венского конгресса, его территория также была поделена — Великая Польша отошла к Пруссии, Краков получил статус вольного города, а остальная часть Варшавского герцогства была включена в состав России под именем Царства Польского.

Независимая Польша исчезла с карты мира более чем на столетие, до 1918 года.

aif.ru

«Внешний враг». Откуда у поляков столько ненависти к России

Польша  по территории — как пятая часть Тюменской области…»
«Польша — это такая страна, которая на протяжении всей своей истории примыкала к более сильным государствам,

— объясняет Игорь Пыхалов, историк из Санкт-Петербурга.
— Она более ста лет не имела собственной государственности (в 1795 году в результате трёх разделов, когда Польшу поделили Пруссия, Австрия и Россия, польское государство перестало существовать!) — вот откуда амбиции «недогосударства». Как только поляки чувствуют себя сильнее — кидаются грабить и задирать соседей. Польша грабила и Советскую Россию, и Германию во время гражданской войны. В 1938-м поучаствовала в «отхвате» у Чехословакии Судетской области. Но часто поляки неадекватно оценивают свои силы. Екатерина Вторая говорила про Польшу: «Царство сумасбродное польское» — и точнее не скажешь!

«Поляки оборзели ещё в 1611-м году (когда армия гетмана Станислава Жолкевского взяла Смоленск. — Ред.), — соглашается Михаил Леонтьев, политолог. — Ничего нового с тех пор у нас с поляками не произошло. Помните, В. Путин сказал во время какой-то встречи с немцами: почему у нас нормальные отношения с Германией? Да потому что у нас нет перед немцами комплекса неполноценности! Вот это — ответ про поляков, они этим комплексом неполноценности из-за нас как раз истерзаны. Речь Посполитая была величайшей европейской державой и прямым конкурентом России, в том числе в славянском мире. Но благодаря нам она перестала существовать — этого до сих пор не могут пережить польские националисты! Одна радость — сейчас у власти в Польше адекватное, психически нормальное правительство. Сумасшедших там нет, и оно не русофобское. А так — ну что мы хотим? Чтобы поляки нас полюбили? Польша же не девушка, зачем нам её любовь?»

«Всех достали!»

Да, наверное, можно и иногда нужно подставлять другую щёку, если ударили по одной, — но сколько времени? Почему мы прощаем иностранным должникам миллиарды долларов, а потом потуже затягиваем пояса своих граждан? Почему мы отправляем лучших артистов с «благотворительными гастролями» в страны, высмеивающие нас в газетах и на ТВ? Почему мы сносим любые оскорбления, если после них прозвучит сухое «извините»? Извините, надоело! «Поляки нас всех достали, — написал после нападения в Варшаве на посольство России в своём блоге Эдуард Лимонов. — Вынуждали наше государство десяток раз извиняться за Катынь. А за попавших в плен под Варшавой после «Чуда на Висле» 200 тысяч красноармейцев Польша не извинялась! За тех, кто никогда не вернулся домой…»

Во время визита в Польшу делегации Госдумы РФ было объявлено, что 2015 год станет Годом России в Польше и соответственно Польши в России. Если поляки не угомонятся — всё это превратится в фарс. Мы потратим миллионы народных средств, а «добрые соседи» за это обольют нас желчью, а наши памятники — краской и грязью…

Кстати

«Несмотря на усилия местных пропагандистов, польский народ в подавляющем большинстве своём вообще не испытывает никакой ненависти к россиянам, — объясняет Владимир Кирьянов, главный редактор газеты «Русский курьер Варшавы». — Что касается зависти… Поляки если и завидуют России, то, поверьте, по-хорошему — просторам, природе, величию городов и культуры. Что нужно сделать для улучшения отношений? Как ни странно, но русско-польская дружба уже давно и прочно существует на уровне общения людей. Но, чтобы закрепить её официально на государственном уровне, полякам нужно прежде всего прекратить антироссийскую пропаганду, отказаться от посыпания солью старых исторических ран, постоянных претензий к государству Российскому. Иными словами, нам нужно начать жить с чистого листа, смотреть только вперёд, исполняя то, о чём договорились высшие религиозные деятели, подписавшие недавно на встрече в Варшаве соответствующее обращение к народам двух стран.

russian7.ru