Как упраздняли Польшу

Почему поляки не любят русских

Поляки не доверяют русским. Можно даже сказать, недолюбливают. Для поляков русские стали выражением рока, немилости судьбы. В польской истории Провидением была отведена России роль черной дыры, которая поглотила «Большой взрыв Речи Посполитой».

Русская темная материя

В начале у поляков (в компании с литовцами) все шло хорошо. Да так хорошо, что к XVI веку в Восточной Европе они вошли в образ, близкий к современному образу США. Время от времени «хранители христианских ценностей» организовывали «гуманитарные» операции в варварской Московии, чтобы «цивилизовать» деспотичную европейскую окраину. Водили вереницы царей, даже посидели в Кремле в Смуту, но справедливости так и не добились.

Всякий раз благородная шляхта нащупывала черную дыру в виде «сусаниных» и «исуповских болот», пока не открыли дверь в мир хаоса и не разбудили «русскую тёмную материю».

А потом пружина разжалась. Страсть Петра I и Екатерины II «цивилизовать», «европизировать» Россию ударила по бывшим «цивилизаторам». Жирный крест (Андреевский) на мечте о Великой Польше был поставлен в 1813, когда русская армия, догоняя отступавших французов, оккупировала придуманное Наполеоном Великое герцогство Варшавское, которое через пару лет станет частью Империи под уничижительным артикулом «Царство Польское».

 

«Царство Польское»

2

Присоединившись по итогам Отечественной войны 1812 года к России «Царство Польское» (с 1887 года – «Привислинский край») имело двоякое положение. С одной стороны, после раздела Речи Посполитой это хоть и было совершенно новое геополитическое образование, но все еще сохраняющее связь в этнокультурном и религиозном планах со своей предшественницей.

А с другой – здесь росло национальное самосознание и пробивались ростки государственности, что не могло не повлиять на взаимоотношения поляков и центральной власти.
После присоединения к Российской империи в «Царстве Польском», несомненно, ожидали перемен. Перемены были, но воспринимались не всегда однозначно. За время вхождения Польши в состав России сменилось пять императоров, и у каждого был свой взгляд на самую западную российскую губернию.

8

Если Александр I слыл «полонофилом», то Николай I в отношении Польши выстраивал политику куда более трезвую и жесткую. Впрочем, ему не откажешь в стремлении, по выражению самого императора, «быть столь же хорошим поляком, как и хорошим русским».

Российская историография в целом позитивно оценивает итоги столетнего вхождения Польши в состав империи. Возможно, именно взвешенная политика России по отношению к западному соседу помогла создать уникальную ситуацию, при которой Польша, не являясь самостоятельной территорией, на протяжении ста лет сохраняла государственную и национальную идентичность.

Надежды и разочарования

4

Одной из первых мер, введенных российским правительством, была отмена «кодекса Наполеона» и замена его польским кодексом, который в числе прочих мер наделял крестьян землей и предполагал улучшение финансового положения малоимущих. Польский сейм новый законопроект принял, однако отказался запрещать предоставляющий свободы гражданский брак.

В этом отчетливо обозначились ориентиры поляков на западные ценности. Пример брать было с кого. Так в Великом княжестве Финляндском уже к моменту вхождения Польского царства в состав России было отменено крепостное право. Просвещенная и либеральная Европа была Польше ближе, чем «крестьянская» Россия.

«Николаевская реакция»

5

После «александровских свобод» пришло время «николаевской реакции». В Польской губернии почти все делопроизводство переводится на русский язык, или на французский для тех, кто не владел русским. Конфискованные имения жалуются лицам русского происхождения, также русскими замещаются все высшие должностные посты.

Дальше – больше. В 1832 году польский злотый выходит из обращения – его место занимает российский рубль, а привычная для поляков метрическая система переводится на имперскую систему мер.

Николай I в 1835 году посетивший с визитом Варшаву чувствует назревающий в польском обществе протест, а поэтому запрещает депутации выразить верноподданнические чувства, «дабы предохранить их ото лжи».
Тон выступления императора ударяет своей бескомпромиссностью: «Мне нужны деяния, а не слова. Если вы будете упорствовать в своих мечтаниях о национальной обособленности, о независимости Польши и тому подобных фантазиях, вы навлечёте на себя величайшее несчастие… Говорю вам, что при малейшем волнении я прикажу стрелять в город, обращу Варшаву в развалины и, конечно, не отстрою ее».

 

Польский бунт

6

Идея национальной обособленности, вплоть до восстановления Речи Посполитой в ее прежних пределах охватывала все более широкие слои масс. Разгонной силой протеста выступало студенчество, которое поддержали рабочие, солдаты, а также разночинные слои польского общества. Позднее к освободительному движению примкнула часть помещиков и дворян.

Основные пункты требований, предъявляемых повстанцами, это аграрные реформы, демократизация общества и в конечном итоге независимость Польши.
Но для российского государства это был опасный вызов. На польские восстания 1830-1831 и 1863-1864 годов российское правительство отвечает резко и жестко. Подавление бунтов оказалось кровопролитным, однако чрезмерной жесткости, о которой писали советские историки, не было. Бунтовщиков предпочитали отсылать в отдаленные российские губернии.

Восстания вынудили правительство принять ряд контрмер. В 1832 году был ликвидирован польский сейм и расформирована польская армия. В 1864 году были введены ограничения на использование польского языка и передвижение мужского населения. В меньшей степени итоги восстаний коснулись местной бюрократии, хотя среди революционеров были дети крупных чиновников. Период после 1864 года отмечен усилением в польском обществе «русофобии».

Выгоды

7

Польша, несмотря на ограничения и ущемления свобод, получала определенные выгоды от принадлежности к империи. Так, при правлении Александра II и Александра III поляки стали чаще назначаться на руководящие должности. В некоторых уездах их число достигало 80%. Поляки имели возможность продвижения по государственной службе отнюдь не меньше чем русские.

9

Еще больше привилегий давалось польским аристократам, которые автоматически получали высокие чины. Многие из них курировали банковскую сферу. Для польской знати были доступны доходные места в Петербурге и Москве, также они имели возможность открыть свое дело.
Нужно отметить, что в целом Польская губерния имела больше привилегий, чем другие регионы империи. Так, в 1907 году на заседании Государственной Думы 3-го созыва было озвучено, что в различных российских губерниях налогообложение доходит до 1,26%, а в крупнейших промышленных центрах Польши – Варшаве и Лодзи оно не превышает 1,04%.

В конце XIX столетия Россия вступила на путь индустриализации, подкрепленной солидными западными инвестициями. Дивиденды от этого имели и польские чиновники, участвуя в железнодорожных перевозках между Россией и Германией. Как следствие – появление огромного количества банков в крупных польских городах.

Трагичный для России 1917 год завершил историю «русской Польши», дав полякам возможность становления собственной государственности. То, что обещал Николай II – свершилось. Польша обрела свободу, однако столь желаемой императором унии с Россией так и не получилось.


***
Укрощение строптивых. 

24 октября 1795 года было заключено соглашение о Третьем разделе Речи Посполитой, поставившее точку в существовании независимого польского государства.

Объявление генералом Кречетниковым манифеста императрицы Екатерины II о присоединении Волыни и Подолии к России (1793 г.).

Объявление генералом Кречетниковым манифеста императрицы Екатерины II о присоединении Волыни и Подолии к России (1793 г.). © / Public Domain

День окончательной победы над Россией

29 октября 1611 года Речь Посполитая пережила один из самых громких триумфов в своей истории. Под звон колоколов, при большом скоплении народа гетман польский коронный Станислав Жолкевский провёз в открытой для всеобщего обозрения повозке свергнутого русского царя Василия Шуйского и других русских пленников по Варшаве и после триумфального въезда в Королевский замок поставил их перед королём Сигизмундом III, депутатами и сенаторами.

В Сенатской зале Королевского замка Василий Шуйский с непокрытой головой склонился к земле, ладонью правой руки коснулся земли, а следом поцеловал её. Затем принёс присягу, покорился величию Речи Посполитой, признал себя побеждённым и пообещал, что Россия больше никогда на Польшу не нападёт. Только после этой присяги король Сигизмунд позволил ему поцеловать руку, что было очередным проявлением превосходства польского владыки.

Король Сигизмунд III.
Король Сигизмунд III. Фото: http://www.globallookpress.com

В первой половине XVII века Речь Посполитая, возникшая в 1569 году в результате объединения Королевства Польского и Великого княжества Литовского, достигла пика своего могущества.

Государство занимало огромную территорию, включавшую часть Прибалтики, русские, украинские и белорусские земли, включая Киев, Минск и Смоленск, часть немецких земель. Пруссия вместе Кенигсбергом находилась в зависимости от Речи Посполитой.

Право liberum veto

Речь Посполитая претендовала на статус державы, которая устанавливает порядки в Европы. Эти огромные амбиции совмещались с внутренней нестабильностью, вызванной оригинальным государственным устройством.

Верховная власть, сильно ограниченная со стороны шляхты, принадлежала пожизненно избираемому монарху, носившему единый титул короля польского и великого князя литовского, русского и жемайтского. Законодательная, а также частично судебная власть находилась в руках Сейма, состоявшего из двух палат: Сената и Посольской избы. В состав Сената входили высшие государственные сановники и католическое духовенство, Посольская изба состояла из депутатов, называемых послами. Выборы депутатов происходили на поветовых сеймиках, представлявших собой специально созываемые перед началом работы Сейма собрания местной шляхты.

Ограничения королевской власти со стороны Сейма дополнялись и ограничениями в работе самого Сейма, связанными с правилом liberum veto. Согласно этому правилу, любой депутат Сейма мог прекратить обсуждение любого вопроса и работу Сейма вообще, выступив против.

Принцип, изначально призванный обеспечить политическое равенство всех регионов Речи Посполитой, со временем превратился в тормоз любых политических и экономических изменений.

«Представление пленного царя Василия Шуйского Cенату и Сигизмунду III в Варшаве», картина Яна Матейко.

Час позора. Как российская элита Кремль полякам сдавала 

 

 

21 сентября 1610 года представители Семибоярщины пустили в Москву польско-литовский военный гарнизон.

«Представление пленного царя Василия Шуйского Cенату и Сигизмунду III в Варшаве», картина Яна Матейко.

«Представление пленного царя Василия Шуйского Cенату и Сигизмунду III в Варшаве», картина Яна Матейко. ©/ Commons.wikimedia.org

Эх, Вася…

За тысячелетнюю историю России бывало всякое: одни её события вызывают чувство великой гордости, другие — не меньшей горечи. Но если говорить о событиях по-настоящему позорных, то одним из таких стало вхождение в Московский кремль в ночь на 21 сентября 1610 года польских войск.Это вхождение не явилось следствием военного поражения — таково было решение людей, объявивших себя русским правительством. Это решение привело к фактической утрате Россией своего государственного суверенитета.

Смутное время, начавшееся в России с пресечением династии Рюриковичей, к 1610 году достигло своего апогея.

Василий Шуйский.

 

Василий Шуйский. Commons.wikimedia.org

 

 

 

 

Василий Шуйский, ставший царём в 1606 году после свержения Лжедмитрия I, никогда не пользовался большой популярностью, однако к 1610 году окончательно растерял остатки авторитета. Его власть распространялась лишь на небольшую часть русских земель. Огромные территории контролировал новый самозванец Лжедмитрий II. Страну потрясали восстания, на южных рубежах бесчинствовали никем не останавливаемые кочевники, в 1609 году началась война с Польшей.

Стремясь преодолеть кризис, Василий Шуйский заключил договор с королём Швеции, в обмен на территориальные уступки получив от него военную помощь. Родственник царя, молодой полководец Михаил Скопин-Шуйский, одержал ряд побед, оттеснив силы Лжедмитрия I от Москвы. Но вскоре военачальник умер. По мнению историков, царь и его брат Дмитрий, приревновав талантливого полководца к его славе, решили от него избавиться, отравив молодого человека на одном из пиров.

Новый переворот

Смерть «творца побед» Михаила Скопина-Шуйского не прибавила популярности царю, а последней каплей стало поражение от поляков в битве под Клушиным 24 июня 1610 года.

Станислав Жолкевский.
Станислав Жолкевский. Commons.wikimedia.org

Русская армия, ведомая братом царя Дмитрием Шуйским, даже имея значительный перевес над польским войском гетмана Станислава Жолкевского, была наголову разбита. Победителям достались богатые трофеи — обозы, казна и даже хоругвь Василия Шуйского.

Армия, верная русскому царю, фактически перестала существовать. Окружение Шуйского решило, что от царя-неудачника пора избавляться.

17 июля 1610 года в Москве вспыхнул мятеж. Ворвавшиеся в царские палаты дворяне и посадские люди объявили, что Шуйский более не царь, схватили его и насильно постригли в монахи.

Русский престол вновь освободился. Власть перешла в руки правительства знатных бояр в главе с князем Фёдором Мстиславским. Также в правительство, позднее названное Семибоярщиной, вошли князья Иван Воротынский, Андрей Трубецкой, Андрей Голицын, Борис Лыков-Оболенский, бояре Иван Романов и Фёдор Шереметев.

За время Смуты каждый из членов Семибоярщины успел отметиться в не самых благовидных делах и поступках. Перспектива утраты Россией государственного суверенитета пугала правительство меньше, чем возможность утраты собственности и угроза восстаний «черни».

Мстиславский и компания прекрасно знали — их собственный авторитет в народе ничуть не выше, чем у свергнутого царя. Народ откровенно ненавидел элиту, из-за внутренних распрей которой страна пришла в столь бедственное состояние. Даже у Лжедмитрия II было больше шансов заручиться народной поддержкой, чем у представителей Семибоярщины.

Русский трон для польского королевича

Владислав IV Ваза.
Владислав IV Ваза. Commons.wikimedia.org

Боярское правительство приняло решение во избежание внутренних распрей отказаться от поиска кандидатуры нового царя среди русских и пригласить на престол иностранца. Первым кандидатом стал старший сын польского короля Сигизмунда III Владислав. На тот момент польскому королевичу исполнилось только 15 лет.

В августе 1610 года русская делегация вступила в переговоры с поляками. Сигизмунд III не возражал против подобного соглашения и даже согласился на переход сына в православие, поскольку бояре настаивали на сохранении в России православной веры.

Польский король был готов давать любые обещания, справедливо полагая, что в нынешнем положении его обещания русским не стоят ничего.

17 августа 1610 года договор о приглашении Владислава на царство был заключён, и русские послы крестным целованием подтверждали верность новому владыке. Затем к присяге новому царю стали приводить москвичей и жителей других городов страны.

Сам факт возможного воцарения Владислава отторжения у россиян поначалу не вызывал. Предполагалось, что речь пойдёт о равноправной унии Польши и России, без попытки внедрения католицизма.

Под покровом ночи

Сигизмунд III Ваза.
Сигизмунд III Ваза. Commons.wikimedia.org

У Сигизмунда были иные планы. Откладывая переезд Владислава в Россию, польский король рассчитывал добиться от русских присяги себе, не обременяя себя никакими обязательствами, в том числе связанными с религией.

Представители Семибоярщины же готовы были пойти на любые условия, которые позволили бы им получить военную защиту от Лжедмитрия II и «черни», недовольной ими самими.

Польские войска к этому времени находились в непосредственной близости от Москвы, на Хорошевских лугах и в Ходынской пойме. Герой битвы при Клушине гетман Станислав Жолкевский был готов обеспечить воцарение Владислава в Москве.

Удивительно, но факт — гетман Жолкевский, ставший героем войны с Россией, крайне скептически относился к её перспективам. Гетман был против введения польского гарнизона в Москву, полагая, что подобное решение принесёт больше вреда, нежели пользы.

Тем не менее опытный военный привык выполнять приказы и потому, получив соответствующее предписание от короля, в ночь на 21 сентября 1610 года вошёл с отрядом в открытые ворота Московского кремля.

С этого момента в сердце России на целых два года разместился польско-литовский военный гарнизон. Значение правительства русских бояр было сведено к минимуму.

Польский триумф, русское унижение

Александр Корвин Гонсевский.
Александр Корвин Гонсевский. Фото: Commons.wikimedia.org

Сам Жолкевский в Москве пробыл недолго. Разместив в городе польско-литовский гарнизон в несколько тысяч человек, он отправился к королю Сигизмунду III, поручив командование Александру Гонсевскому.

Вместе с собой Жолкевский увозил «живые трофеи» — низложенного царя Василия Шуйского и его брата Дмитрия. Выдача Шуйских была одним из условий договора, заключённого Семибоярщиной с Сигизмундом.

Жолкевский уезжал из Москвы с облегчением. Он полагал, что намерения Сигизмунда III самостоятельно занять русский трон, о которых стало известно гетману, — самая настоящая авантюра, которая для Речи Посполитой ничем хорошим не кончится.

Оставленный в Москве Гонсевский не особо заботился о лояльности местного населения. В результате польско-литовский гарнизон стал промышлять насилием и грабежом, что вызвало ненависть москвичей по отношению к оккупантам. Недовольство польский комендант подавлял силой, чем ещё больше усугублял ситуацию.

Правительство Фёдора Мстиславского в эти дела не вмешивалось. Семибоярщина надеялась дождаться появления в столице законного царя Владислава, с которым ситуация и должна была начать меняться к лучшему.

29 октября 1611 года по улицам Варшавы в открытой повозке провезли пленного Василия Шуйского, после чего доставили его в королевский замок. Там низложенный русский царь публично склонился перед Сигизмундом III, признал себя побеждённым Речью Посполитой, поцеловал королю руку и принёс ему клятву верности.

Это был момент величайшего триумфа Польши над Россией, и момент самого низкого падения России в отношениях с Польшей.

Но польский триумф продолжительным не получился. Россияне, разгневанные действиями собственных бояр и оккупантов из Речи Посполитой, объединялись в ополчение, намеревавшееся вышвырнуть захватчиков и предателей из Кремля. Ждать оставалось недолго…

В первые десятилетия существования Речи Посполитой, по мнению историков, её государственное устройство было достаточно прогрессивным и способствовало развитию страны.

Со временем, однако, непрерывные конфликты среди различных групп шляхты привели к скатыванию страны в анархию.

Отставной фаворит в роли короля

А в это время соседи, ещё вчера уступавшие Речи Посполитой, стремительно уходили вперёд в своём развитии. Поляки отвечали на это гордой, но странной, с точки зрения стороннего наблюдателя, поговоркой: «Польша сильна раздорами».

К середине XVIII века бесконечная борьба группировок польской элиты между собой привела к тому, что в эти процессы стали активно вмешиваться соседние страны. Поддерживая те или иные партии шляхты, иностранцы влияли на политику Речи Посполитой.

В 1764 году на польский трон взошёл Станислав II Понятовский, бывший фаворит Екатерины II. Несмотря на то, что к его приходу к власти была напрямую причастна Россия, новый король попытался вести независимую политику. Начатые им реформы были направлены на реорганизацию властных институтов с целью упрочения системы управления в стране. В частности, король стремился отменить правило liberum veto.

Реформаторские старания Станислава II шли вразрез с российской политикой, и в Петербурге решили принять контрмеры.

В 1767 году через пророссийски настроенную польскую знать и российского посла в Варшаве князя Николая Репнина Екатерина II инициировала принятие конституции Речи Посполитой, которая ликвидировала результаты реформ Станислава II Понятовского. Сейм, проходивший под контролем Репнина, признал свободу вероисповедания и богослужения в православных и протестантских церквях. Православным и протестантам открылся доступ ко всем должностям Речи Посполитой, что вызвало негодование среди католических иерархов Польши.

Лидеры недовольных были арестованы и сосланы в Россию.

Станислав II Понятовский.
Станислав II Понятовский. Источник: Public Domain

Конфликт интересов

Пророссийские политики в Польше действовали отнюдь не во вред собственной стране. Просто с запада Речи Посполитой угрожала стремительно усиливавшаяся Пруссия, намеревавшаяся аннексировать северо-западные регионы страны. В этих условиях защита со стороны России была единственным вариантом противодействия прусской экспансии.

В 1768 году антироссийские силы в Речи Посполитой, прежде всего католики, объединились в Барскую конфедерацию, начавшую войну против польского короля и России. Конфедераты рассчитывали на поддержку Турции, находившейся в состоянии войны с Россией, а также Франции. Однако турки сами терпели поражения от русских войск, Франция не хотела втягиваться в конфликт, в результате чего растянувшееся на четыре года противостояние завершилось разгромом конфедератов.

Успех России в борьбе с турками и одновременно с польскими конфедератами насторожил Пруссию, не хотевшую усиления России. Объединившись с ещё одним геополитическими соперником Российской империи, Австрией, король Пруссии Фридрих II Великий выдвинул план раздела части территорий Польши между тремя государствами. Этот план был невыгоден для России, однако в создавшихся условиях Петербург в случае отказа рисковал потерять больше.

Большой куш

6 февраля 1772 года в Петербурге было заключено секретное соглашение между Пруссией и Россией. 19 февраля 1772 года в Вене была подписана тройственная конвенция о разделе Польши. Участники соглашения получали равные территории и обязались соблюдать неизменность законов на остающейся независимой части Речи Посполитой.

В начале августа 1772 года русские, прусские и австрийские войска вошли на территорию Речи Посполитой и заняли области в соответствии с соглашением. Это событие вошло в историю под названием «Первый раздел Речи Посполитой».

По условиям соглашения, Россия завладела частью Прибалтики (Ливония, Задвинское герцогство), до этого находившейся под властью Польши, и Белоруссией до Двины, Друти и Днепра, включая районы Витебска, Полоцка и Мстиславля. Под власть российской короны перешли территории площадью 92 тысячи квадратных километров с населением 1 млн 300 тыс. человек.

Пруссия получила Эрмланд (Вармию) и Королевскую Пруссию (позже ставшую новой провинцией под названием Западная Пруссия) до реки Нотеч, территории герцогства Померания без города Гданьск (Данциг), округа и воеводства Поморское, Мальборское (Мариенбург) и Хелминское (Кульм) без города Торн (Торунь), а также некоторые районы в Великой Польше. Прусские приобретения составили 36 тысяч квадратных километров и 580 тыс. жителей.

Австрия приобрела Затор и Освенцим, часть Малой Польши, включающую южную часть Краковского и Сандомирского воеводств, а также части Бельского воеводства и всю Галицию без города Кракова. В общей сложности австрийские приобретения составили 83 тысячи квадратных километров и 2 млн 600 тыс. человек.

«Рейтан — упадок Польши», картина Яна Матейко.
«Рейтан — упадок Польши», картина Яна Матейко. Источник: Public Domain

«Патриоты» бросают вызов

Под давлением трёх держав Станислав II Понятовский и Сейм вынуждены были принять новую реальность и утвердить её законодательно.

После первого раздела король Станислав II Понятовский вернулся к идее реформ, полагая, что только они спасут страну от окончательного краха. Реформирование претерпели образование, промышленность, земледелие, армия.

Внутренние раздоры шляхты, однако, сделали ситуацию взрывоопасной. Так называемая «патриотическая» партия, опиравшаяся на поддержку Пруссии, выступала за немедленный разрыв отношений с Россией и отказ от выполнения ранее заключённых с ней соглашений.

В 1790 году «патриоты», взявшие верх в Сейме, добились заключения договора с Пруссией, по которому страны обязались помогать друг другу в случае войны. В секретной части соглашения оговаривалось, что Речь Посполитая за поддержку передаст Пруссии города Гданьск и Торунь.

3 мая 1791 года партия «патриотов» добилась принятия конституции, по которой Польша вновь получила право проводить внутренние реформы без санкции России. Одновременно отменялись основные положения, принятые в 1767 году так называемым «сеймом Репнина». Кроме того, численность армии Речи Посполитой увеличивалась с 30 до 100 тысяч человек.

Россия сочла происходящее угрозой своим интересам. Пророссийские силы в Польше были объединены в Тарговицкую конфедерацию, которая выступила против «патриотов». Вспыхнул вооружённый конфликт, известный как русско-польская война 1792 года.

Остались рожки да ножки…

Боевые действия, начавшиеся в мае, завершились в конце июля полной победой Тарговицкой конфедерации, за спиной которой стояла Россия. О своём присоединении к конфедератам заявил и король Станислав Понятовский, после чего лидеры «патриотов» вынуждены были уехать за границу.

23 января 1793 года Россия и Пруссия подписали конвенцию о Втором разделе Польши. Созванный в Гродно Сейм, который контролировался сторонниками Тарговицкой конфедерации, утвердил данную конвенцию.

Россия получила белорусские земли до линии Динабург – Пинск – Збруч, восточную часть Полесья, украинские области Подолье и Волынь. Под власть Пруссии перешли территории, населённые этническими поляками: Данциг, Торунь, Великая Польша, Куявия и Мазовия, за исключением Мазовецкого воеводства.

Потери Речи Посполитой от второго раздела составили свыше 300 тысяч квадратных километров и двух миллионов человек. В целом же, по итогам двух разделов государство сократилось на две трети, и это при том, что во втором разделе не принимала участия Австрия.

Здравый смысл подсказывал — курс, который пытался проводить Станислав II Понятовский, направленный на реформирование государства и постепенное его укрепление, являлся единственно верным в ситуации, в которой оказалась Речь Посполитая.

Восстание Костюшко

Но если раздорами Польша была сильна, то со здравым смыслом у шляхтичей всегда были проблемы.

В 1794 году «патриотическая» партия под руководством Тадеуша Костюшко начала восстание. Главным противником была обозначена Российская империя, но одновременно повстанцы рассчитывали вернуть Речи Посполитой все территории, утраченные во время предыдущих разделов, а это уже било по интересам Пруссии и Австрии.

В результате «патриоты» выступили сразу против трёх государств, полагаясь на собственную доблесть и надеясь на помощь революционной Франции.

Но Франции в то время было не до Речи Посполитой, и поэтому восстание Костюшко завершилось полным поражением.

Но если сам лидер восстания, попав в плен, был вскоре помилован и отпущен на свободу, то для его страны итогом стало исчезновение с карты мира.

Решив, что «польский вопрос» созрел для окончательного и бесповоротного решения, 24 октября 1795 года Россия, Пруссия и Австрия заключили соглашение о ликвидации польско-литовского государства.

Бунт, погубивший Польшу. Как Тадеуш Костюшко уничтожил свою страну
 

Король уволен, страна ликвидирована

По условиям Третьего раздела Польши, Россия получила белорусские и украинские земли к востоку от Буга и линии Немиров – Гродно общей площадью 120 тысяч квадратных километров и населением 1,2 млн человек. Пруссия приобрела территории, населённые этническими поляками, к западу от pек Пилицы, Вислы, Буга и Немана вместе с Варшавой, а также земли в Западной Литве, общей площадью 55 тысяч квадратных километров и населением в 1 млн человек. Под власть Австрии перешли Краков и часть Малой Польши между Пилицей, Вислой и Бугом, часть Подляшья и Мазовии, общей площадью 47 тысяч квадратных километров и населением 1,2 млн человек.

25 ноября 1795 года король Станислав II Понятовский в Гродно подписал документы о сложении полномочий и отправился доживать свой век в Петербурге.

В 1807 году Наполеон предпринял попытку воссоздания польского государства в виде Варшавского герцогства, созданного из территорий, отошедших к Пруссии и Австрии во время Второго и Третьего разделов. Герцогство просуществовало до поражения Наполеона, после чего, на основании решений Венского конгресса, его территория также была поделена — Великая Польша отошла к Пруссии, Краков получил статус вольного города, а остальная часть Варшавского герцогства была включена в состав России под именем Царства Польского.

Независимая Польша исчезла с карты мира более чем на столетие, до 1918 года.

aif.ru

«Внешний враг». Откуда у поляков столько ненависти к России

Польша  по территории — как пятая часть Тюменской области…»
«Польша — это такая страна, которая на протяжении всей своей истории примыкала к более сильным государствам,

— объясняет Игорь Пыхалов, историк из Санкт-Петербурга.
— Она более ста лет не имела собственной государственности (в 1795 году в результате трёх разделов, когда Польшу поделили Пруссия, Австрия и Россия, польское государство перестало существовать!) — вот откуда амбиции «недогосударства». Как только поляки чувствуют себя сильнее — кидаются грабить и задирать соседей. Польша грабила и Советскую Россию, и Германию во время гражданской войны. В 1938-м поучаствовала в «отхвате» у Чехословакии Судетской области. Но часто поляки неадекватно оценивают свои силы. Екатерина Вторая говорила про Польшу: «Царство сумасбродное польское» — и точнее не скажешь!

«Поляки оборзели ещё в 1611-м году (когда армия гетмана Станислава Жолкевского взяла Смоленск. — Ред.), — соглашается Михаил Леонтьев, политолог. — Ничего нового с тех пор у нас с поляками не произошло. Помните, В. Путин сказал во время какой-то встречи с немцами: почему у нас нормальные отношения с Германией? Да потому что у нас нет перед немцами комплекса неполноценности! Вот это — ответ про поляков, они этим комплексом неполноценности из-за нас как раз истерзаны. Речь Посполитая была величайшей европейской державой и прямым конкурентом России, в том числе в славянском мире. Но благодаря нам она перестала существовать — этого до сих пор не могут пережить польские националисты! Одна радость — сейчас у власти в Польше адекватное, психически нормальное правительство. Сумасшедших там нет, и оно не русофобское. А так — ну что мы хотим? Чтобы поляки нас полюбили? Польша же не девушка, зачем нам её любовь?»

«Всех достали!»

Да, наверное, можно и иногда нужно подставлять другую щёку, если ударили по одной, — но сколько времени? Почему мы прощаем иностранным должникам миллиарды долларов, а потом потуже затягиваем пояса своих граждан? Почему мы отправляем лучших артистов с «благотворительными гастролями» в страны, высмеивающие нас в газетах и на ТВ? Почему мы сносим любые оскорбления, если после них прозвучит сухое «извините»? Извините, надоело! «Поляки нас всех достали, — написал после нападения в Варшаве на посольство России в своём блоге Эдуард Лимонов. — Вынуждали наше государство десяток раз извиняться за Катынь. А за попавших в плен под Варшавой после «Чуда на Висле» 200 тысяч красноармейцев Польша не извинялась! За тех, кто никогда не вернулся домой…»

Во время визита в Польшу делегации Госдумы РФ было объявлено, что 2015 год станет Годом России в Польше и соответственно Польши в России. Если поляки не угомонятся — всё это превратится в фарс. Мы потратим миллионы народных средств, а «добрые соседи» за это обольют нас желчью, а наши памятники — краской и грязью…

Кстати

«Несмотря на усилия местных пропагандистов, польский народ в подавляющем большинстве своём вообще не испытывает никакой ненависти к россиянам, — объясняет Владимир Кирьянов, главный редактор газеты «Русский курьер Варшавы». — Что касается зависти… Поляки если и завидуют России, то, поверьте, по-хорошему — просторам, природе, величию городов и культуры. Что нужно сделать для улучшения отношений? Как ни странно, но русско-польская дружба уже давно и прочно существует на уровне общения людей. Но, чтобы закрепить её официально на государственном уровне, полякам нужно прежде всего прекратить антироссийскую пропаганду, отказаться от посыпания солью старых исторических ран, постоянных претензий к государству Российскому. Иными словами, нам нужно начать жить с чистого листа, смотреть только вперёд, исполняя то, о чём договорились высшие религиозные деятели, подписавшие недавно на встрече в Варшаве соответствующее обращение к народам двух стран.

russian7.ru

Реклама