Разделы Польши

Ян Матейко. Рейтан — Падение Польши. 1866 год

1772 год. 5 августа (25 июля ст.ст.) в Петербурге была подписана конвенция между Россией, Австрией и Пруссией, в соответствии с условиями которой состоялся первый раздел земель Польши. По условиям раздела Россия получила наиболее обширные территории польской Ливонии и части Белоруссии площадью 92 тыс. км², Австрии досталась Малопольша с территорией в 83 тыс. км², а Пруссии — 36 тыс. км². Вслед за первым последовали второй (1793 год) и третий (1795 год) разделы Польского королевства, после чего страна перестала существовать на 123 года. 

«В продолжение шести-семи лет сумятицы, поднявшейся в Польше со смерти короля Августа III (1763 г.), в русской политике незаметно мысли о воссоединении Западной Руси: она затерта вопросами о гарантии, диссидентах, конфедерациях. Забота Панина о присвоении России покровительства диссидентам «на вечные времена» скорее указывает на то, что ему была совсем чужда эта мысль.

Русский кабинет сначала довольствовался (думал только) исправлением границы с польской стороны и каким-нибудь территориальным вознаграждением Фридриха за содействие в Польше. Но русско-турецкая война дала делам более широкое течение. Фридрих сперва испугался этой войны, опасаясь, что Австрия, злобясь на русско-прусский союз, вмешается в нее, станет за Турцию, впутает и Пруссию. С целью отклонить эту опасность из Берлина с самого начала войны и была пущена в ход мысль о разделе Польши. Эта идея ничья; она сложилась сама собой из всего строя, быта и соседского окружения Речи Посполитой и носилась в дипломатических кругах давно, уже с XVII в. При деде и отце Фридриха II три раза предлагали Петру I раздел Польши и всегда непременно с уступкой прусскому королю западной Пруссии, отделявшей досадным промежутком Бранденбург от восточной Пруссии. Фридриху II принадлежит не самая идея, а ее практическая разработка. Он сам признавался, что, страшась усиления России, он попробовал без войны, без жертв и риска, только ловкостью извлечь пользу из ее успехов. Война России с Турцией дала ему желанный случай, который он, по его выражению, ухватил за волосы. По его плану к союзу России с Пруссией привлекалась враждебная им обеим Австрия для дипломатического — только отнюдь не вооруженного — содействия России в войне с Турцией, и все три державы получали земельное вознаграждение не от Турции, а от Польши, подавшей повод к войне. После трехлетних переговоров, веденных с «притворной добросовестностью», по выражению Панина, участники, перетасовывая области и населения, как игральные карты, подвели такие итоги игры. Молдавия и Валахия, христианские княжества, отвоеванные у турок русскими войсками, возвращались именно по настоянию Фридриха, союзника, под турецкое иго, освобождение от которого им было торжественно обещано, а взамен этой уступки русский кабинет, обязавшись охранять территориальную целость христианской Польши от хищных соседей, заставил Россию вместе с ними участвовать в ее расхищении. Вышло так, что одни польские области отходили к России взамен турецких за военные издержки и победы, а другие — к Пруссии и Австрии так, ни за что, или к первой как бы за комиссию и за новую постановку дела, за фасон, а ко второй в виде отступного за вражду к России, вызванную ее союзом с той же Пруссией. Наконец, в 1772 г. (25 июля) последовало соглашение трех держав-дольщиц, по которому Австрия получала всю Галицию с округами, захваченными еще до раздела, Пруссия — западную Пруссию с некоторыми другими землями, а Россия — Белоруссию (ныне губернии Витебская и Могилевская). Доля России, понесшей на себе всю тяжесть турецкой войны и борьбы с польской сумятицей, была не самая крупная: по вычислениям, какие представил Панин, она по населенности занимала среднее место, а по доходности — последнее; самая населенная доля была австрийская, самая доходная — прусская. Однако, когда австрийский посол объявил Фридриху свою долю, король не утерпел, чтоб не воскликнуть, взглянув на карту: «Чорт возьми, господа! У вас, я вижу, отличный аппетит: ваша доля столь же велика, как моя и русская вместе; поистине у вас отличный аппетит». Но он был доволен разделом больше остальных участников. Удовольствие его доходило до самозабвения, т. е. до желания быть добросовестным: он признавался, что у России много прав поступить так с Польшей, «чего нельзя сказать об нас с Австрией». Он видел, как плохо воспользовалась Россия своими правами и в Турции и в Польше, и чувствовал, как из этих ошибок росла его новая сила. Это чувствовали и другие. Французский министр злорадно предостерегал русского уполномоченного, что Россия со временем пожалеет об усилении Пруссии, которому она так много содействовала. В России также винили Панина в чрезмерном усилении Пруссии, и он сам сознавался, что зашел дальше, чем желал, а Гр. Орлов считал договор о разделе Польши, так усиливший Пруссию и Австрию, преступлением, заслуживающим смертной казни. Как бы то ни было, редким фактом в европейской истории останется тот случай, когда славяно-русское государство в царствование с национальным направлением помогло немецкому курфюршеству с разрозненной территорией превратиться в великую державу, сплошной широкой полосой раскинувшуюся по развалинам славянского же государства от Эльбы до Немана.

По вине Фридриха победы 1770 г. принесли России больше славы, чем пользы. Екатерина выходила из первой турецкой войны и из первого раздела Польши с независимыми татарами, с Белоруссией и с большим нравственным поражением, возбудив и не оправдав столько надежд в Польше, в Западной России, в Молдавии и Валахии, в Черногории, в Морее».

Цитируется по: Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Том 5. Курс русской истории. Лекция 76. М.: Мысль, 1989. с. 52-53

«Конфедерация догорала весной 1772 года в атмосфере репрессии и непонимания масштабов надвигавшейся опасности. Мужественно оборонялась Ченстохова (до 18 августа), но это сопротивление не могло изменить ход событий. Первое русско-прусское соглашение было заключено 17 февраля 1772 года, а конвенция о разделе была подписана тремя державами 5 августа того же года. Иностранные войска начали вторгаться на польскую территорию, не дожидаясь окончательного определения границ или ратификации конвенции: никто не считал с принятым решением, все старались захватить себе как можно большую часть территории Речи Посполитой. Тысячи конфедератов в кандалах отправились в оренбургские степи, став первым поколением ссыльных – мучеников за дело свободы (…)

Первый раздел, хотя и был беспрецедентным по своим масштабам явлением, не произвел особого впечатления. Участвовавшие в разделе державы аргументировали свое решение в соответствии с представлениями и потребностями европейских дворов и общественным мнением. Они ссылались на полное разложение государства и на царивший в нем дух фракционности, который поддерживал в Польше анархию. Поэтому можно было предположить, что коль скоро поляки не умеют править в своем странном» государстве и, будучи фанатичными приверженцами католицизма, не склонны поддаваться спасительному влиянию философии Просвещения, то их справедливо постигло заслуженное наказание. Под властью просвещенных монархов у них будет больше шансов стать «цивилизованными». Меньше внимания обращалось на другое обстоятельство. В первой половине XVIII века экспансия укрепивших свою мощь государств Центрально-Восточной Европы создала в этом регионе чреватое конфликтами напряжение. Не раз эти государства (и особенно Пруссия) рисковали своим существованием. Напряжение на Балканах, в Силезии или Ливонии снималось за счет Речи Посполитой. Распадалась система, созданная Паниным после Семилетней войны, и державы – участницы разделов оказались связаны друг с другом почти на сто последующих лет».

Цитируется по: Тымовский М., Кеневич Я., Хольцер Е. История Польши. М.: Весь мир, 2004. с. 267-268

 

Петербургская конвенция между Россией и Австрией о первом разделе Польши

Инструкции для господина барона Стакелберга, министра при короле и республике Польской: 
Как Ея Императорское Величество за благо рассудить изволила отозвать чрезвычайнаго и полномочнаго своего посла при Варшавском дворе действительнаго тайнаго советника Салдерна, то угодно ей было по доверенности, которую она полагает на вашу ревность и способность, вас избрать для заступления вместо его сего поста в качестве полномочнаго Ея министра. Именным Ея Величества указом повелено вам, как скоро получите вы из Коллегии иностранных дел вашу экспедицию вместе с проездными для вас деньгами, отправиться к назначенному месту и поездкою вашею (sic) со всевозможною прилежностию поспешать, дабы вы неумедлительно могли распорядиться в порученном вам правлении дел. Равным образом по Ея повелению и Ея именем предписываются вам здесь правила, коими вы следовать имеете в отправлении вашего министерства и в собственном предмете вашего отправления. 
Приобретенное уже вами сведение дел, касающихся к отделенному вам посту, приведете вы в совершенство чрез чтение, в самых тех местах, где хранится архива, которую имеет вам вручить ваш предместник. Вы увидите там как генеральныя инструкции, так и особенныя повеления, данныя послам и министрам, прежде вас бывшим, учиненное ими пополнение по оным, и следственно порядок и течение всех дел. Вы можете разделить оныя особливо на четыре эпохи. 
Первая. Есть инструкция, данная послу Графу Кейзерлингу вместе с князем Репниным, имевшим характер полномочнаго министра, и по коей сей последний продолжал поступать чрез все течение его посольства, в которое вступил он на место графа Кейзерлинга. 
Сия эпоха представит вам начало всех дел между Россиею и Польшею с возшествия Императрицы на престол; избрания короля ныне владеющего; королевския и его фамилии усилия о приращении прерогатив и власти королевскаго достоинства; рекламирования и настояния со стороны России и других в том интересованных дворов о возстановлении диссидентов; употребленныя средства для произведения онаго в действо; генеральную Радомскую конференцию; держанный сейм в Варшаве под узлом сей конфедерации; новую конституцию; возобновленный трактат между Российскою империею и Польшею; вскорости потом начало настоящих мятежей и войну России от Порты объявленную. 
Вторая эпоха, отправление посла князя Волконскаго; инструкции, коими был он снабден; всемерныя попытки и негоциации с его стороны, как при дворе, так у главнейших наций, о пресечении мятежей, всегда тщетныя; мятежи умножаются; самоназывающиеся конфедераты скапливаются и явно нападают на Российския войска; инактивитет Польскаго правительства среди сих настроений. 
Третья эпоха. Посол Сандерн отправлен с новым планом для усмирения Польши. Декларация с его стороны для обязания нации вступить с ним в негоциацию и усмирить себя саму с помощью России; тщетность сего поступка; буйство возмущений продолжаемое с одинаким остервенением; никто не внемлет предложениям России. 
Наконец, четвертая эпоха, есть настоящее дел положение и собственный предмет вашего отправления. Ея Императорское Величество по истощении всех возможных видов в усмирении Польши с сожалением узнала, что дружба Ея, безкорыстие и гарантия посессий республики служит только оружием для Польской нации, которое она употребляет с одной стороны к собственному своему разрушению, а с другой — к подкреплению явной войны противу Российской империи. По таком прискорбном убеждении признала она за долг внять гласу собственнаго своего правосудия, и интереса Ея народов, и не может более без невозвратнаго для нея и Польской нации предосуждения почитать себя связанною такими обязательствами, кои сама сия нация отринула или с явнейшим презрением нарушила. Вступила она с соседними с Польшею державами в согласие действительно обезпечить респективныя их права и претензии на Польшу и произвесть оныя в действо вместе с возстановлением тишины и добраго порядка во внутренности Республики, определяя ей также политическое существование, сходственнейшее с интересами ея соседства. Но для приведения вас в состояние лучше судить о соображении такого соглашения, о его твердости и о соединении трех держав, в оном участвующих, прилично будет объявить вам вкратце о негоциациях предъуготовивших оное и наконец приведших его к своему заключению. 

Цитируется по: Архив внешней политики Российской империи. Ф. «Сношения России с Польшей». Оп. 79/6. Д. 165. Л. 29 — 39

5 августа 1772 года в Петербурге была подписана Австро-прусско-российская конвенция о первом разделе Речи Посполитой – некогда могущественного союзного государства, сформировавшегося в конце 14-16 веков путем объединения владений Польского королевства и Великого княжества Литовского. Этот документ подтвердил заключенные 6 и 19 февраля того же года двусторонние соглашения России с Пруссией и Австрией об аннексии части польско-литовских земель. По итогам этих соглашений Речь Посполитая продолжала существовать, но ее территория существенно уменьшилась. Пруссия получила земли в южной Прибалтике: Померанию и Западную Пруссию, включавшие бывшие польские воеводства Поморское, Мальборкское и Хелминское (без вольных городов Гданьска и Торуня), а также другие владения, площадью 36 тыс. км2 с 580 тыс. жителей. Россия заняла территорию Восточной Белоруссии по Западной Двине и Днепру, площадью 92 тыс. км2, с населением 1 млн. 300 тыс. человек. Австрия аннексировала значительный участок южной Польши — часть Краковского и Сандомирского воеводств, Освенцимское и Заторское княжества, а также Русского (Галиции) и Бельского воеводств – всего 83 тыс. км2, с более чем 2,5 млн. населением. По желанию участников конвенции ее должен был утвердить польский сейм (парламент). Переговоры польского короля Станислава Августа Понятовского с его бывшей возлюбленной – царицей Екатериной II и другими заинтересованными европейскими монархами не принесли результатов, и сейму пришлось подчиниться. В сентябре войска Австрии, Пруссии и России заняли аннексированные территории Речи Посполитой, не встретив со стороны поляков никакого военного сопротивления.

© Calend.ru

«Вечный мир» — мирный договор между Россией и Речью Посполитой.
История вопроса

В Москве подписан «Вечный мир» между Россией и Речью Посполитой

Ещё 16 мая 1686 г. после долгих и трудных переговоров польско-литовские представители, с одной стороны, и выдающийся российский дипломат, начальник Посольского приказа князь Василий Васильевич Голицын, с другой, подписали в Москве «Вечный мир» между Россией и Речью Посполитой.

«Вечный мир» – мирный договор между Россией и Речью Посполитой, подтвердивший условия Андрусовского перемирия 1667 года. Он закрепил за Россией Смоленск с окрестностями, Левобережную Украину, Запорожье и Северскую землю с Черниговом и Стародубом. Он также обусловил участие России в антитурецкой коалиции европейских государств «Священной лиге» – союзе Австрии, Речи Посполитой и Венеции.

Во исполнение условий «Вечного мира» Россия согласилась совершить поход против Крымского ханства (1687-1689), что вполне соответствовало ее собственным интересам. Взамен поляки навсегда отказывались от Киева – за единовременную компенсацию в 145 тысяч рублей.

Кроме того, согласно договору Речь Посполитая гарантировала своим православным подданным свободу вероисповедания. А также признала за Россией право на их защиту. Договор вступил в силу сразу же по подписании и послужил основой русско-польского союза в Северной войне (1700-1721).


Разделы Польши в 1772, 1793, 1795 годах.

Разделы Польши были вызваны, как вмешательством держав во внутриполитическую ситуацию, так и экономическими и политическими проблемами самой Речи Посполитой. Для того,  чтобы понять, необходимо обратиться к тому положению, в котором пребывала Речь Посполитая в начале XVIII века.

После смерти Яна III Собесского в 1696 году польский престол снова стал вакантным. Сыновья умершего короля были заняты тяжбой с матерью из-за наследства, оставленного Яном III, что в свою очередь, оттолкнула от них избирателей. Подавляющее большинство было на стороне французского претендента принца Конти, которого поддерживал Людовик XIV. Его противники, сплотив свои силы, добились избрания саксонского курфюрста Фридриха Августа Веттина. Он быстро прибыл с армией в Речь Посполитую  — что было неожиданностью даже для многих голосовавших за него, — короновался на Вавеле как Август II и вынудил прибывшего по морю противник покинуть пределы государства.

Август II не намеревался отказаться от власти в родной Саксонии — стране экономически развитой, богатой, с хорошим административным аппаратом. Будучи наследственным герцогом, он имел там больше прав по отношению к подданным, чем выборный король в Речи Посполитой. Однако правители Саксонии были лишь курфюрстами : имели право участвовать в выборах императора Священной Римской Империи, что выделяло их, наряду с несколькими другими курфюрстами, из группы нескольких сот владетельных князей, тем не менее их государство составляло часть империи, подчинившуюся императору.

Стать монархом в крупной стране, с которой в Европе считались, стране овеянной славой недавней победы над турками под Веной, — такая перспектива вселяла в Августа надежду на обретение независимости от Габсбургов. Путь к самостоятельности вёл через овладение наследственной короной за границами империи, например, в одной из прежних вассальных территорий Речи Посполитой.

Новый монарх был человеком, «атлетического сложения (…), огромной жизненной активности и небывалой физической силы», уверенным в себе красавцем, который «ломал подковы и гнул железо». Он стремился укрепить свою власть, править Речью Посполитой так же умело, как родной Саксонией, и самостоятельно принимать решения. Такой способ правления, чуждый польским обычаям, вызывал недовольство сенаторов, министров, сейма и даже тех, кто посадил Августа на трон.

Король пытался достичь своих целей без взаимодействия с подданными : выписал из-за границы доверенных чиновников и продлевал пребывание саксонских войск на польских землях. Договаривался также со странами, граничившими с Речью Посполитой, обещая им взамен за поддержку своих династических прав часть польских и литовских территорий. Однако никто не хотел укрепления позиций саксонского курфюрста. В конечном итоге проекты Августа принесли печальные плоды — Речь Посполитая была надолго втянута в разорительную для неё Северную войну (1700-1721), хотя формально в ней участия не принимала.

Саксония заключила союз с Россией и Данией, и Август II во главе саксонских войск напал с территории Речи Посполитой на шведскую Ливонию. События приняли неблагоприятный оборот, так как саксонские войска были разбиты и шведы вторглись в глубь польского государства. Противники Августа и его политики искали защиты у шведского короля Карла XII, а часть литовских сторонников короля — у союзницы Саксонии, России. Карл XII требовал низложения Августа II. Оппозиционеры приняли это условие — низложили Веттина (1705) и провозгласили королём познанского воеводу Станислава Лещинского. Лещинский подписал со Швецией соглашение, ставившее Речь Посполитую в зависимость от Карла XII, и отдал Швеции Курляндию.
Комментарии
как-то в очередной дискуссии со мной на Эхо ничто же сумняшеся аргументировали измену Мазепы, якобы тем, что он вернул «завоеванные Польшей некогда земли — обратно в Украину», а Петр самым «подлым образом» вернул эти территории своему союзнику Августу. «Завоевание» заключалось в рейде казачьих банд по тылам армии шведского короля Карлуса — который гонял Августа по Речи Посполите как таракана по столу. Петра мог легко поживиться на «чужом горе» — но остался верным союзническому долгу.

Большая часть шляхты не признала власти шведов, осталась верной Августу как законному королю и образовала в его защиту Сандомирскую конфедерацию. В 1704 г. её представители подписали союзнический договор с Россией.Защитники закона не прекратили борьбу даже тогда, когда Август II отрёкся от польской короны, и было объявлено бескоролевье. Однако после поражения шведов в войне с Россией сторонники Августа дождались его возвращения на польский престол.

Речь Посполитая официально не участвовала в Северной войне. Однако на её территории дольше всего велись бои. Многочисленные саксонские, шведские и русские войска проходили через польские и литовские земли, забирали продовольствие, лошадей и всё, в чём нуждались солдаты, взимали контрибуции, т.е денежные подати, разоряли владения политических противников. Эта вторая после шведского «потопа» волна разрушений вместе с заразой, опустошившой в 1705-1714 гг. огромные территории страны, привели население Речи Посполитой в начале XVIII в. на грань нищеты, его положение было гораздо хуже, чем жителей всех соседних государств.

Когда поражение Швеции под Полтавой (1709) решило исход войны в пользу Росссии, Август II объявил своё отречение недействительным и прибыл в Речь Посполитую. Однако он недооценил верность сандомирских конфедератов и снова начал вынашивать планы укрепления своей власти. Тогда шляхта открыто выступила против короля, создав в 1715 г. в Тарногроде, на Люблинщине, конфедерацию. Чтобы избежать кровопролития, обе стороны согласились на посредничество царя Петра I и вступление русских войск. Начались переговоры.

Условия соглашения между Августом II и его поданными утвердил Сейм, на котором во избежание срыва могли выступить только маршал и депутат, зачитавший текст конституции ; отсюда и название сейма — «Немой». соглашение урегулировало отношения между Речью Посполитой и Саксонией : оба государства должна была связывать лишь царствующая сособа ; на территории Королевства монарх мог содержать только свою гвардию и нескольких высоких чиновников — иностранцев.

Начало вмешательство России, Пруссии и Австрии в дела Речи Посполитой началось со случая в Торуни. В 1724 г. в Торуни были приведены в исполнение смертные приговор нескольким лицам (протестантам), обвинявшимся в организации беспорядков и ограблении иезуитской коллегии. По постановлению сейма 1733 г. иноверцы лишились права занимать высокие должности и быть депутатами Сейма.Эти решения, умело использованные пропагандой России и Пруссии, послужили предлогом для их вмешательства во внутренние дела Речи Посполитой. Царь России и прусский король, сурово и зачастую жестоко правившие в своих государствах, где православие и лютеранство были всегда господствовашими (привилегированными) религиями, выступили вдруг в роли защитников ветотерпимости и прав «угнетаемых» жителей Речи Посполитой.

Поскольку Пётр I был посредником в улаживании конфликта между Августом II и тарногродскими конфедератами и добился утверждения «немым» сеймом условий соглашения, Россия претендовала на роль его гаранта, хотя текст соглашения этого не предусматривал. Внутренним положением Речи Посполитой итересовалась и Пруссия. В 1701 г. бранденбургский курфюрст и прусский князь Фридрих Гогенцоллерн провозгласил себя «королём Пруссии», т.к в этой части своего государства он был независим от императора. По мере роста могущества королевства Пруссии её правители всё более откровенно интересовались внутренними делами Речи Посполитой, ведь Гданьское Поморье разделяло земли Гогенцоллернов на две части. Но правители Пруссии не были безразличны и к делам империи. Когда в 1740 г. умер император Карл VI и на трон вступила его дочь Мария-Терезия, прусский король Фридрих II захватил Силезию. Таким образом, прусское государство стало граничить с землями центральной Польши с севера, запада и юга.

Пётр I договорился с правителями Пруссии и Австрии. Все три государства опасались внутренних реформ в Речи Посполитой. Они считали, что следует стремиться к сохранению в польском сейме liberum veto, ибо это позволяло им влиять на решения парламента. Достаточно было подкупить одного депутата, чтобы нежелательный закон не прошёл. Точно так же подкупом можно было повлиять на голосующих при свободном избрании короля.
Комментариир

Россия, Пруссия и Австрия подписали несколько соглашений, касавшихся общей политики в отношении Речи Посполитой. Важнейшим из них был трактат «трёх чёрных орлов» 1732 г., в котором они обязались возвести на польский и литовский престол после смерти Августа II кандидата, устраивавшего всех. Предусматривалось размещение вдоль польских границ войск трёх государств и примение «всяческих мер» для избрания короля, «который мог бы сохранить мир и добрые отношения с соседними государствами».

Россия, Пруссия и Австрия подписали несколько соглашений, касавшихся общей политики в отношении Речи Посполитой. Важнейшим из них был трактат «трёх чёрных орлов» 1732 г., в котором они обязались возвести на польский и литовский престол после смерти Августа II кандидата, устраивавшего всех. Предусматривалось размещение вдоль польских границ войск трёх государств и примение «всяческих мер» для избрания короля, «который мог бы сохранить мир и добрые отношения с соседними государствами»
По нравам 18 века довольно травоядное соглашение.;)) Без аннексий контрибуций…

это не моя точка зрения, а как бы ответили польские историки. 1. Измена Мазепы, это отношения между РИ и гетманством, Речь Посполитая никоим образом не имеет к этому отношения, 2. Земли, который вернул Мазепа, здесь нужно заглянуть в XIV в. Галицко-Волынская Русь, Подолия вошли в состав Польши при Казимире Великом. Остальные украинские и белорусские земли входили в состав Великого княжества Литовского. И вошли в Речь Посполитую в 1569 году.

Мазепа как-никак большую часть жизни был подданным польского короля;)) Да и гетманщина — все же ещё при Петре она на мой взгляд ещё воспринималась как примерно Галиция правительством Миклайчика до Ялты… Если хот мыслей и логика Вам кажется неверной — поправьте, если сочтёте нужным. Мне любопытен Ваш личный взгляд как полонофила — если не ошибаюсь…

Умудрённая горьким опытом правления Августа II, шляхта решила избрать короля «Пяста». Большинство голосов было отдано за Станислава Лещинского, конкурента Августа II в 1704-1709 гг., тестя французского короля Людовика XV. Россия, Австрия и Пруссия опасались, что связи Лещинского с Людовиком XV приведут к усилению влияния Франции в этой части Европы. Поэтому они поддержали кандидатуру саксонского курфюрста Фридриха-Августа, сына Августа II, и добились его избрания намного меньшим числом голосующих – под прикрытием русских войск, спустя несколько недель после того, как королём уже избрали Станислава. Сторонники Лещинского не смогли предотвратить коронацию АВГУСТА III.

Франция объявила тогда войну России и Австрии, т.н. войну «польское наследство». Военные действия велись в Италии и Германии, а после захвата Лотарингии французский король согласился на перемирие. В Речи Посполитой сторонники «Ляса» (Лещинского) вели неравную борьбу с «Сасом» (Августом III) и русскими войсками. В конце концов Лещинский отрёкся от польской короны и отправился в Лотарингию, которую получил от Людовика XV в пожизненное владение. Королём Речи Посполитой по воле соседних государств остался Август III из саксонской династии Веттинов. Выборы 1733 г. показали, что к «всяческим мерам», предусмотренным трактатом «трёх чёрных орлов», относились не только давно известные методы вербовки сторонников и их подкуп, но и ввод войск на территорию Речи Посполитой, попытки запугать голосующих и заставить их примириться с беззаконием.

Август III в отличие от отца чаще пребывал в Дрездене, чем в Варшаве. Внешней политикой Речи Посполитой и Саксонии руководили саксонские дипломаты, среди которых важнейшую роль играли первые министры Августа : Александр Юзеф Сулковский, а затем Генрих фон Брюль. Основным принципом этой политики было взаимодействие с Россией и приоритет интересов Саксонии. Существование Речи Посполитой стало предметом торга между Петербургом, Веной и Берлином. В Варшаве наибольшим влиянием по-прежнему пользовалась Россия, хотя некоторые группировки магнатов пытались договориться с Пруссией.

До начала XVIII в. вопросы чёткого функционирования государства – парламента, судов, администрации, налоговой системы, армии – находились в центре внимания короля, сената и депутатской палаты. Проекты по усовершенствованию вносили представители разных кругов. В годы правления королей Саксонской династии требовали «исправления Речи Посполитой» стали элементом политической игры соперничавших магнатских партий.

В то время почти во всей Европе принято было считать идеалом такое государство, в котором монарх обладает почти не ограниченной никем, а прежде всего парламентом, властью решать важные для государства и подданных дела. Все решения монарха должны выполняться незамедлительно и чётко компетентными, преданными и хорошо оплачиваемыми чиновниками. Сильная, находящаяся в постоянной готовности армия была неотъемлемым элементом идеального государства.

Речь Посполитая не отвечала ни одному из этих требований. Король вынужден был считаться с Сеймом, назначение на высокие должности, как правило, было пожизненным. Реформаторы предлагали прежде всего улучшить работу Сейма – ограничить liberum veto и ввести принятие решений большинством голосов, оздоровить экономику за счёт доходов государства ( что позволило бы укрепить армию ), окружить заботой подданных, крестьян и новых поселенцев в деревнях, содействовать развитию ремесла, промышленности и обнищавших городов.

В программах различных партий было много общего, но их осуществлению мешала политическая борьба , а поскольку ни одна из партий не имела решающего перевеса, при Августе III только двумя Сеймами были приняты новые законы. Вследствие борьбы за влияние при дворе и вмешательства соседних государств из остальных 14 сеймов 5 были распущены без принятия законов, а 8 было сорвано.

В сороковых и пятидесятых годах XVIII в. самую конкретную программу преобразований подготовила «фамилия» — группировка, объединявшая Чарторыских и родственные им семьи. Они требовали, чтобы решения в сейме принимались большинством голосов, чтобы сейм созывался сроком на два года вместо шестинедельных заседаний раз в два года, отстранения от участия в сеймиках безземельной шляхты, податливой на влияние магнатов. Они считали, что следует ввести коллегиальную, т.е. коллективную исполнительную власть, ответственную перед сеймом, что государство должно оказывать влияние на вопросы армии, просвещения, торговли и сельского хозяйства. Свои проекты они намеревались осуществить при поддержке России – в пятидесятых годах родственник Чарторыских, Станислав Понятовский, будучи польским послом в Петербурге, поддерживал близкие отношения с наследником престола великим князем Петром Фёдоровичем и его женой, будущей царицей Екатериной.

О необходимости реформ говорилось не только в салонах. В сороковых годах вышла анонимная книжечка, озаглавленная Свободный голос свободу обеспечивающий. Её автор – по предположениям бывший король Станислав Лещинский – требовал усовершенствовать работу сейма, изменить порядок проведения выборов короля, создать 100-тысячную армию. Считая сельское хозяйство источником благосостояния Речи Посполитой, он требовал освободить крестьян от крепостной зависимости, окружить их заботой государства и заменить барщину оброком.

Более шестидесяти лет правления королей из саксонской династии не оставили о себе доброй памяти в истории Речи Посполитой. Ни Август II, ни его сын Август III не заслужили уважения и любви подданных. По сей день бытуют связанные с ними поговорки и пословицы : «от Саса до Ляса», «За короля Саса ешь, пей и пояс отпускай», «Саская масленица» ; они напоминают о политическом разброде и образе жизни правителей. Однако в то время жили и творили люди, которых по сей день народ вспоминает с благодарностью ; анонимный автор Свободного голоса, братья Залуские и Станислав Конарский, «тот, кто дерзнул быть мудрым», как гласит надпись на медали, выбитой в его честь королём Станиславом Августом Понятовским.
Комментарии
Трагедия на мой взгляд началась с сепаратистского мятежа полковника Хмельницкого.

Казацкая проблема была не главной. Политической строй Речи Посполитой нуждался в реформах, также, как и в экономике.

В конце правления Августа III «фамилия» Чарторыских была готова взять власть, даже путём государственного переворота, ради проведения необходимых реформ. Из-за колебаний Екатерины II это план, предполагавший присутствие российских войск в Речи Посполитой, стал проводиться в жизнь лишь после смерти Августа III.

Чарторыские вызвали войска Екатерины II, которые помогли им овладеть положением на конвокационном сейме, однако за это им пришлось пойти на уступки. Императрица противилась радикальным реформам и навязала своего кандидата в короли – хорошо ей известного Станислава Понятовского.

Конфедеративный, то есть принимавший решения большинством голосов, конвокационный сейм установил новый регламент работы, допускавший принятие решений большинством голосов по финансовым вопросам. Депутатам запретили приносить присягу по инструкциям сеймиков, что освобождало их от каких-либо обязательств по отношению к магнатам, нередко влиявшим на ход сеймиков. Была введена генеральная таможенная пошлина.

Выборы короля проходили под контролём русских войск. Новый монарх – СТАНИСЛАВ ПОНЯТОВСКИЙ — на церемонии коронации принял дополнительное имя АВГУСТ. Коронационный сейм утвердил новые изменения : был создан постоянный совет, своего рода правительство, так называемая конфедерация короля с министрами. Образованы комиссии военная и по чеканке монет, комиссии «доброго порядка» для урегулирования отношений в королевских городах и инспекционные комиссии для проверки доходов с «королевщин», предназначенных на содержание войска. Реформы конвокационного и коронационного сеймов стали хорошим предзнаменованием для молодого монарха вопреки опасениям, связанным с обстоятельствами его восшествия на престол.

Понятовский был «человеком образованным, умным, с большим художественным вкусом».Он прекрасно отдавал себе отчёт, что никакая реформа государственного устройства не способна изменить судьбу страны, если не изменятся люди. Поэтому он основал в 1765 г. Кадетский корпус, учебное заведение современного типа, готовившее будущих офицеров. Рыцарская школа, комендантом которой был назначен Адам Казимеж Чарторыский, занималась не только обучением своих питомце, но и воспитанием их в духе патриотизма и гражданского долга. Среди её выпускников были Тадеуш Костюшко, руководитель восстания 1794 г., и генерал Юзеф Орловский, комендант Варшавы в 1794 г.

В 1765 г. вновь по инициативе короля открылся Театр Народовы (Национальный театр) и начал выходить нравоучительный журнал «Монитор» — первое польское общественно-политическое периодическое издание.

Активность короля тревожила как его противников, так и сторонников. На сейме 1766 г. Станислав Август намеревался предложить проекты новых реформ, прежде всего отмену liberum veto. Однако ещё раньше Пруссия потребовала отмены генеральной таможенной пошлины и одновременно вместе с Россией выступила за уравнение в правах диссидентов, то есть протестантов и православных. Сейм выступил против королевского проекта и не собирался признавать равные права иноверцам. Тогда под покровительством Пруссии и России образовались две конфедерации : литовских православных и кальвинистов ( в Слуцке ) и протестантов ( в Торуни ), потребовавшие признания им полноты прав. Одновременно враждебные королю магнаты образовали католическую конфедерацию ( в Радоме ).

Все эти конфедерации привлекали сторонников лозунгами борьбы за свободу вероисповедания, а на самом деле хотели передать внутренние дела польско-литовского государства на суд и в ведение Екатерины II. Оказалось, что русский план провалился : сейм нового созыва отказался вернуть под нажимом России права диссидентам, отобранные в период правления королей саксонской династии. Русский посол Николай Репнин прибег к применению силы – были арестованы и высланы в Калугу сенаторы-оппозиционеры : епископы Каетан Солтык и Юзеф Залусский, краковский воевода Вацлав Жевуский и его сын Северин. В конце концов сейм признал иноверцам права замещения государственных должностей, свободного отправления культа, строительства храмов и школ.

Из всех прав, которыми пользовались граждане Речи Посполитой, были выделены кардинальные права, то есть наиважнейшие, как-то : свободные выборы короля, liberum veto, право на отказ королю в повиновении, исключительное право шляхты занимать государственные должности и на земельную собственность. Эти права гарантировала Екатерина II. Практически  это означало, что преобразования государственного устройства должны проводиться с согласия России ; тем самым Речь Посполитая признала столь сильную зависимость от своего восточного соседа.

Решения сейма 1767-1768 гг. означали поражение как реформаторской группировки («Фамилии»), так и противников реформ государственного устройства ( радомских конфедератов ). В 1768 г. в Баре, в Подолии, была образована новая конфедерация «в защиту веры и свободы», то есть во имя преобладания Римско-католической церкви, прав Речи Посполитой и её независимости от России. Барское движение под влиянием кармелита ксендза Марека было проникнуто религиозным духом.

В стихийно организуемые отряды, так называемой партии, вступала прежде всего шляхта – от магнатов до безземельной, в том числе и не имевшая городской недвижимости, но также многочисленные горожане и крестьяне. На сторону конфедератов переходили хоругви коронного войска ; движение распространилось на Великую Польшу и Литву.

Барские конфедераты рассчитывали на помощь государств, заинтересованных в ослаблении России : Франции, Турции, Австрии, которые первоначально не хотели открыто встать на сторону поляков. Когда осенью 1768 г. Турция объявила России войну, казалось, что по крайней мере часть русских войск будет выведена из Речи Посполитой. Вспыхнувшее восстание украинских крестьян, так называемая «колиивщина», сопровождавшееся резней шляхты и еврейского населения ( самой кровавой в Умани ), заставило коронные войска взаимодействовать с русскими войсками, а окраинную шляхту отвлекло от борьбы за независимость Речи Посполитой. Однако брожение охватило всю страну.

С 1770 г. некоторую помощь барским конфедератам оказывала Франция, присылая деньги, оружие и инструкторов. Конфедераты добились некоторых успехов, в частности, заняли Ченстохову и Вавель. В то же самое время руководство конфедерации объявило о низложении Станислава Августа, а несколько месяцев спустя пыталось похитить короля, чем воспользовалась пропаганда соседних стран для компрометации барских конфедератов, «королеубийц», в глазах Европы. Барская конфедерация часто расценивается как первое  восстание в защиту независимости Речи Посполитой.
Комментарии
Были сложные многоходовые комбинации с довольно непредсказуемыми последствиями. Исторически ни Пруссия, ни Россия не хотели сильной Польши на своих границах. Начиная с Петра Польша фактически полу-протекторат России, которая контролирует всё происходящее в Польше покупая магнатские фракции. Реформироване Польши по сценарию Чарторыйских, а Станислав Август был их бедной роднёй и креатурой означало бы создание на востоке Европы сильной державы, католической и традиционно дружественной Габсбургам, и тогда бы Пруссия оказалась в клещах, и не исключён был бы пересмотр результатов Войны за Австрийское наследство, у России же были проблемы с Габсбургами, которые рассматривали Балканв как свою сферу влияния, и куда Россия начала активно влезать. России так же нужен был надёжный фланг в войне с Турцией, не секрет, что турки поощряли Барских конфедератов, как средство создать проблемы России в ходе Русско-Турецкой Войны, как впрочем и Франция. Следует заметить, что при всех разделах Польши граница Российской Империи прошла там, где впоследствии провели пресловутую Линию Керзона, не ту со Сталинскими модификациями, а первоначальную, при этом территории к западу от реки Збруч( Восточная Галиция), где устойчивое большинство составляли Католики и Униаты, отошла к Габсбургам. Российскую Польскую Проблему создал Александр Первый на Венском Конгрессе, когда он сначала пообещал Чарторыйскому воссоздать Польшу, не смог отнять у Пруссии и Австрии все доставшиеся им Польские территории и в результате создал огрызок Конгрессовой Польши в Российской Империи, много меньше даже наполеоновского Великого Герцогства Варшавского.

\\Барская конфедерация часто расценивается как первое восстание в защиту независимости Речи Посполитой.\\
Пугачевщина — только в дворянских кафтанах. Религиозная мракобесие. Когда Костюшко стал это выжигать было уже поздно. Вина элита в крахе нации сопоставима с деятельностью захватчиков.

Первый раздел Речи Посполитой (1772).

Продолжавшаяся несколько лет борьба конфедератов с русскими войсками показала, что Россия не в состоянии полностью подчинить себе Польшу и Литву. Вместе с тем это привлекло к Речи Посполитой внимание других её соседей, готовых удовлетворить взаимные территориальные притязания за счёт польских и литовских земель.

Австрия, Пруссия и Россия пришли к соглашению в 1772 г. и подписали в Петербурге конвенцию о разделе. Австрия получила южные польские земли между Вислой и Збручем – 83 тыс. км 2 с населением в 2,6 млн. человек. Это были богатые районы с соляными копями в Величке, Бохне и Русском воеводстве. Пруссия заняла устье Вислы (Гданьское Поморье с Вармией) и часть Великой Польши и Куявии без Торуни и Гданьска – 36 тыс. км 2 и 580 тыс. жителей. Тем самым центральная Польша оказалась отрезанной от Балтики. Россия захватила самую большую территорию к востоку от Двины и Днепра – 92 тыс. кв. 2 и 1,3 млн. жителей.

Три государства, совершившие раздел, обосновывали свои решения «историческими правами» на захваченные ими земли и «разложением польского государства», которое именно тогда взялось за проведение реформ. К тому же они потребовали от Речи Посполитой, чтобы она утвердила раздел своих земель.

В течение нескольких месяцев откладывался созыв сейма, но когда Пруссия и Австрия пригрозили расширением оккупированных территорий, собрались обе палаты. Несмотря на драматический протест группы депутатов, в частности, Тадеуша Рейтана и Самуэля Корсака, была организована конфедерация для предотвращения срыва сейма посредством liberum veto. Трактаты о разделе были приняты, а два года спустя с захватчиками были подписаны торговые договоры.  Самые невыгодные условия навязал трактат с Пруссией ; товары, отправлявшиеся в Гданьск водным путем, были обложены высокой пошлиной, тогда как товары, ввозимые в Польшу из Пруссии, — минимальной. Заново были составлены «кардинальные права», на этот раз их соблюдение гарантировали уже все три державы.

Постоянный совет.

Первый раздел ещё не означал конца Речи Посполитой. Государство, хотя и потерявшее 1/3 своей площади и свыше 30% населения, имело все условия для самостоятельного существования. Король помирился с частью барских конфедератов, благодаря чему страсти улеглись. Сейм, созванный после раздела, продолжил дело реформирования страны ; он учредил Эдукационную комиссию и Постоянный совет, что давало возможность воздействовать на молодое поколение и более эффективно руководить страной. Постепенно оживлялась экономика.

Постоянный совет должен был руководить государственными делами в перерывах между сеймами. В него избирались сенаторы и депутаты. Члены Совета входили в состав пяти департаментов, которые более или менее соответствовали современным министерствам : иностранных дел, внутренних дел, национальной обороны, юстиции и финансов. Вопреки ожиданиям авторов проекта, Совет руководил различными областями политической жизни более эффективно, чем прежние учреждения. Он стал, благодаря компетентным людям, введённым в его состав королём, несмотря на их связи с послами России, действенным инструментом власти, ограничившим в то же время деятельность министров – политических противников монарха.

Начиная с сороковых годов XVIII в., в экономической жизни Польши и Литвы происходили преобразования, заметно активизировавшиеся во второй половине столетия. В отдельных владениях барщина была заменена оброком. Восстанавливались производственные предприятия, магнаты открывали мануфактуры по производству стекла и фаянса, гобеленов и ковров, сукна и бархата, зеркал и карет, но также пушек и ружей (по правительственным заказам для армии). Отмена внутренних пошлин, организация монетного двора, введение официальных мер и весов, забота о городах, дорогах и речных путях, — всё это создавало благоприятные условия для развития торговли.

Постепенно возрождались города, куда устремились ремесленники; города, расположенные в частных владениях, получали новые привилегии, в крупных городских центрах открывались банки. Быстрее всего развивались Варшава, которая во времена Великого Сейма насчитывала уже свыше 100 тыс. жителей. В городах появились новые группы населения : энергичные предприниматели, обедневшая шляхта, чиновники, военные, художники и артисты, юристы, журналисты, врачи. Они заявили о себе в годы борьбы сейма за реформы и права горожан.

В деревне тоже происходили перемены. Стали возделываться новые сельскохозяйственные культуры – картофель, рапс, кормовые растения, вводился более современный инвентарь – всё чаще зерновые убирали косой, а не серпом, шире применялись удобрения. Однако урожайность культур была по-прежнему ниже, чем в XVI в. В деревне росли ряды бедноты, которая охотно нанималась на подённую работу, и незначительно увеличилось число более зажиточных хозяйств. Развивалось заселение по «голландскому праву», когда крестьяне в новых деревнях платили только оброк и освобождались от барщины.

Под влиянием идей Просвещения публицисты начали требовать улучшения положения горожан и крестьян. Выдвигались требования отмены личной зависимости и патримониальных судов владельцев имений, а также предоставления политических прав мещанам. Существенное улучшение положения городского населения в королевских городах, к которым относились все важнейшие городские центры, принесли постановления Великого сейма. Действительное улучшение доли крестьян обещал лишь Поланецкий универсал.

Изменения происходили также внутри самого шляхетского сословия. Несколько ослабла позиция магнатов, многие из которых утратили часть своих владений в период барской конфедерации, в результате раздела ;  на это повлияли и некоторые реформы, как например, ликвидация частных войск.

Четырёхлетний сейм (1788-1792).

Осенью 1788 г. строились расчёты на то, что война с Турцией отвлечёт внимание России от польских проблем. Известные надежды возлагались на союз с Пруссией. Собрался Сейм, названный потомками Великим и ставший местом соперничества враждующих политических лагерей. Патриотическая партия добивалась реформы правительства и обретения Речью Посполитой независимости от России. Приверженцы короля стремились укрепить власть монарха и правительства без нарушения связей с Россией. В свою очередь, гетманский лагерь требовал сохранения всех прежних привилегий, упразднения Постоянного совета, который считался символом зависимости от России, и ослабления центральной власти.

Участниками заседаний Сейма были в большинстве своём молодые люди, воспитанные в школах Эдукационной комиссии, преисполненные энтузиазма и доброй воли. Они, однако, не имели политического опыта : почти 40% из них стали депутатами впервые в жизни. Сейм, превращённый в конфедеративный, с весны 1790 г. заседал в двойном составе. Он принимал смелые решения, вызывающие беспокойство императрицы Екатерины II. Депутаты требовали, в частности, вывода русских войск и признания незыблемости территории Речи Посполитой. Был установлен налог на доходы духовенства и шляхты, чтобы увеличить численность армии до 100 тыс. солдат.

Настроения депутатов Сейма и столицы, горячо переживавшей новости из зала заседаний, подогревала политическая публицистика, листовки и газетки, авторами которых были члены Коллонтаевской Кузницы.

Весной 1791 г. были приняты самые важные постановления. Безземельная шляхта, так называемая голота, была лишена политических прав. Мещанам в королевских городах были предоставлены основные гражданские права : личной неприкосновенности, приобретения земли и занятия светских и духовных должностей. Решено было ввести в Сейм уполномоченных городов, на первых порах с совещательным голосом. Наконец, 3 мая 1791 г. в отсутствие большинства депутатов оппозиции был принят правительственный закон, коренным образом изменивший государственное устройство Речи Посполитой.

Конституция 3 мая 1791 г.

Текст Конституции открывали знаменательные слова : «Признавая, что судьба всех нас зависит только от упрочения и совершенствования Национальной Конституции, познав на длительном опыте недостатки нашего правительства (…), свободные от приказов позорящего иноземного насилия , ценя дороже жизни (…) внешнюю независимость и внутреннюю свободу Народа, судьба которого вверена в наши руки (…), мы принимаем настоящую конституцию». Конституция отменяла свободное избрание короля – престол должен был занимать саксонский курфюрст и его потомки. Законодательная власть принадлежала Сейму, который должен принимать решения большинством голосов и избираться на двухлетний срок. Каждые 25 лет предполагалось созывать конституционный Сейм, который мог изменить государственное устройство.

Исполнительной властью становилась Стража законов, общая для Польши и Литвы. Ей были подчинены все учреждения, общая армия и казна. Ответственность за нарушение закона, прежде лежавшая на короле, была возложена на министров, которых мог отстранять Сейм. Государство обещало покровительствовать землевладельцам и соблюдать привилегии евреев.

На Конституцию 3 мая заметное влияние оказали английская и американская системы, философия Просвещения и французская Декларация прав человека и гражданина (1789), тем не менее она представляла собой плод польской политической мысли и отвечала требованиям времени. Из прежних принципов государственного устройства она отбросила то, что в связи с угрозой извне стало пагубным для Польши, например, свободное избрание короля и liberum veto, а гражданские политические права распространила на мещан. Конституция создала основы современной конституционной монархии с парламентом и четко работающим правительством. Она была доказательством того, что у Речи Посполитой достаточно сил для преодоления кризиса.

Тарговица и польско-русская война 1792 г. 

Сразу же после принятия Конституции 3 мая магнатская оппозиция начала переговоры с Петербургом. Екатерина II, ссылаясь на «кардинальные права», требовала аннулирования правительственного закона. Весной 1792 г. в Петербурге была образована конфедерация, акт которой был затем провозглашен в Тарговице на Украине. Руководители Тарговицкой конфедерации (Тарговицы)  — Щенсны Потоцкий, гетманы Ксавери Браницкий и Северин Жевуский – обратились за помощью к императрице. Стотысячная русская армия вступила на Украину и в Литву, где натолкнулась на сопротивление польских войск. Армия Речи Посполитой насчитывала 60 тыс. солдат. Её командующим был, в соответствии с Конституцией, Станислав Август, а украинским (свыше 20 тыс. солдат) и литовским (ок. 15 тыс.) корпусами командовали племянник короля князь Юзеф Понятовский и князь Людвик Вюртембергский.

В Литве князь Вюртембергский пытался договориться с неприятелем, тогда как на Украине князю Юзефу удалось отступить без больших потерь и даже нанести русским поражение в битве под Зеленцами.  Русские прорвали линию обороны на Буге. Речь Посполитая располагала ещё не задействованным королевским резервом, насчитывающим около 20 тыс. солдат. Однако Станислав Август, как и многие политики, не верил в успех сопротивления. В июле Стража законов высказалась за присоединение короля к Тарговицкой конфедерации и прекращение боёв. Патриоты отказались от своих правительственных постов и отправились в эмиграцию. Власть взяли в свои руки тарговичане. Они пытались управлять страной, опираясь на силу русских войск.

Второй раздел Речи Посполитой (1793).

 Тем временем в Петербурге и Берлине созревал план второго раздела. Зимой 1793 г. прусские войска заняли Гданьск, Торунь, Великую Польшу, Куявию, часть Мазовии с Плоцком, Лович, Петркув и Ченстохову – всего 58 тыс. км 2 земель, называемых колыбелью польской государственностью. Россия захватила земли к востоку от Друи (на Двине) и Збруча – свыше 250 тыс. кв2.

Как и в 1772 г., государства, совершавшие раздел, добивались его ратификации сеймом. В Гродно депутаты пытались противодействовать этому : затягивали заседания, соглашались отдать только часть захваченных территорий. В замке, окружённом русскими войсками, депутаты, после ареста самых активных патриотов, всю ночь молчали. Постановление о передаче России и Пруссии оккупированных территорий было принято в конце концов только потому, что маршал Сейма Станислав Белиньский после сессии, продолжавшейся до рассвета, признал молчание знаком согласия на раздел.

Сейм восстановил в Речи Посполитой государственное устройство, существовавшее в период Постоянного совета. Численность армии была сокращена до 15 тыс. солдат. В соответствии с новым польско-русским договором работами Постоянного совета должен был руководить русский посол.

Дело укрепления государства было, таким образом, сведено на нет, несмотря на противодействие общества. Реформа пала жертвой собственных предателей и чужеземного насилия. Речь Посполитая утратила самые урожайные земли на востоке и западе, центры ремесла и торговли, реки позволявшие вести торговый обмен с заграницей. Сократились источники дохода, дающие возможность содержать армию. Это обрекало урезанную Речь Посполитую на роль подвластного России небольшого буферного государства, призванного уменьшить вероятность вооружённого столкновения между его большими соседями.

Восстание Костюшко (1794). 

После сейма в Гродно патриотически настроенная часть общества почувствовала себя незаслуженно оскорбленной. В измене обвиняли тарговичан и Станислава Августа с момента его присоединения к противникам Конституции. Среди шляхты и мещан, активных политически со времени Великого сейма, распространилось убеждение в необходимости действенного отпора – организации восстания против захватчиков. Его подготавливали в эмиграции радикальные деятели, связанные в период Великого сейма с Коллонтаем, а внутри страны – заговорщики : военные землевладельцы, варшавские ремесленники. Предполагалось, что руководителем восстания станет Тадеуш Костюшко, питомец Рыцарской школы, герой войны за независимость Америки и польско-русской войны 1792 г.
Ускорило начало восстания распоряжение Постоянного совета о сокращении численности войск Речи Посполитой. Кавалерийская бригада генерала Антонина Мадалиньского, вопреки приказу командования, направилась из казарм в Остроленке под Краков. Когда русский гарнизон покинул город, чтобы вступить в бой с частями Мадалиньского, в Краков вошёл Костюшко и торжественно провозгласил 24 марта 1794 г. Акт восстания. Он принял на себя диктаторскую власть – начальника восстания, одновременно произнеся слова присяги «Я, Тадеуш Костюшко, присягаю перед лицом Бога всему Польскому Народу, что доверенную мне власть не использую ни на чьё личное притеснение, а буду ею пользоваться исключительно только для защиты целостности границ, восстановления самовластия Народа и упрочения всеобщей свободы».

Костюшко призвал под ружьё около 2 тыс. крестьян и попытался пробиться к Варшаве. В битве под Рацлавицами отряды Костюшко разбили русские войска, но подход превосходящих сил противника не позволил им продвигаться далее. Победа под Рацлавицами имела, однако, огромное значение: была первой победой восстания. Костюшко старался использовать тот факт, что этому успеху способствовали крестьяне, вооружённые косами и пиками. Он планировал создать ещё несколько крестьянских отрядов. Произвёл в офицеры Бартоша Гловацкого, крестьянина из подкраковской деревни, который отличился под Рацлавицами в атаке на русские батареи.

В Варшаве солдаты, ремесленники и городские низы под руководством сапожника Яна Килиньского атаковали русское посольство и гарнизон – спустя два дня остатки русских войск покинули город. Вильно захватили повстанцы под командованием полковника Якуба Ясиньского.

Под влиянием одержанных побед и в предвидении последующих сражений Костюшко хотел сильнее связать крестьян с идеей восстания. В лагере под Поланецом он огласил поланецкий универсал, по которому крестьянам предоставлялась личная свобода, право наследственного владения обрабатываемой землей, принадлежавшей владельцу деревни, и сокращалась барщина.

Административную власть во время восстания осуществлял Главный национальный совет, в который входили деятели патриотической партии периода Великого Сейма.

Против восстания решительно выступила Пруссия. Польские войска сосредотачивались вокруг Варшавы – шла подготовка к обороне города. В августе вспыхнуло восстания на польских землях, захваченных Пруссией, и войска  Фридриха-Вильгельма отошли за границу.

Несмотря на заметные достижения, положение повстанцев ухудшалось : пало Вильно, потерпели поражение отряды, державшие оборону на Буге. 10 октября в битве под Мацеевицами русские войска разбили польские отряды, а раненый начальник восстания попал в плен.

Поражение под Мацеевицами было тяжёлым ударом для поляков и подорвало веру в возможность победы. В ноябре русские войска взяли Прагу (ныне район Варшавы) и беспощадно расправились с её защитниками и безоружным гражданским населением (резня на Праге). Столица сдалась. Восстание потерпело поражение. Офицеры отправились в эмиграцию либо – отпущенные под честное слово – в свои имения. Солдат наказывали ссылкой в Сибирь, службой в русской армии и розгами. Гражданские руководители восстания были брошены в тюрьмы.

Речь Посполитая оказалась слаба, чтобы силой оружия одолеть могущественных врагов. Восстание Костюшко было, однако, решительным ответом на второй беззаконный раздел Польши. Оно было также свидетельством того, что в польском и литовском обществе скрыты огромные силы, что их нужно лишь умело всколыхнуть и использовать.

Третий раздел Речи Посполитой и утрата независимости (1795).

Ещё в ходе военных действий Австрия, Пруссия и Россия старались захватить как можно большую территорию. По заключённому в 1795 г. соглашению о разделе к Пруссии отходила большая часть Мазовии с Варшавой и литовские земли по Неман. Австрия захватила Малую Польшу и Люблинщину до Пилицы и Буга. Земли к востоку от Буга и Немана, включая Курляндию, получила Россия.

Захватнические государства по конвенции, подписанной в 1797 г. в Петербурге, обязались, что ни один из монархов не будет титуловаться польским королём. Это решение отражало волю уничтожения раз и навсегда независимой Речи Посполитой.

Станислав Август после поражения восстания был привезён в Гродно. Осенью 1795 г. король подписал отречение от престола. Спустя три года он скончался в Петербурге.

Заключение. Фундаментом политики Станислава Августа было сотрудничество с Россией, которая, по его мнению, должна была помочь в проведении реформ государственного устройства, вопреки внутренней оппозиции магнатов, думающих только о своих частных интересах. Россия должна была также защищать Речь Посполитую от агрессии Пруссии, стремившейся захватить польские северные и западные земли. Эти расчёты не оправдались. Вопреки надеждам Станислава Августа, Екатерина II не поддержала его начинаний. Она была уверена в превосходстве России и потому не считала Речь Посполитую достойным партнёром. Выступала против реформ, укреплявших польско-литовское государство, и не хотела терять союзников в других, не связанных с королём, политических лагерях.

К тому же и в самой Речи Посполитой позиция Станислава Августа сильно пошатнулась: Чарторыские («фамилия») отошли от него, когда оказалось, что он не собирается быть пассивным исполнителем их указаний. Создание собственной политической парии было задачей трудной и требовало времени. Король не мог также найти общего языка со значительной частью шляхты, которая была против реформы, лишавшей её важнейших привилегий, то есть liberum veto и свободного избрания короля.

Станислав Август Понятовский – человек образованный, поклонник искусств, меценат – не пользовался всеобщей симпатией. Глядя на памятник, воздвигнутый Яну Собескому в сотую годовщину победы под Веной, люди говорили:
Стоит памятник сто тысяч. Я бы вдвое выложил,                                  Лишь бы умер Станислав, а я Ян III ожил.
Пренебрежение ощущалось в употребляемой до сегодняшнего дня фамильярной форме королевского имени: «король Стась». Шансы Станислава Августа на признание потомков перечеркнуло, несомненно, его присоединение к Тарговице. Независимо от того, чем было продиктовано  это решение, факты говорят сами за себя: монарх выступил против принятой обществом Конституции, против реформы, одним из инициаторов которой он был сам. Присоединился к предателям народа. Формально отрекаясь в 1795 г. от престола, признал беззаконные разделы. Речь Посполитая давала убежище большим и малым. Она не стремилась лишить своеобразия ни другие народы, ни приверженцев других религий (литовцев, русинов, евреев, татар, армян), а порядок принятия решений в Сейме заставлял считаться с мнением политического меньшинства. Польша была единственным государством Центральной и Восточной Европы, которое своей высшей целью считало правовое обеспечение гражданских свобод. Её гибель знаменовала торжество монархий, сильных численностью своих армий и способностью принимать единоличные решения. Речь Посполитая завещала потомкам традиции майской Конституции и восстания Костюшко – чувство ответственности народа за государство и готовность к жертвам во имя защиты признанных ценностей.

File:Polish-Lithuanian Commonwealth in 1764.PNG

Сарматизм как социокультурный феномен Речи Посполитой

Сарматизм.

Этим словом определяются идеалы, признанные ценности, стиль жизни и обычаи польской шляхты XVII в. Подобно жителям других стран Европы того времени, поляки искали свои древние корни. Они верили хроникам XV и XVI вв., что их предками были древние сарматы, воинственное племя, населявшее в прошлом польские, русские и литовские территории.
Польская культура в XVII в. На огромных просторах Речи Посполитой в XVII в. переплетались, взаимопроникая, влияния разных культур. На богатую и разнообразную культуру проживавших здесь народов воздействовали образцы зодчества, живописи, ремесла, одежды и увеселений с Запада и Востока. Всё это в сочетании с национальными традициями воплощалось в оригинальные формы польского, или сарматского барокко.
Шляхта унаследовала от сарматов или переняла от древнего, республиканского Рима идеалы гражданских добродетелей и образцы поведения, соединив их с дворянскими обычаями и нравами, элементами рыцарской культуры, с религиозностью, как и с пристрастием к роскоши и привычкой жить на широкую ногу, в чём сказывалось влияние Востока. Ориентализм – одна из оригинальных черт польского барокко – был следствием не только войн, но и живых торговых связей с Турцией и Крымским ханством.
С древностью своего происхождения польская шляхта связывала и свою особую роль в истории, что подтверждалось многочисленностью рыцарского сословия, которому – как тогда верили – особо покровительствовало провидение. Взгляды, популярные среди шляхты, так представлял в середине столетия Лукаш Опалиньский : «Правда, что мы ненавидим неволю […]. а любим свободу и – что однозначно – ценим свободу […]. Мы живём спокойно, не зная ни насилия, ни страха. Нас не грабит солдат, не преследует сборщик налогов, владыка не угнетает и не принуждает к повинностям […]. Доносчики […], суровые наказания, тюрьмы […], изгнание и в конце концов смертные приговоры, без предоставления слова защите, — всё это нам неведомо […]. Без принуждения принимаем на себя обязанности, не слагаем их с себя без причины, даже по приказу. Мы свободно можем вести частную жизнь, исполнять должности, ничего не опасаясь».

Такая вера в совершенство польских законов и обычаев, гарантировавших свободу мысли, слова и вероисповедания, такое миролюбие сочеталось с недоверием к иностранцам, что в известной степени было оправдано поведением и политикой монархов, но гораздо чаще положением поданных в абсолютных монархиях. Со временем, особенно под влиянием почти не прекращавшихся в XVII в. войн с протестантскими народами (шведами и бранденбуржцами), с православными (русскими, казаками) и, наконец, с мусульманами (турками и татарами), «польскость» начали отождествлять с католицизмом, а защиту римско-католической церкви с особой ролью Польши в истории Европы.

Сарматизм наложил свой отпечаток на искусство, литературу, нравы, повседневную жизнь ; это было как бы второе русло польской культуры XVII в., наряду с придворным, складывавшимся под западным влиянием. Архитектура помещичьих усадеб и особняков, стихи Вацлава Потоцкого, дневники типичного шляхтича-солдата Яна Хризостома Пасека – всё это столь же ценные памятники той эпохи, как и дворцы знати, наподобие итальянских и французских, стихи коронного казначея (подскарбия) Яна Анджея Морштына или мемуары литовского канцлера Альбрыхта Радзивилла.

Жизненный идеал шляхты был связан с родными местами, с малой родиной – вотчиной, семейным гнездом, поместьем, приходом, городком, местонахождением сеймика, воеводством. На словах шляхта провозглашала идеалы равенства, простоты, умеренности, но вместе с тем её обычаи, как религиозные, так и светские, характеризовались излишней церемонностью, богатством, красочностью и роскошью нарядов. В костюме польского шляхтича умеренность сочеталась с пышностью : простота одежды дополнялась ярким, с восточным орнаментом, тканым поясом, мех – шёлком.

В XVII в. сыновья шляхты получали образование чаще всего в иезуитских коллегиях. Туда посылали своих детей даже иноверцы, так как протестантские гимназии, достигшие своего расцвета в XVI в., во времена Вазов, пришли в упадок и многие были закрыты (знаменитая раковская школа). В коллегиях молодёжь училась по единой программе, что укрепляло сознание единства шляхетского сословия. Там преподавалась латынь, хотя она не могла сравниться с чистотой и совершенством латыни гуманистов XVI в. ; постепенно она становилась вторым языком жителей Речи Посполитой, свидетельством чего являются многочисленные вкрапления латинских слов в текстах той эпохи, так называемые макаронизмы. Польский язык был тогда языком международным. Им пользовались дипломаты и купцы из России, Молдавии, Валахии, Венгрии, Семиградья, Бранденбурга, Пруссии и даже Крымского ханства.
«Сарматизм в известной мере сознавал своё превосходство над культурами стран, окружавших Речь Посполитую на востоке и юге. При этом он отнюдь не стремился как-то резко и решительно оторвать Польшу от Западной Европы, — пишет современный историк Тазбир. – Взаимные влияния культур Востока и Запада у нас переплетались, никогда не подавляя одна другую. Восток воздействовал на декоративное искусство, одежду, оружие, Запад – на литературу, зодчество, в какой-то степени на науку. Но ни одна из этих культурно-цивилизационных систем не оказала существенного влияния на государственное устройство Польши».

 Комментарии

Элиза Ожешко может и писала с использованием мазурского диалекта, как он оформился на Подляшье, для придания местного колорита, но всё таки писала на литературном Польском, точно так же как Шолохов писал на Русском, а не на Донском Казачьем Говоре.

Сарматизм не столь безобиден как кажется. Основная идея Сарматизма, что шляхта является этнически и генетически отличной от холопов и не только литовских, украинских, но и собственно польских тоже. Веротерпимость в Польше кончилась с восхождением на трон Сигизмунда Вазы, сына Юхана Третьего и Катаржины Ягелонки, ярого католика, у которого помимо общерелигиозного неприятия Протестантизма имелись серьёзные счёты со своими Лютеранскими родственниками и подданными, которые свергли его с трона Швеции. На всё это наложилась общеевропейская Контрреформация, активно проповедуемая в Польше Католической церковью. До вооружённых конфликтов с Пруссией-Браденбургом и Швецией было ещё 60-70 лет, а ограничения прав как протестантской так и православной шляхты уже начались. Протестантсво было широко распространенно, по мимо Королевской и восточной Пруссии в прилегающих собственно польских районах и в Литве. Поскольку протестантам запрещали иметь свои учебные заведения то отправлялись они в Германию и в Герцогскую Пруссию, именно тогда и началось огерманивание части польских элит.Из династическиз претензий, все Польские Вазы титуловали себя королями Швеции, из за борьбы со Швецией за территории Ливонского ордена, так из за обще католической солидарности Владислав Ваза послал 30 000 корпус в Богемию для действия совместно с Имперцами против Шведов, при этом протестантов начали рассматривать как потенциальную пятую колонну.Великий Гетман Литовский Януш Радзивилл был Кальвинистом, и в своём владении Кейданы, создал центр Кальвинизма в Восточной Европе. Поскольку Гогенцоллерны были так же Кальвинистами, при том что вся Пруссия Браденбург были Лютеранскими. это обуславливало взаимную симпатию и союз. Имено Лютеране и Кальвинисты с их упором на проповеди Евангелия и чтения на родном языке заложили основы письменного Литовского, который до того существовал в виде плохо оформленных крестьянских диалектов. ИМенно эта политика и довела как до восстания на Украине, так и до перехода протестантской польской шляхты. в том числе и Радзивилла на сторону Шведов во время Потопа.

давайте отойдём от шляхты и холопов. Я понимаю, что и выделил жирным шрифтом, что при Речи Посполитой зарождались зачатки того свободомыслия и демократии, которого были лишены мы.

Идея Сарматизма заключалась в том, что якобы шляхта происходила от гордых Сарматов-воинов, все же прочие от славянских рабов Сарматами покорённых. Другое дело. что Польша была в культурной орбите Западной Европы, а не Византии как Русь. Оттуда элиты и заимствовали свои политические идеи. Сам Западный Феодализм это как не парадоксально первая система правового госсударства, госсударства основанного не на личном произволе Великого Князя или Хана, а на Феодальном Контракте, принятом по обоюдному согласию всеми сторонами в нём участвующими, и тщательно проговоренными обязательствами и правами каждой из сторон.Квинтэссенцией Феодализма был Омаж, когда вассал вкладывал сложеные ладони между ладонями сюзерена, что сиволизировало обязательство сюзерена защищать своего вассала и оказывать покровительство, а вассал должен был помогать сюзерену. Обязательства вассала и права были строго оговорены и ограничены обычаем. Аналогичный кстати же контракт и существовал между сеньором и вильенами, королём и городами. Оскорбление сюзереном чести и достоинства вассала, было достаточно, что бы последний мог разорвать феодальный контракт. К 14-15 веку постепенно происходит трансформация феодальной, условной собственности, в собственность частную, безусловную, а в России такое случается только в 1761 году.В период Ренессанса с Запада же Польша заимствовала политические идеи Платона, о желательности сбалансированной политической системы где власть монарха не абсолютна, но ограничена согласием подданных. В любом случае это ложилось на существовавший в Западной Европе консенсус о том, что король не может править абсолютно, а только в рамках закона Естественного(Божественного) и Закона Общего(Традиционного, основанного на преценденте), что резко противоречило Византийскому Самодержавному Идеалу. Монарх нарушающий эти законы рассматривался как тиран. В Западной Европе вся История представляет собой процесс расширения прав и привелегий сначала феодального класса, а затем других сословий, в первую очередь того что в Англии именовалось Средний Класс, а во Франции Третье Сословие или Бржуа. Более того необходимо учитывать и роль Католической Церкви. которая в лице своих реформирующих пап с 11 века настаивала на том, что перед папой все равны, а короли правят только потому, что через церковь они получили Божественную Санкцию, и обязаны править сообразно Закону Божественному, в противном случае они могут быть отлучаемы от церквии, а подданные осаобождаемы от всех феодальных клятв, что многократно случалось и закрепило в умах идею о сменяемости королей в случае если они нарушают закон. Проблема с Сарматизмом в Польше, была в том что именно он служил теоретическим обоснованием исключения всех кроме шляхты из тела политической нации, что впрочем и произошло и в Венгрии с которой средневековую Польшу связывало много общего. Даже в соседней Богемии сейм включал в себя как отдельные сословия Аристократию, шляхту, священников, горожан и даже свободных крестьян. В Польше горожане были нацело исключены из политического процесса, а крестьяне даже до закрепощения и вовсе не имели голоса. Системы сословного представительства существовали по всей Европе, от Англии до Скандинавии и только в Польше в конечном итоге это привело к анархии и краху государства, потому что города, которые на Западе использовали борьбу Монархии с Аристократией и дворянством, для того что бы поддерживая то тех то других продвигать свои интересы и выступали балансиром сдерживая сословный эгоизм дворянства были в Польше слабы, а городской класс был в подавляющем большинстве не польский-немецкий и еврейский, и сильно зависел от Магнатов.
Николай Коперник. Например. Кто он был? Немец? Наполовину немец? Или… Он был поляк. Хоть на латинском писал, хоть на немецком. Что такое средневековая национальность? Да ничто. Поэтому Коперник – житель Польши. Великий польский ученый. Сармат там, или не сармат… Великий польский ученый.

К тому же учился в Итальянских университетах. и был видным лицом в иерархии польской Католической церкви, а Католическая Церковь всегда рассматривала как учреждение наднациональное Эйкуменическое. Работа же Коперника имела сугубо прикладное значение, уточнение календаря по которому вычисляется время начала Пасхи.

каждый народ ищет свои корни, своё происхождение. Главное, чтобы это не превращалось во что-то чудовищное, националистическое и человеконенавистническое.
Русская элита: …Сабуровы, Зерновы, Шеины, Пешковы, Вельяминовы, Годуновы… Поклонение и за честь прикоснуться царствующего дома Романовых… МУРЗА ЧЕТ.
— Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами!

А у сегодняшних поляков чувство юмора и умения посмеяться даже над самими собой потрясающее! Очень близко к русскому умению. Братья — одно слово. ))

К сожалению, всего Станислава Ежи Леца не читал. А только его меткие афоризмы. А Иоанна Хмелевска. Так что Вы правы, умеют!:-)

Но ведь де-факто сарматизм и подрубил корни некогда могучего дубу Речи Посполиты — кстати — если не ошибаюсь — переводиться как «Республика». Увы, королевская власть не явилась вакциной от гибели империи — типа как в республике Римской приципат. Уникальное государство — де-факто первая современная европейская демократия пожрала саму себя… aurea mediocritas так и не удалось найти. Свободное veto шляхты было отменено слишком поздно. Поляки создали общество которое обогнало свою эпоху на 4 столетия. А ведь потенциально сейчас могла существовать великая славянская империя от Эльбы до Амура — и Америка бегала бы у неё на посылках;))))

Вы всё верно подметили и уловили тогдашний тренд и перспективы. Но… Увы! Да, под грузом своих проблем Речь Посполитая и рухнула. А жаль. Такова судьба находится меж Сциллой и Харибдой.
Спасибо, сразу вспомнилось «золотая вольность» и происхождение выражение «панибратство» — если я правильно помню, каждый шляхтич равен другому и даже королю)

Всё верно, так и было тогда в Польше. Знала только о сарматском барокко чуть-чуть, да еще о Эльжбете Дружбацкой ( просто чудо какое-то в 17 то веке!) — «Фортеция, богом вознесенная, пятью вратами замкнутая, сиречь душа человеческая с пятью чувствами»..к сожалению, на русский не переведена / или я ошибаюсь?/

о Эльжбете Дружбацкой. Это ведь невероятный факт, 17 век женщина — поэтесса, умная, тонкая. Не каждая страна может похвастаться. 

Бродский и Чеслав Милош были друзьями.

Мезенцев Дмитрий,  diletant.ru

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s