Балаклава.

Балаклава

«… В славную пристань вошли мы: ее образуют утесы,
Круто с обеих сторон подымаясь и сдвинувшись подле
Устья великими, друг против друга из темныя бездны
Моря торчащими камнями, вход и исход заграждая.
Люди мои, с кораблями в просторную пристань проникнув,
Их утвердили в ее глубине и связали, у берега тесным
Рядом поставив: там волн никогда ни великих, ни малых
Нет, там равниною гладкою лоно морское сияет …»

Гомер. Одиссея 

Балаклава — одно из старейших поселений Крыма, маленький городок на берегу Черного моря, расположенный в 15 км от Севастополя, между мысами Фиолент и Айя. Таких немало рассеяно по свету, и о большинстве из них известно только их жителям, да еще почтальонам. Балаклаву же знают во всем мире.

 

Именем Балаклавы названы улицы, бульвары и станции метро в Англии, Франции и Турции, населенные пункты в Австралии и на острове Маврикий.

 

На этой удивительной земле рождались когда-то мифы Древней Греции, ее охраняли римские легионеры и захватывали орды кочевников. Здесь разворачивались кровопролитные сражения Крымской войны и ожесточенные битвы Великой Отечественной.

 

Сегодня Балаклава — центр обширного района города Севастополя, вместившего в себя еще один город — Инкерман, множество сел и поселков, разбросанных по живописнейшим местам Южного Крыма. Балаклавский район это и Южный берег, и отроги Крымских гор, и плодородные горные долины. Это пансионаты и санатории, рудники и верфи, современные автотрассы и древние дороги — римская и генуэзская.

 

Судьбы городов, как и судьбы людей, уникальны: у каждого города своя собственная, неповторимая история, достойная внимания любознательного путешественника. Балаклава — не исключение.
Этот городок живописно раскинулся к юго-востоку от Севастополя у небольшой уютной бухты, скрытой между скалистыми горами. Неповторимая природа и богатая событиями история соединены здесь в неразрывное целое.

История Балаклавы насчитывает около 2500 лет, и никто не знает точной даты основания города. Известно только, что берега бухты были заселены с древнейших времен.

Каких последов в этой почве нет!
Для археолога и нумизмата –
От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата!..

М. Волошин

В древности Балаклава была известна далеко за пределами Крыма по свидетельству греческих, арабских, польских и других географов и путешественников. Предполагают, что Балаклава — это и был порт листригонов Ламоса — по древнегреческой мифологии великанов-людоедов, с которыми столкнулся Одиссей и его спутники во время своих странствий. Красота этих мест неповторима: уникальные памятники природы — мысы Айя и Фиолент, романтические руины генуэзской крепости Чембало, таинственные древние храмы, овеянные поэтическими легендами…

Берега бухты, окруженной горами, с незапамятных времен привлекали человека как удобное место для поселения. Соседство моря позволяло использовать все блага приморской жизни, а окружающие высоты — укрыться от врага. С окрестных гор стекала вода, в лесах водилось множество зверей. Все эти преимущества по достоинству оценили древнейшие жители Балаклавы — тавры. Уже в VII-VIII вв. до н. э. здесь существовало раннетаврское поселение.

Наиболее интересным памятником римского времени, открытым в Балаклаве, являетсяязыческий храм Бога Юпитера. В алтаре, напоминавшем христианскую апсиду, стояли статуи самого Юпитера и других божеств. Многие находки римского времени, сделанные в Балаклаве, — сенсационны.

Но наибольшее очарование и ауру древности Балаклаве придают руины генуэзской крепости Чембало. В XIII веке, когда под ударами крестоносцев пала Византийская империя, контроль над торговыми путями в Черном море захватили итальянские купцы. Генуэзская колония в Балаклавской бухте получила название Чембало. Это было итальянское искажение слова «Сюмболон» — так называли бухту греки («Сюмболон Лимне» — Бухта символов, Бухта предзнаменований).

Основав новую колонию, генуэзцы приступили к строительству крепости. На вершине утеса они возвели город Святого Николая, или Верхний город, — административную часть Чембало. Там находились консульский замок, ратуша и небольшая церковь. Замок консула, построенный на самой вершине утеса, представлял собой квадратную башню высотой около 15 м. В подвальной ее части находилось водохранилище, вода в которое поступала самотеком по керамическим трубам из источника Кефало-вриси («Голова источника»), расположенного выше крепости, на склоне соседней горы Спилия. Нижний город, или крепость Святого Георгия, был окружен крепостной стеной с тремя башнями с узкими бойницами. Верхушки башен заканчивались парапетом с зубцами. На башнях устанавливали мраморные доски с надписями и гербами консулов, при которых они были построены.  Часть одной такой доски сохранилась до сих пор.

Высшая административная и военная власть принадлежала консулу Чембало, который избирался на три месяца из местной знати, а затем стал назначаться из Генуи. Местные жители занимались сельским хозяйством, скотоводством, а также ремеслами, промыслами и торговлей. Из промыслов особое место занимал рыболовство. В Чембало имелись специальные помещения, где заготавливалась вяленая и соленая рыба для экспорта. В колонии была небольшая верфь для ремонта военных судов и рыбацких барок. В Чембало шла бойкая торговля, в том числе и рабами. Свою власть генуэзцы удерживали с помощью небольшого гарнизона, состоящего из наемников. В городе имелось 40 стрелков, вооруженных баллистами.

В 1433 г. между княжеством Феодоро и генуэзцами вспыхнула война за обладание Чембало. Захваченную феодоритами крепость генуэзцам удалось отбить с помощью прибывшего из Генуи подкрепления только через год.

В 1475 г. весь Крым, в том числе и Чембало, был захвачен турками. В крепости, переименованной в Балаклаву (от тюркского «балык-юве» — садок для рыбы), разместился турецкий гарнизон, здесь содержались в заключении неугодные крымские ханы.

В 1625 г. Балаклавой овладели запорожские и донские казаки.

В 1773 г. произошел так называемый Балаклавский морской бой, положивший конец целой череде крымско-турецких войн: два русских корабля с 32 орудиями одержали блестящую победу над четырьмя турецкими с 164 орудиями.

В 1774 г. по Кючук-Кайнарджийскому миру турки покинули Балаклаву, их место заняли казаки, охранявшие побережье от турецких десантов. После присоединения Крыма к России в Балаклаве находились штаб и несколько подразделений греческого батальона.

Балаклава — первое место стоянки русских кораблей, еще до присоединения Крыма к России. В 1787 году Балаклаву посетила Екатерина II. Здесь, по замыслу Григория Потемкина, императрицу встречал конный отряд «амазонок» из 100 балаклавских гречанок.

В период Крымской войны, при осаде Севастополя, англичане избрали Балаклаву своей главной опорной базой. Британцы обосновались здесь надолго и со всеми удобствами. Они провели первую в Крыму железную дорогу, построили набережную, несколько шоссейных дорог, магазины, гостиницы, увеселительные заведения. Именно тогда и стали называть древнюю гавань «маленький Лондон». Множество легенд ходит о несметных сокровищах английского фрегата «Черный принц», затонувшего во время Крымской войны. В 1854 — 1855 гг. Фрегат «Принц» должен был доставить золото для Британского экспедиционного корпуса. Александр Куприн в своих «Листригонах» утверждал, что старикам в Балаклаве совершенно точно известно, что в бочонках находились «шестьдесят миллионов рублей звонким английским золотом!»

С конца 19 века Балаклава начала развиваться как курорт. Здесь строились дачи князей Юсупова и Гагарина, графа Нарышкина, вилла князя Апраксина и др., в 1888 была открыта грязелечебница, в 1896 построена электростанция. В 1911 в Балаклаве было четыре церкви, два земских и одно начальное сельское училище, почтовая станция, кинотеатр, больница, библиотека, городской клуб, городское собрание, драмтеатр. Основным занятием жителей являлось сельское хозяйство, табаководство и виноградарство, рыболовство, добыча строительного камня, извести.

С 1921 Балаклава становится центром Балаклавского района Крымской автономии. В связи с созданием Главной военно-морской базы Черноморского флота, Севастополя, с учетом важного военно-стратегического и географического положения, в 1957 Балаклава вошла в состав города Севастополя, став центром самого большого его района — Балаклавского.

О событиях Холодной войны в Балаклаве напоминают пустующие ныне штольни подземного завода по ремонту подводных лодок, и по сей день не имеющего аналогов в мире. Это мрачное и величественное подземелье начали рыть в середине 1950-х, когда США и СССР стали раскручивать витки атомной истерии. В случае атомной угрозы в подземной гавани могла укрыться целая бригада субмарин, а также несколько тысяч человек.

Сегодня Балаклава привлекает своим разнообразием и историческим наследием многих искателей приключений и ярких образов! Ежегодно здесь проходит международная парусная регата «Кайра». У стен Генуэзской крепости проводятся рыцарские турниры, переносящие наблюдателя во времена отважных рыцарей и прекрасных дам. Любители дайвинга откроют для себя удивительный подводный мир этих мест

В 2004 году году Балаклава отметила свой 2500-летний юбилей.

Музей «Штольня» 

Подводная лодка развернулась носом к берегу и самым малым пошла на скалы.А скалы расступились, и субмарина вошла в них, спрятав в черном зеве бетонного грота сначала нос, потом черный скошенный «плавник» рубки и, наконец, исчезла вся под нависающей над морем горой. Лишь кормовой огонь тускло мигнул на прощанье, едва отразившись в темной ночной воде. Такой виделась эта картина тем, кто случайно оказывался на балаклавской набережной в глухую полночь конца 19 – первой половины 20 века. Человек приезжий не понял бы, что произошло, а старожил быстренько бы смекнул, что очередную подводную лодку ввели в подскальное противоатомное укрытие, где таился подземный судоремонтный завод. 

Проект Иосифа Сталина

 

Тень холодной войны упала на землю 5 марта 1946 года, после исторической речи Уинстона Черчилля: «Коммунистические партии всюду представляют собой угрозу христианской цивилизации». И началась безумная гонка вооружений. НАТО и Варшавский Договор, войны в Корее, Вьетнаме и Афганистане, Че Гевара, Фидель Кастро и кубинская революция, Берлинская стена, Карибский кризис, Пражская весна, водородная и нейтронная бомбы, подземные бункеры, убежища и заводы…

 

На полигонах Невады и Новой Земли вовсю вздымались ядерные грибы. Назревал Карибский кризис. Обе сверхдержавы — СССР и США — постепенно наращивали арсеналы атомных бомб, ядерных боеголовок для ракет и торпед, угрожая друг другу превентивными ударами и ударами возмездия.

 

Именно тогда Сталин отдал Берия секретный приказ: отыскать такое место, где могли бы базироваться подводные лодки для нанесения ответного ядерного удара. Выбор пал на тихую Балаклаву: город сразу же засекретили, его название на карте Крыма больше не упоминалось.
Незадолго до своей смерти Сталин утвердил комплексный план защиты от атомного оружия основных промышленных и оборонных объектов страны. Проект балаклавского подземного завода по ремонту подводных лодок вождь рассматривал и визировал лично. Времени на размышления у него почти не оставалось: по данным советской разведки, в США уже развернулось бешенное подземное строительство. Под сколы и в шахты прятали командные пункты и баллистические ракеты, ангары и военные заводы… Целые города уходили в земные недра, ветвясь там, как кротовые норы.

 

В гонке вооружений Советский Союз не мог отставать от Соединенных Штатов. Летом1957 в Балаклаве появились специалисты Минспецмонтажа. Работы в горе Таврос велись круглосуточно, как у шахтеров, в четыре смены. Шаг за шагом, кубометр за кубометром, день за днем, год за годом… Общая выработка скального грунта превышала 25 тысяч кубометров. В толще западного утеса возникали рукотворные расщелины и пещеры, которые превращались в подземные дороги, причалы, шлюзовые камеры, цеха, арсеналы, хранилища, кабинеты… В случае ядерной угрозы это подземное царство было рассчитано для укрытия 10 тысяч человек и целого дивизиона субмарин. В автономном режиме они могли находиться в течение 3 лет!

 

«В 1957 году было создано специальное строительное управление №528, котороенепосредственно занималось строительством подземного сооружения, — говорит заместитель директора Военно-морского музейного комплекса «Балаклава» Александр Шестопал. — Поскольку архивные документы до сих пор находятся у россиян, нам пришлось собирать информацию по крупицам. Ситуация осложнялась тем, что у многих специалистов до сих пор не закончился срок подписки о неразглашении». Все было настолько засекречено, что даже местные жители ни о чем не подозревали.

 

Это был единственный в мире подобный подземный комплекс. В предельно сжатые сроки сооружены подземные убежища для субмарин-«малюток» (проект 615) и военный завод «Металлист» для их ремонта. Подземный завод строился в противоатомном отношении I категории устойчивости с пробивкой скального грунта высокой степени защищенности и обеспеченности. Он имел большие производственные площади, в том числе сухой док и подводной канал для одновременного захода семи подводных лодок (как в надводном, так и в подводном положении). Вся заводская инфраструктура была полностью изолирована от внешнего мира с помощью перекрытых подводных шлюзов. Боевые лодки ремонтировались в автономном режиме и выходили через специальный канал прямо в открытое море. В целях конспирации в подземный комплекс впускали и выпускали только по одной субмарине и только в ночное время. Поэтому сосчитать количество лодок, на которых к тому же часто меняли бортовые номера, в Балаклаве было почти невозможно.

 

Особое мнение Никиты Сергеевича

 

После смерти Сталина в 1953 году о ходе строительства стали докладыватьХрущеву. И, конечно же, торопились отрапортовать ему о досрочной сдаче объекта. Подземный завод смог принимать только средние подводные лодки, а когда на Черноморский флот пришли большие субмарины, укрытие утратило свое оборонное значение. Говорят, когда Хрущев осмотрел сооружение, махнул рукой и сказал: «Надо отдать все это виноделам!» И отдали бы — ведь в те годы шла бурная кампания «Перекуем мечи на орала!», резко сокращались Вооруженные Силы, по живому резали флот.

 

Но за судьбу Балаклавского укрытия вступился Главнокомандующий ВМС СССР адмирал Николай Герасимович Кузнецов, который хоть и пребывал в опале, но отстоял подземный завод. Строили его пять лет, с 1957 по 1961 годы. А эксплуатировали на полную мощность почти треть века, вплоть до 1993 года.

 

Трудно представить, как внутри огромной горы, состоящей из твердых мраморных пород, всего за четыре года продолбили 600-метровый канал. Ведь уровень канала на 7 м ниже уровня моря! Какие инженерные технологии применялись для создания эго искусственного детища, до сих пор остается загадкой. Известно лишь, что первоначальные работы вели представители Черноморского флота СССР. Рабочей силой обеспечивал военный горно-подземный строительный батальон, а затем основные работы выполнил коллектив Московского метрополитена.

 

Рядом со штольней были построены склад ракетного оружия и хранилища ядерныхбоеприпасов. Подземный склад для топлива, построенный в виде подземных вертикальных емкостей, позволял хранить до 4 тыс. тонн нефтепродуктов. Под защитой многометровой толщи скального грунта из хранилища по узкоколейной дороге к подземному причалу подвозили торпеды, ракеты, артиллерийские боеприпасы и другой необходимый груз. Здесь же разместилась мастерская по профилактическому осмотру и ремонту узлов и деталей кораблей. Западный выход из канала закрывался специальным сооружением — сборными железобетонными плитами толщиной 2 м, длиной 10 и высотой 7 м.

 

Строго секретно

 

Весь подземный комплекс с мощной системой шлюзования и жизнеобеспеченияявляется, пожалуй, единственным в мире историческим памятником инженерно-технического искусства времен «холодной войны». На протяжении 30 лет (с 1960 по 1990) никто из местных жителей даже не подозревал о существовании секретной штольни — «Объекта №825 ГТС», который официально назывался городской телефонной станцией.

 

Многие уже догадывались, почему Балаклава перестала быть климатологическимкурортом, несмотря на очень жесткий режим секретности: въехать в бухту не могли даже коренные севастопольцы. Говорят, одного зеваку, случайно проехавшего свою остановку, сняли с автобуса при подъезде к бухте и едва не замордовали в застенках КГБ. А двое бывших рабочих, годами живших на одной лестничной площадке, только после горбачевской гласности узнали о том, что они трудились на одном и том же заводе, в одном и том же месте, но только в разных бригадах.

 

Из 400 гражданских рабочих лишь четверо имели спецпропуск во все подразделения. 50 человек военизированной охраны делали завод недоступным для посторонних — въезд в Балаклаву был сопряжен с большими сложностями. Сотрудники предприятия очень хорошо знали, что во время регулярных (раз в два месяца) вызовов в особый отдел КГБ на вопросы лучше всего отвечать так: где работаю — не знаю, что делаю — не имею понятия, об условиях ничего не помню. 400 человек гражданских рабочих хорошо осознавали — хочешь оставаться на свободе — потеряй память на время беседы с сотрудником особого отдела. Сергей Перегородиев, 44-хлетний слесарь-судоремонтник, проработал на заводе 11 лет, и все эти годы он не мог рассказать даже своим родным о том, какого рода ремонт выполняет: «Каждый раз меня сопровождал вооруженный матрос. Он приводил к месту поломки и тщательно следил за моей работой, потом под дулом автомата выводил из горы. Многие мои товарищи стали намного хуже видеть из-за того, что постоянно испытывали резкие перепады света при выходе из подземелья на яркое солнце».

 

За время работы Сергея произошло несколько несчастных случаев. После работ сцистерной, внутренность которой была заполнена свинцовыми испарениями, двое рабочих погибли, один сошел с ума. Сергей часто вспоминает своего лучшего друга, погибшего от удара током. Перегородиев узнал об этом очень поздно, потому что работа велась тремя автономными бригадами, а они с другом работали в разных. Одна из бригад занималась боеголовками, две другие — ракетами и их сборкой.

 

Одну из особых подробностей работы завода балаклавцы знают очень хорошо, а шпионы стран времен холодной войны дорого бы дали за такую специфическую информацию. Как только подводная лодка заходила в док, из которого по технологии выпускали воду, рабочие оставались по колено в живой рыбе. Чтобы добро не пропадало, рыбу коптили прямо в горе. Струящийся специфический дымок мог служить сигналом того, что очередная советская лодка встала на ремонт. 

Объект 825 ГТС — защита от «пяти Хиросим» 

Строительство завода продолжалось с 1957 по 1961. Помещение завода, отнесенное к I категории защиты, располагается как в подводной части Балаклавской бухты, так и на уровне воды в скале Таврос (высотой 130 м). Выдалбливалось оно в скале и покрывалось железобетоном, толщина которого составляла 56 м. В случае угрозы прямого ядерного удара завод был способен герметично закрыться при помощи автоматических дверей весом 120 тонн и автономно существовать 3 года, вместив при этом все население Балаклавы (в данный момент — 50 тысяч человек). На этом предприятии была собственная хлебопекарня, склады для хранения продовольствия и горюче-смазочных материалов, госпиталь. Рядом размещались производственный цех и подсобные помещения общей длиной в 300 м.

 

Комбинированный водный подземный канал мог вместить 7 подводных лодок и принеобходимости ремонтировать их (завод имел возможность проводить ремонт подводных лодок 613-го и 633-го проектов). Глубина канала достигает 8,5 м, длина — 600 м, ширина — от 8 до 12 м, а высота арки — 18 м. Общая площадь всех помещений и ходов завода — 5100 кв. м, водной поверхности под землей — 3 тыс. кв. м. Длина канала — 380 м, длина дока — 110 м. Самый большой диаметр штольни — 22 м.

 

Со стороны бухты вход в штольню перекрывался 150-тонным плавучим ботопортом,который всплывал после поддувания воздухом. Это позволяло полностью «закупоривать» подземный объект. Такой же ботопорт, но только меньшего размера, установили в подземном сухом доке. Когда лодка входила в надводном положении, ботопорт закрывался, из него откачивали воду и доковали лодку. Выход на северную сторону также перегораживался ботопортом, который отводился в сторону, выпуская субмарины в открытое море. Вход в тоннель с северной стороны был настолько искусно замаскирован, что непосвященный человек ни за что не обнаружил бы штольню даже на близком расстоянии.

 

Подземный комплекс был полностью изолирован от внешней среды. Его защита позволяла выдержать прямое попадание атомной бомбы мощностью до 100 килотонн, что равнялось «пяти Хиросимам». Для смягчения ядерного удара все подземные сооружения, включая водный канал, имели закругленную форму. По мнению военных «верхов», при гипотетическом ядерном взрыве в центре Балаклавы, помимо огненного шквала до нескольких тысяч градусов, огромных уровней радиации в десятки тысяч рентген, столб воды мог подняться на десятки метров, засосав в горло бухты сотни миллионов тонн воды и затопив все живое. Весь удар должен был принять на себя передвижной ботопорт, который закрывал и открывал морской вход в подземный комплекс. Максимальная высота внутренней полости комплекса достигала 10 м, а высшая точка скального грунта над ним — 26 м.

 

Кроме загрузки боезапаса, подводные лодки могли подзарядить в заводе свои аккумуляторные батареи, пополнить запасы воды и топлива. Придя с боевой службы, субмарины могли пройти все необходимые виды техобслуживания, ремонта, а затем выйти в полном снаряжении из подземного комплекса.

 

В секретных цехахнасчитывалось от 170 до 230 человек, обслуживавших док и другие инженерные системы подземного объекта. Еще 50 человек входили в подразделения водной охраны и несли постоянную службу на трех постах: на входе и выходе из тоннеля и возле дока. Общая площадь всех подземных сооружений превышала 15 тыс. кв. метров, а канал, по которому проходили подлодки, был шире самой Балаклавской бухты. Отдельные помещения достигали высоты трехэтажного дома… В случае ядерной войны в его подземной гавани могли укрыться целая бригада подводных лодок и несколько тысяч человек. 

Что было потом 

Солнце стало выглядывать из-за холодных нейтронных туч в 1989. В феврале того года советские войска вышли из Афганистана, а в ноябре рухнула Берлинская стена. Холодная война завершилась. Еще через два года распался «Союз нерушимый республик свободных», и Россия принялась делить Черноморский флот с Украиной.

 

Уникальный балаклавский подземно-подводный комплекс по инерции продолжалфункционировать до марта 1995 (мая 1994?), когда из его недр ушла под прощальные гудки последняя российская подводня лодка. Подземная база подлодок перешла вместе с Балаклавой под юрисдикцию Украины и «утратила военное значение». В 2000 завод был передан Военно-морскому флоту Украины.

 

Некоторое время когда-то суперсекретный объект еще охранялся, а городские власти Севастополя хотели то ли организовать в его чреве казино, то ли выращивать там шампиньоны. Но в 1995 году, якобы из-за проблем с финансированием охрану сняли.

 

Все производственные мощности (дорогостоящие станки и оборудование с драгметаллами) вывезли в неизвестном направлении. Когда массивные противоатомные гермодвери «гостеприимно» распахнулись перед всеми желающими, «демилитаризацией» бухты занялись «хваткие хозяйственники»: откручивали, снимали и вывозили все, что могли. В подземные шахты ринулись толпы добытчиков лома цветных и черных металлов. Первым делом были похищены все чугунные крышки, закрывавшие всевозможные коммуникационные колодцы, смотровые люки, технологические шахты, тоннели, потерны и прочие переходы. В некогда засекреченный завод можно было без особых проблем въехать не только на грузовике, но и на небольшом подъемном кране. От бывших цехов, способных в кратчайшие сроки вернуть в строй покалеченную субмарину, остался один-единственный станок, который уже никогда не заработает: силовые кабели вырезаны до последнего метра, а все детали «ушли» на металлолом. Относительно мало пострадали только уникальные фильтровентиляционные камеры и туалеты: редкий обыватель мог приспособить их в «хозяйственных» целях. Сантехника в подземных объектах, как и во всех бомбоубежищах, отличалась прочностью и простотой, но отнюдь не престижностью и комфортом. Говорят, из подземного города вывезли несколько сотен тысяч тонн металла.

 

Сегодня о былой подземной мощи напоминает лишь облезлая надпись «Счастливогоплавания!», расположенная, вероятно, на месте бывшей казармы. От мощного дивизиона атомных субмарин, способных «потопить» целые континенты, украинским Военно-Морским Силам досталась в наследство только подводная лодка «Запорожье». Из Балаклавы ее перетащили в Стрелецкую бухту. Судя по всему, выйти в открытое море она может с таким же успехом, как и легендарный крейсер «Аврора».

 

Подземные укрытия превратились в опасные тропы с коварными «волчьими ямами» почти на каждом шагу. В темных тоннелях разинули жадные пасти канализационные люки, лестницы остались без перил, а мостики над водоканалом просто разрушены. В многочисленных помещения валяются и торчат металлические детали, не заинтересовавшие «кладоискателей», но вполне способные покалечить незадачливого туриста. Единственное, что не угрожает, — это электрический ток: от многокилометровых кабельных трасс осталось лишь воспоминание. Опасно и то, что повсюду разбиты мощные ртутные лампы, и в некоторых отсеках концентрация ртутных паров превышает допустимые дозы.

 

Заброшенный южный ботопорт под действием неких неведомых сил распался на две части, одна из которых свалилась в канал, перегородив вход. На изъеденном ржавчиной изломе видно, какую огромную работу проделали во время сборки этого ботопорта, сколько стальных листов требовалось сварить и сшить. Некоторое время в бывших помещениях для хранения секретной документации находились «списанные» купоно-карбованцы, которые впоследствии уничтожили. Нынче здесь развлекаются местные мальчишки, «бомбардируя» подземный канал ржавыми гайками.

 

Не зря жители Балаклавы называют это место «трубой» или «черной дырой».

 

Сегодня самостоятельное посещение подземного комплекса официально категорическизапрещено, поскольку объект находится в аварийном состоянии. На самом же деле попасть в недра «объекта 825» может любой желающий.

 

Кое-где на стенах удивительно хорошо сохранились инструкции для моряков,например: «Военнослужащий должен твердо знать и соблюдать правила обращения с оружием и боеприпасами. Несоблюдение этих правил может повлечь за собой несчастные случаи и аварии. Поспешность при работе с оружием и боеприпасом недопустимы». На других стенах можно обнаружить схемы устройства боевой торпеды или правила подготовки торпеды к выстрелу. А вот классика военной пропаганды, знакомая каждому, кто служил в Советской Армии или Военно-Морском Флоте: «Наш лозунг должен быть один: учиться военному делу настоящим образом!» И скромная подпись: В.И.Ленин.

 

На одной из стен пребывающего ныне в аварийном состоянии грандиозногоподземно-подводного комплекса сохранилась поучительная, советских времен, надпись: «Нет аварийности оправданной и неизбежной, аварийность и условия ее возникновения создают люди своей безответственностью и безграмотностью». Без комментариев. 

Музей 

Грабеж бывших заводских цехов продолжался бы и по сей день, если бы военные не решили создать музей — «в назидание потомкам». После 8 лет фактического бездействия предприятия, Министерство обороны Украины приняло решение создать военно-морской музейный комплекс, который назвали «Балаклава». Это событие совпало с распоряжением Президента Украины Л. Кучмы о создании в Севастополе государственного военно-морского музея. 

Весть о наличии в Балаклаве уникального подземного памятника быстро облетелавсе посольства, аккредитованные в России и Украине. Когда иностранные гости прибыли в бухту, они пришли в ужас и не поверили собственным глазам: неужели советский человек мог такое создать? В 2001-2002 годах в подземном городе бухты побывали посол Китая Ли Гиобанг, посол Италии Брунетти Гетц, посол Израиля Анна Азари… Говорят, что ведущий комментатор американской телекомпании Майкл Лафтин после выхода на поверхность не удержался и перочинным ножом выцарапал свое имя на стене бетонной патерни туннеля. Не устояла перед соблазном сделать то же самое и племянница знаменитого Уинстона Черчилля — графиня Кларисса…

 

В соответствии с планом международного «Трейд-клуба» подземный комплекспосетили торговые атташе и представители деловых кругов из 43 стран мира. После обзора бывшего подземного завода они предложили сделать из него музей «холодной войны». Чтобы превратить бывшие закрытые военные объекты в «открытую» зону туризма, нужно около полумиллиарда долларов. Именно такую цифру называют в Севастопольской городской администрации сторонники суперпроекта «Балаклава — международный туристический и рекреационный центр».

 

У входа в главную штольню предлагают воздвигнуть шестиэтажное здание в виденосовой части подводной лодки: там будут отведены места не только для демонстрации бывшей военной техники (ракет и торпед), но и для увеселительных заведений — ресторанов и дискотек. Архитектурно-художественное решение музейного комплекса задумано так, чтобы сохранить таинственность горы Таврос. Музейные экспозиции будут освещены под таким углом, чтобы создать видимость подземного пространства. Но сначала нужно решить проблему водной очистки бухты. Во многих местах дно покрыто многометровым слоем ила, в котором, кроме всевозможных отходов и шлаков, могли затаиться боевые снаряды и мины…
Большинство жителей Балаклавы отрицательно относятся к открытию музея. Многие из них работали на этом заводе и привыкли воспринимать его как некоммерческий объект. Такая система ценностей идет еще из советских времен, когда Балаклава была военно-морской базой Черноморского флота. 

Архитектурно-художественное решение экспозиции музейного комплекса планируется сохранить в первозданном виде: будут восстановлены цеха функциональной проверки торпед. Водолазы, видевшие ныне затопленный сухой док ремонта подводных лодок, говорят о прекрасно сохранившейся внутренней обстановке. На стенах висят грамоты, в углу можно заметить гирю для физических упражнений, в ряд стоят скамейки для отдыха. Но на сегодняшний день экскурсоводам музея доступна далеко не вся информация — до сих пор остаются секретными документы о том, кто проектировал завод, сколько средств было потрачено на его строительство. По мнению сотрудников музея, вся информация станет доступной не ранее, чем через 50 лет.

Крепость Чембало

В глубокую древность уходит своими корнями история Балаклавы. Мифы и старинные предания, свидетельства ученых и путешественников, историков и археологов, обступают каждого, прикоснувшегося к ее тайнам.

У древнегреческих, а позже у византийских историков Балаклавская бухтаупоминается под именем Гавани Сюмболон (Симбалон, Символон). Сюмболон Лимне – «гавань символов, бухта предзнаменований». Об ней писали Страбон, Плиний Старший, Полиен, Птолемей, Флавий Арриан.

Название города Балаклава производят обычно от тюркского «Балык-Юве» — «рыбье гнездо».Впервые этот топоним упоминает еще в 1474 в «Хожении за три моря» Афанасий Никитин, который, возвращаясь из Индии, посетил Кафу (Феодосия) и «Балыкаее» (Сухановский извод). В XVII веке город был известен также как Балукой, Балыклагы-ювеч. По свидетельствам генуэзских документов, европейских карт 14-16 вв. местное население именовало это место Ямболи (здоровый, здоровье — греч.), Чембало, Цембало, Цембальдо. Современное название Балаклава закрепилось за городом только в 18 веке, незадолго до присоединения Крыма к России.

Основываясь на утверждении писателей I в. н. э., Страбона и Плиния старшего,академик П.С. Паллас, а за ним археолог И.П. Бларамберг и другие исследователи связывали название Балаклавы с Палакионом, полагая, что это не что иное, как переосмысленное и искаженное имя древнего укрепления, имя которого связано с Палаком, сыном скифского царя Скилура (II в. до н. э.).

По свидетельству Страбона, Палакион основали скифские цари в числе крепостейдля борьбы с полководцами понтийского царя Митридата VI Евпатора. Страбон не указывает дату ее зарождения, но, видимо, это произошло в 112-110 гг. до н. э. Где-то в 109 г. до н. э. Палакион захватили понтийцы и, возможно, херсонеситы. В музее национального заповедника «Херсонес Таврический» хранится надгробие херсонесита, погибшего у Палакиона. Вполне возможно, что Палакион, Плакия, крепость и город, находился на территории современной Балаклавы. Плиний Старший упоминает таврский город Плакию (I в. до н. э. — I в. н. э.). Вспомним, что первое письменное свидетельство о таврах принадлежит Геродоту (484-425 гг. до н. э.), который утверждал, что тавры приносят в жертву богине Деве потерпевших кораблекрушение и всех эллинов, захваченных в открытом море. Он же добавляет, что живут они грабежом и войною. Пусть это клеймо Геродота останется на его совести. Впрочем, и Страбон, говоря об узкой бухте Символов, тоже пишет, что они устраивали возле нее свои засады и притоны.

Сведения о происхождении тавров весьма разноречивы. Ряд исследователей (Ф.Брун, С.А. Жебелев, В.Н. Дьяков) считали, что тавры — потомки киммерийцев, которые под натиском скифов были вынуждены отойти в горы. Существовало мнение о фракийском следе тавров, о миграции их в Крым из районов Северного Кавказа в 9 в. до н. э., но так или иначе они дали названия современному Крымскому полуострову — Таврика, Таврия, Таврида, а затем и Таврической губернии. По свидетельству археологов, у Балаклавы, западнее Бухты символов, находилось раннетаврское поселение (около 8 в. до н. э.). Название высоты Таврос сохранялось до недавнего времени. В 1938 археолог А. К. Тахтай произвел на ней раскопки. Находки керамики, кремневых треугольных ножей, низкобортной сковороды позволили отнести это поселение к раннему этапу развития таврской культуры.

Древнейшие стоянки и погребения, выявленные в окрестностях Балаклавы, Инкермана, на территории современного Балаклавского района, относятся к среднекаменному веку — мезолиту. Восточнее Балаклавы, близ селения Алсу в гроте Мурзак-Коба в 1938 исследована широко известная мезолитическая стоянка, получившая название грота. Там же обнаружили и парное захоронение мужчины и женщины кроманьонского облика. В окрестностях Балаклавы имеется и ряд древних поселений: катакомбной культурно-исторической общности у восточной окраины городка, в урочище Кефало-Вриси; позднесрубной культуры конца 2 тысячелетия до н. э. и кизил-кобинской культуры 7-6 вв. до н. э. в устье балки Витмера, юго-восточнее современной улицы Строительной.

Земля древняя, земля таинственная, бухта удобная. Поэтому не обошли их своим вниманием и греки, и римляне. На этой земле найдены пифосы и фрагмент надписи на греческом языке, надгробный памятник римского кавалериста, золотая монета с изображением императора Нерона (1 в. н. э.). Летом 1992 при земляных работах случайно обнаружили остатки древнейших сооружений, исследованных археологической экспедицией национального заповедника «Херсонес Таврический». С 1992 по 1999 были проведены раскопки, вначале сотрудниками заповедника под руководством О.Я. Савели, затем совместно с Институтом археологии Варшавского университета (руководитель раскопок — Тадеуш Сарновски). Результаты оказались просто ошеломляющими: археологи раскопали римскую военную базу I Италийского Легиона и святилище Юпитера Долихена.

Совсем недавно, опираясь на античных авторов и археологические находки, считали, что в южном и юго-западном Крыму известны только две римские военные базы времени Принципата: в Херсонесе Таврическом (на территории современного Севастополя) и на мысе Ай-Тодор (ЮБК), где находилась римская крепость Харакс, упомянутая Птолемеем.

Собственно, до 1992 никто не оспаривал фактов, фиксирующих присутствия римскихвойск в Херсонесе и на мысе Ай-Тодор. Но утраченные обломки с латинской надписью, найденные в истоке Михайловской балки на Северной стороне в Севастополе, остатки святилища фракийских богов у верховья Казачьей бухты на Гераклейском полуострове, фрагмент застройки 2-3 вв. н. э. с одиннадцатью клеймами XI Клавдиева легиона на черепицах с городища Алма-Кермен (Заветное), около 50 км северо-восточнее Херсонеса, позволяли полагать, что римские войска в Таврике размещались не только в Херсонесе и на мысе Ай-Тодор. Раскопки, проведенные в 1992-1999, подтвердили предположения историков и ученых: в Кадыковке на северной окраине Балаклавы и на Казацкой высоте Гераклейского полуострова открыты неизвестные ранее археологические памятники, связанные с пребыванием там римских войск. И судя по всему, в Балаклаве размещался довольно крупный гарнизон. Археологам удалось раскопать здание с рядом помещений, мощным культурным слоем и древними строительными остатками. Они обнаружили кованые железные гвозди, фрагменты амфор 2-3 вв. н. э., краснолаковых сосудов, светильников, кухонной посуды, черепицы с клеймами. Ждала их и редчайшая находка. В одном из углов здания археологи нашли клад: 57 римских серебряных динариев. Он позволил датировать и дату гибели помещения римлян. Клад был спрятан в 223 году или немногим позднее.

По своему составу клад представляет своеобразную коллекцию монет, собиравшуюся на протяжении 30 лет, от 193/194 до около 223 года. Монеты клада поражают разнообразием реверсов. Абсолютное большинство монет имеет идеальную сохранность. Можно предположить, что в данном случае перед нами одна из древних нумизматических коллекций.

Раскопки показали, что здание, построенное солдатами вексилляции(подразделение) нижнемезийского войска, находилось на уже обжитой территории. В кладке стен встречались вторично использованные плиты и блоки известняка сарматского яруса из каменоломен Гераклейского полуострова.

В июне 1996 при строительстве дома в нескольких метрах к востоку от римскогокомплекса было обнаружено святилище Юпитера Долихена. Находящийся в храме материал, в том числе многочисленная керамика, позволили довольно точно определить хронологические рамки существования храма: его восстановили или реконструировали в 139-161 гг. н. э — во время соправления Антонина Пия и Марка Аврелия и пользовались где-то до 223 г. н. э. В святилище найдены медные и серебряные античные монеты — херсонесские и боспорские, терракоты — культовые статуэтки богини Коры-Персефоны и сатира, светильники, фрагменты тарной, столовой и кухонной керамики, архитектурные детали, в том числе ионические капители. В Балаклавском святилище обнаружены статуя Геркулеса и фрагменты изображений орла, быка, Луны, Минервы, Геракла, Митры и алтарей: Вулкану и Геркулесу.

Ценнейший материал дали археологам и эпиграфические памятники из храма Юпитера Долихена. Так, на постаменте статуи Геркулеса имеется надпись (перевод с латинского):«Геркулесу посвящено. За здравие императора Антонина Августа и Марка Аврелия Цезаря Антоний Валенс, военный трибун I Италийского легиона (поставил) с помощью Новия Ульпиана центуриона, того же легиона, т. е. I Италийского».

Открытие, хотя и случайное, участка внутренней застройки римского военного лагеря и расположенного за его пределами святилища Юпитера Долихена, показало, что Рим занимался обеспечением безопасности не только морских коммуникаций, но также границ одного из своих наиважнейших союзников на северном берегу Черного моря. Благодаря открытиям в Балаклаве приобретено значительно более ясное представление о системе обороны Херсонеса в первые века нашей эры и контроле за подходами, ведущими к городу из глубины Крыма, где помимо тавров давно обитали скифы и где потом довольно рано появились сарматы, а впоследствии готы.

Полученные данные в результате раскопок в Балаклаве расширили также знанияспециалистов о римской системе руководства военными контингентами, о их жизни в опорных пунктах, о религии и, безусловно, о значении и роли римского военного присутствия на территории союзного греческого города в Крыму — Херсонеса Таврического.

Дальнейшая судьба будущей Балаклавы тесно связана с генуэзцами. На Восточном мысу, господствующем над входом в бухту, возвышаются величественные остатки их крепости Чембало.

Во второй половине 14 в. торговые пути, связывающие страны Западной Европы с Востоком, частично переместились к берегам Азовского и Черного морей. В это время Крым являлся связующим звеном в экономических и политических отношениях Византии и славянских государств на Балканском полуострове с русскими землями. Поэтому Крым становится объектом захватнической политики татаро-монголов и двух конкурирующих друг с другом итальянских республик — Венеции и Генуи. Долгое время итальянцы вели непримиримую борьбу с Византией за черноморские торговые пути и рынки. В марте 1261 генуэзцы заключили договор с Михаилом Палеологом (императором Никейской империи — греческого государства в Малой Азии), по которому провозглашался вечный мир между Византией и Генуей. В июле того же года войска Палеолога захватили Константинополь. Генуэзцам предоставили право беспошлинной торговли и возможность основать колонии на землях империи. Уже в 1266 году они прочно обосновались на месте древней Феодосии. По договору с золотоордынским ханом генуэзцы основали свою торговую факторию Кафу. В 1318 они утвердились на Боспоре. Вероятно, в то же время появилась генуэзская колония в Балаклаве, но юридически их положение было оформлено гораздо позже.

Крымский хан, заключив в 1380 мирный договор с генуэзцами, признал за нимиправо владения крепостью, которая с этого времени стала именоваться в генуэзских документах Чембало (Цембало, Цембальдо). Об этом свидетельствуют генуэзские летописцы, а также венецианский путешественник Иосафато Барбаро, посетивший Крым в 1437.

Основав новую колонию, генуэзцы приступили к строительству крепости. Вполневозможно, что они использовали укрепления, которые могли ранее возвести греки. На вершине утеса они строят город Св. Николая, или Верхний город — административную часть Чембало. Там находились консульский замок, ратуша и небольшая церковь. Замок консула, построенный на самой вершине утеса, представлял собой квадратную в плане башню высотой около 15 м; в подвальной ее части находилось водохранилище, вода в которое поступала самотеком по керамическим трубам из источника, расположенного выше крепости, на склоне соседней горы Спилия. Это место и сейчас носит название Кефало-вриси, в переводе с греческого – «голова источника», или Манэ-тунеро – «мать вод».

Нижний город, или крепость Св. Георгия, был окружен крепостной стеной с тремябашнями (или полубашнями) с узкими бойницами. Верх башен заканчивался парапетом с зубцами. На башнях устанавливали мраморные доски с надписями и гербами консулов, при которых они были построены или реконструированы. «1463 г. Это строение построил почтенный, благородный господин БАРНАБА ГРИЛЛО. Консул»; «1467 г. Это строение построено во время управления господина де ОЛИВА, почтенного консула СИМБАЛО. Эта башня со стеной». Башни сложены из местного бутового камня на известковом растворе.

Высшая административная и военная власть принадлежала консулу Чембало, которыйдо 1398 избирался на три месяца из местной знати, затем, как и консулы в Кафе (Феодосии) и Согдайе (Солдайе; Сугдее — Судаке), стали назначаться из Генуи. Деятельность консулов и администрации колоний регламентировалась уставами. В администрацию входили два казначея, или массария, один из которых должен был быть генуэзцем, а другой местным жителем, викарий — помощник консула, занимавшийся судейскими делами. При консуле существовал совет из восьми старейшин, имелись два трубача и один рассыльный. Духовную власть в Чембало осуществлял епископ.

Местные жители занималисьсельским хозяйством, в том числе скотоводством, а также ремеслами, промыслами и торговлей. Из промыслов особое место занимал лов рыбы. В Уставе 1449 года, среди статей, общих для всех колоний Генуи в Крыму, выделены статьи, касающиеся только Чембало, в том числе о рыболовстве. Устав предписывал торговому приставу с любого улова брать определенное количество рыбы: с барки — не более 1/10 улова, с выловленной камбалы — не более двух рыб. Одна из них предназначалась для консула. В Чембало имелись специальные помещения, где заготавливалась вяленая и соленая рыба для экспорта. Видимо, в колонии была небольшая верфь для ремонта военных судов и рыбацких барок.

В Чембало шла бойкая торговля, в том числе рабами. В Уставе сказано, чтообъектами торговли являлись «земли, вещи, товары и люди».

Свою власть генуэзцы утверждали с помощью небольшого гарнизона, состоящего изнаемников (социев и стипендиариев). По Уставу 1449 года в городе имелось 40 стрелков, вооруженных баллистами. В каждой крепости — верхней и нижней — были коменданты, которым подчинялись солдаты, несшие караульную службу.

В конце 13 в. Чембало становится важным форпостом Генуи в Крыму. Во второйполовине 14 в. усиливает свое влияние и княжество Феодоро (столица которого находилась на Мангупе). В это время в Мангупское княжество вошло большинство укрепленных поселений, расположенных вокруг Чембало и в Байдарской долине. Стремясь закрепиться на море, князья Феодоро строят свой порт в устье р. Черной, в 1427 году для его защиты реконструируют крепость Каламиту в Инкермане.

Сложные отношения с генуэзцами привели феодоритов к вооруженному столкновению.Заручившись поддержкой крымского хана, князь Алексей осенью 1433 года, видимо, помог горожанам Чембало подготовить восстание против генуэзцев. Осуществлению замыслов мангупского князя способствовали следующие обстоятельства: вспыхнувшая в 1429 году в Кафе чума перекинулась в Чембало и унесла жизни многих ее жителей. В 1428-1430 гг. в Крыму стояла сильная засуха. Все эти бедствия привели к резкому ухудшению экономического положения местного населения Чембало и к усилению эксплуатации их генуэзцами.

В 1433 году, в Чембало и в ряде окружающих деревень началось народноевосстание. О нем рассказали генуэзские хронисты 15 в. Иоанн Стелла, Джустиниани и Фольета. Последний пишет: «В этом году (т. е. 1433) греки, жители Чембало города Таврического Херсонеса, составили заговор против генуэзских правителей города, взявшись внезапно за оружие, и, изгнав генуэзцев, они передали город какому-то греку Алексею, правителю Феодоро…».

Генуэзские колонии в Крыму не смогли подавить чембальское восстаниесобственными силами и обратились за помощью в Геную. В это время она вела неудачную войну с Арагонским королевством, поэтому только в марте 1434 года шеститысячное войско под командованием Карло Ломеллино на 10 галерах, 2 галиотах и 9 судах меньшего размера вышло из Генуи. 4 июня 1434 года эскадра достигла Чембало и остановилась на рейде. На следующий день, после ожесточенного сражения, генуэзцы перерубили цепь, преграждавшую вход в Балаклавскую бухту, вошли в нее и осадили крепость.

6 июня Ломеллино не удалось сломить сопротивление восставших. Тогда генуэзцы,использовав судовую артиллерию, произвели обстрел города. Им удалось разрушить одну из башен, крепостную стену и ворваться в Чембало.

Падуанец Андрей Гатари так описал этот бой: «Во вторник утром (8-го июня)возобновилось сражение и одни из ворот были заняты осаждающими. Увидев это, оказавшийся в числе осажденных сын князя Алексея отступил вовнутрь крепости с 70 воинами. Солдаты вошли тогда в крепость и, преследуя неприятеля, заняли холм, произведя большую резню. Дана была пощада только одному сыну князя Алексея, его приближенным и одному кандиоту (жителю острова Кандии)…».

В 1453 году турки, захватив Константинополь, закрыли черноморские проливы длягенуэзских судов. Ослабленная войнами генуэзская республика не могла оказать помощи колониям в Крыму, поэтому была вынуждена продать их своему главному кредитору — Банку св. Георгия.

Турки, заключив союз с крымским ханом, потребовали от генуэзцев дань. Ежегоднуюдань Чембало платило и крымскому хану. Пустив в ход все средства дипломатии, генуэзцы добились разрешения султана на проход их судов через проливы. Полученную передышку генуэзцы использовали для заключения союза с княжеством Феодоро, Молдавией, для сближения с крымским ханом, а также укрепления крепости. В Чембало реконструируются куртины и башни, стены нижнего и верхнего города. Эти работы были завершены в 1467 году.

Но все усилия генуэзцев оказались напрасными. Летом 1475 года турки захватили генуэзскиеколонии в Крыму, в том числе и Чембало, дав ей новое название — Балык-юве («рыбье гнездо», «садок для рыб»). Некоторыми исследователями оно переводится как Балык-кая (хая) – «рыбная скала». Пленных генуэзцев вывезли в Константинополь, небольшая же часть, ушедшая в горы, смешалась с местным населением. Во время турецкого владычества, Балаклава, а также Инкерман и Чоргунь (Чоргуна), входили в Мангупский Кадалык (или округ). В крепости разместился турецкий гарнизон, томились в заключении неугодные крымские ханы. Летом 1625 года во время крупного совместного похода запорожские и донские казаки на короткое время захватили Балаклаву и Кафу. В последующих сражениях с турецким флотом они потерпели поражение, потеряв убитыми около 800 запорожцев и 500 донцов.

Во второй половине 18 в. Балаклава приходит в запустение. Описание крепости в 1578 году сделал посланник польского короля Мартин Броневский, осенью 1665 года турок Эвлия Челеби, в середине XIX в. — грек 3. Аркас, насчитавший восемь сохранившихся башен. Доминиканский монах Дортелли д’Асколи, проживший десять лет в Крыму (1624-1634 гг.), писал: «Балаклава славится своим портом и обширностью окрестных лесов, представляющих такое разнообразие строевого леса, что при виде их впрямь изумляться. Там строят ежегодно крупные гальоты для поставки толстых бревен в Александрию. В последние годы там стали также строить галеры».

В настоящее время на Крепостной горе мы видим остатки оборонительных иподпорных стен и четырех башен. В 1991 году заведующий филиалом «Чембало» национального заповедника «Херсонес Таврический» раскопал там небольшой храм.

Знакомство с окрестностями Севастополя незаметно приведет Вас в Балаклаву, история, которой уходит в глубь веков. Этот небольшой городок, расположенный на берегах уютной бухты, напоминающей рыбий сачок, насчитывает более 2500 тыс. лет.

Во время пешеходной экскурсии по набережной Балаклавы Вы познакомитесь с удивительной историей этого городка, увидите места, связанные с именем русского писателя А.И. Куприна, украинской поэтессы Леси Украинки, побываете в Храме 12 апостолов, построенного в 1794 г. на фундаменте старинного храма.
В ходе экскурсии Вы осмотрите руины генуэзской крепости.

 

 

— осмотр генуэзской крепости Чембало, построенной в 14 веке, храма Двенадцати Апостолов — одного их древнейших христианских храмов Севастополя.

 

Балаклава

Балаклава воспринимается как отдельный городок, хотя официально считается Балаклавским районом Севастополя. Из Севастополя до нее нужно ехать минут сорок от городского автовокзала на рейсовом микроавтобусе. Шоссе идет на юго-восток через Сапун-гору. От площади Первого мая, где останавливается маршрутка, рукой подать до набережной, что тянется по обеим сторонам S-образно изогнутой Балаклавской бухты. Необычная конфигурация — результат тектонического разлома, прорезавшего скалистый массив на полтора километра. Даже во время сильного шторма вода в гавани спокойна, при этом глубина достаточна для того, чтобы разместить здесь большие корабли. По одной из гипотез, название «Балаклава» связано как раз с формой бухты: в переводе оно значит «рыбный мешок», от турецкого «балык» — «рыба». Балаклаву можно считать одним из самых древних городов страны — историки говорят, что она основана даже раньше Херсонеса. В начале первого тысячелетия до нашей эры обступающие бухту высоты были заселены народом тавров. Считается, что это место описано в гомеровской «Одиссее» как «прекрасная гавань» листригонов — мифологических великанов-людоедов. Миф связывают с пиратским обычаем тавров: они разводили костры на берегу, приманивая проплывающие суда, грабили корабли, а моряков приносили в жертву своей главной богине — Деве. Балаклава много раз меняла хозяев и названия: бухтой Сюмболон, деревней Ямболи, крепостью Чембало, городом Баликайя владели тавры, скифы, римляне, византийцы, генуэзцы, турки. От римской эпохи остался фундамент языческого храма, посвященного Юпитеру. В 1357 году уже генуэзцы возвели в Балаклаве классическую романскую базилику. Многократно перестроенная, она сохранилась до наших дней — церковь Двенадцати Апостолов, самая старая в Крыму. Во время турецкого владычества на балаклавской верфи строили парусные суда, а в генуэзскую крепость заключали впавших в немилость крымских ханов. Во второй половине XVII века Балаклаву постепенно занимали запорожские и донские казаки, вытесняя с крымского побережья подданных Османской империи. В 1774 году, после подписания Кючук-Кайнарджийского мира, турки оставили Балаклаву. Началась ее российская эпоха. Во время Крымской войны Балаклава была оккупирована, здесь находился штаб британского гарнизона. Англичане построили железную дорогу и первую деревянную набережную с магазинами и гостиницами — все это называли «Маленьким Лондоном». В 1854 году во время мощного урагана на подходе к гавани затонул фрегат «Черный принц» с грузом золота, предназначенным для выплаты жалованья английским солдатам и офицерам. (Ради поисков этого золота, кстати, в 1920-х годах в Балаклаве открылись первые советские водолазные курсы.) Балаклавское сражение стало единственной относительно успешной битвой русской армии в этой войне — после союзники отказались от идеи штурмовать Севастополь. Сохранилось английское военное кладбище и обелиск на месте битвы, в «Долине смерти». От тех дней остались и два известных понятия: шапка «балаклава», прикрывающая лицо от мороза, и «тонкая красная линия» как символ воинской стойкости. Эту линию образовали красные мундиры растянувшихся в шеренгу по два шотландских пехотинцев. В качестве курорта Балаклава начала развиваться в конце XIX века, когда вслед за императорскими крымскими резиденциями на полуострове стали расти фешенебельные дачи и летние дворцы. В современном городе уже практически не ощущается романтика рыбацкого поселка, описанного Куприным в повести «Листригоны». По набережной движутся толпы туристов, из распахнутых дверей разносится музыка, на берегу стоят комфортабельные отели и частные коттеджи. Но, как и тысячи лет назад, вместе с вечерним бризом усиливается соленый запах моря, и чайки кричат громче, рея над остатками башен средневековой крепости Чембало. Отлитый в бронзе Куприн, облокотившись на кованую ограду, задумчиво смотрит на закат, словно подбирает слова для одного из своих балаклавских рассказов: «Там лежит длинная, пологая гора, увенчанная старыми развалинами. Если приглядишься внимательно, то ясно увидишь всю ее, подобно сказочному гигантскому чудовищу, которое, припав грудью к заливу и глубоко всунув в воду свою темную морду с настороженным ухом, жадно пьет и не может напиться». К генуэзской крепости ведут два пути. Первый, относительно пологий и несложный для подъема, тянется от городского пляжа. Второй — более крутой, но короткий. Он начинается от последнего отреставрированного особняка, стоящего на набережной. Так или иначе, но подняться надо обязательно, чтобы увидеть головокружительную панораму Балаклавской бухты и скалистых склонов. Единственное, чего не стоит делать — это карабкаться на крепостные руины по непрочным строительным лесам. От советской эпохи и периода «холодной войны» Балаклаве достался завод по ремонту подводных лодок, переоборудованный в Музей морской военной техники. Поражают размах объекта, глубина штолен и его техническая продуманность. Чтобы создать укрытие для советских субмарин, в толстой скале, ограждающей бухту, прорыли сквозной туннель. Провели подземные дороги и глубоководные каналы, создали помещения для шлюзовых камер, ремонтных цехов, оружейного арсенала. После завершения строительства всю документацию изъяли. В обстановке строжайшей секретности лодки заходили внутрь со стороны гавани, а выходили в открытое море. Штольни фортификационного сооружения могли выдержать ядерный удар. За один день все достопримечательности Балаклавы обойти вряд ли возможно. Лучше выбрать что-то одно: прогуляться по набережной или подняться к башням генуэзской крепости, совершить морскую прогулку или посетить Музей морской военной техники. Но в любом случае надо попробовать свежую черноморскую рыбу в одном из прибрежных ресторанов. В Балаклаве подают луфарика с белым вином, запекают султанку, жарят кефаль и делают «юшку рыбацкую» — ароматный наваристый суп с морковью, луком, лаврушкой и только что выловленной нежнейшей ставридой.

МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Благодаря тому, что здесь не бывает сильного ветра и высоких волн, Балаклавская бухта — лучшее на Черном море место для обучения парусному спорту. Особый колорит городку придают пришвартованные к причалам яхты, шаланды и дорогущие белоснежные катера. Зазывалы на набережной предлагают выйти в открытое море, уверяя, будто на катере осталось «всего два места» и он отправляется «буквально через пару минут». Не стоит торопиться и занимать место в первом попавшемся судне — надо пройти вперед, переспросить, прицениться. Прогулка на небольшом рыбацком ялике обойдется дешевле, чем на многоместном катере. Еще дешевле — прогулочные суда, уходящие от дальнего причала к пляжам «Золотой», «Серебряный» и «Яшмовый». Лучше всего отправиться в морской круиз на катере «Тамань» к мысу Айя. Тогда вы сможете не только познакомиться с историей Балаклавы, но и искупаться в открытом море. 


Кроме крепости, со времен генуэзского владычества в Балаклаве сохранилась церковь — сейчас храм Двенадцати апостолов. По одной из версий, она была построена в 1357 году, о чём гласит надпись на камне, обнаруженном под слоем штукатурки во время реставрации: «1357, в день сентября, начата эта постройка во время управления скромного мужа Симоно-де-Орто, консула и кастеляна».

— осмотр знаменитой Бухты листригонов,
Продолжит экскурсию морская прогулка к мысу Айя (527 м над у.м.), к диковинным и первозданным скалам у подножия которых расположены чистейшие на Крымском побережье Золотой и Серебряный пляжи. Скалы Затерянного мира отличаются редкой красотой. Благодаря удивительному микроклимату здесь сохранились очень редкие средиземноморские растения, занесенные в Красную книгу Украины: сосна Станкевича, Крымская орхидея, тысячелетние можжевельники, земляничник мелкоплодный. Купание в открытом море доставит массу удовольствия и незабываемых впечатлений.

— посещение Военно-Морского Музейного комплекса «Балаклава» — бывшего сверхсекретного противоатомного укрытия подводных лодок
— морская прогулка по Балаклавской бухте.

История береговой батареи Марка Драпушко

Балаклаве и ее окрестностях множество интересных фортификационных объектов, которые могли бы создать цепочку экскурсионного маршрута. Среди них незаслуженно долго была обойдена вниманием береговая батарея, которую сейчас и в народе, и в среде экскурсоводов именуют батареей Драпушко. Что же это за объект и как к нему добраться?

Кому

В советские времена батарею использовали по назначению, фото ориентировочно 1986 г.

Путь к батарее

 Сегодня путь к батарее начинается на улице Новикова у автобусной остановки «Бар «Оболонь» и проходит по западному берегу Балаклавской бухты. От пляжа «Мраморного» дорога поднимается вверх среди заброшенных руин береговой базы дивизии подводных лодок. В конце прошлого века подводников в этом военном городке сменил полк нацгвардии Украины. Позже он съехал в район Малахова кургана, а городок передали для строительства санатория Одесской академии внутренних дел. Внутренние органы так и не отдохнули здесь. Здания разрушались и разворовывались, земля загадочным образом была поделена на небольшие наделы и обнесена стальным забором. Потом и заборы украли. Сейчас проход по всей территории открыт и по тропе можно пройти на вершину мыса Курона. Можно и на машине заехать, но летом пропускная способность набережной весьма ограничена, пробки случаются часовые. Да и дорожные знаки проезд туда запрещают. Дорога поднимается на западное плечо скального массива Мотылино (можно услышать и Мытылино, и Мотыль) и дальше спускается в сторону Василевого пляжа. Когда спор заходит о топонимах Балаклавы, то вразумительного ответа на вопрос, кто такой Курон, дать никто не может. А Мотылино, по одной из версий, не что иное, как обрусевшее греческое наименование скалы в честь родины греческих мигрантов из города Митилена на острове Лесбос.

Вид на мыс Айя.

 Там, где асфальт закончился, сворачиваем влево и оставляем машину. Дальше проходим метров 100 вверх на восток к железобетонному блоку батареи. Эта позиция возникла не сама по себе, а по приказу самого Александра Суворова. Для обороны крепости Севастополь со стороны Балаклавы предполагалось строительство двух полевых фортов (Северный и Южный) и береговых батарей. На западном мысу бухты было построено земляное укрепление в виде неправильного четырехугольника с бастионами на трех углах, с глубоким и широким рвом, эскарпом (крутым внутренним откосом) и контр-эскарпом. От этого укрепления до наших дней ничего не сохранилось. А вот следы батареи, строительство которой началось в 1912 году, мы видим и сегодня. К Первой мировой войне эту батарею достроить не успели. В строй она вступила только в 1924 году, имея на вооружении четыре 152-мм орудия системы Канэ. Орудия устанавливались на мощном железобетонном основании — из них могли вести огонь со скоростью 7-9 выстрелов в минуту на дальность до 13 км (около 65 кабельтовых). После завершения строительства батарее присвоили № 10.

Артустановка Б-13.

 По вполне достоверной версии, одним из первых командиров батареи был Георгий Александрович Александер. Он был и последним командиром ББ №30 времен Великой Отечественной войны. Вот выдержка из его автобиографии, тогда еще старшего лейтенанта, написанной 26 ноября 1938 года: «Я до 1920 г. был дома. В 20 году поступил в 6-ю Сов. Труд. школу в Москве, которую окончил в 1927 г. По окончании школы прошел квалификационную комиссию и получил специальность Пом. товароведа. В 1928 г. поступил в Московскую Артиллерийскую школу, которую окончил в марте 32 г. и был командирован в штаб Ч.ф. В том-же м-це был назначен на 19-ую батарею, где работал до октября 36 г. С октября 36 г. и до октября 37 г. был на Специальных Курсах Командного Состава в г. Ленинграде. После окончания С.К.К.С. был назначен на бат. №30, где и работаю в настоящее время. Под судом и следствием не был. В оппозициях ни в каких не участвовал. В кандидаты в члены В.Л.К.С.М. вступил в апреле 31 г. в Арт. школе, а в 32 г. на 19-ой батарее был принят в чл. ВЛКСМ».

 На основании этого документа можно говорить о том, что №19 батарее присвоили еще до 1932 года.

В годы войны

 В 1941 году батарея №19 вошла в состав 3-го отдельного артдивизиона Береговой обороны Главной базы Черноморского флота. Командовал дивизионом майор М.Н. Власов. Командиром батареи был старший лейтенант (позже — капитан) Марк Драпушко. Батарея была включена в 1-й сектор обороны.

Марк Драпушко.Справка МК

Марк Семенович Драпушко родился в 1909 году в Винницкой области. Призван на службу в 1931 году в Днепропетровске. Жена — Фрида Яковлевна Кричмар. Сын — Драпушко Ян Маркович, 1936 года рождения. Из наградного листа к ордену «Красной Звезды» М. С. Драпушко: «Воинское звание — капитан. Год рождения 1909, национальность — еврей. В Красной армии с 1931 года. Член ВКП(б). За умелое, хладнокровное и четкое управление артогнем в сложных условиях. За находчивость, настойчивость и организованность, проявленные лично им в руководстве л/с и средствами батареи и по восстановлению материальной части после ее вывода противником. Арт. мастера заявили, что матчасть восстановить нельзя, а БК организовал неоднократное восстановление матчасти орудий и в течение 8-ми дней вел огонь по противнику. Проявил мужество и героизм и с достоинством, в сложной обстановке выполнил задание командования». 23 февраля 1988 г. в День Советской Армии и Военно-Морского флота улица Квартальная в Балаклаве была переименована в улицу имени Марка Драпушко, героически погибшего при Обороне Севастополя. На доме № 20 установлена мемориальная доска. В 1995 г. по инициативе учителя рисования школы №30 Анатолия Семеновича Терентьева в Балаклаве был организован и проведен митинг-реквием к годовщине Великой Победы. Участие в нем принял и приехавший из Москвы Ян Маркович — сын Драпушко.

 Первый боевой залп на поражение противника батарея произвела 6 ноября 1941 года по скоплению техники в районе села Старые Шули (ныне — Терновка). Расстояние по прямой около 14 км. Но это в зоне досягаемости огня батареи (до 20 км). Уже 15 ноября немцы вошли на восточные склоны Балаклавы. В связи с этим в бой были брошены резервы первого и второго секторов, непрерывно вела огонь 19-я батарея. В этот день она израсходовала 486 снарядов в район высоты 212.1, села Варнаутка (Гончарное) и другие. В этот же день противник засек батарею и начал вести по ней огонь несколькими тяжелыми полевыми батареями с одновременными налетами авиации по 10-12 самолетов. Несмотря на потери, артиллеристы продолжали вести огонь. Фашисты окрестили нашу батарею «Кентавром». В Красной Армии и в Балаклаве ее называли «Мамаша». Артиллеристы не жалели сил и своих жизней в борьбе с врагом. Особое мужество они проявили 16 ноября. От напряженной стрельбы тела орудий накалились, плавилась краска, возникли пожары, материальная часть не раз выходила из строя, но артиллеристы под огнем устраняли повреждения. Во время боя от разрывов вражеских бомб ослеп замковый краснофлотец Иван Щербак. Боец продолжал работать вслепую, благодаря выработавшемуся навыку. Только когда прекратили стрельбу, батарейцы увидели блуждающего по дворику комендора и поняли, что Щербак ослеп. Ночью раненых начали отправлять в госпиталь. Щербак просил командира оставить его, говоря, что он еще может работать у орудия, хотя и потерял зрение. Обязанности замкового взял на себя младший сержант Александр Лызенко, одновременно командовавший орудием. Будучи тяжело ранен, и он не оставил в бою своего поста. До момента своей гибели продолжал вести огонь. Из-за постоянных авианалетов на огневой позиции возникали пожары, нарушалась связь, выбывали из строя люди. Но батарея продолжала действовать, поражая и дальние, и близкие цели, последние — прямой наводкой.

 Позиция батареи была всего в 1-2 км от позиций противника, в зоне прямой видимости, совершенно открытая. Орудия не раз выходили из строя, но за ночь артиллеристы их восстанавливали и опять открывали огонь.

Оценив вклад артиллеристов 19-й береговой батареи, их личное мужество, героизм, эффективность стрельб, командование СОР всему личному составу объявило благодарность.

Вследствие значительного износа тел орудий, в конце ноября на батарее начался ремонт. Специалисты Артиллерийского ремонтного завода № 1127 и личный состав батареи смогли отремонтировать только два орудия из четырех. В начале декабря новая позиция батареи была оборудована на высоте Карагач (7 км Балаклавского шоссе, где сегодня располагается мебельный центр «Домино»).

Подвиг бесстрашных

 К началу второго наступления противника на Севастополь 17 декабря 1941 года батарея была в боевом строю. Она снова поддерживала наши войска в 1-м и 2-м секторах. В связи со сложившейся обстановкой в 3-м и 4-м секторах, приказом генерала И.Е. Петрова от 20 декабря 1941 г. был сформирован батальон из личного состава 35-ББ, 2-го и 3-го отдельных артдивизионов БО ГБ ЧФ. Командир — капитан К.И. Шейкин. Командиром роты 3-го ОАД БО ГБ ЧФ, куда вошли артиллеристы 19-й батареи, был назначен младший лейтенант Н.И. Марков. Сформированные подразделения утром 21.12.1941 г. были приданы 25 СД ПА и 8-й бригаде морской пехоты. Большая часть личного состава батальона погибла. Оставшиеся артиллеристы 19-й батареи 20-22 декабря вели непрерывный огонь совместно с другими батареями.

С началом третьего наступления противника 7 июня 1942 г. 19-я батарея вела огонь только совместно с другими батареями дивизиона (18-ББ и 116-ББ) по участку 1-го и 2-го секторов обороны. 16 июня во время очередного авианалета противника одна из бомб попала в командный пункт 19-й батареи. Погибли капитан М.С. Драпушко, политрук Н.А. Казаков и другие младшие командиры и краснофлотцы. Похоронены они на позиции батареи. Командиром уцелевшего личного состава назначен старший лейтенант А.Н. Волчан.

Н. Казаков и М. Драпушко.

 28 и 29 июня противник бросил дополнительные силы, чтобы подавить огонь 19-й и 705-й батарей. На батарее к этому моменту осталось несколько фугасных гранат и практических снарядов. Они были израсходованы. Тогда личный состав снял замки с орудий и зарыл их в землю, дальше артиллеристы сражались практически в окружении и отражали атаки стрелковым оружием и гранатами. Оставшиеся в живых отошли на 18-ю ББ. В ходе последних боев с 30 июня по 3 июля 1942 г. большая часть личного состава 19-й батареи погибла или до сих пор числится пропавшими без вести на мысе Херсонес.

Вид на Балаклаву.

 В числе первых 27 награжденных за оборону Севастополя шестеро были с этой батареи. Причем командир батареи Драпушко и его заместитель Казаков были награждены орденами «Красной Звезды». Батарея во время первого штурма находилась на переднем крае обороны. Благодаря ей противнику не удалось взять под полный контроль высоты в районе Балаклавы, она не позволила ему развить наступление на Севастополь с южного направления.

 В период оккупации Севастополя немецко-румынскими войсками в 1942-1944 гг. на позиции батареи были установлены четыре полевых орудия.

Немецкая батарея на архивном снимке 1943 года.

После войны батарея была восстановлена и оснащена 130-мм орудиями Б-13. На территории находилась в/ч № 90989. После развала СССР и раздела Черноморского флота между Россией и Украиной батарея была законсервирована, но фактически заброшена.

Новейшая история батареи

 В период контроля над батареей Военно-Морских Сил Украины одной из туристических фирм был предложен проект создания на базе батареи музейного комплекса с привлечением средств инвесторов. Предполагалось посещение туристами этого объекта по трехдневным путевкам с полным погружением в быт реальных береговых артиллеристов флота, с переодеванием в форму, с несением вахт. Командующий в ту пору ВМСУ Михаил Ежель ответил категорическим отказом по причине важности батареи для обороны страны и ее секретности. А через месяц, в апреле 2002 года, батарею втихаря порезали «на иголки», сдав все четыре орудия на металлолом за сумму, равную стоимости старого, ржавого «Жигуленка». В эту сумму вошли и сталь стволов, и медь кабельных трасс, и все дизель-генераторы и электромоторы. А потом уже и бронедвери вырезали, и всё до последнего гвоздя из стен повыковыривали.

Орудия продали как металлолом за копейки, апрель 2002 г.

А в 2015 году на батарею приехала группа энтузиастов общественной организации «Добровольная народная дружина Севастополя». Они собрали и вывезли весь мусор из орудийных двориков, из казематов, из помещений и галереи блока батареи. Позже была установлена мемориальная табличка на бетонной стене, высажена аллея деревьев в память о героях батареи. Дважды в год инициаторы создания музейного комплекса собирают на батарее ветеранов вооруженных сил и труда, местных жителей и школьников города, спортсменов и артистов для проведения вахты памяти. В ноябре 2018 года удалось даже экскурсию для всех желающих провести по подземельям батареи, продемонстрировать в одном из залов фильм об обороне Севастополя. Может быть, и сбудется мечта активистов «ДНД» о создании на базе батареи капитана Драпушко музейного комплекса для патриотического воспитания молодежи.

Митинг на батарее Драпушко в ноябре 2018 г.

Орудия батареи

 Русским оружейникам в 1891 году во Франции была продемонстрирована стрельба из 152-мм/45 пушек системы Канэ. Цифра 45 означает длину ствола в 45 калибров, 152 мм — 6 дюймов — калибр. Стрельба из этих орудий производилась унитарными патронами (гильза с порохом соединена со снарядом в единое изделие, наподобие винтовочного патрона), и французы ухитрились получить огромную скорострельность — 10 выстрелов в минуту. И в 1895 году на вооружение береговых крепостей России приняли пушку Канэ. Эти орудия являлись первыми в России патронными орудиями среднего калибра. Особенностями устройства пушки Канэ являются быстрое открывание и закрывание затвора, патронное заряжание, быстро и легко действующие механизмы наводки. Система очень компактная, удобная для обслуживания, была принята одновременно для вооружения флота и береговых батарей. Первоначально заряжание было унитарным, но затем на кораблях перешли к раздельному. Для этого в 1901 году ввели укороченную на 19,3 мм гильзу, которая только касалась дна канала. Длина новых гильз составляла 1095 мм, вес от 14,5 до 15,46 кг. Вес артустановки около 15 тонн (станок 3,5 т, станок с орудием — 9,2 т). К началу Великой Отечественной войны в ВМФ СССР имелось 76 тыс. снарядов к пушкам Кане.

 В послевоенное время на бывшей позиции 19-й береговой батареи были установлены орудия Б-13. Производство этих орудий началось в царское время. 2 марта 1912 года был утвержден Главным управлением кораблестроения проект этой пушки. В 1914 году пушки запустили в крупносерийное производство на Обуховском заводе. Кроме того, в 1913 году английскому заводу Виккерса заказали 100 аналогичных пушек. «Стотридцатки» устанавливались на крейсерах типа «Светлана» и трех черноморских мониторах типа «Императрица Мария», ими же перевооружили крейсеры «Диана», «Кагул», «Олег» и другие корабли.

Как резали пушки, апрель 2002 года.

К началу 1941 года на кораблях и береговых батареях насчитывалось 378 пушек Б-13. В годы Великой Отечественной войны 130-мм пушки Б-13 стали самыми распространенными морскими орудиями среднего калибра. Ими были вооружены все лидеры и эсминцы советской постройки до 1945 года, ряд канонерских лодок и некоторые минные заградители. К началу боевых действий в 1941 году на береговых батареях находилось 169 таких пушек, а в ходе войны еще несколько десятков установили на позициях под Севастополем, Новороссийском, в Крыму на Перекопе и в других местах. Наконец, эти орудия, размещенные на железнодорожных платформах, воевали в составе бронепоездов или железнодорожных батарей. Полный вес орудия 13 тонн при весе броневого щита 2 тонны, качающейся части — 7 тонн. Длина ствола — 6581/50. Расчет составлял 11 человек. Скорострельность 8 выстрелов в минуту при дальности до 25 км. Артустановки Б-13 сняли с производства лишь в 1954 году, а всего их было изготовлено 885 единиц. К середине 80-х годов на вооружении и складах ВМФ имелось свыше 600 единиц Б-13. При большом желании для музейного объекта «Батарея №19» можно и сегодня найти орудия Б-13 в хорошем состоянии.

Владимир Илларионов, фото автора и из архива.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s