«Христос родился в Крыму. Там же умерла Богородица». Часть 4. ЧУФУТ-КАЛЕ

Глава 4.
НАМ УДАЛОСЬ ОБНАРУЖИТЬ МЕСТО СМЕРТИ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЗАХОРОНЕНИЯ МАРИИ БОГОРОДИЦЫ. ЭТО — ЗНАМЕНИТЫЙ ДРЕВНИЙ ГОРОД ЧУФУТ-КАЛЕ В КРЫМУ, НЕДАЛЕКО ОТ БАХЧИСАРАЯ.

4.  — ЗНАМЕНИТЫЙ КРЫМСКИЙ ПЕЩЕРНЫЙ ГОРОД — ТЕСНО СВЯЗАН С ДЕВОЙ МАРИЕЙ. ЗДЕСЬ НАХОДЯТСЯ УЩЕЛЬЕ МАРИИ, ГОРОД МАРИИ, ХРИСТИАНСКИЙ НЕКРОПОЛЬ И СЛЕДЫ ХРИСТИАНСКОГО ХРАМА.

Выдающийся арабский ученый-энциклопедист Абу-ль-Фида (Абу-ль-Фида Имад ад-Дин аль Малик аль Муй-ад-Исмаил ибн Али али Анюби) в своей книге «Упорядочение стран» (Таквим аль-бульдан) писал: «Керкер или Керкри… находится на краю седьмого климата в стране Асов, его имя значит по-турецки сорок человек; это укрепленный замок, трудно доступный; он опирается на гору, на которую нельзя взойти. На верху горы есть площадь, где жители страны (в минуту опасности) находят убежище. Этот замок на некотором расстоянии от моря; жители принадлежат к племени Асов… Керкер находится на север от Сары-Кермена (Херсонеса — Коммент.); между этими двумя местами один день пути». Цит. по [164], с.39.

Страна Асов, как мы показали в книге «Империя», это, скорее всего, страна Иисуса (Аса — Иисус), то есть христианская страна. Отсюда, по-видимому, и название Азия. Между прочим, как мы видим, один из вариантов перевода названия города — «сорок человек». Не очень ясно, откуда взялась цифра 40. Но теперь, когда мы начинаем понимать, что в Чуфут-Кале скончалась Дева Мария, возникает следующая гипотеза. Не отразился ли в названии города известный христианский обычай поминать умершего на сороковой день после смерти?

Известный караимский автор XIX века Серая Шапшал писал: <<Из древних крымских городов, в которых жили караимы, все почти превращены в груды развалин всесокрушающим временем… Только одна крепость Кырк-Ер или Чуфут-Кале, приютившаяся на вершине неприступной скалы, может считаться более или менее сохранившеюся.

Кырк-Ер находится в 33 верстах от губернского города Симферополя и в 4 от Бахчисарая, он расположен между ущельями и стремнинами на крутой, обрывистой скале, высотою около 2.500 ф. над ур. м., оканчивающейся крутым мысом «Бурунчак» у самого селения татарских цыган, именуемого Салачик. Это дало повод называть его «воздушным городом» или «городом на воздушном острове».

«Колоссальна возвышенность Чуфут-Кале, имеющего продолговато-круглую форму, окаймленная у вершины массою известняка, составлявшего почву всей его вершины, представляет замечательное произведение силы вод, отделивших этот гигантский холм глубокими оврагами от соседственных гор (рис.4.31, рис.4.32 — Авт.)… Однако не в этом только состоит известность Чуфут-Кале: он славен как первобытное жилище человека, как крепость, устроенная природою и доведенная людьми до «совершенства» и не так давно еще населенный город караимов, «ЧТИМЫЙ ВТОРЫМ ПОСЛЕ ИЕРУСАЛИМА» » (Универсальное описание Крыма. В.Кондараки, т.IV, стр.195).

Кырк-Ер обведен стеною, замечательною по своей глубокой древности, на которой сохранились развалины башен. Городок занимает пространство длиною в полторы и шириною в пол версты. С восточной стороны к нему ведет (главная) дорога из Бахчисарая… которая в 1851 г. была исправлена по Высочайшему повелению императора Николая I>> [966:1], с.15-16.

Здесь сразу обращает на себя внимание сообщение, что Чуфут-Кале почитался вторым после Иерусалима святым городом. Все правильно. Слава Чуфут-Кале широко распространилась по всем землям после того, как здесь скончалась и была захоронена Мария Богородица. Ясно, что такой город следовало почитать наравне с евангельским Иерусалимом (= Царь-Градом, согласно нашим результатам). То есть городом, где какое-то время жил, правил и был распят император Андроник-Христос. И где, ясное дело, несколько лет жила вместе с ним его мать, Дева Мария.

<<В 1799 г., по словам Сумарокова, в Чуфут-Кале было: «227 домов, кои построены, по азиатскому вкусу из белого нетесаного камня, крыты черепицею и многие имеют по два жилья».

Другой путешественник — Мураев-Апостол говорит: «Венеция водяной город; Чуфут-Кале — воздушный… жилища караимов подобны орлиным гнездам, на вершине крутой, неприступной горы… Город внутри чист и опрятен: ни одна столица в Европе не может похвастаться такою мостовою: под всем Чуфут-Кале одна сплошная плита, гора, на которой он стоит»>> [966:1], с.25.

О Чуфут-Кале сегодня пишут так. <<В VI веке в 3 километрах от современного Бахчисарая возник один из самых известных пещерных городов» Крыма, построенный, предположительно, аланами и просуществовавший до XIX века. В 1299 году город был разграблен отрядами темника Золотой Орды Ногая. В конце XIV века город получил название Кырк-Ер и стал центром небольшого феодального княжества. До строительства новой столицы Крымского Ханства Бахчисарая «пещерный город», получивший название Чуфут-Кале, являлся главным торгово-ремесленным центром этой части Крымского полуострова. Город пришел в упадок только в XIX веке и был покинут жителями>> [23:1], с.76.

«После включения Кырк-ора (то есть Чуфут-Кале — Авт.) во владения Золотой Орды ОН СТАНОВИТСЯ ЦЕНТРОМ бейлика беков Яшлау, имевших, очевидно, относительную независимость от Орды» [164], с.57.

Стоит отметить, что <<практически все исследователи крымского средневековья отождествляли Кырк-ор (то есть Чуфут-Кале — Авт.) с ГЛАВНОЙ КРЕПОСТЬЮ КРЫМСКИХ АЛАН… Прямым подтверждением этому является замечание арабского географа Ал-Калкашанди (нач. XV в.) о том, что центром страны асов, зависимой от Золотой Орды, является крепость Киркир. А турецкий историк XVIII в. Аали-Эфенди писал на основе древних источников: «Кырк-эр есть крепость из городов асских на севере от Сары-Кермена». Как уже отмечалось, Сары-керменом мусульманские авторы именовали Херсон>> [164], с.41.

Интересно, что народ Асов (народ Иисуса) считался Могульским, то есть, как мы теперь понимаем, Монгольским = Великим. Турецкий историк XVIII века Сенд Мухаммед Риза сообщает следующее. «В прежние времена непохвальный народ из племен Могульских, называемый Ас, вследствие полной своей уверенности в неприступности замка (Чуфут-Кале — Авт.), проявлял непокорность и сопротивление Крымским ханам» [164], с.54.

Обычно название Чуфут-Кале переводят как «Иудейская крепость». Караимы именовали город Джуфт-Кале (Двойная крепость) или просто Кале (крепость), рис.4.36. По поводу различных наименований Чуфут-Кале, в том числе упомянутых и Эвлием Челеби, историки говорят следующее: <<Речь идет о древнем алано-готском поселении V-VI вв., которое после завоевания татарами в XIV в. было названо Кырк-Ор («40 крепостей»), или Кырк-Ер («40 мужей»), а затем получило обиходное название Джуфудкалеси, или Чуфут-Калеси («Иудейская крепость»), известное сейчас в виде Чуфут-Кале… Гевхеркерманом (крым.-тат. — «крепость драгоценностей»…) называет ее только один Эвлия Челеби… Кырк-Ор был столицей самостоятельного КРЫМСКОГО ХАНСТВА до начала XVI в,, пока ханы не перенесли ее в Бахчисарай>> [985], с.211.

На рис.4.33 и рис.4.34 приведен вид Чуфут-Кале в XIX веке. На рис.4.35 показан план окрестностей Чуфут-Кале, а на рис.4.36 — план самого Чуфут-Кале. Старинный город расположен на большом и высоком плато. Оно окружено глубокими ущельями. Доступ в город ранее был сильно затруднен. Для нас важно, что рядом с Чуфут-Кале находится, оказывается, ущелье, старое название которого — Марьям-дере. То есть Ущелье Марии [164], с.5. Кстати, слово ДЕРЕ является, вероятно, вариантом произношения славянского слова ДЫРА. Вполне естественно, что первые обитатели этих мест именовали УЩЕЛЬЕ — ДЫРОЙ. Таким образом, в непосредственной близости от Чуфут-Кале находится ущелье, названное именем Марии. Более того, тут были обнаружен христианский некрополь с многочисленными захоронениями в склепах.

А.А.Герцен и Ю.М.Могаричев, историки и археологи, авторы подробной и интересной книги о Чуфут-Кале, так начинают свой рассказ. «Дорога к Чуфут-кале начинается с предместья Бахчисарая — Староселье (рис.4.37 — Авт.). Здесь — перекресток четырех долин. Наш путь вверх по балке МАРЬЯМ-ДЕРЕ, по дороге, исхоженной миллионами ног. Чуфут-кале посещают более 120 тыс. человек в год…

Пройдем мимо Успенского монастыря… Место, с которого начинается путешествие в древность, мало приметно на оживленной туристской тропе. На склоне (ущелья Марьям-Дере — Авт.) в зарослях кизила и лощины скрыт ДРЕВНИЙ МОГИЛЬНИК то ли жителей поднебесного города (Чуфут-Кале) — Авт.), то ли села, располагавшегося здесь поблизости…

Давно уже ведется спор вокруг этого участка склона… усеянного оплывшими воронками. Этот грунт проседал в камеры склепов, выдавая их местонахождение.

Попытаемся заглянуть в один из раскопанных склепов. В торцовой стенке ямы… зияет узкий лаз, ведущий в камеру склепа. Камеры в плане были, как правило, овальные или прямоугольные со скругленными углами. Потолок имитировал коробовый свод… На стенах хорошо видны следы орудий, которыми вырубались склепы. Борозды расположены в определенном направлении и с определенной частотой. Можно утверждать, что они оставлены орудием в виде кирки с лезвием шириной около 7 см. Удары были частыми и короткими…

Могильник в Марьям-дере был открыт П.П.Бабенчиковым, проведшим здесь небольшие раскопки в 1946-1947 гг. …

Всего было раскопано 109 склепов, 24 подбойные могилы и 2 грунтовые. Погребальные сооружения расположены очень густо, нередко перекрывают друг друга» [164], с.5-6.

Как мы теперь понимаем, в Чуфут-Кале умерла Дева Мария. Ясно, что это место стало святым для христиан. Поэтому тут вскоре возник специальный священный некрополь, в склепах которого, по-видимому, хоронили либо обитателей города, либо привезенных издалека. Наверное, многие выражали желание быть похороненными вблизи того места, где произошло Успение Марии. Тот факт, что захоронения были христианскими, четко видно из тех предметов, которые были тут обнаружены археологами. На рис.4.38 показаны некоторые образцы украшений, найденных в склепах некрополя Ущелья Марии. Серебряные и бронзовые пряжки, фибулы, височные кольца, разнообразные наборы бус. В правом нижнем углу на рис.4.38 мы видим каменное надгробие с абсолютно четким христианским крестом, рис.4.39. Причем такое надгробие не единственное. Сообщается, что «найдены также известняковые надгробия, на которых высечены КРЕСТЫ ПРОСТОЙ ФОРМЫ» [164], с.6.

На другом надгробии, справа, просматривается хорошо известный катарский крест, то есть христианский крест, вписанный в круг,рис.4.40. Иными словами, крест изображен на фоне нимба, ореола, рис.4.39. Археологи правильно называют эти находки раннесредневековыми, но неверно думают, будто «раннее средневековье» — это VI-X века [164], с.6. Как мы теперь понимаем, на самом деле эти предметы изготовлены не ранее XII-XIII веков. Это и есть «раннее средневековье». То есть найденные предметы действительно очень старые, но совсем из другого времени, более близкого к нам.

Впрочем, не нужно думать, будто так называемые катарские кресты были распространены только в Западной Европе и Средиземноморье. Их было много на Руси. Более того, как теперь мы понимаем, именно на Руси они впервые и появились. Лишь потом такая форма креста была разнесена по многим далеким провинциям Великой = «Монгольской» Империи в эпоху ордынско-казацкой колонизации мира. На рис.4.41, рис.4.42 и рис.4.43 показаны некоторые примеры старо-русских крестов, вписанных в круг. Сравните их с катарскими крестами, обнаруженными во Франции, см. выше. Ясно, что это — одна и та же традиция.

Катарских крестов в Чуфут-Кале обнаружено много. В частности, «в помещении номер 16 на стене вырублен крест, вписанный в круг (это и есть так называемый катарский крест — Авт.). Такие же кресты, датируемые, как правило, ранним средневековьем, известны и на могильниках этого времени, в том числе и на уже упоминавшемся некрополе под юго-западным склоном Чуфут-кале. Здесь кресты встречаются как на надгробиях, так и на стенах склепов» [164], с.23.

Таким образом, некрополь в Ущелье Марии действительно принадлежит христианам. Подчеркнем еще раз, что здесь в большом количестве обнаружены катарские кресты, рис.4.39. Обычно считается, что катары-христиане были распространены на Балканах и в Западной Европе. Как мы теперь видим, они жили и в Крыму. Любопытно, что историки почему-то никак не комментируют факт обнаружения надгробий с катарскими крестами в некрополе Ущелья Марии. Скорее всего, по той причине, что ошибочно считают катарскую религию более поздней, чем время христианских захоронений около Чуфут-Кале. Иначе сразу бы связали такие кресты с катарами. Согласно нашим результатам, изложенным в книге «Библейская Русь», катары — это скифы-ордынцы, колонизировавшие значительные территории Евразии во время великого = «монгольского» завоевания XIII-XIV веков.

На рис.4.38, внизу, показан план и вертикальный разрез одного из каменных склепов, обнаруженных в Ущелье Марии. Склепы вырублены в материковых скалах.

Имя Марии оставило глубокий след в названиях, связанных с Чуфут-Кале. Как выясняется, кроме старого некрополя в Ущелье Марии, здесь же, совсем недалеко, находилось поселение, называвшееся ГОРОДОМ МАРИИ — Мариамполис, рис.4.38. Мариамполис расположен с той же стороны от Чуфут-Кале, что и христианский некрополь, рис.4.44, рис.4.45, рис.4.46. Кстати, греческое слово ПОЛИС происходит, вероятно, от русского слова ПОСЕЛЕНИЕ.

Старинным некрополем в Ущелье Марии занимались многие исследователи. Сегодня считается, что «по этнической принадлежности погребенные определены как сармато-аланы. Возникает вопрос, где они жили, под защитой оборонительной стены на плато, или же поселение находилось неподалеку в балке? А.Л.Якобсон и В.В.Кропоткин не сомневались в связи могильника с крепостью… Сторонники поздней даты появления укреплений на плато отрицали эту связь» [164], с.25.

Некоторые археологи считают, что некрополь принадлежал поселению Мариамполис в Ущелье Марии. Но так или иначе все эти места находятся в непосредственной близости от плато, где стоит город Чуфут-Кале.

На рис.4.47 приведено одно из надгробий, обнаруженных в христианском некрополе в Ущелье Марии. Надгробие выполнено в виде базилики. Так строили некоторые греческие (то есть христианские) храмы. На рис.4.48 показано еще одно надгробие, найденное в Чуфут-Кале.

Тот факт, что большинство старинных захоронений в некрополе Ущелья Марии были христианскими, признается надежно установленным. Сообщается следующее. «На основании раскопанных погребений можно сделать вывод о постепенном распространении христианства среди местного населения. Об этом свидетельствуют нательные кресты, кресты, процарапанные на стенах склепов, а также на надгробиях, перстни с христианскими символами. Особенно интересны известняковые надгробия, которые устанавливались у дромосов на поверхности земли. На них были вырезаны изображения орудия казни мессии. Одному из надгробий была явно придана форма архитектурного сооружения, прямоугольного в плане, с одной скругленной торцовой частью… Очевидно, что надгробие изображает христианский храм базиликального типа… И вполне вероятно, что перед нами изображение главного храма крепости, с которым была связана духовная жизнь его гарнизона и окрестных поселений… Можно предположить, что могильник в Марьям-дере принадлежал непосредственно населению укрепленной части плато, то есть гарнизону крепости» [164], с.26-27.

Разные комментаторы считают, что люди, захороненные в некрополе Ущелья Марии, были скифами, сармато-аланами, готами, готами-аланами, гуннами, «поздними скифами». Кроме того, пишут так. «Что касается алан, то по данным авторов XIII-XV вв. область их обитания в Крыму определенно соотносилась с крепостью драгоценностей — Кырк-ором» [164], с.28.

Как мы теперь понимаем, все эти исторические названия относятся к людям XIII-XVI веков, проживавшим в этих местах или привезенным сюда издалека уже после смерти, для погребения около святого города Марии Богородицы.

Исследователи Чуфут-Кале хором говорят, что его история целиком пропитана христианством. Дополним уже ставшую понятной нам картину новыми фактами.

«Наибольшее сходство этот комплекс внутрискальных помещений (Чуфут-Кале — Авт.) имеет с пещерными монастырями Горной Таврики. В том, что христианский монастырь мог быть в крепости или рядом с ней, ничего удивительного нет. Во-первых, здесь по крайней мере до середины XIV в. обитало аланское население, ИСПОВЕДОВАВШЕЕ ХРИСТИАНСТВО» [164], с.43-44.

Сегодня в Чуфут-Кале не сохранилось заметных остатков христианского храма. Однако, как выясняется, в XIX веке такие следы еще были.

<<В книге А.В.Попова «Вторая учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии в Бахчисарай» (1888 г.) читаем: «Все повернули влево и стали подниматься по довольно крутой тропинке… Направо по входе в ворота, при разделении дорог, были осмотрены ОСТАТКИ ПЕЩЕРНОЙ ЦЕРКВИ, по указанию сторожа, по его словам, здесь была живопись, ВОЗЛЕ ЦЕРКВИ УСЫПАЛЬНИЦА… В церкви алтарная часть полукруглая, в тех местах, обратил внимание гул пустоты».

Караимский гахам обратился в Таврическую ученую архивную комиссию (ТУАК) с просьбой «осмотра и исследования» ЭТОГО ОТКРЫТИЯ. Ее члены осмотрели пещеру и пришли к выводу: «Ввиду изложенного мы не решаемся утверждать, что осмотренная нами с особой тщательностью пещера могла быть когда-нибудь христианской церковью и скорее готовы высказать предположение, что она, В ПОЗДНЕЕ ВРЕМЯ служила обыкновенным жильем для людей».

В дальнейшем В.П.Бабенчиков вернулся к предположению о принадлежности данного помещения к христианскому культовому комплексу. В 1970-х гг. М.Я.Чореф обследовал предполагаемую церковь, а в соседнем помещении раскопал усыпальницу с находившимися в ней человеческими костями. Возникло вполне обоснованное мнение о том, что, вследствие позднейших переделок, первоначальный облик церкви изменился. ВАЖНО ОТМЕТИТЬ, ЧТО НА СТЕНАХ ПЕЩЕР ДАННОГО КОМПЛЕКСА БЫЛИ ОБНАРУЖЕНЫ ПРОЦАРАПАННЫЕ ХРИСТИАНСКИЕ СИМВОЛЫ — КРЕСТЫ.

Есть здесь и помещения с гробницами, по форме аналогичные тем, которые имеются в других пещерных МОНАСТЫРЯХ» [164], с.44.

Исследователи Чуфут-Кале считают, что данный пещерный комплекс «имеет прямое отношение к памятнику, тесно связанному с Чуфут-кале, — УСПЕНСКОМУ МОНАСТЫРЮ» [164], с.45.

Хотя в самом Чуфут-Кале, на вершине скалы, следы христианского храма уже сильно стерты, зато совсем рядом с ним находится известнейшая христианская святыня — Успенский монастырь. Созданный в память об Успении Девы Марии. К истории Успенского монастыря мы вскоре обратимся.

О том, что Чуфут-Кале был христианским городом, прямо говорят некоторые старинные авторы. Например, Иоганн Шильтбергер писал: «Город Керкер в хорошей стране, именуемой Готия, но которую язычники называют Тат. Она населена греческими христианами и производит отличное вино». Цит. по [164], с.56.

Мы неоднократно обнаруживали, что ранее «греками» именовали просто христиан, а «греческая» религия — это, попросту, христианство.

Более того, вокруг Чуфут-Кале были обнаружены самые настоящие пещерные христианские церкви. То есть с явно христианской символикой и архитектурой. Например, на рис.4.49 и рис.4.50 показан пещерный христианский храм якобы VIII века, найденный на горе Тепе-Кермен, рис.4.51. Эта гора расположена всего в трех километрах от Чуфут-Кале. На рис.4.49, показывающем внутренность церкви, отчетливо видны два больших христианских креста справа и слева, снаружи алтаря. Вот что известно о пещерных сооружениях на горе Тепе-Кермен, расположенной недалеко от Чуфут-Кале.

«От караимского кладбища в Иосафатовой долине не более 3 км до горы Тепе-Кермен.

Вид этой горы удивителен с любой точки зрения: издали — с плато, когда она как остров поднимается из туманно-сиреневой дали на фоне гор Главной гряды; или вблизи — тогда сама правильность ее очертаний, контрастное сочетание покрытых лесом склонов и изрытых пещерами отвесных скал будят фантазию и воображение. Высота Тепе-Кермена 542 м над уровнем моря и 250 м над окружающей местностью…

В Тепе-Кермене 235 пещер. Пещеры расположены в 6-7 ярусов на обрывистой вершине горы. Встречаются пещеры в два и три этажа: потолок нижней пещеры служит полом для верхней…

Главной достопримечательностью Тепе-Кермена считается пещерная церковь… с двумя входами и тремя окнами (рис.4.50 — Авт.). В алтаре было шесть грубо сработанных колонн, из которых уцелели только три; снаружи алтаря высечены большие кресты (рис.4.49 — Авт.). В одном из внутренних углов церкви вырублен в полу каменный ящик крестообразной формы — это баптистерий (купель для крещения). На одной из гробниц в церкви — остатки греческой надписи…

ЕСТЬ И ДРУГАЯ ЦЕРКОВЬ, в ней видна на стене хорошо сохранившаяся надпись на греческом языке и орнамент, в полу выдолблены две гробницы.

В одной из расположенных на плато Тепе-Кермен пещер, против которой на краю обрыва стоит огромный камень, читаются высеченные надписи древне-еврейского письма…

В Успенском монастыре еще в 70-х годах XIX в. долбили пещеры, платя за работу 59 коп. за куб» [862:1], с.151-152.

Вернемся в Чуфут-Кале. Любопытен следующий факт. Оказывается, во время раскопок в Чуфут-Кале, в слое, отнесенном археологами к «очень раннему средневековью», среди «древних» амфор неожиданно обнаружили фрагмент железной сковородки. Взволновавшись, историки немедленно объявили его «поздним предметом, случайно попавшим в древний слой». Пишут так: «В темной мягкой земле найдены фрагменты остродонной амфоры и лепных сосудов и какого-то железного предмета, возможно сковородки. Последний попал сюда явно в позднее время» [164], с.29. Такое, конечно, не исключено. Однако, скорее всего, дело опять-таки в ошибочной хронологии, которая насильственно разделяет «античные» амфоры и железные сковородки. На самом деле, никакого противоречия тут нет. И изящные амфоры, и хозяйственные металлические сковородки принадлежат одной и той же эпохе, вероятно, XV-XVII веков.

Рядом с Чуфут-Кале находился, оказывается, ханский зверинец со специальными бассейнами для воды. Ханы, их двор и приезжие развлекались. «В центре мыса, в скале, вырублены два прямоугольных в плане бассейна (для сбора воды — Авт.). В начале 90-х гг. XVIII в. их видел путешествовавший по Крыму академик А.С.Паллас, отметивший, что на мысе когда-то находился ХАНСКИЙ ЗВЕРИНЕЦ, в котором содержались олени и серны. Один из бассейнов расчищен М.Я.Чофером в 1970-х гг. Выяснилось, что при площади 12 х 8 м глубина его составляла 1,1 м. Восточный борт выполнен был в виде двух ступеней, по которым животные могли спускаться к самому дну водоема» [164], с.30.

Для присмотра за зверями был назначен из Бахчисарая специальный чиновник «имирюр». Сумароков свидетельствует: «Позади Дчуфут-кале выходит большой и гладкий с мелким кустарником луг длиною 630, шириною 245 сажен, на коем без всякого ограждения и стражи, как в крепком зверинце, ведутся оставшиеся после хана олени. Вот доказательство высоты, крутизны и неприступности того острова, когда дикие звери никакого выхода из онаго для себя не находят» [966:1], с.25.

Так что в то время, когда город Чуфут-Кале был ханской столицей, здесь не только буйно цвели сады, окружавшие плато (о них мы расскажем ниже), но и устраивались развлечения, вроде зверинца.

Но двинемся дальше по направлению к Чуфут-Кале.

5. ЧУФУТ-КАЛЕ — КРЕПОСТЬ ДРАГОЦЕННОСТЕЙ.

Чуфут-Кале восхищал многих путешественников. На рис.4.52 приведена старинная гравюра, показывающая прибытие к Чуфут-Кале знатных путешественников. Путь к городу описывали, в частности, так.

<<Туристская тропа, поднимающаяся к Чуфут-Кале… совпадает со средневековой дорогой, по которой последние обитатели поселения завозили воду к своим жилищам. Путешественники прошлого столетия сравнивали их с орлиными гнездами, а турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший здесь в 1666 г., писал, что крепость расположена на обрывистой скале, которая «своей вершиной достигает неба. Это высокий замок в виде овала, мощная крепость, основание которой составляет скала, имеющая в окружности восемь тысяч шагов. Вокруг нее вообще нет оборонительной стены, поскольку она со всех сторон окружена скалами высотой в тысячу аршин, на которых имеются гнезда соколов и орлов и за которые не зацепится никакой птичий коготь. А под ними — пропасти, подобные адским челюстям, бездонные глубины».

Путешественник… верно передал восприятие этой местности человеком, впервые побывавшим здесь. Захватывающее зрелище открывается из долины. На крутом обрыве видны стены древних зданий, готовых, кажется, в любой момент сорваться вниз (рис.4.53,рис.4.54, рис.4.55, рис.4.56, рис.4.57, рис.4.58, рис.4.59 — Авт.).

Вот он, Чуфут-кале, Кырк-Ор, Топрак-кала, Бутмай, Гевхер-кермен. Названия менялись вместе с эпохами жизни населения. Последнее (Гевхер-кермен — Авт.) может быть переведено как «крепость драгоценностей». Эвлия Челеби так объясняет его: «…татарские улемы дали ему название Гевхер-кермен. ВЕДЬ В ТЕ ВРЕМЕНА ВСЕ ВОРОТА, СТЕНЫ И КАЛИТКИ ЗАМКА БЫЛИ УКРАШЕНЫ ДРАГОЦЕННЫМИ КАМНЯМИ»>> [164], с.6.

Последнее сообщение очень интересно. Задержимся на нем и процитируем Эвлия Челеби подробнее: «На языке татарском замок тот зовется Бутмай. Когда Джочи-хан из рода Чингизидов прибыл в году… (почему-то указание на год пропущено — Авт.) из страны Махан, овладел Крымом и отобрал замок сей из рук франков-генуэзцев, татарские улемы дали ему имя Гевхеркерман. Ибо в те времена все ворота, стены и калитки замковые украшены были дорогостоящими драгоценностями. Татары, захватившие его, не обращали на те сокровища внимания, однако теперь места, где те драгоценности обретались, зияют пустотами…

Замок тот был ПЕРВОЙ СТОЛИЦЕЙ ХАНОВ КРЫМСКИХ. В эпоху сию был он весьма многолюден и оживлен; сверх того, имело тут свои жилища отборное войско» [985], с.92-93.

Итак, в древности Чуфут-Кале был богатым городом. Говорится о многочисленных драгоценностях, украшавших его стены. Может быть, речь идет о богатых мозаиках, которые потом были уничтожены. Но не исключено, что имелось в виду и нечто куда более роскошное. Ведь, как мы теперь начинаем понимать, в Чуфут-Кале умерла Мария Богородица. Следовательно, многочисленные паломники и верующие могли приносить сюда богатые приношения, в том числе и драгоценные камни. Ими могли украшать некоторые строения в Чуфут-Кале, хранившие память о Марии. Поскольку место было святым и неприкосновенным, то драгоценности могли быть выставлены напоказ, не только в храмах, но и на внешних стенах. Ведь сообщается, что дорогостоящие драгоценности украшали даже ГОРОДСКИЕ КАЛИТКИ. Наверное, паломники вешали украшения, посвященные Деве Марии, прямо на ограду ее мавзолея и посвященной ей церкви. Ведь мы уже цитировали сообщение римского историка Юлия Капитолина, что в поселении Галал (то есть Кале = Чуфут-Кале) был возведен храм, посвященный умершей здесь императрице Фаустине (то есть Марии Богородице). Легко представить себе, что не только внутренность церкви, но и окружающие ее стены, даже калитки, могли быть увешаны драгоценными приношениями верующих. В ту эпоху никто их не трогал, люди почитали Богородицу.

Но со временем традиция нести сюда драгоценности постепенно забылась. Память о первых религиозных обрядах и обычаях XIII века ушла в прошлое. Тем более, что по Крыму прокатились кровавые войны и погромы. Чего стоил, например, романовский разгром конца XVIII века! Старинные драгоценности, посвященные Марии, местные священники могли пытаться спрятать от врагов, переносить сокровища в какие-то другие места. Впрочем, многое могло быть и разграблено. Так что сегодня ничего такого не осталось. Уцелело лишь сообщение очевидца XVII века — турецкого путешественника Эвлия Челеби, которого поразили сокровища, развешанные даже на калитках (то есть, попросту говоря, на заборах) города, посвященного Деве Марии.

Так что недаром А.Г.Герцен и Ю.М.Могаричев назвали свою книгу «Крепость драгоценностей. Кырк-ор. Чуфут-кале». Место было уникальное, поражавшее воображение.

Двинемся дальше, поднимаясь по тропе из Ущелья Марии к подножию и стенам Чуфут-Кале, рис.4.60, рис.4.61, рис.4.62, рис.4.63.

«Несколько слов о топографии Чуфут-кале. Плато, на котором расположено огромное городище, представляет собой отрог горного массива… ОГРАНИЧЕННЫЙ С ТРЕХ СТОРОН ВЕРТИКАЛЬНЫМИ ОБРЫВАМИ ВЫСОТОЙ ДО 50 М. Над уровнем окружающих долин оно поднято на 200 м. … На плане (рис.4.64 — Авт.) хорошо видно, что древняя застройка концентрируется в самом узком месте плато. Площадь Старого города составляет около 7 га, Нового — более 3 га» [164], с.6,9.

По поводу датировок сооружений Чуфут-Кале среди археологов идут бурные споры. Например, «в 1974 г. А.Л.Якобсон, анализируя технику кладки Средней стены (рис.4.65 — Авт.) и характер строительного материала, категорически высказался о более ранней дате — VI в. В этом же году вышла статья московского археолога Д.Л.Талиса, также рассматривающего архитектурные особенности этого сооружения, но выводы его были иными — XII в. Вот так размах! Откуда такие разногласия среди исследователей?» [164], с.10-11.

Все понятно. И те и другие опираются на скалигеровскую хронологию, в которой скрыты гигантские противоречия. Они-то, время от времени, и всплывают в подобных «научных дискуссиях», опирающихся на зыбкие фантомы скалигеровщины. Согласно нашим результатам, расцвет Чуфут-Кале приходится, скорее всего, на эпоху XIII-XVI веков, когда здесь возник и длительное время процветал центр поклонения захороненной здесь Марии Богородице. Некоторое время тут находилась первая столица Крымского Ханства.

Стоит обратить внимание на то, что попытки восстановить археологическую историю Чуфут-Кале при помощи раскопок натыкаются на серьезные трудности. <<В данном случае этому мешает одна «печальная» для археологов особенность Чуфут-кале: ЧИСТОТА ГОРОДА, УДИВИТЕЛЬНЫЙ, МОЖНО СКАЗАТЬ, САНИТАРНЫЙ ПОРЯДОК НА ЕГО УЛИЦАХ. Его педантичные обитатели ревниво следили за тем, чтобы бытовой мусор, строительные остатки не скапливались. Все сбрасывалось с обрывов, причем неоднократно проводились генеральные уборки, результаты которых запечатлены в отложениях под обрывами городища. Не раз археологи пытались найти участки, где сохранились бы остатки наиболее ранних культурных слоев, однако на застроенной части плато это пока никому не удалось>> [164], с.11.

Можно, конечно, по-разному объяснять такую «санитарную чистоту» Чуфут-Кале. С точки же зрения наших результатов все ясно. Здесь было святое место. Тут умерла и была похоронена Дева Мария. Ясно, что длительное время (пока не настала Великая Смута XVII века) священники и служители погребального комплекса и ханской столицы поддерживали идеальный порядок. Заведомо убирался весь мусор. Так как сюда на протяжении столетий прибывали тысячи и тысячи паломников, то, скорее всего, существовала специальная санитарная и административная служба, дабы обеспечить должный порядок в городе.
Глава 4. Нам удалось обнаружить место смерти и первоначального захоронения Марии Богородицы. Это – знаменитый древний город Чуфут-Кале в Крыму, недалеко от Бахчисарая

1. Соответствие между императрицей Фаустиной и Девой Марией сразу позволяет указать место ее смерти и захоронения

Вопрос – где почила Мария Богородица? – волнует многих. Настоящую главу мы начинаем со следствий, сразу вытекающих из результатов предыдущей главы. Напомним, что мы проанализировали жизнеописания «двух Фаустин» – Фаустины Старшей и Фаустины Младшей. Выяснилось, что «обе» императрицы являются фантомными отражениями Девы Марии из XII века. Следовательно, теперь можно воспользоваться теми сведениями о царице Фаустине, которые позволят существенно расширить наши знания о Богородице. Например, О МЕСТЕ ЕЕ СМЕРТИ И ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЗАХОРОНЕНИЯ. По этому поводу, на протяжении многих лет ведутся дискуссии, высказываются разнообразные мнения. Иногда споры затихают, потом возобновляются. При этом все они опираются примерно на один и тот же объем известных ранее первоисточников. Ничего нового не используется. Комментаторы лишь вновь и вновь перетолковывают и повторяют друг другу одни и те же, хорошо известные, свидетельства древних (в скалигеровской интерпретации), безуспешно пытаясь извлечь из них «новое знание». В отличие от этих «хождений по кругу», мы можем теперь опереться на Новую Хронологию и на открытые с ее помощью НОВЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА. То есть, теперь можно привлечь на помощь факты, которые были ошибочно отнесены к другим персонажам и в другие эпохи. В частности, мы можем воспользоваться жизнеописанием императрицы Фаустины = Девы Марии. До нас никто не рассматривал эти свидетельства как относящиеся к Богородице. Их относили к некоей древней царице, в общем мало известной и мало кому интересной. Поэтому никто и не обращал особого внимания на эти свидетельства. А они оказываются исключительно важными.

В результате нам удалось сделать важное открытие. Новых данных оказалось достаточно, чтобы выдвинуть и достаточно веско обосновать гипотезу о месте смерти и первоначального захоронения Марии Богородицы. Причем первоначальная цепь логических выводов очень коротка. Судите сами.

1) Как показано в предыдущей главе, под именем Фаустины, жены императора Марка Аврелия, в римских источниках описана Дева Мария.

2) Далее, о месте смерти и, вероятно, первоначального захоронения Фаустины сообщается следующее. «Он (Марк Аврелий – Авт.) потерял свою Фаустину, которая УМЕРЛА ОТ ВНЕЗАПНО ПОСТИГШЕЙ ЕЕ БОЛЕЗНИ В ПОСЕЛКЕ ГАЛАЛЕ У ПОДОШВЫ ТАВРСКИХ ГОР. Он просил сенат назначить Фаустине почести и храм… Поселок, в котором умерла Фаустина, он сделал колонией ее имени и выстроил ей храм, но впоследствии этот храм посвятили Гелиогабалу» [140:1], с. 46–47.

Таким образом, царица Фаустина умерла внезапно, от болезни, в поселке Галала, у Таврских гор. Спрашивается, где это было?

3) Ответ следующий. Хорошо известно, что Тавридой, Таврикой или Тавром ранее назывался Крым, Крымский полуостров [164], с. 23. Эта губерния в составе Российской Империи именовалась Таврической. На обзорных картах, составленных комментаторами по старинным описаниям, Крымский полуостров обозначается как Таврия, рис. 4.1. На рис. 4.2 приведена одна из многочисленных старинных карт, где Крым назван Таврикой (Tavrica), рис. 4.3. Точно так же – ТАВРИКОЙ – Крым назван и на карте «античного» Птолемея, рис. 4.4.

Рис. 4.1. Крымский полуостров назывался раньше Таврией. Карта Понта Эвксинского, то есть Черного моря, составленная современными комментаторами по старинным описаниям. Взято из [3:1], с. 6, илл. 1.

Рис. 4.2. Старинная карта юга России. Частное собрание.

Рис. 4.3. На этой карте Крым назван Таврикой (Tavrica).

Рис. 4.4. Карта Птолемея. Крым здесь назван «Таврика» (Tavrica). См. левый нижний угол карты. Взято из [1353], карта 18 (Tabvla Aziae II).

 

Следовательно, если императрица Фаустина умерла у Таврских гор, то это было в Крыму.

Далее, в Крыму есть знаменитый старинный город под названием Чуфут-Кале, именовавшийся также просто Кале [966:1], с. 5. Кроме того, некоторые исследователи убеждены, что город Кале именовали также ФУЛЛА, см. подробности ниже. Но ведь название «античного» поселка ГАЛАЛ, где умерла Фаустина, и название КАЛЕ или ФУЛЛА практически совпадают ввиду перехода Г – К—Ф.

Отсюда неизбежно следует, что Мария Богородица умерла в городе Кале (Чуфут-Кале) на территории Крыма = Таврики.

Рис. 4.5. Храм Парфенон на афинском Акрополе. Это была христианская церковь в честь Афины Партенос = Девы Марии. «Античная» монета. Взято из [524:1], с. 318, илл. 312.

 

В жизнеописании императрицы Фаустины не сказано прямо, что ее захоронили именно в том месте, где она умерла. Но из контекста это, скорее всего, следует. Дело в том, что поселок Галал был объявлен императором КОЛОНИЕЙ ИМЕНИ ФАУСТИНЫ И ИМЕННО ЗДЕСЬ БЫЛ ВЫСТРОЕН ПОСВЯЩЕННЫЙ ЕЙ ХРАМ. Но ведь рядом с церковью и помещают захоронение. Тем более, когда только что возведенная церковь специально посвящена данному, недавно умершему человеку. (Как мы теперь понимаем, «античные» храмы были христианскими церквями. А около церквей обычно устраиваются кладбища).

Рис. 4.6. Афина Партенос и Рим. Старинное изображение. Взято из [524:1], с. 319, илл. 314.

 

С другой стороны, здесь нам на помощь также приходит жизнеописание Богородицы, где четко сказано, что Марию захоронили совсем недалеко от того места, где она умерла [298:1], с. 97. Причем, все эти события происходили в окрестности одного и того же города. Сегодня нас уверяют, будто это был Иерусалим в ближневосточной Палестине или турецкий Эфес. Однако, как мы теперь понимаем, это глубоко неверно: такое мнение является позднейшей скалигеровской фальсификацией. Подробнее мы обсудим этот сюжет ниже. Следовательно, императрицу Фаустину, скорее всего, первоначально похоронили именно там, где она скончалась.

ИТАК, ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО ДЕВА МАРИЯ УМЕРЛА И БЫЛА ЗАХОРОНЕНА В ГОРОДЕ ЧУФУТ-КАЛЕ, В КРЫМУ, НЕДАЛЕКО ОТ БАХЧИСАРАЯ.

Оказывается, сформулированная нами идея находит многочисленные и яркие подтверждения. Они появляются с самых разных сторон. Причем часто совершенно неожиданно. Этим подтверждениям и посвящена настоящая глава. Заодно мы узнаем много нового и интересного о Марии Богородице. Отсюда, кстати, видно, что Новая Хронология оказывается весьма полезным инструментом исследования. Она позволяет увидеть то, что раньше было скрыто густым туманом скалигеровщины.

Кстати, почему Марию Богородицу назвали ФАУСТИНОЙ? Вероятно, ФАУСТИНА получилось из словосочетания ТЕОС-АФИНА при переходе Т – Ф. Дело в том, что буква Фита читалась двояко – как Ф и как Т. В результате из Теос-Афина могло получиться ФАУСТИНА, то есть Фаустина. «Теос» означает Божественная, а имя Афина действительно означало раньше Богоматерь. Этот сюжет подробно обсуждается в книге А.Т. Фоменко «Методы», гл. 3:15. Напомним, что одним из имен Девы Марии было: АФИНА ПАРТЕНОС, то есть Афина Непорочная. Под таким именем Богородицу чтили, например, в греческом городе Афины. Оказывается, в средние века знаменитый храм Парфенон, рис. 4.5, на афинском Акрополе в Греции назывался храмом Девы Марии. Оказывается, как сообщает Ф. Грегоровиус, в средние века этот храм был христианской церковью, посвященной Богоматери [195], с. 31. На рис. 4.6 приведено старинное изображение Афины Партенос и Рима. Внизу – Волчица, вскормившая Ромула и Рема. Как мы показали в книге «Царский Рим в Междуречье Оки и Волги», Деву Марию иногда именовали Римской Волчицей.

Таким образом, картина проясняется еще больше. Римское имя ФАУСТИНА оказывается очень естественным для Богоматери: «Божественная Афина», то есть Теос-Афина или Фаус-Тина.

2. Деву Марию особо почитали именно в «древнем» Крыму

Оказывается, «античное» население Крыма – тавро-скифы – особо поклонялись Божественной Деве [23:1]. Как мы теперь понимаем, это верно, но за исключением дат. Происходило все это не в «глубочайшей древности», а в эпоху XIII–XVI веков. Историки, сбитые с толку неверной скалигеровской хронологией, не могут сказать, что Божественная Дева – это Дева Мария, Богоматерь. Поэтому они вынуждены рассуждать о некоей таинственной «древнейшей» Деве, культ которой коренится, дескать, в матриархате [23:1], с. 16.

Рис. 4.7. Скифские изваяния в Крыму. Село Крыловка. Взято из [257:2], с. 37.

 

«Интересные сведения… приводит Страбон:… «Если плыть вдоль берега (Южного Крыма – Авт.), к югу выдается большой мыс, составляющий часть целого Херсонеса. На нем расположен город гераклеотов, колония живущих на южном берегу Понта, называемый также Херсонесом… В этом городе (в Крыму –Авт.) есть святилище Девы, какой-то богини, имя которой носит и находящийся перед городом, на расстоянии 100 стадиев, мыс, называемый ПАРФЕНИЕМ (т. е. ДЕВИЧЬИМ). В святилище есть храм богини и статуя. Между городом и мысом есть три гавани, затем следует древний Херсонес, лежащий в развалинах»» [3:1], с. 116.

В связи с этим обратим внимание на известную «херсонесскую присягу», вырезанную на мраморной плите, и относимую историками к III веку до н. э. Она давалась жителями крымского Херсонеса. Начиналась клятва словами: «Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою, богами и богинями олимпийскими…» [3:1], с. 117.

Но ведь ЗЕВС, согласно нашим результатам, это ИИСУС Христос. Бог Гелиос = Солнце еще одно отражение Христа, а ДЕВА – это, скорее всего, Дева Мария. Так что херсонесцы присягали Христу, Богородице, и было это в эпоху после XII–XIII веков, а вовсе не в фантомном III веке до н. э.

На рис. 4.7 показано несколько старинных скифских изваяний, обнаруженных в Крыму. Обратите внимание, что они очень похожи на знаменитые «половецкие каменные бабы», распространенные как в центральных районах Руси, так и на Востоке. Подробнее о каменных «бабах», времени их создания и о том, кто их в действительности ставил, см. нашу книгу «Империя», гл. 3:6.

На рис. 4.8 приведено старинное изображение скифской женщины на золотой бляшке, обнаруженное в Крыму, около Керчи. Здесь был раскопан курган Куль-Оба с богатым скифским захоронением. Нашли много золота. В гробнице обнаружили также захоронение скифской женщины (жены или наложницы). Подробное описание скифских украшений и предметов, извлеченных из кургана Куль-Оба см. в [257:2], с. 37–39.

На рис. 4.9 показана надгробная стела из села Марьино. Считается, что этот памятник принадлежал скифам или сарматам.

Рис. 4.8. Скифская женщина. Изображение на золотой бляшке. Крым. Богатое скифское погребение в кургане Куль-Оба. Здесь нашли много золота. Взято из [257:2], с. 39.

Рис. 4.9. Надгробная скифская или сарматская стела из с. Марьино. Крым. Взято из [257:2], с. 48.

Рис. 4.10. Богатые украшения из «гуннского», то есть «ханского», захоронения около деревни Марфовка. Крым. Золото, зернь, драгоценные и полудрагоценные камни. Взято из [257:2], с. 90.

 

На рис. 4.10 показаны роскошные украшения, найденные в погребении у деревни Марфовка. Их сегодня условно называют «гуннскими». То есть, попросту, «ханскими». Это – «золотая диадема, украшенная вставками из сердолика и орнаментом ИЗ ЗЕРНИ, пара массивных золотых пряжек, две золотые височные подвески со вставками из цветных камней и ЗЕРНЬЮ, круглое золотое навершие с альмандином в центре, пара золотых кулонов, два десятка золотых пластинок… Сочетания золота и вставок красноватых оттенков создавало специфическую цветовую гамму» [257:2], с. 91.

Итак, вот что сообщается о крымских тавро-скифах.

«»Tauroi» – греческое слово, возможно, связанное с названием местности, давшей имя жившим на ней племенам… Херсонесом ТАВРИЧЕСКИМ – «полуостровом тавров» называли Крым античные греки… О таврах упоминают многие античные источники… Геродот так упоминает о таврах: «От Истра идет уже древняя Скифия… Страну, гористую и выступающую к Понту, населяет племя тавров до полуострова, называемого Скалистым… этот полуостров (то есть, вероятно, Керченский полуостров Крыма – Авт.) выдается в море, обращенное в сторону восточного ветра… Тавры имеют следующие обычаи. ОНИ ПРИНОСЯТ В ЖЕРТВУ ДЕВЕ и потерпевших кораблекрушение, и тех эллинов, которых они захватят»…

Страбон писал в своей «Географии», что «большую часть (Крыма – Авт.) до перешейка и Каркитинского залива занимало СКИФСКОЕ ПЛЕМЯ ТАВРОВ»» [23:1], с. 12–13.

Сообщается далее, что ТАВРЫ ПОКЛОНЯЛИСЬ БОЖЕСТВЕННОЙ ДЕВЕ. «Деве приносились человеческие жертвы. Страбон писал, что на мысе ПАРТЕНИТ у Аюдага (в Крыму – Авт.) стоял храм Девы. Таврские святилища Девы обнаружены в пещере Ени-Сала II у села Чайковское, в пещерах Кизил-Коба, в урочище Селим-Бек у Ялты, в котором найдено много пятнадцатисантиметровых терракотовых статуэток Девы. Культ ТАВРСКОГО БОЖЕСТВА (Девы – Авт.) был распространен и в греческих городах-колониях на Крымском полуострове, в частности в Херсонесе» [23:1], с. 16.

Итак, выясняется, что в Крыму было распространено особое поклонение Деве. Кстати, становится ясно, почему храм Девы у Аюдага находился на мысу, который называли ПАРТЕНИТ. По той простой причине, что Деву Марию именовали ПАРТЕНОС, то есть Непорочной. Мы видим, что «античные» наименования сохранили прямое указание на то, что крымские тавро-скифы поклонялись именно Непорочной Деве, то есть Деве Марии.

Все правильно. Как мы показали выше, Мария Богородица умерла и была первоначально захоронена в Крыму, в древнем городе Чуфут-Кале. Поэтому здесь и расцвел особо ярко выраженный культ почитания Девы Марии.

Теперь становится понятно, почему «центр Готской епархии (в Крыму – Авт.) сначала находился в ПАРТЕНИТАХ… в еще позже им стал УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ» [164], с. 35.

Мы видим, что Партениты (Партенос) тесно связаны с Успенским монастырем, посвященным Успению Марии Богородицы, то есть Успению Непорочной Девы = ПАРТЕНОС.

3. Бахчисарай – «монгольская» ханская столица в Крыму

Крымское Ханство было основано в XV веке, в эпоху османского = атаманского завоевания. Первой столицей Крымского Ханства стала крепость Кырк-Ор, которую именовали также Кале. Современное название крепости – Чуфут-Кале [54], с. 37 и [164], с. 67. Несколько позже крымские ханы переехали в расположенный поблизости Бахчисарай.

Прежде чем напомнить читателю некоторые сведения о Чуфут-Кале, мы начнем с Бахчисарая, рядом с которым находится Чуфут-Кале. На рис. 4.11 приведена карта Таврической Губернии, составленная в XIX веке. На юге Крыма, южнее Симферополя, находится Бахчисарай, в 3–4 километрах от которого расположен пещерный город Чуфут-Кале. На рис. 4.12 показан южный берег Крыма, где находится Бахчисарай, а на рис. 4.13 можно подробнее рассмотреть окрестности Бахчисарая. В востоку от него расположен Чуфут-Кале, или просто Кале, как его именовали раньше, рис. 4.14.

Рис. 4.11. Карта Таврической Губернии, в состав которой входил Крым – древняя Таврида или Таврика. Карта XIX века. Взято из [23:1], первый разворот обложки.

 

Бахчисарай – весьма известный средневековый крымский город. На рис. 4.15 и 4.16 приведены гравюры XIX века с видом Бахчисарая. Столетиями сюда стекались путешественники. Современные комментаторы пишут так: «ЕСТЬ КАКАЯ-ТО МОЩНАЯ ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ СИЛА У ЭТОГО ГОРОДА, объединяющего Восток и Запад, где уживаются три религии – христианская, мусульманская, иудаистская (караимская)… Что за магическая сила влечет сюда народы? Быть может тайну эту знают величественные и гордые великаны, застывшие свидетели прошлого – „сфинксы“ – причудливой формы скалы, веками смотрящие на древнюю землю Бахчисарая (рис. 4.17 – Авт.)’?…

Завоевывая Крым, ЗОЛОТООРДЫНЦЫ разрушали города и селения, но, осев, начинали создавать руками местного населения удивительные по своей архитектуре дворцы и жилые постройки…

Несомненно, Хан-Сарай – ханский дворец – был и остается самой выдающейся исторической достопримечательностью города…

Небольшая долина Ашлама-Дере избранная в 1478 г. ханом Менгли-Гиреем для своего жительства, со временем стала тесной для ханского двора, войска, челяди. Решено было обосноваться в более удобном месте, и тогда хан выбрал для своей столицы ущелье реки Чурук-Су… Близость воды, труднодоступность ущелья несомненно сыграли свою роль. Решено было построить дворец, который утопал бы в зелени садов (рис. 4.18, 4.19 – Авт.)…

Рис. 4.12. Фрагмент современной карты Южного Крыма. Восточнее Бахчисарая находится Чуфут-Кале. Взято из [446:1].

Рис. 4.13. Окрестности Бахчисарая. Взято из [446:1].

Рис. 4.14. Пещерный город Чуфут-Кале, или просто Кале, рядом с Бахчисараем. Взято из [446:1].

Рис. 4.15. Панорама Бахчисарая. Гравюра начала XIX века. Взято из [862:1], с. 6–7.

Рис. 4.16. Вид Бахчисарая в XIX веке. Взято из [23:1], вклейка в конце книги.

Рис. 4.17. Скалы-«сфинксы» в окрестностях Бахчисарая. Взято из [862:1], вклейка между с. 96–97.

Рис. 4.18. Дворец крымских ханов в Бахчисарае. Литография первой половины XIX века. Взято из [862:1], с. 34.

 

Бахчисарай – древняя резиденция крымских ханов Гиреев, правивших ханством более 350 лет, с 1422 по 1783 год» [862:1], с. 6–9.

Таким образом, основание Бахчисарая связывается с Золотой Ордой и с Менгли-Гиреем. Вероятно, имя Менгли-Гирей – это слегка искаженное МОНГОЛ-ГЕРОЙ.

Рис. 4.19. Современная реконструкция Бахчисарайского дворца XVI–XVIII веков. Взято из [862:1], с. 37.

Рис. 4.20. Одно из уцелевших зданий ханского дворца в Бахчисарае. Фотография сделана А.Т. Фоменко в 2004 году.

 

По-видимому, известная династия ханов Гиреев – это династия ГЕРОЕВ. Скорее всего, ханская столица в Крыму возникла в эпоху великого = «монгольского» завоевания мира в XIII–XIV веках. Через некоторое время ее стали именовать Бахчисараем.

На рис. 4.20 – 4.24 показаны некоторые из сохранившихся строений Бахчисарайского дворца. На рис. 4.25 мы видим узор на одном из окон Ханского дворца. Как мы подробно объясняли в книге «Новая хронология Руси», это – старая форма христианского креста. Позднее, начиная с XVII–XVIII веков, такой крест стали именовать звездой Давида и ошибочно считать лишь исключительно иудейским символом.

Рис. 4.21. Некоторые из сохранившихся зданий ханского дворца в Бахчисарае. Фотография сделана Г.В. Носовским в 2006 году.

Рис. 4.22. Некоторые из сохранившихся зданий ханского дворца в Бахчисарае. Фотография 2006 года.

 

На рис. 4.26 приведено старинное изображение султана, в полном имени которого есть слово ТАРТАРЫ. Тартарией когда-то именовалась вся Русь-Орда, то есть Великая = «Монгольская» Империя, см. подробности в нашей книге «Империя». На рис. 4.27 показан один из старинных вертикальных османских свитков, хранящихся в музее Бахчисарайского дворца.

Рис. 4.23. Некоторые из сохранившихся зданий ханского дворца в Бахчисарае. Фотография 2006 года.

 

Как мы показали в книге «Библейская Русь», гл. 2:2.2, раньше свитки были вертикальными, то есть заполнялись сверху вниз. На рис. 4.28 показан караимский свиток. Он уже горизонтальный, создан в эпоху, когда появились переплетенные книги. Длинный свиток, разделенный на отдельные страницы, наматывали на два стержня, так что страницы следовали друг за другом, в горизонтальном направлении. Как будто вы листаете книгу. На рис. 4.29 показана страница знаменитого Самаркандского Корана, хранящаяся в Бахчисарайском музее.

Рис. 4.24. Некоторые из сохранившихся зданий ханского дворца в Бахчисарае. Фотография сделана Г.В. Носовским в 2006 году.

Рис. 4.25. Старая форма христианского креста в ханском дворце Бахчисарая. Позднее, начиная с XVII–XVIII веков, такой крест стали именовать звездой Давида и ошибочно считать лишь исключительно иудейским символом. Фотография сделана Т.Н. Фоменко в 2004 году.

 

Итак, на протяжении нескольких сотен лет Крымское Ханство было составной частью Руси-Орды. Затем, после раскола Империи, в конце XVII – начале XVIII века, новые властители Романовы начали упорные попытки покорить те осколки Руси-Орды, которые еще не подчинялись оккупационным властям. В частности, Романовы устремили свои взоры на Крым. Ханство долго сопротивлялось, однако в конце концов проиграло войну.

«В 1771 году армия Долгорукова захватила все крымские города, и ханство фактически утратило независимость… Весной 1778 года в Каффе высадились турки, готовые помочь татарам свергнуть протекторат России. Однако против них выступил из Перекопа отряд под командованием А.В. Суворова.

Рис. 4.26. Изображение султана (Svltan Galga Generale de Tartari), в полном имени которого присутствует слово Тартары. Так раньше именовали всю Русь-Орду. Музей Бахчисарайского дворца. Фотография 2004 года.

Рис. 4.27. Старинный вертикальный османский свиток. Музей Бахчисарайского дворца. Фотография сделана А.Т. Фоменко в 2004 году

 

Действуя исключительно искусно, А.В. Суворов… рассеял татарские войска. Пришлось уйти и туркам. Русские войска заняли важнейшие стратегические пункты полуострова. 8 апреля 1782 г. Екатерина II подписала манифест о принятии Крыма «под российскую державу»… В конце февраля 1783 г. хан Шагин-Гирей подписал отречение от престола и покинул Бахчисарай… К октябре 1786 г. последний Гирей со свитой в 117 человек покинул пределы России (отправился в Турцию – Авт.)… Вскоре по повелению турецкого султана Шагин был казнен на острове Родос» [862:1], с. 32–33.

В 1787 году императрица Екатерина II лично прибыла в Крым. В Ханском дворце, «слева от входа, перед мостом, стоит «Екатерининская верста» с надписью «лета 1787 года», установленная в честь прибытия в Бахчисарай русской императрицы» [862:1], с. 33.

***
В 1787 году российская императрица Екатерина ІІ отправилась в свое знаменитое путешествие, дабы осмотреть «новоприобретенный край» — Южные земли империи.

Впервые сведения о памятнике встречаем в известных воспоминаниях запорожца Никиты Леонтьевича Коржа, в главе ІХ «О путешествии императрицы»: «В здешней-же украйне т.е. в Екатеринославской и Херсонской губерниях, по грунту земли и достатку дикаго камня, были поставлены, на трактовых дорогах, высокие каменные мили, одна от другой в 10 верстах; некоторые из них и доселе по Херсонской дороге видны и называются памятниками Потемкина, поелику он приказал их в те времена устроить…».
Историк первой половины ХІХ века архиепископ Гавриил Розанов, редактор воспоминаний Коржа, в примечании к ним отметил: «Таковая миля находится и в Екатеринославе, подле Соборной Преображенской церкви. Она стояла на земляном кургане, который потом в 1834 году срыт, и миля, вместо того, обделана камнем с железным балюстрадом». Еще один автор середины ХІХ века, Г.Я. Титов в своих «Письмах из Екатеринослава» повествует: «Теперь пойдем, посмотрим на наш собор… По правую сторону и подле самой ограды, возвышается памятник из простого камня, или как на нем написано, миля, окруженная железною решеткою. Эта миля поставлена в 1787 году, на том месте, где стояла карета блаженной памяти Государыни Императрицы Екатерины ІІ, при заложении Ею собора, и откуда началось в тот же день Ея путешествие в Крым».

Сохранившиеся в архивах, а также опубликованные в ХІХ веке источники, дают достаточно полную картину подготовки путешествия Екатерины ІІ и строительства «Екатерининских миль». Изучение этих данных приводит в выводу, что «миля» в Екатеринославе — на самом деле один из дорожных знаков, которые были расположены по маршруту путешествия императрицы Екатерины ІІ еще до самого путешествия.
В 1787 году Екатерина II отправилась «в полуденные края России». Во время этого путешествия императрица предполагала осмотреть Киевское, Черниговское, Новгород-Северское и Екатеринославское наместничества и Таврическую область. Подготовка к путешествию, которое первоначально предполагалось совершить в 1785 году, началась еще в 1784 году. По всему маршруту следования императорского поезда провели масштабные реконструкционные работы: починка дорог и мостов, строительство временных «путевых» дворцов, высадка деревьев, разбивка «аглинских садов». Скорее всего, инициатором таких обширных мероприятий был сам «вице-король Юга» Григорий Александрович Потемкин. Чиновникам на местам она предписывал: «Дорогу от Кизикермена [Берислав] до Перекопа сделать богатой рукой, чтобы не уступала римским; я назову её Екатерининский путь».

Основные заботы легли на плечи правителя Таврической области Василия Васильевича Нечуя — Коховского. Некоторые исследователи считают, что именно он является автором оригинальной идеи отметить маршрут путешествия специальными дорожными знаками.
В августе 1784 года В. В. Коховский написал В. С. Попову, правителю канцелярии Г.А. Потемкина: «Если вы рассудите за благо, то прошу доложить: не угодно ли будет по дороге, где шествие, поставить по два или по три каменных столба пяти или десяти верстовых [т. е. через каждые пять или десять верст]. Буде на оное последует повеление, прикажите оным сделать план и мне доставьте». Г.А. Потемкин отреагировал на это предложение ордером (приказом) от 8 (19) сентября 1784 года: «Расстояние пути означить милями и верстами… каменными, ставя первые по десятки [через каждые десять верст], другие же на каждой версте. Я пришлю тех и других рисунок».

Кто же является автором проекта «Екатерининских миль»? В общей композиции миля аналогична «верстовым пирамидам», установленным в окрестностях Санкт-Петербурга по проекту знаменитого итальянского архитектора Антонио Ринальди в 1760-1780-х гг. Однако типовой проект этих сооружений для Южной Украины не найден, автор неизвестен, поэтому выводы не этот счет делать пока рано.

В письме Попову от 22 октября 1784 г. В.В. Каховский отмечал, что в Акмечети, Бахчисарае и Карасубазаре начали делать «образцовыя версты». 19 декабря 1784 г. В.В. Коховский докладывал из Бахчисарая: «Строение дворцов у нас остановилось от великого снегу… Мили же и версты в избах продолжать делать стану». 4 марта 1785 года Коховский снова информировал Потемкина: «…Мили от Бериславля к Перекопу, от Севастополя чрез Бахчисарай, Акмечеть, Карасубазар до Феодосии все отделаны, а в апреле месяце и от Перекопа до Акмечети сделаны будут. Верст о Бериславля к Перекопу построено 60, от Перекопа к Акмечети 38, от Акмечети к Севастополю все 66, кои при наступлении теплых дней по своим местам поставлены будут; к отделке же остальных прилагается старание».

В 1785-1786 гг. дороги были закончены и вдоль них установлены каменные знаки с обозначением миль и верст на всем протяжении от Бериславля до Севастополя. Известный ученый, академик П. С. Паллас видел дорожные знаки путешествия семь лет спустя: «Версты здесь [в Крыму. — Е. В.] везде обозначены на поставленных красивых каменных колоннах или столбах. На больших дорогах каждая верста обозначена треугольным обелиском, высеченным из дикого камня, и, кроме того, на каждых десяти верстах правильно стоит еще более замечательный каменный столб или круглая пропорционально вытесанная колонна, с украшением вроде осьмиугольной капители и с тупым верхом». В начале ХХ века в Крыму еще сохранялись дорожные знаки путешествия императрицы, однако известный крымский историк А. Маркевич констатировал, что «многия требуют ремонтировки». В настоящее время по всему Крыму сохранилось не более пяти «миль», а верстовые знаки исчезли совершенно. «Мили» имеют статус памятника архитектуры общегосударственного значения. Одна такая миля находится в Севастополе на Северной стороне, датируется 1786 годом и считается также старейшим каменным сооружением города. Мили стоят также у входа в Бахчисарайский дворец, возле поселка Зуя, на 29 км шоссе Симферополь — Бахчисарай и в других местах полуострова. Крымские мили сложены из хорошо обработанного известняка на известковом растворе. На квадратном в плане постаменте установлена усеченная часть колонны с базой тосканского ордера, увенчанная коническим завершением. Ствол колонны в средней части шестигранный.
Остается невыясненным до конца вопрос о числе и времени постройки дорожных знаков на территории Екатеринославского наместничества, т.е. от Екатеринослава до Бериславля. Нет оснований сомневаться, что знаки на этой территории сооружались одновременно с Таврической областью согласно единому распоряжению Г.А. Потемкина до путешествия императрицы.

Сегодня на территории Днепропетровской области сохранились лишь «мили» в Днепропетровске и в селе Волосское (частично разрушена). Хотя в конце ХІХ — начале ХХ века историки-краеведы свидетельствовали о большем их количестве. Д.И. Яворницкий, путешествуя по землям древнего Запорожья, отмечал, что на пути из Никополя в Капуловку длиной 20 верст, «есть еще так называемыя мили, т. е. каменные четырехгранные столбы, свидетели проезда здесь императрицы Екатерины II».

Нельзя не отметить, что бытующее в литературе название «верстовая миля» является анахронизмом (сравните: «метровый километр»). Памятник в Днепропетровске представляет собой верстовой знак, в отличие от «миль» (обозначающих расстояние пути в милях), которые сохранились на территории Крыма. «Екатерининская миля» в Днепропетровске — единственный полностью сохранившийся памятник такого типа на территории области и южного края в целом. «Миля» — старейший памятник Екатеринослава, свидетель закладки в 1787 г. Преображенского собора и всего города на правом берегу Днепра.  dombrovskii_а, realnest.com.ua

***

Рис. 4.28. Старинный караимский горизонтальный свиток, разделенный на отдельные страницы и намотанный на два стержня. Такие горизонтальные свитки появились позднее вертикальных. См. подробности в нашей книге «Библейская Русь», гл. 2:2.2. Бахчисарайский музей. Фотография 2004 года.

 

Таким образом, в конце XVIII века Романовым, при поддержке западно-европейских войск удалось разгромить как войска Московской Тартарии (война «с Пугачевым»), так и Крымское Ханство. Как мы подробно объясняли в книге «Новая хронология Руси», гл. 10:4, после овладения Крымом, Романовы устроили здесь настоящий погром, уничтожая богатое наследие Руси-Орды. Особенно ярко это видно на примере Успенского монастыря. Монахов выселили, на монастырь был наложен длительный «карантин», монастырская библиотека была куда-то вывезена и судьба ее неизвестна.

Рис. 4.29. Страница знаменитого Самаркандского Корана халифа Османа. Якобы 644–658 годы. Факсимиле. Музей ханского дворца в Бахчисарае. Фотография 2004 года.

 

Был разгромлен и Ханский дворец в Бахчисарае. От его первоначального вида и убранства мало что осталось. «При восстановлении дворца после пожара 1736 г. (когда войска Миниха взяли Бахчисарай), по свидетельству Ф. Бруна, „Портою были присланы из Константинополя строевой материал, архитекторы и красильщики“. Сходство дворцов, видимо, служило предметом гордости: Екатерине II и ее спутникам сообщили, как пишет де Сегюр, что „Ханский дворец выстроен по образцу Константинопольского, хотя и в меньших размерах“.

Правда, от XVI в. сохранилось не так много – всего лишь Зал Совета и Суда, Малая и Большая дворцовые мечети, Портал Алевиза. Остальные постройки сделаны уже после пожара.

К разрушениям, произведенным временем, следует добавить печальную историю ремонтов Ханского дворца. Потемкин, строивший планы путешествия императрицы в Крым с непременным посещением «ТАВРИЧЕСКОЙ Альгамбры», уже в 1783 г. отдал приказание: «Ханский дворец привести в то состояние, в котором он был прежде, и испорченное все исправить»… Ремонт производился в течение трех лет лицами, не очень сведущими в особенностях восточной архитектуры; в результате произошло «смешение стилей азиатского с европейским»» [862:1], с. 36–37.

Здесь следует задержаться. Не исключено, что эти причитания современных историков по поводу «неправильного смешения азиатского и европейского стилей» в Бахчисарайском дворце объясняются неверными современными представлениями об истории Крыма. Историки сегодня исходят из гипотезы, будто татарский стиль не имел ничего общего с русским и европейским. Однако, как мы теперь понимаем, это неверно. В эпоху XIII–XVI веков на территории всей Империи царил в общем-то единый ордынский = «монгольский» стиль, в котором сочетались и тесно переплетались как мотивы, объявленные потом «чисто восточными», так и мотивы, приписанные затем исключительно Западу.

Вернемся к истории реставраций Бахчисарайского дворца. «Ханский дворец… претерпел несколько реставраций. С 1783 по 1787 г. к приезду Екатерины II его отремонтировали, нанеся немалый урон из-за грубых и бесцеремонных переделок, не имеющих ничего общего с татарским стилем…

Следующий капитальный ремонт производился в 1822 г… Ревизия обнаружила много неточностей и злоупотреблений. В результате архитектор Колодин был заменен архитектором Эльсоном, который проработал над починкой дворца шесть лет. Следующий ремонт производился в 1837 г. и в 1845 г.; наблюдал за производством работ караимский гахам Сима Бобович. К 1845 г. ОТНОСИТСЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ИЗ ДВОРЦА МРАМОРНЫХ ПОЛОВ И ВЕЛИКОЛЕПНЫХ ЛЮСТР ВЕНЕЦИАНСКОЙ РАБОТЫ» [862:1], с. 38. Разворовали?.

Были и последующие ремонты, на которых мы не будем останавливаться. Так что сегодня, входя в Бахчисарайский дворец, следует отдавать себе отчет в том, что мы видим всего лишь результат многочисленных «реставраций». От первоначального облика средневекового Ханского дворца осталось, как теперь стало ясно, очень мало.

А теперь вспомним, что Бахчисарай был ВТОРОЙ столицей Крымского Ханства. ПЕРВОЙ столицей был, оказывается, старинный город Чуфут-Кале. Он старше Бахчисарая и был всегда окружен большим почитанием. Это старинное священное место. Оно окутано многочисленными легендами. На Бахчисарай падал отблеск древней славы Чуфут-Кале. Так что обратимся теперь к истории Кале.

Местность, где находится Чуфут-Кале, не приспособлена для большого столичного города. Здесь, попросту говоря, мало ровного места. Чуфут-Кале расположен на скалистом плато. Вокруг находятся горы, глубокие ущелья, скалистые обрывы. Так что становится понятно, почему в XV веке, когда население увеличилось, крымские ханы решили перенести официальную столицу из Чуфут-Кале в расположенный неподалеку и на более удобном ровном месте, город Бахчисарай. А Чуфут-Кале остался как древнее знаменитое святилище, место поклонения Деве Марии.

В.Х. Кондараки в своей книге «Универсальное описание Крыма» (1875 год) писал: «Чуфут-кале, прозвано настоящим именем татарами, вследствие того, что они застали здесь караимов; в переводе слово это означает: ЖИДОВСКАЯ КРЕПОСТЬ, но мы очень хорошо знаем, что укрепления эти найдены караимами в готовом виде и что они переселились сюда отчасти из Мангупа, а отчасти из пришедшего в упадок Херсонеса».

Современные комментаторы пишут так: «Внутренность Кырк-Ера (Чуфут-Кале – Авт.) в настоящее время представляет печальный вид: дома, за весьма малым исключением превратились в груды развалин» [966:1], с. 24. На рис. 4.30 показаны последние обитатели Чуфут-Кале – братья Пигит. Недаром какое-то время Чуфут-Кале называли «мертвым городом».

4. Чуфут-Кале – знаменитый крымский пещерный город – тесно связан с Девой Марией. Здесь находятся ущелье Марии, город Марии, христианский некрополь и следы христианского храма

Выдающийся арабский ученый-энциклопедист Абу-ль-Фида (Абу-ль-Фида Имад ад-Дин аль Малик аль Муй-ад-Исмаил ибн Али али Анюби) в своей книге «Упорядочение стран» (Таквим аль-бульдан) писал: «Керкер или Керкри… находится на краю седьмого климата в стране Асов, его имя значит по-турецки сорок человек; это укрепленный замок, трудно доступный; он опирается на гору на которую нельзя взойти. На верху горы есть площадь, где жители страны (в минуту опасности) находят убежище. Этот замок на некотором расстоянии от моря; жители принадлежат к племени Асов… Керкер находится на север от Сары-Кермена (Херсонеса – Коммент.); между этими двумя местами один день пути». Цит. по [164], с. 39.

Страна Асов, как мы показали в книге «Империя», это, скорее всего, страна Иисуса (Аса – Иисус), то есть христианская страна. Отсюда, по-видимому, и название Азия. Между прочим, как мы видим, один

из вариантов перевода названия города – «сорок человек». Не очень ясно, откуда взялась цифра 40. Но теперь, когда мы начинаем понимать, что в Чуфут-Кале скончалась Дева Мария, возникает следующая гипотеза. Не отразился ли в названии города известный христианский обычай поминать умершего на сороковой день после смерти?

Известный караимский автор XIX века Серая Шапшал писал: «Из древних крымских городов, в которых жили караимы, все почти превращены в груды развалин всесокрушающим временем… Только одна крепость Кырк-Ер или Чуфут-Кале, приютившаяся на вершине неприступной скалы, может считаться более или менее сохранившейся. Кырк-Ер находится в 33 верстах от губернского города Симферополя и в 4 от Бахчисарая, он расположен между ущельями и стремнинами на крутой, обрывистой скале, высотою около 2.500 ф. над ур. м., оканчивающейся крутым мысом «Бурунчак» у самого селения татарских цыган, именуемого Салачик. Это дало повод называть его «воздушным городом» или «городом на воздушном острове».

Рис. 4.30. Последние обитатели Чуфут-Кале братья Пигит. Взято из [164], вклейка между с. 64–65.

 

«Колоссальна возвышенность Чуфут-Кале, имеющего продолговато-круглую форму, окаймленная у вершины массою известняка, составлявшего почву всей его вершины, представляет замечательное произведение силы вод, отделивших этот гигантский холм глубокими оврагами от соседственных гор (рис. 4.31, 4.32 – Авт.)… Однако не в этом только состоит известность Чуфут-Кале: он славен как первобытное жилище человека, как крепость, устроенная природою и доведенная людьми до «совершенства» и не так давно еще населенный город караимов, «ЧТИМЫЙ ВТОРЫМ ПОСЛЕ ИЕРУСАЛИМА»» (Универсальное описание Крыма. В. Кондараки, т. IV, с. 195).

Кырк-Ер обведен стеною, замечательною по своей глубокой древности, на которой сохранились развалины башен. Городок занимает пространство длиною в полторы и шириною в пол версты. С восточной стороны к нему ведет (главная) дорога из Бахчисарая… которая в 1851 г. была исправлена по Высочайшему повелению императора Николая I» [966:1], с. 15–16.

Рис. 4.31. Ущелья, окружающие Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

Рис. 4.32. Ущелья, окружающие Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

 

Здесь сразу обращает на себя внимание сообщение, что Чуфут-Кале почитался вторым после Иерусалима святым городом. Все правильно. Слава Чуфут-Кале широко распространилась по всем землям после того, как здесь скончалась и была захоронена Мария Богородица. Ясно, что такой город следовало почитать наравне с евангельским Иерусалимом (= Царь-Градом, согласно нашим результатам). То есть городом, где какое-то время жил, правил и был распят император Андроник-Христос. И где, ясное дело, несколько лет жила вместе с ним его мать, Дева Мария.

«В 1799 г., по словам Сумарокова, в Чуфут-Кале было: «227 домов, кои построены, по азиатскому вкусу из белого нетесаного камня, крыты черепицею и многие имеют по два жилья».

Другой путешественник – Мураев-Апостол говорит: «Венеция водяной город; Чуфут-Кале – воздушный… жилища караимов подобны орлиным гнездам, на вершине крутой, неприступной горы… Город внутри чист и опрятен: ни одна столица в Европе не может похвастаться такою мостовою: под всем Чуфут-Кале одна сплошная плита, гора, на которой он стоит»» [966:1], с. 25.

О Чуфут-Кале сегодня пишут так. «»В VI веке в 3 километрах от современного Бахчисарая возник один из самых известных пещерных городов» Крыма, построенный, предположительно, аланами и просуществовавший до XIX века. В 1299 году город был разграблен отрядами темника Золотой Орды Ногая. В конце XIV века город получил название Кырк-Ер и стал центром небольшого феодального княжества. До строительства новой столицы Крымского Ханства Бахчисарая «пещерный город», получивший название Чуфут-Кале, являлся главным торгово-ремесленным центром этой части Крымского полуострова. Город пришел в упадок только в XIX веке и был покинут жителями» [23:1], с. 76.

«После включения Кырк-ора (то есть Чуфут-Кале – Авт.) во владения Золотой Орды ОН СТАНОВИТСЯ ЦЕНТРОМ бейлика беков Яшлау, имевших, очевидно, относительную независимость от Орды» [164], с. 57.

Стоит отметить, что «практически все исследователи крымского средневековья отождествляли Кырк-ор (то есть Чуфут-Кале – Авт.) с ГЛАВНОЙ КРЕПОСТЬЮ КРЫМСКИХ АЛАН… Прямым подтверждением этому является замечание арабского географа Ал-Калкашанди (нач. XV в.) о том, что центром страны асов, зависимой от Золотой Орды, является крепость Киркир. А турецкий историк XVIII в. Аали-Эфенди писал на основе древних источников: «Кырк-эр есть крепость из городов асских на севере от Сары-Кермена». Как уже отмечалось, Сары-керменом мусульманские авторы именовали Херсон» [164], с. 41.

Интересно, что народ Асов (народ Иисуса) считался Могульским, то есть, как мы теперь понимаем, Монгольским = Великим. Турецкий историк XVIII века Сенд Мухаммед Риза сообщает следующее. «В прежние времена непохвальный народ из племен Могульских, называемый Ас, вследствие полной своей уверенности в неприступности замка (Чуфут-Кале – Авт.), проявлял непокорность и сопротивление Крымским ханам» [164], с. 54.

Обычно название Чуфут-Кале переводят как «Иудейская крепость». Караимы именовали город Джуфт-Кале (Двойная крепость) или просто Кале (крепость), рис. 4.36. По поводу различных наименований Чуфут-Кале, в том числе упомянутых и Эвлием Челеби, историки говорят следующее: «Речь идет о древнем алано-готском поселении V–VI вв., которое после завоевания татарами в XIV в.

было названо Кырк-Ор («40 крепостей»), или Кырк-Ер («40 мужей»), а затем получило обиходное название Джуфудкалеси, или Чуфут-Калеси («Иудейская крепость»), известное сейчас в виде Чуфут-Кале… Гевхеркерманом (крым. – тат. – «крепость драгоценностей»…) называет ее только один Эвлия Челеби… Кырк-Ор был столицей самостоятельного КРЫМСКОГО ХАНСТВА до начала XVI в, пока ханы не перенесли ее в Бахчисарай» [985], с. 211.

На рис. 4.33 и 4.34 приведен вид Чуфут-Кале в XIX веке. На рис. 4.35 показан план окрестностей Чуфут-Кале, а на рис. 4.36 – план самого Чуфут-Кале. Старинный город расположен на большом и высоком плато. Оно окружено глубокими ущельями. Доступ в город ранее был сильно затруднен. Для нас важно, что рядом с Чуфут-Кале находится, оказывается, ущелье, старое название которого – Марьям-дере. То есть Ущелье Марии [164], с. 5. Кстати, слово ДЕРЕ является, вероятно, вариантом произношения славянского слова ДЫРА. Вполне естественно, что первые обитатели этих мест именовали УЩЕЛЬЕ – ДЫРОЙ. Таким образом, в непосредственной близости от Чуфут-Кале находится ущелье, названное именем Марии. Более того, тут были обнаружен христианский некрополь с многочисленными захоронениями в склепах.

Рис. 4.33. Чуфут-Кале в XIX веке. Взято из [23:1], вклейка в конце книги.

Рис. 4.34. Вид Чуфут-Кале из Иосафатовой долины. Из альбома П.И. Сумарокова, 1805 год. Взято из [164], вклейка между с. 64–65.

Рис. 4.35. План окрестностей Чуфут-Кале. Обратите внимание на Ущелье Марии (Майрам-Дере), где обнаружен древний некрополь, а также на остатки поселения Мариамполис, то есть Города Марии. Взято из [164], с. 5.

 

А.А. Герцен и Ю.М. Могаричев, историки и археологи, авторы подробной и интересной книги о Чуфут-Кале, так начинают свой рассказ. «Дорога к Чуфут-кале начинается с предместья Бахчисарая – Староселье (рис. 4.37 – Авт.). Здесь – перекресток четырех долин. Наш путь вверх по балке МАРЬЯМ-ДЕРЕ, по дороге, исхоженной миллионами ног. Чуфут-кале посещают более 120 тыс. человек в год…

Пройдем мимо Успенского монастыря… Место, с которого начинается путешествие в древность, мало приметно на оживленной туристской тропе.

На склоне (ущелья Марьям-Дере – Авт.) в зарослях кизила и лощины скрыт ДРЕВНИЙ МОГИЛЬНИК то ли жителей поднебесного города (Чуфут-Ка-ле – Авт.),то ли села, располагавшегося здесь поблизости…

Рис. 4.36. План Чуфут-Кале, выставленный у входа в город. Фотография 2006 года.

Рис. 4.37. Путь от Бахчисарая до Чуфут-Кале. Конечная точка маршрута – Чуфут-Кале – отмечена номером 16. Здесь также обозначены: Успенский монастырь (номер 14) и мавзолей великой царицы Джанике-Ханым (номер 17). Взято из [862:1], титульный лист.

 

Давно уже ведется спор вокруг этого участка склона… усеянного оплывшими воронками. Этот грунт проседал в камеры склепов, выдавая их местонахождение.

Попытаемся заглянуть в один из раскопанных склепов. В торцовой стенке ямы… зияет узкий лаз, ведущий в камеру склепа. Камеры в плане были, как правило, овальные или прямоугольные со скругленными углами. Потолок имитировал коробовый свод… На стенах хорошо видны следы орудий, которыми вырубались склепы. Борозды расположены в определенном направлении и с определенной частотой. Можно утверждать, что они оставлены орудием в виде кирки с лезвием шириной около 7 см. Удары были частыми и короткими…

Могильник в Марьям-дере был открыт П.П. Бабенчиковым, проведшим здесь небольшие раскопки в 1946–1947 гг…

Всего было раскопано 109 склепов, 24 подбойные могилы и 2 грунтовые. Погребальные сооружения расположены очень густо, нередко перекрывают друг друга» [164], с. 5–6.

Как мы теперь понимаем, в Чуфут-Кале умерла Дева Мария. Ясно, что это место стало святым для христиан. Поэтому тут вскоре возник специальный священный некрополь, в склепах которого, по-видимому, хоронили либо обитателей города, либо привезенных издалека. Наверное, многие выражали желание быть похороненными вблизи того места, где произошло Успение Марии. Тот факт, что захоронения были христианскими, четко видно из тех предметов, которые были тут обнаружены археологами. На рис. 4.38 показаны некоторые образцы украшений, найденных в склепах некрополя Ущелья Марии. Серебряные и бронзовые пряжки, фибулы, височные кольца, разнообразные наборы бус. В правом нижнем углу на рис. 4.38 мы видим каменное надгробие с абсолютно четким христианским крестом, рис. 4.39. Причем такое надгробие не единственное. Сообщается, что «найдены также известняковые надгробия, на которых высечены КРЕСТЫ ПРОСТОЙ ФОРМЫ» [164], с. 6.

На другом надгробии, справа, просматривается хорошо известный катарский крест, то есть христианский крест, вписанный в круг, рис. 4.40. Иными словами, крест изображен на фоне нимба, ореола, рис. 4.39. Археологи правильно называют эти находки раннесредневековыми, но неверно думают, будто «раннее средневековье» – это VI–X века [164], с. 6. Как мы теперь понимаем, на самом деле эти предметы изготовлены не ранее XII–XIII веков. Это и есть «раннее средневековье». То есть найденные предметы действительно очень старые, но совсем из другого времени, более близкого к нам.

Рис. 4.38. Находки из некрополя в Ущелье Марии. Взято из [164], с. 7.

Рис. 4.39. Каменные надгробия из склепов некрополя в Ущелье Марии, около Чуфут-Кале. На надгробии слева мы видим христианский крест, а на правом могильном камне изображен катарский крест. Взято из [164], с. 7.

 

Впрочем, не нужно думать, будто так называемые катарские кресты были распространены только в Западной Европе и Средиземноморье. Их было много на Руси. Более того, как теперь мы понимаем, именно на Руси они впервые и появились. Лишь потом такая форма креста была разнесена по многим далеким провинциям Великой = «Монгольской» Империи в эпоху ордынско-казацкой колонизации мира. На рис. 4.41 – 4.43 показаны некоторые примеры старо-русских крестов, вписанных в круг. Сравните их с катарскими крестами, обнаруженными во Франции, см. выше. Ясно, что это – одна и та же традиция.

Катарских крестов в Чуфут-Кале обнаружено много. В частности, «в помещении номер 16 на стене вырублен крест, вписанный в круг (это и есть так называемый катарский крест – Авт.). Такие же кресты, датируемые, как правило, ранним средневековьем, известны и на могильниках этого времени, в том числе и на уже упоминавшемся некрополе под юго-западным склоном Чуфут-кале. Здесь кресты встречаются как на надгробиях, так и на стенах склепов» [164], с. 23.

Таким образом, некрополь в Ущелье Марии действительно принадлежит христианам. Подчеркнем еще раз, что здесь в большом количестве обнаружены катарские кресты, рис. 4.39.

Рис. 4.40. Каменные катарские = скифские кресты в подвальном помещении музея Paul-Dupuy города Тулузы (Франция). Прорисовка сделана Т.Н. Фоменко по видеозаписи, сделанной ею в 1997 году. Сами историки датируют эти катарские кресты XIV–XV веками, хотя в то же время заявляют, будто катары уже давно исчезли в Западной Европе.

Рис. 4.41. Фасадный крест якобы XIV века. Практически так же выглядят «катарские» кресты. Церковь святых апостолов Петра и Павла в Кожевниках. Новгород на Волхове. Взято из [440:2], с. 44.

Рис. 4.42. Закладной крест якобы XIV века. Практически так же выглядят «катарские» кресты. Церковь святых апостолов Петра и Павла в Кожевниках. Новгород на Волхове. Взято из [440:2], с. 47.

Рис. 4.43. Закладной крест якобы XIV века. Практически так же выглядят «катарские» кресты. Церковь Спаса Преображения на Ильине улице. Новгород на Волхове. Взято из [440:2], с. 47.

 

Обычно считается, что катары-христиане были распространены на Балканах и в Западной Европе. Как мы теперь видим, они жили и в Крыму. Любопытно, что историки почему-то никак не комментируют факт обнаружения надгробий с катарскими крестами в некрополе Ущелья Марии. Скорее всего, по той причине, что ошибочно считают катарскую религию более поздней, чем время христианских захоронений около Чуфут-Кале. Иначе сразу бы связали такие кресты с катарами. Согласно нашим результатам, изложенным в книге «Библейская Русь», катары – это скифы-ордынцы, колонизировавшие значительные территории Евразии во время великого = «монгольского» завоевания XIII–XIV веков.

На рис. 4.38, внизу, показан план и вертикальный разрез одного из каменных склепов, обнаруженных в Ущелье Марии. Склепы вырублены в материковых скалах.

Имя Марии оставило глубокий след в названиях, связанных с Чуфут-Кале. Как выясняется, кроме старого некрополя в Ущелье Марии, здесь же, совсем недалеко, находилось поселение, называвшееся ГОРОДОМ МАРИИ – Мариамполис, рис. 4.38. Мариамполис расположен с той же стороны от Чуфут-Кале, что и христианский некрополь, рис. 4.44 – 4.46. Кстати, греческое слово ПОЛИС происходит, вероятно, от русского слова ПОСЕЛЕНИЕ.

Старинным некрополем в Ущелье Марии занимались многие исследователи. Сегодня считается, что «по этнической принадлежности погребенные определены как сармато-аланы. Возникает вопрос, где они жили, под защитой оборонительной стены на плато, или же поселение находилось неподалеку в балке? А.Л. Якобсон и В.В. Кропоткин не сомневались в связи могильника с крепостью… Сторонники поздней даты появления укреплений на плато отрицали эту связь» [164], с. 25.

Некоторые археологи считают, что некрополь принадлежал поселению Мариамполис в Ущелье Марии. Но так или иначе все эти места находятся в непосредственной близости от плато, где стоит город Чуфут-Кале.

На рис. 4.47 приведено одно из надгробий, обнаруженных в христианском некрополе в Ущелье Марии. Надгробие выполнено в виде базилики. Так строили некоторые греческие (то есть христианские) храмы. На рис. 4.48 показано еще одно надгробие, найденное в Чуфут-Кале.

Тот факт, что большинство старинных захоронений в некрополе Ущелья Марии были христианскими, признается надежно установленным. Сообщается следующее. «На основании раскопанных погребений можно сделать вывод о постепенном распространении христианства среди местного населения. Об этом свидетельствуют нательные кресты, кресты, процарапанные на стенах склепов, а также на надгробиях, перстни с христианскими символами. Особенно интересны известняковые надгробия, которые устанавливались у дромосов на поверхности земли.

Рис. 4.44. Остатки старинного поселения Мариамполис, то есть Города Марии. Фотография сделана Г.В. Носовским в 2006 году.

Рис. 4.45. Следы старинного городища Мариамполис в Ущелье Марии. Фотография 2006 года.

 

На них были вырезаны изображения орудия казни мессии. Одному из надгробий была явно придана форма архитектурного сооружения, прямоугольного в плане, с одной скругленной торцовой частью… Очевидно, что надгробие изображает христианский храм базиликального типа… И вполне вероятно, что перед нами изображение главного храма крепости, с которым была связана духовная жизнь его гарнизона и окрестных поселений… Можно предположить, что могильник в Марьям-дере принадлежал непосредственно населению укрепленной части плато, то есть гарнизону крепости» [164], с. 26–27.

Разные комментаторы считают, что люди, захороненные в некрополе Ущелья Марии, были скифами, сармато-аланами, готами, готами-аланами, гуннами, «поздними скифами». Кроме того, пишут так. «Что касается алан, то по данным авторов XIII–XV вв. область их обитания в Крыму определенно соотносилась с крепостью драгоценностей – Кырк-ором» [164], с. 28.

Как мы теперь понимаем, все эти исторические названия относятся к людям XIII–XVI веков, проживавшим в этих местах или привезенным сюда издалека уже после смерти, для погребения около святого города Марии Богородицы.

Рис. 4.46. Следы старинного городища Мариамполис в Ущелье Марии. Фотография 2006 года.

Рис. 4.47. Христианское надгробие в виде базилики из некрополя на юго-западном склоне плато Чуфут-Кале. Ущелье Марии. Взято из [164], с. 25.

Рис. 4.48. Каменное надгробие, обнаруженное в Чуфут-Кале, около Восточной оборонительной стены. Взято из [164], вклейка между с. 64–65.

 

Исследователи Чуфут-Кале хором говорят, что его история целиком пропитана христианством. Дополним уже ставшую понятной нам картину новыми фактами.

«Наибольшее сходство этот комплекс внутрискальных помещений (Чуфут-Кале – Авт.) имеет с пещерными монастырями Горной Таврики. В том, что христианский монастырь мог быть в крепости или рядом с ней, ничего удивительного нет. Во-первых, здесь по крайней мере до середины XIV в. обитало аланское население, ИСПОВЕДОВАВШЕЕ ХРИСТИАНСТВО» [164], с. 43–44.

Сегодня в Чуфут-Кале не сохранилось заметных остатков христианского храма. Однако, как выясняется, в XIX веке такие следы еще были.

«В книге А.В. Попова «Вторая учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии в Бахчисарай» (1888 г.) читаем: «Все повернули влево и стали подниматься по довольно крутой тропинке… Направо по входе в ворота, при разделении дорог, были осмотрены ОСТАТКИ ПЕЩЕРНОЙ ЦЕРКВИ, по указанию сторожа, по его словам, здесь была живопись, ВОЗЛЕ ЦЕРКВИ УСЫПАЛЬНИЦА… В церкви алтарная часть полукруглая, в тех местах, обратил внимание гул пустоты».

Караимский гахам обратился в Таврическую ученую архивную комиссию (ТУАК) с просьбой «осмотра и исследования» ЭТОГО ОТКРЫТИЯ. Ее члены осмотрели пещеру и пришли к выводу: «Ввиду изложенного мы не решаемся утверждать, что осмотренная нами с особой тщательностью пещера могла быть когда-нибудь христианской церковью и скорее готовы высказать предположение, что она, В ПОЗДНЕЕ ВРЕМЯ служила обыкновенным жильем для людей».

В дальнейшем В.П. Бабенчиков вернулся к предположению о принадлежности данного помещения к христианскому культовому комплексу. В 1970-х гг. М.Я. Чореф обследовал предполагаемую церковь, а в соседнем помещении раскопал усыпальницу с находившимися в ней человеческими костями. Возникло вполне обоснованное мнение о том, что, вследствие позднейших переделок, первоначальный облик церкви изменился. ВАЖНО ОТМЕТИТЬ, ЧТО НА СТЕНАХ ПЕЩЕР ДАННОГО КОМПЛЕКСА БЫЛИ ОБНАРУЖЕНЫ ПРОЦАРАПАННЫЕ ХРИСТИАНСКИЕ СИМВОЛЫ – КРЕСТЫ.

Есть здесь и помещения с гробницами, по форме аналогичные тем, которые имеются в других пещерных МОНАСТЫРЯХ» [164], с. 44.

Исследователи Чуфут-Кале считают, что данный пещерный комплекс «имеет прямое отношение к памятнику, тесно связанному с Чуфут-кале, – УСПЕНСКОМУ МОНАСТЫРЮ» [164], с. 45.

Рис. 4.49. Пещерная христианская церковь якобы VIII века на горе Тепе-Кермен, в трех километрах от Чуфут-Кале. Обратите внимание на большие каменные кресты. С рисунка XIX века. Взято из [862:1], с. 150.

 

Хотя в самом Чуфут-Кале, на вершине скалы, следы христианского храма уже сильно стерты, зато совсем рядом с ним находится известнейшая христианская святыня – Успенский монастырь. Созданный в память об Успении Девы Марии. К истории Успенского монастыря мы вскоре обратимся.

О том, что Чуфут-Кале был христианским городом, прямо говорят некоторые старинные авторы. Например, Иоганн Шильтбергер писал: «Город Керкер в хорошей стране, именуемой Готия, но которую язычники называют Тат. Она населена греческими христианами и производит отличное вино». Цит. по [164], с. 56.

Мы неоднократно обнаруживали, что ранее «греками» именовали просто христиан, а «греческая» религия – это, попросту, христианство.

Более того, вокруг Чуфут-Кале были обнаружены самые настоящие пещерные христианские церкви. То есть с явно христианской символикой и архитектурой. Например, на рис. 4.49 и 4.50 показан пещерный христианский храм якобы VIII века, найденный на горе Тепе-Кермен, рис. 4.51. Эта гора расположена всего в трех километрах от Чуфут-Кале. На рис. 4.49, показывающем внутренность церкви, отчетливо видны два больших христианских креста справа и слева, снаружи алтаря. Вот что известно о пещерных сооружениях на горе Тепе-Кермен, расположенной недалеко от Чуфут-Кале.

«От караимского кладбища в Иосафатовой долине не более 3 км до горы Тепе-Кермен.

Вид этой горы удивителен с любой точки зрения: издали – с плато, когда она как остров поднимается из туманно-сиреневой дали на фоне гор Главной гряды; или вблизи – тогда сама правильность ее очертаний, контрастное сочетание покрытых лесом склонов и изрытых пещерами отвесных скал будят фантазию и воображение. Высота Тепе-Кермена 542 м над уровнем моря и 250 м над окружающей местностью…

В Тепе-Кермене 235 пещер. Пещеры расположены в 6–7 ярусов на обрывистой вершине горы. Встречаются пещеры в два и три этажа: потолок нижней пещеры служит полом для верхней…

Главной достопримечательностью Тепе-Кермена считается пещерная церковь… с двумя входами и тремя окнами (рис. 4.50 – Авт.). В алтаре было шесть грубо сработанных колонн, из которых уцелели только три; снаружи алтаря высечены большие кресты (рис. 4.49 – Авт.). В одном из внутренних углов церкви вырублен в полу каменный ящик крестообразной формы – это баптистерий (купель для крещения). На одной из гробниц в церкви – остатки греческой надписи…

ЕСТЬ И ДРУГАЯ ЦЕРКОВЬ, в ней видна на стене хорошо сохранившаяся надпись на греческом языке и орнамент, в полу выдолблены две гробницы.

В одной из расположенных на плато Тепе-Кермен пещер, против которой на краю обрыва стоит огромный камень, читаются высеченные надписи древне-еврейского письма…

В Успенском монастыре еще в 70-х годах XIX в. долбили пещеры, платя за работу 59 коп. за куб» [862:1], с. 151–152.

Вернемся в Чуфут-Кале. Любопытен следующий факт. Оказывается, во время раскопок в Чуфут-Кале, в слое, отнесенном археологами к «очень раннему средневековью», среди «древних» амфор неожиданно обнаружили фрагмент железной сковородки. Взволновавшись, историки немедленно объявили его «поздним предметом, случайно попавшим в древний слой». Пишут так: «В темной мягкой земле найдены фрагменты остродонной амфоры и лепных сосудов и какого-то железного предмета, возможно сковородки. Последний попал сюда явно в позднее время» [164], с. 29. Такое, конечно, не исключено. Однако, скорее всего, дело опять-таки в ошибочной хронологии, которая насильственно разделяет «античные» амфоры и железные сковородки. На самом деле, никакого противоречия тут нет. И изящные амфоры, и хозяйственные металлические сковородки принадлежат одной и той же эпохе, вероятно, XV–XVII веков.

Рядом с Чуфут-Кале находился, оказывается, ханский зверинец со специальными бассейнами для воды. Ханы, их двор и приезжие развлекались. «В центре мыса, в скале, вырублены два прямоугольных в плане бассейна (для сбора воды – Авт.). В начале 90-х гг. XVIII в. их видел путешествовавший по Крыму академик А.С. Паллас, отметивший, что на мысе когда-то находился ХАНСКИЙ ЗВЕРИНЕЦ, в котором содержались олени и серны. Один из бассейнов расчищен М.Я. Чофером в 1970-х гг. Выяснилось, что при площади 12 х 8 м глубина его составляла 1,1 м. Восточный борт выполнен был в виде двух ступеней, по которым животные могли спускаться к самому дну водоема» [164], с. 30.

Рис. 4.50. Тепе-Кермен. Пещерная христианская церковь. В центре рисунка, на боковой стенке – два больших христианских креста. Гравюра XIX века. Взято из [251:2], с. 139.

 

Для присмотра за зверями был назначен из Бахчисарая специальный чиновник «имирюр». Сумароков свидетельствует: «Позади Дчуфут-кале выходит большой и гладкий с мелким кустарником луг длиною 630, шириною 245 сажен, на коем без всякого ограждения и стражи, как в крепком зверинце, ведутся оставшиеся после хана олени.

Рис. 4.51. Гора Тепе-Кермен, недалеко от Чуфут-Кале. Здесь найден христианский пещерный храм. Взято из [862:1], с. 149.

 

Вот доказательство высоты, крутизны и неприступности того острова, когда дикие звери никакого выхода из онаго для себя не находят» [966:1], с. 25.

Так что в то время, когда город Чуфут-Кале был ханской столицей, здесь не только буйно цвели сады, окружавшие плато (о них мы расскажем ниже), но и устраивались развлечения, вроде зверинца.

Но двинемся дальше по направлению к Чуфут-Кале.

5. Чуфут-Кале – крепость драгоценностей

Чуфут-Кале восхищал многих путешественников. На рис. 4.52 приведена старинная гравюра, показывающая прибытие к Чуфут-Кале знатных путешественников. Путь к городу описывали, в частности, так.

«Туристская тропа, поднимающаяся к Чуфут-Кале… совпадает со средневековой дорогой, по которой последние обитатели поселения завозили воду к своим жилищам. Путешественники прошлого столетия сравнивали их с орлиными гнездами, а турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший здесь в 1666 г., писал, что крепость расположена на обрывистой скале, которая «своей вершиной достигает неба. Это высокий замок в виде овала, мощная крепость, основание которой составляет скала, имеющая в окружности восемь тысяч шагов. Вокруг нее вообще нет оборонительной стены, поскольку она со всех сторон окружена скалами высотой в тысячу аршин, на которых имеются гнезда соколов и орлов и за которые не зацепится никакой птичий коготь. А под ними – пропасти, подобные адским челюстям, бездонные глубины».

Путешественник… верно передал восприятие этой местности человеком, впервые побывавшим здесь. Захватывающее зрелище открывается из долины. На крутом обрыве видны стены древних зданий, готовых, кажется, в любой момент сорваться вниз (рис. 4.53– 4.59 – Авт.).

Вот он, Чуфут-кале, Кырк-Ор, Топрак-кала, Бутмай, Гевхер-кермен. Названия менялись вместе с эпохами жизни населения. Последнее (Гевхер-кермен – Авт.)может быть переведено как «крепость драгоценностей». Эвлия Челеби так объясняет его: «…татарские улемы дали ему название Гевхер-кермен. ВЕДЬ В ТЕ ВРЕМЕНА ВСЕ ВОРОТА, СТЕНЫ И КАЛИТКИ ЗАМКА БЫЛИ УКРАШЕНЫ ДРАГОЦЕННЫМИ КАМНЯМИ»» [164], с. 6.

Рис. 4.52. Так знатные путешественники выезжали на Чуфут-Кале (прибытие Демидова). С гравюры Раффе, 1837 год. Взято из [164], вклейка между с. 64–65.

Рис. 4.53. Чуфут-Кале. Фотография сделана Г.В. Носовским в 2006 году.

Рис. 4.54. Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

Рис. 4.55. Чуфут-Кале. Размер входов в пещеры можно оценить по человеческим фигуркам слева внизу Фотография 2006 года.

Рис. 4.56. Вид на ущелье Марии сверху от Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

Рис. 4.57. Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

Рис. 4.58. Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

Рис. 4.59. Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

 

Последнее сообщение очень интересно. Задержимся на нем и процитируем Эвлия Челеби подробнее: «На языке татарском замок тот зовется Бутмай. Когда Джочи-хан из рода Чингизидов прибыл в году… (почему-то указание на год пропущено – Авт.) из страны Махан, овладел Крымом и отобрал замок сей из рук франков-генуэз-цев, татарские улемы дали ему имя Гевхеркерман. Ибо в те времена все ворота, стены и калитки замковые украшены были дорогостоящими драгоценностями. Татары, захватившие его, не обращали на те сокровища внимания, однако теперь места, где те драгоценности обретались, зияют пустотами…

Замок тот был ПЕРВОЙ СТОЛИЦЕЙ ХАНОВ КРЫМСКИХ. В эпоху сию был он весьма многолюден и оживлен; сверх того, имело тут свои жилища отборное войско» [985], с. 92–93.

Итак, в древности Чуфут-Кале был богатым городом. Говорится о многочисленных драгоценностях, украшавших его стены. Может быть, речь идет о богатых мозаиках, которые потом были уничтожены. Но не исключено, что имелось в виду и нечто куда более роскошное. Ведь, как мы теперь начинаем понимать, в Чуфут-Кале умерла Мария Богородица. Следовательно, многочисленные паломники и верующие могли приносить сюда богатые приношения, в том числе и драгоценные камни. Ими могли украшать некоторые строения в Чуфут-Кале, хранившие память о Марии. Поскольку место было святым и неприкосновенным, то драгоценности могли быть выставлены напоказ, не только в храмах, но и на внешних стенах. Ведь сообщается, что дорогостоящие драгоценности украшали даже ГОРОДСКИЕ КАЛИТКИ. Наверное, паломники вешали украшения, посвященные Деве Марии, прямо на ограду ее мавзолея и посвященной ей церкви. Ведь мы уже цитировали сообщение римского историка Юлия Капитолина, что в поселении Галал (то есть Кале = Чуфут-Кале) был возведен храм, посвященный умершей здесь императрице Фаустине (то есть Марии Богородице). Легко представить себе, что не только внутренность церкви, но и окружающие ее стены, даже калитки, могли быть увешаны драгоценными приношениями верующих. В ту эпоху никто их не трогал, люди почитали Богородицу.

Но со временем традиция нести сюда драгоценности постепенно забылась. Память о первых религиозных обрядах и обычаях XIII века ушла в прошлое. Тем более, что по Крыму прокатились кровавые войны и погромы. Чего стоил, например, романовский разгром конца XVIII века! Старинные драгоценности, посвященные

Марии, местные священники могли пытаться спрятать от врагов, переносить сокровища в какие-то другие места. Впрочем, многое могло быть и разграблено. Так что сегодня ничего такого не осталось. Уцелело лишь сообщение очевидца XVII века – турецкого путешественника Эвлия Челеби, которого поразили сокровища, развешанные даже на калитках (то есть, попросту говоря, на заборах) города, посвященного Деве Марии.

Так что недаром А.Г. Герцен и Ю.М. Могаричев назвали свою книгу «Крепость драгоценностей. Кырк-ор. Чуфут-кале». Место было уникальное, поражавшее воображение.

Двинемся дальше, поднимаясь по тропе из Ущелья Марии к подножию и стенам Чуфут-Кале, рис. 4.60 – 4.63.

«Несколько слов о топографии Чуфут-кале. Плато, на котором расположено огромное городище, представляет собой отрог горного массива… ОГРАНИЧЕННЫЙ С ТРЕХ СТОРОН ВЕРТИКАЛЬНЫМИ ОБРЫВАМИ ВЫСОТОЙ ДО 50 М. Над уровнем окружающих долин оно поднято на 200 м… На плане (рис. 4.64 – Авт.) хорошо видно, что древняя застройка концентрируется в самом узком месте плато. Площадь Старого города составляет около 7 га, Нового – более 3 га» [164], с. 6, 9.

По поводу датировок сооружений Чуфут-Кале среди археологов идут бурные споры. Например, «в 1974 г. А.Л. Якобсон, анализируя технику кладки Средней стены (рис. 4.65 – Авт.) и характер строительного материала, категорически высказался о более ранней дате – VI в. В этом же году вышла статья московского археолога Д.Л. Талиса, также рассматривающего архитектурные особенности этого сооружения, но выводы его были иными – XII в. Вот так размах! Откуда такие разногласия среди исследователей?» [164], с. 10–11.

Все понятно. И те и другие опираются на скалигеровскую хронологию, в которой скрыты гигантские противоречия. Они-то, время от времени, и всплывают в подобных «научных дискуссиях», опирающихся на зыбкие фантомы скалигеровщины. Согласно нашим результатам, расцвет Чуфут-Кале приходится, скорее всего, на эпоху XIII–XVI веков, когда здесь возник и длительное время процветал центр поклонения захороненной здесь Марии Богородице. Некоторое время тут находилась первая столица Крымского Ханства.

Стоит обратить внимание на то, что попытки восстановить археологическую историю Чуфут-Кале при помощи раскопок натыкаются на серьезные трудности. «В данном случае этому мешает одна «печальная» для археологов особенность Чуфут-кале: ЧИСТОТА ГОРОДА, УДИВИТЕЛЬНЫЙ, МОЖНО СКАЗАТЬ, САНИТАРНЫЙ ПОРЯДОК НА ЕГО УЛИЦАХ.

Рис. 4.60. Чуфут-Кале. Фотография сделана А.Т. Фоменко в 2004 году.

Рис. 4.61. Чуфут-Кале. Фотография 2004 года.

Рис. 4.62. Чуфут-Кале. Фотография 2004 года.

Рис. 4.63. Чуфут-Кале. Фотография 2004 года.

Рис. 4.64. План Старого и Нового города Чуфут-Кале. В самом центре, номером 12, отмечен мавзолей великой царицы (дюрбе Джанике-ханым). Взято из [164], с. 8–9.

Рис. 4.65. Средняя оборонительная стена Чуфут-Кале. Взято из [966:1], третья страница обложки.

 

Его педантичные обитатели ревниво следили за тем, чтобы бытовой мусор, строительные остатки не скапливались. Все сбрасывалось с обрывов, причем неоднократно проводились генеральные уборки, результаты которых запечатлены в отложениях под обрывами городища. Не раз археологи пытались найти участки, где сохранились бы остатки наиболее ранних культурных слоев, однако на застроенной части плато это пока никому не удалось» [164], с. 11.

Можно, конечно, по-разному объяснять такую «санитарную чистоту» Чуфут-Кале. С точки же зрения наших результатов все ясно. Здесь было святое место. Тут умерла и была похоронена Дева Мария. Ясно, что длительное время (пока не настала Великая Смута XVII века) священники и служители погребального комплекса и ханской столицы поддерживали идеальный порядок. Заведомо убирался весь мусор. Так как сюда на протяжении столетий прибывали тысячи и тысячи паломников, то, скорее всего, существовала специальная санитарная и административная служба, дабы обеспечить должный порядок в городе.

6. Укрепления, пещерный город, «мечеть в старом стиле»

Город Чуфут-Кале был хорошо укреплен. Конечно, святое место, хранящее память о Деве Марии, следовало охранять от враждебных пришельцев. Вот как описывает Чуфут-Кале Эвлия Челеби, турецкий путешественник XVII века.

«Во времена неверных искусные в своем деле каменотесы вырубили здесь глубокий и большой ров, потом над внутренним берегом этого рва вознесли огромную стену, длиной в сто аршин, три могучие башни построили, а в средней из них сделали железные ворота крепостные… С внутренней стороны этих ворот на расстояние трехсот шагов на север от них протянули они одинарную стену от одной глубокой долины до другой и на той стене также три могучие башни вознесли…

Между двумя упомянутыми стенами стоит двести домов иудейских, покрытых красной черепицей. Кроме этих двух стен нет там иных укреплений. Впрочем, они там вообще не нужны, ибо со всех сторон крутые скалы тянутся. Если с тех скал человек – да сохранит Аллах! – посмотрит вниз, то потеряет отвагу и в пропасть низринется…

От расположенной на юге вершины на север ведут малые ворота, через которые идет… дорога вниз, по вырубленным в скале лестницам, имеющим сто ступеней. По обеим сторонам той дороги тянутся ВЫРУБЛЕННЫЕ ПЕЩЕРЫ, в коих убогие иудеи проживают. В твердыне той находится ТЫСЯЧА ПЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ прекрасных и великолепных каменных домов иудейских с черепицей, в хорошем состоянии. Мусульман нет там вообще, ибо даже комендант замка, охрана крепости, стража и привратники – все они иудеи.

В замке сем находится множество оружия и амуниции военной, но иудеи не имеют отваги оружие это в ход пускать. Замок называется Чуфудкалеси, однако в действительности его название звучит Гевхеркерман (в переводе это означает Крепость Драгоценностей, см. выше – Авт.)…

Воистину ни в одной стране нет подобной неприступной крепости иудейской. Все иудейские хозяева лавок, а также досточтимые и уважаемые купцы крымские из Багчесарая живут в том Чуфудкалеси и в замке Мангуб. Каждодневно утром спускаются они с горы и после часа пути прибывают в лавки свои в Багчесарае» [985], с. 93–94.

Чуфут-Кале считается также старинным центром караимов. О караимах Эвлия Челеби говорит так. «Все эти иудеи караимского вероисповедания. Другие иудеи не любят иудеев этого вероисповедания. Эти не знают, что трефное, а что кошерное в пище, а мясо едят всякое, невзирая даже на то, кто его продает… Среди иудеев они как кызылбаши. В день Страшного Суда не воссядут они на кызылбашей, а тамошние иудеи – израелисты говорят, что в день Страшного Суда будут они верхом на кызылбашах ездить. Повторяют они при этом такой стишок: «В день Суда Страшного еретик будет ослом под иудеем».

Иудеи эти действительно израелисты и мозаисты, но Тору и Псалтырь почитают. Языка иудейского не знают они совершенно и говорят только по-татарски. Не носят они шляп, но колпаки татарские… Многие из них отличаются необыкновенной красотой» [985], с. 90–91.

На рис. 4.66 показана старинная гравюра с видом на Чуфут-Кале.

Современные исследователи сообщают по поводу укреплений Чуфут-Кале следующее. «Было установлено, что оборонительная линия имела довольно сложное начертание, подчиненное условиям местности и создающее наилучшие условия для обстрела местности перед укреплением. Внешний панцирь был выложен из хорошо отесанных известняковых блоков, плотно подогнанных друг к другу, уложенных ровными рядами (рис. 4.62, 4.63 – Авт.)… Длина каждой куртины – 60 м. Северная проходит по ровной местности, а южная по склону. В месте стыка куртин расположен воротный проезд, перекрытый циркульной аркой. Ширина его составляет 3,6 м. Когда-то он имел двухстворчатые ворота, открывавшиеся внутрь и запиравшиеся на тяжелый засов…

Рис. 4.66. Вид на Чуфут-Кале и гробницу Газы-Мансура. С гравюры Евсеева по рисунку де Палдо. Начало XIX века. Взято из [985], с. 91.

Рис. 4.67. Биюк-Капу – Большие ворота Чуфут-Кале. Взято из [966:1], третья страница обложки.

 

Отсутствие фланговой защиты для северной куртины возмещалось проходящим параллельно с ней на расстоянии 10,5 м рвом, вырубленным в скале… На зачищенном участке ширина рва составляла около 4 м, глубина до 2 м…Главной задачей рвов было не допустить подвоз осадной техники к крепостной стене. Это действительно было трудно сделать, поскольку путь шел по узким скальным перемычкам между рвами…

Конструкцию внешней стороны Средней стены лучше всего рассмотреть на примере ее южного фланга. Этот отрезок оборонительной стены достоин особого внимания. Здесь можно наблюдать все основные этапы строительной жизни Кырк-ора. В начале осмотрим мощные блоки (1 X 0,7 м), лежащие в основе стены… Они сохранились на высоту до трех рядов. На этой половине куртины… идет кладка из хорошо подогнанных друг к другу камней размерами 0,65 X 0,35 и 0,55 X 0,4 м…

Природа не поскупилась придать чуфут-кальскому плато максимум достоинств для создания на нем укрепления.

При первом взгляде на плато кажется, что взобраться на него невозможно» [164], с. 13.

Итак, Чуфут-Кале был хорошо укреплен. Это совершенно естественно для священного места, посвященного Деве Марии и окруженного почитанием.

«С восточной стороны Чуфут-Кале замыкается большими массивными воротами «Биюк-Капу» (рис. 4.67 – Авт.), обитыми как чешуею, грубыми кусками железа, проржавевшего от времени. Ворота эти, построенные 500 лет назад, до сего времени запираются с наступлением сумерок: тогда нет никакой возможности проникнуть в эту крепость.

Рис. 4.68. Малые ворота Чуфут-Кале. Взято из [966:1], вторая страница обложки.

 

От этих ворот на запад, до другого конца города идет улица, заканчивающаяся узкими потайными воротами или, как их называют караимы: «Кичик-Капу» (малые ворота) (рис. 4.68, 4.69 – Авт.). Между большими и малыми воротами в середине города находятся «Орта-капу», что значит средние ворота (рис. 4.70, 4.71 – Авт.). По бокам их сохранились древние стены, когда-то бывшие наружными (рис. 4.72 – Авт.)…

Построение наружных стен, башен и так называемых «Биюк-капу» относится к самому концу XIV века. Время сооружения ворот «Орта-капу» и стен, к ним примыкающих, нам не известно (кстати, название Орта практически совпадает со словом Орда – Авт.).

Надо сказать, что прежде под именем Кырк-Ера не подразумевалась одна только крепость с расположенным внутри городом, НО И ПРИЛЕЖАЩИЕ К НЕЙ ЗЕМЛИ, составлявшие с нею вместе как бы целый округ того же названия. В старых караимских актах Кырк-Ер назывался «мединатбм» или «шеэристанбм», т. е. областью, округом. И действительно, по ханским ярлыкам мы видим, что земли караимов простирались далеко вокруг крепости: до Юсуф-Чокрака, до Тэпэ-Кермана и пр.» [966:1], с. 16–17.

Рис. 4.69. Малые ворота Чуфут-Кале (Кичик-Капу). Взято из [966:1], с. 29.

 

Это обстоятельство вновь подчеркивает значение Чуфут-Кале в ту эпоху. Оказывается, Городу Марии были приданы во владение и окрестные области. Причем значительные.

В самом Чуфут-Кале и вокруг него сохранилось много древних пещер. В некоторых из них жили люди. «По сведениям А.Л. Бертье-Делагарда, в 70-х гг. XIX в. при сооружении Успенского монастыря помещения в скале обходились монахам в 2–2,5 раза дешевле, чем сооружение наземных построек. И это при том, что прочность и долговечность первых были значительно большими…

Известный исследователь кавказских пещерных сооружений Д.А. Кишшидзе писал… «В трудном вопросе о датировке пещер мы находимся в самом беспомощном состоянии»…

К настоящему времени в пределах чуфут-кальского городища насчитывается 167 искусственных пещер. Не исключено, что под руинами усадеб скрыты еще не известные нам полости» [164], с. 18.

На рис. 4.73 показаны планы и разрезы некоторых старинных пещерных сооружений Чуфут-Кале.

Рис. 4.70. Орта-Капу – средние ворота Чуфут-Кале. Взято из [966:1], с. 18.

 

«Внутри города находятся множество пещер, иногда двух и трех ярусных, придающих ему фантастический и таинственный вид. Из них наиболее замечательная носит название «Чаушнын кобасы»: она представляет собою высеченное в скале жилище в два яруса (рис. 4.74 – 4.77 – Авт.).

Как известно, в отдаленные времена и даже во владычество татар эта пещера служила темницею и местом казни преступников…

Рис. 4.71. Ворота в Чуфут-Кале. Фотография сделана Т.Н. Фоменко в 2004 году.

 

Кроме Чуфут-Кале наиболее интересными пещерными городами могут быть названы: Инкерман, Качи-Кальен, Магуб-Кале, Черкес-Керман и в особенности любопытен Тэпэ-Керман – в 4– х верстах расстояния от Иосафатовой долины. Верхняя часть Тэпэ-Кермана вся вокруг пробита пещерами в несколько этажей (от 10 до 15).

Рис. 4.72. Внутренние стены Чуфут-Кале. Фотография сделана Г.В. Носовским в 2006 году.

 

В Чуфут-Кале, по воле крымских ханов, содержались в заключении более важные государственные преступники и знатные пленные. Так, здесь двадцать лет (1660–1680) томился в неволе знаменитый русский воевода боярин Василий Борисович Шереметьев. Здесь же содержались: стольник князь Андрей Ромодановский и польский гетьман Потоцкий» [966:1], с. 22–23.

Рис. 4.73. Планы и разрезы некоторых старых пещерных сооружений Чуфут-Кале. Взято из [164], с. 19.

 

Перейдем теперь к церкви-мечети, бывшей в Чуфут-Кале. Хотя Эвлия Челеби говорит, что во второй половине XVII века мусульман (в его понимании) в Чуфут-Кале уже нет, однако раньше они здесь были. Тот же Эвлия Челеби сообщает, что «в замке том один из предыдущих ханов Гази Хаджи Герей-хан построил джамию (мечеть – Авт.) В СТАРОМ СТИЛЕ. Над ее воротами находится следующая хронограмма…

Рис. 4.74. Вход в большую двухярусную пещеру «Чаушнын кобасы» в Чуфут-Кале. Взято из [966:1], с. 22.

Рис. 4.75. Двухярусная пещера в Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

Рис. 4.76. Внутри одного из помещений двухярусной пещеры в Чуфут-Кале. Фотография сделана А.Т. Фоменко в 2004 году.

Рис. 4.77. Нижнее помещение пещеры Чаушнын кобасы. Взято из [164], вклейка между с. 64–65.

«Мечеть эту благословенную построил в году

Восемьсот пятьдесят девятом

Великий султан и высокий хакан,

Властелин царей арабских и аджамских Хаджи Герей-хан,

Сын Гияседдин-хана, сына Артогмаз-хана.

Да одарит его Аллах длительным правлением».

Так там написано. Однако из-за того, что эта достойная сожаления мечеть среди иудеев находится, двери ее всегда на засов закрыты. Общины мусульманской нет там и следа» [985], с. 94.

Сегодня от этой мечети ничего не осталось. Есть лишь музейная табличка, отмечающая место, где она стояла, рис. 4.78. Кстати, обратим внимание на слова Эвлия Челеби, что мечеть была построена «В СТАРОМ СТИЛЕ». Смысл такого выражения был уже выяснен нами ранее. В книге «Новая хронология Руси», гл. 10:4, мы показали, что для Эвлия Челеби, ТУРЕЦКОГО путешественника XVII века, ПРАВОСЛАВНЫЕ ЦЕРКВИ УСПЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ БЫЛИ РОДНЫМИ ХРАМАМИ, НО ТОЛЬКО ВЫПОЛНЕННЫМИ В СТАРОМ СТИЛЕ. Но ведь это именно то, что мы и утверждаем в нашей реконструкции.

Рис. 4.78. Табличка на месте разрушенной церкви-мечети в Чуфут-Кале. Фотография сделана Г.В. Носовским в 2006 году.

Рис. 4.79. Остатки фундамента церкви-мечети в Чуфут-Кале. Фотография 2006 года.

 

А именно, что в XV–XVI веках еще сохранялось единство или сильная близость религии православных христиан и османов = атаманов. Следовательно, и «мечеть в старом стиле», находившаяся в Чуфут-Кале, была, скорее всего, старинным православным храмом. Как и должно быть, поскольку Чуфут-Кале был городом, посвященным Деве Марии. Потом, в бурную эпоху Великой Смуты, церковь-мечеть снесли. Остались лишь кое-какие камни фундамента, рис. 4.79.

7. Кале и Фуллы, то есть «античный» Галал

Как мы уже говорили, город Кале многие отождествляли с известными «древними» Фуллами. Евгений Марков сообщал: «Тунманн… уверяет, что Чуфут-Кале есть древняя Фулла, существовавшая уже в VI веке, но оснований такому мнению не приводит» [511:1].

Повторим, что ввиду перехода Ф ↔ Г название ФУЛЛЫ практически совпадает с «античным» названием ГАЛАЛ, то есть того поселения, где скончалась римская императрица Фаустина, см. выше. Вот что известно о Фуллах.

«Одной из проблем истории античного и средневекового Крыма является отождествление конкретных городищ с пунктами, упоминаемыми в скудных письменных источниках. Неоднократно предпринимались попытки определить, как называлась «крепость драгоценностей» в дотатарский период… Наиболее оживленно обсуждалась связь городища (Кале – Авт.) с Фуллами. Первое упоминание этого топонима содержится в рассказе византийского историка Менандра о посольстве, направленном (якобы в VI веке – Авт.)… императором Тиберием в Тюркский каганат… Ни в этом, ни в более поздних источниках не содержится определенных указаний на местоположение Фулл, хотя они упоминаются в связи с весьма важными обстоятельствами. Так, в «Житии Иоанна Готского», повествующем об антихазарском восстании в Таврике (то есть в Крыму якобы VIII века – Авт.)… сообщается о пленении хазарами вождей восстания – архиепископа Иоанна Готского и «господина Дороса» и о заточении их в Фуллах…

С Фуллами связан эпизод в деятельности Константина Философа (в монашестве Кирилла), одного из создателей славянской азбуки. Возвращаясь из хазарских владений… Константин перед отплытием из Херсона успел посетить Фуллы, вероятно, находившиеся где-то неподалеку…

Была образована Фулльская епархия, которая неоднократно, в дальнейшем, вплоть до XV в., то сливалась с Сугдейской (Сугдо-Фулльская), то вновь становилась самостоятельной. Во второй половине XV в. Кафа (Феодосия – Авт.) стала центром униатской Фулльской епархии, а в начале XVIII в. упоминаются раздельно Кафская и Фулльская епархии.

Попытки связать Фуллы с конкретными памятниками делались неоднократно. Насчитывается более 15 вариантов их локализации. В настоящее время в научном обиходе осталось три.

В.В. Кропоткин… помещает Фуллы на юго-восточном побережье Крыма на месте средневекового городища Тепсень (Планерское).

Еще в конце XVIII в. в статье Тунманна «Крымское ханство» высказано было мнение о совпадении Фулл с Чуфут-Кале. В дальнейшем А.Л. Бертье-Делагард и А.Л. Якобсон немало поработали над усилением аргументации этой версии» [164], с. 34.

Третья версия помещает старинные Фуллы РЯДОМ с Чуфут-Кале. Е.В. Веймарн предположил, что Фуллы – городище Кыз-кермен, расположенное всего в трех километрах от Чуфут-Кале [164], с. 34–35.

Таким образом, перед нами, собственно говоря, не три, а две версии. Причем, по обеим – Фуллы были в Южном Крыму. Либо это Планерское, либо Чуфут-Кале. Или же Кыз-кермен, что совсем рядом с Чуфут-Кале.

Отсюда видно, что священный Город Марии = Кале = Гадал = Фуллы играл важную роль в эпоху XIII–XVI веков. Упоминается во многих старинных документах в связи с крупными событиями.

Подводя итог длительной дискуссии об отождествлении Фулл с Кале, А.Г. Герцен и Ю.М. Могаричев, опираясь на собранные ими сведения о Чуфут-Кале, восстанавливают следующую картину: «Недалеко от ворот высилось белое здание под оранжевой черепичной крышей – базилика. Через много столетий на этом месте вырастут жилые дома, хозяйственные постройки, протянутся заборы усадеб. В их кладки, как древняя кровь и жилы отдаленного потомства, войдут детали ЭТОГО ВЕЛИКОЛЕПНОГО ХРАМА, ВОЗМОЖНО, НОСИВШЕГО ИМЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ» [164], с. 38.

Скорее всего, здесь современные историки правы (причем даже не осознавая полностью, насколько они в данном случае «попали в точку»). Как мы теперь начинаем понимать, опираясь на Новую Хронологию, в городе Кале (Чуфут-Кале) = Фуллах = Галале действительно стоял храм Девы Марии = императрицы Фаустины. Возведенный в память о ее кончине в этом месте и о первоначальном ее захоронении здесь же.

8. Знаменитый Успенский монастырь рядом с Чуфут-Кале

На Руси есть несколько Успенских монастырей. Они посвящены Успению Марии Богородицы. Но самый знаменитый среди них, овеянный многочисленными легендами, это, безусловно, крымский Успенский монастырь. Он расположен в непосредственной близости от Чуфут-Кале, рис. 4.80 – 4.82. Монастырь посвящен именно Успению Богоматери [165]. На протяжении столетий сюда каждый месяц прибывают многие тысячи паломников из самых разных стран. Как отмечают комментаторы, миллионы ног прошли по дороге к Успенскому монастырю [164], с. 5–6.

Все верно. Поскольку Дева Мария скончалась, как мы теперь понимаем, в Чуфут-Кале, то именно здесь и должен был возникнуть особо почитаемый Успенский монастырь. Он и возник. Так сказать, Успенский монастырь «номер один», главный монастырь, посвященный Успению Девы Марии.

Итак, двигаясь от Бахчисарая, подходим к Успенскому монастырю, рис. 4.83, 4.84. «Дорога поднимается все выше вдоль огромных отвесных скал. В одних местах они стесаны рукой человека и в них вырублены пещеры, в других они причудливо испещрены промоинами, как бы от прибоя волн – это следы выветривания…

Рис. 4.80. План окрестностей Бахчисарая. Рядом с Чуфут-Кале находится знаменитый Успенский монастырь. Взято из [862:1], с. 110.

Рис. 4.81. Успенский монастырь в Крыму С гравюры XVIII века. Взято из [165].

 

Открывается вид на высеченные в скалах храмы и кельи Успенского монастыря… Широкая каменная лестница, вырубленная в массиве скалы… ведет на площадку второго яруса (рис. 4.85 – Авт.). Отсюда более узкая лестница приводит в древнюю Успенскую церковь (рис. 4.86 – Авт.), полностью высеченную в массиве скалы. Стены этого светлого белокаменного зала сохраняют следы первоначальной обработки…

Возникновение Успенского монастыря датируется предположительно эпохой иконоборчества в Византии (якобы VIII век – Авт.)…

Успенский монастырь… после захвата Крыма турками в 1475 г., стал РЕЗИДЕНЦИЕЙ МИТРОПОЛИТА, ЦЕНТРОМ ПРАВОСЛАВИЯ В ХАНСТВЕ…

Монастырь был почитаем не только христианами, но и мусульманами; сам основатель династии Гиреев перед военным походом просил помощи у Пресвятой Богородицы, обещая, по словам историка XVII века Андрея Лызлова, «знаменитое приношение и честь ее образу воздати»… накупал воску на свечи и ставил их весь год. Так же поступали и его преемники» [862:1], с. 112–113, 115.

Рис. 4.82. Успенский монастырь в Крыму, в начале XX века. Взято из [165].

Рис. 4.83. Дорога к Успенскому монастырю. Фотография сделана Г.В. Носовским в 2006 году.

Рис. 4.84. Вход в Успенский монастырь. Фотография 2006 года.

 

Правильно отмечают современные комментаторы, что «этим актом Хаджи-Гирей показал не только уважение к христианским символам, но и, вероятно, благодарность за ту практическую помощь, которую оказало православное население» [165].

Захват «турками» в 1475 году Крыма – это, согласно нашим результатам, приход сюда османов=атаманов, вышедших из Руси-Орды в середине XV века. Так началось османское = атаманское завоевание. Вскоре османы = атаманы взяли Царь-Град. Название «турки» историки ввели в оборот значительно позже, представив ордынское завоевание как вторжение «плохих турок» с Востока. Кстати, здесь у современным комментаторов возникает неувязка.

Рис. 4.85. Широкая лестница к надвратной церкви Успенского монастыря. Фотография 2006 года.

Рис. 4.86. Более узкая лестница второго яруса Успенского монастыря. Фотография 2006 года.

 

Ведь турки, как нас сегодня уверяют, были мусульманами и враждебно относились к христианству. Как же так вышло, что сразу после «захвата» ими Крыма Успенский монастырь стал резиденцией православного митрополита, и вообще центром православия в Крыму? Наша реконструкция все ставит на свои места. В Крым вошли не «плохие турки», а османы = атаманы из Руси-Орды. Ясное дело, что они были христианами, поэтому Успенский монастырь при них не только не захирел, но расцвел еще больше.

Далее, из данных Лызлова следует, что и крымские ханы в ту эпоху были христианами. Не было еще разделения на православие, католицизм и ислам. А было пока еще единое христианство. Отдельные течения внутри него уже намечались, но до раскола XVII века было еще далеко. Поэтому и покупали ханы ВОСКОВЫЕ СВЕЧИ и ставили их в христианском храме, прося помощи у Богородицы. Лишь после выделения мусульманства из христианства подобные обычаи были забыты и заменены другими.

Обратите внимание на то, что православный Успенский монастырь высоко чтился не только крымскими ханами, но и русско-ордынскими царями. Что, конечно, естественно, поскольку, вероятно, была еще жива память о том, что здесь умерла и была похоронена Дева Мария. Известно следующее.

«Успенский монастырь нередко упоминается в источниках XVI–XVII вв. По сохранившимся документам русские цари Федор Иоаннович и Борис Годунов оказывали монастырю материальную поддержку. В Успенском монастыре неоднократно бывали и русские послы, которые «по окончании дел у хана служили там благодарственный молебен»» [862:1], с. 115.

Напомним вкратце важные сведения о дальнейшей судьбе Успенского монастыря, опираясь на материалы, приведенные в нашей книге «Новая хронология Руси», гл. 10:4.

Может возникнуть вопрос. Если православный Успенский монастырь был так тесно связан с Крымским Ханством, то куда же делись летописи и документы, из которых можно было бы все точно узнать? Ведь монастырь, повторим, был православным. И после занятия Крыма русскими войсками в конце XVIII века документы Успенского монастыря должны были стать известными в России. Да и монахи монастыря, наверное, рассказали много интересного о крымской истории. Чего русская общественность ранее не знала.

Что на самом деле произошло с Успенским монастырем?

Оказывается, как только русские войска заняли Крым, «по приказу Екатерины II, командующий русскими войсками в Крыму граф Румянцев предложил главе крымских христиан митрополиту Игнатию со всеми христианами переселиться в Россию на берега Азовского моря… Организацией переселения руководил А.В. Суворов… Эскортируемые войсками А.В. Суворова 31386 человек двинулись в путь. Россия выделила на эту акцию 230 тысяч рублей» [54], с. 38.

События происходили в 1778 году. Успенский монастырь полностью опустел, там не осталось ни одного священника [54], с. 39. Через пять лет, в 1783 году, Крым становится частью романовской России. Естественно было бы ожидать, что теперь христиане Крыма, которым уже ничего не угрожает (или хотя бы часть из них) радостно вернулись на свои родные места, в том числе и в Успенский монастырь. Но нет, ничего подобного не происходит! Успенский монастырь закрыли, и он оставался закрытым до 1850 года. То есть в течение ни много ни мало восьмидесяти лет. Как раз такой срок, за которой любой человек, который мог что-то помнить об истории этих мест, уйдет из жизни. Другими словами, Романовы фактически наложили на Успенский монастырь длительный карантин. А ведь это был культурный центр Крыма. По-видимому, в это время Романовы добивали в Крыму последние остатки Орды на юге. Кроме всего прочего, наверное опасались, что на свет всплывут какие-то спрятанные здесь документы и книги, представляющие историю Руси и Крыма XV–XVII веков совсем не так, как начали об этом вдохновенно рассказывать романовские историки.

Через восемьдесят лет, в мае 1850 года указом святейшего синода Успенский монастырь был вновь открыт [54], с. 39. Понятно, что теперь никого из его прежних обитателей тут уже не было. Документы и книги если и были спрятаны, то теперь все было прочно забыто. Или же уничтожено. Эта поразительная романовская акция по выкорчевыванию исторической памяти наводит на серьезные размышления. В центре России они уничтожают документы и летописи, сбивают фрески в центральных соборах России, см. нашу книгу «Новая хронология Руси». А в отдаленных областях империи попросту выселяют с родных мест тех, кто еще мог рассказать правду о прежней жизни и истории Руси-Орды. Как только дотянулись руки до Крыма, тут же уничтожили православный культурный центр Крыма. Стоит ли говорить, что в Успенском монастыре после этого нет никаких следов старых фресок, надписей или росписей. Все тщательнейшим образом уничтожено, сбито.

Размах карательных операций Романовых против остатков прежней Ордынской Империи и, в частности, против еще сохранявшихся свидетельств прежней истории Руси-Орды в православном Успенском монастыре, демонстрирует следующий яркий факт. После выселения крестьян из Крыма в 1778 году, «оставшиеся на полуострове православные стали требовать от последнего крымского хана Шагин-Гирея себе священника. С большим трудом, угрожая тюрьмой, Шагин-Гирею удалось уговорить служить в Успенском монастыре прибывшего в 1781 году на южный берег греческого священника Константина Спиранди» [165] и [54], с. 39. Попытка крымского хана спасти Успенский монастырь оказалась тщетной. После присоединения Крыма ПРАВОСЛАВНЫМИ войсками к ПРАВОСЛАВНОЙ России в 1783 году, ПРАВОСЛАВНЫЙ Успенский монастырь был тут же закрыт на восьмидесятилетний «карантин».

9. Явление около Чуфут-Кале «живой иконы» Девы Марии, в честь чего и был основан известный Успенский монастырь

9.1. Две легенды об основании Успенского монастыря

Обратимся к истории зарождения Успенского монастыря. Почему его основали именно у Чуфут-Кале? Об этом говорят следующие две основные легенды. Начнем с сообщения русского историка XVII века Андрея Лызлова.

В каменных горах около Бахчисарая обитал великий змей, который навел сильный страх, пожирал скот и людей. Все стали молиться Пресвятой Богородице, дабы она освободила их от напасти. Ночью люди увидели на горе горящую свечу, к которой невозможно было подняться из-за крутизны и высоты горы. Вырубили каменные ступени в скале, забрались наверх и увидели там образ Пресвятой Богородицы, рядом с которым горела свеча. Здесь же увидели мертвого змея (разседшася). Люди обрадовались, рассекли змея на куски, сожгли его огнем, и с тех пор все ходят сюда, молятся Пресвятой Богородице. Причем сюда приходят молиться также и татары.

Для полноты картины приведем оригинальный текст Лызлова. «Есть еще тамо в оных каменных горах близко Бакшисарая (здесь название исправлено издателями: в оригинале написано Бакширараи – Авт.) чудесный образ пресвятыя девы Богородицы. О его же явлении сице поведают. Бысть некогда во оных каменных горах змий великий, людей и скоты пожирающий, и того ради людие от места того отбежавши пусто оставиша. Но яко тамо во оно время жили еще греки и генуенсы – молишася пресвятей Богородице, дабы их от змия освободила. И тако единаго времени в нощи узреша в горе той свещу горящу, идеже не могуще крутия ради и острия горы взыти; вытесавше степени ис камени и приидоша тамо, идеже свеща горяще. И обретоша образ пресвятыя Богородицы и свещу пред ним горящу. Тамо же блиско того образа и змия онаго обретоша разседшася.

И тако радосни будущи воздаша велие благодарение Богоматери, избавшей их от таковаго зла змия онаго, его же изсекши в части сожгоша огнем. И того времяни жителие тамошнии часто начаша ходити тамо и молитися пресвятей Богородице, паче же генуенсы, иже в Кафе жили. Не точию же сии, но и татарове велию почесть тому святому образу воздают со многим приношением» [497], с. 116–117.

Согласно другому крымскому преданию, дело было так. «В давно минувшие времена пастух одного князька Топарха, по имени Михаил, загнал однажды для пастьбы стадо свое в нынешний Успенский овраг и увидел здесь на скале в 10 саженях от земли икону Богоматери и пред нею свечу. Пораженный чудесным явлением, он тотчас дал знать об этом своим начальникам, и когда весть дошла до слуха князька, он приказал взять икону с высоты и перенести в его дом, находившийся в окрестных горах; несмотря на благоговение, с каким была принята святая икона домохозяином, на другой день ее не оказалось в доме: она опять стояла на прежнем месте, на скале. То же повторилось и в другой раз, когда вздумали снова взять ее со скалы. Тогда все поняли, что Богоматери не угодно, чтобы святой лик ее находился в другом каком месте, кроме той скалы, где он явился: не медля решили устроить малый храм в самой скале, против того места, где явилась святая икона. ИЗСЕКЛИ ВНУТРИ СКАЛЫ ПЕЩЕРУ, А СНАРУЖИ ЛЕСТНИЦУ К НЕЙ И В СЕЙ ПЕЩЕРЕ-ХРАМЕ ПОМЕСТИЛИ НОВОЯВЛЕННУЮ ИКОНУ. Явление святой иконы произошло 15 августа, посему новый храм посвящен Успению Богоматери» [165].

Объединяя оба свидетельства, обнаруживаем интересную картину.

9.2. «Живая икона» богоматери – это, вероятно, воспоминание о Марии Богородице, лично прибывшей в Чуфут-Кале

Около Чуфут-Кале, «высоко на скале», появился Образ Богородицы, рядом с которым горела свеча. Подчеркивается, что Образ оказался «живым», то есть самостоятельно перемещался в пространстве. Когда икону Марии перенесли в дом местного князя, она ушла и вернулась на прежнее место. Причем это повторялось несколько раз. Подобный сюжет с «живой иконой», живым Образом Девы, нам уже хорошо знаком. В книге «Царь Славян», анализируя жизнеописание русского великого князя Андрея Боголюбского, отражения Андроника-Христа, мы привели неоднократные упоминания о «живой иконе» Богоматери. Эта икона самостоятельно переходила с места на место, указала Андрею Боголюбскому путь из города, дабы тот мог бежать от врагов.

Как мы уже отмечали, «приезд живой иконы» Богоматери в середине XII века из Царь-Града на Русь является отражением реального события – прибытия самой Марии Богородицы, матери Иисуса – Андрея Боголюбского. Андрей поблагодарил «живой Образ» и вместе с ним ночью вышел из Вышгорода (вероятно, из Царь-Града).

Далее, оказывается, во время путешествия Андрея Боголюбского «живая икона» Марии постоянно сопровождала его, БЕСЕДОВАЛА С НИМ, ЯВЛЯЛАСЬ СО СВИТКАМИ РУКОПИСЕЙ В РУКАХ. Наконец, «живой» Образ Девы сказал Андрею, что дальше ехать не следует. Нужно остановиться и основать монастырь. Князь послушался. Так возникло селение Боголюбово под Владимиром, на Руси.

Как мы показали в книге «Царь Славян», здесь описано бегство Иисуса Христа вместе с матерью Марией из Царь-Града (Вышгорода) во Владимиро-Суздальскую Русь = «Египет» в середине XII века. А более точно, около 1155 года. Они вернулись на родину Андрея после пребывания в Царь-Граде = Вышгороде = Киеве и остались во Владимире на довольно длительное время. Кстати, не отсюда ли название ВЛАДИМИР = Владеющий Миром?

По-видимому, именно тем фактом, что Мария Богородица лично, вместе с ее сыном Иисусом-Андреем, участвовала в бурных событиях второй половины XII века на Руси, и объясняется тот высочайший статус, который приобрела Богородица на Руси. Тем более, что она была родом из Руси, о чем мы подробно говорили в предыдущих публикациях.

Около 1164 года Андрей Боголюбский предпринял два похода на волжских болгар. Оба похода были удачны, особенно имевший место в 1164 году. И опять-таки ВОЙСКА СОПРОВОЖДАЛА ЧУДОТВОРНАЯ ИКОНА БОГОМАТЕРИ. Эта победа была ВСЕЦЕЛО ПРИПИСАНА ЧУДЕСНОЙ ПОМОЩИ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ [578], кн. 2, с. 492.

Но особенно ярко личное участие Марии Богородицы в событиях XII века, рядом с Андреем = Андроником-Христом, проступает в известной войне суздальцев с новгородцами в 1169 году. По-видимо-му, здесь, в слегка завуалированном виде до нас дошла следующая история. Андрей-Христос направляет войска для взятия Новгорода. Однако его мать, Мария Богородица, обращается к сыну с просьбой пощадить город. Иисус-Андрей соглашается. Отождествление здесь Иисуса с Андреем Боголюбским вполне прозрачно. Богородица обращается с ходатайством к Иисусу Христу, и князь Андрей Боголюбский сразу соглашается. Недаром, кстати, летописи отмечают, что Андрей отнесся к поражению своей рати спокойно. Все ясно. Не нервничал по той простой причине, что, скорее всего, сам отдал приказ прекратить осаду города.

Но позднейшие редакторы, уже забыв суть дела, или же специально затушевывая следы присутствия Иисуса Христа под именем Андрея Боголюбского на страницах русской истории XII века, представили дело в иносказательном виде. Личное ходатайство, прямое обращение Марии к Сыну уклончиво превратили в символическое обращение ОБРАЗА Божьей Матери к Христу. В результате, ставшее непонятным неожиданное отступление от Новгорода войска суздальцев, подчинившихся на самом деле военному приказу Иисуса-Андрея, хронисты интерпретировали как отступление, вызванное чудодейственной иконой.

При этом обращение Богоматери к Христу передано в форме, близкой к прямой речи. Никоновская летопись, например, говорит так: «Божшмъ промысломъ, ОБРАТИСЯ ИКОНА ЛИЦЕМЪ НА ГРАДЪ, и виде архиепископъ отъ святыя тоя иконы слезы текуща, и прiятъ ихъ въ фелонь свой. О великое и преславное чюдо! како могутъ быти отъ суха древа слезы; не суть бо слезы, но милостивое знамеше; сим бо образом МОЛИТСЯ ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА СЫНУ СВОЕМУ И БОГУ НАШЕМУ за градъ и люди, уповающихъ на милость ея» [586:1], т. 9, с. 243.

Мы видим, что здесь указание на ПРЯМУЮ РЕЧЬ достаточно откровенно. Ведь сказано: «Молится Богородица Сыну своему». Хотя летописец (или редактор) говорит об иконе, однако описывает ее говорящей, одушевленной, плачущей.

А вот что сообщает Киевский Летописец: «Слышахомъ бо преже трехъ летъ, всемъ людемъ видящимъ въ 3 церквахъ Новьгородскыхъ, плакала на трехъ иконахъ Св. Богородица; видевши бо мати Божiя пагубу хотящую быти надъ Новьгородомъ, МОЛЯЩЕ БО СЫНА СВОЕГО СЪ СЛЕЗАМИ, абы ихъ не искоренилъ». Цит. по [362], прим. 7 к т. 3, гл. 1, столбец 8.

Опять-таки довольно явственно звучит намек на прямую речь Богородицы, обращенную к Иисусу Христу. И, как мы видели, Андрей Боголюбский с готовностью откликнулся на просьбу матери и пощадил Новгород.

На фоне подобных сведений, сообщение о том, что Богородица лично явилась Андрею, является, скорее всего, еще одним отражением того обстоятельства, что во второй половине XII века Дева Мария находилась на Руси и самым непосредственным образом участвовала в событиях той эпохи вместе с Андроником-Христом, то есть Андреем Боголюбским.

Практически то же самое мы видим теперь и в истории Успенского монастыря. «Живая икона» Богоматери появляется около Чуфут-Кале, помогает местным жителям освободиться от «змея», после чего благодарные люди основывают здесь храм и монастырь.

Наконец, монастырь был посвящен Успению Богородицы. Как мы уже понимаем, это прекрасно согласуется с нашей реконструкцией. В самом деле, Дева Мария прибыла в Чуфут-Кале, какое-то время жила тут. Здесь же умерла и была захоронена. Поэтому и монастырь назвали УСПЕНСКИМ.

9.3. ОГОНЬ, ВСПЫХНУВШИЙ НА СКАЛЕ У ЧУФУТ-КАЛЕ, И ПОРАЖЕНИЕ ЗДЕСЬ ЗЛОБНОГО ЗМЕЯ БЛАГОДАРЯ ДЕВЕ МАРИИ — ЭТО ОТРАЖЕНИЕ ИЗВЕСТНОГО ЖИТИЙНОГО РАССКАЗА ОБ УСПЕНИИ БОГОРОДИЦЫ.

Возникает вопрос о свече, горевшей, согласно крымской легенде, на скале около Чуфут-Кале. Рядом со свечой нашли «живой» Образ Марии. Что за свеча? Конечно, можно подумать, что речь идет о свечах, горевших в церкви около одра почившей, при отпевании. Однако можно предложить еще одно объяснение, существенно дополняющее первое. Обратимся к Житию Богородицы [298:1]. Сейчас нас особенно интересует ее XVII глава под названием «Успение Пресвятой Богородицы».

Говорится следующее. <<Апостолы, сподобившиеся видеть славное восхождение на небо Пресвятой Богородицы, в трепете стояли, смотря на небо… Смотрели на пречистое Ее тело (лежавшее на одре — Авт.)…

Многие из неверующих жителей Иерусалима скоро услышали необыкновенное пение и… поспешили донести о том первосвященникам и старейшинам, и все они воспылали гневом и завистью при виде почестей, воздаваемых Матери распятого ими Иисуса. НАЧАЛЬНИКИ ИУДЕЙСКИЕ НЕМЕДЛЕННО ВЫСЛАЛИ ВОЙСКО И НАУЧИЛИ НАРОД НАПАСТЬ НА ХРИСТИАН С ОРУЖИЕМ и дрекольем, всех разогнать, апостолов убить, а тело Богородицы сжечь; но сила Божия не допустила такого злодеяния: СВЕТОЗАРНЫЙ ОБЛАЧНЫЙ ВЕНЕЦ, СОПРОВОЖДАВШИЙ ПОГРЕБАЛЬНОЕ ШЕСТВИЕ, СПУСТИЛСЯ НА ЗЕМЛЮ И ОГРАДИЛ ЕГО, КАК СТЕНОЮ…

Особенной дерзостью отличался один из иудейских священников, по имени Афоний; он изрыгал богохульства над одром Богородицы и поносил Ее Сына, Господа Иисуса Христа… С яростью ОН БРОСИЛСЯ К ОДРУ, чтобы сбросить на землю пречистое тело; НО ЕДВА РУКИ ЕГО КОСНУЛИСЬ ОДРА, КАК АНГЕЛ ГОСПОДЕНЬ ОТСЕК ЕМУ ОБЕ РУКИ НЕВЕЩЕСТВЕННЫМ МЕЧОМ ГНЕВА БОЖИЯ; ОТСЕЧЕННЫЕ РУКИ ПОВИСЛИ НА ОДРЕ, а сам он упал на землю со страшным воплем. Ужасное наказание вразумило его; он познал грех свой и воззвал к апостолам… Апостол Петр остановил шествие и сказал Афонию: «ИСЦЕЛИТЬ ТЕБЯ мы не можем… Но и Он (Христос — Авт.) не подаст тебе ИСЦЕЛЕНИЯ, пока ты не уверуешь в Него… Тогда Афоний громко возопиял: «Верую, что Христос есть обещанный Мессия, Спаситель мира!» … Апостол Петр велел Афонию… приложить остатки рук К ОТСЕЧЕННЫМ ЧАСТЯМ, ВИСЕВШИМ НА ОДРЕ. Как только Афоний исполнил это, РАССЕЧЕННЫЕ РУКИ ТОТЧАС СРОСЛИСЬ И СТАЛИ СОВЕРШЕННО ЗДОРОВЫ, ОСТАЛАСЬ ТОЛЬКО КРАСНАЯ ЧЕРТА, КАК НИТЬ, около локтей в знак отсечения. Афоний пал перед одром, поклонился Господу Иисусу>> [298:1], с.99-101.

Вот все и становится понятным. В Житии Богоматери сказано, что, что злобные иудеи решили напасть на христиан, окруживших одр Марии. Однако Бог не допустил святотатства, ВСПЫХНУЛ СВЯЩЕННЫЙ ОГОНЬ, оградивший тело Марии и сопровождавших его людей, как стеной. Скорее всего, крымский рассказ о «свече», вспыхнувшей на скале рядом с Образом Марии, является, попросту, одним из вариантов легенды о появившемся небесном огне, оградившем тело Марии от врагов. Кстати, в Житии Марии сказано, что огонь СПУСТИЛСЯ С НЕБА, то есть сначала загорелся высоко над землей. Точно так же, в крымском мифе сказано, что «горящая свеча» возникла на высокой скале, куда сначала невозможно было взобраться, поскольку было круто и высоко. И лишь потом вырубили каменные ступени и смогли подобраться к огню и Образу Девы.

Становится также понятно, что за злобный змей нападал на жителей. Крымская легенда сообщает, что он был очень опасным. Сравнивая с Житием Богородицы, видим, что тут говорится о злобных иудеях, которые напали на христиан, окруживших тело Марии. Получается, что «змей» — это иудеи. Кстати, не исключено, что определенную роль в таком отождествлении сыграло то обстоятельство, что особо опасны ЯДОВИТЫЕ змеи. Но в русском языке слова’ ЯД и ИУДЕИ достаточно близки. В первоначальном старом тексте говорилось об иудеях, напавших на христиан. Переписчик или редактор по каким-то соображениям заменил ИУДЕЕВ на ЯД и получился образ чего-то ЯДОВИТОГО, опасного, напавшего на людей. Раз «ядовитый», значит, «змей», — решил редактор. Так и получилось, что «злобные иудеи» превратились (на бумаге) в «злобного ядовитого змея». Как и все лингвистические соображения, это наблюдение ничего не доказывает, однако неплохо ложится в общую канву параллелизма.

Пойдем дальше. Как сказано в Житии Богородицы, наиболее активным и злобным был иудейский священник Афоний, который, изрыгая богохульства, бросился к одру Марии, чтобы сбросить Ее тело на землю. Но тут явился защитник, Ангел Господень, обнаживший меч и отсекший руки иудею Афонию, которые «повисли на одре». А сам Афоний упал на землю со страшным воплем.

Скорее всего, этот рассказ преломился в крымской версии в повествование о змее, который был сражен Образом Марии и упал на землю. А потом, как сказано, явились люди и разрубили тело убитого змея на куски.

Становится ясно, почему именно Образу Марии приписали победу над «змеем». По той причине, что все события, описанные в Житии Богородицы, развернулись вокруг ее одра, когда она уже почила. Небесный Ангел защитил Марию и рассек на части напавшего врага.

Житие Марии говорит далее об «исцелении» Афония. Как мы показали в книге «Царский Рим в Междуречье Оки и Волги», гл.2:26, этот сюжет является искаженным отражением кесарева сечения, при помощи которого на свет появился Андроник-Христос. Дело в том, что некоторые летописцы путали Рождество Христа с Успением Марии. Сейчас мы не будем повторять эти наши исследования и выводы, чтобы не отвлекаться в сторону.

9.4. СОГЛАСНО ЖИТИЮ, МАРИЯ БОГОРОДИЦА БЫЛА ЗАХОРОНЕНА В ПЕЩЕРЕ. УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ ОКОЛО ЧУФУТ-КАЛЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЯВЛЯЕТСЯ ПЕЩЕРНЫМ.

Житие Богородицы сообщает следующее. «Тело Свое Она завещала положить в Гефсиманской ПЕЩЕРЕ, где были погребены Ее праведные родители и обрученник Иосиф, при долине Иосафатовой…

Началось последнее целование пречистого тела, и только к вечеру святые апостолы могли положить его в гроб И ЗАГРАДИТЬ ВХОД В ПЕЩЕРУ БОЛЬШИМ КАМНЕМ…

Апостолу Фоме суждено было послужить открытию воскресения Богородицы… По смотрению Божию он прибыл в Гефсиманию только на третий день по погребении Ее тела. С воплями глубокой печали он повергся ПРЕД ГРОБОВОЮ ПЕЩЕРОЮ…

Святые апостолы, из сердечной жалости к нему, решились ОТВАЛИТЬ КАМЕНЬ ОТ ГРОБА, чтобы, увидев тело Богоматери и облобызав его, апостол Фома получил утешение… Но когда, отвалив камень, они увидели, что во гробе лежали только погребальные пелены, от которых разливалось неизреченное благоухание, пречистого же тела не было во гробу, они удивились и недоумевали. С благоговением целовали они оставшуюся во гробе плащаницу» [298:1], с.97, 102.

Таким образом, согласно христианской традиции, тело Девы Марии было захоронено В ПЕЩЕРЕ. Практически то же самое сообщает и крымская версия. Напомним, что «изсекли внутри скалы пещеру, а снаружи лестницу к ней и В СЕЙ ПЕЩЕРЕ-ХРАМЕ ПОМЕСТИЛИ НОВОЯВЛЕННУЮ ИКОНУ (Марии Богородицы — Авт.). Явление святой иконы произошло 15 августа, посему новый храм посвящен Успению Богоматери» [165].

Обе версии четко указывают на «пещеру Марии». В первом случае (в Житии Марии) говорится о захоронении в пещере тела Богородицы. Во втором случае (в чуфут-кальском рассказе) — о помещении в пещеру Образа Марии (иконы Богородицы). Успенский монастырь является пещерным сооружением. Некоторые его храмы, кельи, жилые и другие помещения были высечены в скале. Мы видим, что самые разные свидетельства говорят в общем об одном и том же, подтверждая наше утверждение, что Дева Мария умерла и была захоронена в Чуфут-Кале, причем «в пещере».

9.5. УСПЕНСКИЙ СКИТ (МОНАСТЫРЬ) ПОЛЬЗОВАЛСЯ ВСЕОБЩИМ ПОКЛОНЕНИЕМ.

Приведем некоторые дополнительные данные об истории Успенского монастыря. <<В 30 верстах от Симферополя и в 35 от Севастополя находится вблизи Бахчисарая Успенский скит, который заслуживает ОСОБЕННОГО ВНИМАНИЯ И КАК ДРЕВНЕЙШАЯ СВЯТЫНЯ, И КАК ПАМЯТНИК ХРИСТИАНСТВА В КРЫМУ, замечательный своей оригинальною постройкою В СКАЛЕ. Успенский скит находится в глубоком овраге, называемом у татар Майрем, т.е. Мариин. С обеих сторон этого скита высятся отвесные, громадные скалы, вышиною, от протекающего в середине его ручья до поверхности скал, — до 70 сажен. Важность значения этого св. места, пользующегося ОСОБЕННЫМ ПОЧИТАНИЕМ КАК У ХРИСТИАН, ТАК И У ТАТАР, состоит в том, что здесь, на скале, чудесно явилась икона Божией Матери Панагия Всесвятая. Эта икона была предметом благоговейного поклонения всего поселения греков, живших у подножия скалы. Остатки этого поселения состоят теперь из пещер, служивших им жилищами, и во множестве видимых гробов и костей покойников. Поселение это называлось МАРЬИНО, самый монастырь слывет у татар под именем Майрим Анай, что значит МАТЬ МАРИЯ…

Из путевых заметок русского посольства в 1625 году видно, что послы, по окончании дел у крымского хана, пред возвращением в Россию, «служили благодарственный молебен в селе Марьином», т.е. в Успенской скале. В конце XVIII века князь Прозоровский писал к графу Румянцеву-Задунайскому от 31 мая 1777 года, что «и близ Бахчисарая с давних времен существует греческая небольшая ЦЕРКОВЬ, ВЫСЕЧЕННАЯ В ГОРЕ ИЗ КАМНЯ», которая хотя и возобновлена, но все же находилась в упадке…

В последней четверти XVIII века совершилось событие, имевшее влияние как на Успенский скит, так и на судьбу всего христианского населения Крыма; выход из Крыма греков (1777 г.) для Успенской Скалы был опасным временем: тогда она лишилась всего, что в ней было и что при ней жило, и сама была оставлена на произвол всех и каждого. Но благодать Господа и покров Пречистой Его Матери, избравшей скалу местом явления Своей иконы, не оставляли ее Своим благословением. Не только христиане, но и самые ханы были покровителями сего святого места… И после переселения греков из Крыма татары не оказали ненависти против «святого места Марии»…

Когда Крым был присоединен к России и греки опять стали селиться в Бахчисарае, Успенская Скала сделалась для них приходским храмом; но в 1789 г. для них был устроен особенный храм в Бахчисарае во имя святителя Николая, а в 1800 году окончили соборную церковь, и тогда Успенской Скале предстояло новое запустение: она была обращена в кладбищенскую церковь и почти полвека оставалась никем не обитаемою, кроме наемного сторожа (мы видим, что история этого святого места была на некоторое время забыта; однако потом наступило возрождение — Авт.)…

В 1818 г. Александр Благословенный посетил храм пещерный и спросил у протоиерея Спиранди, где место явления иконы. Старец вывел его из храма на балкон и указал на стену с изображением на ней иконы, список с явленной. Император велел подать лестницу и свечу. С зажженною свечою он взошел по лестнице, приложился к иконе с благоговением и прилепил пред нею к каменной стене свечу. Надписи на стенах балкона пред церковью свидетельствуют, что в числе посетителей своих Скала в разных годах имела утешение видеть самих венценосцев своих и многих членов августейшего дома.

В 1850 г. 15 августа по высочайшему повелению совершено было при многочисленном стечении народа, открытие скита Успенского. Вверху, у подножия Скалы, в пещерах и ущельях устроено до 16 келий для помещения братии пустынного жития. Во время Севастопольской войны здесь учреждено кладбище, где погребены убитые за веру и отечество генералы и другие замечательные лица>> [298:1], с.403-406.

В 1850 году из Бахчисарая в Успенский монастырь была перенесена икона Успения Богоматери, полученная в дар от Киево-печорской Лавры.

«К началу XX в. здесь существовало пять храмов. ПЕРВЫЙ из них, в честь Успения Богоматери, был устроен в древней пещерной церкви… В 1921 г. Успенский монастырь был закрыт. К настоящему времени сохранилась лишь незначительная часть монастырских построек… Узкая лестница ведет в вырубленную в скале церковь Успения Богородицы. Это большой зал, на правой от входа стене за четырьмя монолитными колоннами видны следы росписи XIX в., слева, из оконных проемов открывается прекрасный вид на Майрам-дере» [165].

Таким образом, из самых разнообразных источников видно то огромное почитание, каким пользовались эти места. Все понятно. Люди стекались туда, где провела свои последние дни Дева Мария, и где она была сначала захоронена. Память об этом, правда потом все более затуманенная и искаженная, жила на протяжении нескольких столетий, начиная с XIII века.

9.6. СУДЬБА КРЫМСКОЙ ИКОНЫ БОГОМАТЕРИ, НАПИСАННОЙ В ПАМЯТЬ О ЕЕ ПОЯВЛЕНИИ И КОНЧИНЕ В ЧУФУТ-КАЛЕ.

В память о Деве Марии, появившейся в Чуфут-Кале, была написана известная икона, под названием Крымская. Считается, что она написана в XV веке [298:1], с.402. Не исключено, впрочем, что еще раньше, в XIII веке, была создана самая первая Крымская икона Марии. Она могла потом погибнуть, и в XV веке ее решили возобновить. Каких-либо сведений о более ранней иконе нам неизвестно.

Довольно длительное время Крымская икона Богоматери, созданная в XV веке, находилась в Бахчисарае. Какова ее судьба? Здесь придется снова вернуться к романовскому погрому, прокатившемуся по Крыму после его «освобождения от татар» в конце XVIII века.

Напомним, что по приказу Екатерины II командующий русскими войсками в Крыму граф Румянцев приказал главе крымских христиан, Митрополиту Игнатию со всеми христианами покинуть Крым и переселиться в Россию. В качестве нового места поселения назначили берега Азовского моря. Организацию «добровольного переселения» возложили на А.В.Суворова и его войска. «Русское правительство прислало из Азовской губернии 600 подвод, на которых были размещены греки, армяне и католики. И эскортируемые войсками А.В.Суворова переселенцы двинулись в путь… Жители деревни МАРИАМПОЛЬ, расположенной напротив Успенского монастыря, ОСНОВАЛИ НА НОВОМ МЕСТЕ ГОРОД МАРИУПОЛЬ, рис.4.11 (справа вверху).

Остатки этой деревни (Мариаполь около Чуфут-Кале — Авт.) можно увидеть внизу и на противоположном склоне ущелья. Это остатки разрушенных домов, вырубленные в скале лестницы, пещеры хозяйственного назначения» [165].

Вместе с переселенцами отправилась в путь и Крымская икона.

<<«На скале в горе чудотворне изображена и до днесь водою из-под образа многие исцеляются» — так указано о Крымской иконе в Агиологии Востока архимандрита Сергия. В Мариуполь (на Азовском море — Авт.) перенесена эта чудотворная икона из Крыма при переселении греков в 1779 году, а прежде находилась в Бахчисарае, где прославилась в древности…

Прошло более ста лет с тех пор, как явленная икона Божией Матери на Бахчисарайской Скале находится в Мариуполе. Не раз бахчисарайцы просили о возвращении чудотворной иконы на место ее явления; но жители Мариуполя твердо убеждены, что Сама Царица Небесная вверила им Свою святую икону для благоговейного хранения>> [298:1], с.402-403.

Таким образом, азовский Мариуполь хранит не только память о крымском Мариамполисе, но и известную Крымскую икону Марии. Сегодня эта икона называется Крымская-Мариупольская.

В 1783 году, «на место вывезенной греками чудотворной явленной иконы Богоматери Одигитрии была помещена в храм (Успенского монастыря — Авт.) икона Успения Богоматери — дар Бахчисарайского коменданта полковника Тотовича» [862:1], с.116.

О старинной иконе Богоматери — «Панагия — Успенский Скит» мы говорили выше [298:1], с.403-406.

Итак, многие материалы по древней истории Чуфут-Кале могли быть перенесены в Мариуполь и его окрестности. Сюда, кстати, были перенесены и некоторые крымские названия местностей. Вынужденные переселенцы, «заняв указанный берег Азовского моря, преимущественно нынешний Мариупольский уезд и расположившись в деревнях… дали им названия тех крымских поселков, которые занимали на родине, как то: Урзуф, Ялта, Керменчик, Ени-Сала, Мангуш и пр., частью же они смешались с южнобережными татарами» [966:1], с.8.

10. ИЗВЕСТНАЯ ИОСАФАТОВА ДОЛИНА НА ОКРАИНЕ ЧУФУТ-КАЛЕ.

В Житии Марии Богородицы сказано, что она завещала похоронить ее «при долине Иосафатовой» [298:1], с.97. Спрашивается, есть ли долина с таким названием около Чуфут-Кале? Да, есть, и пользуется большой известностью. На окраине Чуфут-Кале расположено старинное кладбище в месте, называемом «Иосафатова долина». Считается, что «впервые в литературе это название долины зафиксировал П.С.Паллас в конце XVIII в.» [164], с.86.

В.Х.Кондараки в своей книге «Универсальное описание Крыма» писал: «По обширности и сходству с Иерусалимским кладбищем, оно названо Иосафатовою долиною и СЧИТАЕТСЯ ВТОРЫМ ПОСЛЕ НЕГО ПО СВЯТОСТИ ВОСПОМИНАНИЙ». И далее он добавляет, что рядом находятся: «Мейдан-даг, уподобляемый Караимами МАРИИНСКОЙ ГОРЕ и Бешик-даг, подобный Масличной горе в окрестностях священного Иерусалима».

Расположение Иосафатовой долины и некрополя в ней хорошо видно на рис.4.35, см. нижнюю часть схемы. Вот что сообщают современные комментаторы о знаменитой чуфут-кальской Иосафатовой долине.

«Иосафатова долина. Это название дано ей по аналогии с одноименной долиной в окрестностях Иерусалима, где имеется древнее кладбище и где, по преданию, состоится последний Страшный суд. Сходство обеих долин отмечено давно, и башня над южным обрывом еще более этому способствует. Возможно зодчие-караимы воспроизвели эту башню с целью придать долине истинно библейский облик» [862:1], с.147.

Рядом с долиной протекает Кедронский ручей, правда, довольно иссохший [511:1].

Как мы теперь начинаем понимать, здесь историки ошибаются в своих оценках. Не караимская Иосафатова долина была создана по образцу палестинско-иерусалимской, а наоборот, Иосафатова долина в окрестностях ближневосточного Иерусалима создана, причем довольно поздно, по образцу Иосафатовой долины в Крыму. По той причине, что тут, в Крыму, было святое место: именно здесь почила Дева Мария. Скорее всего, об этом месте и упоминается в известном библейском пророчестве Иоиля.

Но потом, в эпоху XVII-XVIII веков, лукавые реформаторы объявили, что библейское упоминание об Иосафатовой долине из пророчества Иоиля имеет в виду «именно иерусалимско-палестинскую долину». Произошло это уже после того, как в XVII-XVIII веках здесь «изобразили» библейский Иерусалим и другие знаменитые библейские места. Нарисовали на карте, а потом кое-что изготовили из камня.

Кстати, в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона рядом помещены две статьи: про Иосафатову долину в Крыму и про Иосафатову долину близ современного Иерусалима. Видимо, в XIX веке понимали, хотя уже смутно, что речь идет о чем-то очень близком по сути. При этом, как неожиданно выясняется, местоположение «иерусалимской Иосафатовой долины» ТОЧНО НЕ ОПРЕДЕЛЕНО. В отличие от крымской Иосафатовой долины. Приводим полностью обе статьи про Иосафатову долину из Энциклопедии [988:00].

Первая статья: «Иосафатова долина — одна из долин в ближайших окрестностях Иерусалима. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЕЕ НЕ ОПРЕДЕЛЕНО С ТОЧНОСТЬЮ. По большей части ее отожествляют с долиной Кедронской, между горами Мориа и Елеонской, полагая, что она называется так в память погребенного там царя иудейского Иосафата. В Библии о ней упоминается дважды, именно у пророка Иоиля (III, 2, 12), и притом в таком контексте, который не дает возможности определить, есть ли это географическое указание, или просто пророческий символ. Последнее мнение преобладает, и под Иосафатовой долиной разумеется вообще то место, где будет происходить страшный суд при кончине мира» [988:00].

Вторая статья: «Иосафатова долина (овраг) — овраг с древним караимским кладбищем, с южной стороны Чуфут-Кале, близ г. Бахчисарая, Симферопольского уезда, Таврической губернии. Многочисленные гробницы этого кладбища, из тесанных камней и мраморных плит, покрыты еврейскими надписями; древнейшие из них относятся к 1249 и 1252 гг. по Р.Х.» [988:00].

Итак, сравнение явно не в пользу «иерусалимской Иосафатовой долины». Где она была в Палестине — неизвестно. Историки вычитали из Библии краткие сведения о долине и нарисовали на карте точку около ближневосточного Иерусалима (тоже придуманного довольно поздно). Голословно объявили эту точку местоположением библейской Иосафатовой долины. При этом начали осторожно рассуждать в том смысле, что, дескать, из Библии неясно — идет ли там речь о географическом понятии, или же о некоем символе. Это на тот случай, если кто-нибудь будет упорно спрашивать — а какие есть доказательства того, что около современного Иерусалима показывают именно библейскую Иосафатову долину? На это тут же ответят: а мы и не настаиваем; может быть, в Библии говорится не о географии, а о символике.

Вот что говорит пророк Иоиль: «Я соберу все народы, и приведу их в долину Иосафата, и там произведу над ними суд за народ Мой и за наследие Мое… Пусть воспрянут народы и низойдут в долину Иосафата; ибо там Я воссяду, чтобы судить все народы отовсюду» (Иоиль 3:2, 3:12).

Иоиль считается ветхозаветным пророком. Однако здесь, скорее всего, говорится об Иисусе Христе, объявляющем о Страшном Суде, когда он будет судить народы. Об этом же, кстати, рассказывает и библейский Апокалипсис. Иосафатова долина названа у Иоиля как то место, куда Бог Иисус придет, дабы вершить Страшный Суд.

Крымская Иосафатова долина прекрасно отвечает библейской традиции. Есть долина со старым названием «Иосафатова», есть знаменитое старое кладбище, окруженное поклонением на протяжении столетий. Сами историки говорят о «библейском облике» некрополя. Очень интересно, что захоронения в крымской Иосафатовой долине начинаются с XIII века. Все правильно. Родственники Андроника-Христа умерли в начале XIII века. Дева Мария прибыла в Крым и умерла в конце XII — начале XIII века. Именно в это время появилось и стало разрастаться кладбище в Иосафатовой долине около Чуфут-Кале. Так что недаром Житие Богородицы сообщило, что Мария похоронена вблизи Иосафатовой долины. Как мы показали, Богоматерь действительно захоронили или на территории Чуфут-Кале, или в пещерной церкви Успенского монастыря. То есть в непосредственной близости от Иосафатовой долины.

В свете обнаруженных нами фактов интересно познакомиться поближе с историей крымской Иосафатовой долины.

Чтобы попасть сюда, <<нужно выйти из Восточных ворот (Чуфут-Кале — Авт.) и по дороге, вырубленной в скале, пройти полкилометра к верховьям долины. Еще сохранилась арка входа, слева от нее видны руины сторожки, в густоту леса уходит извилистая аллея, по обеим сторонам которой, тесня друг друга, поднимаются надгробные камни (рис.4.87, рис.4.88, рис.4.89, рис.4.90 — Авт.). Их очень много, это можно определить сразу. Газан чуфут-кальской общины Соломон Бейм, сопровождавший русскую путешественницу О.Шишкину, посетившую кладбище в начале 40-х гг. XIX в., уверял, что здесь покоится около 40 тыс. человек…


К сожалению, до сих пор не установлено точное количество надгробий. По приблизительным же оценкам их не менее 5 тыс. Как показали раскопки, проводившиеся здесь в прошлом веке, многие надгробия ныне скрыты землей.

КОГДА-ТО ИОСАФАТОВА ДОЛИНА БЫЛА ПОЧИТАЕМЫМ МЕСТОМ ПОГРЕБЕНИЯ, куда привозили умерших даже из других городов. В долине произрастали вековые дубы, которые, видимо, и дали ей второе название — Балта-Тиймез, что означает «топор не коснется». Этим деревьям поклонялись, во время засух возле них произносились молитвы. Сегодня еще можно видеть до десятка древних дубов, вся же территория кладбища почти полностью заросла кустарником и молодым лесом.

Кладбище расположено на двух весьма крутых склонах долины, его территория вытянута с запада на восток. Надгробные плиты прослеживаются практически перпендикулярно тропе на протяжении 500 м.

Бросается в глаза разнообразие форм надгробий: прямоугольные плиты, домикообразные, двурогие и однорогие, обелиски, стелы, столо- и гробообразные (рис.4.91 — Авт.). Среди них есть памятники людям, умершим и похороненным далеко от Чуфут-кале, так называемые кенотафы, условные погребения. Эпитафии на памятниках выполнены в подавляющем большинстве на древнееврейском языке, хотя есть и на караимском, но древнееврейскими буквами. Надгробия конца прошлого века (XIX века — Авт.), начала нынешнего века, как правило, имеют двуязычные надписи — на русском и иврите.

На некоторых надгробиях можно увидеть разнообразные символы. Среди них есть концентрические окружности — солярные знаки, дошедшие со времен язычества… Кипарисы — символ скорби, розетки — торжество радости жизни… Некоторые надмогильные памятники имеют вид прямоугольных стел с полусферическим экраном и похожи на армянские хачкары… Есть типичные еврейские надгробия, распространенные в Западной Европе в XV-XVIII вв. На могильных плитах нередко можно увидеть признаки культовых традиций европейских иудейских общин: каббалистические многогранники, заключенные в окружности, хасидскую систему расположения эпитафий, ориентировку надгробий.

В эпитафиях часто приводятся краткие цитаты из Ветхого завета.

Погребальный обряд караимов, известный по этнографическим данным, был единым для богатых и для бедных…

Грустные мысли навевает полуразрушенный некрополь в Иосафатовой долине. И не только сознанием бренности человеческого бытия, но и тем, что этот колоссальный по ценности архив истории Крыма изучен очень мало. К тому же многие востоковеды считают, что ряд надгробных надписей был фальсифицирован А.С.Фирковичем с целью обоснования своей теории происхождения караимов>> [164], с.105-106.

Подробнее о фальсификациях Фирковича см. в нашей книге «Библейская Русь», гл.2:2.2.

В XIX веке считалось, что самые древние погребения в Иосафатовой долине относятся к 1249 и 1252 гг. Эта точка зрения была зафиксирована в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона. То же самое в XIX веке сообщает и В.Х.Кондараки: «Читатель наверно пожелает узнать, что именно в Крыму называют именем знаменитой в окрестностях Иерусалима Иосафатовой долины. Это Караимское кладбище, чрезвычайно живописное однообразными двурогими монументами… на котором древнейшим надгробным камнем признан поставленный в 1249 г. по Р.Х.» [420:0].

Но потом некоторым историкам очень захотелось сдвинуть датировки глубоко в прошлое. Раз очень хочется, значит «обязательно (и скоро) получится». Развернулось соревнование: «кто древнее». Подтекст был таков: «кто древнее, тот лучше». Начался процесс осознанных и неосознанных фальсификаций дат, уже хорошо знакомый нам по другим многочисленным примерам. Не утруждая себя доказательствами, начали глубокомысленно рассуждать о «великой древности» некоторых захоронений в Иосафатовой долине. Например, Бабаликашвили объявил, что ему удалось прочитать даты на девяти надгробиях, относящихся будто бы к 956-1048 годам [862:1], с.148.

Заслуженный ординарный профессор Санкт-Петербургского университета Д.А.Хвольсон, проводя раскопки в 1878 и 1881 годах, сообщил, будто ему удалось найти «весьма древние камни, относящиеся к 240, 289, 330 гг. по Р.Х. Все это служит неопровержимым доказательством глубочайшей древности караимских поселений на Таврическом полуострове» [966:1], с.34-35.

А.С.Фиркович вообще объявлял, будто ему удалось «рассмотреть» дату 6 г.н.э. на одном из надгробий. Впрочем, Фирковичу не поверили даже его коллеги, обвинив в фальсификации многих данных. Несмотря на это, кое-кто затем стал уверять, будто «археологические раскопки, произведенные в ней (Иосафатовой долине — Авт.) в разное время, свидетельствуют о том, что караимы жили в Крыму еще до Р.Х.» [966:1], с.8.

Однако, из всего того, что стало теперь нам известно, сразу следует, что уважаемые Фиркович, Хвольсон, Бабаликашвили, скорее всего, здесь серьезно заблуждаются. В то же время надо сказать следующее. Они радикально ошибаются в датах, но совершенно правильно настаивают на ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИзахоронений в Иосафатовой долине. С точки зрения Новой Хронологии, это знаменитое кладбище действительно древнее и возникло в туманную эпоху XIII века. Как мы теперь понимаем, Чуфут-Кале — исключительно старое место, заслуживающее всяческого уважения. Вот только понятие древности следует теперь коренным образом пересмотреть. Глубочайшая древность — это, оказывается, эпоха XI-XIII веков. «Просто древность» — это XIV-XVII века. Вообще, согласно нашим результатам, письменность зародилась лишь около X века. Что было раньше, мы просто не знаем — нет письменных документов.

Далее, стоит обратить внимание на следующий яркий факт. А.Г.Герцен и Ю.М.Могаричев пишут: <<Важно отметить, что надгробные камни XVI-XVII вв. ни по сохранности, ни по форме, ни по шрифту эпитафий не отличаются от «древних» памятников. Подозрение вызывает употребление в надписях I тыс. н.э. татарских имен: Парлак, Гулаф, Тохтамыш, Менвеш, Хатун, Севергелин, Манук, Эмче, Эйтолу, Бакче, Тахтар, Бикелек, Илу-Ата, Султан, Мемевшек, Баба, Паша>> [164], с.106.

Мы сразу понимаем, в чем дело. Дело опять-таки в неправильной скалигеровской хронологии, отодвинувшей многие события XV-XVII веков далеко в прошлое. В итоге получилось, что «татарские имена» из XV-XVII веков зазвучали в фантомном скалигеровском первом тысячелетии н.э. (когда, согласно нашим результатам, и письменности еще не было). Такое искусственное удревнение породило перекосы и противоречия, которые и отмечают некоторые комментаторы.

Наконец, не исключено, что многие даты на памятниках Иосафатовой долины неверно прочитаны (либо подделаны, в том числе и Фирковичем), и опять-таки искусственно передвинуты в прошлое. В результате вышло, будто «древние» памятники ничем не отличаются от памятников XVI-XVII веков. Ни по сохранности, ни по форме, ни по шрифту эпитафий. Об этом и говорят современные историки, искренне недоумевая. Проблема, однако, решается просто (правда лишь после создания Новой Хронологии). Следует вернуть такие подозрительные «древние даты» на их подлинное место и противоречия исчезнут.

Нужно внимательно посмотреть — какие именно цитаты из Ветхого Завета присутствуют на надгробиях Иосафатовой долины. Как мы показали в книге «Библейская Русь», Ветхий Завет писался и редактировался вплоть до середины XVII века. Причем мы более или менее выяснили — какие книги Ветхого Завета создавались особенно поздно. Если библейские цитаты на памятниках Иосафатовой долины взяты именно из таких книг, то мы получим возможность надежнее датировать такие находки. Их даты поднимутся в эпоху XVI-XVII веков.

<<Скалы, камни, пустынность и общий библейский вид Чуфут-кале и Иосафатовой долины издавна привлекают художников. В шестидесятых годах (XIX века — Авт.) сюда приезжал И.А.Крамской, написавший ряд этюдов для картины «Христос в пустыне»>> [862:1], с.148-149. Множество художников, среди которых были и весьма известные, посещали в разное время Чуфут-Кале и Бахчисарай с целью отобразить эти легендарные места на своих полотнах. Перечень таких художников с кратким перечислением их произведений занимает в книге [862:1] несколько страниц, а именно, с 76 по 81.

«Караимы, с незапамятных времен, почитают Иосафатову долину, как народную святыню. Сюда, иногда, привозили хоронить даже караимов, умерших за границею и в отдаленных местностях России… Так велика привязанность караимов к этой долине — усыпальнице их племени…

Караимское общество… имело счастье принимать августейших особ. Их императорские величества в бозе почивающий император Александр III, вдовствующая императрица Мария Феодоровна, наследник цесаревич, — ныне благополучно царствующий благоверный государь Николай II, великая княгиня Елизавета Феодоровна и великие князья: Алексей, Сергий и Павел Александрович, в сопровождении свиты и высокопоставленных особ, прибыли сюда из Бахчисарая. Осмотрев в Чуфут-Кале все его достопримечательности, августейшие путешественники посетили караимский храм…

По окончании богослужения, гахам С.М.Панпулов обратился к государю императору со следующим словом:

Ваше императорское величество! …

Мне выпало на долю необыкновенное счастие именно среди этих развалин возвестить вашему величеству, что караимский народ, столь незначительный по числу, силен своею беспредельною любовью к священной особе вашей и августейшему дому; что его верность русскому престолу так же непоколебима и теперь, как она была всегда…» [966:1], с.35-36.

Подводя итог, скажем следующее. Указание Жития Богородицы, что Деву Марию похоронили вблизи Иосафатовой долины прекрасно отвечает нашим результатам. Богоматерь прибыла в Крым, умерла в Чуфут-Кале и здесь же была захоронена. Рядом — знаменитая Иосафатова долина. Все сходится.

11. РАЙСКИЙ САД АШЛАМА ОКОЛО МЕСТА ЗАХОРОНЕНИЯ ДЕВЫ МАРИИ.

Снова берем в руки Житие Богородицы. Сообщается, что за несколько дней до Успения архангел Гавриил вручил Деве Марии ветвь из Райского Сада.

«Пречистая Мария пребывала в доме Иоанна Богослова на горе Сионской… Она приходила молиться на Голгофу и на Елеонскую гору, у подножия которой находился сад, доставшийся Иоанну Богослову по наследству от отца его Зеведея. Однажды, когда Она… возносила Свои чистые молитвы на горе Елеонской, пред Нею предстал архангел Гавриил с благодатной вестию о приближающемся часе Ее переселения на небо, что должно было совершиться чрез три дня… Он дал Ей РАЙСКУЮ ВЕТВЬ от финикового дерева и сказал, чтобы эта ветвь, сияющая светом небесной благодати, была несена пред гробом Пресвятой Девы» [298:1], с.95-96.

Мария приняла Райскую ветвь, показала ее Иоанну Богослову и сообщила людям. Множество народа собралось в дом Иоанна, смотрели на Райскую ветвь и рыдали. После кончины Марии ее тело понесли в Гефсиманию, где находится сад. Впереди шел Иоанн Богослов с Райской ветвью в руке.

Таким образом, при Успении Марии Богородицы несколько раз говорится о Райской ветви, то есть из Райского сада. Райская ветвь сопровождала Деву Марию при погребении. Наверное, имелось в виду, что недалеко от места захоронения Богоматери был Райский сад.

Зададимся вопросом: есть ли в Чуфут-Кале, где скончалась Дева Мария, сад, который называли Райским? Наверное, он был роскошным садом, раз ему присвоили такое громкое название. Как и следовало ожидать, такой сад действительно есть. И хорошо известен. Путешественник XVII века Эвлия Челеби, описывая окрестности Чуфут-Кале, прямо называет его РАЙСКИМ САДОМ. Иначе его именовали садом Ашлама. Мы цитируем.

<< В горной части города Эскисаладжик, с восточной стороны, у подножия уже описанного Чуфудкалеси (то есть Чуфут-Кале — Авт.), находится старательно возделываемый сад, подобный рощам Ирема…

ПОХВАЛА САДУ АШЛАМА, РОЩИ ВОИСТИНУ РАЙСКОЙ.

В этом РАЙСКОМ САДУ развлекаются и получают удовольствия все ханы, сыновья ханские и султанши, бийимы и бюкче. В саду этом буйном, в цветниках постине райских, уголка не найдешь, где бы воды не лились и не струились; в усадьбах же, над их берегами возвышающимися, живут они с возлюбленными своими, и прекрасно звучащие трели соловьев слушая, удовольствия получают… И прекрасно там настолько, что тот, кто хотя бы час там проведет, все свои невзгоды, заботы и неприятности забудет, а веселия и радости наберется.

В этом саду всюду удивительно позолоченные и украшенные дома возвышаются, а также небольшие дворцы, многочисленные беседки… Тут находятся построенные различными ханами десятки фонтанов с водой, колодезей и дворцов… при виде которых даже искусные в своем деле архитекторы от огромного удивления палец к устам прикладывают.

Растет здесь много таких видов фруктовых деревьев, подобных которым нет не только по всему Крыму, но и в иных странах. Сочных же фруктов там такое изобилие, что вывозят их в другие города в подарок. Фрукты эти, даже перевезенные на расстояние десяти парасангов, сладости своей и вкуса не утрачивают…

Ноздри вдыхают здесь упоительный аромат тысяч цветов различных, которые ханы в дар изо всех стран получили. В этом РАЙСКОМ САДУ были посажены привезенные из Анатолии луковицы спиканарда, саженцы гвоздик из Трапезунда (далее идет перечень видов цветов — Авт.)… а также сотни тысяч других цветов, в дар присланных.

Тот, кто лишь войдет в этот сад и увидит его, сразу поймет, что очутился в одном из райских уголков.

Весной распускаются тут цветы всех деревьев фруктовых: сливы, яблони, груши, черешни, вишни и др. От их запаха у человека голова кругом идет.

Этот роскошный сад стал таким прекрасным во времена Мехмед Герей-хана… Прибывали сюда изо всех стран мастера знаменитые; несколько тысяч обученных невольников также показали здесь свои умения, обдумывая различные устройства для этого сада. Воистину, вещи такие удивительные, как в этом саду Ашлама, есть только разве что в досточтимом городе Константинополе… Коротко говоря, во всем Крыму нет другого такого Ирема — места для прогулок и развлечений… Пусть Аллах… дозволит, дабы сад сей до конца света так же хорошо содержался, был бы таким же прекрасным и цветущим. Аминь!>> [985], с.97-99.

Видно, что роскошный Райский сад Ашлама у подножия Чуфут-Кале вызывал искреннее восхищение современников. Таким Райский Сад был в XVIII веке. Вероятно, в более раннюю эпоху XIII-XVI веков, то есть во время расцвета Великой = «Монгольской» Империи он был еще более роскошным. Здесь иногда отдыхали ордынские цари-ханы. Крым является замечательной зоной отдыха. До сих пор.

Совершенно естественно, что этот замечательный Райский Сад отразился и в жизнеописании Девы Марии, когда она прибыла в Чуфут-Кале в конце XII — начале XIII века. Она жила здесь какое-то время, отдыхала. После кончины, ее гроб был, ясное дело, усыпан цветами из чуфут-кальского Райского Сада. Цветущие ветви несли перед ее гробом. Крымскими цветами усыпали дорогу, по которой шла траурная процессия.

Мы видим еще одно очень хорошее соответствие между описанием Успения Марии Богородицы в ее Житии и старинными свидетельствами о Райском Саде Ашлама около Чуфут-Кале. Все сходится.

Сегодня от роскоши Райского Сада практически ничего не осталось. Кровавые погромы XVII-XVIII веков, прокатившиеся по Крыму, не обошли стороной и Сад Ашлама. Оказывается, П.И.Сумароков застал в 1801 году лишь развалины Ашлама-сарая [862:1], с.105. Так что сегодня можно лишь пройтись по этой легендарной территории с книгой Эвлия Челеби в руках, дабы мысленно представить себе тот Райский Сад, откуда были взяты цветущие ветви для похорон Девы Марии.

Не исключено, что поздние летописцы спутали Райский Сад Ашлама с Гефсиманским Садом, который находился около Царь-Града, то есть евангельского Иерусалима. Там был арестован император Андроник-Христос.

 

 

12. ИЗВЕСТНАЯ ЗОЛОТО-ОРДЫНСКАЯ (ТАТАРСКАЯ) ИСТОРИЯ ЦАРИЦЫ ДЖАНИКЕ-ХАНЫМ — ЭТО РАССКАЗ О ЖИЗНИ, СМЕРТИ И ВОЗНЕСЕНИИ ДЕВЫ МАРИИ В ЧУФУТ-КАЛЕ.

12.1. СЕГОДНЯ ЦАРИЦУ ДЖАНИКЕ-ХАНЫМ ОТНОСЯТ В XIV-XV ВЕКА. ПО-ВИДИМОМУ, ИСТОРИКИ ОШИБАЮТСЯ.

Перейдем теперь к популярному старинному рассказу о царице, погребенной прямо в Чуфут-Кале, в массивном мавзолее, стоящем в самом центре древнего города, на вершине скалы, рис.4.92, рис.4.93, рис.4.94. Об этой женщине сохранилось несколько сказаний.


Уже одно это показывает, что речь идет о чем-то выдающемся, привлекавшем внимание многих.

Современная версия истории данного памятника такова.

<<Перед воротами Орта-капу возвышается центрическое восьмигранное сооружение под черепичной крышей. Со стороны привратной площади к нему пристроен резной портал, образованный пилонами, перекрытыми массивной аркой


(рис.4.95, рис.4.96,рис.4.97, рис.4.98, рис.4.99, рис.4.100 — Авт.).

Погребальные сооружения такой конструкции — мавзолеи — в Крыму появились в XIV в. … На крымско-татарском языке они назывались «дюрбе», или «дурбе». Арабская надпись, словно орнамент украшающая мраморное надгробие в мавзолее, гласит: «Это гробница знаменитой государыни Джанике-Ханым, дочери Тохтамыш-хана»>> [164], с.58.

На самом деле, как мы увидим далее, по поводу перевода надписи есть разногласия. Считается, что здесь говорится о том самом хане Тохтамыше, который воевал с Дмитрием Донским и якобы через два года после Куликовской битвы осадил Москву и сжег ее. Согласно нашим исследованиям, Тохтамыш-хан является отражением самого Дмитрия Донского, то есть римского императора Константина Великого. См. наши книги «Новая хронология Руси» и «Крещение Руси».

В эпитафии Джанике-Ханым названа «Великой Царицей» [164], с.62.

Вокруг мавзолея «Великой Царицы» накопилось много разногласий. Пишут так. <<Мавзолей вызывает немало вопросов. Удивляет его хорошее состояние — ведь окружающие постройки лежат в руинах. Сохранил ли он первоначальный вид? Есть ли хоть малая доля истины в поэтических легендах, посвященных «государыне Джанике-Ханым»? …

Прекрасный знаток истории Крыма А.Э.Бертье-Делагард… с большой долей скепсиса писал о героине легенд: «С ее именем… связано несколько вздорных, мнимо народных рассказов, но точно исторического о ней ничего не известно».

Настолько ли безнадежна ситуация? Внимательное чтение мусульманских авторов XV в. убеждает в ином. Джанике-Ханым достаточно известная фигура не только в истории Крыма, но и Золотой Орды.

Летописец Кадыр Али-бей под 822 годом хиджры (1419-1420) сообщает: «У Тохтамыша была дочь по имени Джаныка, ее взял Едигей. В то время Кадыр-Берды (он считается братом Джанике — Авт.) было три только года: Джаныка выпросила у Едигея пощадить ее брата, спрятала его в царстве»…

Встречается упоминание о ней и в сочинениях Эльмакризи (1364-1443 гг.) «Книга путей для познания династий царских»: «В шевалле 819 года (22.11 — 21.12.1416 г.) прибыла хатун, жена эмира Идики, государя Дештского (Дешт, Дешт-и-Кипчак так называли мусульманские авторы Золотую Орду). Она хотела из Дамаска совершить хадж». В свите ее находилось 300 всадников»…

В 1437 г. Джанике-ханым скончалась и была погребена на плато Кырк-ора (Чуфут-Кале — Авт.) с титулом «великой государыни»…

Ничего не известно о детстве Джанике-Ханым. Первое упоминание связано с браком ее с Едигеем, могущественного эмира ногайской орды>> [164], с.58-60.

Известны и другие сообщения арабских авторов о Джанике-Ханым. Правда, некоторые из них косвенные.

12.2. ПОЗДНИЕ АВТОРЫ ПУТАЛИ СОБЫТИЯ КОНЦА XII ВЕКА И КОНЦА XIV ВЕКА. ТО ЕСТЬ ЭПОХУ ХРИСТА И ЭПОХУ КОНСТАНТИНА ВЕЛИКОГО.

Итак, великую царицу Джанике-Ханым считают дочерью хана Тохтамыша,

рис.4.101.

Как мы уже отметили, Тохтамыш — это отражение царя-хана Дмитрия Донского. Он же — великий «античный» император Константин I. Мы уже неоднократно обнаруживали, что некоторые летописцы путали эпоху Христа, а именно, вторую половину XII века, с эпохой Константина = Дмитрия Донского, то есть с концом XIV — началом XV века. Это объясняется, в частности, тем, что Русь-Орда получила два Крещения. Первое дано самим императором Андроником-Христом в конце XII века. Оно известно также как Крещение Руси лично апостолом Андреем Первозванным. Второе крещение дано императором-ханом Дмитрием Донским (Константином Великим) в конце XIV века, после Куликовского сражения. В этой битве 1380 года, напомним, апостольское христианство победило царское = «античное» христианство XII-XIV веков. В результате была крещена вся Великая = «Монгольская» Империя. (Кстати, старое царское христианство = «язычество» потом стали именовать первичным иудейством).

Яркие следы путаницы между событиями конца XII и конца XIV века всплывают также в иудейских текстах, рассказывающих о Христе. Вот, например, что говорит известная раввинская рукопись «Тольдот Иешу» (Венский вариант).

«Когда сыны Израилевы увидели, что некоторые язычники уверовали в него (Иисуса — Авт.), они составили завещание и положили схватить его. И СХВАТИВ [ИЕШУ], ОНИ ПРИВЕЛИ ЕГО К ЦАРИЦЕ ЕЛЕНЕ, ЖЕНЕ КОНСТАНТИНА, в чьи руки тогда перешла власть после Набукаднецара, царя Вавилонского… И обратились к царице Елене: госпожа царица, этот человек, называемый Иешу, есть мамзер и великий чародей, благодаря чему он совращает людей и соблазняет Израиль, говоря, что он Мессия. За это он заслуживает смерти» [307], с.363. Далее описывается беседа Иешуа с царицей Еленой. Правительница выслушала Иешуа, прониклась его словами «и поверила в то, что он Бог… И царица сказала: благословение твое со мной, иди и возвращайся» [307], с.364. Потом, однако, через некоторое время, Иешуа был все-таки схвачен и казнен.

Совершенно ясно, что тут совмещены, спутаны, два сюжета, разделенные примерно тремя столетиями. Первый рассказ — это евангельская история об аресте Христа и суде Пилата. Прокуратор Пилат не нашел за Иисусом вины и хотел отпустить Его. Но иудеи яростно воспротивились, и Пилат был вынужден отдать Христа на распятие. Согласно нашим результатам, тут речь идет о событиях конца XII века.

Вторая сюжет — это упоминание римского императора Константина и его матери Елены. То есть, согласно нашим исследованиям, это конец XIV века. Отметим, что раввинский текст отождествляет здесь римского прокуратора Понтия Пилата с римской царицей Еленой. (Кстати, Елена названа в иудейской рукописи не матерью, а женой Константина). Император Константин Великий — это великий царь-хан Дмитрий Донской.

Итак, поздние историки путали два Крещения Руси-Орды и в результате перемещали некоторые события XIV века в XII век, как и наоборот. То есть некоторые евангельские сюжеты из XII века оказывались поднятыми во времени наверх, в конец XIV — начало XV века. По-видимому, это коснулось и истории Марии Богородицы. Рассказ о ней мусульманские летописцы перенесли из XII века в эпоху второго Крещения Руси Дмитрием Донским после Куликовской битвы 1380 года. В результате и вышло, будто Дева Мария оказалась «дочерью» Тохтамыш-хана, то есть Дмитрия Донского = Константина Великого. Посмотрим, сохранились ли в рассказах о Джанике-Ханым следы событий, связанных с Девой Марией? Оказывается, сохранились, причем довольно заметные. Судите сами.

12.3. ДЖАНИКЕ-ХАНЫМ СПАСАЕТ СВОЕГО МАЛОЛЕТНЕГО БРАТА ОТ ЗЛОГО ЦАРЯ. ЭТО — БЕГСТВО СВЯТОГО СЕМЕЙСТВА В ЕГИПЕТ.

Мусульманские и золото-ордынские источники рассказывают о хане Тохтамыше, отце Джанике-Ханым, и ее муже — хане Едигее. Говорится о свирепости Тохтамыша, который убил мать Джанике-Ханым. Не менее свирепый Едигей становится противником Тохтамыша и поддерживает Тимура, активно действовавшего против Тохтамыша. Таким образом, рядом с Джанике-Ханым оказывается некий «очень злой царь», убивший ее мать, и другой, не менее злой царь.

Более того, как мы уже видели, Едигей хотел убить малолетнего Кадыр-Берды — «брата» Джанике-Ханым. Ему было всего три года от роду. Джанике упросила Едигея пощадить брата и спрятала его где-то далеко.

Не исключено, что здесь могли отразиться и евангельские рассказы о злобном царе Ироде, преследовавшем юного Иисуса (Кадыр-Берды) и все Святое Семейство. Именно поэтому они и бежали от Ирода в далекий Египет. В мусульманских летописях этот сюжет отразился следующим образом.

«Джанике не довольствовалась затворническим уделом женщины-мусульманки… Именно поэтому в 1416 г. она с пышной свитой совершила паломничество в Мекку, о чем заговорил весь мусульманский мир. Джанике стала заметной политической фигурой. О ее влиянии на Едигея свидетельствует упомянутый случай с Кадыр-Берды. ВИДИМО, ОНА ИМЕЛА ВОЗМОЖНОСТЬ НЕ ТОЛЬКО СПАСТИ ЖИЗНЬ БРАТА, ВЫРВАВ ЕГО ИЗ РУК ЕДИГЕЯ, НО И СПРЯТАТЬ ТАК НАДЕЖНО И ДАЛЕКО, ЧТО ОН ОКАЗАЛСЯ НЕДОСЯГАЕМЫМ ДЛЯ ВСЕСИЛЬНОГО ЭМИРА, КОТОРЫЙ БЫЛ ЗАИНТЕРЕСОВАН В УСТРАНЕНИИ МАЛЕНЬКОГО ЦАРЕВИЧА, последнего сына Тохтамыша. И мы знаем, что опасения Едигея подтвердились. В 1420 г. «Кадыр-Берды-хан во главе с крымским войском перешел через Волгу и вступил в сражение с Едигеем у реки Яик… Эта битва стала последней для обоих полководцев.

Спасая Кадыр-Берды, Джанике, вероятно, руководствовалась не только родственными чувствами, но и дальновидным политическим расчетом, ведь Едигей имел от нее сына и стремился сделать его единственным законным претендентом на престол, УСТРАНИВ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ ТОХТАМЫШЕВИЧЕЙ, НЕ ИСКЛЮЧАЯ И САМУ ДЖАНИКЕ» [164], с.62.

Итак, у Джанике есть малолетний «брат», которому всего лишь три года. Злой царь хочет убить его, поскольку собирается возвести на трон своего собственного сына. То есть Едигей видит в юном царевиче, опасность для власти своего рода. Причем, повторим, злой царь угрожает и самой царице Джанике. Ей удается не только спастись самой, но и вырвать малолетнего «брата» из рук злодея и увезти его куда-то очень далеко. Царевич спасен, долгое время живет вдали от врагов, затем возвращается на родину, где становится ханом и полководцем. Здесь он вступает в борьбу и погибает в сражении с Едигеем [164], с.62.

Мы узнаем здесь костяк евангельской истории Иисуса. Злобный царь Ирод описан как злобный хан Едигей. Дева Мария — это царица Джанике. Юный Иисус Христос — это малолетний Кадыр-Берды. Бегство Джанике с юным царевичем — это бегство Святого Семейства в Египет. Они спасаются от Ирода = Едигея. Стремясь добраться до Иисуса, Ирод приказывает перебить всех вифлеемских младенцев в возрасте до двух лет. А малолетнему Кадыр-Берды, «брату» Джанике, было в момент бегства только три года. Христос долгое время живет в Египте. Затем возвращается в Иудею, в Иерусалим (Царь-Град). Вступает в борьбу с противниками и погибает в результате мятежа в столице. Во время восстания в Царь-Граде императора Андроника-Христа убивают.

Напомним, что в Евангелиях царь Ирод упоминается как во время младенчества Иисуса, так и во время появления и казни Иисуса в Иерусалиме. Сегодня считается, что это — «разные цари Ироды». В цитированной выше золото-ордынской версии «оба» Ирода описаны как «один» хан Едигей. Он пытается убить малолетнего Кадыр-Берды (Христа), и он же вступает с ним с борьбу через несколько лет, когда уже повзрослевший хан Кадыр-Берды (Христос) возвращается на родину и воюет с Едигеем (Иродом).

Современные историки пытаются понять — почему Джанике-Ханым была захоронена именно в Чуфут-Кале. Пишут так: <<До сих пор речь шла о деятельности Джанике-ханым, связанной с Золотой Ордой. Но в ней нет ответа на такие важные для нас вопросы: почему Джанике погребена в Кырк-оре и почему в эпитафии она названа «великой царицей»>> [164], с.62.

Далее А.Г.Герцен и Ю.М.Могаричев приводят разнообразные свидетельства, из которых делают следующий вывод. «Итак, родственные корни Джанике восходят к Кырк-ору. Не здесь ли укрывала Джанике своего брата Кадыр-Берды, ведь это была родина его матери… Становится ясным, почему в последнее сражение с Едигеем Кадыр-Берды вел войска из Крыма…

После гибели Кадыр-Берды… Джанике осталась старшей в роде Тохтамыша» [164], с.63. Действительно, Христос был казнен раньше, чем умерла Мария Богородица. Сын умер раньше матери.

Интересно, что судьба Джанике (Марии Богоматери) связывается историками с Крымом и Чуфут-Кале. Как мы понимаем, Дева Мария действительно некоторое время жила здесь и умерла. Здесь же была захоронена. Любопытно, что именно Крым связывается с бегством Святого Семейства в Египет. Как мы увидим в следующей главе, эта догадка находит серьезные подтверждения. Заметим, кстати, что Крым назван родиной матери Кадыр-Берды, то есть Христа. Крым находится на пути из Царь-Града на Русь. То есть на путь из евангельского Иерусалима в библейский Египет.

12.4. КОГДА ВОЗВЕЛИ МАВЗОЛЕЙ ДЖАНИКЕ?

Считается, что в Чуфут-Кале захоронили не только Джанике, но и некоторых других правителей. <<Вот свидетельство французского путешественника Жильбера Ромма, посетившего Чуфут-кале в 1789 г.: «В центре города посреди домов видны остатки гробницы, воздвигнутой над прахом Гайдар-хана, умершего лет 300 назад». Автор ошибся, речь, конечно, шла о гробнице Джанике-ханым, но, видимо, память о погребении в Кырк-оре Гейдар-хана… сохранялась… На рисунках мавзолея Джанике-ханым, относящимся к середине XIX в., хорошо видны мусульманские надгробия, расположенные рядом с ним… При раскопках в 1988 г. … было найдено надгробие с датой 1416 г., подтверждающее существование на плато татарского некрополя.

Был ли воздвигнут мавзолей Джанике-ханым сразу после ее смерти или некоторое время спустя? Вероятно, все-таки последнее. Близость его архитектурных деталей с мавзолеем в Салачике и с так называемым Эски-дюрбе близ ханского дворца в Бахчисарае позволяют предположить, что наиболее вероятная дата строительства гробницы «великой государыни» — начало XVI в. Это было время окончательного упрочения на крымском престоле династии Гиреев в лице Менги-Гирея (Монгола-Героя? — Авт.)>> [164], с.64.

По-видимому, здесь историки правы. Мавзолей Джанике = Девы Марии возвели, скорее всего, достаточно поздно. Лет через четыреста-пятьсот после смерти Богоматери. Многое было уже забыто. Помнили лишь славное имя и то, что Великая Царица умерла здесь и первоначально была тут же и захоронена. Возвели символический мавзолей. Может быть, действительно, на месте первоначального захоронения Девы Марии. Или же просто поставили памятник на самой вершине скалы, в центре того города, где она умерла.

<<В XVI-XVIII вв. прочно укрепилась традиция, согласно которой происхождение самостоятельного крымского татарского государства возводилось к Тохтамышу, и ДЖАНИКЕ-ХАНЫМ БЫЛА КЛЮЧЕВОЙ ФИГУРОЙ этой версии.

В заключение наших размышлений у гробницы «великой государыни» следует упомянуть об археологических исследованиях памятника. В 1940 г. археолог В.П.Бабенчиков проник в склеп под мавзолеем. Стены и свод его были выложены хорошо отесанными и пригнанными друг к другу блоками. Среди земли и камней, накопившихся на полу усыпальницы, были обнаружены разрозненные кости нескольких человеческих скелетов. ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ ЗАХОРОНЕНИЕ НЕ СОХРАНИЛОСЬ.

В дневниковых записях русского поэта В.А.Жуковского, посетившего Чуфут-кале в 1837 г., есть такие заметки, относящиеся к мавзолею: «Гробница с прекрасно сделанной надписью. Свод под ней. ПРАХ ВСТРЕВОЖЕН»>> [164], с.65.

Так что нет никаких оснований считать, что сегодня осталось хоть что-нибудь от первичного захоронения Девы Марии.

Вообще, по мнению археологов, оборонительные сооружения Чуфут-Кале практически полностью перестроены в XV-XVI веках. То есть, как мы теперь понимаем, в эпоху османского = атаманского завоевания мира. Пишут так: «Археологические данные подтверждают, что в это время ПЕРЕСТРАИВАЮТСЯ И РЕКОНСТРУИРУЮТСЯ ОСНОВНЫЕ ЗВЕНЬЯ КРЕПОСТНОГО АНСАМБЛЯ. В расселинах на западной и южной окраинах плато оборонительные стены подвергаются полной переделке. Можно утверждать, что дошедшие до нашего времени кладки относятся к XV-XVI вв. Предшествующие сооружения были полностью разобраны, и материал из них использовался при обновлении стен» [164], с.70.

Следовательно, сегодня трудно рассчитывать найти в Чуфут-Кале какие-либо непотревоженные археологические следы эпохи XII-XIII веков. Поэтому особо возрастает роль старинных письменных источников, которыми мы пользуемся. В них частично уцелело то, что уничтожено в Чуфут-Кале временем и людьми.

12.5. ОСНОВНЫЕ ЛЕГЕНДЫ О ДЖАНИКЕ-ХАНЫМ.

Обратимся теперь к старинным легендам о Великой Царице Джанике.

<<Властелином Крыма… был грозный хан Тохтамыш… Старый хан лелеял единственную оставшуюся у него дочь… Тохтамыш гордился своей дочерью, за которую сватались лучшие царевичи окрестных народов. Прелестная Ненкеджан (Джанике — Авт.) расцветала в ханском дворце «беззаботная, умная, счастливая»… Недолго, однако, гордился грозный хан своей дочерью, молодая ханым заболевает. Слыша, что Кырк-Ер славится знахарями и отличается чистым и здоровым воздухом, он отправляет сюда свою прекрасную Ненкеджан, надеясь, что она излечится от недуга (Чуфут-Кале всегда отличался здоровым климатом и прекрасною водою, которая обильно течет из источников у подошвы скалы… Эпидемических болезней здесь не бывает; смертных случаев от холеры не было ни разу и в то время, когда они повторялись на Таврическом полуострове; тогда караимы, живущие в соседних городах приезжали сюда на время со своими семействами для спасения от болезней…); но Аллаху не угодно было продлить ее жизнь и она умерла в Кырк-Ере. Хан погоревал и… поставил каменное изображение гроба, все испещренное арабскими надписями. Впоследствии выстроили «тюрбе» (т.е. ротонда, мавзолей) в мавританском стиле…

Везде почти, где бы ни описывался мавзолей ханской дочери, приводятся следующие два предания. Одно говорит, что «в царствование престарелого хана Тохтамыша, когда он находился в Чуфут-Кале, мятежники окружили крепость. Хан, не будучи в силах вследствие дряхлости даже сесть на коня и не имея сыновей, по совету одного муллы, ПОРУЧИЛ ОБЯЗАННОСТИ ВОЖДЯ МОЛОДОЙ ХАНЫМ. ВОЙСКО НЕНКЕДЖАН ОДЕРЖАЛО БЛИСТАТЕЛЬНУЮ ПОБЕДУ НАД МЯТЕЖНИКАМИ. Но вскоре хан, заметив близкое сношение ее с упомянутым муллою, в порыве гнева, положил на месте ПРЕСТУПНУЮ ДОЧЬ и муллу».

Другое говорит, что «НЕНКЕДЖАН ОТДАЛАСЬ КАКОМУ-ТО ГЯУРУ, бежала с ним ночью из бахчисарайского дворца в эту крепость и, спасаясь от преследований грозного отца, БРОСИЛАСЬ СО СТЕН КЫРК-ЕРА В ГЛУБОКИЙ ОВРАГ. Вскоре над телом воздвигли тюрбе с памятником, украшенными арабскими надписями, служащими поучительным примером другим»…

Мы… имеем… основания не верить и тому и другому рассказу. Первый неправдоподобен тем, что нигде, в особенности, в мусульманском мире, мы не видим, чтобы женщина предводительствовала войсками: это идет совершенно вразрез с воззрениями мухаммедан на женщину.

Второй рассказ тем менее правдоподобен, что надпись на гробнице не содержит никаких нравоучений и даже указаний на прошлое ханской дочери. В надписи, иссеченной на гробнице, сказано (см. Записки Одесского общества истории и надписей, 1850 г., т.II, отд.II, см. «Бахчисарайские арабские и турец. надписи», с.527):

1) «Это гробница знаменитой государыни Ненкеджан ханым, дочери Тохтамыш-хана, скончавшейся месяца Рамазана, 841 г. (1437 г. по Р.Хр.).

Вокруг входа в «тюрбе» следующие две надписи (из хавадис):

2) «Мухаммед (да будет с ним мир) сказал: этот мир есть жилище суеты, будущая же жизнь вечна. Да будет прославлен тот, кто вечно велик и милостив к своим рабам смертным и тленным».

3) «Мухаммед (да будет с ним мир) сказал: эта жизнь есть нива для будущей жизни. Еще он сказал: настоящая жизнь есть час; употребляйте его на служение Богу. Еще он сказал: спешите молиться и покаяться прежде смерти»>> [966:1], с.18-21.

О чем тут рассказано?

12.6. ВЕЛИКАЯ ЦАРИЦА ПОБЕЖДАЕТ ВРАГОВ, ВСТАВ ВО ГЛАВЕ ВОЙСКА.

Историки недаром обратили внимание на яркий сюжет: царица Джанике (Ненкеджан) становится по главе войска, чтобы отбить нападение мятежников на столицу. Восставшие окружают город, сам хан уже не в состоянии руководить войной. И тут красавица Джанике неожиданно одерживает блистательную победу.

Нам говорят, что такого «не могло быть». Дескать, женщина (а тем более в мусульманском мире) во главе войска никогда не стояла. Однако мы сейчас проясним картину. Дело в том, что мы ранее уже проанализировали жизнеописание князя Андрея Боголюбского (то есть Андроника-Христа), где имеется известный рассказ о войне между суздальцами и новгородцами. См. нашу книгу «Царь Славян», гл.3:6.

Напомним, что в 1169 году Андрей Боголюбский (Христос) направил войско для взятия Новгорода. <<Огромная рать Андрея при подходе к Новгороду страшно опустошила всю страну… а затем окружила город со всех сторон… Несмотря на всю храбрость защитников Новгорода, положение их было отчаянное ввиду огромного превосходства сил у нападающих…

Архиепископ Илья три дня и три ночи стоял в соборе Святой Софии при алтаре… В последнюю ночь, когда все знали, что назавтра последует самый кровопролитный приступ, святитель услышал голос: «Иди на Ильину улицу, в церковь Спаса, ВОЗЬМИ ИКОНУ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ И ВОЗНЕСИ ЕЕ НА ВЕРХ СТЕНЫ; ОНА СПАСЕТ НОВГОРОД».

На другой день Илья с новгородцами вознес икону на стену… Туча стрел посыпалась на святителя и одна из них вонзилась в икону.

Внезапно Божья Матерь ОТВРАТИЛА СВЯТОЙ ЛИК СВОЙ ОТ НАПАДАЮЩИХ И ОБРАТИЛАСЬ К ГОРОДУ. СЛЕЗЫ ПАДАЛИ ИЗ ЕЕ ОЧЕЙ, и архиепископ Илья, приняв их на свою фелонь, с умилением воскликнул: «О дивное чудо! Как из сухого дерева текут слезы! Царица! Ты даешь нам знамение, что сим образом ХОДАТАЙСТВУЕШЬ ПЕРЕД СЫНОМ ТВОИМ И БОГОМ НАШИМ об избавлении города». Тотчас же вслед за этим ужас и смятение напали на осаждающих, и они в исступлении стали стрелять друг в друга. Видя смятение врага, доблестный Роман Мстиславович сделал общую вылазку всеми силами и без труда одержал победу над огромными полчищами противников…

В память этого ДИВНОГО ЗАСТУПНИЧЕСТВА БОГОРОДИЦЫ за Новгород установлен праздник Знамения Божьей Матери, который и поныне вся Россия празднует 27 ноября.

Узнав о поражении своей рати под Новгородом, Андрей ОТНЕССЯ К ЭТОМУ С БОЛЬШИМ СПОКОЙСТВИЕМ>> [578], кн.2, с.507-508.

По-видимому, здесь, в слегка завуалированном виде до нас дошла следующая история. Андрей-Христос направляет войска для взятия Новгорода. Однако его мать, Мария Богородица, обращается к сыну с просьбой пощадить город. Иисус-Андрей соглашается. Недаром, кстати, летописи отмечают, что князь Андрей отнесся к поражению своей рати спокойно. Все ясно. Скорее всего, он сам отдал приказ прекратить осаду столицы.

Но позднейшие редакторы, уже забыв суть дела, или же специально затушевывая следы присутствия Иисуса Христа под именем Андрея Боголюбского на страницах русской истории XII века, представили дело в иносказательном виде. Личное ходатайство, прямое обращение Девы Марии к Сыну Иисусу уклончиво превратили в символическое обращение ОБРАЗА Божьей Матери к Христу. В результате, ставшее непонятным неожиданное отступление от Новгорода войска суздальцев, подчинившихся на самом деле военному приказу Иисуса-Андрея, хронисты интерпретировали как отступление, вызванное чудодейственной иконой.

А мусульманские авторы написали, что женщина-полководец лично стала во главе войска и нанесла поражение нападающим. В результате получился рассказ про Великую Царицу Джанике, спасшую столицу от мятежников.

Мы видим, как данные, обнаруженные на основе Новой Хронологии, помогают разобраться в довольно запутанных старинных мусульманских свидетельствах.

12.7. ПРЕСТУПНАЯ ЛЮБОВЬ ЦАРИЦЫ.

Следующий сюжет, связанный с Царицей Джанике, также становится теперь понятным. Как нам сообщили, Великая Царица позволила себе «преступную любовь». Она, мол, вступила в близкое сношение с неким муллой, что противоречило обычаям. Разгневанный хан убил согрешившую дочь. По другой версии Джанике отдалась какому-то презренному гяуру.

Но ведь мы уже неоднократно сталкивались с иудейской, раввинской, версией истории Девы Марии. Согласно этой скептической точке зрения, никакого Непорочного Зачатия не было, а Мария, дескать, просто согрешила с неким не то римским солдатом, не то родственником, не то гладиатором, не то с каким-то «неправильным богом» и т.п. Мы подробно обсуждали эти версии в предыдущих книгах. То же самое видим и теперь. Великая Царица обвиняется в преступной связи с «простым муллой» или с «гяуром».

Поскольку традиции Чуфут-Кале формировались в значительной степени под влиянием караимов, то такая иудейская точка зрения на Непорочное Зачатие Девы Марии вполне могла быть признана здесь авторитетной.

Таким образом, обнаруженное нами соответствие между Джанике и Девой Марией расширяется и углубляется.

12.8. ВОЗНЕСЕНИЕ МАРИИ = ДЖАНИКЕ.

Далее говорится, что Великая Царица Джанике бросилась со скалы Чуфут-Кале и погибла. В свете того, что мы уже поняли, картина проясняется и здесь. Женщина, бросившаяся со скалы, оказалась летящей в воздухе, как бы парящей в небе. Следовательно, рядом оказались два события: смерть Царицы и ее парение в воздухе. Она «полетела и умерла». Но ведь это, скорее всего, слегка искаженное описание смерти и Вознесения Девы Марии. Согласно христианской традиции, Богородица умерла и вознеслась на небо [298:1]. Поздний редактор, затушевывая христианскую суть рассказа, принизил пафос и написал, что Царица бросилась с высокой горы, на какое-то время воспарила в воздухе, и умерла.

Все становится на свои места.

12.9. КАКОЕ ИМЯ НАПИСАНО НА МАВЗОЛЕЕ В ЧУФУТ-КАЛЕ?

На самом деле не очень ясно — что же написано на мавзолее «Великой Царицы» в Чуфут-Кале. Нам говорят, что тут по-арабски изображено имя НЕНКЕДЖАН, см. выше. Однако ситуация не столь однозначна. Обратимся, например, к книге Евгения Маркова «Очерки Крыма» [511:1]. В комментариях в главе IV «Мертвый город» по поводу мавзолея Джанике сказано следующее. <<Речь идет о мавзолее Ненекеджан-ханым — дочери Тохтамыша, умершей, как считалось, в 841 г. хиджры или 1437 г.н.э. Среди татарских женщин этот мавзолей иногда назывался также «Кала-азиз» («Калейская святыня») или «Кыз-азиз» («СВЯТАЯ ДЕВА»). Однако нигде в надписях на гробнице имени Ненкеджан нет. Если передавать арабские буквы латиницей, имя погребенной будет Hanke (то есть, попросту, Ханша? — Авт.). Но такого имени у крымских татар не было. Бытовали имена Ханьке и Джаньке… В записи на арабском языке написание имен отличается расположением не сохранившихся знаков фатха — точка наверху строки, и кястра — точка внизу строки. Ясно одно — что имя похороненной — не Ненекеджан>>.

Отсюда мы узнаем, что по крайней мере среди татарских женщин бытовала традиция именовать женщину, в честь которой возведен мавзолей, СВЯТОЙ ДЕВОЙ. Это прекрасно согласуется с нашей реконструкцией, согласно которой этот памятник был посвящен Деве Марии, Пресвятой Богородице.

17. КАК В ТУРЕЦКОМ ЭФЕСЕ НАШЛИ ДОМ, ГДЕ ЯКОБЫ УМЕРЛА БОГОРОДИЦА.

Мы выражаем благодарность В.А.Демчуку, оказавшему нам большую помощь в сборе материала для данного раздела и в переводе турецких слов и выражений.

Выше мы выдвинули и обосновали мысль, что Богородица Мария провела последние дни своей жизни в Крыму. И впоследствии на этом месте возник знаменитый крымский Успенский монастырь, посвященный Ее Успению (смерти). Рядом с Успенским монастырем на высокой горе расположен старинный город Чуфут-Кале (буквально: «жидовская крепость»). В Чуфут-Кале, на самой вершине скалы стоит небольшой домик, являющийся, как считается, гробницей некой легендарной царицы Джанике-Ханым, см.выше.

На рис.4.114,

рис.4.115,


рис.4.116,


рис.4.117,


рис.4.118
,



рис.4.119,


рис.4.120,


рис.4.121,


рис.4.122

показаны надписи на гробнице и на табличке. Считается, что Джанике-Ханым — одна из дочерей золотоордынского хана Тохтамыша, жившая в XV веке. Но на самом деле это не более, чем предположение историков. Имеются лишь местные предания о чудесной царевне, умершей на этом месте, и попытки историков их истолковать.

Гробница загадочной царевны в Чуфут-Кале окутана целым клубком старых крымских легенд. Согласно нашим исследованиям, она отмечает место, где жила Мария Богородица перед смертью. А легенды, связанные с гробницей, относятся не к гибели царевны Золотой Орды, а к Успению Богородицы.

Добавим к этому, что само имя «Джанике», то есть «Анна», может являться частью слова «БогоМАТЕРЬ», поскольку «Анна», по-тюркски, означает «мать».

Однако, нам могут возразить, что место Успения Богородицы уже давно найдено и известно. И находится оно отнюдь не в Крыму, а в юго-западной Турции, возле развалин «античного» города Эфеса. И это место, дескать, полностью согласуется с церковной традицией, а главное — с замечательными видениями немецкой монахини середины XIX Анны Екатерины Эммерих, которая в своих откровениях «совершенно ясно» описала место, где Богородица провела последние дни Своей жизни.

Давайте обратимся к истории обнаружения места Успения в Турции. Она состоит в следующем.

Анны Эммерих была прикованной к постели монашкой. Ее постоянно посещали видения, которые она рассказывала окружающим. Многие из них были записаны поэтом немецкой романтической школы Клеменсом Брентано и составили целых 40 томов. «С 1819 года до ее смерти в 1824 году, Брентано записывал ее видения, заполнив 40 томов подробными описаниями событий Нового Завета и жизни Девы Марии (From 1819 until her death in 1824 Brentano recorded her visions, filling forty volumes with detailed scenes and passages from New Testament and the life of the Virgin Mary)» (с сайта http://www.onread.com).

В 1833 году Брентано издал первый том своих записей, относящихся к Христу. Затем он подготовил второй том, относящийся к жизни Богородицы. Однако не успел его издать, поскольку умер в 1842 году. Его книга «Жизнь Пресвятой Девы Марии по видениям Анны Катерины Эммерих» вышла на немецком языке лишь в 1852 году в Мюнхене, уже после смерти автора (www.onread.com). Затем последовал еще ряд изданий, подготовленных католическим священником Карлом Шмогером (Father Karl Schmoger).

Таким образом, пророчества Анны Эммерих в переложении Карла Брентано (который перевел их с вестфальского на немецкий и отредактировал) стали достоянием общественности. Они получили широкую известность в католической среде.

В пророчествах Анны Эммерих, в частности, говорилось и о месте Успения Богородицы. А именно, перед умственным взором Анны Эммерих предстала следующая картина:

— Богородица провела последние дни своей жизни в небольшом домике, расположенном на высокой горе или холме.

— Неподалеку от домика бил источник.

— В одно окно домика был виден красивый белый город, а в другое окно — дорога в Иерусалим.

К сожалению, мы не имели возможности ознакомиться с текстом книги Брентано непосредственно, поэтому приводим данные из видения Анны Эммерих в том виде, как они были переданы нам профессиональным экскурсоводом во время нашего посещения «Домика Богородицы в Эфесе» в 2009 году.

Объединяя видение Анны Эммерих с церковным преданием о том, что последние дни своей жизни Богородица провела в доме апостола Иоанна Богослова в Эфесе, еще в XIX веке был сделан вывод, что «красивый белый город», о котором говорится в видении Анны — это Эфес. Трудность состояла в том, что во времена Брентано «античный» Эфес еще не был обнаружен археологами. Его местоположение БЫЛО НЕИЗВЕСТНО.

Положение изменилось в 1869 году, когда археологи, наконец, «успешно обнаружили» древний город Эфес. Как его узнали? Да очень просто. Так же, как в свое время «узнали» Трою и многие другие забытые древние города. Сначала раскопали некое древнее безымянное городище в юго-восточной Турции. Потом внимательно посмотрели на него и восторженно сказали: Да ведь это же знаменитый Эфес! И не беда, что название «Эфес» на развалинах отсутствует. Разве можно его с чем-либо перепутать? Вот, наконец, местоположение Эфеса стало известно исторической науке.

Еще через 20 лет, когда название «Эфес» уже окончательно утвердилось за найденным городищем, произошел новый прорыв в поисках места Успения Богородицы. Настоятельнице католического монастыря, расположенного недалеко от «Эфеса», пришла в голову гениальная мысль. Раз место древнего Эфеса теперь, наконец, обнаружено, почему бы не поискать поблизости тот самый домик, где жила Богородица перед Успеньем? Ведь в видениях Анны Эммерих имеется достаточно подробное описание этого домика! Начались поиски. Ясное дело, вскоре они увенчались «блестящим успехом». Место Успения Богородицы было найдено! Оно оказалось на Соловьиной горе (Бюльбиль Дага, по-турецки) в окрестностях «Эфеса».

«В 1891 году экспедиция, отправившаяся на поиски святыни, действительно обнаружила остатки древней постройки, фундамент которой относится к I веку, а верхняя часть — к XIII. По фундаменту найденной постройки было определено, что изначально в небольшом доме была кухня, спальня и еще одна комнатка… Также было определено, что на этом фундаменте позднее, в XIII веке, возвели небольшую византийскую церковь. Есть предположения, что позже она была перестроена в мечеть. Найденный Дом со временем воссоздали» (из статьи «Как в Эфесе нашли домик Богородицы?» в интернет-журнале «Вокруг Света» vokrugsveta.ru).

Со временем, домик Богородицы на Соловьиной горе заботливо восстановили, убрав оттуда позднейшие наслоения в виде развалин византийской церкви или, быть может, мечети. С тех пор его ежегодно посещают тысячи и тысячи туристов,

рис.4.123,


рис.4.124.
И даже сам папа римский в 1967 году объявил дом Святой Марии в Эфесе «местом паломничества» (википедия). Но, заметьте, — отнюдь не местом, где жила Дева Мария! Отношение римских пап к этом месту было и остается весьма осторожным.

Конечно, многое в этой истории может вызвать сомнения у критически настроенного человека. Насколько точны были видения немецкой монахини? И насколько верно они были переданы поэтом-романтиком? Однако, мы не собираемся здесь обсуждать ЭТИ ВОПРОСЫ. В конце концов, доверять или не доверять видениям Анны Эммерих — вопрос веры. Споры на данную тему бессмысленны. Поэтому мы поступим по-другому. А именно — будем исходить из допущения, что видения Анны Эммерих о месте Успения Богородицы в целом ВЕРНЫ. А поэт Брентано ДОСТАТОЧНО ТОЧНО ИХ ПЕРЕДАЛ.

Вооружившись такими предположениями, давайте посмотрим — какое место наиболее точно отвечает описаниям Анны Эммерих? «Эфесская» Соловьиная гора в Турции или Успенский монастырь и Чуфут-Кале в Крыму? И, вообще, отвечает ли ХОТЯ БЫ В МАЛЕЙШЕЙ СТЕПЕНИ турецкий «домик Богородицы в Эфесе» видениям Анны Эммерих?

Давайте разбираться. Согласно видениям Анны, из домика Богородицы в одну сторону можно было увидеть красивый город, а в другую сторону — дорогу в Иерусалим. Кроме того, недалеко от домика должен быть источник. Так ли это на турецкой Соловьиной горе?

Оказывается — НИЧЕГО ПОДОБНОГО. И мы лично убедились в этом, посетив «эфесский домик Богородицы» в 2009 году.

В качестве «красивого города», который был виден из окна дома Богородицы, называют Эфес. Но «эфесский домик Богородицы» на Соловьиной горе расположен отнюдь не на самой вершине, а на склоне. Развалины «Эфеса» находятся ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ ХОЛМА. Их невозможно увидеть ни из самого домика, ни из его окрестностей.

По поводу «дороги в Иерусалим», которая, согласно видениям Анны Эммерих, должна быть видна из второго окна домика Богородицы, говорят следующее. Дескать, если внимательно приглядеться, то из Домика можно увидеть местную дорогу. Ступив на которую, в конце концов можно добраться, в частности, до Иерусалима. Как, впрочем, и с любой другой дороги — заметим мы. НО НА САМОМ ДЕЛЕ ОТ «ЭФЕССКОГО ДОМИКА БОГОРОДИЦЫ» НЕ ВИДНО НИКАКОЙ ДОРОГИ. ОТТУДА ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ВИДНО, КРОМЕ СКЛОНОВ СОСЕДНИХ ХОЛМОВ. Ни построек, ни дорог — ничего. Домик этот расположен в совершенно закрытом от взоров месте на склоне холма. Вокруг видны только склоны соседних холмов и ничего больше.

И, наконец, источник, который, согласно видениям Анны Эммерих, должен быть расположен недалеко от домика Богородицы. Где он сегодня? Говорят так. Дескать, рядом с эфесским «домиком Богородицы» был действительно найден источник. И сегодня там есть три крана, откуда можно набрать «святой воды»,


рис.4.125.

Однако, на все наши просьбы показать САМ ИСТОЧНИК, А НЕ СОМНИТЕЛЬНЫЕ КРАНЫ, было отвечено категорическим отказом. Якобы «на источник смотреть нельзя». Но почему? В чем смысл такого запрета? У нас сложилось четкое впечатление, что никакого источника там ПРОСТО НЕТ. И что из «кранов со святой водой» течет обычная водопроводная вода. Тем более, что там явно проложен водопровод. Например, траву вокруг домика поливают из шланга с хорошим напором,


рис.4.126.

Вряд ли вода для полива поступает из «святого Успенского источника». Настолько «святого», что на него даже нельзя посмотреть.

Итак, НИКАКОГО СООТВЕТСТВИЯ МЕЖДУ ВИДЕНИЯМИ АННЫ ЭММЕРИХ И «ДОМИКОМ БОГОРОДИЦЫ В ЭФЕСЕ» НЕТ. И видения Анны тут совершенно НИ ПРИ ЧЕМ. Имя Анны Эммерих просто использовали, чтобы освятить чисто коммерческий проект по привлечению туристов,


рис.4.127.

И, наконец, последнее замечание. Говоря о «Домике Богородицы в Эфесе», доверчивым туристам часто рассказывают о том, что в 2006 году рядом с этим домиком на Соловьиной горе случился ужасный пожар. Весь лес был объят пламенем. Но как только огонь подступил к самому Домику, он тут же чудесно погас, даже не затронув его. Что «неопровержимо» доказывает истинность Домика.

Мы были на Соловьиной горе в 2009 году и лично видели следы этого пожара. Участки выгоревшего леса были видны очень хорошо. НО ОГОНЬ БУШЕВАЛ НА ДРУГОЙ СТОРОНЕ ХОЛМА, ОЧЕНЬ ДАЛЕКО ОТ «ДОМИКА БОГОРОДИЦЫ». От него огонь даже не был виден, и никакой опасности для «Домика» пламя не представляло. Это — просто очередной обман доверчивых туристов.

С другой стороны, если сравнить описание, данное Анной Эммерих, с домиком-гробницей Джанике-Ханум в Крыму, о котором мы говорили выше, то мы сразу же наталкиваемся на ПРЕКРАСНОЕ СОВПАДЕНИЕ. Судите сами.

1) Домик расположен на высокой скале, как и сказано в видении Анны.

2) У подножия скалы в ущелье находится знаменитый Успенский монастырь с известным источником святой Успенской воды. Источники били и непосредственно под скалой. С вершины скалы к воде вел глубокий колодец, пробитый в толще камня,


рис.4.128,


рис.4.129,


рис.4.130.

Еще один источник образующейся при конденсировании влаги из воздуха, расположен всего в нескольких сотнях метров от домика-гробницы. В него ведет отверстие-колодец, через которое жители Чуфут-Кале черпали воду ведром на веревке.


См.рис.4.131,


рис.4.132.

Итак, требуемый источник тут действительно есть.

3) С вершины скалы, где стоит домик, в одну сторону виден город Бахчисарай. При взгляде в другую сторону видна дорога, ведущая к морю. Она четко выделяется в виде красивой, бросающейся в глаза белой нитки среди окружающей зеленой растительности,

рис.4.133,


рис.4.134,


рис.4.135.
Дорога ярко-белая, потому что таков цвет скальной породы в этом месте. Согласно нашей реконструкции, это действительно был прямой путь в Иерусалим = Царь-Град. Чтобы добраться до Иерусалима от Бахчисарая, надо было сначала доехать до моря по этой дороге, затем сесть на корабль и через 2-3 дня оказаться в проливе Босфор. На котором и стоял евангельский Иерусалим. См. нашу книгу «Забытый Иерусалим».

Итак, мы видим хорошее соответствие между описаниями, данными Анной Эммерих, и обнаруженным нами местом Успения Богородицы. Возможно, это соответствие возникло просто случайно. Или же Анна Эммерих действительно что-то знала (читала, например) или угадала. В любом случае, ее видения ни в коем случае не могут служить ОПРОВЕРЖЕНИЕМ нашего результата. Они способны лишь подтвердить его еще раз.

 

13. ИЗВЕСТНЫЙ БАХЧИСАРАЙСКИЙ «ФОНТАН СЛЕЗ», ФОНТАН МАРИИ, ЭТО, ВЕРОЯТНО, ЕЩЕ ОДИН ПАМЯТНИК В ЧЕСТЬ МАРИИ БОГОРОДИЦЫ.

Вернемся на некоторое время снова в Бахчисарай. В нем много известных памятников, но среди них есть один, который вспоминается сразу, как только задается вопрос: какое место здесь наиболее поэтическое? Обычно ответ таков — ФОНТАН СЛЕЗ или ФОНТАН МАРИИ. Пишут так: <<Фонтан — «родник», «источник жизни» в традиционном понимании — стал… душой самого дворца, гениальным выражением в мраморе вечной темы любви и смерти>> [862:1], с.61.

Мы подробно обсуждали этот известный памятник в книге «Крещение Руси», гл.5:2. Но сейчас нам более полно открывается его подлинный смысл. Если Богоматерь скончалась и была первоначально погребена в Чуфут-Кале, то после переноса столицы Крымского Ханства из Чуфут-Кале в соседний Бахчисарай, сюда должны были, по крайней мере частично, перенести и память о Богородице. По-видимому, знаменитый Фонтан Слез и есть памятник в честь Девы Марии. Недаром он носит имя Марии. Впрочем, на самом памятнике нет имени женщины. Сегодня бытуют несколько версий — в честь кого возвели Фонтан Слез. Однако наиболее распространенная точка зрения связывает его именно с именем Марии. Вот что известно.

Фонтан Слез находится в знаменитом ханском дворце в Бахчисарае. Он воспет, в частности, А.С.Пушкиным. Памятник, считающийся сегодня ЧИСТО МУСУЛЬМАНСКИМ, возведен будто бы в 1786-1787 годах. История создания Фонтана окутана туманом. В каком месте дворца Фонтан находился раньше — неизвестно [862:1], с.60. Позднее стали считать, будто его возвели в память Диляры-Бикеч — «услаждающей душу княжны» [862:1], с.60. Отметим, что словосочетание «Деляра-Бикеч» обычно переводят как «Прекрасная Княжна» [862:1], с.61. Это не имя в привычном сегодня смысле, а нечто вроде титула.

Надписи на Фонтане выполнены по-арабски. Однако здесь не упоминается та, кому посвящен Фонтан [862:1], с.60. В самом деле, верхняя надпись гласит: <<Если кто хочет (проверить и увидеть), пусть придет. Мы сами видели Дамаск, Багдад. О шейхи! Кто будет утолять жажду, пускай сам фонтан языком своим скажет хронограмму: Приди! Пей воду чистейшую, она приносит исцеление». Нижняя надпись гласит: <<Там, в райском саду, праведные будут пить воду из источника «Сельсебиль»>>. В надписях нет имени той, кому, согласно легенде, посвящен Фонтан. Есть лишь намек на загробную жизнь в райском саду и призыв «пить воду чистейшую — она приносит исцеление», которую можно истолковать как утешение в скорби по ушедшим в мир иной>> [862:1], с.60.

Следовательно, надпись на Фонтане Слез можно понять как напоминание о смерти той женщины, в честь которой он был возведен. Опять-таки неплохо согласуется с нашей мыслью, что памятник посвящен Успению Марии Богородицы. Более того, легенды четко говорят, что Фонтан Слез был возведен именно в память о том, что некая прекрасная девушка УМЕРЛА ИМЕННО ЗДЕСЬ.

Далее говорят так: «Ее считали христианкой — то ли грузинкой, то ли гречанкой по имени Динора Хионис, из Салоник. Она отправилась морем в Каффу к дяде, но буря прибила судно к Очакову, и местный паша отвез девушку к Крым-Гирею. Хан долго добивался ее любви, но девушка оставалась горда и непреклонна. И погибла во цвете лет. ЖИТЕЛИ КРЫМА И БАХЧИСАРАЯ УПОРНО НАЗЫВАЛИ ЭТУ ДЕВУШКУ МАРИЕЙ ПОТОЦКОЙ» [862:1], с.61.

Итак, традиция говорит о МАРИИ. То есть просто о женщине по имени Мария, без упоминания при этом какой-либо «ее фамилии». Здесь стоит также вспомнить знаменитые произведения А.С.Пушкина: поэму «Бахчисарайский фонтан» и стихотворение «Фонтану Бахчисарайского Дворца». Пушкин посетил Бахчисарай в 1820 году. Он очень интересовался историей Фонтана Слез. Пушкин писал: «Я прежде слышал о СТРАННОМ памятнике влюбленного хана» [862:1], с.61.

Поэт постарался собрать все, что в его время было известно о Фонтане Слез. Как в Петербурге, так и в Крыму. Так вот, в своих замечательных творениях, посвященных этому уникальному памятнику, Пушкин постоянно говорит ТОЛЬКО О МАРИИ, не упоминая никакой «фамилии». Следовательно, в начале XIX века, несмотря на существование нескольких версий о легендарной красавице, почившей здесь, люди в основном упоминали МАРИЮ. Может быть, дополнение «Потоцкая» появилось в ту эпоху, когда комментаторы стали подыскивать иное истолкование памятника, чтобы увести мысли людей от Девы Марии. Была, дескать, такая полячка — Мария «Потоцкая». Всего-навсего.

Между прочим, стоит обратить внимание на достаточно яркое обстоятельство. Легенда гласит, что девушка по имени Мария так и не ответила на любовь хана, осталась непреклонной, не стала его женой или наложницей, и умерла в гареме. Следовательно, Мария осталась девственницей, то есть ДЕВОЙ МАРИЕЙ. Пушкин тоже, повторяя легенды о бахчисарайской Марии, называет ее «НЕВИННОЙ ДЕВОЙ» [710:1], т.2, с.58.

Похоже, что в такой причудливой форме здесь преломилось воспоминание о евангельской ДЕВЕ МАРИИ, матери Христа, и о Непорочном Зачатии. В честь Девы Марии, скорее всего, и был возведен Фонтан Слез.

Получается, что позднейшие толкователи решили затуманить исходный христианский смысл легенды о Деве Марии и заменили его на поэтическое повествование о некоей девственнице Марии, которая умерла в этих крымских местах.

В книге «Крещение Руси» мы указали на следующее яркое обстоятельство.


На рис.4.102 и


рис.4.103

приведены два изображения Фонтана, помещенные в книге [862:1]. Однако на них нет самого интересного. Издатели почему-то обрезали фотографии с самого верху, так что верхушка Фонтана не видна. Почему так сфотографировали? Скорее всего, потому, что старинный Фонтан, оказывается, венчает небольшой купол, где высится османский полумесяц С КРЕСТОМ. Другими словами, звезда внутри полумесяца изображена здесь в точности как ХРИСТИАНСКИЙ КРЕСТ. А.Т.Фоменко и Т.Н.Фоменко посетили ханский дворец Бахчисарая в августе 2004 года и, обратив внимание на этот яркий сюжет, сфотографировали османский=атаманский полумесяц со звездой=крестом,

рис.4.104  и


рис.4.105.

 

То обстоятельство, что звезда в виде христианского креста, вписанная в полумесяц, много лет находилась не где-нибудь, а в самом сердце священного ханского дворца, считаемого сегодня исключительно мусульманским, указывает, что еще в XVIII веке в ханской резиденции Крымского царства сохранялись некоторые важные старинные христианские традиции эпохи XII-XVI веков, то есть эпохи первоначально единого христианства.

Вероятно, уже позже, когда многое было забыто и искажено, старинный османский полумесяц со звездой в виде христианского креста на Фонтане Слез стал восприниматься мусульманами XVIII-XIX веков уже как непонятный и даже странный символ. Он начал противоречить тем ново-введенным понятиям, которые сложились в XVIII веке в оформившемся к этому моменту исламском мире. Причем «противоречие» в данном случае возникло не где-нибудь, а в ханском дворце Бахчисарая. Куда прибывали многие гости и подданные. Будучи воспитанными на новой скалигеровской истории, они не могли не обращать внимания на замечательный Фонтан со «странной звездой» в полумесяце. Однако христианский крест все-таки не переделали в звезду. Вероятно, потому, что памятник был широко известен и окружен почитанием. Тем не менее, чтобы снять накапливающееся напряжение и погрузить в небытие память о первоначальном христианском содержании памятника, посвященного Деве Марии, решили, вероятно, что-нибудь придумать. По-видимому, именно для этого и стали вдохновенно рассказывать легенду, будто Фонтан возведен в память о девушке ХРИСТИАНКЕ — не то некой грузинке, не то гречанке Диноре Хионис, не то полячке МАРИИ Потоцкой [862:1], с.61. Дескать, поскольку девушка была христианкой, то мусульманскую звезду внутри полумесяца старинные скульпторы изобразили в виде христианского креста. Вот вам, мол, и объяснение христианского символа на «мусульманском» памятнике.

А современные издатели книг о Бахчисарае старательно фотографируют памятник так, чтобы в кадр не попал христианский крест на его вершине. Так им спокойнее. Будет меньше вопросов (на которые им непонятно, как отвечать).

Согласно нашим результатам, единый прежде христианский символ — полумесяц со звездой=крестом — первоначально символизировал, вероятно, Вифлеемскую звезду, вспыхнувшую при рождении Христа в 1152 году, а также — солнечное затмение, связывавшееся с распятием Христа в 1185 году. Напомним, что при затмении Солнца оно сначала превращается в полумесяц. Либо же полумесяц символизировал Луну, накрывшую Солнце,


рис.4.106.

Звезду (то есть христианский крест), вписанную в полумесяц, рисовали по-разному: четырехконечной, пятиконечной, шестиконечной, восьмиконечной.

Между прочим, А.С.Пушкин, посетив Ханский Дворец, не только обратил внимание на полумесяц с крестом на Фонтане Слез, но был немало удивлен этим обстоятельством. Настолько, что посвятил ему в своей известной поэме «Бахчисарайский фонтан» следующие строки.

«В ТАВРИДУ возвратился хан

И в память ГОРЕСТНОЙ МАРИИ

Воздвигнул мраморный фонтан,

В углу дворца уединенный.

НАД НИМ КРЕСТОМ ОСЕНЕНА

МАГОМЕТАНСКАЯ ЛУНА

(СИМВОЛ, КОНЕЧНО, ДЕРЗНОВЕННЫЙ,

НЕЗНАНЬЯ ЖАЛКАЯ ВИНА).

Есть надпись: едкими годами

Еще не сгладилась она.

За чуждыми ее чертами

Журчит во мраморе вода

И каплет хладными слезами,

Не умолкая никогда.

ТАК ПЛАЧЕТ МАТЬ ВО ДНИ ПЕЧАЛИ

О СЫНЕ, ПАВШЕМ НА ВОЙНЕ.

Младые девы в той стране

ПРЕДАНЬЕ СТАРИНЫ узнали,

И мрачный памятник оне

Фонтаном слез именовали» [710:1], т.2, с.59-60.

Таким образом, Пушкин, уже не помня подлинной истории XII-XIII веков, объявил бахчисарайский полумесяц со звездой=крестом «дерзновенным символом», появившимся здесь как «жалкая вина незнанья». Великий поэт ошибся. Он не понял, что ему счастливо довелось увидеть действительно старинный христианский символ эпохи единого христианства. Из которого еще не выделились православие, католицизм, иудаизм, буддизм.

Обратим внимание, что старинное предание (в пересказе Пушкина), рассказывая об умершей тут Марии, связывало Фонтан Слез с ПЛАЧЕМ МАТЕРИ ПО СЫНУ, ПОГИБШЕМУ В ВОЙНЕ. Но ведь это хорошо отвечает сути дела. Мария Богородица действительно оплакивала своего Сына — Иисуса Христа, погибшего в результате кровавого мятежа в Царь-Граде в 1185 году. Мятеж вполне могли именовать войной. Поэтому и Фонтан Слез назван здесь МРАЧНЫМ ПАМЯТНИКОМ.

Таким образом, окончательно проясняется подлинная суть древнего памятника. Фонтан Слез возведен в Бахчисарае в память о Деве Марии, ОПЛАКИВАВШЕЙ АНДРОНИКА-ХРИСТА, своего сына. Оплакивание сопровождается «фонтаном слез». Так и появилось название памятника. Недаром Пушкин, пересказывая древнюю легенду, назвал погибшую княжну ГОРЕСТНОЙ МАРИЕЙ. Кроме того: «В неволе тихой увядая, Мария плачет и грустит» [710:1], т.2, с.53.

Интересно, что Пушкин, пересказывая старинную легенду, говорит, что в жилище Марии:

«Лампады свет уединенный,

Кивот, печально озаренный,

ПРЕЧИСТОЙ ДЕВЫ КРОТКИЙ ЛИК

И КРЕСТ, любви символ священный» [710:1], т.2, с.55.

Здесь прямым текстом названа икона евангельской ДЕВЫ МАРИИ и христианский КРЕСТ. Следовательно, бахчисарайская легенда могла напрямую увязывать историю княжны Марии с евангельской Марией и крестом — символом христианства.

Итак, мы обнаружили в истории знаменитого бахчисарайского Фонтана Слез следующие элементы повествования о евангельской Марии.

1) Имя Мария.

2) Мария умерла в Крыму, в Бахчисарае (или недалеко от него).

3) Мария была Девой, девственницей, и умерла девственницей.

4) Фонтан Слез возведен в память о Марии. Именуется «мрачным памятником».

5) Мария, вероятно, оплакивала своего сына, погибшего на войне. Оплакивание — это слезы, много слез. Отсюда и название: Фонтан Слез.

6) Мария была христианкой.

7) На старинном Фонтане Слез (Фонтане Марии) до сих пор высится османский=атаманский полумесяц со звездой=крестом. Это — старинный символ единой прежде христианской религии.

В связи со сказанным стоит теперь обратиться к Евангелиям и посмотреть — где в них появляются слова «слезы». Выясняется, что единственное место, где напрямую говорится о женских слезах, это Евангелие от Луки, 7:38 и 7:44. См. [670], с.1005. Лука рассказывает известную историю о грешнице, обильно облившей слезами ноги Христа,


рис.4.107.

Евангелия не называют имя этой грешницы, однако старинная традиция считает, что тут речь идет о МАРИИ Магдалине. Вот рассказ Луки: «Женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его И ПЛАЧА, НАЧАЛА ОБЛИВАТЬ НОГИ ЕГО СЛЕЗАМИ и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром… И, обратившись к женщине, сказал (Христос — Авт.) Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а ОНА СЛЕЗАМИ ОБЛИЛА МНЕ НОГИ И ВОЛОСАМИ ГОЛОВЫ СВОЕЙ ОТЕРЛА» (Лука 7:37-38, 7:44).

Таким образом, и здесь мы видим женщину по имени, по-видимому, МАРИЯ, которая обильными слезами облила ноги Христа. Вероятно, этот сюжет тоже мог дать вклад в возникновение легенды о ФОНТАНЕ СЛЕЗ, который пролила Мария рядом с Христом. Либо оплакивая его гибель на кресте (Мария Богородица), либо омывая и целуя Его ноги (Мария Магдалина). Эти два евангельских сюжета могли тесно переплестись. Обеих женщин звали МАРИЯ, а потому два рассказа могли путаться и сливаться воедино.

В своем стихотворении «Фонтану Бахчисарайского дворца» Пушкин отметил, что в надписи на Фонтане Слез имя Марии уже не упомянуто. Поэт написал:

«Фонтан любви, фонтан печальный!

И я твой мрамор вопрошал:

Хвалу стране прочел я дальной;

НО О МАРИИ ТЫ МОЛЧАЛ…» [710:1], т.1, с.319.

Скорее всего, арабскую надпись делали поздно, когда суть дела была уже подзабыта. Либо же специально хотели затушевать христианскую сущность памятника.

Довольно поздно, уже в XVIII веке, в Бахчисарае возвели еще один памятник, посвященный «Прекрасной Княжне» (Деляре-Бикеч). Это ее символическая гробница,


рис.4.108.
О ней пишут так: <<Пройдем… вдоль восточной стены дворца, до самого дальнего левого угла дворцового сада. За стеной высится великолепное дюрбе Диляры-бикеч — своеобразное элегическое завершение средневекового бахчисарайского зодчества, его «лебединая песнь».

Построенное в XVIII в., оно близко традициям османской культуры XV-XVI вв., однако без новшеств… Это восьмигранник, увенчанный куполом на восьмигранной же основе… Дюрбе было возведено над прахом жены Крым-Гирея; по преданию, именно здесь был установлен и «Фонтан слез», позднее перенесенный в Фонтанный дворик дворца>> [862:1], с.108-109.

Скорее всего, в XVIII веке подлинная суть событий XII-XIII веков была уже забыта. Люди помнили о бахчисарайской Деве Марии, но уже не отождествляли ее с Марией Богоматерью. Однако устойчивая традиция требовала поклонения. Поэтому и возвели великолепную символическую гробницу в османском стиле, посвятив ее «Прекрасной Княжне», христианке. Было бы интересно выяснить — есть ли внутри дюрбе старинный саркофаг, и что известно о захоронении в нем. Однако, скорее всего, это поздний новодел. Недаром дюрбе возвели лишь в XVIII веке. Как мы теперь понимаем, примерно через полтысячелетия после Успения здесь Девы Марии.

Подводя итог, приходим к следующему заключению.

ВЫВОД. Вероятно, знаменитый бахчисарайский Фонтан Слез и бахчисарайская гробница «Прекрасной Княжны» возведены как памятники Деве Марии, матери Христа. Она умерла в Чуфут-Кале, рядом с Бахчисараем, в конце XII — начале XIII века. Чуфут-Кале стал святым городом и превратился в главную резиденцию крымских ханов. Затем, после переноса ханской столицы из Чуфут-Кале в Бахчисарай, сюда же перенесли и память о Марии Богородице, сделав, в частности, великолепный мраморный Фонтан Слез (Фонтан Марии), ставший местом паломничества. А также дюрбе Деляры-Бикеч (в переводе: гробница Прекрасной Княжны). Скорее всего, гробница эта символическая.

14. СТАНОВИТСЯ ПОНЯТНЫМ, ПОЧЕМУ НА ПРОТЯЖЕНИИ СТОЛЕТИЙ РУССКИЕ ИМПЕРАТОРЫ И ЧЛЕНЫ ИХ СЕМЕЙ ПРИБЫВАЛИ НА ПОКЛОНЕНИЕ В ЧУФУТ-КАЛЕ.

Обращает на себя внимание тот яркий факт, что на протяжении столетий в Чуфут-Кале, Успенский монастырь и Бахчисарай приезжали на поклонение русские императоры и члены их семей. Бывали здесь и заграничные правители. Теперь мы начинаем понимать, в чем дело. Августейшие особы прибывали сюда, дабы почтить места, где жила и почила Мария Богородица. Конечно, с течением времени суть дела забылась. Однако сохранялась твердая традиция посещать эти священные места. Откуда она пошла — люди XVIII-XIX веков уже забыли. Но беспрекословно подчинялись старинному обычаю.

Заметим, что в то же время никто из русских венценосцев не ездил на поклонение в палестинский Иерусалим. Наверное, хорошо понимали, что поклоняться там нечему. Скорее всего, еще помнили, что там не так давно был изготовлен беззастенчивый новодел (в том числе и по инициативе первых Романовых). А вот в древний Чуфут-Кале ездили постоянно.

Приведем свидетельства многочисленных связей Чуфут-Кале с Ордынской Русью, а потом с романовской Россией.

<<Успенский монастырь часто упоминается в источниках XVI-XVII вв. Особенно тесные отношения монастырь поддерживал с Россией. Например известна жалованная грамота русского царя Федора Ивановича, гласящая: «Лета 1596 г. мая 27 по государеву, цареву и великого князя Феодора Ивановича всея Руси указу, в память (к сведению) боярину, князю Ивану Васильевичу Сицкому… приехал к государю, царю и Великому князю Феодору Ивановичу и Всея Руси из Крыму, с крымскими гонцами, из монастыря Пречистой Богородицы на Салачике, гречанин Пасхалий бити челом о милостине, а на перед сего послано было в тот монастырь по Пресвятой на Салачике по государевой жалованной грамоте в милостыню 15 рублей. Ныне бояре приговорили послать в тот монастырь с гречанином Пасхалием 15 рублей».

Через три года уже другой русский царь, Борис Годунов также пожаловал сюда 15 рублей, и сверх того дана была икона и поставлена свеча.

В Успенском монастыре неоднократно бывали и русские послы, которые там «по окончании дел у хана, перед возвращением в отечество служили… благодатный молебен>> [165].

Как мы говорили, в конце XVIII века Романовы победили в войне с Ордой (победа «над Пугачевым»).

<<С 1783 года начинается новая эра в жизни караимов (в Чуфут-Кале — Авт.)… Когда Крым был присоединен ко владениям Российской империи и когда караимы были осыпаны благодеяниями Российских монархов и их наместников, они поняли свое благоденствие…

Известно, что сама великая императрица Екатерина при путешествии своем в Крым (1787 г.) заинтересовалась караимской колыбелью и любовалась ее величественным видом. Другие августейшие особы также удостаивали своим вниманием этот древний и удивительный город.

ПЕРЕЧЕНЬ ЦАРСТВЕННЫХ ОСОБ, ПОСЕТИВШИХ ЧУФУТ-КАЛЕ (в XIX веке — Авт.).

# Великий князь Михаил Павлович в 1817 г.

# Император Александр Благословенный в 1818 и 1824 гг.

# Император Николай Павлович и императрица Александра Феодоровна в 1828 и 1837 гг. (И по сию пору в храме Чуфут-Кале показывают массивный серебряный кубок, пожертвованный императрицей в 1837 г. караимскому обществу в память своего посещения).

# Великие княжны: Мария Николаевна и Елена Павловна в 1837 и 1841 гг.

# Е. и. в. Мария Михайловна в 1841 г.

# Е. и. в. Константин Николаевич в 1845, 1850 и 1836 гг.

# Е. и. в. Николай Николаевич в 1851, 1854 и 1856 гг.

# Е. и. в. Михаил Николаевич в 1851 и 1854 гг.

# Государь император Александр II в 1837 и 1861 гг.

# Государыня императрица Мария Александровна и

# е.и.в. Мария Александровна в 1861 г.

# В бозе почивший благоверный государь, наследник цесаревич Николай Александрович в 1863 г.

# Е. и. в. великий князь Николай Константинович в 1866 г.

# И. и. в.: Сергий и Павел Александрович в 1866 г.

# Е. и. в. Владимир Александрович в 1867 г.

# В бозе почивающий государь император Александр III Миротворец,

# вдовствующая государыня императрица Мария Феодоровна,

# е. и. в. великая княгиня Елизавета Феодоровна, цесаревич, ныне благополучно царствующий

# государь император Николай II Александрович и

# великие князья, Алексей Александрович, Сергий Александрович и Павел Александрович в 1866 г.

ИНОСТРАННЫЕ ГОСУДАРИ:

# Иосиф II, император Австрийский в 1787 г.

# Альберт, принц Прусский в 1858 г.

# Бразильский император Дон-Педро,

# Наталия, королева Сербская и

# ныне король Сербский Александр>> [966:1], с.30, 32-33.

Это обстоятельство, а именно, явно повышенное внимание российских императоров к Чуфут-Кале — отмечают самые разные исследователи. <<Караимское общество в Чуфут-кале нередко устраивало общественные церемонии. Особенно пышно протекали встречи августейших особ. ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ИМПЕРАТОРЫ РОССИЙСКИЕ, НАЧИНАЯ С ЕКАТЕРИНЫ II И ЧЛЕНЫ ИХ СЕМЕЙ УДОСТАИВАЛИ СВОИМ ВНИМАНИЕМ ЧУФУТ-КАЛЕ (за исключением Павла I). Как это происходило, можно судить из описания посещения города Николаем I, Александрой Федоровной и великой княжной Марией Николаевной: «У главных ворот (Чуфут-Кале — Авт.) караимские мальчики, выстроившись в линию, под начальством стариков-раввинов, пели духовную песнь… Караимские женщины встретили также августейших посетительниц у ворот города, укутанные белыми покрывалами, но с открытыми лицами… В сопровождении многочисленной и разнообразной толпы въехали в город и по извилистым улицам достигли караимской синагоги… Императрица с любопытством рассматривала Ветхий Завет, написанный на огромных листах пергамента и сохраняющийся в богатых ящиках, отделанных бархатом и серебром…

Его Императорское Величество долго любовалось богатыми нарядами караимских женщин и детей и оставили Чуфут-кале около 2-х часов, выехав через другие ворота».

В 1897 г. на средства, собранные караимским обществом… БЫЛ ВОЗВЕДЕН КАМЕННЫЙ ДОМ, ПРЕДНАЗНАЧАВШИЙСЯ ДЛЯ ПРИЕМА ЦАРСТВЕННЫХ ОСОБ


(главный парадный зал Дома Караимских Обществ показан на рис.4.109 — Авт.).

В 30-е гг. он был разобран, и сейчас сохранился только его высокий цоколь>> [164], с.110-111.

Евгений Марков писал: <<Показывая синагогу, караим мой постоянно извинялся, что нет здесь теперь того, другого, потому что бережется для царского приезда; подумаешь, что государь бывает у них ежемесячно. «Как только бывает в Крыму, никогда не проедет своего Чуфута: царь любит Чуфут!» — с гордостью и убеждением объяснял мне караим. Синагога смотрелась настоящим монастырем, окружена крепкими стенами и совсем спрятана на дворе>> [511:1].

Чуфут-Кале ранее был богатым городом. Известно, например, следующее.

<<В числу достопримечательностей этого города (Чуфут-Кале — Авт.) следует отнести два караимских храма, из которых один построен за 600 лет до наших дней; в преддверии его (азара), также как и внутри, на мраморных плитах высечены имена коронованных особ, удостоивших своим посещением «орлиное гнездо» караимов, начиная с императрицы Екатерины II. Внутри оба храма представляют собой пространный зал в два света, устланный коврами. С потолка спускаются несколько люстр старинной работы, а алтарь украшен шелком и парчою>> [966:1], с.17.

Как мы видим, поток посетителей Чуфут-Кале самого высокого ранга, включая императоров и императриц, не иссякал вплоть до начала XX века.

На рис.4.110 приведена фотография посещения Николаем II Чуфут-Кале в 1902 году. В XX веке, после переворота 1917 года, ситуация изменилась и легендарные священные места Крыма надолго погрузились в забвение. Память о том, что тут провела свои последние дни Богородица, практически исчезла. И лишь сегодня, опираясь на Новую Хронологию, мы вновь возвращаем к жизни эти замечательные исторические сведения. Тем самым, роль памятников в Чуфут-Кале и его окрестностях многократно возрастает.

15. КАРАИМЫ И ДРЕВНЕЕ ХРИСТИАНСТВО XII-XIII ВЕКОВ.

В Чуфут-Кале долго время жили караимы. Мы подробно обсуждали обычаи караимов в книге «Библейская Русь», гл.2. Поэтому добавим здесь лишь несколько штрихов, связанных с историей Чуфут-Кале.

Караим Серая Шапшал, ученый-тюрколог, писал: <<Между караимством и иудейством существует такая же разница, как между христианством и иудейством. Общим для караизма и христианства с учением евреев является Пятикнижие и книги Пророков, причем, как христиане, так и караимы не признают другой половины еврейского учения, столь для них существенного, а именно — Талмуда.

Евреи издавна объединяли караимов в одну общую группу чуждых иудаизму учений — Христианства и Ислама…

Караимы считают, что… вера караимская ныне представляет собою христианство в его первоначальном виде, т.е. как оно было при жизни его основателя… «Они признают Иисуса Христа за Великого Пророка и Праведника, пострадавшего невинно»>> [966:1], с.38-40.

Становится понятно, почему в среде караимов сохранилось много сведений о Чуфут-Кале — месте смерти и захоронения Девы Марии.

16. ОШИБКИ СКАЛИГЕРОВСКОЙ ВЕРСИИ.

В заключение посмотрим — что говорят скалигеровцы о месте захоронения Девы Марии и о том, где она жила незадолго до смерти. Некоторые считали, что тело Девы Марии «было погребено близ Иерусалима, в Гефсимании, между гробами ее родителей и обручника» [988:00], «Успение Божьей Матери».

При этом «Пречистая Мария пребывала в доме Иоанна Богослова на горе Сионской» [298:1], с.95-96. Сегодня нас уверяют, будто все это происходило рядом с современным Иерусалимом в Палестине.

В то же время, «этот же дом Иоанна Богослова» и место вознесения Марии сегодня показывают совсем в другом месте — рядом с турецким городом Эфес. Уже отсюда видно, что историки безнадежно путаются в данном важном вопросе. Посмотрим, что нам рассказывают о Доме Марии в Эфесе. Мы цитируем.

<<ДОМ СВ. МАРИИ БОГОМАТЕРИ. Как видно и из рисунка


(рис.4.111 — Авт.), здесь проводятся религиозные церемонии смирения и почтения. Папа Бенуа сказал: «Святой Джон прибыл в Эфес со Св. Марией. Эта счастливая и святая Мать здесь вознеслась на небеса. На рисунке

(рис.4.112 — Авт.) изображен дом Св. Марии после реставрации. Катерине Эммерих (1774-1824) за два года до смерти явилось видение в связи с этим домом. Дом был обнаружен в 1892 году. Священник Поулен Жунг, проведший здесь раскопки, обнаружил его. Предполагается также, что дом этот ранее был церковью, построенной в честь Св. Марии в 9 столетии. Дом имеет квадратную форму и построен из камня. В дом можно войти через небольшую дверцу и попасть в маленькую комнатку


(рис.4.113 — Авт.). В 1903 году Папа Леон 7-ой, Папа Петер 10-ый, Папа Леон 8-ой, а также и другие деятели духовенства объявили о прибытии и жизни Св. Марии в Эфесе. В 1904 году это место — Паная Капулу было названо святым и стало местом паломничества>> [252:2].

Любопытно, что в книге [1463:2] об истории «открытия» говорится по-иному: «В 19 столетии монахине Катерине Эммерих (Catherina Emmerich) из Германии было видение о Марии в Эфесе. Опираясь на ее описание, священник из Измира обнаружил фундамент старого дома на лесистом склоне горы Coressos (Bulbul Dagi), в 9 км от Эфеса. Папа Павел VI объявил это место подлинным во время визита 1967 года, и оно быстро стало местом поклонения» [1463:2], с.230.

Итак, что же мы видим? В XIX веке, в 1822 году, некая немецкая монахиня Катерина Эммерих «увидела», что Дом Марии и место Ее Вознесения находятся около турецкого Эфеса. Прошло целых СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ. И лишь в 1892 году некий священник «вспомнил» об этом видении и тут же «успешно обнаружил» здесь Дом Марии во время раскопок. Быстро «сообразили», что Дом построен будто бы в IX веке. Впрочем, по другим данным, священник нашел тут вовсе не ДОМ, а всего лишь ФУНДАМЕНТ ДОМА. Прошло еще ДЕСЯТЬ ЛЕТ. И, наконец, католическая церковь громогласно, устами четырех пап, начала заявлять, что «именно тут» умерла и Вознеслась Дева Мария. Тогда сюда повалили паломники.

Никаких других «доказательств» не приводится. Причем, как видно из рис.4.112, сегодня посетителям показывают отнюдь не фундамент старого дома, первоначально обнаруженный священником, а ЦЕЛЫЙ ДОМ. То есть его ВЫСТРОИЛИ ЗАНОВО в XIX или XX веке (интересно, по каким же это чертежам или рисункам?), после чего беззастенчиво объявили новодел «Домом Марии».

По нашему мнению, речь идет об откровенной фальсификации истории.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s