Феодоро, последний осколок Византии

Эпизоды из истории Крыма.
Княжество Феодоро: как погибло православное государство средневекового Крыма

В 1453 году турки захватили Константинополь, что ознаменовало окончательную гибель дряхлой Византии, которая только номинально считалось империей. Султан Мехмед Завоеватель оказался близок к исполнению своей мечты – созданию новой державы, равной государству Александра Македонского. Следующей целью османов стал Крым и последний осколок когда-то великой Византии –  княжество Феодоро.

Греческое государство православных готовС 1204 по 1475 год в южном Крыму существовало православное княжество Феодоро, также известное, как Готия. Располагалось оно в крымских горах и выходило к черноморскому побережью в районе современной Алушты. Столицей государства был город Мангуп, или как его называли местные жители Дорос. Основой населения княжества составляли потомки готов, которые пришли сюда еще в Раннем Средневековье, греческих колонистов, черкесов, армян, алан. В феодорийских землях селилось много татар, караимов, итальянцев.

К середине 15 века население государства достигло 150 тысяч человек, проживающих более чем на 20 феодальных вотчинах и в 8 аббатствах.

Княжество Феодоро было отдаленной частью Византийской империи, но после того как крестоносцы в 1204 году разграбили Константинополь, получило независимость. Происхождение правящей династии точно неизвестно, часть историков считает, что она была из знатного армяно-греческого рода Гаврасов, а другие относят ее к греческим Палеологам или Комнинам. Из-за того, что большинство населения составляли готы, княжества сильно германизировалось и разговаривало на диалекте немецкого, но сохранило принципы византийского права и догмы греческого православия.Феодоро Политическая карта Средневекового Крыма Два с половиной столетия своего существования, Феодоро зажатое между итальянскими колониями и татарской степью внутреннего Крыма боролось за выживание. Но в 1475 году на полуостров пришел противник, которого уже 100 лет никто не побеждал. Армия Османской империи взяла штурмом Константинополь, и грозный султан Мехмед II Завоеватель направил свой взор на далекий Крым.

Переворот князя АлександраПоследним правителем православного государства стал один из феодорийских вельмож по имени Александр. Из писем венгерских дипломатов известно, что он воевал против турок в Молдавии, где и узнал, что султан отправил армию на завоевание Крым. В мае 1975 года Александр, как сторонник активного сопротивления османам, во главе отряда из 300 верных воинов прибывает на Родину и захватывает Мангуп силой.

Историки Васильев и Автушенко выдвинули версию, что действия Александра стали реакцией на переворот, организованный османофильской партией, отстранившей от власти князя Исаака и планировавшей сдаться мусульманам. Одновременно с прибытием Александра в Крыму высадилась турецкая армия во главе с Ахмед Пашой, прозванным «Строителем крепостей».
Высадка турецкого десанта Высадка турецкого десанта Итальянский шпион в Константинополе писал в Геную, что в поход отплыло 180 боевых галер и более 200 грузовых судов. 31 мая 1475 года 70 тысяч завоевателей, которых поддержали крымские татары, прибыли на полуостров. Новый князь на несколько дней опередил противника. Турецкий историк Ашик Паша-оглу писал:

«Затем пришли турки к Мангупу. Остановились у крепости, установили пушки. Мангупский правитель, увидев завоевателей, вышел навстречу Ахмед Паше и решил передать ему крепость. У этого правителя был один соперник. Он всё ещё находился в крепости. Он не согласился отдавать крепость. Он закрыл ворота крепости. Зажглась искра. После этого началась война. Сколько бы правитель не говорил: «Сдайте крепость!», его не слушали…».

Турецкий порох против крымских крепостейСтолетиями итальянцы и феодориты резали друг друга. Свои крепости обе стороны превратили в неприступные твердыни, взять которые штурмом практически невозможно, но турки нашли решение. Кроме закаленной в боях пехоты и кавалерии, в их армии была многочисленная артиллерия, которую обслуживали лучшие европейские мастера. 4 июня сдалась итальянская Кафа, а через два дня Солдайя, где турки вырезали мирных жителей. Под огнем турецких пушек одна за одной пали все крепости итальянцев и феодоритов. Часть османской армии отправилась на подчинение Азова и Черкессии.Турецкая армия на марше - Ахмед Паша Турецкая армия на марше
Не взятой осталась только, раскинувшаяся на горном плато, столица Готии — город Мангуп, где укрылось 15 тысяч местных жителей и беженцев из итальянских колоний. Линия обороны города состояла из полутора километров стен и башен и 6 километров неприступных обрывов плато. Турецкий путешественник Эвлия Челеби писал:

«Ни с какой из сторон подойти к этой крепости невозможно, только со стороны ворот. Но здесь стоит 7 башен… вокруг этой горы нет более высоких вершин, по милости Божией, на этой горе в трех местах есть родники и источники живой воды… Крепость окружена лишь одним рядом толстых стен. На стенах этой крепости, как ни в одной другой, нет зубцов и бойниц. А в некоторых местах над пропастью совсем нет стен. Да они и не нужны, потому что гора как будто нарочно была создана Могучей рукой крепости».

Современная Реконструкция города Мангуп Современная Реконструкция города Мангуп

Турки идут на приступСведения о штурме Мангупа оставили очевидцы тех событий – турецкие подданные Ашик Паша-оглу и Сад-эд-Дин. К стенам города османы подошли в июне 1475 года и стали лагерем в окрестностях деревни Адым-чорак. С расстояния в 250 метров турки начали обстреливать крепостные стены гранитными ядрами, которые оказались неэффективными. Первые приступы феодориты отбили и Ахмед Паша начал осаду города.Главные бои развернулись в удобном для пушечной стрельбы ущелье Гамам-Дере. Пока турки устанавливали два ряда орудий и большие щиты для их защиты, феодориты стреляли по ним из луков и арбалетов. Ахмед Паша не считался с потерями. При занятии позиции только янычар погибло 250 человек. Османы начали методичный обстрел, и большая часть стены обрушилась. Турки ринусь в проем, где их встретили полторы тысячи воинов Александра и горожане. Христианам удалось оттеснить противника и под артиллерийским огнем заделать поврежденную стену, разбирая для этого собственные дома.
Княжество Феодоро: как погибло православное государство средневекового Крыма Турецкие воины пытаются прорваться внутрь города
Согласно письменным источникам, турки 7 раз штурмовали крепость, но с большими потерями отступали. Феодориты пользовались своим преимуществом и часто контратаковали. Османам приходилось карабкаться по склону, и христианам было удобно сбивать противника вниз. Из-за того, что в узкой долине маневрировать невозможно, численное превосходство турок не играло большой роли. Важней оказалась доблесть и решительность каждого отдельного воина. Защитники понимали, что милости от турок ждать не придется, поэтому бились до последнего. В часы сражений, все церкви православной столицы били в колокола. Это вдохновляло воинов последнего осколка Византийской империи, и они не сдавались.

Хитрость османов и глупость феодоритовОсада и сражения продлились до зимы 1475 года, и Ахмед Паша решил обмануть феодоритов. В один из боев, после недолгой схватки, он приказал своим войскам, имитируя панику убегать от противника в сторону лагеря. Когда бой начался, турки побежали, а христиане погнались за ними и удалились от крепости. Защитники поверили, что победа близка и в погоне растянулись по узкой дороге, которая вела из плато в долину.Беспорядочные колонны феодоритов из засады атаковали отборный отряд янычар. После недолгой рубки воины Готии стали бежать за стены, а янычары на их плечах захватили ворота, через которые турецкая армия хлынула в город.Христиане не сдавались, и началась жестокая резня на узких улицах Мангупа. Феодориты упорно сражались за каждый дом, но их судьба была предрешена. Горожане закрепились в соборе Константина и Елены, а Александр с частью воинов в центральной цитадели. После того как турки подтянули пушки и сделали первые залпы, князь и уцелевшие в резне горожане сдались.

Горе побежденным

При завоевании новых территорий турки руководствовались принципом – если город сдается, то его не трогают, а если сопротивляется, его разоряют. Мангуп не сдался. Археологии обнаружили на Мангупском плато массовые захоронения людей с отрубленными конечностями пробитыми черепами. Согласно турецким документам, горожан, уцелевших в побоище, османы переселили в Константинополь. По мнению ряда источников Александр, был убит в городе, но по другой версии его отправили к султану.

стены города Мангуп Город Мангуп  Руины крепостных стен города Мангуп Руины крепостных стен города Мангуп

Махмед Завоеватель, пораженный мужеством князя, предложил ему стать турецким наместником Крыма, но тот отказался. В итальянских документах есть сведения, что Александра задушили, а его жену и дочерей отправили в гарем султана. В живых турки оставили малолетнего сына Александра, который с номинальным титулом князя мангупского всю жизнь прожил под надзором султанских слуг. На месте православного княжества турки создали Мангупский кадылык — судебно-административный округ с центром в Мангупе.

moiarussia.ru

***

Неприступный город Мангуп высоко в горах. Князья и княжны из благородного рода Палеологов. Говоривший на почти что немецком языке народ, умевший отбиваться от турок еще 20 лет после падения Константинополя. Двуглавый орел на гербе. А еще — ниточка, которая тянется в наши дни, в московский район Ховрино.

Феодоро: последний осколок Византии
Город Мангуп. Фото: webmandry.com

Неприступный город Мангуп высоко в горах. Князья и княжны из благородного рода Палеологов. Говоривший на почти что немецком языке народ, умевший отбиваться от турок еще 20 лет после падения Константинополя.

Три века истории

Княжество Феодоро, оно же Готия (Θεοδόρο, Γοτθία) просуществовало на крымской земле 270 лет — с 1204 по 1475 год. Для сравнения: Екатерина II присоединила Крым к России всего 230 лет назад — в 1783 году. Страна Феодоро была небольшой: она занимала лишь самую южную часть полуострова — горы и часть побережья до Алушты, издревле осваивавшегося и греками, и римлянами, и византийцами.
Население княжества состояло в основном из крымских готов, греков и алан, исповедовавших православие, и к концу существования княжества составляло около 150 тысяч человек. Впрочем, в последние десятилетия значительно вырос процент крымских татар, караимов и других тюрков, по разным причинам пожелавших подружиться с византийской цивилизацией. Столицу княжества, город Мангуп, построенный на горе неподалеку от современного Севастополя и Бахчисарая, в ту эпоху часто называли Феодоро. А основным портом была Авлита — фактически уже в черте современного Севастополя.
XIV и XV века в Крыму были беспокойным временем. Феодоро атаковали с одной стороны монголо-татары, с другой — генуэзцы, постепенно отвоевавшие у княжества побережье. Итальянцы забрались на этот по тем временам «край света» потому, что хоть он и был далеко от Апеннин, но вовсе не был краем: в XIII—XV веках на берега Черного моря переместился Великий шелковый путь, сказочно обогащавший предприимчивых купцов. Перетянув доходы княжества на себя, генуэзцы способствовали его постепенному упадку.
Часть крымских готов была вынуждена перейти в «итальянское» подданство, однако свои владения в Крыму генуэзцы называли Капитанством Готия. С севера Феодоро атаковал вначале татарский темник Ногай в 1299 году (удалось отбиться), сто лет спустя не сумели его захватить и орды хана Едигея, но и здесь часть земель была потеряна. Отступив в горы вокруг Мангупа, крымские христиане продержались еще семьдесят лет и были разбиты новым врагом, турками, лишь тогда, когда и греки, и сербы и болгары уже на века потеряли независимость.
Мария Палеологиня, княжна Мангупская. Источник: basilica.ro Происхождение князей (или, как они сами себя называли — аутентов) Феодоро до сих пор не выяснено: они могли быть представителями знатного армяно-греческого рода Гаврасов, но могли и действительно происходить от династии Комнинов и Палеологов (как сами утверждали). Поэтому небольшое княжество занимало видное политическое и экономическое место в Восточной Европе, и с его владыками «царской крови» желали породниться правители других стран. Мария Палеологиня, княжна Мангупская, была женой молдавского господаря Стефана III Великого, ее тетя Мария Готская состояла в браке с последним владыкой другого византийского осколка, Трапезундской империи, Давидом Великим Комнином.
Последние годыСокрушили «последний осколок Византии», как и Константинополь, тоже турки. Осада неприступного Мангупа продолжалась пять месяцев. Мужественным феодоритам удалось перебить почти весь отборный корпус янычар Османской империи, но турки в конце концов овладели крепостью измором и хитростью. Почти все население города — 15 тысяч человек (по тем временам — город вполне приличных размеров) были или убиты, или угнаны в рабство.На плато вокруг Мангупа при раскопках базилики, проводившихся археологом Н. И. Барминой, были обнаружены гробницы, буквально забитые скелетами, — до 17 в одной из них, причем многие черепа имели следы ударов тяжелым тупым орудием. У многих скелетов были отрублены верхние или нижние конечности. Захоронения обнаруживались в самых неожиданных местах. В качестве могил использовались выемки винодавилен (тарапанов), а иногда тела лишь немного присыпали землей и камнями.Когда из бывших земель Феодоро был сформирован Мангупский кадылык, он еще долгое время оставался христианским. Дело в том, что после завоевания турки проявили мудрость и не стали добивать остатки поверженных врагов, избавляя себя от изнуряющей «партизанщины». Земли домена султана, на которых проживало христианское население, находились вне юрисдикции крымских ханов. Мусульманам даже было запрещено долгое время на них селиться. Языком местных христиан оставался готский, то есть германский диалект, о чем в письме от 1562 года упоминал австрийский дипломат Ожье Гислен де Бусбек. Письмо содержит список из 96 местных слов и фраз, а также записанную послом песню на готском языке.В последующие века готов, конечно же, постепенно ассимилировали, и их следы в Крыму сегодня заметны только в белокурости и североевропейских чертах лица отдельных крымских татар и караимов. Историк Андрей Буровский пишет, что последние деревни готов еще существовали в Крыму даже в XVIII веке, но из-за какого-то конфликта их жители были перебиты татарами буквально накануне присоединения полуострова к России. Спастись удалось лишь одному подростку, уплывшему на лодке в море, — его подобрали русские моряки.Мангуп

Хорошо сохранившиеся руины крепости столицы княжества Феодоро можно увидеть и сегодня. Твердыня выстроена на вершине горы Баба-даг, возвышающейся над уровнем окрестных долин на 250 метров, а над уровнем моря — на 583 метра. Место было выбрано не только из-за отвесных скал, но и потому что тут была вода — из земли били два источника.

Руины города Мангуп. Фото: wikipedia.org

Баба-даг и без крепостных стен крайне неудобна не то что для штурма, но и для простого подъема. Гора представляет собой отдельно-стоящее «столовое» плато, круто обрывающееся к югу. С северной стороны на нее взобраться хоть и сложно, но можно: там крутые обрывы имеют четыре протяженных выступа, разделенных пологими оврагами. Их жители перегородили мощными стенами с башнями и пропускали только гостей с мирными намерениями.
Первые укрепления на горе построили еще в V веке, когда готы только переселились в Крым, а уже в VI веке на плато возводится монументальная базилика. Так Мангуп (как его тогда называли — Дорос) становится центром Готской епархии в Крыму и даже на некоторое время Доросской митрополии, объединявшей христиан на огромных территориях — от Хазарского каганата до Северного Кавказа и Хорезма.
Но временем высшего расцвета Мангупа стал все-таки период княжества Феодоро. Именно с этой эпохи сохранились множественные искусственные пещеры-казематы, оборонительные стены, фундаменты базилик и руины цитадели на мысе Тешкли-бурун. Лучше всего сохранились сама цитадель и остатки оборонительных стен.
В самой большой пещере, называемой Барабан-коба, стоит колонна. Если ударить по ней, раздастся звук, напоминающий бой барабана. Предполагают, что здесь находилась тюрьма, в которой при турках томились знатные пленники, в том числе русские. Так, в Мангупе в 1569 году держали в заточении русского посла Афанасия Нагого с товарищами, а в 1572–1577 годах — Василия Грязного.

К сожалению, от самых величественных зданий Мангупа — дворца князей и величественного храма Святых Константина и Елены — остались лишь фундаменты, но по обрывам сохранились пещерные церкви и монастыри, кое-где возможно увидеть следы фресковой росписи.

 

Из Крыма — в Химки-Ховрино

Сейчас именно этим маршрутом — почти что в Химки-Ховрино (а точнее, в Шереметьево) летают из Крыма в Москву самолеты — всего два часа полета. В Средние века путь занимал много дней, иногда — целый месяц, на лошадях, по плохим дорогам, сквозь рогатки и засеки оборонительных линий. Но жители Феодоро преодолевали его, налаживая свои связи и с Московским государством.

Развалины крепостной стены города Мангуп. Фото: Олег Макаров / РИА Новости

Великий московский князь Иван III направлял в Крым послов, чтобы породниться с князьями Феодоро. Но судя по нынешней московской топонимике, наибольшую известность получила знатная семья Ховриных, позднее ставших московскими боярами и расколовшихся в XVI веке на два рода — Головиных и Третьяковых.
В конце XIV века предок Ховриных переселился из крымского города Судак в Москву. По одним данным, его звали Кузьма Коверя и он был всего лишь богатым купцом, по другим — это был аристократ Стефан Васильевич. Недоброжелатели говорили, что фамилия Ховрин происходит от древнерусского слова «ховра», то есть неопрятный, вероломный человек. Но им возражают, что Стефан Васильевич был не просто знатного, а даже царского рода, и потому Ховрин — это искаженное от византийской императорской династии Комнен. Мол, фамилия Комнен оказалась неблагозвучной для русской речи, и ее тут же переиначили на Комрин, а позднее — Ховрин.
В «Российской родословной книге», опубликованной в XIX веке князем Петром Долгоруковым, действительно упоминается князь Готии Степан (Стефан) Ховра, который был принят с честью князем Дмитрием Донским или его сыном князем Василием, получил подворье в Кремле, отмеченное на старинных картах города. В старости Стефан принял монашество под именем Симон, а сын его Григорий Ховра сыграл важную роль в основании Симонова монастыря. Но те, кто не верит родословным книгам, возражают, что записи о княжеском происхождении бояре Ховрины подделали, а изначально в русских летописях упоминается лишь купец Кузьма.
Но в любом случае по-византийски образованные, поднаторевшие в конкуренции с генуэзцами на Великом шелковом пути Ховрины смотрелись в тогда еще диковатой Московии выигрышно. Они стали своего рода министрами финансов — наследственными казначеями Московского княжества.
В 1585 году Ховриным были пожалованы земли на реке Лихоборке к северу от Москвы, и там возникло село, названное в честь боярина. Сегодня это уже окраина разросшегося мегаполиса, где проживают более 80 тысяч человек. Интересно, многие ли из них знают о связи названия своего района с византийскими не то торговцами, не то аристократами из Крыма?

Сергей Петрунин («Русская планета»)

Руев В.Л.НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП БЛОКАДЫ МАНГУПА ОСМАНАМИ В 1475 Г.

Изучение османской военной кампании 1475 г. имеет важнейшее значение для понимания геополитической обстановки в конце XV-XVI вв. в Северном Причерноморье и Восточной Европе. Автор склонен рассматривать проведение этой кампании несколькими этапами, которые обусловлены существенными изменениями в течение боевых действий османов в Крыму:
1. На первом этапе (31 мая – первая половина июля 1475 г.) – военная экспедиция турок в Крыму носила вспомогательный характер в контексте борьбы с молдавским господарем Стефаном Великим. Сторонниками этой гипотезы являются исследователи Л.А. Семенова [30, с.78-79], А.П. Григорьев [11, с.66]. На границе с
Валахией была сосредоточена 100-тысячная сухопутная армия османов, а на завоевание политических образований Северного Причерноморья (Крымского ханства, генуэзских и венецианских колоний, княжества Феодоро) выдвинут мощный, хорошо подготовленный и оснащенный экспедиционный корпус во главе с
великим визирем Гедик Ахмедом пашой. Таким образом, на первом этапе, в течение которого были завоеваны итальянские колонии, княжество Феодоро и осуществлено вассальное подчинение Крымского ханства, экспедиция Гедик Ахмед паши, несмотря на свой вспомогательный характер, привнесла существенные геополитические и экономические изменения в пользу Османской империи. Среди этих серьезных последствий стал один из последних шагов по превращению Черного моря в «Османское озеро», контроль над важнейшими торговыми путями и пунктами, создание плацдарма для влияния на политику держав Восточной Европы. Такая попытка свести крымскую кампанию в состав молдавского похода для турок объясняется видимой слабостью генуэзских колоний и княжества Феодоро на фоне мощной военной машины Османской империи, а также междоусобными конфликтами в Крымском ханстве. Можно уверенно сказать, что на первом этапе план турецкого командования был в полной мере выполнен Гедик Ахмед пашой. После завоевания небольшого княжества Феодоро в Горной Таврике экспедиционный корпус турок вместе с сухопутными силами должны были двинуться на Валахию и Молдавию. Прямые сведения о первоначальной стратегии турок содержатся в письме Стефана Великого к венгерскому королю Матияшу Корвину, которое датируется 20 июня 1475 г. (см. ниже текст письма, абзац №4).
2. На втором этапе (вторая половина июля – декабрь 1475 г.) османская вспомогательная экспедиция в Крыму приобрела самостоятельный характер после неудачных штурмовых действий против столицы княжества Феодоро – Мангупа. Затем последовала затяжная осада с интенсивным применением осадной артиллерии.
Военные планы Османской империи на 1475 г. были полностью сорваны усилиями защитников Мангупской крепости.
Штурмовые действия без артиллерийской подготовки турок вполне понятны и объяснимы. После стремительного броска по генуэзским колониям и приобретения нового вассала в лице Крымского ханства трудно было удержаться от быстрого завоевания маленького горного княжества. Экспедиционный корпус и флот Гедик Ахмеда паши с нетерпением ожидали сухопутные войска, расположенные в Румелии, готовые в любой момент выдвинуться против Валахии и Молдавии. Так что великий визирь в сложившейся ситуации под давлением различных обстоятельств не имел возможности и времени приступать к длительной осаде крепости.
Этому способствовали также и тяжелые условия горной местности для доставки и расположения артиллерии. В результате, Гедик Ахмед паша проводит целый ряд штурмов Мангупа, каждый из которых заканчивался неудачей.
Об этих событиях имеются сведения из источника, получившего название Тосканского Анонима» [38, p.246]. Этот письменный источник был опубликован А. Виньей в своде генуэзских документов Банка Св. Георгия и представляет собой письмо неизвестного флорентийского купца, написанное им в Стамбуле 25 августа 1475 г. Автор сообщает о помощи правителю Феодоро (т.е. князю Александру) от правителей Венгрии и «Валахии» (в последнем случае – надо понимать от господаря Молдавии Стефана Великого) в виде «300 валахов». «Горя желанием сразится, они уже провели пять прославивших их баталий. Но после этого, господин турок (Гедик
Ахмед паша – В.Р.) отдал распоряжение своему войску немедленно, стремительно и быстро покарать каждого, кто оказывает сопротивление, использовав для этого дела корабли» [23, с. 412]. При этом В.Л. Мыц отмечает, что автор вместе с другими европейцами был отправлен в Стамбул 12 июля 1475 г. и описанные в
письме события относятся к июлю 1475 г. [23, с. 412].
Турецкий путешественник Эвлия Челеби, посетивший Мангуп в 1666 г., так же приводит подобного рода данные, однако в более свободной форме: «Завоевал ее (Мангупскую крепость – В.Р.) в … году Баязид-хан (на самом деле, Северное Причерноморье было завоевано при Мехмеде II Завоевателе (1444-1446; 1451-1481 гг.)) десницей Гедик Ахмед паши, который семь раз ходил в поход на эту крепость, и на восьмой раз, положив семь тысяч янычар, взял ее…» [18, с. 33]. Здесь путешественник лишь пересказывает информацию о неудачных штурмах и захвате Мангупа, почерпнутую, вероятно, во время своего посещения Крыма. Точность предоставленных данных вызывает определенные сомнения, вместе с тем информацию о «семи походах» вполне возможно трактовать в качестве сообщения о первоначальных неудачах, постигших завоевателей.
Итак, попытаемся реконструировать начальный этап блокадных действий турок против Мангупа, который нарушил все завоевательные планы османского командования на 1475 г.
Прежде всего, необходимо обратится к важнейшим политическим событиям в жизни княжества Феодоро, которые случились накануне османской осады Мангупа. Речь идет об удачно исполненном проекте молдавского господаря Стефана Великого, связанного с государственным переворотом в княжестве. За отсутствием точных сведений по этому вопросу, историю с молниеносным узурпированием власти представителем мангупской династии Александром накануне турецкого вторжения в Крым можно рассматривать в двух сценариях:
1. Александр становится князем после убийства своего брата Исаака ранней весной 1475 г. Одним из первых эту версию высказали А.А. Васильев [36, p. 244-245], Н. Йорга [34, p. 142], позже ее повторили Л.Е.Семенова [29, с. 87; 30, с. 78-79], М. Жекели и С. Горовей [35, p. 48] и т.д. Румынская исследовательница В.Василиу обращаясь к этой версии развития событий, оставила вопрос об убийстве Исаака Александром открытым [37, p. 333]. Имеется также сообщение современника этих событий, автора книги об истории Османской империи Феодора Спандугино о том, что «князь Готии (Александр – В.Р.) убил своего старшего брата (Исаака – В.Р.), узурпировал власть в государстве» [36, p.253].
2. Александр становится князем Феодоро после смещения некоего анонимного правителя («текфура» — по турецким источникам), занявшего княжеский престол после смерти Исаака в начале или в конце весны 1475 г.
Подобного рода версия имеется в трудах А.А. Васильева [36, p.266], М.А. Тихановой [31, с.322], А.Г. Герцена [8, с.148; 10, с.382], В.Л. Мыца [23, с.418].
Автор настоящей публикации имеет свою точку зрения на эти события, которая по своей сути близка ко второй версии. Источники сообщают, что на Мангупе туркам удалось захватить нескольких князей (по одним сведениям – 2 (данные Матфея Меховского[16, с.83]), по другим – 3 (по данным Георга Нюрнбергского [36, с.251])). Итак, Исаак умирает ранней весной 1475 г., и на престоле умершего князя сменил неизвестный приемник, который в турецких источниках именуется «текфуром». Кем же мог быть этот загадочный «текфур»?
А.А.Васильев переводит этот термин с тюркского как «правитель, князь». В трактовке перевода кроется разгадка многих поставленных исследователями вопросов. Предположим, что так турецкие авторы, называя анонимного
мангупского князя «текфуром», свидетельствовали о легитимности этого правителя, в отличие от узурпатора Александра. Обратимся к внутренней критике османских хроник. Так, современник событий 1475 г. Ашик паша-оглу сообщает: «…Чтобы спасти жизни – свою и своей семьи – он (анонимный правитель – «текфур» – В.Р.),
оставив город, немедленно отправился встретиться с пашой и объявил тому о своей покорности и почтении султану. Однако в городе находился один из его родственников (Александр – В.Р.), который был упрям и настойчив в своих намерениях: он цепко удерживал город. По этой причине текфур, оскорбленный и
разгневанный, пытался убедить его прекратить свое упорное сопротивление…». Этим сведениям вторит османский хронист XVI в. Сад эд-Дин: «Текфур Мангупский увидел, что завоеватели кафинской округи теперь вышли и против него. Текфур пришел к Ахмет-паше, чтобы сдать эту крепость. У текфура был соперник (князь
Александр – В.Р.), также находившийся в том укреплении и не желавший капитулировать… текфур несколько раз подходил к крепости и призывал ее сдаться, но на его слова никто не обращал внимания…»[36, p.254-256]. В результате, источники предоставляют следующие сведения: законный, по мнению турок, князь
Мангупа де-юре оформил капитуляцию Мангупской крепости и княжества Феодоро. Однако де-факто этот князь попадает в казусную ситуацию: жители города полностью были на стороне Александра и не собирались сдавать город. Положение «текфура» в глазах соплеменников настолько пошатнулось, что никакие уговоры и, вероятно, приказы не воспринимались ни аристократией, ни простыми жителями города. Эта непростая ситуация заставила свергнутого анонимного князя «и оскорбиться, и разгневаться». Такое отрицательное отношение к легитимному в правовых аспектах правителю со стороны собственных же подданных подтверждает факт столь быстрой и относительно легкой узурпации власти Александром. С другой стороны, наблюдается нехарактерное для средневековой эпохи благородство нового мангупского правителя, который, захватив власть в княжестве, оставил жизнь своему сопернику.
Кем же приходился «текфур» Александру? По этому поводу мнения исследователей расходятся и можно выделить как минимум четыре гипотезы родственных отношений между последними представителями династии владетелей княжества Феодоро.
1. Исаак, анонимный правитель и Александр являются сыновьями Олубея. Сторонниками этой версии выступают А.А. Васильев [36, c.236], Х.-Ф. Байер [2, с.228, 397], В.Л. Мыц [23, с.413, 418].
А.А. Васильев дополнительно ссылался на документ от 6 июня 1472 г., содержащий упоминание о «владетеле Феодоро (Исааке (1471-1475 гг.) – В.Р.) и братьев его» [36, p.260]. Также этот исследователь видит в упоминании Георга Нюрнбергского «о трех королях» на Мангупе двух князей-братьев и малолетнего сына Александра [36, p.251]. С такой позицией А.А. Васильева вполне возможно согласится. Также этот тезис подтверждается и упоминанием Феодора Спандугино об убийстве Александром старшего брата. Получается, что и супруга Александра, а также его сын во время пребывания будущего последнего князя Феодоро в Молдавии находились на Мангупе. Ведь трудно допустить, что его семья участвовала вместе с ним в
рискованном проекте узурпации власти, который случился, исходя из трактовки письма Стефана Великого Матияшу Корвину, в конце весны 1475 г. (также см. [23, с. 411; 10, с.382]). Кстати, именно в контексте присутствия в городе сына Александра до переворота можно трактовать тезис Мартина Броневского о князьях «дяде и племяннике» [6, с.344 – критика см. 36, с.253]. В последнем случае, учитывая позднее происхождение источника и определенного рода относительность в достоверности изложенных М. Броневским сведений, можно лишь осторожно предположить, что речь идет о «текфуре», не имевшем, вероятно, продолжения по мужской линии 1, и сыне Александра, которые находились вместе на Мангупе в короткий промежуток между смертью Исаака и переворотом Александра.
________________________
1
В переводе сочинения Ашик Пашаоглу Ф.Х. Хайбуллаевой упоминаются сыновья «текфура» [32, с.365]. Это единственное упоминание подобного рода, по всем остальным подтверждается тезис о продолжателе династии князей Феодоро только в
лице сына Александра. Вместе с тем, в одном из документов имеются данные, которые как раз можно связать с семьей «текфура». Речь идет о письме венецианскому дожу от председателя Рагузского городского совета: «Взятый в плен со своею семьею, граф был там задушен. Его супруге и дочерям тиран (султан – В.Р.) подарил жизнь, оставив их для своей прихоти, если не сказать для своего злоупотребления» [19, с.17]. Вместе с тем, пока вопрос о сыновьях анонимного правителя остается открытым.2. Александр представляется в качестве сына Олубея, «текфур» – в качестве сына Исаака, Александр – племянник Исаака. Таким образом, речь идет о двоюродном родстве между Александром и анонимным князем.
Сторонниками этой точки зрения выступают О.И. Домбровский, О.А. Махнева [12, с.86-88], Н.В. Малицкий [21, с.43].
3. Анонимный князь мог выступать в качестве племянника Исаака. Эта версия отмечена в работах А.Г.Герцена (8, с.148; 10, с.382). Александр выступает в таком случае в качестве младшего брата Исаака, из этого следует, что отцом «текфура» был неизвестный брат Исаака и Александра.
4. А.Л. Бертье-Делагард, М.А. Тиханова предложили считать анонимного правителя братом Исаака, а Александра – сыном Исаака. В результате, Александр – племянник «текфура» [4, с.19; 31, с.332].
В результате после такого небольшого историографического анализа однозначно нельзя сказать о степени родственных отношений между Александром и анонимным правителем, однако на наш взгляд наиболее обоснованной выглядит версия о братских отношениях между Александром и «текфуром». При этом он,
вероятно, был средним братом Исаака (старшего) и Александра (младшего). Передача престола в таком случае осуществлялась бы по принципу сеньората, т.е. по старшинству по горизонтали (в отличие от примогенитуры по вертикали – от отца сына, даже при наличии братьев правящего отца).
Сложно представить, что Александр мог убить своего брата Исаака во время своего блистательного переворота, как отмечают некоторые исследователи. Исаак не один год был у власти, и, не смотря на демонстрацию соглашательской политики по отношению к османам, он вполне мог снискать поддержку и определенной части народа, и аристократии. Вместе с тем, взошедший на престол «текфур» был крайне
непопулярен у своих подданных, о чем свидетельствуют данные османских источников. И, вероятно, именно по этой причине и, в меньшей степени, – благодаря родственным связям, Александр оставил своему брату-сопернику жизнь. Представляется, что «текфур» занял княжеский престол после смерти брата в начале весны 1475 г. и в течение своего недолгого правления до лета смог полностью растерять свой авторитет. Поэтому, имея информацию о таких событиях в родном княжестве, Александр без особых трудностей в течение трех дней с отрядом численностью всего триста воинов смог подчинить Феодоро. «Текфур», за неимением поддержки у народа и перед глазами турецкой угрозы, был низложен.
Еще раз обратимся к проблеме хронологии смерти Исаака, недолгого правления «текфура» и узурпации власти Александром. По мнению автора, приход к власти Александром случился в конце весны 1475 г., о чем так же упоминается в работе В.Л. Мыца [23, с.411]. Об этом могут свидетельствовать следующие предположения. Великий князь Московский Иван III отправляет своего посла Алексея Старкова к Менгли-Гераю и Исааку 23 марта 1475 г. [20, с.186, 14, с.88-89]. Получается, что в случае смерти Исаака к указанному времени Иван III либо не знал об этом событии (что маловероятно), либо Исаак умер в конце марта — апреле 1475 г. В любом случае, источники молчат о каких-либо дальнейших действиях московского посла. Далее в течение небольшого срока после смерти Исаака до окончания весны княжеский престол, по нашей версии, занимал «текфур».
А вот время узурпации власти Александром возможно выяснить исходя из данных послания Стефана Великого к венгерскому королю Матияшу Корвину, датированного 20 июня 1475 г. Здесь уместно привести полностью первоисточник и разбить его на смысловые части:
1. «…доношу Вашему Величеству о прибытии сюда человека с письмами от кастелянов из Альбы (крепость Аккерман – прим. переводчика), которые нам пишут, что к ним в Альбу пристало судно с итальянцами из Пангопа (Мангупа – прим. переводчика). Это же судно, состоящее под командой моряка
Филиппа, то самое, на котором отправился из наших владений в Яспу (предположительно – бухта Ласпи – В.Р.) наш свояк Александр… Этот гонец словесно рассказал следующее: «Брат нашей супруги, Александр, достиг
местности… и на третий день вступил во владение отцовским наследством, т.е. названным городом Мангопом, где он находится и в настоящее время».
2. Что касается тур… (турок – В.Р.) говорили, что подплыл морем Ахмет Басса на кораблях и стремительно … (осадил – В.Р.) Кафу, и сражался с Каффой три дня, но на четвертый (день – В.Р.) турки взяли верх и завладели приступом Каффой, которая находится (теперь – В.Р.) в руках турок. И находился в Кафе
император (хан – В.Р.), который раньше был императором в Орде (Менгли-Герай – В.Р.) с тысячью татар, которых турки (покорили ? – В.Р.) со всеми его людьми, так что теперь император (хан – В.Р.) и с ним вся орда покорились туркам, и татары находятся в союзе с турками.
3. Эти известия … мы получили от врагов христианства, от неверных (узнали? – В.Р.), что они идут на нас …
4. И вот, вторично доносится до нас молва, как верный слух, о том, что турки идут на нас, и водой (экспедиция Гедик Ахмед паши – В.Р.) и сушей, как враги наши и нашей земли. Также говорят, что им предшествует мощный флот, снабженный для осады Альбы и Хилии, с большими запасами амуниции и большими осадными орудиями (к этому времени уже использованных при осаде Кафы – В.Р.). Они в дороге, очень близко, а со стороны суши должен явиться сам Император (Султан), чтобы лично отнять силой нашу землю Валахию, со всеми силами своими и всем своим войском, потому что Валахия на нашей стороне против турка». Дано в Яссах в 20 день июня [19, с.13].
Говоря о первой части послания Стефана, становится очевидным, что молдавский господарь впервые получил данные об удачной узурпации власти Александром в княжестве Феодоро. Если бы это случилось ранней весной, как предполагает ряд исследователей, то у Александра появилась бы возможность оповестить об
этом Стефана, что получило бы отражение в документах. Сам процесс переворота в хронологическом аспекте представляется следующим. Буквально накануне турецкой экспедиции в Крым (конец 3-й декады мая 1475 г.)2
____________________2
По мнению В.Л.Мыца, высадка Александра в Яспо (Ласпи) могла произойти и после падения Кафы [24, с.106].Александру потребовалось всего до 5 дней (учитывая время передвижения из Монкастро в Яспо) для свержения «текфура». Для этого небольшая флотилия с отрядом из 300 человек (ссылка) преодолела около 175 морских
миль до Яспо (бухта Ласпи). И эти корабли, очевидно, остались ожидать Александра, так как были единственным способом для спасения в случае неудачи. В дальнейшем, когда Александр прочно завладел княжеским престолом, корабли находились в его распоряжении. Совершенно очевидно, что отправится обратно
в Молдавию их заставил подход османских войск и сопровождающей флотилии. И сразу же после прибытия их обратно в Монкастро в течение всего одних суток (от Монкастро до Ясс около 250 км – сутки пути) информация о произошедших событиях в княжестве Феодоро (абзац №1), о захвате Кафы (абзац №2), о планах турок по завоеванию Валахии (абзац №4) предстала перед Стефаном Великим, который сразу передает ее венгерскому королю с намеком о помощи. При этом о захвате Кафы молдавский господарь уже знал, вероятно, от османских
пленных (абзац №3), и прибывшие моряки только подтвердили случившиеся события. Что касается «итальянцев из Пангопа», то здесь следует иметь в виду бежавших от османского плена генуэзцев на территорию княжества Феодоро.
В результате, после тревожного ожидания, занявшего около 3-х недель, под османским давлением корабли ориентировочно отправляются 17-18 июня из Крыма в Монкастро, 19-20 июня – информация доносится до Ясс и 20 июня Стефан в срочном порядке готовит сообщение Матияшу Корвину. Экспрессивный тон письма свидетельствует, что Стефан был несколько растерян от полученной информации о столь скором и успешном продвижении турок и неминуемой участи Валахии и Молдавии.
Получается, что у новоявленного князя Феодоро было на всю подготовку к подходу турок не более месяца. При этом ее существенным образом стимулировал весьма успешный процесс завоевания экспедиционным корпусом Гедик Ахмеда паши генуэзских колоний и видимая поддержка новоявленного князя населением
княжества в глазах османской угрозы.
Александр выстроил стратегию сопротивления следующим образом. Представляется, что гарнизоны крепостей княжества Феодоро были отозваны в столицу. Ярким свидетельством в пользу подобного рода тактики могут выступить результаты многолетнего изучения пограничной феодоритской крепости Фуна.
Согласно этим данным3, следы сопротивления защитников отсутствуют, а крепость была сожжена турками.
Оставлять гарнизон в маломощных пограничных укреплениях (Фуна, Каламита) представляло бы собой недальновидный поступок, в тем более, что буквально рядом турки добивали оставшиеся гарнизоны в генуэзских крепостях (Солдайя, Балаклава). Последовавшая 6-месяная осада свидетельствует, что основные
военные силы феодоритов были собраны под защиту крепостных стен столицы. Георг Нюрнбергский сообщает о 15 тысячах населения на Мангупе, однако у нас нет данных, о соотношении воинов, горожан и жителей окрестных районов столицы княжества Феодоро [36, p.251]. Вместе с тем о демографических данных, которые предоставляют источники, следует говорить со значительной долей осторожности. Так в письме председателя Рагузского городского совета венецианскому дожу, датированного первой половиной 1476 г., содержится об
упоминании в составе княжества Феодоро 30 тысяч «домов» (семей) [19, с.17]. Даже если принять во внимание состав семьи в пределах 4-6 человек, набегает весьма значительная численность населения княжества – около 150 тысяч человек. По подсчетам военных историков, максимальная численность армии при тотальной
мобилизации составляет не более 10% от численности народа [26; 27, с.65]. Поэтому, казалось бы, сведения Георга Нюрнбергского о 15 тысячах человек на Мангупе вполне заслуживают право на существование. Однако по данным переписи населения 2001 г. в Бахчисарайском районе АР Крым (одного из наиболее плотно заселенных в Крыму), значительную часть которого занимало княжество Феодоро, проживают 92,6 тысячи человек [38]. На этом фоне численность населения в средневековую эпоху в горном Крыму в 150 тысяч
выглядит фантастической. По данным турецких дефтеров, к 1529 г. народонаселение территории бывшего княжества составляло не менее 10 тысяч [33, p.151-155]. На фоне таких данных трудно представить, что за полвека население бывшего княжества сократилось в 15 раз (!). Для организации весьма эффективной обороны Мангупа в течение длительного срока хватило бы гарнизона общей численностью 3-5 тысяч защитников (при допустимой численности населения княжества Феодоро в 30-50 тыс. человек).
Опыт 2-хмесячной обороны Константинополя свидетельствует, что при общей численности населения до 50 тысяч человек [25, с.204], гарнизон в 6-8 тысяч воинов [25, с.204; 27, с.65] эффективно в течение продолжительного времени оборонял внешнюю линию крепостных стен протяженностью около 7 тысяч метров. На Мангупе защитникам приходилось в значительной мере контролировать четыре наиболее опасных зоны, перекрываемых
укреплениями A.XI, A.XIV, A.XV, A.XVI, A.XVII общей протяженностью около 850 м. Получается, что даже при допустимой численности защитников Мангупа, вдвое меньшей, чем в Константинополе, количество воинов на погонный метр оборонительных сооружений Мангупа в 3-4 раза превышало бы константинопольский аналог.
А если добавить к этому природную крутизну склонов Мангупа (в отличие от равнинных окрестностей Константинополя), возможность размещения для османов в условиях горной местности лишь ограниченного осадного контингента и артиллерии, то на фоне событий 1453 г. у стен Константинополя осада Мангупской крепости стала для турок более сложным делом.
В течение месяца перед подходом завоевателей были организованы поставки в крепость продовольствия и фуража. Во всяком случае, упоминаниям источников о сдаче Мангупа защитниками из-за жестокого голода полностью противоречат данные археологических исследований. Гарнизон крепости сопротивлялся до
последнего. Поэтому можно себе представить уровень организации обороны в кратчайшие сроки, которая позволила и обороняться Мангупской крепости на протяжении 6 месяцев, и в течение этого срока прокормить, а также обеспечить снаряжением несколько тысяч человек. После такой внушительной подготовки к оборонительным действиям представляется вполне естественным отклонение Александром любых предложений о капитуляции. Из стана защитников откололся только свергнутый мангупский князь – «текфур», который попытался поднять свой авторитет в своих глазах и в глазах новых покровителей. Скорее всего, что анонимный правитель перешел к врагу накануне штурмовых действий
турок, едва завидев боевые порядки османского войска. О дальнейшей судьбе «текфура» можно узнать благодаря данным Феодора Спандугино: «…Мухаммед послал своего бейлербея (великого визиря – В.Р.), и тот осадил князя, который сдался ему на условиях сохранения жизни и имущества. Однако Мухаммед, приказавший доставить пленника в Константинополь, обезглавил его, говоря: «Обещание, которое дал тебе мой офицер, пусть он сам и сдерживает. А его малолетнего сына Мухаммед заставил стать турком, и я его видел наживую, когда последний раз был в Константинополе» [36, с. 252]. В этом небольшом упоминании содержится собирательный образ «текфура» и Александра. Отцом сына был умерщвленный Александр, а вся остальная часть полностью соответствует предательству «текфура».
После неудачных переговоров о капитуляции крепости, турки попытались провести свои штурмовые действия на южном склоне Мангупа против укрепления №17 главной линии обороны (в дальнейшем – A.XVII [8, с.106]). Этому способствовал относительно удобный подъем, а также расположение небольшой крепостной калитки4, которая отмечена на картах конца XVIII в. [5, с.192], на схемах Мангупа И.М. Муравьева-Апостола3
Речь идет об османских наконечниках стрел, обнаруженных на Фуне в слое пожара 1475 г. и имеющие аналогии на укреплении №14 главной линии обороны Мангупа, подвергнувшейся штурмовым действиям со стороны турок на позднем
этапе осады. Несколько странным выглядит публикация всего двух наконечников в обобщающей монографии по Фуне В.П.Кирилко, и более десятка в более поздней работе В.Л. Мыца [17, с.80; 23, с.470]. Вместе с тем, даже десяток наконечников
стрел из слоя пожара не могут свидетельствовать о каких-либо существенных столкновениях на Фуне. Для сравнения – из раскопа 2007 г. перед лицевой стороной укрепления №14 на Мангупе с площади исследований чуть более 20 м2
извлечено 114 наконечников стрел. Вполне возможно, что в дальнейшем туркам хитростью удалось прорваться через крепостную калитку на A.XVII.
Подробнее см.: [28, с. 128-129].
Руев В.Л. [15, с.276]
А.Л. Бертье-Делагарда [4, с.11].
Вполне вероятно, что через этот небольшой проем вел переговоры с защитниками перебежчик «текфур». Как свидетельствуют источники, турки, опьяненные быстрой победой над генуэзцами и ведомые необходимостью быстрого подхода к западным берегам Черного моря, начали свои штурмовые действия без артиллерийской поддержки. Пять неудачных штурмов в течение чуть более месяца (июль – начало августа 1475 г.) привели к пониманию необходимости развертывания артиллерийского парка, необходимостью длительной сады поверивших в свой успех защитников Мангупа, к срыву всех стратегических планов на 1475 г. и весьма значительным людским потерям. Так, Эвлия Челеби сообщает о гибели около 7 тысяч янычар. При этом он даже
локализует место «На западе прямо над пропастью проделана малюсенькая железная дверь. Не то, что телега, там конь с трудом протиснется. Во время завоевания, все янычары, рабы султана, пали шехидами в этом месте» [18, с.33]. Подобного рода проход на плато известен в районе северо-западного монастыря в балке Табана-дере (действительно на западе), либо локализуемый на A.XVII [28, с.128]. В последнем случае его также можно локализовать на западном направлении, если Эвлия смотрел на него с дороги на южном склоне Мангупа.
Но материальные свидетельства штурмовых и последовавших осадных действий указывают именно на калитку в A.XVII. С другой стороны – проводить штурмы в балках Капу-дере, Гамам-дере, Табана-Дере привело бы к значительно большим потерям благодаря господствующим с трех сторон высотам. Уже только после неудачного обстрела A.XVII турецкое командование было вынуждено расширить театр военных действий и начать обстрел укреплений A.XIV и A.XV в балке Гамам-дере [9, с.233-234].
Огромные потери и неудачи турок на южном склоне Мангупа существенно укрепили боевой дух защитников и веру в свои силы. Туркам ничего не оставалось более, как слать депеши о неудачах султану, готовить к размещению артиллерийский парк и хоронить погибших. Кстати, место погребения такого
значительного количества павших в боях османских воинов на сегодняшний день не определено. С учетом, что по мусульманской традиции покойных должны были хоронить по возможности в день гибели, вызывает интерес расположенный в непосредственной близости от места боевых действий на южном склоне Мангупа холм Мезар-тепе ((тюрк.: mezar – могила; tepe — холм) «могильный холм») (495 м над у.м.). Также эта возвышенность имеет название Азиз-баир ((тюрк.: aziz – святой; bayır — холм) «холм святого») [1, с.56; 3; с.150-152]).
Вблизи от возвышенности имеется позднесредневековое мусульманское кладбище, функционирование которого Е.В.Веймарн относил к концу XV-XVIII вв. [7, с.420]. Однако и на Мазар-тепе автором публикаци отмечены и  позднесредневековые мусульманские надгробия. Учитывая  непосредственную и безопасную близость к месту штурма, то возможность воинских османских захоронений в санитарных ямах на Мезар-тепе вполне вероятна.
Свои боевые порядки османы расположили на западной оконечности Мезар-тепе, в районе исследованного В.Л. Мыцом в 1981 г. крестообразного храма IX-XVIII вв. [22, с.63-64] и перед началом последнего марша средневековой дороги на Мангуп. После постигших неудач, здесь также была расположена артиллерия. Неудачные штурмы на первоначальном этапе осады Мангупа не прошли даром и для Гедик Ахмеда паши в долгосрочной перспективе. Бывший великий визирь помог будущему султану Баязиду II в борьбе с конкурентом Джемом за престол Османской империи. Одержав победу в междоусобице, Баязид начал расправляться со своими влиятельными союзниками, пытаясь сосредоточить власть в своих руках [13, с.20]. Гедик Ахмед паша был убит по приказу султана в Эдирне 18 ноября 1482 г. Эвлия Челеби в своем труде дважды отметил, что
поводом для казни стали поспешные штурмы Мангупа в июле-августе 1475 г. и гибель значительного количества янычар [18, с.33, 35].
После столь крупных неудач, постигших османов на начальном этапе захвата Мангупа, великий визирь был вынужден подтягивать артиллерию и приступать к затяжной осаде. Первоначальный план османского «блицкрига» в Северном Причерноморье, намеченный на 1475 г., потерпела фиаско у стен Мангупа.

Источники и литература:

1. Атлас по Горному Крыму. – 2-е изд., доп. – Симферополь : Союзкарта, 2009. – 80 с.
2. Байер Х.-Ф. История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро / Х.-Ф. Байер. – Екатеринбург : Изд-во УрГУ, 2001. – 500 с.
3. Белянский И. Л. Крым. Географические названия : краткий словарь / И. Л. Белянский, И. Н. Лезина, А. В.Суперанская. – Симферополь : Таврия-Плюс, 1998. – 160 с. – (Библиотека крымоведа).
4. Бертье-Делагард А. Л. Каламита и Феодоро / А. Л. Бертье-Делагард // ИТУАК. – 1918. – № 55. – С. 1-44.
5. Бочаров С. Г. Картографические источники по топографии турецкого города Мангуп / С. Г. Бочаров //Бахчисарайский историко-археологический сборник. – Симферополь : АнтиквА, 2008. – Вып. 3. – С. 191-211.
6. Броневский М. Описание Крыма / М. Броневский // ЗООИД. – 1867. – Т. 6. – С. 333-367.
7. Веймарн Е. В. Разведки оборонительных стен и некрополя / Е. В. Веймарн // МИА. – М., Л. : Изд-во АН СССР, 1953. –№ 34. – С.419-424.
8. Герцен А. Г. Крепостной ансамбль Мангупа / А. Г. Герцен // МАИЭТ. –Симферополь, 1990. – Вып. I. –С.88-166.
9. Герцен А. Г. Молдавия и княжество Феодоро в 1475 г. / А. Г. Герцен // Античная древность и средние века. – Екатеринбург : Урал. гос. ун-т, 2004. – Вып. 35: Материалы XII Междунар. науч. Сюзюмовских чтений (Севастополь, 6-10 сентября 2004 г.). – С. 226-240.
10. Герцен А. Г. По поводу новой публикации турецкого источника о завоевании Крыма / А. Г. Герцен //МАИЭТ. – 2001. – Вып. 8. – С. 366-387.
11. Григорьев А. П. Время написания «ярлыка» Ахмата / А. П. Григорьев // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. – Л. : Изд-во Ленинградского ун-та, 1987. – Вып. Х. – С. 28-89.
12. Домбровский О. И. Столица феодоритов / О. И. Домбровский, О. А. Махнева. – Симферополь : Таврия, 1973. – 104 с. Вопросы духовной культуры
13. История Османского государства, общества и цивилизации : в 2-х т. / под ред. Э. Ихсаноглу; пер. В. Б.Феоновой под ред. М. С. Мейера. – М. : Вост.лит., 2006. – Т. 1: История Османского государства и общества. – 602 с.
14. Карамзин Н. М. История государства Российского / Н. М. Карамзин. – СПб., 1819. – Т. 6. – 548 с.
15. Кеппен П. И. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических / П. И. Кеппен. – СПб., 1837. – 410 с.
16. Кизилов М. Б. Крым и крымское ханство в «Трактате о двух Сарматиях» Матвея Меховского / М. Б.Кизилов // Archivum eurasiae medii aevi. – 2004. – № 13. – С. 79-95.
17. Кирилко В. П. Крепостной ансамбль Фуны 1423-1475 гг. / В. П. Кирилко. – К. : Стилос, 2005. – 269 с.
18. Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1666-1667 гг.) / пер. и ком. Е. В. Бахревского. – Симферополь : ДАР, 1999. – 144 с.
19. Колли Л. П. Исторические документы о падении Кафы / Л. П. Колли // ИТУАК. – 1911. – № 45. – С. 1-18.
20. Малиновский А. Историческое и дипломатическое собрание дел, происходивших между российскими великими князьям и бывшими в Крыму татарскими царями с 1462 по 1533 гг. / А. Малиновский // ЗООИД. – 1863. – Т. 5. – С. 163-417.
21. Малицкий Н. В. Заметки по эпиграфике Мангупа / Н. В. Малицкий // ИГАИМК. – Л. : Изд-во ГАИМК, 1933. – Вып. 71. – С. 5-47.
22. Мыц В. Л. Загородный храм и некрополь Мангупа / В. Л. Мыц // АДСВ (Античная и средневековая идеология). – Свердловск, 1984. – С. 57-66.
23. Мыц В. Л. Кафа и Феодоро в XV в. Контакты и конфликты / В. Л. Мыц. – Симферополь : Универсум, 2009. –528 с.
24. Мыц В. Л. Крымский контекст восточной политики Стефана Великого в 70-е гг. XV в. / В. Л. Мыц // Stratum+. – СПб., Кишинев, Одесса, Бухарест, 2005. – С. 96-130.
25. Николль Д. Падение Константинополя: Последние дни Византии. Полумесяц над Босфором / Д. Николль, Д. Хэлдон, С. Тернбулл. – М. : Эксмо, 2008. – 256 с.
26. Переслегин С. Б. Военная статистика: численность, состав, структура, потенциальные возможности вооруженных сил противоборствующих сторон: [Электронный ресур] / С. Б. Перелегин. – Режим доступа:
http://www.igstab.ru/materials/Pereslegin/Per_TuchNumb.htm
27. Рансимен С. Падение Константинополя в 1453 году. / С. Рансимед; пер. с англ., предисл. И. Е. Петросян и К.Н. Юзбашяна. – М. : Гл. редакция восточной лит. изд-ва «Наука». 1983. – 200 с.
28. Руев В. Л. К вопросу о применении турками военной хитрости в период осады Мангупа в 1475 г. / В. Л. Руев // Культура народов Причерноморья. – Симферополь, 2008. – № 128. – С. 127-131.
29. Семенова Л. Е. Княжества Валахия и Молдавия. Конец XIV – начало XIX вв. (Очерки внешнеполитической истории) / Л. Е. Семенова. – М.: Индрик, 2006. – 400 с.
30. Семенова Л. Е. Очерки внешнеполитической истории Молдавского княжества (последняя треть XIV – начало XIX вв.) / Л. Е. Семенова. – Кишинев : Штиинца, 1987. – 464 с.
31. Тиханова М. А. Дорос-Феодоро в истории средневекового Крыма / М. А.Тиханова // МИА. – М., Л. : Изд-во АН СССР, 1953. – Вып. 34. – С. 319-333.
32. Хайбуллаева Ф. Х. Новый турецкий источник по истории Крыма / Ф. Х. Хайбуллаева // МАИЭТ. –2001. – Вып. 8. – С. 362-365.
33. Fisher A. The Ottoman Crimea in the Sixteenth Century / A. Fisher // Harvard Ukrainian Studies. – Cambridge, Massachusetts, 1981. – Vol. 5. – № 2. –P. 135-170.
34. Jorga N. Les aventures “Sarazines” des Francais de Bourgogne au XVe siècle / N. Jorga // Melanges d’histoire generale. – Cloj, 1927. –Vol. I. –P.10-56.
35. Szekely M. Maria Asanina Paleologhina : o prinţesă biyantină pe tronul Moldovez / M. Szekely, Ş. Gorovey. – Suceava : Muşantinii, 2006. – 290 p.
36. Vasiliev A. A. The Goths in the Crimea / A. A. Vasiliev. – Cambridge, Massachusetts, 1936. – 293 р.
37. Vasiliu V. Sur la seigneurie de “Teodoro” en Crimee au XV-e siècle a l’occasion d’un nouveau document / V.Vasiliu // Melanges de l’Ecole Roumaine en France. Premiere partie. – Paris, 1929. – P. 229-336.
38. Державного комітету статистики України: [Електронний ресурс]: офіційний сайт. – Режим доступу:
http://www.ukrcensus.gov.ua/rus/results/general/estimated/crimea/

Мангуп Кале

Описание и история: Гора Баба-Даг 300м. Над уровнем моря – 584м. Общая площадь – 90 га.
Карта Мангупа

 

 

 

 

 
1. Мыс Чамну-Бурун (мыс Сосновый)
2. Мыс Чуфут-Чеорган-Бурун (мыс Призыва иудеев)
3. Мыс Елли-Бурун (мыс Ветренный)
4. Мыс Тешкли-Бурун (мыс Дырявый)1. Овраг Табана-Дере (Кожевенный овраг)
2. Овраг Гамам-Дере (Банный овраг)
3. Овраг Капу-Дере (Восточный овраг)
4. Овраг Алмалык-Дере (Яблоневый овраг)Несколько десятков миллионов лет назад Мангупское плато в результате тектонических и эрозионных процессов отделилось от массива Чардаклы-Баира, входящего во Внутреннюю гряду, обширной сквозной Ходжа-Салинской долиной и образовался сложенный известняками останец, поднимающийся над уровнем моря на 584 метра.С трех сторон плато ограничено вертикальными обрывами, достигающими на западной стороне высоты 70 метров. Северный склон прорезан тремя глубокими ущельями. Образованные этими ущельями четыре мыса придают Мангупу сходство с четырьмя пальцами гигантской руки или лапы.Между оврагами — четыре выступа, или мыса, точно четыре гигантских пальца, вытянутых к северу. Средневековые их названия (вернее дотатарские) неизвестны. Восточный мыс называется Тешкли-Бурун (Дырявый мыс), он весь изрезан пещерами; следующий к западу-Елли, или Элли-Бурун (Ветреный, по другому предположению, Эллинский мыс, т. е. греческий); затем Чуфут-Чоарган Бурун (мыс призыва иудеев) (Происхождение последнего загадочно: оно может быть связано с поселением здесь в XVIII в. караимов.) и, наконец, Чамны-Бурун (Сосновый мыс).У подножия Мангупа сейчас находится село Ходжи Сала (Священное Село). Через него и лежит наш путь на Мангуп. Предприимчивые татары устроили здесь «пункт сбора бабок», но на что берутся деньги так никто и не понимает, потому что это вроде собирают не представители заповедника, а местные жители.Также в этом селе живёт Свидлов Борис Иванович. Он предлагает всякие разные услуги от проживания, питания, автосопровождения до экскурсий и т.д. Информацию о услугах можно получить, написав ему на mangyp@rambler.ruДобраться до Мангупа можно разными способами, но на наш взгляд самый оптимальный это из Симферополя доехать на электричке до Бахчисарая, а с вокзала Бахчисарая на маршрутке прямо до озера под Мангупом (сразу за селом Залесным). МангупОбъездивший полмира турецкий путешественник Эвлия Челеби писал в 1661 г.: «Раскинулась эта скала как плоская равнина, поросшая травой и тюльпанами, а вокруг нее зияют пропасти глубиной в тысячу аршин — настоящие бездны ада!.. Аллах создал эту скалу для того, чтобы она стала крепостью <… > Если крикнуть в тех долинах, которые раскинулись у основания обрывов, гора гудит полчаса, словно гром, а человека охватывают страх и удивление».»Что же такое Мангуп? Отчаяние мое. Выезжать из него скорее, ибо нет ничего досаднее, как неудовлетворенное любопытство». Но беги не беги, а каждого, кто хотя бы раз побывал в Мангупе, непреодолимо влечет туда снова.«Ничто в какой бы то ни было части Европы, не превосходит ужасающей величественности этого места!» восторженно говорил английский путешественник. ХVIII в. Эдуард Кларк. Подобные впечатления на протяжении уже ни одного столетия оставляет у путешественников Мангуп-Кале — наиболее выдающийся памятник из всех «пещерных городов», расположенный на плато одноименной горы Мангуп, на высоте около 600 м над уровнем моря.Но, пожалуй, наиболее своеобразным обозревателем мангупских далей стал командующий немецкой армией генерал Манштейн, устроивший во время Второй мировой войны при штурме Севастополя на плато Мангупа наблюдательный пункт. Впоследствии он вспоминал: «Перед нами открылось незабываемое зрелище. Это был единственный в своем роде случай в современной войне, когда командующий армией видел перед собой все поле сражения». Но задолго до Манштейна это преимущество Мангупа оценили византийские военачальники, наблюдавшие с плато за передвижениями варварских племен.Он так огромен, что, глядя снизу, не понимаешь, что там….. МангупОзеро, которое раскинулось у подножия, не простое. Это, собственно, пруд, устроенный в 1995 году. Экскурсоводы глухо расскажут вам, что воды скрыли деревню и церковь, якобы современные. На самом деле, на дне озера – средневековое поселение и базилика. Там жили люди, которые прятались на Мангупе лишь в минуту опасности, а так – занимались сельским хозяйством. Когда рыли котлован для пруда, все это нашли. Выехали археологи, но их отпихнули, и все затопили. Теперь, когда озеро мелеет, руины видны сквозь воду.Лес вырос лишь в самом начале 20 в, до этого на городище и склонах было голо. Подъемного материала нет, что неудивительно: в древности этой дорогой почти не пользовались, была нормальная, но длинная, петляющая, со стороны Алмалык дере (Яблоневого оврага); но она длиной 7 км,На плато существует грот с родником. Ни в одном из других «пещерных городов» нет второго такого чуда. Обилие воды на изолированном плато высотой около 600 м над уровнем моря объясняется накоплением воды в трещиноватой толще известняков, которое происходит благодаря осадкам и конденсации атмосферной влаги.Величественный Мангуп прекрасен во все времена года — весной, когда деревья в цвету, а склоны покрываются молодой травой и душистыми полевыми цветами; осенью, когда пестрые краски лиственного леса в сочетании с зеленью хвои образуют великолепную цветовую гамму. В конце лета и погожие дни золотой осени Мангуп привлекает к себе не только любителей природы, старины, но и сборщиков диких плодов и ягод, орехов и грибов. Красив Мангуп и зимой, когда его вершина и склоны покрыты снегом. МангупНам известны 4 пути подъёма на Мангуп, но ходили мы только по одному, хотя…… вот мной найдено описание пятого.1. По древней колесной дороге, которая выводит на плато с восточной стороны, у подножия Тешкли-Бурун.Она хотя и длиннее, но живописна и не столь крута, как другие. По ней можно проехать на автомашине, довольно удобная она для пешеходов.По долине идите между зарослей деревьев и кустарников к востоку, оставляя Мангуп справа. В открытом поле сверните на юг. На небольшой лесной полянке — развилка, но надо идти по основной дороге прямо и далее по лесной чаще до перевала. Здесь снова развилка, свернуть надо вправо. Вскоре увидите восточные обрывы мыса Тешкли-Бурун. Поднимаясь все выше и выше, дорога приведет к подножию скалистого выступа мыса и, обогнув его, к главным крепостным воротам. А если свернуть с дороги налево у того места, где она сворачивает на север вдоль мыса Тешкли-Бурун, и идти вверх к восточному подножию плато, потом — вдоль обрыва на запад, в одной из естественных пещер начинается лестница, вырубленная в скале. Она ведет в верхний грот, из которого можно попасть в пещерную церковь. На ее стенах сохранились остатки фресковой росписи XIV—XV веков. Напротив церкви — пещерные кельи для монахов и хозяйственные помещения монастыря. После осмотра монастыря вернитесь на дорогу, ведущую на плато. Идти очень долго!2. Через Овраг Табана-Дере. Дорога довольно крута, но подъём занимает намного меньше времени. Мы поднимались и спускались по ней. Подъём занимает около часа и начинается практически рядом с деревней — за одним из домов виднеется протоптанная сотнями ног туристов тропка. …3. Через Овраг Гамам-Дере. Дорога немного длиннее чем через Овраг Табана-Дере, но пологее. Многие туристы предпочитают её.4. Через «Мышеловку» — это такое место, где тяжело пройти с рюкзаками, но реально. Здесь подъём самый крутой и самый непродолжительный.5. Ещё один путь. Обходим водохранилище по правой стороне по дороге. Через 7-10 минут после дамбы у ручья за водохранилищем поворачиваем на развилке направо. Далее идем в западном направлении по лесной дороге, в сторону виднеющейся впереди горы Мангуп-Кале. Придерживаемся, направления на ущелье Джан-Дере между этой горой и горой Чардаклы-Баир, обрыв которой высится справа от нас. МангупПримерно через 25 минут после развилки у водохранилища выходим на поле, протянувшееся по ущелью Джан-Дере. Через 10 минут на развилке сворачиваем налево на лесную дорогу. Через 5-7 минут снова развилка. Теперь направо. Начинается довольно крутой подъем. Через 10-15 минут выходим на дорогу огибающую высоту 495 м. Поворачиваем направо. Дорога ведет на Мангуп. Она огибает мыс Тешкли-Бурун (Дырявый утес), проходит под стеной Мангупа и через 25 минут выходит на плато. Мы на Мангупе.История У исследователей Мангупа нет единого мнения о времени его возникновения. Одни считают, что город построен в VI веке и тогда же стал центром юго-западной Таврики, ее главной крепостью. Другие относят его возникновение к X—XI векам и связывают это событие с разрушением укреплений Эски-Кермена хазарами.Раскопки последнего времени показали, что уже в первые века нашей эры на плато Мангупа в районе мыса Чуфут-Чеарган-Бурун существовало поселение. В V—VI веках возникла небольшая крепость на мысе Тешкли-Бурун. В XI веке началось строительство большого города, занявшего со временем почти всю территорию плато.Ранний Мангуп (V-VIвв.н.э.) занимал в основном территорию верхнего города, расположенного на мысу Тешкли-Бурун. Доступ в него и в настоящее время преграждают руины цитадели. Затем город расширился, и остальные три западных мыса вошли в территорию нижнего города. Позднее была заселена и часть Кожевенного оврага. Верховья Табана-Дере превратились в ремесленный район.На Сосновом мысу до конца существования города оставался пустырь, своего рода запасная территория, хотя все его расселины и были закрыты стенами. Пустыри, расположенные за пределами оборонительных стен мысов Чуфут-Чоарган и Чамны, в момент опасности тоже использовались: здесь укрывались от врагов жители расположенных вблизи Мангупа селений вместе со своим скотом и движимым имуществом. В мирное время на пустырях этих, вероятно, паслись домашние животные.Дошедшие до нас остатки оборонительных сооружений относятся к более позднему времени — к XIV—XV векам. Стены с башнями и полубашнями опоясывали все плато с севера, запада и частично с юга. Их не было только там, где обрыв скалы достигал нескольких десятков метров.Надписи на камнях, связанные со строительством крепостных стен, а также письменные источники говорят о том, что в ХШ— XV веках город именовался Феодоро. В русских и западноевропейских источниках его называют Мангупом. Владели городом, как предполагают, с XV века князья из армянского рода Гаврасов, видных византийских деятелей, правивших ранее в Трапезунде. Генуэзцы именовали их «господами Феодоро», русские — мангупскими князьями, а княжество — Мангупским. Территория, которую занимало княжество, в западноевропейских документах часто называлась «Готией». МангупВремя возникновения княжества точно не установлено, но, безусловно, оно существовало до татарского нашествия и было одним из самых больших в юго-западном Крыму. Его границы на северо-востоке доходили до реки Качи, на западе — до земель Херсонеса, а на юге княжеству до появления генуэзцев, принадлежало, по-видимому, все побережье от Алушты до Балаклавы.Население княжества состояло из огрсченных потомков тавров, скифов, сарматов, аланов; были также греки и караимы, армяне и татары, принявшие христианство.Занимались в основном полеводством, огородничеством, садоводством, виноградарством и виноделием, скотоводством. Жители прибрежных районов — рыболовством, горожане — ремесленным производством: гончарным, кожевенным и другими.Когда золотоордынский темник Ногай в 1299 году разгромил города юго-западной Таврики, Мангуп уцелел. Княжество Феодоро не погибло и в 1399 году, когда полчища хана Едигея огнем и мечом прошли снова по этому краю, разрушили и сожгли многие города и селения, в том числе Херсонес.Правда, Мангупское княжество потеряло часть территории, на которой обосновались татары. А генуэзцы захватили некоторые приморские владения, включая район нынешней Балаклавы, где построили крепость Чембало. И все же княжество сохранило ) свою независимость и еще долго оставалось довольно сильным. В XIV—XV веках оно играло заметную роль не только в истории Крыма. Письменные источники упоминают о связях княжества с Москвою, Валахией (Молдавией). Это была политическая сила, с которой считались не только генуэзцы, но и татары.История мангупских правителей изучена недостаточно. Первым из наиболее известных князей был Алексей, который именовал себя «господином и владыкою Феодоро и Поморья». Он правил до 1434 года. При нем велось интенсивное крепостное, дворцовое и церковное строительство. Росла внешняя торговля, построили собственный порт Авлиту недалеко от устья реки Черной, впадающей в Северную бухту Севастополя. В 1427 году для его защиты была перестроена крепость Каламита. Скоро Каламитский порт стал главным в юго-западном Крыму. Это чувствительно ударило по торговым интересам генуэзцев и закончилось вооруженным столкновением.Энергичного князя Алексея, вступившего в открытую борьбу с итальянцами, поддерживал хан Хаджи-Гирей, который, однако, стремился извлечь свои политические выгоды.В 1433 году Алексей предъявил консулу Кафы Батисте де Фаранри свои претензии на Чембало и, не дождавшись ответа, направил в крепость под видом купцов своих лазутчиков, а затем и войска. Местные рыбаки, недовольные установленными генуэзцами порядками, поддержали мангупские войска. Солдаты генуэзского гарнизона бежали в Кафу (Феодосию). Крепость перешла во владение Мангупского княжества. МангупДействия князя Алексея вызвали переполох в Генуе. Чтобы восстановить свой престиж и вернуть утраченную крепость, итальянцы отправили к берегам Таврики эскадру из двадцати галер и шести тысяч отборных воинов под командованием Карла Ломеллино.В июне 1434 года эскадра появилась у Чембало. После недолгой осады генуэзцы ворвались в крепость, истребили ее защитников и многих горожан. Сына князя Алексея и его приближенных, попавших в плен, заковали в кандалы и отправили в Геную. Каламита была сожжена.После генуэзцы отправились в Кафу по суше и по морю, повсюду чиня разбой. Ломеллино пошел на Солхат (Старый Крым), решив проучить и татар, но был наголову разбит Хаджи-Гиреем и бежал в Кафу. Генуэзцы запросили у татар мира, который и был подписан в Солхате.Вскоре после этих событий Алексей скончался, и княжеством управляли его сыновья — Алексей, которому генуэзцы вернули свободу, Олубей и Исаак (в русских источниках — Исайко).Была восстановлена Каламита, процветала торговля, успешно конкурируя с итальянцами. Почти четыре десятилетия их политика оставалась неизменной.После смерти Алексея -младшего, судя по татарским источникам,княжил его сын Олубей, или Улубей («большой князь). Это было татарское прозвище. До 1475г. все князья Феодоро исповедовали христианство и носили православные имена. Православное имя Олубея до нас не дошло. По-видимому, при нем наметилось сближение Мангупа с татарами.В 1471г. Олубей умер и правителем Феодоро стал его брат Исаак (по генуэзским документам-Саик, по русским-Исайко). При нем генуэзцы ищут союза с Мангупом, что, несомненно, связано было с турецкой угрозой. Исаак посетил Кафу, где и заключил союз с генуэзцами (итальянцами).Княжество Феодоро в этот период имело важное политическое значение в Северном Причерноморье. С мангупскими князьями не только считались, но и стремились породниться правители соседних стран. Сваю дочь Исаак выдал замуж за Стефана III, государя Валахии. Московский великий князь Иван III намеревался женить сына на другой дочери Исаака. Предварительные переговоры вел русский посол Н.В. Беклемишев, боярин А.И. Старков должен был посетить Мангуп, передать Исааку подарки, начать переговоры о сватовстве.Однако весной 1475 года Исаак умер, и власть, видимо, захватил один из сыновей Олубея. МангупСтарший сын Исаака Александр в это время гостил у своей сестры в Молдавии. Узнав о смерти отца, вернулся в Крым с отрядом валахов (молдаван) в 300 человек, который дал ему в помощь Стефан III. Александр высадился в бухте Ласпи и, прибыв в Мангуп, вступил на престол.Но через несколько дней турецкий десант высадился у Кафы, и она пала. Вслед за нею были захвачены и другие генуэзские колонии в Крыму.Турецкая армия подошла к Мангупу в июле 1475 года. Почти шесть месяцев длилась осада, пять раз противник штурмовал крепость, но так и не смог ее взять. Только в декабре голод заставил защитников Мангупа сложить оружие. Турки разграбили город, большинство зданий сожгли или разрушили, многих жителей, в том числе и членов семьи князя, увели в плен. Александр был казнен.В живых остался лишь его малолетний сын, который стал впоследствии в Турции родоначальником знатной, но не влиятельной фамилии.Сам Мангуп со всеми землями бывшего княжества был превращен в турецкий кадылык (округ). Оборонительные стены служили теперь новым хозяевам; до XVIIIв. здесь стоял турецкий гарнизон. К названию города турки прибавили слово кале (Мангуп-Кале значит «Мангупская крепость»). На картах Крыма ХVП-начала ХIX в. в числе немногих крымских городов Мангуп еще значится.Жизнь в городе постепенно угасала. МангупКогда турки, потерпев поражение в войне с Россией, ушли с полуострова, крепостью недолго завладели татары. После присоединения Крыма к России (1783) Мангуп покинули последние его обитатели.Так прекратил свое существование большой средневековый город Мангуп.А вот предлагаем Вашему вниманию ещё одну историю (довольно необычную интересную интерпретацию)Мангуп: столица княжества ФеодороМангуп самой природой создан быть крепостью. Гора-останец с плоским плато площадью 90 га, с источником воды, которую дает скала, конденсирующая атмосферную влагу даже в засуху в столь мощный поток, что при турках на горе устроена была баня – все это уникально даже для Крыма. Неудивительно, что еще в бронзовом веке на Мангуп пришли первые обитатели, были здесь и тавры. С 3 в по РХ население горы (тогда еще не крепости) все возрастает. Насельцами были готы, которые пришли в Причерноморье именно в это время. Повоевав с Римской империей, готы постепенно сели на землю, окультурились, стали искренно считать себя греками, а уже в конце 4 в скрывались на Мангупе от кочевников-гуннов. Рим в то время почти ничем не мог помочь крымским готам, если бы и хотел. МангупО раннем периоде истории горы Мангуп повествует надпись, найденная совсем недавно в руинах Большой базилики. Эта находка пока не достаточно оценена. На мраморной плите нанесено 23 строки, в которых чествуется некий человек, который, когда страну постигла засуха, прошел через вражеские земли и добыл хлеб для сограждан. Он также за свои деньги организовал посольство к наместникам Мезии Сабину и Элиану, и добился от них исполнения большинства просьб. Видимо, речь шла опять о хлебе, поскольку ниже сказано, что покупать его гражданину пришлось за свои деньги. Как раз, когда он был у наместников, разразилась война с сарматами, и гражданин сообщил римлянам все, что знал об их планах. Вернувшись от римлян, он поехал к варвару Уабию и к «величайшим царям Аорсии», но, видимо, это были варвары, союзные Риму. Декрет датируется I в по РХ, так, «война с сарматами» отождествляется с волнениями 62 г. Считается, что камень был принесен на Мангуп из какого-то полиса, но какого, когда и зачем? По языку вроде бы подходит Ольвия (в Херсонесе говорили на другом диалекте), но что за смысл тащить плиту, чтобы уложить ее в базилику, так издалека? Публикаторы надписи (а она анализировалась два раза) ответа не дали. Есть по крайней мере два варианта: либо надпись все-таки происходит из Херсонеса, и тогда видно, что при строительстве базилики на Мангупе в 6 веке часть стройматериала доставили оттуда, либо надпись была в самом начале поставлена на Мангупе. Можно только фантазировать, какое отношение имел Мангуп к этим событиям. Может, «величайшие цари Аорсии», в частности, Уабий, жили на Мангупе, и пожелали иметь копию почетного декрета в честь гражданина Ольвии, с которым их связывали дружеские отношения? Или сам этот человек был вовсе не из Ольвии, а с Мангупа? Но тогда придется пересмотреть всю раннюю историю Мангупа и дать ответ, почему там нет более внушительных остатков этого времени. Впрочем, мысль о том, что Мангуп основательно обживается не ранее 6 в, которую сегодня активно проводят в многочисленных работах, стоит, вероятно, отбросить. Хотелось бы обратить внимание [сб. Феодальная Таврика, Киев, 1974, с. 123 сл], что на городище часты находки позднеантичной посуды, найдена также монета императора Феодосия I (379-395 гг), из той самой серии, что, очевидно, чеканилась или в самом Херсонесе, или для него в Константинополе. Это говорит о том, что уже с 4 века как минимум наМангупе живут люди, включенные в орбиту экономических связей с Херсонесом. Собственно, и Юстиниан не стал бы строить базилику и стены на совершенно необжитом месте.Император Юстиниан (517-565 гг) захотел и смог возродить былую мощь Римской империи. Для союзных готов на Мангупе строится крепость. Видимо, это случилось ближе к 565 году, поскольку о Мангупе не говорится в архитектурной энциклопедии “О постройках”, написанной около 550 г. Крепость назвали “Дори” (название Мангуп появилось много позже). Готы должны были прикрывать Херсон, главный византийский город Крыма, с севера, и участвовать в его экономической жизни.Но уже с конца 7 в Империя слабеет. Херсон лишь формально остается в ее границах. Однако, готы-греки в “стране Дори” хранят верность Херсону, потому что, работая вместе с ним, они могут зарабатывать немалые деньги. Этот период можно считать временем существования в Крыму полунезависимого государства с центром в Херсоне и с такими крепостями по периферии, как Дори.Вторжение хазар в 8 в ненадолго прервало естественный ход жизни. Стали ли хазары занимать Мангуп? С одной стороны, восстание против них 787 года было вызвано именно тем, что они штурмом взяли Дорос, в котором видят Мангуп. С другой, А. Герцен пишет, что в 840 году хазары ремонтировали стены Мангупа, как будто это была их крепость (при этом исследователь ссылается на данные своих раскопок и на письменные источники). Таким образом, хазары могли сначала захватить Мангуп, потом посадить туда покорного феодала. Но, когда феодал стал непокорным, применить против него силу. Как полагают некоторые, именно из языка хазар взялось само слово “Мангуп”, которое, конкурируя с другими именами, с турецкого времени становится единственным названием этого места. МангупОколо 10-11 вв жизнь в Дори, как принято считать, внезапно замирает. Причины этого совершенно загадочны, говорят даже о том, что виновато землетрясение. Причиной могли быть и гражданские войны в пределах Херсонского квази-государства. Известно, что в правление императора Феофила Константинополь восстанавливает свою власть над Херсоном. Это не обошлось без насилия. С другой стороны, можно предположить, что вхождение Херсона в орбиту Ромейской империи стабилизировало обстановку, и крепость стала не нужна. Люди предпочитали жить у подножия Мангупа. Стены юстиниановского времени медленно ветшали. В то же время еще в 70-е годы археологи не видели этого «темного» периода Мангупа и, датируя свои находки, свободно помещали их в 11-13 вв. Очевидно, за последние 20 лет резко поменялась шкала датировки керамики, что сразу вызвало специфическую лакуну в истории Мангупа. Шкала может поменяться еще не раз, а значит, коренным образом поменяется и представление об истории Мангупа. Там, где нет письменных источников, приходиться опираться на арехологию, которая только на первый взгляд очень уж объективна.Новый поворот приносит 1204 год, когда Константинополь захватывают крестоносцы. Для греческого мира это стало сигналом к консолидации сил. Греки, жившие в горных местностях (мы уже говорили, что это были за “греки”), собираются в кучку и основывают княжество Феодоро, столицей которого и стал покинутый было Мангуп, который его жители называли тогда то “Мангуп”, то “Феодоро”. Когда это случилось, точно не известно, но задолго до того, как о “хане манлопском” Дмитрии впервые говорится в связи с событиями 1363 года (вместе с владетелями Солхата и Кырк-Ора он выступает против литовского князя Ольгерда). Факт, что Ногай в 1299 то ли не смог взять Мангуп, то ли там нечего было “брать”. Значит, к тому времени город был уже хорошо укреплен. Эски-Кермен был разорен Ногаем и больше не возрождался. Вероятно, это спровоцировало перенос всей жизни на Мангуп, вместе со столичными функциями. В Мангупе есть надпись от 1362 года о строительстве “Пойки”, в которой видят цитадель Феодоро.Долгое время считалось, что княжество Феодоро не знало своей монеты. Но в 1998 году московский нумизмат А. Коршенко показал, что разряд крайне редких монет, находимых только на Мангупе, скорее всего, есть валюта этого княжества. Вы не встретите на этих монетах имен князей Феодоро — они подражают греческим, но нумизмат на то и нумизмат, чтобы понять, где его дурят. МангупПодвергшись разгрому со стороны Тамерлана около 1395, Мангуп настолько быстро поднялся, что в 1399 уже дает отпор Едигею, который взять его не смог. В 15-м веке город и княжество переживают расцвет. Княжество сотрудничает с улусами Орды, потом с Крымским Ханством Гиреев, и воюет с генуэзцами. Все кончилось для греков в конце мая 1475 года, когда на Южнобережье высадились турки. Мангуп был единственной крепостью, которая оказала достойное сопротивление. Осада началась в июле и длилась полгода. Даже когда турки прорвались через внешнюю стену, цитадель еще продолжала сопротивляться, и защитники устроили даже кузницу прямо во дворце, где делали оружие. На помощь Мангупу пришли молдаване, готовили отряд венгры, русский князь Иван III собирался помочь – пусть не войсками, так устрашением – женить своего сына на феодоритской княжне, и тем самым припугнуть турок. На Мангуп собрался с визитом посол московского князя А. Старков. Но, видимо, не успел.О завоевании Мангупа повествует турецкий источник, недавно лишь найденный и опубликованный, созданный в 1476 году. Сочинение блестяще написано: «Паруса наполнились воздухом. С позволения Аллаха двинулись в путь. Поверхность моря залилась светом лучей ислама. 70 тысяч завоевателей-суннитов днем и ночью, ночью и днем продвигались по морю. В один из дней они вошли в порт Кефе». Кафа сдалась сама, а вот Мангуп покоряться не хотел. Впрочем, правитель Мангупа уже выехал навстречу завоевателям, чтобы сдаться, а его противник затворился в крепости и решил дать бой. Царь из стана турок умолял крепость сдать, феодориты в ответ грозились выгнать из Мангупа оставшихся там его родственников. Ахмед паша понял, что крепость штурмом не взять. Он оставил немного людей для осады. Защитники, увидев, что основные силы отступают, сделали вылазку, но сил оставшегося осадного гарнизона хватило, чтобы прорваться в незапертые теперь ворота и занять крепость. В дополнение к этому источнику Челеби сообщает, что турки ходили на крепость семь раз, положив несколько тысяч человек, и главнокомандующего сняли с должности, поскольку он погубил так много солдат. Специалисты по военному делу выделяют три фазы осады Мангупа.Захватив Мангуп в декабре 1475, турки в самом начале 16 в превращают его в сильную крепость, и оставляют лишь в 1774 году. Правда, после большого пожара 1592 года Мангупская крепость пришла в упадок и уже не восстанавливалась в прежнем величии. Есть мнение, что здесь жил гарнизон солдат-христиан, которые воевали в армии Крымского хана, составляя особый пехотный полк, вооруженный огнестрельным оружием. Правда, в статье Гайворонского нет никаких аргументов, что солдаты жили именно на Мангупе, но автор в это почему-то верит. В 1666 году турецкий путешественник Челеби не видит тут «никаких строений, кроме мечети с каменным куполом, перестроенной из храма, крытого черепицей, а также колодца с крышей», сам замок не в счет. В замке при Челеби хранилось оружие и амуниция. Крепость Челеби нашел всегда закрытой, ключи у коменданта, и — ни одного человека внутри цитадели. За пределами оной люди были; вместе с турецкими солдатами на Мангупе жили греки (для которых работала старинная церковь), и караимы-евреи, потомки хазар. Когда Крым захватила Россия, Мангуп опустел (караимам разрешили выехать, куда они пожелают, что было им прежде запрещено, и они разъехались по империи, а греков переселили в район Азова). И уже в начале 19 в восторженный путешественник восклицал – “прочь отсюда, ведь нет ничего страшнее, чем неудовлетворенное любопытство”. Действительно, здесь не оставалось уже никого, кто помнил историю города.Предположения: Когда готы поселились в горах Тавриды, точно не известно, но, вероятно, гунны загнали их сюда, а в частности на Мангуп. Нет сомнения в том, что на Мангупе и до готов было поселение, и можно быть уверенным, что во время Скилура и Палака (II-I в. до Р.Х.) это удобнейшее место для самообороны было крепость, как крепости Неаполись, Палакион, Хавы и др. Тавры, исконные обитатели близких к морю областей, бесспорно, и здесь имели свое поселение. Обилие роскошной ключевой воды на самом Мангупе, обилие лесов, окружающих Мангуп, с разнообразной четвероногой и крылатой дичью, безопасность от врага, легкость устройства жилищ в мягких скалах Мангупа невольно заставляют думать, что доисторическому человеку не нужно было искать более удобного места, чем Мангуп. Итак, нам представляется, что Мангуп искони должен был быть обитаем. Изыскания необходимы не только на его площади, но и в ущельях его.По материалам сайта http://sightofcrimea.com/
Переработано и подготовлено MariMagdalinaМ.Ю Рахно, в своей статье «Кельтский субстрат Крымской Готии» показывает, что на территории Крымской Готии прослеживаются топонимы, которые имеют параллели на кельтском Западе. Так, кельтское слово dūro-s, dūron означало ‘двор, площадь; укрепленную крепость’. По предположению исследователей, наименование готского центра в Крыму Доре – Дорос – Дорас словом с таким значением особенно отвечало его топографии – могущественной скале с обрывистыми склонами и плоской вершиной.  (Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. IV)
____________
Falileyev A. Celtic Dacia: Place-Names and Ethnic Names of Celtic Origin in Dacia and Scythia Minor. Aberystwyth,
2007. P. 12-13; Sims-Williams P. Ancient Celtic Place-Names in Europe and Asia Minor. Oxford-Boston, 2006. P. 75-
78; Vasiliev A.A. The Goths in the Crimea. Cambridge, 1936. P. 56.

Крепостная стена Мангупа (Мангуп-Кале)

В ходе раскопок на территории городища Мангуп археологи обнаружили эллинистическую подвеску, датируемую IV-III веками до нашей эры. Об этом на пресс-конференции в мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» в Симферополе декан исторического факультета Таврической академии Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Александр Герцен. «Подвеска эллинистическая с египитскими мотивами! Как она к нам попала в средневековое городище, только гадать остается. Но у нас фантазеров много, что-нибудь подскажут на этот счет», — отметил эксперт.
По его словам, подвеска, на которой изображена женщина, датируется IV-III  веками до нашей эры. «Какой она путь прошла, трудно сказать. У нас были (среди находок на Мангупе — ред.), например, римские статуэтки Гермеса. Но это уже ближе – II век нашей эры. Рядом проходили маршруты с южного берега в Херсонес мимо Мангупа, еще крепости не было, но сюда захаживали», — добавил ученый.

Герцен рассказал, что в ходе экспедиции 2018 года на Мангупе продолжили исследование дворца мангупских князей — «важнейшего и интереснейшего архитектурно-археологического ансамбля, фактически единственного на территории Крыма и Причерноморья». По его словам, именно в этом дворце велись переговоры о заключении союза между княжеством Московским и княжеством Феодоро.
РИА Крым

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s