Русско-турецкие войны


Зачем католический Запад пытался столкнуть Россию с Турцией

В конце XV века образовалось единое Российское государство. Россия в то время состояла в союзе с турецким вассалом – Крымским ханством. Однако уже тогда, задолго до того, как столкнулись реальные интересы России и Турции, Рим и Венеция пытались стравить эти две державы.«Византийское наследство»Идеей-фикс Ватикана всегда было обращение «восточных схизматиков» в католичество. Взятие турками Константинополя в 1453 году, казалось, открывало для этого благоприятные перспективы. Хотя турки не препятствовали исповеданию своими новыми подданными православной веры (около, а то и больше половины населения Османской империи были христианами), но политическая зависимость константинопольского патриарха от иноверного султана неприятно отзывалась в сознании православных, чем Рим успешно спекулировал.Римский «святой» престол рассчитывал создать коалицию европейских держав под своей эгидой и восстановить Византийскую империю, но обратить её христианское население в католичество напрямую или посредством унии. Планы папского престола активно поддерживала Венеция, где нашла убежище бежавшая элита Византии, которая ещё в 1204 году, после Четвёртого крестового похода, владела Константинополем. Но одной Венеции для осуществления этого обширного геополитического проекта было мало. В поисках орудия для своих замыслов Ватикан обратился к Восточной Европе – Польше и Литве, а также к недавно возникшей загадочной России.В 1472 году Ватикан удачно выдал византийскую принцессу, католичку Зою, замуж за московского великого князя Ивана III. История этого сватовства и этого брака выдаёт блестяще проведённую папским престолом совместно с Венецией «спецоперацию» по внедрению своего агента влияния в высшие сферы «схизматического» государства. Однако на последнем этапе «спецоперация» внезапно сорвалась. «Агент» оказался двойной: вместо того чтобы способствовать принятию правящим классом Московии униатства, Зоя обернулась православной царицей Софьей, а папский легат был выдворен из России. Тем не менее идея преемственности России от Византии была посеяна и дала горькие всходы.Подстрекательства Рима в XVI векеВ начале XVI века среди образованных русских людей распространяется концепция «Россия – Третий Рим». Первоначально она не предусматривала никаких завоеваний. Православное царство просто переместилось из Константинополя в Москву, как прежде оно перешло из Рима в Константинополь. Но потенциально из неё можно было развить идею подчинения всех православных стран власти русского царя.Ватикан использовал мессианские настроения русской элиты в своих интересах. С середины XVI века учащаются сношения между ним и Москвой. Со стороны Ивана Грозного они не встречают препятствий. Напротив, ярым врагом сближения папского и царского престолов стала Польша. Её правящему классу не нравилось, что Рим хочет видеть в России одного из важнейших участников будущей антитурецкой коалиции. С их точки зрения это означало утратить уникальное значение Польши для католического Запада как форпоста на рубеже со схизматиками и мусульманами.Польша неодобрительно отнеслась к миссиям Ватикана, направлявшимся с целью примирения России и Польши в Ливонской войне. А Иван Грозный, наоборот, все такие попытки посредничества принимал охотно. При этом Ватикан соблазнял московского государя новыми политическими идеями. Так, в 1576 году вместе через посла Рудольфа Кленкена папский престол подал мысль об учреждении на Москве независимого от Константинополя патриаршества. Это и было осуществлено спустя 12 лет.В конце XVI века Ватикан ещё склонялся к тому, что Польша может быть главной силой в планируемом сокрушении османского могущества в Европе. Однако в инструкции папскому послу аббату Комуловичу (славянину), направленному в Россию в 1594 году, даётся чёткое указание побуждать московского государя к войне против Турции в союзе с западноевропейскими нациями. В качестве приза папский престол сулил царю порты на Чёрном море, а в перспективе – сам Константинополь.Третий Рим как завоевательная доктринаИнтересы России и Турции не сталкивались непосредственно до конца XVIII века. Но обе державы стремились играть роль мировых и часто руководились соображениями духовного лидерства. Так, ещё в 1569 году османский султан Селим II предпринял военную авантюру с целью отнять у России бывшие владения своих единоверцев – Астраханское и Казанское царства, которая закончилась позорнейшей неудачей. Ещё раньше Россия поссорилась с османскими вассалами – ханами Крыма. Все эти столкновения подталкивали русский правящий класс к восприятию западных идей об экспансии за счёт османских владений.Немалую роль играли в этом и лукавые греческие иерархи, которые благоденствовали под властью османских султанов, но, приходя в Россию выклянчивать богатую милостыню, неизменно жаловались на своё тягостное житьё под игом иноверцев и льстили московским царям как «самым могущественным в мире» и «освободителям христианства». Так незаметно идея Третьего Рима как чисто духовной преемственности трансформировалась в доктрину внешних завоеваний.Особенно ярого сторонника священной войны с Турцией папский престол обрёл в лице Лжедмитрия I, но кратковременность царствования не дала ему осуществить эти авантюристические планы. В результате Смутного времени Россия была вынуждена надолго отказаться от подобных идей. Царствование Михаила Романова (1613-1645) – время мирных отношений между Россией и Турцией, ради которых царь в 1642 году отказался даже от принятия в дар Азова, завоёванного донскими казаками.
Но при Алексее Михайловиче (1645-1676) правящими сферами России овладевает идея объединения всех православных народов под властью московского царя. Её поддерживает патриарх Никон (1652-1666), начавший церковную реформу ради унификации обрядов русской церкви с обрядами церкви греческой. Свержение Никона из сана не положило конец планам создания всеправославного царства. Когда было легко довершить присоединение всей Украины к России, Алексей Михайлович заключил перемирие с Польшей и вместе с ней в 1672 году начал воевать против Турции. Война не привела к успеху, и уже правительство царевны Софьи в 1682 году заключило с Турцией Бахчисарайский мир на условиях статус-кво. Впоследствии оно ещё два раза неудачно посылало войско на завоевание Крыма.
К экспансии за счёт турецких земель Россия смогла успешно приступить только в конце XVIII века. Но ради более раннего осуществления химеры «освобождения Константинополя», внушённой из Рима московским царям, была роковым образом надолго отложена задача воссоединения «всея Руси».

Общее прошлое: как воевали Россия и Османская империя

Османская империя (нынешняя Турция) всегда воспринимала Черное море как «внутреннее озеро», а Россия хотела иметь южный доступ к судоходным путям. Поэтому воевали страны часто и ожесточенно
Знание своей истории — это не только вопрос образованности и культуры. Это еще и необходимый фундамент для создания общего будущего людей, живущих в одной стране. РБК совместно с Вольным историческим обществом продолжает цикл публикаций о главных событиях, ставших поворотными в нашей общей истории — истории России.

Борьба с «неверными»

В 1497 году посол великого князя Ивана III стольник Михаил Плещеев впервые установил дипломатические отношения с Османской империей. В то время Москва не мыслила тягаться с державой, которая подчинила себе балканские страны, дунайские княжества (Молдавию и Валахию), Крымское ханство и сделала Черное море своим «внутренним озером». Но покорение Россией Казани и Астрахани встревожило турок. Султан Селим II в 1569 году двинул в Крым войско; турки собирались подняться по Дону, прорыть канал до Волги и вырвать Астрахань из рук «неверных». Поход окончился провалом; возвращение через безводные степи погубило три четверти турецкой армии.

В последующее столетие османы московскими делами не очень интересовались. Причерноморские степи контролировали их вассалы — крымские ханы, совершавшие набеги на русские окраины. Освоение «Дикого поля» и присоединение Украины изменило баланс сил в Восточной Европе, и Османская империя решила вмешаться. Когда гетман Петр Дорошенко принял турецкое подданство, султан объявил притязания на всю Украину. Первая в нашей истории русско-турецкая война 1673–1681 годов закончилась ничьей: султан и хан признали права России на левобережную Украину и Киев.

«Вечный мир» 1686 года с поляками привел Россию в Священную лигу (Австрия, Венеция и Речь Посполитая) против последнего турецкого натиска на Европу. Пока поляки и австрийцы громили турок под Веной и на Дунае, русские и украинские войска дважды (в 1687 и 1689 годах) ходили на Крым степью — и оба раза возвращались из-за недостатка воды, провианта и фуража. Только Петру I с помощью построенных под Воронежем первых судов русского флота удалось взять в 1696 году турецкий Азов в устье Дона.

Победа под Полтавой и блицкриг в шведской Прибалтике придали Петру кураж. После очередного татарского набега в Успенском соборе Кремля прозвучал манифест о войне против «вероломного и клятвопреступного неприятеля… султана турского», который желал поработить Польшу и «чрез бунтовщиков казаков мазепинцов и булавинцов… возмущения в его царского величества государствах сочинить». Под знаменами с девизом «За имя Иисус Христа и христианство» русская армия вступила в Молдавию. Петр I желал поднять восстание подвластных туркам народов на Балканах, но православные не спешили, а полтавские победители не рассчитали силы — и на реке Прут в июле 1711 года были окружены турками и татарами. «Для голоду как в провианте, так и в фураже» царь решился на прорыв — «или выиграть, или умереть». Турки согласились на переговоры, но вместо выхода к морю Петру пришлось вернуть Азов, уничтожить крепость Таганрог и Азовскую флотилию.

Через четверть века модернизированная Российская империя решила взять реванш. Фельдмаршал Б.Х. Миних представлял императрице Анне Иоанновне будущий триумф: «На 1739 год: знамена и штандарты ее величества водружаются где? — в Константинополе. В первой, старейшей греко-христианской церкви, в знаменитой святой Софии, ее величество венчается как греческая императрица». В 1736 году русские войска ворвались в Крым и сожгли Бахчисарай — и ушли из-за жары, дизентерии и проблем со снабжением, потеряв половину армии. В 1739 году фельдмаршал Миних разбил турок в Молдавии. Однако побитые союзники-австрийцы вышли из войны; Россия не получила ни выхода к Черному морю, ни права держать там свой флот. Ей достался только разоренный Азов без права строить там укрепления.

Крым наш

Опыт далекой от европейских канонов войны с мобильным противником в бескрайних степях давался тяжко. Отныне главным театром военных действий стали Балканы с дружественным населением и возможностью обеспечивать армию. Кампании 1768–1774 и 1787–1791 годов стали переломными: военная машина османов устарела, но своего Петра в Турции тогда не нашлось. Турок выбили из Молдавии и из Крыма; в Эгейском море турецкий флот сгорел в Чесменском сражении. Кючук-Кайнарджийский договор 1774 года открыл для России Черное море и право на проход судов через Босфор и Дарданеллы. Турция потеряла Крым (в 1783 году он был присоединен к России) и признала право России выступать в защиту христиан Османской империи, то есть законно вмешиваться в ее внутренние дела.

Назревал «восточный вопрос», как политкорректно назывались планы раздела Османской империи. Союзнику, австрийскому императору Иосифу, в 1782 году Екатерина II предложила создать Греческую империю во главе со своим внуком Константином и вассальное государство Дакию на территории нынешней Румынии. Россия не приобрела бы новых владений, но получила бы контроль над проливами из Черного моря в Средиземное.

Османы попытались отыграться при поддержке Англии и Пруссии — Европа впервые почувствовала, что Крымом дело не закончится. Турки упорно дрались и проигрывали, но британский флот так и не вышел из гаваней: воевать за султана и ставить под угрозу бизнес с Россией оказалось не с руки. Ясский договор 1791 года сделал границей между империями Днестр. На Кавказе граница прошла по реке Кубань. Сюда Екатерина II переселила в 1792 году запорожцев, образовавших Черноморское казачье войско, — началось покорение Северного Кавказа. С присоединением Причерноморья возникли Одесса, Херсон, Николаев, Севастополь; оживилась черноморская торговля. От воссоздания Византии пришлось отказаться, но борьба за проливы стала одной из целей политики России.


Репродукция картины Василия Верещагина ​«Шипка-Шейново. Скобелев под Шипкой»
Враги-союзники

История порой причудлива: успехи революционной Франции на суше и на море привели в 1799 году к союзу двух империй. Под командой недавно громившего их адмирала Федора Ушакова турки и русская морская пехота брали штурмом Корфу и другие французские крепости на Ионических островах. «Надобно же вырасти таким уродам, как французы, чтобы произвести вещь, какой я не только на своем министерстве, но и на веку своем видеть не чаял, то есть союз наш с Портою», — удивлялся старый канцлер А.А. Безбородко.

Но далее все пошло по-прежнему: Османская держава мечтала вернуть утраченное, огрызалась — и отступала с боями. Султан Селим III зря понадеялся на Наполеона, и М.И. Кутузов в 1811 году заставил сдаться армию великого визиря; турки уступили победителям Бессарабию. Когда в 1827 году Россия, Франция и Англия потребовали предоставить автономию Греции, преемник Селима Махмуд II отказался; русская армия перешла Балканы, и Турция уступила Черноморское побережье Кавказа.

Казалось, еще немного — и «восточный вопрос» будет решен. Николай I уже видел, как его армия и флот смогут «не только овладеть Босфором, но и самим Царьградом». Но дипломаты «прозевали» образование союза Англии и Франции, чтобы не допустить русского господства над проливами. В 1854 году флот союзников вошел в Черное море, и России пришлось оборонять главную военно-морскую базу — Севастополь. Турки в Крымской войне играли подчиненную роль, но по итогам вернули контроль над устьем Дуная.

Новая война 1877–1878 годов во многом стала делом престижа. После обидного поражения Россия желала заявить о себе и поддержала вспыхнувшее на Балканах восстание славян. Начало было удачным, но поход по Болгарии застопорился: начались бои под Плевной и героическая оборона Шипкинского перевала от наступавших турок.

К тому времени у них уже начались реформы: появилась новая армия, промышленность, телеграф, школы, суды и законы, пусть и формально обеспечивавшие гражданские права немусульман; оружие (немецкие и английские стальные орудия и американские винчестеры) оказалось лучше российского. Только в конце 1877 года войска М.Д. Скобелева под Шейновом и Шипкой одержали победу, и командующий Вессель-паша отдал русскому генералу свою саблю. Александр II воскликнул: «Если суждено, то пусть водружают крест на святой Софии!» Оказалось, не суждено. Европейские державы, прежде всего Англия, не желали крушения Турции: там находились их интересы и «работали» их деньги. Россия все же вернула контроль над устьем Дуная, получила Южную Бессарабию в Европе и Ардаган, Карс и Батум в Азии. А братья-славяне подвиги во имя их освобождения не оценили: быстро перессорились, и Балканы стали «пороховым погребом» Европы.


Репродукция картины Василия Верещагина «Нападают врасплох»

Последний раз державы мерились силами в годы Первой мировой войны — теперь ошибку реванша допустили турки. На Кавказском фронте русские дивизии воевали на чужой территории — были заняты Эрзерум, Эрзинджан и Трабзон. Союзники уже согласились на раздел дряхлевшей империи. Но развал фронта в 1917 году успехи прекратил; по Брестскому миру Турция вернула себе не только занятые русскими «по праву войны» земли, но и утраченные в 1878 году Карс, Ардаган и Батум.

Столкновение двух империй в стратегически важном районе было неизбежно. Но «военная революция» раньше и успешнее состоялась в России — она и осталась победителем по итогам 10 войн. Испытания Первой мировой подорвали силы соперников — оба и рухнули в 1917–1918 годах. Переформатирование внутри- и внешне-политических отношений заняло весь XX век и, похоже, не завершилось.

Игорь Курукин
профессор Российского государственного гуманитарного университета
rbc.ru

Русско-турецкие войны, русско-крымские войны 

1568—1570 • 1676—1681 • 1686—1700 • 1710—1713 • 1735—1739 • 1768—1774 • 1787—1792 • 1806—1812 • 1828—1829 • 1853—1856 • 1877—1878 • 1914—1917

Первая русско-турецкая война

Прежде всего следует сказать, что турки не являются коренным народом на территории их современного государства. Вышедшие из Средней Азии турки-сельджуки в течение XI в. завоевали Персию,  Армению, Грузию, Палестину, Сирию, Египет. Ими была последовательно оккупирована вся Малая Азия, составлявшая территориальную основу Византийской империи. После захвата Константинополя (1453 г.) турецкая агрессия продолжилась оккупацией Балканского полуострова, далее порабощением многих южно-славянских народов и подчинением Крыма, который в XIII веке был отнят татарской ордой у Руси. В дальнейшем турецкая агрессия дошла до Австрии и до Польши с занятыми ею малороссийскими землями. Лишь в 1683 г. союзными польско-австрийскими войсками была одержана победа под Веной, положившая предел турецкой агрессии в Центральной и Восточной Европе. А натиск турок на Русскую равнину был остановлен и обращен вспять многочисленными русско-турецкими войнами.

Турецкий поход на Астрахань можно считать первой из русско-турецких войн. Произошло это в правление Царя Иоанна IV Грозного.

Крепость Астрахань

Русское царство присоединило в 1552 г. Казанское ханство, а в 1556 г.Астраханское ханство, устранив угрозы исходивших оттуда набегов на Русь. Царь Иоанн IV распорядился построить в Астрахани новый кремль на холме над Волгой. Астрахань занимала важное стратегическое положение, являясь узлом обороны русского государства в этом регионе и крупным центром транспортных и торговых путей в связях России с Персией и Средней Азией. Отсюда русское присутствие усиливалось и на Кавказе, где уже постоянно находились русские отряды для защиты кабардинских князей, вассалов Московского государства (второй женой Ивана Грозного была кабардинка Мария Темрюковна), а на реках Тереке и Сундже были основаны казачьи городки. Всё это ослабляло влияние Османской империи в этом регионе, и турецкие правители опасались потерять дальнейшие территории своих кавказских и причерноморских владений.

В 1563 г. турецкий султан Сулейман I задумал поход на Астрахань, чтобы отнять ее у русских. Но его вассал, крымский хан, не был заинтересован в столь отдаленном регионе, как и в укреплении турецкой власти над собой, и оттягивал турецкий поход. К войне готовились несколько лет и заранее свозили в Азов припасы. После смерти Сулеймана I в 1566 г. его преемник Селим II поручил ведение похода кафинскому паше Касиму. 31 мая 1569 г. Касим выступил с 15 тысячным корпусом янычар и в пути соединился с 50-тысячным войском крымского хана Девлета Гирея, в Азов было направлено 220 судов со снаряжением и продовольствием. Турецкий султан, уверенный в победе над меньшими по численности русскими войсками, разрешил своим солдатам брать деньги в долг за счет будущей продажи пленных, которых рассчитывали захватить в Астрахани.

Турецкое войско, включавшее в себя, помимо янычар и татар, также несколько тысяч сипахов, азапов и акынджи, 16 сентября 1569 г. осадило Астрахань. Одновременно татары начали работу по созданию канала, соединяющего Волгу и Дон, для проникновения турецкого флота на Волгу и Каспий. Для рытья канала вместе с войском были приведены 30 тысяч рабочих из городов Кафа, Балаклава, Тамань и Мангуп. Турецкие суда от Азова поднялись вверх по Дону до Переволоки на реке Царица, откуда турки намеревались прорыть канал.

Соотношение сил было в пользу турок. И все же они потерпели поражение и бежали, нарушив приказ султана о зимовке под Астраханью. Умелые действия воеводы князя П.С. Серебряного-Оболенского, поддержанные другим русским войском – атамана запорожских казаков М.А. Вишневецкого, заставили противника снять осаду. Согласно «Истории Малороссии» Н.А. Маркевича (т. 1, гл. III), неожиданная вылазка астраханского гарнизона и атака казачьей конницы позволили русским захватить и обратить против бежавших турок их собственную артиллерию, нанеся им огромные потери. 26 сентября турки и татары решили уходить.

Подошедшее русское подкрепление из 15 тысяч человек разогнало строителей канала и победило деморализованную 50-тысячную армию крымских татар, защищавшую строителей. В то же время турецкий флот у Азова был уничтожен сильным штормом, а на Дону – действиями казаков, которые атаковали отступающих турок на своих маленьких стругах, вмещавших по десять человек.

Весной 1570 г. послы Иоанна Грозного заключили в Стамбуле договор о ненападении. Несмотря на это, крымские татары вновь напали на Русское царство, в связи с чем в конце мая 1570 г. по известии о нападении «на рязанския места и на каширския крымских людей» Царь предпринял поход на Коломну. В 1571 г. 40 тысяч крымских татар и ногаев обошли засечные линии и сожгли Москву. В следующем 1572 г. 100-тысячное крымское войско повторило набег, но было почти полностью уничтожено воеводой М. Воротынским в очень важнойбитве при Молодях. Однако, в результате этих походов русские были выдавлены из Кабарды.

Русско-турецкие войны XVII–XVIII вв.

Русско-турецкие войны XVII–XVIII веков поначалу были логичным продолжением обороны России от ордынского ига и от набегов крымских татар (осколка Орды). Поскольку Крымское ханство было вассалом Османской империи – неизбежны были столкновения с Турцией, которая и помимо того сама постоянно стремилась завоевать юго-западные русские земли.

Русско-турецкая война 1672–1681 гг. была начата турецким захватом Подолии в результате польско-турецкой войны 1672–1676 гг. Турция стремилась распространить свое господство на всю Правобережную Украину, опираясь на своего вассала (с 1669 г.) — гетмана Правобережной Украины П.Д. Дорошенко. Предательская политика Дорошенко вызвала недовольство значительной части украинского казачества, которое в 1674 г. избрало гетмана Левобережной Украины И. Самойловича единым гетманом Украины. Его войска и царского военачальника Г.Г. Ромодановского вынудили Дорошенко капитулировать, затем разбили и турецко-татарские войска, но все же были вынуждена отступить. 13 января 1681 г. был заключен Бахчисарайский мирный договор. Граница между Россией и Турцией была установлена по Днепру. Турция оставила за собой Подолию и правобережную часть Малороссии, но признала принадлежность к Русскому государству Киева с окрестностями и Левобережной Малороссии.

В дальнейших русско-турецких войнах целью России был выход к Черному морю и возвращение северного и кавказского Причерноморья, захваченного монголо-татарами в XIII в.

Русско-турецкая война 1686–1700 гг. началась после присоединения России в 1686 г. к европейской оборонительной антитурецкой «Священной лиге» (1684 г. – Австрия, Речь Посполита, Венеция). В ходе войны русской армией были проведены Крымские (1687 и 1689 гг.) и Азовские походы (1695–1696) со знаменитым взятием Азова. В условиях подготовки России к войне со Швецией и заключения другими державами мира с Турцией на Карловицком конгрессе 1698–1699 гг., русское правительство 3 июля 1700 г. также заключило с нейКонстантинопольский мирный договор, по которому к России отошел Азов. Это было важное стратегическое достижение, открывавшей России доступ к Азовскому морю и облегчавшее дальнейшую борьбу.

Правда, Азов был временно утерян в русско-турецкой войне 1710–1713 гг. в результате неудачного Прутского похода Петра I в 1711 году.

Россия вернула себе Азов в итоге русско-турецкой войны 1735–1739 гг. (Белградский мирный договор 1739), которая также явилась следствием набегов крымских татар на Украину и похода крымского хана на Кавказ. Однако России запрещалось иметь военные укрепления в Азове и корабли на Черном и Азовском морях; Кабарда и область между Манычем и Еей стали нейтральными зонами между двумя государствами.

В правление Екатерины II в результате русско-турецкой войны 1768–1774 гг. русская армия последовательно разгромила турецко-татарские войска у Рябой Могилы, на р. Ларга, на р. Кагул, штурмом овладела крепостью Бендеры, после чего капитулировали турецкие крепости Измаил, Килия, Аккерман и Браилов. Русская эскадра, пришедшая в Эгейское море, разгромила турецкий флот вЧесменском бою 1770 г. и блокировала Дарданеллы. В последующие годы успешные военные действия шли в Крыму и на Дунае. Заключением Кючук-Кайнарджийского мира Россия получила территорию южной Украины до Южного Буга и свободный выход в Черное море (крепости Кинбурн, Керчь и Еникале). Были подтверждены права России на территорию Кабарды, Азов и приазовские земли, а Крымское ханство было объявлено независимым.

В результате этих побед, связанных с именами П.А. Румянцева, А.В. Суворова и др. знаменитых военачальников, главная задача – возвращение Крыма – была достигнута в 1783 г. уже без войны, дипломатическим наступлением на ослабевшее Крымское ханство, значительная часть населения которого предпочла новой войне мирное вхождение в Российскую империю.

Русско-турецкая война 1787–1791 гг. была вызвана реваншистскими устремлениями Турции, вознамерившейся вернуть Крым и не допустить усиления русского влияния в Закавказье. По Ясскому мирному договору 1791 г. к России отошла территория между Южным Бугом и Днестром, а также подтверждено присоединение Крыма.

Русско-турецкие войны XIX-XX вв.

Русско-турецкие войны в XIX в. были уже продиктованы в основном русской защитой от турецкого гнета христианских народов Балкан и Кавказа. Эти войны также были успешны для русского оружия.

В итоге русско-турецкой войны 1806–1812 гг. по Бухарестскому мирному договору было достигнуто освождение Бессарабии.

Русско-турецкая война 1828-1829 гг., закончившаяся Адрианопольским миром и присоединением к России Черноморского побережья Кавказа до Поти. Эта война сыграла главную роль в обретении независимости Грецией.

Правда, в дальнейшем европейские «христианские» державы уже были в основном союзниками мусульманской Турции, а не православной России.

Яркий пример тому Крымская война 1853–1856 гг. Парижский мир 18.03.1856. Запрещение для России иметь военный флот на Черном море, отказ от протектората над Молдавией, Валахией и Сербией, возвращение Карса Турции в обмен на Севастополь, передачу Южной Бессарабии Молдавскому княжеству.

Победная для России русско-турецкая война 1877-1878 гг. за освобождение балканских славян могла привести даже к освобождению Константинополя (захваченного турками в 1453 г.) и армянских земель. Сан-Стефанский мир (19.02.1878). Однако Берлинский Конгресс (июнь-июль 1878) аннулировал российские приобретения, а также независимость Болгарии и Македонии от Турции. Австрия получала право на оккупацию Боснии и Герцеговины, Румыния присоединила болгарскую провинцию Добруджу. Правда, Россия сохранила Бессарабию, и получила компенсацию на Кавказе: Карс, Батум и Ардаган, со всеми их провинциями.

В Первой мiровой войне Турция (фактически уже почти республика под диктатурой масонов при формальном султане) также воевала против России и устроила геноцид армян, симпатизировавших России. Русская Кавказская армия под командованием генерала Н.Н. Юденича нанесла туркам ряд крупных поражений: в начале 1915 г. в Сарыкамышском сражении, затем в Евфратской операции, в 1916 г. в штурме Эрзерума и Трапезундской операции. Кавказская армия под командованием Юденича не проиграла ни одного сражения, заняла всю Армению и была готова продолжать наступление. Но Февральская революция и Октябрьский переворот свели на нет все русские победы, и союзники отказались выполнить свое обещание по передаче России Константинополя и проливов.

Лишь с антирусским правительством Ленина турки имели дружественные отношения. Антихристианам-большевикам турецкие масоны духовно были ближе – в итоге заключенные в 1921 г. советско-турецкие договоры отменили для Турции все решения Севрского договора по итогам Мiровой войны. (Севрский договор был подписан 10.8.1920 во французском г. Севр странами Антанты и Турцией, которая в частности признавала Армению как «свободное и независимое государство» с передачей ему армянских земель и установлением новых государственных границ.)

Во Второй мiровой войне Турция сохраняла нейтралитет, и лишь в феврале 1945 г. примкнула к победителям, объявив войну Германии и Японии. После войны Турция приняла покровительство США и вступила в блок НАТО. Ныне турецкое правительство поддерживает все агрессии США и НАТО (против Сербии, Ирака, Ливии, Сирии) и добивается членства в объединенной Европе.

rusidea.org

***

В XIX веке Россия и Турция воевали друг с другом четыре раза и, как минимум, два раза заключали союзные соглашения. Вопреки устоявшемуся мнению, далеко не все эти войны были вызваны неизбежными и непреодолимыми противоречиями. Первой из этих конфликтов была война 1806−1812 годов.


В начале своего правления Александр I придерживался политики сохранения целостности Османской империи, решения спорных вопросов в рамках двусторонних отношений. В этом отношении он продолжал политику своего отца. Продолжая традиции 1799 года, Россия и Турция заключили в 1805 году союзный договор, подтверждавший право прохода русских кораблей через Босфор и Дарданеллы. Однако еще до его подписания русско-турецкие отношения были омрачены осложнением дел на Балканах — бесчинства янычар, слабо контролировавшихся Стамбулом, стали причиной начала I Сербского восстания (1804−1813).

Положение сербов в «старой», то есть турецкой, Сербии во второй половине XVIII века постоянно ухудшалось. В результате сербы массами стали покидать Родину, переходя границу и укрываясь в австрийских землях. После того как Вена объявила набор добровольцев и наемников во фрайкоры (добровольческие корпуса) для войны с Турцией, поток переселенцев только вырос. Пустели целые районы и султан вынужден был отдать приказ остановить беженцев или уговорить их вернуться. Сделать это было непросто — балканские пашалыки плохо контролировались правительством, что давало возможность местным пашам и даже отдельным янычарским отрядам самовольничать. Покинув территорию Сербии в ходе войны Турции с Австрией и Россией, янычары в 1791 г. потеряли право туда возвращаться, налоги в пользу Османской империи стали собирать сербские старшины — кнезы. Благосостояние сербов резко возросло, годовой оборот только торговли свиньями оценивался приблизительно в 130 тыс. фунтов.

Большое значение имела и позиция белградского паши Хаджи-Мухтара. В борьбе со своим противником пашой Виддина он опирался в том числе и на сербские ополчения, многие участники которых имели опыт службы во фрайкорах. Хаджи-Мухтар был редким примером справедливого правителя, который не поддерживал злоупотребления янычар, бежавших от него в Виддин.

Янычары в Османской империи имели ряд существенных привилегий — на ремесла, торговлю и т.п. Кроме того, они занимались откупами и ростовщичеством. Отсутствие этих беспокойных соседей не могло не повлиять на положение в Белградском пашалыке. С другой стороны, на фоне почти постоянного ухудшения своего финансового положения Порта была вынуждена резко сократить жалованье янычарам. Немедленно умножилось число грабежей. 30 января 1799 г. султан Селим III разрешил янычарам вернуться в Сербию, что, впрочем, они начали делать и ранее, мало считаясь с кем бы то ни было. Белградский паша был убит ими в 1801 г., после чего территория пашалыка стала управляться 4 янычарскими начальниками — «дайи». Против христиан был начат самый настоящий террор. Все права, дарованные сербам в 1791 г., были отменены, налоги увеличены, земли отнимались, вводился принудительный труд в пользу янычар.

В это время положение Порты было весьма тяжелым — весной 1800 г. румелийский паша организовал поход 5 тыс. кирджали-разбойников на столицу. Они дошли до Родосто, то есть примерно до 130 километров до Константинополя, когда султан принял их требования, после чего отряды стали отходить назад. В турецкой столице не хватало продовольствия и Селим III вынужден в обратиться к российскому императору Павлу I c просьбой разрешить провести закупку в России 15 тыс. овец. Просьба была удовлетворена в качестве жеста, который должен был продемонстрировать Турции отношение к ней России. В какой-то момент для подавления беспорядков в Белграде султан даже готов был обратиться к австрийцам. Вена сосредоточила около 15 тыс. чел. на границе, но окончательного решения в Константинополе так и не приняли.

Для того, чтобы утвердить свою власть в Сербии, дайи 4 февраля 1804 г. организовали истребление сербских старшин («Сеча кнезова»). 72 человека было убито, но один из приглашенных на встречу, где произошла эта резня, Кара-Георгий, сумел избежать убийства и возглавил восстание. Первоначально оно было направленно исключительно против янычар, а не против власти султана, который вступил в переговоры с повстанцами и в марте 1804 г. даже намеревался оказать им помощь. Позже от этой идеи султан отказался. Значительной силы в его распоряжении не было, в непосредственной близости от турецкой столицы — в Болгарии — по пути белградских янычар пошли отряды дезертиров и кирджалии, против которых и была брошена наиболее боеспособная часть турецкой армии. Повстанцы были обеспокоены отсутствием какой-либо внятной реакции со стороны своего законного монарха. С другой стороны, они, очевидно, хорошо понимали, что первоначальная благосклонность Константинополя вызвана слабостью, и поэтому носит временный характер и никоим образом ничего не гарантирует в будущем.

Уже в мае 1804 г. руководители повстанцев и представители духовенства Сербии обратились с письмом к посланнику России в Турции А.Я. Италинскому. Перечисляя причины, вызвавшие восстание, они просили о посредничестве и заступничестве:

«Наше желание есть, чтоб ходатайством светим русиския непобедимия держави свободу получили наше христианство хранити, церкви и монастыри воздвигати и от нестерпимого ига турецкого избавитися. Ми против не стоим султану урок (т.е. дань — А.О.) отдавати, но токмо чтоб от прочих тягостех и гонений турецких освобождении были. Ибо паша или губернатор сервианскии, в Белграде находящися, ни каковыя власти имеет, но и он сам у страхе и опасности живит, но дайе его аки немощного роба держут. У Сервии уже нас, хрстиан, под оружием 25 тысящ находится, и доднест всю Сервию от врагов наших и царя султанових освободихом, толико еще неколико тысяч турков в Белграде находятся, и тия с помощью Всевишнего надеемся поразити. Но что потом делати будем, когда прочая сила турецкая на нас пойдет? Аще светлое крило всеросиское нас христиан не покриет, то тогда ми купно с детми нашими изгинути будем (сохранено написание оригинала — А.О.)».

Естественно, что поддержать эти просьбы без санкции Петербурга Италинский не мог и вынужден был оставить это письмо без ответа. Тем не менее он немедленно известил главу русской дипломатии Чарторыйского об обращении повстанцев, предлагая России выступить в качестве посредника.

В июне того же года руководители повстанцев обратились с просьбой о заступничестве уже на имя императора Александра I. В ней отразились те же опасения и та же программа:

«Теперь держим Белиград в обседении, понеже не имеем такових военних орудий, с коим бы могли быть онаи. Обаче всячески надеемся помощию Божию онима завладети. Обаче по завладении оного, естли Ваше Императорское Величество не прострет всемилостивейшую руку, то мы совсем пропали. Правда, что султан обещает нам свою милость и оставляет нам дани на 9 лет. Но кто от врага христианского может надеятися милости, понеже по изгнании сил ребелантов (т.е. повстанцев — А.О.) послет султан другий гарнизон, и они начнут поступать с нами тем же образом, да еще горше будут делати отмщение над нами. Они и доселе не слушали султана, а теперь они все султани (сохранено написание оригинала — А.О.)».

В июне же по рекомендации духовника и законоучителя Алесандра была передана записка сербского митрополита Стефана Стратимировича, в которой Россия призывалась оказать помощь славянам-единоверцам, которые верны и близки ей. В Петербурге прекрасно понимали сложившуюся на Балканах ситуацию.

«Весьма вероятно, — докладывал императору в июле 1804 г. Чарторыйский, — что, хотя в начале восстания сербов Порта казалась к ним благосклонна, но лишь потому она не захотела объявить их мятежниками, что не была в состоянии их подавить; несмотря на то, что она имеет все основания быть недовольной белградскими дахиями, она втайне поощряет их и предпочитает, чтобы они содержали верх, чем видеть христианскую провинцию, значительно укрепившуюся после взятия этой крепости (т.е. Белграда — А.О.)».

Италинскому было рекомендовано в случае благоприятных обстоятельств заступиться за сербов, не подвергая при этом риску ни интересы России, ни интересы самих повстанцев.

Это была вполне логичная позиция. До взятия Белграда оказать какую-либо серьезную помощь сербам не представлялось никакой возможности, а излишняя заинтересованность с русской стороны могла в этих условиях вызвать подозрительность со стороны турок и скорее навредить, чем помочь повстанцам. В августе 1804 г. с просьбой о заступничестве из Сербии в Россию была отправлена делегация в составе 4 человек. Двум из них русскими властями было разрешено проследовать в Петербург. Уже в ноябре 1804 г. делегаты получили аудиенцию у Александра I, обещавшего повстанцам дипломатическую и финансовую поддержку. Делегация получила 3 тыс. голландских золотых, что соответствовало просимой сумме в 20 тыс. пиастров. Однако это отнюдь не означало курса на ухудшение русско-турецких отношений, особенно на фоне становившейся все более опасной в связи с действиями Наполеона обстановки в Европе. Россия мягко поддерживала сербскую программу автономии. В декабре 1804 г. она сводилась к предложениям освобождения территории княжества от присутствия турецких войск, а также к праву на собственного правителя и суд, 5-тысячную армию для защиты от набегов разбойников при условии выплаты ежегодной дани султану.

В начале 1805 г. Кара-Георгий разбил янычар. «Дайи» попали в плен и были казнены. В мае-августе того же года сербы попытались начать переговоры с турками, предложив султану следующую программу: автономия и признание сформированной во время восстания администрации, очищение Сербии от турецких военных отрядов, выплата дани. Эти предложения были отвергнуты Константинополем. Цели сербского восстания после этого изменились, началась война за независимость. В сентябре 1805 г. повстанцам удалось разбить турецкую карательную экспедицию, направленную в их страну. Вслед за этим турки немедленно приступили к подготовке следующей. 30 ноября 1805 г. Кара-Георгий вновь обратился с просьбой о заступничестве к Александру I. Россия, как покровительница православных подданных Турции, не могла остаться равнодушной к судьбе Сербии, но ей было необходимо и сотрудничество с Константинополем для того, чтобы исключить опасность втягивания султана в сферу влияния французской политики.

11(23) сентября 1805 г. в турецкой столице был подписан русско-турецкий союзный оборонительный договор, по которому в случае нападения на одну из сторон третьей державы союзник должен был предоставить ей помощь силою в 10 тыс. чел. пехоты, 2 тыс. кавалерии и эскадру не меньше 6 линейных кораблей и 4 фрегатов. Секретные статьи соглашения фактически присоединяли Турцию к антинаполеоновской коалиции, успех которой должен был оградить Оттоманскую империю «от осуществления зловещих планов Франции…»

До 1806 г., ввиду осложнений на европейском направлении, Россия ограничилась финансовой и моральной поддержкой сербам, стараясь удержать турок от крупномасштабного повторения похода против повстанцев. В конце 1805 — начале 1806 гг. ситуация начала меняться. Под впечатлением военных успехов Наполеона в 1805—1806 гг. султан был втянут в орбиту французской политики. Под влиянием известий о провале союзников в Австрии он уже в начале 1806 г., несмотря на давление со стороны России, стал склоняться к признанию за Наполеоном права на императорский титул. В конце января 1806 г. Турция официально признала императора французов и отказалась продлить союзный договор с Англией.

За этим последовало политическое сближение между Константинополем и Парижем, и, как следствие, ужесточение турецкой позиции по сербскому вопросу. 30 апреля (12 мая) 1806 г. Александр I лично обратился к Селиму III с письмом, рекомендуя ему воздержаться от подавления восстания.

«Уверение мое по сему столь положительно, — писал император, — что я нимало не колеблюсь просить Ваше Султаново Величество предпочтительно употребить кротость и ласку противу сего народа, который с удовольствием покорится, естьли постановления с ним сделаны будут на справедливом основании, и обратит оружие свое на защиту и славу империи Вашей. В противном же случае меры, ныне против него принимаемые, произведут единственно знаменитое уменьшение сил и могущества Вашего Султанова Величества».

При этом 1(13) марта 1806 император поручил русскому посланнику в Турции Италинскому «…уверить Порту, самым положительным образом, что я не изменил своего расположения к ней и готов быть защитителем ее против всякого внешнего нападения, лететь на помощь султану Селиму, как только он найдет это нужным. Что я не требую от него ничего, кроме исполнения заключенных с Портой трактатов, которые я исполняю свято». Все эти пожелания и предложения не были приняты Константинополем ‑ и русская дипломатия оказалась в тупике.

Ситуация изменилась с началом русско-турецкой войны. Огромную роль в провоцировании войны сыграла французская дипломатия. Наполеон с 1804 года постоянно подталкивал к ней Селима III. Его призывы к восстановлению могущества Оттоманской империи звучали из Восточной Пруссии весомо. В качестве посла в Турцию оттуда же был направлен ген. О. Себастьяни. Отправляясь в Константинополь, он выбрал сухопутную дорогу через Австрию и Дунайские княжества. Отказ от путешествия по морю был естественен — там господствовал английский флот. В Бухаресте он попытался убедить валашского господаря Константина Ипсиланти увеличить численность своих пандуров и превратить эти полицейские силы в армию. По его словам, Молдавия и Валахия должны были бы иметь по 20-тысячному войску, так как Наполеон желает видеть в них барьер между Россией и Австрией, который при этом останется неотъемлемым владением султана. Проблемы Турции, в том числе и волнения черногорцев, отказывавшихся признавать власть Наполеона, французский дипломат объяснял исключительно происками Петербурга.

«Но вы увидите, — заверял он господаря, — чем это кончится. Император поклялся истребить этот народ, и покажет на нем страшный пример. Сербов ожидает та же участь, если они немедленно не покорятся. Все остальное не посмеет поднять голову. Мы имеем уже значительную армию в Далмации; она вступит в Сербию, если это окажется нужным. Планы России нам известны. Она хочет поставить Дунай границей и овладеть обоими княжествами. Она делала уже подобные предложения Франции, которая отклонила их. Во время мира в Пресбурге Австрия также просила дать в вознаграждение ей Молдавию и Валахию, но Император Наполеон ответил, что не допустит ни малейшего посягательства на целость Оттоманской империи. Если Порта бросится в объятия Франции, то не только уцелеет, но может еще возродиться».

Эти разговоры не получили поддержки ни у Константина Ипсиланти, ни у господаря Молдавии Александра Мурузи, но зато благосклонно воспринимались в Константинополе. Себастьяни активно использовал эффект, произведенный битвой при Аустерлице, для того, чтобы втянуть Турцию в войну и отвлечь Россию от поддержки. Уже в апреле 1806 г. султан предупредил Петербург о своем желании прекратить пропуск через Проливы русских военных судов и транспортов с войсками. Эта новость вызвала в России глубокое удивление, потому что данное право было прежде всего необходимо для защиты владений султана согласно русско-турецкому союзному договору. Но в Константинополе уже не боялись вторжения Франции, могущество Наполеона вызывало там не только страх, но и уважение. Италинский вспоминал:

«Порта, закрывая проход русским судам через Дарданеллы, не могла этого сделать без влияния Бонопарте, который имел в виду упереться на бунтующих янычар, отличных стрелков, которым Франция обещала помощь и покровительство. Известно, что ловкостью и деньгами можно всего достигнуть с этими людьми».

Кроме того, Наполеон в личном письме советовал султану сместить ориентировавшихся на Россию господарей Молдавии и Валахии. В том же направлении постоянно действовал и Себастьяни. Он убеждал султана в том, что Наполеон готов ввести войска в княжества, чтобы действовать оттуда вместе с турками против русской армии.

Попытка русского правительства в августе 1806 г. решить проблему дипломатическим путем и таким образом потребовать от султана защиты русской торговли, а также правящих в Молдавии и Валахии господарей, не окончилась успехом. В сентябре 1806 г. Турция закрыла Проливы для любых русских судов. В Константинополе были уверены, что Россия находится в глубоком упадке, в связи с чем она будет не в состоянии защищать свои интересы. Турция считала более безопасным для себя рискнуть воевать с Россией, чем рисковать ухудшением отношений с Францией. 26 августа (7 сентября) Италинскому было отправлено приказание эвакуировать собственность посольства в Одессу и нанять корабль, чтобы в случае необходимости быть готовым немедленно покинуть Константинополь. В это же время Себастьяни увеличивал влияние Франции в Константинополе, предлагая султану передачу Крыма в случае общей победы над Россией. В случае непринятия столь щедрых даров французский посол переходил к угрозам, намекая на возможность удара по турецкой территории со стороны Далмации. Дело дошло до того, что в сентябре 1806 г. турецкие министры начали жаловаться Италинскому «на нескромность французов, на их заносчивость, высокомерие и угрожающий тон».

10(22) сентября Италинский обратился к султану с протестом против закрытия Проливов по требованию французов, предупреждая Селима III о том, что настоящая угроза для его империи исходит от присоединения к планам Наполеона, а не от его несуществующих в Далмации войск. Султан должен был выбрать для себя союзников. Ими могли быть или Россия и Англия, или Франция.

«Соблаговолите, Ваше Императорское Величество, — писал русский дипломат, — взвесить с присущей Вам глубокой мудростью преимущества и отрицательные стороны как одного, так и другого решения. Прикажите представить Вам географическую карту и внимательно изучите, каковы возможности России и Англии, с одной стороны, и Франции — с другой, как для защиты Ваших владений, так и для нападения на них».

Тем не менее, сочетание кнута и пряника завершилось успехом именно у французов. 17(29) сентября Италинский вынужден был предупредить турецкое правительство о том, что если смещенные господари Молдавии и Валахии не будут восстановлены, он вынужден будет покинуть Константинополь.

В августе 1802 г. император уже выступал против смещения тех же господарей и излишнего обременения княжеств поборами, и к его мнению прислушались. Теперь ничего похожего на подобное отношение к заявлениям русских дипломатов в Константинополе не наблюдалось. Сложившаяся ситуация полностью отвечала интересам Наполеона, стремившегося оттянуть часть русских сил с Запада на Восток.

В результате Петербург, желая избежать войны, был вынужден задействовать силу и изменить свою политику скрытой поддержки потенциальных союзников. 22 сентября (4 октября) ген. И.И. Михельсон получил приказ передать Кара-Георгию 13 тыс. червонцев. 16(28) октября 1806 г. последовал Высочайший рескрипт на имя Михельсона, повелевавший ему перейти Днестр и занять Молдавию и Валахию. Формально Александр I имел основания для подобных действий. С 1774 г. сюзеренитет султана над Дунайскими княжествами уже не был безусловным. Восстановление власти Турции над этими территориями после русско-турецкой войны 1768−1774 гг. было связано с рядом обязательств, которые взял на себя Константинополь и которые теперь нарушались. Статья 16 Кючук-Кайнарджийского мира (1774) предоставляла России право покровительства Дунайским княжествам. Параграф 10 этой статьи, целиком посвященной условиям возвращения Порте Молдавии и Валахиии, гласил: «Соглашается также, чтоб по обстоятельствам обоих сих Княжеств Министры Российского Императорского Двора, при Блистательной Порте находящихся, могли говорить в пользу двух Княжеств и (Порта — А.О.) обещает внимать оные с сходственным к дружеским и почтительным Державам уважением». Это обещание в 1806 г. не соблюдалось. Демонстрация силы на Дунае, по планам, должна была подействовать на султана охлаждающим образом и предотвратить войну, тем более что Турция не была к ней готова.

Эти расчеты не покоились на пустом месте, в последний момент турки заявили о своей готовности уступить в вопросе о господарях. Правда, особого доверия этот шаг султана в Петербурге не вызвал. Новый глава МИД Российской империи А.Я.Будберг писал Италинскому: «Вам, конечно, было не безизвестно, что главною целью Императорского двора было — удостовериться, самым положительным образом, относительно расположения Порты; одной уступки, сделанной по принуждению, еще недостаточно и не дает нам необходимых гарантий». Однако гарантию такого рода могла предоставить только сила. На деле, предотвратив опасность восстановления турецкого военного контроля над княжествами и неизбежной в таком случае резни, русская армия не могла предотвратить нежелательной для России войны. Демонстрации, которая гарантировала бы мир, не получилось по причине недостаточности силы.

По спискам русская армия в Дунайских княжествах имела около 60 тыс. чел. при 268 орудиях, но из-за болезней и побегов в рекрутских командах она была на треть менее списочного состава — около 40 тыс. чел. У турок в крепостях по Дунаю было сосредоточено около 70 тыс. чел, и, кроме того, в резерве в районе Константинополя находилось около 80 тыс. чел. Не имея возможности усилить армию Михельсона, император с самого начала рекомендовал ему ограничиться оборонительными действиями. Учитывая, что незадолго до начала движения в княжества армия вынуждена была выделить из своего состава подкрепление на запад, что сократило ее численность до 30 тыс. чел., это было единственно верное решение.

15(27) ноября Италинскому были отправлены предложения, принятие которых султаном могло привести к преодолению кризиса. Султан должен был восстановить права и привилегии Молдавии и Валахии, отказаться препятствовать проходу русских судов через Проливы, восстановить союзный договор с Англией. Эта попытка ни к чему не привела. В турецкой ноте от 11(23) декабря 1806 г., врученной Италинскому, говорилось:

«Россия, явным образом, нарушает дружественные связи с Портою. Она возмущает греков и сербов против турецкого правительства, коварно овладела крепостью Фаши (т.е. Бендеры — А.О.), подговаривает в службу жителей Румелии и Албании и, несмотря на удовлетворение, данное Портой восстановлением князей Молдавского и Валахского, она заняла Молдавию и не прекращает далее своих действий».

Русское посольство должно было покинуть турецкую столицу в течение трех дней. 18(30) декабря 1806 г. султан издал манифест о войне с Россией. Находившийся в гавани Золотой Рог русский бриг, высланный для эвакуации посольства, был арестован, и Италинский, вынужденный из-за этого задержаться в Константинополе, был спасен, только найдя убежище на британском корабле.

Русские войска, перейдя через Днестр, заняли Хотин, Бендеры, Аккерман. К январю 1807 г., еще до того, как в Бухарест и Яссы прибыли преемники прорусски настроенных господарей, княжества были заняты русскими войсками. Так как война формально еще не была объявлена, часть гарнизонов турецких крепостей не оказывала активного сопротивления, уходя за Дунай. Со своей стороны русские войска вели себя образцово — после занятия Бендер солдатам запрещали даже выходить из крепости и беспокоить обывателей. За все товары расплачивались деньгами на месте. Мягкое отношение к жителям сказалось на поведении буджакских татар. Орда могла выставить до 30 тыс. вооруженных воинов и поначалу держалась выжидательно-враждебно. Убедившись в том, что им ничего не угрожает, татары стали вести себя спокойнее. По местным обычаям были выданы заложники. Тылам армии с их стороны ничего не угрожало.

В войне с Турцией для России огромное значение приобретала позиция Австрии и А.Я. Будберг уже 2(14) ноября заверил австрийского посла в России в том, что Петербург отнюдь не преследует в этой войне цель уничтожения Оттоманской империи, а только пытается вернуть её к исполнению своих обязательств во имя собственных её же интересов. 8(20) января 1807 г. министр иностранных дел отправил русскому послу в Вене графу А.К. Разумовскому более развернутое объяснение случившегося, высказав пожелание о нейтралитете Дунайской монархии:

«Если более чем сомнительное предрасположение, проявленное турками по отношению к нам после заключения ими мира с Францией; если нарушения, допускаемые Портой в отношении ее самых ясных обязательств перед императорским Двором, и недружелюбие, с каким исправлялись эти нарушения; если, наконец, неслыханные успехи Бонапарта и исключительное влияние его посланника в Константинополе, явившееся следствием этого, могли бы еще оставить малейшие сомнения насчет возможности избежать войны с турками, даже если бы не произошло оккупации нами Молдавии и Валахии, то подобное сомнение сегодня было бы перечеркнуто декларацией Порты, планами сосредоточить на западных границах Оттоманской империи наблюдательный армейский корпус по примеру венского Двора. Это решение, явно направленное против нас и принятое до того, как в Константинополе стало известно о вступлении русских войск в Молдавию, уже само по себе является объявлением войны, так как оно говорит о новом нарушении всех договоров, заключенных между двумя империями после Кайнарджийского мира; учитывая, что во всех этих договорах особо оговаривалось положение, согласно которому турецкие войска никогда не должны вступать в Молдавию и Валахию за исключением предназначавшихся для крепостных гарнизонов. Столь очевидные соображения не дают никаких оснований надеяться, что может быть сохранен мир с турками и что можно избежать войны, если воздержаться от такого обоснованного во всех отношениях и неотложного шага, как оккупация Молдавии и Валахии; мы совершенно убеждены, господин граф, что венский Двор в случае, если вспыхнет война, разумеется, не свяжет ее с этой мерой, а напротив — признает, что при нынешних обстоятельствах, как никогда ранее, были проявлены совершеннейшая осмотрительность и справедливость».

sevhistory.ru

***

Первая русско-турецкая война

Прежде всего следует сказать, что турки не являются коренным народом на территории их современного государства. Вышедшие из Средней Азии турки-сельджуки в течение XI в. завоевали Персию,  Армению, Грузию, Палестину, Сирию, Египет. Ими была последовательно оккупирована вся Малая Азия, составлявшая территориальную основу Византийской империи. После захвата Константинополя (1453 г.) турецкая агрессия продолжилась оккупацией Балканского полуострова, далее порабощением многих южно-славянских народов и подчинением Крыма, который в XIII веке был отнят татарской ордой у Руси. В дальнейшем турецкая агрессия дошла до Австрии и до Польши с занятыми ею малороссийскими землями. Лишь в 1683 г. союзными польско-австрийскими войсками была одержана победа под Веной, положившая предел турецкой агрессии в Центральной и Восточной Европе. А натиск турок на Русскую равнину был остановлен и обращен вспять многочисленными русско-турецкими войнами.

Турецкий поход на Астрахань можно считать первой из русско-турецких войн. Произошло это в правление Царя Иоанна IV Грозного.

Крепость Астрахань

Русское царство присоединило в 1552 г. Казанское ханство, а в 1556 г. Астраханское ханство, устранив угрозы исходивших оттуда набегов на Русь. Царь Иоанн IV распорядился построить в Астрахани новый кремль на холме над Волгой. Астрахань занимала важное стратегическое положение, являясь узлом обороны русского государства в этом регионе и крупным центром транспортных и торговых путей в связях России с Персией и Средней Азией. Отсюда русское присутствие усиливалось и на Кавказе, где уже постоянно находились русские отряды для защиты кабардинских князей, вассалов Московского государства (второй женой Ивана Грозного была кабардинка Мария Темрюковна), а на реках Тереке и Сундже были основаны казачьи городки. Всё это ослабляло влияние Османской империи в этом регионе, и турецкие правители опасались потерять дальнейшие территории своих кавказских и причерноморских владений.

В 1563 г. турецкий султан Сулейман I задумал поход на Астрахань, чтобы отнять ее у русских. Но его вассал, крымский хан, не был заинтересован в столь отдаленном регионе, как и в укреплении турецкой власти над собой, и оттягивал турецкий поход. К войне готовились несколько лет и заранее свозили в Азов припасы. После смерти Сулеймана I в 1566 г. его преемник Селим II поручил ведение похода кафинскому паше Касиму. 31 мая 1569 г. Касим выступил с 15 тысячным корпусом янычар и в пути соединился с 50-тысячным войском крымского хана Девлетом Гиреем, в Азов было направлено 220 судов со снаряжением и продоволь­ствием. Турецкий султан, уверен­ный в победе над меньшими по численности русскими войсками, разрешил сво­им солдатам брать деньги в долг за счет будущей продажи пленных, которых рассчитывали захватить в Астрахани.

Турецкое войско, включавшее в себя, помимо янычар и татар, также несколько тысяч сипахов, азапов и акынджи, 16 сентября 1569 г. осадило Астрахань. Одновременно татары начали работу по созданию канала, соединяющего Волгу и Дон, для проникновения турецкого флота на Волгу и Каспий. Для рытья канала вместе с войском были приведены 30 тысяч рабочих из городов Кафа, Балаклава, Тамань и Мангуп. Турецкие суда от Азова поднялись вверх по Дону до Переволоки на реке Царица, откуда турки намеревались прорыть канал.

Соотношение сил было в пользу турок. И все же они потерпели поражение и бежали, нарушив приказ султана о зимовке под Астраханью. Умелые действия воеводы князя П.С. Серебряного-Оболенского, поддержанные другим русским войском – атамана запорожских казаков М.А. Вишневецкого, заставили противника снять осаду. Согласно «Истории Малороссии» Н.А. Маркевича (т. 1, гл. III), неожиданная вылазка астраханского гарнизона и атака казачьей конницы позволили русским захватить и обратить против бежавших турок их собственную артиллерию, нанеся им огромные потери. 26 сентября турки и татары решили уходить.

Подошедшее русское подкрепление из 15 тысяч человек разогнало строителей канала и победило деморализованную 50-тысячную армию крымских татар, защищавшую строителей. В то же время турецкий флот у Азова был уничтожен сильным штормом, а на Дону – действиями казаков, которые атаковали отступающих турок на своих маленьких стругах, вмещавших по десять человек.

Весной 1570 г. послы Иоанна Грозного заключили в Стамбуле договор о ненападении. Несмотря на это, крымские татары вновь напали на Русское царство, в связи с чем в конце мая 1570 г. по известии о нападении «на рязанския места и на каширския крымских людей» Царь предпринял поход на Коломну. В 1571 г. 40 тысяч крымских татар и ногаев обошли засечные линии и сожгли Москву. В следующем 1572 г. 100-тысячное крымское войско повторило набег, но было почти полностью уничтожено воеводой М. Воротынским в очень важной битве при Молодях. Однако, в результате этих походов русские были выдавлены из Кабарды.

Русско-турецкие войны XVII–XVIII вв.

Русско-турецкая война 1672-1681 гг. во время царствования Алексея Михайловича и Федора Алексеевича началась с попытки Османской империи вмешаться в русско-польское противостояние и захватить контроль над правобережной Малороссией. В 1669 г.  тамошний гетман Петр Дорошенко стал вассалом Османской империи. Опираясь на него, в 1672 г. султан Мехмед IV послал на захват Малороссии трехсоттысячное войско. Первая битва между турками и польскими войсками (в составе которых были казаки гетмана Ханенко) произошла под Батогом, где польское войско было разбито. В августе того же года турки вместе с крымскими татарами завладели Каменец-Подольским, перебили множество жителей, остальных увели в рабство. Грозило вторжение турок и в левобережную Малороссию, куда постоянно шли татарские набеги из Крыма. В Москве решили не дожидаться турецкого вторжения, а предупредить его. В мае 1672 г. донским казакам направили приказ напасть на турецкие и крымские владения с моря; в июне такое же распоряжение получили запорожцы. Запорожцы летом и осенью произвели нападения на подчиненный Турции Крым, а донцы в августе на Каланчинские укрепления турок в устье Дона. Несмотря на отказ западных держав вступить в антитурецкий союз с Россией (поездки русских дипломатов в Европу были безрезультатны) в октябре был издан царский указ о подготовке к войне, чтобы защитить православное население Малороссии от турецких насилий. В январе-феврале 1673 г. в Киев прибыла армия князя Ю.П. Трубецкого. 25 апреля из Воронежа  к Азову были отправлены два полка солдат и восемь стрелецких приказов под командованием воевод И.С. Хитрово и Г.И. Косагова, вставшие 13 июня лагерем у Черкасска на левом берегу Дона. Гетман Дорошенко обратился за помощью к султану и крымским татарам. Крымские отряды атаковали Белгородскую черту, разрушили участок земляного вала восточнее Нового Оскола. В мае в Азов прибыли 33 турецкие галеры, доставившие 1500 янычар. 4 июня 1673 г. крымскому хану было направлено из Москвы требование прекратить враждебные действия против России и Польши, в противном случае ему пригрозили вторжением. Тем не менее в августе в Азов пришли еще турецких 25 галер с пополнением. Казаки предлагали царским воеводам сразу атаковать Азов, однако Хитрово решил начать с Каланчинских башен. 5 августа около 5 тысяч солдат и 5 тысяч казаков штурмовали турецкие укрепления, но безуспешно. Выход Польши из войны с турками поставил Москву перед необходимостью активнее действовать в правобережной Малороссии. В начале 1673 г. Москва известила поляков, что после подписания ими Бучачского договора (1672 г.), отдающего малороссийские земли туркам, она больше не считает себя связанной условиями Андрусовского перемирия (1667 г.), и обязанна защитить правобережные малороссийские земли. 16 марта князю Г.Г. Ромодановскому и гетману И.С. Самойловичу, стоявшим на Днепре, был направлен приказ начать переговоры с гетманом Дорошенко и правобережными полковниками, чтобы привлечь их на сторону Москвы. В случае неудачи предписывалось начать с ними войну как с союзниками турок. К этому времени в захваченной турками Подолии росло недовольство оккупацией. Большая часть церквей там была обращена в мечети, молодежь стали забирать в султанскую армию, народ обложили тяжелыми налогами, за неуплату которых отдавали в рабство. Турки презрительно называли помогавших им украинских казаков «свиньями», а в 1673 г., по свидетельству секретаря французского посольства в Стамбуле Франсуа де ла Круа, начали разрабатывать план массовой депортации населения из Подолии и замены его татарами. Всё правобережное население опасалось разделить участь подольчан. Оказавшись в такой неприятной ситуации, Дорошенко стал склоняться к переходу под власть Москвы, но требовал себе пожизненного гетманства над землями по обе стороны Днепра и вывода московских войск из Киева. Русское правительство не собиралось выполнять требования предателя своего народа, к тому же не соответствовавшие его реальному политическому значению. В феврале-марте были проведены переговоры с отдельными полковниками, которые выразили готовность сражаться против турок вместе с московскими войсками. Зимой 1674 г. войска Ромодановского и Самойловича перешли Днепр и, преодолев незначительное сопротивление, заняли Черкассы и Канев. Татарский отряд, пришедший на помощь Дорошенко, был разбит, а его остатки уничтожили местные жители. 15 марта в Переяславе собрались представители почти всех правобережных полков, избрали Самойловича гетманом всей Малороссии и составили условия своего подчинения Царю. В мае Ромодановский и Самойлович снова разбили татар на правом берегу и захватили посланца Дорошенко Ивана Мазепу, отправленного в Крым за подкреплениями. В 23 июля русское войско осадило Чигирин. Реагируя на это, 29 июля турецкая армия визиря Фазыл Ахмед-паши перешла Днестр. 17 городков были разорены турками, мужское население вырезано, а женщины и дети проданы в рабство. Их надежды на защиту Москвы не оправдались, так как воевода и гетман располагали незначительными силами. Крымский хан направился к Чигирину, и русским пришлось 10 августа отступать к Черкассам. Дорошенко преподнес хану в подарок 200 рабов из числа левобережных казаков, и разрешил татарам угонять в рабство людей из окрестностей Чигирина, объявив тамошних жителей предателями. Но все же вмешательство Москвы помешало врагам вторгнуться в левобережную Малороссию. Поскольку ожидался такой удар турок, летом 1674 г. начались переговоры Москвы и поляков о военном союзе, продолжавшиеся до начала 1680-х гг., но не давшие результатов. Одновременно новоизбранный король Речи Посполитой Ян Собеский в конце лета при посредничестве крымского хана в переговоры с турками. Надеяться Россия могла только на свою армию и малороссийское казачество. Однако положение на юге ухудшилось. Калмыки нарушили союз с Россией, и зимой-весной 1674 г. разгромили десятки казачьих городков по Дону, Хопру и Медведице, а затем напали на русские поселения в районе Белгородской черты. Русский городок, построенный в устье Миуса, чтобы блокировать Азов с моря, был разрушен татарами. Чтобы помешать русским в дальнейшем закрепиться в этом районе, хан направил туда кочевать тысячи татар. В 1675 г. основные военные действия происходили в Подолии и на Волыни, куда вторглись турецкая армия Ибрагима Шишмана и крымская орда. Теснимые поляки, наконец, согласились на соединение с русскими войсками. Однако опять ничего не получилось, так как гетман Самойлович и казацкая старшина, не доверяя полякам, саботировали распоряжения Царя. Русское правительство не стало настаивать на своем. Власть Дорошенко держалась на волоске. Население правобережья массами бежало на левый берег, и не помогали даже карательные меры (задержанных беглецов гетман распорядился отдавать в рабство татарам). С конца лета за Днепр начали уходить уже представители казачьей верхушки. Требование султана отправить в Турцию по 500 мальчиков и девочек младше 15 лет для пополнения гаремов вызвало возмущение даже в лояльном гетману Чигирине, и Дорошенке пришлось бежать из города. 10 октября, в присутствии запорожского кошевого атамана Ивана Сирко и донского атамана Фрола Минаева, Дорошенко и старшина были вынуждены принести присягу на верность Царю, а в январе в Москву были доставлены знаки власти, данные гетману султаном. При этом Дорошенко не порывал отношений с турками, изъявив покорность только для вида в надежде выиграть время, и те это понимали. Тем не менее, Царь медлил с выступлением против него, ожидая известий о том, куда турки нанесут следующий удар. Когда были получены сообщения, что турки и крымская орда снова идут на поляков, Ромодановский и Самойлович получили приказ покончить с Дорошенко, который 19 сентября 1676 г. капитулировал после недолгого сопротивления. Турки были раздосадованы падением своего ставленника, но надо было закончить войну с поляками, а русских оставить на следующий год. Войска Яна Собеского были окружены близ Львова, и 17 октября 1676 г. король был вынужден подписать Журавенский мир, закреплявший власть турок над большей частью правобережной Украины. Этим Польша нарушила данное Москве обещание  «друг без друга не мириться с султаном и ханом». Летом 1677 г. в  Малороссию вторглась армия Ибрагим-паши, которая везла в обозе нового турецкого ставленника – Юрия Хмельницкого (изменившего делу своего отца Богдана Хмельницкого). Чигирин, занятый русскими войсками, был осажден, но армия Ромодановского и Самойловича нанесла туркам поражение в битве на Бужином перевозе и сняла блокаду с города. Летом 1677 г.  великий визирь Кара-Мустафа с крупной армией вновь осадил Чигирин, войско Ромодановского и Самойловича нанесло туркам поражение на Стрельниковой горе, но атаковать их основные силы не решилось. После упорной обороны русские взорвали цитадель и ушли за Днепр. В правобережной Украине был восстановлен османский протекторат с гетманом Ю. Хмельницким в Немирове, который с помощью татар начал подчинять другие малороссийские территории. 5 июля 1678 г. Царь распорядился начать строительство укрепленной линии Усерд–Полатов–Новый Оскол. Вскоре работы пришлось прекратить, так как 21 июля большой отряд азовцев и ногаев появился на Северском Донце. Они осадили Савинский городок, разграбили округу, захватив большой полон, затем двинулись к Осколу, где разорили слободу Двуречную, также захватив много пленных. В конце июля около тысячи крымских татар переправились через Северский Донец у Чугуева, разграбили местность и ушли с пленниками. В конце декабря и Хмельницкий с татарами совершил набег на левобережную Малоросию, захватив несколько приднепровских городков и угрозами заставив часть жителей перейти на правый берег. Зимой 1678-1679 гг. турки и татары попытались уничтожить Запорожскую Сечь. В самом конце декабря, на Святках, когда запорожцы имели обыкновение гулять, 15 тысяч янычар, доставленных морем из Стамбула, и войско крымского хана подступили к Сечи. Сняв караулы, турки проникли в город, а татары остались снаружи. Расчет на то, что все казаки валяются мертвецки пьяные, не оправдался. Скопившиеся в узких улицах янычары подверглись обстрелу из окон, сами же не могли нанести запорожцам вреда. Затем казаки атаковали турок и довершили их уничтожение холодным оружием. В этой резне погибло 13,5 тысяч турок, часть была взята в плен, и лишь немногим удалось бежать. Атаман Сирко направил хану язвительное письмо, в котором напоминал о том, что казаки уже не раз наведывались в Крым, и обещал вскоре отдать визит. Действительно, весной запорожцы перешли Сиваш и произвели на полуострове немалое опустошение, уведя 13 тысяч пленных татар и освобожденных невольников. Среди последних, которых было около 7 тысяч, находилось немало детей христианских пленников. Многие из них были уже исламизированы и не говорили на родном языке. В степи Сирко предложил им на выбор – или идти с ним в Малороссию под русскую власть или возвращаться в Крым. Три тысячи решили вернуться, так как в Крыму у них была собственность и они считали полуостров своей родиной. Отпустив их, Сирко поднялся на курган и смотрел вслед, пока они не скрылись из виду. Затем он приказал молодым казакам догнать толпу и всех перебить. Атаман произнес, обращаясь к убитым: «Простите нас, братия, а сами спите тут до Страшного суда Господня, вместо того, чтобы размножаться вам в Крыму между бусурманами на наши христианские молодецкие головы и на свою вечную без крещения погибель». В 1679 г. русские вели лишь оборонительные военные действия от продолжавшихся татарских набегов. Татары разоряли небольшие селения, уводили пленников, но им не удалось взять ни одного города. Победа под Чигирином далась туркам очень дорого, и русскую армию разгромить не удалось. Попытка взятия Киева и поход на левый берег Днепра могли обойтись туркам еще дороже. Поэтому 15 марта к Царю прибыл крымский посол с предложением посредничества на мирных переговорах. Сознавая слабость своей еще не построенной обороны, Царь направили туркам согласие на переговоры в Крыму, куда в сентябре 1979 г. отправилось русское посольство стольника Сухотина. Однако в январе 1680 г. крымский хан с крупными силами отправился в очередной набег. Столь большие зимние набеги татар были редки, скорее нападение на Белгородскую черту было инициировано турками, чтобы сделать русское правительство более сговорчивым в переговорах. В конце года были также получены сведения о строительстве турками крепостей в устье Днепра и новых планах нападения на Запорожье. Этим мощным набегом русское военное командование было застигнуто врасплох. Татары разгромили в Харьковском уезде многие села и казачьи городки и, захватив полон, ушли обратно. Белгородскую черту им нигде прорвать не удалось, они были отбиты и отступили с потерями. Пришлось в крымских переговорах пойти на некоторые уступки туркам. В декабре проект договора был отослан в Турцию, и вскоре хан получил полномочия для подписания окончательного мира. Условия Бахчисарайского договора были следующие: 20-летнее перемирие, начиная с 3 января 1681 г., султан и хан обязались не помогать врагам России. В течение 20 лет территория между Днепром и Бугом остаётся нейтральной и незаселенной, на ней обе стороны не имели права строить  укрепления. Граница между Россией и Турцией устанавливается по Днепру. Турция оставила за собой Подолию и правобережную часть Малороссии, но признала принадлежность к Русскому государству Киева с окрестностями иЛевобережной Малороссии. Крымские татары получали право на кочевку и охоту в степях по берегам Днепра и около других рек, а казаки и другое русское население – право рыбной ловли в Днепре и его притоках, добычи соли, охоты и свободного плавания по Днепру до Черного моря. За это Россия согласилась на ежегодное предоставление хану прежней дани. Итак, военные действия между Россией и Турцией окончились практически ничейным территориальным результатом, и Бахчисарайский договор обеими сторонами рассматривался лишь как перемирие. Однако Турция отвоевала у Польши значительную часть правобережной Малороссии, угрожая левобережью. Поэтому сразу же началось сооружение Изюмской черты – 500-километровой оборонительной линии на юге для защиты Русского государства от турецко-татарских набегов. (Располагалась она на территории современной Белгородской и Харьковской областей как ответвление Белгородской черты.) Следующая война России с Турцией состоялась уже в 1686-1700 гг. Важным последствием войны 1672-1681 гг. стало ослабление ранее враждебной Польши, что укрепляло безопасность западных русских границ. Православные малороссы и белорусы, оставшиеся еще под польским владычеством, стали обращаться к русскому правительству с жалобами на свое бесправное положение и с просьбами о помощи.  В 1768 г. Польша была вынуждена заключить с Россией Варшавский договор об уравнивании прав православных с католиками на территории Речи Посполитой.

Карта. Бахчисарайский мирный договор

В пояснении к этой карте говорится о действиях неких «русско-украинских» войск, хотя, конечно, ни «украинской» национальности, ни такой государственной принадлежности в то время не существовало. Богдан Хмельницкий просил Царя взять под свою защиту «народ православный христианский из Малыя сия России», ибо враги хотят, «дабы имя русское не помянулось в земле нашей».  (Акты Южной и Западной России, т. ХIII). После Переяславского договора 1654 г. русский Царь Алексей Михайлович изменил свой титул на «Всея Великія и Малыя и Белыя Россіи». Настоятель Киево-Печерского монастыря Иннокентий Гизель в «Киевском синопсисе» (1674) выразил понимание русского народа как триединого в составе великорусов, малорусов и белорусов, а легитимность московской власти единого Русского государства во всех его трех частях – Великой, Малой и Белой Руси – как единственно законной, поскольку московские князья, а потом Цари, ведут свой род от Александра Невского, который «бысть князь Киевский из земли Российския, Александр Ярославич Невский». Украинский историк Михаил Максимович в своей работе 1868 г. опроверг подтасовку польской историографии: якобы внедрение русской властью названия «Малороссия» после 1654 г. Украинские историки Николай Костомаров, Дмитрий Багалей, Владимир Антонович писали, что во времена борьбы Русского государства и Речи Посполитой понятия «Малороссия» или «Малая Русь, «Южная Русь» были этнонимом для «малороссийской/южнорусской» народности, а слово «Украина» использовалось лишь как топоним, обозначавший окраинные земли обоих государств.

***

Первая русско-турецкая война

Прежде всего следует сказать, что турки не являются коренным народом на территории их современного государства. Вышедшие из Средней Азии турки-сельджуки в течение XI в. завоевали Персию,  Армению, Грузию, Палестину, Сирию, Египет. Ими была последовательно оккупирована вся Малая Азия, составлявшая территориальную основу Византийской империи. После захватаКонстантинополя (1453 г.) турецкая агрессия продолжилась оккупацией Балканского полуострова, далее порабощением многих южно-славянских народов и подчинением Крыма, который в XIII веке был отнят татарской ордой у Руси. В дальнейшем турецкая агрессия дошла до Австрии и до Польши с занятыми ею малороссийскими землями. Лишь в 1683 г. союзными польско-австрийскими войсками была одержана победа под Веной, положившая предел турецкой агрессии в Центральной и Восточной Европе. А натиск турок на Русскую равнину был остановлен и обращен вспять многочисленными русско-турецкими войнами.

Турецкий поход на Астрахань можно считать первой из русско-турецких войн. Произошло это в правление Царя Иоанна IV Грозного.

Крепость Астрахань

Русское царство присоединило в 1552 г. Казанское ханство, а в 1556 г.Астраханское ханство, устранив угрозы исходивших оттуда набегов на Русь. Царь Иоанн IV распорядился построить в Астрахани новый кремль на холме над Волгой. Астрахань занимала важное стратегическое положение, являясь узлом обороны русского государства в этом регионе и крупным центром транспортных и торговых путей в связях России с Персией и Средней Азией. Отсюда русское присутствие усиливалось и на Кавказе, где уже постоянно находились русские отряды для защиты кабардинских князей, вассалов Московского государства (второй женой Ивана Грозного была кабардинка Мария Темрюковна), а на реках Тереке и Сундже были основаны казачьи городки. Всё это ослабляло влияние Османской империи в этом регионе, и турецкие правители опасались потерять дальнейшие территории своих кавказских и причерноморских владений.

В 1563 г. турецкий султан Сулейман I задумал поход на Астрахань, чтобы отнять ее у русских. Но его вассал, крымский хан, не был заинтересован в столь отдаленном регионе, как и в укреплении турецкой власти над собой, и оттягивал турецкий поход. К войне готовились несколько лет и заранее свозили в Азов припасы. После смерти Сулеймана I в 1566 г. его преемник Селим II поручил ведение похода кафинскому паше Касиму. 31 мая 1569 г. Касим выступил с 15 тысячным корпусом янычар и в пути соединился с 50-тысячным войском крымского хана Девлетом Гиреем, в Азов было направлено 220 судов со снаряжением и продоволь­ствием. Турецкий султан, уверен­ный в победе над меньшими по численности русскими войсками, разрешил сво­им солдатам брать деньги в долг за счет будущей продажи пленных, которых рассчитывали захватить в Астрахани.

Турецкое войско, включавшее в себя, помимо янычар и татар, также несколько тысяч сипахов, азапов и акынджи, 16 сентября 1569 г. осадило Астрахань. Одновременно татары начали работу по созданию канала, соединяющего Волгу и Дон, для проникновения турецкого флота на Волгу и Каспий. Для рытья канала вместе с войском были приведены 30 тысяч рабочих из городов Кафа, Балаклава, Тамань и Мангуп. Турецкие суда от Азова поднялись вверх по Дону до Переволоки на реке Царица, откуда турки намеревались прорыть канал.

Соотношение сил было в пользу турок. И все же они потерпели поражение и бежали, нарушив приказ султана о зимовке под Астраханью. Умелые действия воеводы князя П.С. Серебряного-Оболенского, поддержанные другим русским войском – атамана запорожских казаков М.А. Вишневецкого, заставили противника снять осаду. Согласно «Истории Малороссии» Н.А. Маркевича (т. 1, гл. III), неожиданная вылазка астраханского гарнизона и атака казачьей конницы позволили русским захватить и обратить против бежавших турок их собственную артиллерию, нанеся им огромные потери. 26 сентября турки и татары решили уходить.

Подошедшее русское подкрепление из 15 тысяч человек разогнало строителей канала и победило деморализованную 50-тысячную армию крымских татар, защищавшую строителей. В то же время турецкий флот у Азова был уничтожен сильным штормом, а на Дону – действиями казаков, которые атаковали отступающих турок на своих маленьких стругах, вмещавших по десять человек.

Весной 1570 г. послы Иоанна Грозного заключили в Стамбуле договор о ненападении. Несмотря на это, крымские татары вновь напали на Русское царство, в связи с чем в конце мая 1570 г. по известии о нападении «на рязанския места и на каширския крымских людей» Царь предпринял поход на Коломну. В 1571 г. 40 тысяч крымских татар и ногаев обошли засечные линии и сожгли Москву. В следующем 1572 г. 100-тысячное крымское войско повторило набег, но было почти полностью уничтожено воеводой М. Воротынским в очень важнойбитве при Молодях. Однако, в результате этих походов русские были выдавлены из Кабарды.

Русско-турецкие войны XVII–XVIII вв.

Русско-турецкие войны XVII–XVIII веков поначалу были логичным продолжением обороны России от ордынского ига и от набегов крымских татар (осколка Орды). Поскольку Крымское ханство было вассалом Османской империи – неизбежны были столкновения с Турцией, которая и помимо того сама постоянно стремилась завоевать юго-западные русские земли.

Русско-турецкая война 1672–1681 гг. была начата турецким захватом Подолии в результате польско-турецкой войны 1672–1676 гг. Турция стремилась распространить свое господство на всю Правобережную Украину, опираясь на своего вассала (с 1669 г.) — гетмана Правобережной Украины П.Д. Дорошенко. Предательская политика Дорошенко вызвала недовольство значительной части украинского казачества, которое в 1674 г. избрало гетмана Левобережной Украины И. Самойловича единым гетманом Украины. Его войска и царского военачальника Г.Г. Ромодановского вынудили Дорошенко капитулировать, затем разбили и турецко-татарские войска, но все же были вынуждена отступить. 13 января 1681 г. был заключен Бахчисарайский мирный договор. Граница между Россией и Турцией была установлена по Днепру. Турция оставила за собой Подолию и правобережную часть Малороссии, но признала принадлежность к Русскому государству Киева с окрестностями и Левобережной Малороссии.

В дальнейших русско-турецких войнах целью России был выход к Черному морю и возвращение северного и кавказского Причерноморья, захваченного монголо-татарами в XIII в.

Русско-турецкая война 1686–1700 гг. началась после присоединения России в 1686 г. к европейской оборонительной антитурецкой «Священной лиге» (1684 г. – Австрия, Речь Посполита, Венеция). В ходе войны русской армией были проведены Крымские (1687 и 1689 гг.) и Азовские походы (1695–1696) со знаменитым взятием Азова. В условиях подготовки России к войне со Швецией и заключения другими державами мира с Турцией на Карловицком конгрессе 1698–1699 гг., русское правительство 3 июля 1700 г. также заключило с нейКонстантинопольский мирный договор, по которому к России отошел Азов. Это было важное стратегическое достижение, открывавшей России доступ к Азовскому морю и облегчавшее дальнейшую борьбу.

Правда, Азов был временно утерян в русско-турецкой войне 1710–1713 гг. в результате неудачного Прутского похода Петра I в 1711 году.

Россия вернула себе Азов в итоге русско-турецкой войны 1735–1739 гг. (Белградский мирный договор 1739), которая также явилась следствием набегов крымских татар на Украину и похода крымского хана на Кавказ. Однако России запрещалось иметь военные укрепления в Азове и корабли на Черном и Азовском морях; Кабарда и область между Манычем и Еей стали нейтральными зонами между двумя государствами.

В правление Екатерины II в результате русско-турецкой войны 1768–1774 гг. русская армия последовательно разгромила турецко-татарские войска у Рябой Могилы, на р. Ларга, на р. Кагул, штурмом овладела крепостью Бендеры, после чего капитулировали турецкие крепости Измаил, Килия, Аккерман и Браилов. Русская эскадра, пришедшая в Эгейское море, разгромила турецкий флот вЧесменском бою 1770 г. и блокировала Дарданеллы. В последующие годы успешные военные действия шли в Крыму и на Дунае. Заключением Кючук-Кайнарджийского мира Россия получила территорию южной Украины до Южного Буга и свободный выход в Черное море (крепости Кинбурн, Керчь и Еникале). Были подтверждены права России на территорию Кабарды, Азов и приазовские земли, а Крымское ханство было объявлено независимым.

В результате этих побед, связанных с именами П.А. Румянцева, А.В. Суворова и др. знаменитых военачальников, главная задача – возвращение Крыма – была достигнута в 1783 г. уже без войны, дипломатическим наступлением на ослабевшее Крымское ханство, значительная часть населения которого предпочла новой войне мирное вхождение в Российскую империю.

Русско-турецкая война 1787–1791 гг. была вызвана реваншистскими устремлениями Турции, вознамерившейся вернуть Крым и не допустить усиления русского влияния в Закавказье. По Ясскому мирному договору 1791 г. к России отошла территория между Южным Бугом и Днестром, а также подтверждено присоединение Крыма.

 

Русско-турецкие войны 17 века.

1. Война 1676–1680 гг. После заключения в 1676 мира с Речью Посполитой Османская империя предприняла попытку овладеть Правобережной Украиной и Киевом. Турецкий султан Мехмед IV провозгласил украинским гетманом Юрия Хмельницкого (сына Богдана Хмельницкого) и летом 1677 отправил на Правобережную Украину стотысячную турецко-татарскую армию, которая осадила крепость Чигирин, защищавшую дорогу на Киев. Подошедшее в конце августа русско-украинское войско разгромило силы янычар и татар под Бужином и заставило их отступить.  В 1678 году турки и татары вновь осадили Чигирин. Русско-украинское войско вновь нанесло противнику поражение и принудило его к отступлению. В 1679 потерпел неудачу поход на Левобережную Украину Ю.Б.Хмельницкого. В январе 1680 года между Россией и Турцией был заключен Бахчисарайский мир, по которому за Россией признавались Киев и Левобережная Украина. Кроме того, Турция обязалась не допускать набегов крымских татар на южно-русские земли.

2. Война 1686–1696 (правление Софьи, затем Петра). В 1686 — ? против Османской империи выступила Священная лига в составе Австрии, Венеции и Речи Посполитой (Польши). В 1686 Россия присоединилась к антитурецкому союзу, обязавшись вести военные действия против Крымского ханства. Однако походы русской армии в Крым в 1687 и 1689 окончились провалом, хотя и помешали татарскому хану направить войска на Балканы против западных союзников России.

В 1695 году новый русский царь Петр I возобновил активные военные действия на юге. Русская армия при поддержке отряда донских казаков осадила Азов, сильнейшую турецкую крепость в устье Дона, но из-за отсутствия флота не смогла блокировать ее, и после двух неудачных штурмов была вынуждена отступить. Другая русская армия в августе того же года овладела Кизикерманом и рядом крепостей в низовьях Днепра. В мае-июне 1696 года русские войска при помощи только построенной Азовской флотилии полностью блокировали Азов, принудили его к капитуляции, а затем разгромили пришедшую к нему на выручку турецкую армию. В июле 1700 года в Стамбуле (Константинополе) был подписан русско-турецкий мир, по которому Россия закрепила за собой Азов, но вернула султану поднестровские земли.

Русско-турецкие войны 18 века.

1. Война 1710-1713 гг. (правление Петра I). Ни той не другой стороне не удалось одержать решительного успеха, но все же эта война закончилась скорее поражением России и в итоге мы вынуждены были уступить туркам г. Азов, ранее занятый у них.

2. Война 1735-1739 гг. (правление Анны Иоановны). Итоги: Россия получила г.Азов, но не смогла завоевать права иметь свой флот в Черном море. Таким образом, большого успеха не добилась ни та, ни другая сторона как в битвах, так и при дипломатических переговорах.

3. Война 1768-1774 гг. (правление Екатерины II). Россия одержала большую победу над турками. В итоге в состав России вошли южная часть Украины и Северный Кавказ. Турция потеряла Крымское ханство, которое официально к России не отошло, но впало в зависимость от Российской Империи. Русские торговые корабли получили привилегии в Черном море.

4. Война 1787-1792 гг. (правление Екатерины II). Война окончилась полной победой России. Она получила Очаков, Крым официально вошел в состав Российской империи, граница между Россией и Турцией отодвинулась к реке Днестр. Турция отказывалась от своих претензий на Грузию.

Русско-турецкие войны 19 века.

1. Война 1806-1812 гг. (правление Александра I). Россия победила в этой войне. По мирному договору в состав Российской империи отошла Бессарабия (Молдавия, граница в Европе переносилась с р. Днестр на Прут до его соединения с Дунаем.

2. Война 1828-1829 гг. (правление Николая I). Это противостояние возникло в ходе войны Греции за свою независимость от Османской империи. Итог — полная победа России. В состав Российской империи вошла большая часть восточного побережья Черного моря (включая города Анапа, Суджук-кале, Сухум). Османская империя признавала верховенство России над Грузией и Арменией. Сербия получала автономию, Греция стала независимой от Турции.

3. Крымская война 1853-1856 гг. (правление Николая I). Русские уверенно громили турок. Успехи насторожили Англию и Францию и те потребовали от нас остановить захват турецких территорий. Николай I отверг это требование и в ответ Франция и Англия вступили в войну с Россией на стороне Османской империи, позже к ним присоединилась и Австро-Венгрия. Союзная армия одержала победу в войне. В итоге Россия возвратила Турции все захваченные у нее территории в этой войне, потеряла часть Бессарабии и была лишена права иметь военный флот в Черном море.

4. Война 1877-1878 гг. (правление Александра II). Русские одержали полную победу над османами. В итоге Россия получила в свои владения турецкие города Карс, Ардаган и Батум, вернула себе потерянную в предыдущей войне часть Бессарабии. Османская империя потеряла почти все свои славянские и христианские владения в Европе. Независимыми от Турции стали Сербия, Черногория, Босния, Румыния и частично Болгария.

 

Русско-турецкие войны XIX-XX вв.

Русско-турецкие войны в XIX в. были уже продиктованы в основном русской защитой от турецкого гнета христианских народов Балкан и Кавказа. Эти войны также были успешны для русского оружия.

В итоге русско-турецкой войны 1806–1812 гг. по Бухарестскому мирному договору было достигнуто освождение Бессарабии.

Русско-турецкая война 1828-1829 гг. сыграла главную роль в обретениинезависимости Грецией.

Правда, в дальнейшем европейские «христианские» державы уже были в основном союзниками мусульманской Турции, а не православной России.

Яркий пример тому Крымская война 1853–1856 гг. Парижский мир 18.03.1856. Запрещение для России иметь военный флот на Черном море, отказ от протектората над Молдавией, Валахией и Сербией, возвращение Карса Турции в обмен на Севастополь, передачу Южной Бессарабии Молдавскому княжеству.

Победная для России русско-турецкая война 1877-1878 гг. за освобождение балканских славян могла привести даже к освобождению Константинополя (захваченного турками в 1453 г.) и армянских земель. Сан-Стефанский мир (19.02.1878). Однако Берлинский Конгресс (июнь-июль 1878) аннулировал российские приобретения, а также независимость Болгарии и Македонии от Турции. Австрия получала право на оккупацию Боснии и Герцеговины, Румыния присоединила болгарскую провинцию Добруджу. Правда, Россия сохранила Бессарабию, и получила компенсацию на Кавказе: Карс, Батум и Ардаган, со всеми их провинциями.

В Первой мiровой войне Турция (уже республика под диктатурой масонов) также воевала против России и устроила геноцид армян, симпатизировавших России. Русская Кавказская армия под командованием генерала Н.Н. Юденичананесла туркам ряд крупных поражений: в начале 1915 г. в Сарыкамышском сражении, затем в Евфратской операции, в 1916 г. в штурме Эрзерума и Трапезундской операции. Кавказская армия под командованием Юденича не проиграла ни одного сражения, заняла всю Армению и была готова продолжать наступление. Но Февральская революция свела на нет все русские победы, и союзники отказались выполнить свое обещание по передаче России Константинополя и проливов.

Лишь с антирусским правительством Ленина турки имели дружественные отношения. Антихристианам-большевикам турецкие масоны духовно были ближе – в итоге заключенные в 1921 г. советско-турецкие договоры отменили для Турции все решения Севрского договора по итогам Мiровой войны. (Севрский договор был подписан 10.8.1920 во французском г. Севр странами Антанты и Турцией, которая в частности признавала Армению как «свободное и независимое государство» с передачей ему армянских земель и установлением новых государственных границ.)

Во Второй мiровой войне Турция сохраняла нейтралитет, и лишь в феврале 1945 г. примкнула к победителям, объявив войну Германии и Японии. После войны Турция приняла покровительство США и вступила в блок НАТО. Ныне турецкое правительство поддерживает все агрессии США и НАТО (против Сербии, Ирака, Ливии, Сирии) и добивается членства в объединенной Европе.

rusidea.org

***

Битвы за Крым - битвы за Россию
Фото: картина Василия Нестеренко «Отстоим Севастополь!»

 

Битвы за Крым – битвы за Россию

 
Споры о том, какой же народ является исконным хозяином Крыма, не утихают уже многие годы. Называют греков, крымских татар, русских. Впрочем, о последних говорят, скорее, как о новых жильцах на полуострове, ведь официально принято считать, что российским Крым стал только при Екатерине II.
Однако наш эксперт, доктор политических наук, профессор Сергей Черняховский рассуждает и доказывает: Крым является очагом русской государственности с древнейших времен.
Крым неверно представлять как завоеванный Россией при Екатерине Второй. Крым – это древнейший очаг русской государственности.
Но всегда, когда бы не заходил вопрос о судьбе Крыма, все: и противники, и союзники России объединялись в единую коалицию борьбы с ней – так было не только во время Крымской войны, так было всегда.
Но можно сказать и больше. Когда-то, еще до нашей эры, Причерноморские государства объединились вокруг Боспора (нынешней Керчи), чтобы защитить древний евразийский мир эллинизма от одного из первых нашествий – западной агрессии еще полуварварского Рима.
Борьбу возглавил Митридат – и был близок к победе, но погиб в результате мятежей торговой аристократии, не хотевшей упускать выгоду от экспорта пшеницы в Рим.
Тогда объединились Херсонес и Боспор (нынешний Крым), Колхида и нынешняя Кубань, территории от современного Севастополя до нынешнего Азова – возникло огромное евразийское государство, бросившее вызов Западной цивилизации и ставшее предтечей России. Именно его Михаил Ломоносов считал истоком русской государственности.
По сути это была первая битва за Россию. Митридат тогда проиграл, но Боспор сохранил независимость на несколько сотен лет и пал, завоеванный хазарами. И был освобожден уже собственно русскими дружинами князя Игоря, восстановившими древнюю государственность со столицей в Таматархи – древней столице первой династии боспорских царей.
И при нем же Византия официально признает право протектората Русского государства над Западным Крымом (Херсонесом, будущим Севастополем).
Возрожденное Игорем постбоспорское государство станет первой территорией Руси, павшей по ударами ордынского нашествия, и последней ее территорией, возращенной в состав России уже Екатериной. Потом разразится Крымская война – попытка Антанты создать свой доминион в Крыму в 19-20-м гг, гитлеровское нашествие и попытка создания там Готланда. И потом – попытка превратить Крым в непотопляемый авианосец НАТО.
Битва за Крым шла веками – и веками это была битва за Россию.
Битва, которая началась тысячи лет назад – и которая идет сегодня.
Полуостров изначально является одним из трех очагов европейской государственности – наряду с Афинами и Римом. Его культура связана с греческой и во многом от нее производна – в той же степени, как и культура древнего Рима. Как интеграционное пространство межцивилизационного взаимодействия Крым ровесник Афин и может считаться цивилизацией более древней, чем римская.
Первые основания говорить о связи с российской государственностью дает Боспорское царство, возникающее в начале пятого века до н.э. Вопрос очень спорный, но М.В Ломоносов считал именно это государство первым известным предшественником России.
Второе основание – это существование в Крыму т.н. «черняховской культуры» – распространенной в Северном Причерноморье и от нынешней восточной Украины до Карпат во 2-4-м веках н.э. Такой классик древней русской истории, как академик Б. А. Рыбаков, однозначно считал, что она является древнейшей славянской культурой на территории России. Многие считают и иначе (Академик Седов В.В. называет ее полиэтничной, П. Рейнеке, как и другие, связывает с державой готов), но никто не отрицает наличия в ней существенного славянского элемента.
Более определенные сведения о присутствии уже русской государственности в Крыму мы имеем в связи с легендой о взятии Сурожа в конце восьмого века русским князем Бравлином, который там же и принимает крещение – то есть, за два века до крещения в Херсонесе Владимира.
В начале 10 века здесь идет борьба руссов и хазар. В десятом веке Олег и Святослав побеждают хазар – и в Крыму возникает русское Тьмутараканское княжество, которое тогда является частью Киевской Руси, а потом завоевывается в ходе монгольского нашествия.
И уже позже, в течении нескольких столетий идет борьба за освобождение Крыма и воссоединение его с Россией – точно также, как в Испании несколько столетий идет борьба за освобождение ее от арабского завоевания, завершившаяся взятием Гренады королевой Изабеллой в конце 15 века. Первую попытку освобождения Крыма можно отнести ко временам Витовта, когда Литва являлась по существу литовско-русским государством.
Войны Московского государства с Крымским Ханством идут как минимум с 16 века, а начались они после ликвидации Большой Орды и возникновения таким образом общей границы между Русским государством и Крымским ханством (1502 г.). То есть, это был естественный процесс освобождения России от татаро-монгольского ига.
Крымские ханы находились в родстве в последними казанскими царями и вынашивали планы отвоевания Казанского ханства, восстановления положения суверенов над Россией, при этом постоянно опираясь на поддержку Турции.
В том числе, даже после разгрома в 1572 году, они совершали агрессии против России в 1589, 1593, в Смутное Время, а также в 1640, 1666, 1667, 1671 и 1688 годах.
Причем, по данным переписей середины 17 века, проводившейся самими властями ханства, из 1 100 000 жителей Крыма только 180 тысяч были татарами – остальные в большинстве – русскими и украинцами.
Попытки освобождения Крыма дважды делаются в правление царевны Софьи, в послепетровское время Миних совершает походы в Крым, подвергает ханство разгрому – но вопрос о воссоединение так и остается нерешенным до эпохи Екатерины.
В 1783 году Турция признает суверенитет России над Крымом – а в 1783 Екатерина издает Манифест об их воссоединении.
То есть сегодняшнее воссоединение – естественный этап восстановления положения вещей, ставшего следствием отторжения Крыма от России внешним агрессором.
Россия никогда не завоевывала Крым – она веками боролась за его освобождения и воссоединение с ним.
Можно спорить, был ли Крым началом древнерусской государственности во времена Боспорского царства и в начале нашей эры – но безусловно история российской государственности связана с Крымом как минимум с конца восьмого века нашей эры, и даже во времена Ханства большая часть населения Крыма была русскими.

novopol.ru

***
1.В 1637-м году донские казаки без приказа царя захватили эту турецкую крепость. Они удерживали ее на протяжении пяти лет, но затем вынуждены были покинуть ее. Что же это была за крепость?
Азов
2. В каком веке состоялась первая русско-турецкая война?
 В XVI
3. «Крепит отечества любовь Сынов Российских дух и руку Желает всяк пролить всю кровь, От грозного бодрится звуку». О каком событии писал Михаил Ломоносов?
О взятие русскими войсками Хотина
4. На территории какого современного государства находиться Измаил, бывший некогда крепостью, которую несколько раз захватывали русские войска?
На территории Украины
5. Знаменитый Прутский мир был заключен во много благодаря тому, что российским военачальникам и дипломатам удалось подкупить Великого визиря. Легенда гласит, что ради этого ей пришлось пожертвовать своими украшениями. Кому же?
Екатерине I
6. Кто из полководцев никогда не принимал участия в русско-турецких войнах?
Дмитрий Пожарский
7. Походы русских войск и запорожских казаков во время русско-турецкой войны 1672-1681-го годов вошли в историю как…
Чигиринские походы

***

 

 

Реклама