Кто в Крыму коренной

Фото: msport.rk.gov.ru

Кто в Крыму коренной: краткая история народов

Крымских татар сегодня принято называть коренным народом Крыма, русских – пришлым. Наш постоянный эксперт, профессор Сергей Черняховский анализирует историю полуострова с целью выяснить, какой же из многочисленных этносов, населявших Крым, действительно имеет право называться коренным.

Имя крымские татары, как таковое, появляется после воссоединения Крыма с Россией в последней четверти 18 века. И означало оно только одно: крымские мусульмане. Потому что тогда в России всех мусульман вообще называли «татарами».

Придя в Крым, русские даже не вкладывали в эти слова что-либо обидное. Правда, татарами войска Крымского ханства, совершавшие набеги на Московские государство, называли и в прежние века – в общем-то по той же причине. И отчасти оправданно. Имелась в виду историко-политическую преемственность Крымского ханства с Золотой Ордой.

В этом отношении, как ветвь татаро-монгольского нашествия, именно армия хана могла считаться татарами, и, поскольку Россия сталкивалась именно с Крымом в первую очередь в связи с набегами, Крым и воспринимался как «татарское царство», подобное царству Казанскому. И вызывал определенные эмоции. Но с теми, кто населял Крым в это время, Россия, как правило, не сталкивалась и мало знала, кто его, собственно, населяет.

И, когда Крым был воссоединен, всех его мусульманских обитателей так и назвали. Хотя, даже как исповедующие ислам они были очень различны по историческим срокам его принятия – от четырехсот лет до десяти-двадцати.

Татары – те, кого можно было бы назвать татарами, пришедшие в Крым во время татаро-монгольского нашествия – это чуть ли не самая поздняя волна этно-переселения в Крым, никогда не составлявшая основу и большую часть его населения.

Когда-то там жили тавры и киммерийцы. Потом западную часть заселили скифы, восточную – те, кого можно назвать «меотами» географически – один из народов будущей России, населявший Тамань, Прикубанье и Дон. Но это было очень давно. Правда, скажем, Ломоносов считал населенное ими Боспорское царство истоком русской государственности.

Позже, примерно в II-IV веках нашей эры в Крыму была распространена так называемая «черняховская археологическая культура», которую академик Б.А. Рыбаков рассматривал как одну из первых славянских культур на территории Руси. В рамках этой трактовки черняховская культура – это своего рода «культура эллинизированных славян», ставшая основой их будущей государственности и историко-культурного возвышения.

Собственно, похоже именно славяне, не являвшиеся кочевниками, и дали Таврии то социокультурное постоянство, которое на фоне заливавших полуостров набегов сначала варваров (сарматы, аланы, готы), а потом и дикарей (гунны, тюрки), позволило сохранить базовые эллинистически-интеграционные характеристики, которые некогда были созданы дорийцами, ионийцами и скифами.

В четвертом веке туда приходят, вытесняемые из Причерноморья гуннами, готы. То есть, германцы, государство которых в горах Крыма существовало почти до XV века и было разгромлено во времена турецких нашествий.

Со времен Древней Греции и Рима, а потом Византии побережье Крыма населяли греки. Потом, в XIV-XV веках южное побережье колонизируют генуэзцы, то есть, итальянцы.

Здесь жили армяне, которых одно время в Таврии было больше, чем в Армении, аланы (осетины), болгары…

Каждый из этих народов имел много больше оснований считаться коренным народом Крыма, чем позже всех добравшиеся туда татары. Хотя и они коренными для Крыма не были.

В пятом веке здесь были тюрки. В седьмом – болгары. В восьмом веке Крым делят между собой византийцы, то есть на этот момент – грекославяне, и хазары. К концу восьмого века в восточную хазарскую часть Крыма приходят русы (будущие русские) во главе с князем Бравлином, взявшем Сурож и принявший там, на двести лет раньше Владимира, крещение.

В начале Х века здесь идет борьба руссов и хазар. В десятом веке Олег и Святослав побеждают хазар – и в Крыму возникает русское Тьмутараканское княжество, которое тогда является частью Киевской Руси. То есть Крым, по сути, является таким же очагом древнерусской государственности, как Киев и Новгород.

В XII веке здесь появляются половцы, в начале тринадцатого они еще вместе с русскими сражаются против первого турецкого десанта, а в 1223 году на полуостров вторгаются татаро-монголы, и степной Крым становится улусом Орды. В XIV веке южное побережье заселяют генуэзцы, а затем вторгается, пытаясь освободить Крым от татар, русско-литовское войско Витовта, после чего в 1399 году татары Едигея разрушают последний оплот античного мира – Херсонес.

С османским завоеванием Византии их войска неоднократно вторгаются на полуостров, и ханы заключает с ними союз, в результате чего Крым Стамбула.

В связи с вышесказанным, представить татар как коренное население Крыма можно только в рамках политической спекуляции. Кто угодно, но не они, пришедшие в Крым как завоеватели и разрушители.

Причем, даже после завоевания не они оставляли основную часть населения Крыма. Опираясь на предыдущую, в частности древнерусскую культуру, можно сделать вывод, что татары создали свою, и для того времени не самую примитивную цивилизацию. Но они всегда оставались меньшинством в своей стране, которая в чем-то напоминающее английские колонии или ЮАР второй половины ХХ века: господствующее исламское этническое меньшинство и порабощенное православное большинство.

Для Крыма они были чем-то вроде мавров для Испании. И, как королева Изабелла несла свои обеты до полного освобождения страны от завоевателей и освобождения Гренады, так и Россия веками сражалась, пытаясь освободить свою древнюю культуру.

Испанцам удалось изгнать мавров из Гренады на четыреста лет раньше, чем Россия освободила Крым. Но мавры пришли на Пиренеи в VIII веке, а татары в Крым – в XIII. Мавры пробыли восемьсот лет, при этом никто не предполагает объявлять их коренным народом Испании, татары же, если брать от полного завоевания ими Крыма, – четыреста. Если от первого вторжения – шестьсот. И их как раз пытаются объявить коренным народом. Хотя еще раз – они никогда не составляли большинство населения Крыма.

В середине XVII века ханами была проведена перепись населения. И по этим данным население Крыма составляло миллион сто тысяч человек.

Татар среди них было 180 тысяч. 920 тысяч – были обозначены как «православные». Они были разными – потомки греков и генуэзцев, армяне, готы, но большую часть – пленные, рабы и остатки русского населения, а также переселенцы с территории бывшей Киевской Руси.

То есть татар было немногим больше нынешнего – порядка 16%. Но они были поработившими Крым господами: знатью, воинами, рабовладельцами. Заставившие работать на себя коренное, в значительной степени славянское, население Крыма.

Другое дело, что те, кого воссоединения назвали крымскими татарами, таковыми не являлись. В условиях русско-турецких войн и отступления Турции во второй половине XVIII века, в Крыму начала проводиться политика выселения с его территории православных – власть, на тот момент, боялась, что Россия сможет опереться на них при освобождении Крыма. И коренное православное население Крыма вынуждено было либо его оставлять, либо принимать ислам, чтобы остаться на родине.

К моменту, когда Крым был освобожден, среди тех, кого по принципу вероисповедания назвали крымскими татарами, тех, кто жил в степной части полуострова, на самом деле правильнее было бы назвать степняками-ногаями.

Вторая часть – жители горного Крыма – были потомками готов. Германцами, хотя разглядеть в них немцев, конечно, было трудно: это были горцы-таты.

Третья -жители побережья, были потомками греков и итальянцев: южнобережцы-ялыбойлу.

Поэтому, если вообще говорить о восстановлении исторической справедливости, нужно было бы прежде всего признать, что самого народа «крымские татары», просто не существует. И есть как минимум три разные народа, каждый из которых сыграл разную роль в истории и имеет право на восстановление своего исторического имени, исторической культуры и пробуждение своего национального самосознания, которого большую часть из них лишило именно монголо-татарское и турецкое нашествие, господство и насильственная исламизация.

Нужно, чтобы греки и итальянцы вспомнили, что они греки и итальянцы. Готы – что они готы, народ древних легенд. А татары – не забывали, что они – действительно татары. Пришедшие в Крым позже всех остальных народов.

Каждый из них сыграл свою роль. Но, ни один не имеет права требовать для себя имени коренной народ Крыма.
Pinterest

***

Как в Крыму появились татары

Вопрос, откуда в Крыму появились татары, до недавнего времени вызывал массу споров. Одни считали, что крымские татары наследники золотоордынских кочевников, другие их называли исконными жителями Тавриды.

Нашествие

На полях найденной в Судаке греческой рукописной книги религиозного содержания (синаксаря) сделана следующая пометка: «В этот день (27 января) впервые пришли татары, в 6731 году» (6731 год от Сотворения Мира соответствует 1223 году от Р.Х.). Подробности татарского набега можно прочесть у арабского писателя Ибн-аль-Асира: «Придя к Судаку, татары овладели им, а жители разбрелись, некоторые из них со своими семействами и своим имуществом взобрались на горы, а некоторые отправились в море».
Побывавший в 1253 году в южной Таврике фламандский монах-францисканец Гильом де Рубрук оставил нам жуткие подробности этого нашествия: «А когда пришли Татары, Команы (половцы), которые все бежали к берегу моря, вошли в эту землю в таком огромном количестве, что они пожирали друг друга взаимно, живые мертвых, как мне рассказывал видевший это некий купец; живые пожирали и разрывали зубами сырое мясо умерших, как собаки — трупы».
Опустошительное нашествие золотоордынских кочевников, без сомнения, кардинально обновило этнический состав населения полуострова. Однако преждевременно утверждать, что тюрки стали основными предками современного крымскотатарского этноса. Таврику издревле заселяли десятки племен и народов, которые благодаря изолированности полуострова, активно смешиваясь, соткали пестрый многонациональный узор. Крым недаром называют «концентрированным Средиземноморьем».

Крымские аборигены

Крымский полуостров никогда не пустел. Во время войн, нашествий, эпидемий или великих исходов его население не исчезало полностью. Вплоть до татарского нашествия земли Крыма обживали греки, римляне, армяне, готы, сарматы, хазары, печенеги, половцы, генуэзцы. Одна волна переселенцев сменяла другую, в разной степени передавая в наследство полиэтнический код, который в конечном итоге и нашел выражение в генотипе современных «крымчан».
С VI века до н. э. по I век н. э. полноправными хозяевами юго-восточного побережья Крымского полуострова были тавры. Христианский апологет Климент Александрийский отмечал: «Живут тавры разбоем и войной». Еще раньше древнегреческий историк Геродот описывал обычай тавров, в котором они «приносили в жертву Деве потерпевших кораблекрушение мореходов и всех эллинов, кого захватят в открытом море». Как тут не вспомнить, что спустя многие века разбой и война станут постоянными спутниками «крымцев» (как называли крымских татар в Российской империи), а языческие жертвы, согласно духу времени, превратятся в торговлю рабами.
В XIX веке исследователь Крыма Петр Кеппен высказал мысль, что «в жилах всех обитателей территорий богатых находками дольменов» течет кровь тавров. Его гипотеза заключалась в том, что «тавры, будучи в средние века сильно перенаселены татарами, остались жить на старых местах, но уже под иным именем и перейдя постепенно на татарский язык, заимствовав мусульманскую веру». При этом Кеппен обратил внимание, что татары Южного берега имеют греческий тип, в то время как горные татары близки к индоевропейскому типу.
В начале нашей эры тавры были ассимилированы подчинившими почти весь полуостров ираноязычными племенами скифов. Последние хоть и сошли в скором времени с исторической сцены, однако вполне могли оставить свой генетический след в более позднем крымском этносе. Безымянный автор XVI века, хорошо знавший население Крыма своего времени, сообщает: «Хотя мы считаем татар варварами и бедняками, но они гордятся воздержанностью своей жизни и древностью своего скифского происхождения».
Современные ученые допускают мысль, что тавры и скифы не были полностью уничтожены вторгшимися на Крымский полуостров гуннами, а сконцентрировавшись в горах, оказали на позднейших переселенцев заметное влияние.
Из последующих обитателей Крыма особое место отведено готам, которые в III веке пройдясь сокрушительным валом по северо-западному Крыму остались там на долгие века. Русский ученый Станислав Сестреневич-Богуш отмечал, что и на рубеже XVIII-XIX веков живущие близ Мангупа готы по-прежнему сохраняли свой генотип, а их татарский язык был похож на южно-немецкий. Ученый добавил, что «все они мусульмане и татаризованы».
Лингвисты отмечают ряд готских слов, вошедших в фонд крымскотатарского языка. Они также уверенно заявляют и о готском вкладе, пусть относительно небольшом, в крымскотатарский генофонд. «Готия угасла, но ее жители без остатка растворились в массе складывавшейся татарской нации», – отмечал русский этнограф Алексей Харузин.

Пришельцы из Азии

В 1233 году золотоордынцы установили в освобожденном от сельджуков Судаке свое наместничество. Этот год и стал общепризнанной точкой отсчета этнической истории крымских татар. Во второй половине XIII века татары стали хозяевами генуэзского торгового пункта Солхата-Солката (сейчас Старый Крым) и в короткий срок подчинили себе практически весь полуостров. Однако это не помешало ордынцам породниться с местным, в первую очередь итальянско-греческим населением, и даже перенять их язык и культуру.
Вопрос, насколько современные крымские татары могут считаться наследниками ордынских завоевателей, а в какой степени иметь автохтонное либо другое происхождение, по-прежнему актуален. Так, петербургский историк Валерий Возгрин, а также некоторые представители «меджлиса» (парламент крымских татар) пытаются утвердить мнение о преимущественной автохтонности татар в Крыму, однако большинство ученых с этим не согласно.
Еще в средние века путешественники и дипломаты считали татар «пришельцами из глубин Азии». В частности, русский стольник Андрей Лызлов в своей «Скифской истории» (1692 г.) писал, что татары, которые «все страны около Дону, и моря Меотского (Азовского), и Таврики Херсонския (Крыма) окрест Понта Евксинского (Чёрного моря) обладаша и поседоша» были людьми пришлыми.
Во время подъема национально-освободительного движения в 1917 году в татарской печати призывали опираться на «государственную мудрость монголо-татар, которая красной нитью проходит через всю их историю», а также с честью держать «эмблему татар — голубое знамя Чингиса» («кок-байрак» – национальный флаг татар, проживающих в Крыму).
Выступая в 1993 году в Симферополе на «курултае» прибывший из Лондона именитый потомок ханов Гиреев Джезар-Гирей заявил, что «мы — сыновья Золотой Орды», всячески подчеркивая преемственность татар «от Великого Отца, Господина Чингиз-Хана, через его внука Бату и старшего сына Джуче».
Впрочем, подобные заявления не совсем вписываются в этническую картину Крыма, наблюдавшуюся до присоединения полуострова к Российской империи в 1782 году. В то время среди «крымцев» довольно четко различали два субэтноса: узкоглазых татар – ярко выраженного монголоидного типа жителей степных деревень и горных татар – характерных европеоидным строением тела и чертами лица: высоких, нередко светловолосых и голубоглазых людей, говоривших на ином, чем степной, языке.

Что говорит этнография

До депортации крымских татар в 1944 году этнографы обращали внимание, что этот народ, пусть и в разной степени, несет на себе печать многих генотипов, когда-либо живших на территории Крымского полуострова. Ученые выделяли три основные этнографические группы.
«Степняки» («ногаи», «ногайцы») – потомки кочевых племен, входивших в состав Золотой Орды. Еще в XVII столетии ногайцы бороздили степи Северного Причерноморья от Молдавии до Северного Кавказа, но позднее, большей частью насильственно, были переселены крымскими ханами в степные районы полуострова. Немалую роль в этногенезе ногаев сыграли западные кыпчаки (половцы). Расовая принадлежность ногаев европеоидная с примесью монголоидности.
«Южнобережные татары» («ялыбойлу») – в большинстве своем выходцы из Малой Азии, сформировались на основе нескольких миграционных волн из Центральной Анатолии. Этногенез этой группы в значительной степени обеспечили греки, готы, малоазийские турки и черкесы; в жителях восточной части Южного берега прослеживалась итальянская (генуэзская) кровь. Хотя большая часть ялыбойлу – мусульмане, некоторые из них долгое время сохраняли элементы христианских обрядов.
«Горцы» («таты») – жили в горах и предгорьях средней полосы Крыма (между степняками и южнобережцами). Этногенез татов сложный, до конца не изученный. По предположению ученых в формировании этого субэтноса поучаствовало большинство населявших Крым народностей.
Все три крымскотатарских субэтноса различались своей культурой, хозяйством, диалектами, антропологией, но, тем не менее, всегда ощущали себя частью единого народа.

Слово генетикам

Совсем недавно ученые решили прояснить непростой вопрос: Где искать генетические корни крымскотатарского народа? Изучение генофонда крымских татар было проведено под эгидой крупнейшего международного проекта «Genographic».
Одной из задач генетиков было обнаружение доказательств существования «экстерриториальной» группы населения, которая могла бы определить общность происхождения крымских, поволжских и сибирских татар. Инструментом исследования стала Y-хромосома, удобная тем, что передается только по одной линии – от отца к сыну, и не «перемешивается» с генетическими вариантами, пришедшими от других предков.
Генетические портреты трех групп оказались не похожи друг на друга, другими словами поиск общих предков для всех татар не увенчался успехом. Так, у поволжских татар преобладают гаплогруппы, распространенные в Восточной Европе и Приуралье, для сибирских татар характерны «паневразийские» гаплогруппы.
Анализ ДНК крымских татар показывает высокую долю южных – «средиземноморских» гаплогрупп и лишь небольшую примесь (около 10%) «переднеазиатских» линий. Это значит, генофонд крымских татар в первую очередь пополнялся выходцами из Малой Азии и Балкан, и в значительно меньшей степени – кочевниками степной полосы Евразии. При этом выявлено неравномерное распределение основных маркеров в генофондах разных субэтносов крымских татар: максимальный вклад «восточного» компонента отмечен у самой северной степной группы, а у двух других (горной и южнобережной) доминирует «южный» генетический компонент. Любопытно, что ученые не обнаружили сходства генофонда народов Крыма с их географическими соседями – русскими и украинцами.
russian7.ru

***
Фото: the-1.ru

Славянская интеграция Тавриды

Наш постоянный эксперт, доктор политических наук, профессор Сергей Черняховский продолжает исследовать исторические корни славян в Крыму: когда они пришли на полуостров и можно ли считать русских истинными крымчанами?

Исторически Крымский полуостров стал пространством взаимодействия на ограниченной территории различных народов, культур и цивилизаций, протекавшего в разной форме – от остроконфликтной (скифы – киммерийцы), до ассимиляционной (скифы – тавры). В ходе этого взаимодействия исторически отрабатывалась интеграционная модель отношения между цивилизациями, в которой можно выделить различные этапы и соответствовавшие им интеграционные модели.
Можно условно выделить четыре линии межкультурного и межцивилизационного воздействия.
Двойные:
а) тавры – киммерийцы;
б) киммерийцы – скифы;
в) скифы-тавры.
Тройные:
а) ионийцы-скифы-дорийцы;
б) Херсонес-скифы-сарматы;
в) Боспор-скифы-сарматы.
Последовательно множественные:
а) тавроинтеграционная общность-аланы-готы-гунны-болгары-хазары.
Славянско-интеграционная.
Однако сама Таврика избавляется от перемежающихся кочевых нашествий, в ходе которых разрушался ее интегративный потенциал. Переселяющиеся на полуостров темпераментно близкие эллинистической культуре славянские племена все больше создают новую основу сохранения наследия античного мира и восточноевропейской цивилизации.
Смены миграционных волн разрушают цельность пытающейся сохраниться таврически-эллинистической общности, которая во второй половине тысячелетия начинает утрачивать свою идентичность. Проблема, вызвавшая ее распад, носит двоякий характер. С одной стороны, это слишком большая частота воздействий на культуру и обычаи. С другой, миграционные волны после готов в основном составляют народы, мало ориентированные на интеграцию и восприятие коренной культуры, тем более, что сама эта культура каждую новую инокультурную волну встречает в ослабленном состоянии, утрачивая свой культурно-перерабатывающий потенциал.
Практически единственным из народов, проникающих в эту эпоху в Крым, оказываются славяне, постепенно создавшие новую интеграционную основу, сначала укрепившую иммунные системы интеграционного потенциала таврической общности, а потом позволившие создать новый интеграционный потенциал, сумевший выдержать половецкое и ордынское нашествие и удерживать почти до XVIII века.
Уже в первых столетиях нашей эры в Крыму появились славяне.
Некоторые авторы связывают их приход в Таврику с эпохой Великого Переселения народов – то есть с III – VIII в. н. э. Так ряд исследователей приводит подтверждение похода донских славян в Крым вплоть до самого Судака, в результате которого славянские племена на двести лет получили доступ к морю. Археологические раскопки свидетельствуют о том, что славянские поселения в Крыму существовали в XII – XIII веках в разных частях полуострова были обнаружены, в первую очередь на востоке Таврики. Их храмы по своему строению схожи с храмами Киевской Руси.
Согласно письменным источникам Крым попал в зону влияния русских князей в начале IX в. Так из жития Стефана Сурожского мы можем узнать, что в начале IX в. князь Бравлин захватил Херсонес, Керчь и Судак. В XI в. древние русы захватывают греческий город Таматарху в Приазовье, позднее получивший имя Тмутаракань, и ставший столицей отдельного княжества. К середине X в. под властью русских князей находилась часть Крымского полуострова, в том числе Керченская область.
В письменных источниках упоминается так же поход князя Игоря в Крым в 939 г., в результате которого был взят хазарский город Самкерц, располагавшийся на Таманском полуострове. В том же или следующем году хазары под предводительством Песаха отбили город и прошли по Керченскому проливу в Крым, где захватили три греческих города и остановились только у ворот Херсонеса. Здесь Песах потерпел поражение, и был вынужден отступить. Вместе с войском он прошел вдоль берега Крыма, через Перекоп переправился в земли руссов и дойдя до Киева назначил русским князьям дань.
По некоторым источникам в 944 г. Князь Игорь вытеснил из керченского пролива хазар и посадил в Крыму своего наместника. 
В договоре Игоря с Византией, заключенном после очередного похода руссов на Константинополь, можно прочесть: «А о Корсуньской стране: елико же есть городов на той части, да не имуть власти князи Рускии… и та страна не покоряется вам». Скорее всего, так Византия пыталась ограничить влияние Руси в Таврике. В то же время, подписывая этот договор, Игорь брал на себя обязательства по защите Корсуньской земли от черных болгар, а для такой защиты необходимо было иметь форпосты в Крыму.
Князь Святсолав, сын Игоря, укрепил влияние Руси в Крыму, особенно в период 962 – 971 г. В 964 г., когда он начал поход против крымских хазар. Наравне с руссами в его войске шли печенеги и гузы. Он разгромил Хазарское войско на месте слияния реки Ахтубы с Волгой и взял Итиль – столицу Хазарского каганата, а заодно захватил и второй крупный городской центр хазар – Семендер на реке Тереке, а по дороге назад у Цимлянской станицы взял еще и Саркел, который был тогда переименован в Белую Реку. В руках Хазарского каганата остался только север Крыма.
Однако и его неудачный военный поход – в Болгарию – вынудил поступиться своими позициями, и отказаться от претензий «… на власть Корсуньскую». Тем не менее, сын Святослава Владимир совершил поход на Корсунь в 988 г. и вернул Руси былое влияние в Крыму. Византия была вынуждена подписать договор, отдававший Крым во владение русским князьям. В этом регионе даже существовал некогда город, называвшийся «Россией» – возможно, это был нынешний Корчев. Так же по старинным картам Крыма известны города «Косаль ди Россиа», «Россиа», «Россофар», «Россо», «Росика».
В 1016 г. сын Владимира, Мстислав, выступил заодно с Византией против хазар, который, пользуясь антивизантийским мятежом, попытались захватить Херсонес. Хазары окончательно потеряли Крым.
В конце 1079 в. осевшие в крымских городах хазары, пользуясь феодальной раздробленностью на Руси, захватили в Тмутаракани князя Олега Святославовича. Хазары убили брата Олега, а самого князя выслали в Константинополь. Вернувшись из Византии в 1083 г. Олег отомстил. С тех пор хазары более не упоминаются в источниках.

Сергей Черняховский, novopol.ru

***

Ночной Хперсонес…

Во многих городах и странах есть места, которые посещают десятки и сотни тысяч туристов, фотографируя и рассказывая о них. Сегодня небольшой рассказ об одном из таких крупных туристических объектов, который находится в Севастополе — Херсонесе Таврическом.

Итак, первый  из наиболее любимых туристами объектов, который украшает почти все фотоотчеты или издания о Херсонесе. Однако который, кстати, не имеет никакого отношения к древнему городу…

Тем не менее, его живописное расположение на возвышенности у моря, а также замшелая поверхность, вероятно, символизирующая в сознании людей седую древность, делает его одной из достопримечательностей Херсонеса и редкий посетитель не просит экскурсовода рассказать его историю. Вот и она: Надпись на самом колоколе едва читается: «сей колокол вылит … Святого Николая Чудотворца в Таганроге из турецкой артиллерии весом (351 ?) пуд 1776 года месяца августа … числа».

В 1803 году, по указу императора Александра I, он был отправлен в Севастополь и предназначался для строящейся церкви Святого Николая. После бесславной для России Крымской кампании 1853-1856 гг. союзные войска Англии и Франции вывезли из Севастополя в числе других трофеев 13 церковных колоколов. Многие десятилетия спустя на соборе Парижской Богоматери был обнаружен колокол с русской надписью, причем никто уже не помнил, как он там оказался. Дипломатические усилия, предпринятые обеими сторонами, а особенно французским консулом в Севастополе господином Л. Ге, возвратили колокол на звонницу Херсонесского монастыря, откуда он, предположительно, и был вывезен.

В 1925 году монастырь был упразднен новой властью, а спустя два года все его колокола отправлены в переплавку. Этой печальной участи избежал лишь один колокол, установленный на берегу в качестве сигнального, по предложению Управления по обеспечению безопасности кораблевождения по Черному и Азовскому морям. В туманные дни он своим ясным и густым звоном должен был подавать сигналы проходящим судам.
Ночной Херсонес

Владимирский собор. Он восстановлен чуть более десятка лет назад на месте разрушенного во время войны храма.

В свою очередь, предыдущее строение храма, было возведено в середине XIX столетия на месте средневекового крестообразного храма. Его построили в честь киевского князя Владимира, который, по свидетельству русской летописи, принял крещение в Херсонесе.
Ночной Херсонес

Улицы античного города. Конечно же, все они ведут к морю
Ночной Херсонес

Жилой квартал и часовня XIII века
Ночной Херсонес

 

Берег у моря, куда выходили улицы древнего городища. Где-то здесь были пристани для судов, где ежедневно упорно трудились сотни людей, загружая и разгружая прибывающие суда. В период расцвета Херсонеса он был крупным пунктом перевалки грузов, доставляемых морским путем

Ночной Херсонес

Вид на Владимирский собор в свете полной луны
Ночной Херсонес

Пожалуй, самое любимое туристами место, которое практически невозможно сфотографировать днем, чтобы около него никого не было.
Одна из двух визитных карточек или эмблем Херсонеса.
Это Базилика 1935 года. Удивляет такое странное название, да? Дело в том, что никому неизвестно, как именовался этот храм в древнем Херсонесе. И его назвали по году открытия во время раскопок Г.Д. Беловым в 1935 году.

Вид с противоположной стороны. Он тоже никогда не пустует днем.
По факту, эта базилика — самый запечатленный археологический объект Херсонеса. По словам работников заповедника «Херсонес Таврический», как только посетители, вооруженные фотоаппаратами, впервые видят ее белые колонны, они сразу же перестают слышать экскурсовода. Им хочется немедленно сфотографироваться именно здесь.
Уехать из Херсонеса, не запечатлев себя на фоне базилики и моря — это все равно, что уехать из Египта, не сфотографировавшись на фоне пирамид, а из Рима — на фоне Колизея. Кто же тогда поверит, что ты там был?
Ночной Херсонес

Отполированные тысячами рук колонны в свете зарева ночного Севастополя
Ночной Херсонес

Пустынные улочки в тенистом парке около здания Херсонесского музея
Ночной Херсонес

Херсонесский музей, созданный еще в 1892 году.
Ночной Херсонес

Тени забытых предков древнего городища
Ночной Херсонес

 

Фото и текст: Сергей Анашкевичaquatek-filips.livejournal.com

***

Пророчества великого Виленского Гаона евреи всегда держали в тайне, однако сегодня, когда события на Ближнем Востоке привели к серьезной войне, в которой участвуют многие ведущие страны мира, в том числе сверхдержавы — Россия и США, правнук самого почитаемого еврейского раввина Моше Штернбух кое-что из тех предсказаний предал огласке.

Впервые это случилось, когда Крым присоединился к России, поскольку Виленский Гаон писал в свое время, что когда русские вернут Крым – это будет сигналом пришествия в мир Избавителя. Второй раз в Израиле вспомнили о пророчествах Гаона, когда турки сбили российский самолет, и правительство Эрдагона практически встало на тропу войны с Россией. Оказывается, великий раввин еще в восемнадцатом веке написал, что перед приходом Избавителя начнется война между магогом и гогом (евреи это понимают, как между Россией и Турцией). Дословно Гаон писал, что когда российский флот пройдет проливы Босфор и Дарданеллы, стоит одеть праздничную одежду, поскольку уже вскоре в мир придет Мессия. Сегодня многие понимают под приходом Мессии — укрепление российского величия, распространение в мире духовности, центром которого станет Великая Русь.

К слову заметим, что не только евреи, но и сами турки верят в пророчества Виленского Гаона. Еще в девятнадцатом веке архимандрит Леонид писал, что в умах жителей Царьграда таится глубокое убеждение, что их град, рано или поздно, но будет взят московитами (московами). Ведь и на надгробии императора Константина написано, что в северной стране окрепнет могучий народ, который победит Турцию (Измаил) и возьмет Седмихолмие (город Константинополь) со всеми его потрохами.

 
 

Великий еврейский мудрец и пророк раввин Виленский Гаон (Элияху бен Шломо Залман) жил в 1720-1797 годах, большей частью в Вильно (Вильнюс), был очень образованным человеком, отшельником, боролся за чистоту еврейских традиций, и стремился вернуть евреев на их историческую родину. Среди его самых знаменитых потомков можно назвать Илью Ефрона — основателя известного издательского дома «Брокгауз и Ефрон», а также премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Реклама