Крымская карта в турецкой игре

 Крымская карта в турецкой игре

Передача Украине Крыма  не осталась незамеченной в Турции

19 февраля 1954 г. появился Указ Президиума Верховного Совета СССР от о передаче Крымской области из РСФСР в состав Украинской ССР. Некоторые турецкие СМИ отмечали в те дни, что нарушение Россией соответствующих соглашений с Турцией конца XVIII века относительно Крыма создает предпосылки для обсуждения «крымского вопроса» как на двухсторонней основе, так и с привлечением международных юридических структур. Тем более что о передаче Крыма Украине турецкие власти не были проинформированы.

Между тем послесталинское руководство СССР в 50-е годы едва ли не во всем «подыгрывало» Турции. Так, в мае 1953 г. советское руководство официально заявило об отсутствии территориальных претензий к этой стране (напомним, что со второй половины 1940-х СССР настаивал на возвращении Армении и Грузии территорий, оказавшихся в составе Турции в 1918-1921 гг.). Кроме того, резко сократилась поддержка советской стороной партизанского движения турецких курдов и армян в бывшей Западной (восточнотурецкой) Армении.

Во всяком случае, эти и другие факторы (как, например, быстрый рост турецко-российской торговли) оказались для Анкары в тот период более стратегически важными, чем оспаривание нового статуса Крыма. С этим вопросом в Анкаре решили повременить.

Но затем отношения стали ухудшаться, прежде всего, из-за попыток Турции «подчинить» Сирию в 1957-1958 гг., чему воспрепятствовал СССР. А немного позже – ввиду размещения американских ракет средней дальности в Турции (1961 г.), что привело к небезызвестному Карибскому кризису. Поэтому к середине 60-х снова увеличилась советская помощь курдским и армянским повстанцам в Турции.

В этих условиях турецкая сторона не могла не «вспомнить» о передаче Крыма Украине и стала готовить соответствующий иск-запрос в Международной суд ООН. Тем более что известные события в Чехословакии (август-сентябрь 1968 г.) тоже усложнили советско-турецкие отношения.

И в конце 1968-го «крымский» иск был подан в упомянутый суд. Анкара предлагала обсудить возможность восстановления статуса Крыма в качестве автономии Турции, апеллируя к условиям российско-турецкого Кючук-Кайнарджийского договора (1774 г.), согласно которому Турция признавала над Крымом только российский суверенитет. А его изменение позволяло ей требовать восстановления статуса этого полуострова в качестве турецкой автономии.

Однако Международный суд отклонил в 1969-м иск Турции на том основании, что «…данная передача территории происходила в составе одного государства, юридически представлявшего Россию и, в том числе, СССР в целом».

Потерпев в суде фиаско, Турция перестала в конце 60-х открыто заявлять о своих территориальных претензиях. Скорее всего, на ее позицию повлияли новые «крымские» решения Москвы. А именно: еще 5 сентября 1967 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР (№ 493) «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», который фактически позволил крымским татарам, переселенным на Урал и в Среднюю Азию, возвращаться на полуостров. И, по имеющимся данным, если в 1967-м в Крыму официально проживало 23 татарина, то уже в 1968-м – свыше 1400.

Кроме того, СССР вновь резко ослабил поддержку повстанческих движений армян и курдов в Турции. Турецкая же сторона со второй половины 1960-х активно налаживала связи с политическими группами крымских татар в СССР, выступающими за массовое их переселение в Крым. Об этом свидетельствует, в частности, секретная служебная записка ЦК КПСС от 4 октября 1967 г.: «…Нельзя не отметить, что значительная часть татарского населения высказывает желание возвратиться в Крым. В настоящее время массового переселения не предвидится, но не исключено, что, начиная с весны 1968 года, туда могут поехать большие группы татар. Партийным и советским органам Крымской области необходимо иметь это в виду и учитывать в своей повседневной paботе».

В том же документе отмечалось: «…особенно отрицательную позицию по отношению к Указу заняла группа лиц из числа так называемых «автономистов», которая выдвигает требование об организованном переселении в Крым и создании автономии». Кроме того, они «в последнее время меняют тактику, считая необходимым вначале переехать в Крым, заселиться компактно, а затем ставить вопрос об образовании автономии…» (см., например, «Political Projects Aimed at Resolving the Problem of Crimean Tatars in the USSR (1950s—1980s): Power and Ethnicity», USA; «Ташкентский процесс: суд на десятью представителями крымско-татарского народа (1 июля — 5 августа 1969 г.)», Фонд имени Герцена, Амстердам, 1976).

«Прецедент» с турецким иском насчет Крыма был на какое-то время забыт обеими сторонами. Однако после распада СССР юридическая база для возобновления таких претензий со стороны Турции несколько укрепилась, хотя Анкара официально пока не возвращается к этому вопросу. Но обращает на себя внимание публикация от 29 января 2014 г. во влиятельной турецкой газете «Hürriyet» (Анкара).

В статье отмечено, в частности, что «…в случае дальнейшей дестабилизации политической ситуации в Украине, Турция могла бы рассчитывать на переход под ее управление Крыма». Причем это «возможно в том случае, если полуостров объявит о своей независимости».

Можно сказать, что масла в огонь комбинаций такого рода подливают и западные эксперты, причем делая акцент на «непримиримости» русского населения Крыма.

Так, в январе 2013 г. польская газета «Nasz Dziennik» («Наша ежедневная газета») сообщила о сборе подписей к украинским властям с требованиями прекратить дискриминацию крымских татар. Инициатором акции выступила правозащитная организация «Борющаяся солидарность». Заголовок статьи гласил: «Русские угнетают крымских татар», а в самой статье говорилось о «провокациях» русских казаков в Крыму. При этом западные газеты весьма лояльно описывают деятельность крымско-татарских батальонов в составе гитлеровского вермахта, а немецкая «Die Welt» называет их «отрядами самообороны», создание которых «коварные» советские власти использовали как предлог для депортации крымско-татарского населения. О жертвах этих «отрядов самообороны» немецкие журналисты не только не сказали ни слова, но еще и разместили свою статью в рубрике «Украина против России».

Примеров подобного рода в западной прессе великое множество. В то же время крымско-татарское население, численность которого в Крыму растет, пользуется поддержкой не только этой диаспоры в Турции (свыше 200 тыс. чел.), но и турецких государственных и негосударственных структур. Поэтому нельзя исключить, что дальнейшее обострение политической обстановки на Украине может привести к более активному «присутствию» Турции в ситуации вокруг Крыма. А в дальнейшем — и к возможной реанимации турецких претензий на обеспечение, точнее – на восстановление, в какой-либо форме, статуса полуострова как турецкой автономии.

Есть и такая версия событий — Запад принялся за расчленение украинской территории, одновременно усыпляя Киев «евроинтеграционным» наркозом. Разрушение административно-территориальных основ украинского государства может предотвратить любое сближение Украины и России на десятилетия вперед. Из стратегических соображений Европе, США, а в данном конкретном случае, прежде всего, их верному сателлиту – Турции удобнее всего «заглатывать» украинский «пирог» по частям. Именно участь «наиболее лакомого куска» готовят Крыму, где издавна пересекаются геополитические интересы Черноморского региона.

Специально для Столетия


  • Как Крым Украине отдалиО «белых пятнах» в истории передачи полуострова из РСФСР в УССР

    Как Крым Украине отдали

    По воспоминаниям современников, решение о передаче Крыма у Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева вызревало еще с тех пор, когда в 1944-1947 гг. он возглавлял Совет министров Украины. Не минуло и года со дня смерти И. Сталина, как 25 января 1954 г. вопрос «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР» уже был поставлен в повестку дня заседания Президиума ЦК КПСС, правда, всего лишь 11 пунктом (не главное ведь!). Обсуждение заняло 15 минут. Постановили: «Утвердить проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР».

    Сам Указ о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР Президиум Верховного Совета СССР принял 19 февраля 1954 г. Понятно, в те годы подобного рода исторический акт в рамках «нерушимого» Советского Союза был формальностью. Когда, например, перед тем собрался Президиум Верховного Совета РСФСР, то из 27 его членов присутствовали всего 13. И хотя кворума не было, и заседание нельзя было проводить, однако все «единогласно» проголосовали: Крым отдать Украине.

    Народ вообще не спросили, что он думает по этому поводу. Хотя, согласно союзному закону, вопрос вначале должны были вынести на открытое обсуждение Верховного Совета РСФСР, выяснить на референдумах мнение жителей обеих республик – РСФСР, в том числе непременно – Крымской области, и УССР, потом провести общесоюзный референдум. После чего и выводы делать. Однако никто из партийных «бонз» даже не усомнился в целесообразности принятого решения.

    Но вот прошли годы, и 16 июля 1990 г. Верховный Совет УССР принял Декларацию о государственном суверенитете Украины, через год Украина стала «нэзалежной» и вышла из состава СССР, естественно, вместе с Крымом.

    По этому поводу Сергей Хрущев, сын Никиты Хрущева, в интервью газете «Сегодня. ua» (18.06.2009) говорил: «…если россияне на эту тему переживают, то мы знаем, как в Беловежской Пуще три руководителя договаривались о развале Союза. Кравчук тогда спросил у Ельцина: «А как с Крымом будем поступать?», тот ответил: «Да забирай». Так что подарил вам полуостров не Хрущев, а Борис Николаевич, ставьте ему памятник».

    К слову, по одной из версий, Украина получила «подарок» в виде Крыма именно по случаю 300-летия присоединения Украины к России. Может быть, но ни эта «подарочная» версия, ни многие другие до сих пор документального подтверждения не получили. Зато хорошо известен тот факт, что включению Крыма в состав Российской империи предшествовал Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 г., который завершил русско-турецкую войну 1768–1774 гг. В соответствии с этим договором Крымское ханство приобрело независимость от Турции. 8 апреля 1783 г. был издан Манифест Великой Императрицы Екатерины II о присоединении Крыма, Тамани и Кубани к России, и уже в июне 1783 г. был основан город Севастополь. Менее чем через год после издания Манифеста императорским Указом от 2 февраля 1784 г. была учреждена Таврическая область, преобразованная в 1802 г. в губернию.

    Сегодня нелишне напомнить, что после вхождения Крыма в состав России всем жителям полуострова были даны определенные свободы, в частности, свобода вероисповедания, свобода передвижения, они были освобождены от воинской повинности.

    Императорским указом в феврале 1784 г. татарской феодальной знати были предоставлены права российского дворянства. Представители мусульманского духовенства были освобождены от уплаты налогов. Серией законодательных актов татарские и ногайские поселяне были приравнены к различным категориям крестьян Российской империи. В 1827 г. татарское население получило право иметь в собственности недвижимое имущество. Местные земледельцы могли свободно продавать и закладывать свои земли, а те, кто обрабатывал помещичьи наделы, осуществляли эту деятельность по найму и имели право переходить к другим помещикам или на казенные земли. С момента присоединения Крыма к России положение населения полуострова было значительно лучше положения жителей других губерний империи. В начале XIX века было создано четыре татарских полка добровольцев, которые осуществляли охрану порядка. По естественному приросту населения Таврическая губерния занимала в 50–90-е годы XIX века третье место в России. В 1897 г. доля русского населения полуострова составляла 33,1% и была почти равной количеству татар, украинцев (малороссов) насчитывалось 11,8%.

    Крым, заметим, стал последним территориальным приобретением Украины. Удивительное дело, проиграв все войны в начале XX века в короткий период существования как независимое государство (периодически), Украина в качестве союзной республики, «оккупированной» «москалями» со времен Богдана Хмельницкого, как кричат на всех «майданах» оранжевые политики, «приросла» такими территориями, о которых ни «батько Хмель», ни его последователи-самостийники и мечтать не смели. Советская власть, которую более двух десятков лет проклинают в современной Украине, и создала эту самую Украину в ее нынешних государственных границах.

    Так, большевистский Совет обороны 17 февраля 1919 г. постановил: «…просить тов. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса». И в 1918 г. Донецко-Криворожская республика была «вмонтирована» большевиками в Украину. Новообразованную республику составляли Харьковская и Екатеринославская губернии. Сейчас это нынешние Донецкая, Луганская, Днепропетровская и Запорожская области, а также частично Харьковская, Сумская, Херсонская, Николаевская и российская Ростовская. Галичину и Волынь отобрали у Польши в 1939 г. и тоже присоединили к Украине. Часть Бессарабии и Буковины (взяты у Румынии в 1940 г.) тоже отошли к ней. Подкарпатская Русь (из состава Чехословакии) была переименована в Закарпатскую область и отдана УССР.

    По большому счету, Украина – это некий феномен, когда национальное государство образовалось не в результате естественного исторического процесса, а директивным путем, причем, извне (со стороны России, исключительно на основе которой и за счет которой держались и содержались как Российская империя, так и Советский Союз).

    Сегодня, если отказаться от «зла» советского наследия, как того требуют «национально-озабоченные» граждане Украины, то «нэзалэжную» придется сократить до пяти дореволюционных губерний: Киевской, Подольской, Волынской, Полтавской и Черниговской.

    Именно на такую территорию практически претендовала Центральная Рада (ЦР), которая вскоре после октябрьского переворота провозгласила Украинскую Народную Республику, просуществовавшую до февраля 1918 г.

    Временное правительство 3 июля признало Генеральный секретариат ЦР «краевым» органом управления над перечисленными землями, фактически – бывшими владениями Богдана Хмельницкого. На Новороссию, отвоеванную Россией у Крымского ханства, Грушевский и Петлюра даже не претендовали. Особый интерес представляет позиция по вопросу о принадлежности Крыма петлюровской Центральной Рады. В Универсале, подписанном С. Петлюрой 8 ноября 1917 г., однозначно сказано: «В сознании силы своей и власти границы Украины, на родной земле мы станем на страже права и революции не только у себя, но во всей России и потому объявляем территории: Украинской Народной Республике принадлежат земли, заселенные в большинстве Украинцами: Киевщину, Подолию, Волынь, Черниговщину Харьковщину, Полтавщину, Екатеринославщину, Херсонщину, Таврию без Крыма». Последующие события показали, что «отцы украинской нации» в этом вопросе были реалистами: новороссияне (малороссы) в Гражданской войне поддерживали белогвардейцев, батьку Махно, большевиков, но отнюдь не петлюровцев! В войсках барона Врангеля в Крыму было, между прочим, более половины малороссов.

    Впервые план создания Крымской автономии в составе РСФСР был объявлен на совместном заседании Крымского областного ревкома и обкома РКП(б) в январе 1921 г. Декрет об образовании Крымской автономной республики В. Ленин и М. Калинин подписали 18 октября 1921 г. А образованию Крымской АССР предшествовало возникновение Таврической Республики. К январю 1918 г. большевикам удалось взять власть в Крыму, и в феврале собрался Чрезвычайный съезд Советов Таврической губернии, который 21 марта 1918 г. провозгласил создание Советской Республики Тавриды. Просуществовала она недолго: 30 апреля 1918 г. в Крым вторглись германские войска.

    Похоже, именно этот прецедент стал впоследствии своего рода основой для планов конца 40-х – начала 50-х по возвращению Крыму «таврического» названия.

    Особенностью образовавшихся в первой половине 1918 г. автономных республик явилось то, что они возникли в рамках прежних административно-территориальных единиц. Не являлась исключением и Таврическая республика, в которую вошли все уезды Таврической губернии, располагавшиеся как на полуострове, так и на материке.

    Если же в более широком контексте, до сих пор предыстория передачи Крыма (Крымской области РСФСР) Украине в феврале 1954 г. не получила должного, объективного освещения в отечественной историографии.

    Малоизвестно, например, о том, что руководство Крымского обкома КПСС в большинстве своем решительно возражало против отторжения области от России, а выступало за возвращение ей исторического названия «Таврическая».

    Так, по официально не подтвержденным данным, еще в октябре 1952 г. первый секретарь Крымского обкома партии П.И. Титов, будучи делегатом ХIХ съезда КПСС, обратился лично к Сталину с письменным предложением о переименовании Крымской области в Таврическую. По его мнению, это полностью бы соответствовало истории создания области. Титов также апеллировал к забытой Советской Республике Тавриды. Он считал, что Крымской области РСФСР «пора восстановить свое русское, российское название».

    Предложение Титова не было предварительно обсуждено в Крымском обкоме КПСС, так как против этой инициативы возражал второй секретарь обкома Д.С. Полянский (в 1952-1953 гг. — председатель Крымского облисполкома, в 1953-1955 гг. — первый секретарь Крымского обкома). Зато он поддержал передачу Крыма в состав УССР. В этой связи примечательна оценка Георгом (Геворком) Мясниковым, вторым секретарем Пензенского обкома КПСС (в 1960-х годах), Д.С. Полянского: «Я вспомнил, как он пошел в гору. Хрущев, Титов и он встретились в Крыму. Возникла идея передачи Крыма Украине. Титов идею с ходу отверг, а Полянский сказал, что это «гениально». На другой день собрали пленум Крымского обкома, Титова прогнали, а Полянский стал первым секретарем обкома» (дневниковая запись от 04.02.1973 г.).

    …Сталин медлил с ответом Титову. Но по воспоминаниям некоторых коллег Титова, весной 1953-го и позже он ссылался на краткий ответ Сталина, направленный лично ему в конце января 1953 г., мол, его предложение «интересное и, может быть, правильное. Этот вопрос можно обсудить и решить». Об этом мнении Сталина Титов говорил Хрущеву и Полянскому в середине ноября 1953 г., когда решение о передаче Крыма Украине фактически было уже принято.

    Об этих фактах одному из авторов статьи рассказывали два года тому назад в симферопольском Центральном музее Тавриды и в музее краеведения Ростовской области. Но соответствующие материалы, похоже, были изъяты из архивов или засекречены после марта 1953 г. Впрочем, об инициированном Сталиным переименовании крымско-татарских названий на русские, начавшемся с середины 1940-х, имеется немало источников. Так, комплексный проект переименований в Крыму датирован еще 25 сентября 1948 г., когда было принято постановление Крымского обкома «О переименовании населенных пунктов, улиц, отдельных видов работ и других татарских обозначений».

    Правда, тогда не планировалось переименовать сам Крым. Но еще в 1944–1946 гг. переименовали 11 из 26 крымских райцентров (к примеру, Ак-Мечетский район стал Черноморским, Лариндорфский – Первомайским) и 327 сёл. На период с 1948 по 1953 г. планировалось переименовать некоторые города.

    В документах зафиксировано, в частности, что Джанкой должен был стать Узловым, Северным или Верхнекрымском, Саки – Озёрным, Бахчисарай хотели назвать «Пушкин». Керчи предполагалось дать название «Корчев». В целом за 1947-1953 гг. новые — русские — названия, в основном вместо татарских, получили 1062 селения и почти 1300 природных объекта. Очевидно, готовилась политико-географическая почва для изменения названия самого Крыма.

    Однако с переименованиями городов дело замедлилось. По некоторым данным, не исключено, что, по крайней мере косвенно, тормозили этот процесс Берия, Хрущев, Каганович, Полянский. А после кончины Сталина от плана переименования крымских городов отказались… Но, скажем так, весьма прозрачные намеки на упомянутые проекты появились через пять лет в путеводителе-справочнике «Крым». К примеру: «…античный Пантикапей (Керчь) упоминается в древнерусских исторических памятниках под славянским названием Корча, Корчева. В Х в. на крымском и кавказском берегах Керченского пролива утверждается Тмутараканское княжество, входившее в состав Киевской Руси. Корчев был тесно связан со столицей княжества — Тмутараканью… Керченский пролив в ту эпоху восточные географы называли Русской рекой».

    Далее подчеркивается, что Россия снова обосновалась в Крыму задолго до его включения в состав Российской империи: «…в 1771 г. русские войска взяли Керчь и соседнюю с Керчью крепость Еникале. По мирному договору с Турцией (1774 г.) этот город с крепостью первыми на территории Крыма вошли в состав России». К слову, роль Керчи и в целом Керченского полуострова в российском освоении Крыма стала в ноябре 1953 г., можно сказать, основой предложения Титова, адресованного Хрущеву и Полянскому и повторенного Титовым в январе 1954 г., о включении этого (т.е. восточно-крымского) региона в статусе Керченской области в состав РСФСР.

    Титов уже тогда обоснованно считал, что РСФСР нецелесообразно «уходить» из Крыма, а благодаря новой области стратегически важный Керченский (азовско-черноморский) пролив останется в составе РСФСР.

    «Керченская» идея Титова была отвергнута хрущевцами, причем, Керченский пролив при передаче Крыма был закреплен за Украиной.

    Лишь через 27 лет после передачи Крыма Украине П.И. Титов был упомянут в перечне руководителей Крымского обкома в справочнике М.М. Максименко и Г.Н. Губенко«Крымская область». По воспоминаниям Николая Визжилина, сына Н.А.Визжилина (1903-1976), который в 1950 по 1957 гг. был зампредседателя правления Всероссийского общества по культурным связям с заграницей, а в 1958-1960 гг. — зампредседателя правления Союза обществ дружбы с зарубежными странами (СОД), Визжилин-старший «похваливал Павла Ивановича Титова, своего соседа по жительству на Кутузовском проспекте — крепкого, решительного и смелого человека, который в сталинские времена был избран первым секретарем обкома партии Крыма… П.И. Титов категорически возражал Хрущеву по поводу передачи Крыма Украине — об этом стоит упомянуть, потому что теперь о таких возражениях практически уже никому неизвестно. У Титова были постоянные стычки с первым секретарем ЦК по этому поводу, в результате которых властный и рачительный хозяин Крымской области был низложен до ранга заместителя министра сельского хозяйства РСФСР. Это головокружительное понижение в должности полностью вывело Павла Ивановича из верхних эшелонов власти…» (см. «Семейные были. Н.Н.Визжилин,).

    Стороннико­м идеи о переименов­ании Крыма в Таврию был, по ряду данных, и П.В. Бахмуров, секретарь Президиума­ Верховного­ совета РСФСР в середине 1940-х — начале 1950-х гг.

    Таковы лишь некоторые штрихи, связанные с проектом включения Крыма в состав Украины, которому, повторим, предшествовал проект усиления русского присутствия в Крыму и его повторного переименования в Таврию. Но данный проект после 5 марта 1953 г. был закрыт. Видимо, в этом главная причина того, что как о Титове, так и о его проекте вполне сознательно «забыли». Вообще во многом, что связано с передачей Крыма Украине, по сей день преобладают «белые пятна».

    …Принципиально важным является, в первую очередь, вопрос о том, какой характер имела Крымская автономия — национальный или территориальный. Ленинский совнарком сначала создавал автономии обоих типов, но со временем остались только национальные. Крымская АССР стала уникальным автономным образованием, и в дальнейшем сохранявшим территориальный характер. По всесоюзной переписи 1939 г., русские в составе населения Крыма составляли 49,6%, крымские татары — 19,4, украинцы — 13,7, евреи — 5,8, немцы — 4,6%. Но так как во время войны общая численность населения резко сократилась, а его этнический состав претерпел коренные изменения, то 30 июня 1945 г. Крымская АССР была преобразована в Крымскую область.

    За годы оккупации гитлеровцы уничтожили 25 тыс. евреев. Погибли практически все, кто не смог или не захотел эвакуироваться. После войны в составе населения стали преобладать русские и украинцы. Еще в августе 1941 г. чекисты вывезли из Крыма до 50 тыс. немцев, поселившихся тут в основном во времена Екатерины ІІ. Формулировка обвинения была на всех одна: «пособничество гитлеровским захватчикам». Заметим, что для такой формулировки основания имелись.

    Несколько лет тому назад в Симферополе на российско-украинском «круглом столе» российский эксперт, политолог, старший научный сотрудник Института стран СНГ Валентина Гойденко говорила: «В архивах я получила интересное дело № 712/1 по передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР. Начато 4 февраля 1954 года, окончено 19 февраля 1954 года. То есть, 15 дней хватило, чтобы передать Крым, и создать на будущее такую серьезную проблему не только для крымчан, а заложить мину в перспективы российско-украинских отношений». В. Гойденко привела следующую цитату из книги «Нюрнбергский процесс»:

    «Гитлеру первому принадлежала идея отнять Крым у России и передать его Украине. Фюрер считал, что это гениально рассчитанный ход, чтобы сделать две крупнейшие славянские страны кровными врагами. Украине Крым по существу не нужен, но из жадности она его москалям не отдаст. А России Крым будет нужен позарез, и она никогда не простит присвоение его Украиной».

    И завершила свое выступление Гойденко такими словами: «Последним международно-правовым актом в отношении Крыма с точки зрения его легитимности и правовой чистоты – был Манифест Екатерины Великой от 8 апреля 1783 года. Это был договор. То есть, с точки зрения международного права, всякая территория передается договором. Только это можно считать легитимной передачей».

    В отличие от большинства автономий, где существовало преобладание коренного населения, Крымская Автономная Республика не являлась татарской. Более того, 2/3 населения Крыма было русским, и только одна треть состояла из народов, поселившихся здесь до русских и составлявших коренное население полуострова.

    Вместе с тем, заигрывая с кемалистской Турцией, на ведущие должности в этой республике советское руководство традиционно выдвигало в основном людей татарского происхождения. Создавалось обманчивое впечатление, что Крымская автономия была, как и все другие, национальной. Как известно, в соответствии с постановлениями Государственного комитета обороны от 11 мая и 2 июня 1944 г. татары из Крыма были выселены.

    Крымская область была преобразована обратно в Крымскую АССР в составе Украины в 1991 г. А в связи с возвращением крымских татар на историческую родину (массово — с 1987 г.) этническая карта Крыма снова начала меняться. Между переписями населения в 1989 и 2001 гг. удельный вес русских сократился с 65,6% до 58,3%, украинцев — с 26,7% до 24,3%. При этом доля крымских татар возросла с 1,9% до 12%. А самопровозглашенный «меджлис» («парламент») татарского народа практически является альтернативным власти органом управления на значительной территории автономии.

    Среди крымских татар распространяются идеи о том, что Османский халифат, ликвидированный Мустафой Кемалем Ататюрком, был наследником государства, основанного пророком Мухаммедом. Следовательно, долгом каждого мусульманина является борьба за создание Всемирного Халифата, который продолжит прерванную традицию.

    Самым удивительным во всей этой истории является поддержка татарских сепаратистов Крыма необандеровской партией «Свобода» и прочими украинскими структурами националистической направленности.

    Они вместе с исламистами призывают очистить Крымский полуостров от «нетатарского элемента», имея в виду конечно же москалей. А как быть с украинцами, издавна проживающими в Крыму? Исламисты, таким образом, нашли в лице «чистокровных патриотов Украины» силу, которая поддерживает их в этническом неприятии нетатарского, а значит и украинского населения Крыма. Как ни дико это звучит, но практически украинские националисты оказывает поддержку тем, кто ратует за развал Украины как государства. Заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдан Безпалько говорит: «… необходимо понимать, что существование исламистов вызвано внешними причинами. Главная ценность Крыма в том, что это база военно-морских сил на Черном море. В основном, российского флота. Западным державам все равно, что будет с жителями Крыма, как там будет развиваться ситуация. Они поддержат любые действия, которые будут способствовать вытеснению России». Итак, участь Крыма была решена в недрах партийно-чиновничьей машины. Именно в эти дни 60 лет тому назад Крым передавался из РСФСР в УССР. Как подчеркивалось тогда в официальных документах, «учитывая территориальное тяготение Крымской области к Украинской ССР», а также как «свидетельство безграничного доверия великого русского народа украинскому народу».

    Валерий Панов, Алексей Чичкин. Специально для Столетия

  • Комментарии
    Кстати, Украине был фактически передан и Керченский  пролив и единственный тогда порт (Кавказ) — почти напротив Керчи — на соседнем берегу Краснодарского края   (http://ruskline.ru/monitoring_smi/2010/09/
    09/ne_tolko_krym_peredali_ukraine/
    ).

    Впрочем, идея переименования Крыма не ушла из обсуждений и после распада СССР  (http://qha.com.ua/fomushkin-govorya-o-pereimenovanii-krima-gotovitsya-k-pereimenovaniyu-ukraini-v-malorossiyu-95436.html).
    Фактически это была антирусская акция — наряду с «забрасыванием» Нечерноземья, севооборотов, Новочеркасском и т.п.

    ***
    Будет ли «косовский сценарий» в Крыму?

    Демографический потенциал этносепаратистов

    Албанцы в Косово и Метохии уже достигли абсолютного этнического преобладания и по последней переписи населения 2011 года составляют 93% населения самопровозглашенной республики. На это повлияло главным образом два фактора: высокий уровень рождаемости албанских косоваров и усилия Тито по переманиванию албанцев из соседнего государства в край с целью вовлечения Албании в СФРЮ. Демографические успехи крымских татар пока что скромнее, но их доля в национальном составе населения Крыма уже наверняка превысила отметку в 12%, зафиксированную всеукраинской переписью населения 2001 года. Со времени всесоюзной переписи 1989 года их численность в Крыму возросла в 6,4 раза и составила 243,4 тыс. человек.

    Поскольку рождаемость у крымских татар выше, чем у славян, их удельный вес в национальной структуре Крыма и дальше будет только увеличиваться. По некоторым подсчетам, к 2040 году крымско-татарское население будет насчитывать 27-30% населения полуострова. Но если прогноз о резком увеличении крымско-татарского населения за счет высокого естественного прироста выглядит несколько преувеличенным, то информация о 100-150 тысячах крымских татар в Средней Азии, многие из которых не прочь переехать в Крым, придает перспективе крымско-татарского этнического преобладания большей реалистичности.

    В любом случае из вышеприведенного следует, что число потенциальных приверженцев крымско-татарского этносепаратистского проекта будет расти.

    Национальная государственность как неоспоримая цель

    Подобно косовскому албанству, проявившему полное единодушие в вопросе самоопределения на исторически сербской земле, ведущие крымско-татарские организации независимо от их внешне- и внутриполитических предпочтений разделяют ту же идею. Несмотря на внутренний раскол в крымско-татарском национальном движении, и Милли-меджлис с множеством подконтрольных организаций, и оппозиционная ему Милли-Фирка вместе с другими участниками Крымско-татарского народного фронта — все ставят конечной целью достижение государственности.

    Главным документальным выражением этого импульса служит Декларация о национальном суверенитете крымско-татарского народа, принятая II Курултаем в 1991 году и до сих пор не отмененная. В ней четко и недвусмысленно записано: «Политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымско-татарского народа возможно только в его национальном суверенном государстве. К этой цели будет стремиться крымско-татарский народ, используя все средства, предусмотренные международным правом». И крымско-татарские националисты время от времени напоминают о своей фундаментальной цели украинским властям. В этой связи симптоматичен был главный лозунг 20-тысячного траурного митинга по случаю 69-й годовщины депортации крымских татар, гласивший: «Крым — колония Украины».

    Внешняя поддержка этносепаратистских течений

    Наверное, история не знала бы многих локальных конфликтов и войн, не будь они подпитываемы заинтересованными внешними силами. К примеру, Евросоюз, США и НАТО последовательно и всецело поддерживают борьбу косоваров и установленный вооруженным способом режим в автономном крае Сербии. Исполнители крымско-татарского сепаратистского проекта во главе с меджлисом тоже получают ощутимую поддержку со стороны перечисленных геополитических игроков. Через густую сеть разнообразных НПО, гуманитарных фондов, научно-исследовательских центров, грантов и донорских вливаний они подпитывают меджлис финансово и направляют его деятельность в «нужное» русло. В Брюсселе и Вашингтоне пристально следят за крымско-татарской проблемой.Иностранные дипломаты наведываются в этот нелегальный представительный орган крымских татар чаще, чем в крымские республиканские органы власти, а иногда даже не удостаивая последних своим вниманием. Такой почет со стороны ведущих евроатлантических держав меджлису оказан не зря. Выступая в поддержку скорейшей евроинтеграции Украины и решительно против базирования Черноморского флота в Севастополе, меджлис предстает в роли «троянского коня» Запада в дружественном России Крыму.

    Одним из последних свидетельств высокого внимания западного истеблишмента к крымско-татарскому вопросу стал недавний визит Еврокомиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Штефана Фюле в Симферополь на переговоры с представителями меджлиса и официальной крымской власти. В ходе встречи еврокомиссар призвал украинскую власть окончательно принять законопроект М. Джемилева «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку», провести в следующем году Международный форум по вопросу восстановления прав крымско-татарского народа, а также предпринять шаги для пролонгации Бишкекских соглашений и восстановить украинский государственный орган по решению проблем репатриантов.

    Но самый главный посыл еврочиновника украинской власти касался необходимости приложить усилия «для возможности открытого и всеобъемлющего политического процесса», означающего «признание и важность плюрализма в крымско-татарском народе, легитимности и ключевой роли таких организаций, как Меджлис крымско-татарского народа». Слова высокопоставленного европейского гостя были восприняты многими как призыв к легитимизации меджлиса, что месяцем ранее уже рекомендовал Киеву сделать Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнут Воллебек в своем докладе «Интеграция ранее депортированных лиц в Крыму».

    На этом шум вокруг крымско-татарской темы в высоких кабинетах Евросоюза не утих. 26 сентября на заседании подкомитета Европарламента по правам человека был представлен доклад главы Европейской дипломатической службы Восточного партнерства Дирка Шубеля о положении крымских татар, в котором основное внимание было посвящено проведению Международного форума по восстановлению прав крымских татар. По-видимому, озабоченность данным вопросом объясняется тем, что форум под эгидой ЕС и ОБСЕ должен разработать «дорожную карту» по восстановлению прав депортированных, с положениями которой евроинтегрирующейся Украине придется считаться. А так как в роли «картографов» выступают меджлис и европейские политические институты — форум запустит процесс разделения крымчан по этническому признаку на привилегированных и остальных.

    Как видим, уровень поддержки меджлису со стороны Европейского союза и США дает веские основания полагать, что широкое международное признание проектируемого крымско-татарского государства будет обеспечено.

    Но возникает резонный вопрос: зачем Европе и Америке сдались крымско-татарские проблемы? В действительности они есть только ширма, скрывающая геостратегические интересы ЕС и США в отношении всего Черноморско-Каспийского региона. Стремление Запада разыграть «крымско-татарскую карту» по косовскому примеру приобретает свой смысл в рамках стратегии сдерживания России на юго-западных рубежах и оттеснения ее вглубь Евразийского континента. В этом ключе появление источника раздражения вблизи Северного Кавказа будет подрывать власть Москвы в этом беспокойном регионе, связывать ее силы. Иными словами, создание внутренних проблем в России — лучший способ, чтобы она забыла об активном политическом и экономическом позиционировании на международной арене. Кроме того, Евросоюзу и США Крым интересен как плацдарм для расширения присутствия в Черноморском регионе, являющемся коридором для транзита энергоресурсов из Каспия в Европу.

    Инъекция исламизма

    Нагнетанию напряженности в Косово и Крыму способствует растущее влияние радикальных исламских течений, спонсорами которых выступают богатые арабские страны-сателлиты США. В Крыму наибольшую популярность приобрела религиозно-политическая организация Хизб ут-Тахрир аль-Ислами (Исламская партия освобождения), целью которой провозглашено построение исламского халифата в мировом масштабе. Признанная террористической и запрещенная в России, Германии, ряде государств Средней Азии и Ближнего Востока (в целом в 29 государствах мира), на полуострове эта организация находит немало сторонников в среде крымско-татарской молодежи и сельских жителей.

    Аналогичные процессы внедрения исламских идей крайнего толка в достаточно индифферентное в религиозном отношении сообщество имеют место в Косово. Достаточно громко заявило о себе косовское «Объединенное исламское движение» (LISBA), большой активностью отметились фонды «Аль-Вах аль-Ислами» и «Аль-Харамейн», Студенческий исламский фронт, саудовский Комитет помощи Косову и Чечне, не говоря уже о различных ваххабитских группировках. Методы проникновения и закрепления в «Косовской Республике» и Крыму у исламистов примерно одинаковые: учреждение исламских гуманитарных фондов, строительство мечетей и школ по изучению Корана, визиты арабских миссионеров-инструкторов, отправка мусульманской молодежи на обучение в медресе арабских стран, активность в медиапространстве.  

    * * *

    Европейская перспектива, даже если она туманна и по-настоящему выгодна лишь олигархам интегрирующейся страны, все равно не дается даром. Белград ради «европейского будущего» уже пожертвовал исконно сербской землей Косово и Метохии, согласившись подписать Брюссельские соглашения, фактически закрепившие сдачу края воцарившемуся там этнически албанскому криминализированному правительству.

    Не придет ли черед Украины нести жертву на европейский алтарь, в качестве которой может оказаться Крым? Слишком явные сходства с Сербией наводят на опасения, что Крым рискует повторить судьбу Косово. Проскочим ли в игольное ушко? 

    Владимир  Банкинodnarodyna.com.ua

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s