Культурный ландшафт «Русский Крым»

Какое место в истории России занимал этот чудесный край, какими нитями связан с русской культурой?

Русская история в зеркале Крыма

16 марта 2014 года жители Крыма проголосовали на референдуме за воссоединение с Россией, и 18 марта был подписан договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии Республики Крым в состав России. Город-герой Севастополь вошёл в РФ с особым статусом.
Севастопольцы ликуют, на полуострове праздничное настроение. Но за пределами России (а кем-то и в её пределах) возвращение Крыма в Россию и ликование по этому поводу признаётся незаконным, противоречащим международному праву. Аргументов – множество. Одни доказывают, что Крым никогда не был исконно российским и вообще: при чём тут Россия, ведь границы нерушимы? Другие говорят, что Россия, если уж ей так хочется иметь в своём составе Крым, должна была бы выкупить его у Украины (как американцы Аляску): за прошедшие с 1954 года почти 60 лет сколько Украина вложила в него сил и средств! Если рассматривать этот вариант, то советский период следует из него вычесть, ибо тогда хозяйство было общесоюзным, и поди разберись, какая часть СССР туда что вкладывала. За постсоветский период вряд ли Украина могла вложить в Крым большие средства. Оставим эти расчёты (если они понадобятся) специалистам. Пусть спорят юристы и политики о том, кто и что нарушил. Примем факт: Крым в России, и маловероятно, что кем-то всерьёз будет принята во внимание прозвучавшая недавно «команда» бывшего украинского лидера Ю. Тимошенко: «Крым, на место!» (то есть – на Украину!).
Вот о месте и поговорим. Какое место в истории России занимал этот чудесный край, какими нитями связан с русской культурой? Знание неискажённой, подлинной истории – необходимая часть духовной мобилизации, которая требуется нам сегодня, если хотим сохранить страну и преодолеть неизбежные трудности – их немало, и они становятся ещё более очевидны после утихания праздничной эйфории.

 

Пролог. Поход на Корсунь

Увидели греки в заливе суда,
У стен уж дружина толпится.
Пошли толковать и туда и сюда:
«Настала, как есть,
христианам беда,
Приехал Владимир
креститься!»

                  А. К. Толстой.
               Песня о походе Владимира на Корсунь
 
  Алексей Константинович Толстой прекрасно чувствовал юмор самых трудных исторических ситуаций и, как никто, писал о них, что называется, на грани фола.
 Но действительно, зачем Владимир Святославич пошёл с дружиной на Корсунь – то есть на Херсонес Таврический, византийский город-колонию в Крыму? Это было ещё до всяких серебряных ложек, до крещения, которое Владимир в Корсуне и принял. По летописи получается – пошёл мечом добыть себе веру! Ладно, Владимир – человек военный и ещё не христианин; мечом так мечом. Но почему – поход на Корсунь?
 Никто из известных нам предшественников Владимира, киевских государей, на Корсунь походом не ходил. Ходили на Византию – западным берегом Русского (Чёрного) моря. А в Корсуни-Херсонесе русы бывали и жили даже – и купцы, и какие-то с мечами (согласно раскопкам), и некие книжники. Впрочем, тогда купеческое, военное и учёное дело могло довольно естественно сочетаться в одном лице. Купцу потребна была грамота и было что защищать…
  Корсунь для русов был местом гостевым. Это не Царьград, где купцы из Руси жили в Х веке за пределами города, а на торг ходили в сопровождении (нечто среднее между почётным караулом и конвоем) и – ограниченным, оговоренным в договорных грамотах, контингентом в полста человек.
 Таврия же была разноплеменной и уживчивой. А сама Херсонесская фема (область) Империи не была истинной Византией. Колония дальняя, ненадёжная и, кстати сказать, потому довольно долго и весьма неуверенно шедшая к искреннему восприятию христианства.
  Зачем же Владимир пошёл с войском на Корсунь и осадил её? И что должны были подумать корсуняне?
  Вот на последний вопрос я могу ответить: они, должно быть, подумали, что настали последние времена! Не только для Херсонеса, а вообще – Конец Света. Учтите: на исходе было тысячелетие со времени первого пришествия Христа. Такой срок не был нигде означен, но не мог не действовать на воображение христиан. Число «тысяча» витает в Апокалипсисе.
  Известно, что тот, кто трудно шёл к приятию Истины, верует более ревностно.
  И вот корсуняне увидели: в залив входит княжеский флот – длинные лодьи, высокие щиты червленой кожи, красные же стяги на копьях, пронзительное пение рога и гром бубна. Корсуняне понимают – идут те, чьё нашествие нелогично. Конечно – последние времена!
  Но тут возможно ещё и другое: то, что и сам князь Владимир верил в апокалиптическое пророчество. Тревожные толки в христианском мире подействовали на него, повлияли на знаменитый «выбор веры». И в грядущей последней мировой битве, где будут участвовать все цари земли, он хотел быть на правой стороне и спасти свой народ.
 Но разве Владимир испытывал столь сильное влияние христианской проповеди? Есть ли на то указания? Поставим вопрос по-другому: не было ли самым сильным местом, воспринятым Владимиром в христианской проповеди, именно Откровение о Конце Света? И воспринял он его как воин, может быть, и слишком буквально. И не осадить Корсунь хотел, а собирался, крестившись, тут же участвовать в Армагеддоне. Только вот стали бы рассказывать об этом поздние летописцы, которые вообще-то, можно сказать, и не вспоминают нигде Откровение Иоанна Богослова, и зачем им такой опрометчивый пример?
   Князь же, может быть, вышел в свой последний поход!
  В Корсуне, видимо, и херсонесцы, и русы постепенно уразумели, что несколько торопят события. Но Владимир пробыл в городе долго – так, что сестра императора Анна успела доплыть из Царьграда до Корсуни, чтобы пойти с князем под венец. Теперь он должен был вернуться в Киев и готовить Русь к спасению, приводя её в праведное состояние.
  Если так, то становится понятно изображённое летописцами какое-то уж очень резкое обращение Владимира к исполнению христианских заповедей. Тогда это не преувеличение писателя-инока, не житийное, то есть церковно-литературное отражение истории, но реальный, поразивший современников сдвиг в натуре великого князя. Тревога и готовность, самоотдача – вот доминанты жития Владимира в последние годы Х века.

 В самом конце Х – начале ХI века Херсонес был уничтожен. Пожаром – поистине апокалиптическим. Корсунское пепелище – археологический факт. Никакого объяснения ему нет.
 В годы, когда при сыне Владимира Ярославле расписывали святую Софию Киевскую, Херсонес только-только поднимался из руин. Целые плиты из бывших храмов и с давних погребений шли в новые городские стены. Из остатков старых стен строили новые здания и делали новые надгробные плиты. Но самобытная слава Херсонеса осталась в первом тысячелетии по Рождеству Христову. Новой, столь же яркой и загадочной, он не обретёт.
  От храма, где крестился князь Владимир, в Корсуни сохранится под слоем земли лишь фундамент. «Говоря словами блистательного крымского проповедника первой половины ХIХ века архиепископа Иннокентия, «здесь могила нашего язычества, здесь купель нашего крещения, здесь и начало нашей священной истории», – пишут украинские историки С. Б. Сорочан, В. М. Зубарь, Л. В. Марченко в книге «Херсонес – Херсон – Корсунь» (Киев, 2003). Здесь они описывают северные кварталы Херсонеса поздней застройки, где «дома благополучно существовали почти три столетия, пока не настал тот страшный, роковой летний день конца ХIII века, когда разразился пожар. По неосторожности, стихийно ли он вспыхнул или виной ему были ворвавшиеся в город татары, нам не дано знать. Ясно лишь, что трагедия произошла в мае-июле, когда ещё не поступило зерно нового урожая и поэтому предназначенная для него цистерна во дворе богадельни стояла порожней… В ХI веке здесь существовал большой гончарный комплекс, три обжигательные печи которого служили для производства кровельной черепицы. В некоторых домах, погибших в пламени пожара, в ходе раскопок были найдены серебряные новгородские гривны, пряслица из овручского лилового шифера, какими пользовались на Руси, киотный крест ХIII века со славянскими надписями, некоторые другие церковные предметы, скорее всего, происходящие из городов Поднепровья, которые позволяют полагать, что в этом районе располагался квартал, где селились русские купцы, ремесленники с семьями или было подворье с русской церковью, разгромленные, как и весь город, во время одного из татарских нападений. Впрочем, глядя на остатки небольших комнатушек здешних усадеб, ничем существенно не отличавшихся от поздневизантийских, едва ли скажешь: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет». Очевидно, греческая сторона диктовала пришельцам свои порядки и волей-неволей заставляла приспосабливаться к чужому быту».

   Перекрёсток Крым

  «Самое фантастическое, что я видел в Крыму, – это Инкерман», – записал в дневнике А. С. Грибоедов. А ведь он был там, когда место это было в запустении, монастырь не действовал. Я, однако, вполне могу понять Грибоедова потому, что побывал на инкерманской Монастырской скале тридцать лет назад, тоже в пору запустения, а иначе как фантастическим то, что увидел и почувствовал, назвать не могу.
  Если подняться по внутрискальной винтовой лестнице на самый верх, то оказываешься на плато среди мощных крепостных руин. И по одну руку внизу – огромный четырехугольник белокаменного карьера, уходящего вниз уступами, так что выглядит как перевернутая многоступенчатая пирамида индейцев майя. А по другую – узкий конец Инкерманского залива (главной, Северной бухты Севастополя – Большого рейда), и здесь – кладбище кораблей, суденышек портофлота, буксиров, небольших подводных лодок, что, однако, не выглядит печально и мрачно, потому что на них играют севастопольские пацаны и прыгают с них в залив. Но поскольку уже знаешь, что под тобой, «этажом ниже» – анфилада пещерного монастыря с её переходами из тьмы в свет, то перестаешь ощущать себя в конкретном времени. Главное чувство, что все это было всегда. С незапамятных времен в этих меловых горах рыли пещеры и жили в них – пещерками усеяны скальные склоны. А потом строили города из белого камня, вырезаемого в инкерманских каменоломнях. И всегда были корабли в заливе. И святилища в скалах. Но находишься одновременно в разных временах. Потому что укрепления – XV–XVIII веков, греческие, затем надстроенные турками-османами. А в одной из башен дозорный выцарапал на стене профиль стоящего в заливе корабля генуэзцев – торговых конкурентов, которые в Г433 году захватили и сожгли эту крепость греческого княжества Феодори, но феодорийцы отбили ее и отстроили заново.
  А пещерный монастырь возник предположительно в VIII веке, когда в Византии преобладало иконоборчество и сюда ссылали в немалом числе иконопочитателей – священников, монахов, мирян. И они вкалывали в каменоломнях на Херсонес. А свои скальные храмы они расписывали фресками. И по малым остаткам этих фресок неорганизованные экскурсанты (организованных водили редко) выбивали метровой высоты автографы с именами, названиями вузов, где учатся, и номерами студенческих групп. Отметились и отбыли. Судя по автографам – во все концы СССР… И в тот день только солдатик, отпущенный в увольнительную, ходил по плато и читал надписи на белокаменных кладбищенских плитах, надписи греческими буквами и кириллицей – дореволюционной и послереволюционной. Потому что в 1942 году на заброшенном уже было кладбище хоронили бойцов и командиров 25‑й Чапаевской дивизии, штаб которой располагался в пещерном монастыре, а артиллерию прятали во внешних пещерах скалы. И буквы на могильных плитах героев вырезали на инкерманском известняке тщательно – не углубленными чертами, а выпуклыми полосами. И надписи делали белыми стихами. И становится очевидно, как долго и основательно держались в осаде…
  Русские буквы «звучат» здесь особенно. Как память того, что в конце IХ века тут побывал равноапостольный Кирилл, славянский просветитель, проповедовавший в Северном Причерноморье христианство и изучавший азбуки, применявшиеся в письменах разноязыкого Крыма. И искал в херсонесской округе место захоронения римского епископа Климента, ученика апостолов Петра и Павла, сосланного императором в дальние пределы в 98 году от Рождества Христова… Были и остаются сомнения, обрел ли Кирилл мощи именно этого мученика или другого, соименного ссыльного ранних веков христианства. Но предание это крепкое, ибо с принесением частицы мощей одного из первых римских пап в самый Рим связаны первые службы Кирилла и Мефодия на славянском языке в соборах Вечного города. А другую частицу климентовских мощей передали в Херсонесе великому князю Киевскому Владимиру, принявшему там крещение. Словом, все это настолько связано с христианской историей Руси, что и стало причиной того, что затихший под султанско-ханским владычеством в XVII веке Инкерманский монастырь был возрожден в середине XIX, а затем воскрес еще раз в 1990‑е годы.

   «Времён Очаковских и покоренья Крыма».

   Цена вопроса

    «Из-за Крыма, который не стоил и одной войны, воевали два раза (речь идёт о русско-турецких войнах 1768–1774 и 1787–1791 гг. – В. Л.), а вторая война, дорогая и не вполне удачная, стоила громадных финансовых жертв», – это одно мнение. А вот другое: «Нет надобности уменьшать значение результатов, достигнутых Екатериной во внешней политике. Один из двух основных вопросов, ей предстоящих, разрешён был довольно удовлетворительно, хотя и мог бы быть разрешён с меньшими жертвами. Огромный экономический потенциал, какой представляли южнорусские степи, открыт был народному труду благодаря двум войнам с Турцией, которые закрепили за Россией северный берег Чёрного моря, с тех пор как приобретены были Крым и Очаков».
  Мало того, что и первое и второе суждения принадлежат одному и тому же русскому учёному – Василию Осиповичу Ключевскому, но и читаются в соседствующих разделах его знаменитого «Курса русской истории». Разница в том, что первое суждение относится к внешней политике Екатерининского царствования, второе – к внутренней. И в первом случае Ключевский замечает, что «Екатерина вместе с тем поставила целью… знаменитый греческий проект, то есть восстановление Византийской империи. Зачем понадобилась эта империя, давно отошедшая в область археологии, сказать трудно». Во втором же речь о внутреннем прирастании, «экономическом потенциале», «народном труде». В первом – об изрядных потерях, во втором – о приобретениях. Развести, однако, эти понятия в реальной истории – возможно ли? Историк ставит вопрос о сведении цены вопроса к минимуму, и в этом с ним трудно не быть солидарным. Он ведёт речь о соотношении глобальных проектов и заложенного в них нравственного начала (в данном случае и об идее освобождения от османского ига входящих в Порту христианских народов) – и реальных результатов: «… Внешняя политика Екатерины выделялась в тогдашнем политическом мире присутствием нравственного начала. Беда в том, что эти нравственные начала не оставили почти никакого следа в тогдашней европейской жизни».
  Однако кроме внешней цены вопроса – военных (людских и финансовых) потерь – есть и внутренняя: во что обходилось устроение Новороссии и, в частности, Крыма. Вообще все российские приращения за всю историю не были приобретениями в абсолютном смысле слова. Всегда надо было вложить немало ума, труда и средств, чтобы что-то получить. И Крым не был исключением. Кстати, неслучайно в своём скептическом отзыве о внешнеполитических достижениях Екатерининского времени Ключевский ставит в центр вопрос о Крыме, «который не стоил и одной войны»: нейтрализация, а затем и присоединение Крымского ханства было целью прежде всего военно-стратегической – Крым, военный форпост Османской воинственной политики, стал базой русского Черноморского флота. А соответственно – и гарантией торгового судоходства, и развития новороссийских земель в целом. Но так сложилось: с каждой новой волной колонизации, движения народов культурно-хозяйственная жизнь полуострова словно бы начиналась заново. То есть сам Крым, имеющий тысячелетия культурной истории, ещё предстояло сотворить. Таково одно из Крымских правил (уроков, законов): чем благодатнее место, тем более рачительности требует оно.

    Сотворение Крыма

  К вопросу о казнокрадстве, коррупции, «распилах», «откатах» (обратите внимание – одно и то же по сути понятие обрастает со временем всё новыми синонимами). С восшествием на престол Павла I было заведено дело на уже пять лет как умершего к тому времени князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического – как на военного и хозяйственного распорядителя Новороссии. Ещё при жизни его обвиняли в растратах. Павел I назначил две сенатские ревизии, обе Потёмкина оправдали. И даже с очевидностью выяснилось, что князь из личных средств, случалось, компенсировал недоданные в срок казённые деньги на развитие края.
  Но император не унимался: его недовольство делами матушки-Екатерины и её сподвижников – делами, в коих ему не давали участвовать – было безудержным, категорическим. Потёмкина он ненавидел. Узнав от какого-нибудь офицера, что он служил при князе, восклицал: «Да как же ты не сделался негодяем, как все при нём бывшие?» Он даже велел переименовать Севастополь в Ахтиар, по названию тамошней рыбацкой деревушки, ибо имя новому военному порту (от греч. «сэбастос» – «великий, священный») предложил Потёмкин. Из чинов, оставшихся Павлу в наследство от прежнего царствования, был статс-секретарь Василий Степанович Попов, который, ни много ни мало, служил начальником канцелярии Потёмкина во всю пору того генерал-губернатором Новороссии, после управлял Кабинетом Её Величества. Вот его-то Павел I и донимал рассуждениями о том, что всё расстройство финансов в империи – от князя Потёмкина-Таврического. «Как исправить всё зло, которое Потёмкин причинил России?» – таким вопросом он однажды стал «доставать» Попова. «Отдайте туркам южный берег!» – ответствовал наконец статс-секретарь. Император бросился за шпагой – благо стояла в углу, и Попов успел убежать – по анфиладе дворца, пока не заперся за какой-то дверью…
  Нет, отдавать туркам Причерноморье Павел не желал. В своё время он просился в армию Потёмкина, жаждал участвовать в великих делах, но тогда, в 1783 году, вопрос об окончательном присоединении Крыма решился скоро и, как только это вообще возможно, мирно. Крымцы присягнули, присутствовать в баталии наследнику престола не довелось. В начале царствования Павел так формулировал геополитику: «… Теперь уже нет ни малейшей нужды России помышлять о распространении своих границ», то есть это сделано.
  Но ответим теперь на павловский вопрос по сути его. По деньгам: за двадцатилетие, предшествующее восшествию Павла на престол – с 1776 по 1796 год – оборот новорождённой черноморской внешней торговли вырос с 390 тысяч до 1 900 тысяч рублей. Другой счёт: а человеческие потери при освоении края, знаменитое «косточки, косточки русские»? Конкретно по Крыму: с 1783 по 1790 год учтённое число мужских душ выросло с 37 до 150 тысяч. Современный исследователь этого вопроса В. М. Кабузан приходит к заключению, что «население быстро увеличивалось благодаря не только переселенческому движению, но и повышенному естественному приросту».
  Известно, что после присоединения ханства к России немалое число крымских татар, несмотря на данные им гарантии всех прав, в том числе вероисповедных, переселились – откочевали в ногайские степи, на Кубань, эмигрировали в Турцию. А прежде того, ещё из ханства, по российской инициативе выехали многие христиане – греки и армяне, ремесленная и торговая составляющая края. Их благоустроили в Поднепровье и Подонье. Крым необходимо было заселять.
  Да, переселенцы наделялись землёй и скотом, лошадьми. При необходимости раздавались семена, саженцы. Одновременно Потёмкин организовал селекторскую работу – по овцам и коням, по винограду, в Крыму насаждались новые деревья. Пи этом вырубки запрещались. Для строительства лес привозился. Печи топить предписывалось кизяком. Иностранный путешественник того времени отметил такой экзотический способ обогрева в домах состоятельных людей: в больших тазах жгли виноградный спирт. Что касается жилья, то современный историк той эпохи О. И. Елисеева отметила такой заслуживающий всякого подражания факт: «Особое внимание уделялось домам для приезжающих. При строительстве на них ассигновывались основные суммы. Жилища возводились раньше, чем предприятия. Например, на заведение чулочной фабрики в Карасубазаре было назначено 340 тысяч рублей. Из них 240 тысяч пошло на постройку 200 домов для мастеровых».
  Новожители Тавриды освобождались от налогов на большой срок – от 15 до 30 лет. Это, однако, создало Потёмкину неожиданную для него проблему. Сенат выступал против переселения государственных и монастырских крестьян – казна теряла поступления налогов от них. Однако находились и неожиданные решения на государственном уровне: Святейший Синод прислал четыре тысячи заштатных дьячков – они влились в крестьянство и формирующееся черноморское казачество. Договорились о поселении старообрядцев, которых стала окормлять официальная епархия, но службы разрешено было вести по старопечатным книгам.
  О многонациональном составе поселенцев и отношении к их происхождению свидетельствует такой факт: Потёмкин в одном из предписаний для подчинённых управителей говорит об учреждении «школы для малолетних, где бы не токмо первоначальные, но и высшие науки на греческом, российском, татарском и итальянском языках были, а сироты и бедных отцов дети обучались на казённый счёт».
  Наконец, князь Таврический применил для заселения Крыма совсем вольный способ: по его указанию начали принимать без лишних вопросов беглых. В основном то были помещичьи крестьяне с Украины, с территории бывшей Запорожской Сечи. Потёмкин мотивировал тем, что, поселяясь на осваиваемых землях, они тем самым исполняют государеву службу. По сути они переходили в более свободное состояние – в Тавриде с ними происходило то, чего не могло быть в других губерниях.
  Легендарной личностью у крестьян Крыма стал и граф Михаил Семёнович Воронцов, герой наполеоновских войн, генерал-губернатор Новоросии с 1823 года. О нём рассказывали, что желал освободить всех крестьян, да батюшка-царь велел годить. Вообще это правда – Воронцов был среди тех, кто занимался этим вопросом, составлял проекты, предлагал учредить специальное общество, которое бы планомерно и постепенно вело к снятию с крестьян крепости и жёсткой экономической зависимости. Но то дела были дворцовые, негласные. Часть крестьян, выписанных из среднерусских своих имений в Крым для строительства, он здесь освобождал. Может, эти вольные поселенцы и знали «больше, чем положено»…
  Воронцов активно занялся устройством крымской инфраструктуры. Выбил деньги на дороги. «Памятником Воронцову» назвал тракт Симферополь–Севастополь проехавший по нему В. А. Жуковский. Воронцов завёл современную шерстяную промышленность (овец на развод завозил из Испании и Саксонии). Вообще хорошо зная Европу, вникая в местные условия, приглашал для устроения промыслов тех, кто мог здесь быть максимально полезен. Благодаря «спецам» из Англии, Голландии, рыбный и устричный лов и засол действительно сильно продвинулись в Тавриде.
  Странным, конечно, может показаться, но такие исконные и постоянные занятия крымчан, как рыболовство, виноградарство (виноделие в том числе), периодически приходилось возрождать. Крымская археология вполне достоверно свидетельствует об этих занятиях и в ранних греческих колониях, и во времена ханства. Но, как объясняют историки промышленности края, то нашествия, войны, то смена хозяев земли и берегов приводили к тому, что и рыбка как-то не так ловилась, и вместо плодоносных элитных сортов виноградники являли собой сплетение безжизненных лоз.
  Виноградом занялся ещё Потёмкин. Воронцов, как считается, построил свой знаменитый дворец и парк в Алупке в значительной степени на средства от проданного вина, произведённого в его местных имениях. Однако по-настоящему конкурентное отечественное вино на российском рынке, а затем отмеченное и международными премиями, появилось подвижничеством князя Л. С. Голицына, сотворителя «Нового Света» и «Массандры». Он (как лидер, идеолог и организатор, обладающий при этом фантастической природной интуицией в винном деле) возвёл крымское производство вин в степень науки и искусства. Но это уже начало ХХ века.
  У Голицына была идея: «Я хочу, чтобы рабочий, мастеровой, мелкий служащий пили хорошее вино! Мы богаты, наш юг создан для виноградарства». Князь имел в виду высокое качество и низкие цены, сам продавал по ним своё вино в своём магазине в Москве, в Столешниковом переулке.
  Да, подбирались-таки демократы в солнечной Тавриде!

   Новые времена

  Последним деянием Государственного совета Российской империи было положительное решение по ходатайству об открытии Таврического университета. Губернское земство к тому времени собрало необходимую сумму (миллион рублей) для воплощения давнишней мечты. И университет действовал несмотря на все перипетии войны-революции-войны. К тому же в Крыму собралось множество учёных: физику представляли А. Ф. Иоффе и И. Е. Тамм, биологию А. А. Любищев, историю Б. Д. Греков, филологию А. К. Гудзий, геологию В. А. Обручев. Прибыл и В. И. Вернадский, и стал профессором, а затем ректором Таврического университета. Воссоздал он в Крыму и своё всероссийское детище – Комиссию по изучению естественных производительных сил (КЕПС).
  Как и две первые, «крымская комиссия двинулась сразу стремительно. За какие-нибудь полгода, к концу 1920‑го – началу 1921 года работа пошла полным ходом и уже вышел первый сборник трудов, в который вошли исследования о хлебных злаках полуострова, о киле – белой глине, о морских ресурсах. КЕПС быстро наметила пути разведки полезных ископаемых, энергетических ресурсов, воды. Даже нашёлся способ делать неплохую бумагу из местного тростника. Если бы действительно осуществилось невозможное и в Крыму образовалось независимое русское государство, оно ни в чём не испытывало бы недостатка. По образованию и культуре оно вполне отвечало бы европейскому уровню. Ведь главные из всех ресурсов – ум людей и их знания», – пишет современный биограф Вернадского Геннадий Аксёнов («Вернадский», М., Молодая гвардия, серия «ЖЗЛ»).
  Ну, положим, это всё-таки «полуостров Утопия». Связи всегда были живительно необходимы Крыму. Государственно самостоятельным он был только в 1443–1475 годы, когда выделился из Золотой Орды и ещё не стал вассалом Османской империи.
  За считанные дни до падения врангелевского Крыма Вернадский записывает в дневнике: «Меня не смущает, что сейчас те лица, в глуби духовной силы которых совершается сейчас огромная, невиданная пока работа, как будто не участвуют в жизни. На виду большей частью не они, а другие люди, действия которых не обузданы духовной работой. Но всё это исчезнет, когда вскроется тот невидимый во внешних проявлениях процесс, который является духовным результатом мирового человеческого сознания. Он зреет; время его придёт и последнее властное слово скажет он: а тёмные силы, всплывшие сейчас на поверхность, опять упадут на дно…»

Валерий ЛОБАЧЁВ, n-i-r.su

ТАЙНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ОФИЦЕРОВ РОССИЙСКОГО ФЛОТА В КРЫМ В 1771 ГОДУ

Близкое соседство Руси и Крымского полуострова обязывало народы, жившие на этих землях, знать как можно больше о соседях. И, конечно же, русские купцы (их иногда называли сурожскими по имени города Судак—Сурож) были прекрасно осведомлены и о крымских дорогах, и о местном климате, и о природных ресурсах («что родится в землях здешних»). Среди тех, кто оставил письменные свидетельства о нашем полуострове, можно назвать тверского купца Афанасия Никитина, который в 1472 году проплыл от Балаклавы до Кафы, а далее пересек Крым с купеческим караваном.

Все эти крупицы званий о географии и культуре народов Крыма, которые дошли до нас с X-XVII веков, имеют большую ценность с точки зрения современной науки. Но назвать эти описания научными исследованиями трудно. И цели таких наблюдений, и методы сбора данных были далеки от научных. Общепринято, что начало отечественного этапа научного изучения Крымского полуострова связывают с выдающимся российским географом П.С. Далласом, который много лет прожил в наших местах, неустанно исследуя и описывая «полуденный край». Дотошные краеведы могут уточнить, что за несколько лет до Палласа, а именно в 1785 году, описание Крыма составил Карл Габлиц, первый вице-губернатор новой Таврической губернии.

Еще за год до присоединения Крыма к России (1182 г.) его пересек с научными целями известный российский ученый В.Ф. Зуев. Именно с его имени и начинается современная историография географических открытий Крыма.

Но будет справедливо, а главное, научно обоснованно в этом достойном ряду открывателей Крыма все же первыми поставить имена двух офицеров флота Российского — Н. Баскакова и С. Афанасьева. Именно они, как свидетельствуют документы, совершили настоящую исследовательскую экспедицию по Южному берегу Крыма на 11 лет раньше В. Зуева. Малая известность этой экспедиции связана с тем, что она выполняла функцию стратегических исследований Крымского побережья, в то время номинально входившего в состав Турецкой империи. Сами понимаете, такая деятельность не афишировалась.

Что же исследовали моряки на полуострове? Согласно современным научным терминам, задачей экспедиции было геоботаническое описание южной части Крыма (геоботаника—наука о типичных растительных сообществах). Но «флота лейтенант Никита Иванович (по другой версии—Иван) Баскаков и подмастерье Семен Афанасьев» очень бы удивились, если бы узнали, какое мудреное исследование они провели. На языке того времени задание, которое дал им вице-адмирал А.Н. Сенявин в начале сентября 1771 года, вероятно, звучало следующим образом: «Отправиться по-над берегом Черного моря от пролива Еникальского до Балаклавы под видом будто бы для снятия берега и осмотреть леса, пригодные для строительства кораблей».

Рассмотрим кратко предысторию этого события. Как известно, в 1771 году русская армия под командованием князя Долгорукого стояла в Крыму, а российские корабли — у крепости Ени-Кале (окрестности нынешнего города Керчи). Для ремонта существующих и срочного строительства двух 66-пушечных фрегатов возникла острая необходимость в корабельном лесе, который в то время поступал с верховьев Дона (река Хопер). Встала идея найти строевой лес ближе – в Крыму. Но никаких точных сведений о растительном покрове южной части Крыма в России тогда не было.

И вот 14 сентября 1771 года экспедиция в сопровождении местных греков (вероятно, исполняли роль переводчиков) направилась вдоль берега моря с востока на запад. А уже, 25 октября первопроходцы положили на стол начальству свое донесе¬ние. Прочтем некоторые положения этого отчета: «От пролива Еникальского… до Кафы никакого леса не видали, а от Кафы до города Судак есть только один прутняк (прутняком в то время называли заросли листопадных кустарников и низкорослых деревьев, по-научному—шибляк.); за Судаком в шестидесяти верстах к местечку Ялта между горами в буераках растет дубовый лес двух видов, перваго— вышиной до трех сажень (1 сажень— 2,13 метра), толщиной от четырех до осьми дюймов; другого виду—вышиной не более сажени, толщиной от четырнадцати до шестнадцати дюймов— на расстоянии от берега Черного моря, ближний верстах в десяти. А от Ялты до города Балаклавы, проезжая прямо в средину гор, находим лес сосновый длиной от одной с половиной до трех сажень толщиной от четырех и семи дюймов—на расстоянии от берега Черного моря верстах в десяти и двадцати. А от Балаклавы до города Козлова кроме прутняку никакого леса нет; а от Козлова же следовали прямой дорогой в Кафу, и там все степь…».

Удивляет та оперативность, с какой была проведена экспедиция. Ведь следует учесть отсутствие в то время сносных дорог в этом уголке Крыма.

Также следует отметить точность, с которой И. Баскаков определил расстояние от морского берега до подножия Караби-яйлы и других гор восточного Крыма—«в десяти верстах». Со знанием дела приводятся названия пород лесных деревьев: дуб, сосна. (Кстати, это, вероятно, первое упоминание сосны крымской в отечественных документах). Баскаков с целью более полных наблюдений позволил себе отклониться от заданного маршрута вглубь полуострова и обнаружил сравнительно хорошие леса в верховьях рек Черной и Бельбек.

И назовем ещё одно научное достижение (результат в экспедиции Н. Баскакова)—геоботаническое районирование Крыма. Н. Баскаков довольно точно наметил (впервые выделил!) границы физико-географических районов Крыма.

Для нас, живущих в XXI веке, сведения первой крымской экспедиции Баскакова интересны ещё с одной точки зрения. Они довольно точно фиксируют плачевное состояние лесов юга Крымского полуострова задолго до присоединения его к России. Этим развенчивается миф о пагубности для Крыма и его природы самого факта присоединения полуострова к России.

Создатели этого мифа связывают первопричину ряда экологических проблем Крыма (его недостаточную лесистость) с хозяйственной деятельностью российских властей и землевладельцев. Безусловно, капиталистические формы экономики, которые в Крыму стали наблюдаться в начале XIX века, не могли не привести к некоторым потерям в крымской природе. Но все-таки опустошение нижнего пояса растительности крымских гор как наиболее доступного для сплошных рубок началось еще во времена турецкого владычества в этом регионе Крыма.

Как сложилась дальнейшая судьба первых крымских исследователей? В именном справочнике, приложенном к изданию, находим, что Н.И. Баскаков в 1784 году стал капитаном 1 ранга, с 1793 года—капитан генерал-майорского ранга. В 1800-м вышел в отставку. Хорошую карьеру сделал и второй участник экспедиции — С.И. Афанасьев, который был тоже специалистом по корабельному лесу. Спустя 15 лет после первой крымской лесной экспедиции он уже «корабельный мастер подполковничьего звания»; с 1789 года—обер-интендант, бригадир.

Исследования Крыма в том же 1771 году экспедицией Баскакова не ограничились. Зазимовавший в Балаклавской бухте капитан Кингберген (герой Балаклавского морского сражения) не только направил штурмана Ивана Батурина в Инкерманскую бухту с описной партией для составления карты, но и сам собирал различные сведения о природе и истории Крыма. Это позволило ему издать в 1776 году в Голландии результаты своих исследований Крыма с четырьмя картами.

Таким образом, можно смело утверждать, что первые «кирпичики» научных знаний о Крымском полуострове были заложены на 11 лет раньше общепринятой даты. И сделали это моряки Российского флота.

 

Русь и Таврия-Крым: истоки

Русь и Таврия-Крым: истоки | Русская весна

Когда русские впервые пришли в Крым? С каких незапамятных времен земля древней Таврики сделалась для русских не чуждой? История эта едва ли не теряется в глубине столетий, приблизительно 12 веков назад, когда эти края впервые познакомились с северным воинственным народом русов. В те времена Таврия, колонизованная некогда греками, была поделена на владения православной Византийской империи и Хазарского каганата. Империи принадлежала юго-западная и южная часть полуострова со столицей в Херсонесе. В IX в. эта территориально-военная единица византийского государства стала называться Херсонская фема. Основным прибыльным занятием ее городского населения была торговля: на полуострове пересекались купеческие пути с востока, запада и юга. Именно слухи о богатствах, которые сулила здешняя торговля, впервые привели в Таврию русов. Но и задолго до того с полуострова протягивались связующие нити на земли будущей Руси. По древнему преданию из Таврии отправился вверх по Днепру апостол Андрей Первозванный, проповедуя христианство. Его стопами несколько веков шли на север многочисленные сеятели слова Божия, и быть может, доходили до земель будущего Новгорода — русская летопись приписывает подобное путешествие самому апостолу Андрею. На рубеже VIII-IX вв. начинается обратный ход — русские язычники пролагают путь «из варяг в греки» и сами знакомятся в Таврии с верой в Христа. Первого известного нам русского князя, который первым же привел свою дружину в Крым, звали Бравлин. Этот поход на ладьях из далекого Приладожья задумывался как разведывательный и военно-грабительский. Достигнув южных берегов полуострова, русы обрушились на города и поселения от Херсонеса до Керчи. Опустошив все побережье, они напоследок штурмом взяли крепость Сугдею (Сурож, ныне Судак). О дальнейшем повествует сказание «Чудеса святого Стефана». Ворвавшись в храм Святой Софии, Бравлин был поражен припадком падучей. Он кричал своим воинам, что его схватил и душит некий святой муж, который велит ему, чтобы русы оставили все награбленное и убрались из города. Самого же Бравлина святой Стефан, епископ Сурожский, чья гробница находилась в храме, отпустил только тогда, когда тот пообещал немедленно принять крещение. Местное духовенство поспешило исполнить волю святого и окрестило князя. Только тогда он смог встать на ноги. Под влиянием этого страшного чуда приняли христианство и другие русы из окружения Бравлина. Назад, в свои земли, русь возвращалась хотя и без добычи, но с тем, что стоило любого богатства, — с новой верой и новым знанием. Разведанный путь «в греки» и мирные отношения с Таврией сулили впредь немалые торговые прибыли, гораздо большие, чем то, что можно было взять силой. И если первое принятие христианства русами оказалось непрочным и недолгим, то общие торговые интересы отныне прочно связали Русь и Таврию. Чуть более полувека спустя, в Константинополе, в 860 г. примут крещение киевские князья Аскольд и Дир. И еще через столетие там же станет христианкой бабка князя Владимира — княгиня Ольга. Но все же отправной точкой русского православия навсегда осталась византийская Таврия. Это звание она вновь подтвердила почти два века спустя после похода князя Бравлина, в год крещения Руси. С первой половины IX в. русы быстро осваивались в Херсонесе и других городах крымской Византии. Славяно-норманнские воины-купцы снаряжали сюда караваны с северными товарами, оседали здесь — в обильном разноязычии, среди греков, готов, армян, хазар и прочих народностей. Русские князья каждый год также отправляли вниз по Днепру, в Херсонес и Константинополь-Царьград, огромные флотилии торговых судов. Оттого само Черное море начало прозываться Русским. А на земли Руси проникало из Таврии культурное влияние христианской Империи. Херсонес, по-русски Корсунь, играл роль посредника между мощной Византийской империей и рождающимся государством Русь. Стоял он на берегу бухты, которая сейчас зовется Карантинной, в северной части Севастополя. Город, окруженный крепостной стеной, имел четкую планировку: длинные улицы пересекались под прямыми углами. Здесь располагалась администрация Херсонской фемы и военный гарнизон. В судоходный сезон его портовая гавань была забита кораблями и ладьями. Был в городе и русский квартал, где селились временно или постоянно купцы, ремесленники, наемники, искавшие службу в Империи. Всех их звали здесь ромейскими русами (себя византийцы именовали ромеями, то есть римлянами). Приезжали они из разных земель Руси — с новгородского севера, киевского юга, полоцкого запада, из смоленского поднепровья. Постепенно русская община расширялась, многие принимали христианство. В 960-х гг. киевский князь Святослав разгромил Хазарский каганат. Хазарские крепости в восточном Причерноморье, Керчь и Самкерц, стали русским владением — соответственно Корчевом и Тьмутараканью. Керченский и Таманский полуострова образовали русское «наместничество» с центром в Тьмутаракани (ныне Тамань). В течение столетия с небольшим это был русский анклав, территориально очень сильно оторванный от Руси, отделенный от нее диким степным пространством. Начиная с 1060-х гг. Тьмутаракань была «призом» для князей-изгоев, не имевших владений на Руси. Они садились здесь княжить не по закону, а по праву силы. Однако правление их было скорее формальным — они лишь брали дань с окрестного населения. Один из таких князей, внук Ярослава Мудрого Ростислав Владимирович, попытался вести более активную политику, чем задел интересы византийских властей. Приехавший в Тьмутаракань из Херсонеса греческий чиновник отравил его. Но херсониты, видимо, хорошо знавшие и уважавшие князя Ростислава, уведав о преступлении, побили чиновника камнями. В XVIII в. на Таманском полуострове нашли каменную плиту с высеченной надписью. Она сообщала, что в 1068 г. «Глеб князь мерил море по леду от Тмутороканя до Корчева 14000 сажен». Для чего князю Глебу Святославичу понадобилось измерять ширину Керченского пролива по зимнему льду, не очень понятно. Можно предположить другое: не всех тьмутараканских князей устраивала роль просто собирателя дани, некоторые пытались утвердиться здесь как настоящие хозяева своей земли, знающие, сколько и чего есть у них под рукой. Но это будет позднее. А в 988 г. Таврия пережила еще одно массовое «нашествие» русских. Русь в этом году находилась на переломе своей истории, крутом повороте от языческого «варварства» к христианской цивилизации. «Испытав» разные веры, киевский князь Владимир Святославич выбрал византийское христианство. Он заключил с императорами-соправителями Василием и Константином договор: ратная помощь в их войне с мятежниками в обмен на царскую сестру принцессу Анну, которую князь хотел взять в жены. Собственное крещение Владимир не стал откладывать. В купель, смывающую все прежние грехи, он вошел вместе с домочадцами зимой 988 г. в Киеве. Родившаяся позднее «Корсунская легенда», занесенная почти век спустя в русскую летопись, гласила, что Владимир вместе с дружиной крестился в Херсонесе. Эта легенда пришла на Русь из Таврии. Там уже в середине XI в. были убеждены, что завоевывать Херсонес осенью 988 г. русское войско привел не князь-христианин, а язычник-«варвар», еще не узревший истинного Бога, исполненный вражды и гнева на христианскую Империю. Однако гневаться князю Владимиру, новоиспеченному христианину, в самом деле было на что. Он исполнил условия договора: крестился и отправил военную помощь в Византию. В ответ же не получил ничего — ни порфирородной невесты, ни предстоятеля для киевской епархии, ни священников для крещения страны, ни прочего для обустройства русской Церкви. И тогда князь подумал о Херсонесе-Корсуне, уже давно ставшем духовным центром для пока немногочисленных русских христиан. Вот где он мог получить все потребное для просвещения своего народа. А может быть, и обрести там политические выгоды. Фема Херсон, эти северные задворки империи, нередко проявляла своеволие в отношениях с Константинополем. Князь мог попытаться «перетянуть» Корсунь на сторону Руси, установить с ним независимые от Царьграда отношения, вовлечь его в орбиту русской политики. Это стало бы достойным ответом на грубое и пренебрежительное нарушение Империей договора. Он отправил в Херсонес посольство со своим предложением. Однако и тут получил в ответ лишь издевку. Не стерпев унижения, князь отправился с войском в Таврию. Штурм крепости не дал результата, и русская рать взяла город в осаду. Лишь через полгода она увенчалась успехом. В Херсонесе у русских обнаружился доброхот, переславший князю записку с советом раскопать и разрушить водопроводную трубу. По одной из версий это был «ромейский рус» варяг Жадьберн, по другой — местный священник Анастас. В сдавшемся на милость победителя городе князь Владимир быстро пресек грабежи и прочие бесчинства своих людей — хотя и велел сперва казнить наместника. В Царьград он отправил послов, угрожая уже самой столице Византии войной. Императорам ничего не оставалось, как послать к нему обещанную невесту со свитой вельмож и с духовенством. В центре Херсонеса, в церкви «возле торга», произошло венчание князя и принцессы. В прочих храмах города во множестве крестились русские дружинники. Это было время большого торжества и для самого князя Владимира, и для его дружины, и для прочих русских, бывших тогда в Херсонесе: предвестие крещения всей Руси, заря ее нового бытия. В Киеве князь стал христианином лишь по званию, в Херсонесе же сделался им еще и по сути: взглянул на себя прежнего, раскаялся в совершенном здесь насилии, внимал наставлениям духовенства. Вместо разрушенной при разграблении города церкви он велел построить новую. В обратный путь на Русь Владимир увел с собой множество священников и увез корсунские дары: храмовую утварь, кресты, иконы, святые мощи «на благословение, освящение и спасение». Ладейный караван прошел от Херсонеса вдоль всего южного берега к Керчи — оттуда в Азовское море и на Дон. Впереди морской процессии стремительно неслась на Русь, на Кавказ, на арабский Восток весть о принятии русскими христианства… Связи Руси и Таврии начали слабеть с XII в. Уже в конце XI столетия Русь утратила Тьмутараканские владения, которые отошли к Византии. Половецкие орды, кочевавшие в причерноморских степях и нападавшие на русские земли, делали путь по Днепру слишком опасным. А в 1230-х гг. степи затопило татаро-монгольское нашествие, на долгое время оборвав контакты Руси с Таврией. Полуостров стал частью Золотой Орды. Именно тогда, в XIII-XIV вв. он получил татарское название Крым, вероятно, по имени бывшей столицы здешних ордынских владений. Помимо татар в Таврии в те же годы обосновались итальянцы, главным образом генуэзцы. Они приобретали во владение города на побережье, основывали торговые фактории, строили крепости. Но на юго-западе Крыма сохранялся и значительный осколок Византии — православное княжество Феодоро с одноименной столицей. Золотая Орда была терпима к иным верованиям, даже когда ее ханы приняли в XIV в. ислам. Константинопольский патриархат в это время укрепил свои таврийские епархии: Херсонскую, Сурожскую, Готскую, возвысив их до митрополий. Огонь христианства на полуострове не погасал даже в самые темные времена турецко-татарского владычества. Но русские в Крыму едва ли оставались. Их приводили сюда во множестве только пленными, угнанными с Руси для продажи на работорговых рынках. Лишь во времена князя Дмитрия Донского, во второй половине XIV в., возобновились торговые связи Таврии и Руси. В Москве заметными фигурами были «сурожские гости», купцы из Сурожа и других черноморских городов — итальянцы, греки. «Сурожскими» называли и русских купцов, плававших на юг. С 1475 г. Крым попал под турецкое владычество. Крымское ханство, осколок распавшейся Золотой Орды, стало вассалом Османской империи. Княжество Феодоро было полностью разгромлено, его столица превратилась в турецкую крепость Мангуп-Кале. Христиане на полуострове оказались в бедственном положении. Священников нередко преследовали и казнили, многие храмы превратились в руины, церковное имущество переходило в руки мусульман. Многие христиане под таким давлением стали забывать свою веру и переходить в ислам. На всем полуострове к XVII в. сохранилось лишь четыре православных монастыря. Все крымские епархии слились в одну — Готско-Кафинскую. Кафедра ее располагалась в предместье Бахчисарая. Но на Руси не забывали о единоверцах. Известна царская грамота 1598 г. о денежной помощи, «милостыне» четырем крымским храмам. Среди них — церковь Георгиевского монастыря «что в Корсуни». Царское «жалованье» отправлялось в обители Крыма и позднее, а к русскому государю время от времени приходили от крымского духовенства и монахов жалобы на «многие бедности и скорби». В 1774 г. блистательной победой завершилась очередная Русско-турецкая война. Но еще до окончания ее Российская империя вынудила Турцию отказаться от всех прав на Крым и объявить его независимым. Через девять лет, в 1783 г., императрица Екатерина II своим манифестом присоединила Крым к России под именем Таврической губернии. С Крымским ханством, почти три века терзавшим русские земли разбойными набегами, было покончено. Полуостров начал быстро наполняться переселенцами из России, Малороссии, иных краев. Генерал-губернатор Новороссии князь Г. А. Потемкин развернул строительство городов Севастополь и Симферополь — базы черноморского флота России и губернского центра.Та же Екатерина II лелеяла проект освобождения Константинополя-Стамбула от турок и воссоздания в нем православного царства. Мечта императрицы не осуществилась. Но Россия, осознавшая себя наследницей Византийской державы еще в XV в., все же обрела небольшой ее кусочек — Крым, древнюю Таврию, один из сакральных центров Русской православной цивилизации. Наталья ИртенинаКак Крым стал русским

8 апреля 1783 года был издан манифест императрицы Екатерины II о присоединении Крыма к России.

В этом документе констатировался тот факт, что, несмотря на законность получения Крыма в качестве военной добычи, Россия поначалу дала Крымскому ханству независимость, которой крымские татары не смогли разумно воспользоваться. Таким образом, на южных границах нашей страны настал мир, а сами они обрели геополитическую завершенность.

В Крыму постоянно возникали мятежи, создавая беспокойство на южных границах Российской империи. Так продолжалось с 1774 по 1783 г. Десять лет крымские татары проводили эксперимент по существованию своего ханства в качестве независимого государства. Эксперимент провалился, показав полную несостоятельность и правящей в Крыму династии, и крымско-татарской элиты, которая была занята исключительно междоусобной борьбой и антирусскими интригами. Результатом этого стала ликвидация несостоятельного государства и присоединение его территории к России.

Рассмотрим этот процесс и все, что ему предшествовало. В 1441 году первый хан Крыма — Хаджи Гирей отделил свои владения от Золотой Орды и провозгласил себя независимым правителем. Династия Гиреев происходила от Чингисхана и очень высоко ценила свою знатность и независимость. Однако подъем военной и политической мощи Османской империи привел к тому, что следующий хан Менгли Гирей признал верховную власть турецкого султана и с этого времени Крымское ханство стало союзником и вассалом Османской империи.

Начиная с XV века набеги крымцев стали настоящим проклятьем для русского государства.

Экономика Крыма была в значительной мере построена на доходах, получаемых с набегов на север, на территории, заселенные русскими, которые на протяжении трех веков подвергались разграблению и угону в рабство. Долгое время Россия мало что могла противопоставить крымским набегам. Оборонительные полосы на юге – «засечная черта» — созданные в середине XV века и подновляемые на протяжении XVI века служили лишь частичной защитой от набегов, тем более, что в ходе Смутного времени засечная черта пришла в упадок и была восстановлена лишь в конце 30-х годов XVI века.

Английский посланник Д. Флетчер сообщает, что способ татар вести войну заключался в том, что они разделялись на несколько отрядов и, стараясь привлечь русских к одному или двум местам на границе, сами нападали на какое-либо другое место, оставленное без защиты. Нападая небольшими подразделениями, татары сажали на лошадей чучела в виде людей, чтобы их казалось больше. По сообщению Ж. Маржерета, пока 20-30 тысяч татарских всадников отвлекали на себя внимание основных сил русских, другие отряды опустошали русские пределы и возвращались назад без большого урона. Через подосланных языков ханы пытались сообщить в Москву ложные сведения о своих намерениях и силах.

Фактически в Крымском ханстве утвердился особый тип экономики, который получил название «набеговое хозяйство».

Кочевой образ жизни большей части населения Крыма позволял быстро мобилизовать очень значительные силы, выставляя более 100 тысяч воинов. В набегах участвовало практически все взрослое мужское население Крыма. Однако лишь меньшая часть из него участвовало в непосредственных боевых действиях. Большинство участников набега занимались грабежом и захватом пленников, преимущественно детей. В течение только первой половины XVI века произошло около 40 нападений крымских татар на территорию русского государства. Набеги приходились в основном на время, когда русские крестьяне участвовали в полевых работах и не могли быстро укрыться в крепостях: во время посевной или сбора урожая. Захваченные русские люди продавались на крымских невольничьих рынках. Крым в XV-XVI веках был крупнейшим центром работорговли, а русское государство вынуждено было выделять значительные средства на выкуп православных, захваченных татарами. Но все равно большая часть пленников оказывалась в Турции, странах Ближнего Востока, где они на всю жизнь оставались рабами.

Если мы посмотрим хронику крымских походов на Русь, то увидим, с каким постоянством были разоряемы южные земли русского государства, украинские и белорусские земли Литвы и Польши. В 1482 г. татары захватили и сожгли Киев, в 1517 г. татарское войско доходит до Тулы, 1521 г. — осада Москвы, 1527 г. -разорение московских земель, 1552 г. — крымцы снова дошли до Тулы, 1569 г. поход на Астрахань, 1571 г. — взята и сожжена Москва, 1591 г. — новый поход на Москву, 1622 г. — разорены тульские земли, 1633 г. — разорены Рязань, Тула, Коломна, Калуга, 1659 г. — поход до Курска и Воронежа, 1717 г. — татарские войска доходят до Тамбова. И это лишь самые ужасные страницы крымских набегов.

Войска ханства совершали военные походы на русские земли раз в 2-3 года, как только заканчивалась добыча, полученная в прошлом набеге.

В 1768 г. после того, как Турция объявила войну России, ее сразу же поддержал и Крым. 27 января 1769 года семидесятитысячное татарское войско Крым Гирея перешло русскую границу. Крымские татары сумели дойти только до Елисаветграда (Кировоград) и Бахмута, где были остановлены и отброшены войсками генерал-губернатора Малороссии П.А. Румянцева. Захватив две тысячи пленных, татары ушли за Днестр. Этот набег оказался последним в русской истории. 5 февраля 1769 года Румянцев доложил Екатерине II об отражении татарского нападения. В 1770 г. начались переговоры с новым ханом Крыма Селим Гиреем, которому было предложена независимость Крыма по итогам русско-турецкой войны. Так Россия рассчитывала отколоть от Османской империи сильного союзника и обезопасить свои южные границы. Но хан ответил отказом, заявив, что крымцы довольны властью султана и не хотят независимости. Однако донесения русских разведчиков свидетельствовали о том, что татары были недовольны новым ханом. П.А. Румянцев в письме Екатерине II писал: «Человек, принесший письма, сказывает, что новый хан весьма нелюбим мурзами и татарами и почти ни с кем сообщения не имеет, а татары же в великой скудости в пропитании и лошадях находятся… Татарское же общество, хотя под протекцию российскую предаться и желает, однако о том просить не в состоянии по причине, что нынешний хан содержит их в немалой строгости и к пресечению того весьма наблюдает».

В 1771-1772 гг. в ходе военных действий на территории Крыма русские войска под командованием князя В.В. Долгорукого разбили ханскую армию, а Селим Гирей бежал в Турцию. Новым крымским ханом стал сторонник дружбы с Россией Сахиб Гирей. В результате 1 ноября 1772 года в Карасубазаре крымский хан подписал с князем Долгоруковым договор, по которому Крым объявлялся независимым ханством под покровительством России. К России переходили морские черноморские порты Керчь, Кинбурн и Еникале. Оставив гарнизоны в крымских городах и освободив более десяти тысяч русских пленников, армия Долгорукова ушла к Днепру. Война с Турцией завершилась подписанием Кучук-Кайнарджийского мира в 1774 г., по которому к России отходили земли от Буга и крепости Кинбурн при устье Днепра до Азова с Прикубаньем и Приазовьем, крепости Керчь и Еникале, запиравшие выход из Азовского в Черное море. Крымское ханство было объявлено независимым от Турции. Русские торговые суда получили право проходить Босфор и Дарданелы наравне с английскими и французскими. Турция выплачивала России контрибуцию в четыре с половиною миллионов рублей. Угроза русским землям с юга была наконец-то устранена. Но не была решена проблема нестабильности в Крыму, где противоречия между несколькими крупнейшими татарскими кланами приводили к постоянным внутренним конфликтам, что не способствовало установлению на полуострове спокойной и мирной жизни.

Дружба с Россией постоянно подвергалась угрозам со стороны части протурецки ориентированной элиты.

Началась череда переворотов, заговоров и частой смены правителей. Уже в 1774 г. протурецкие мурзы свергли Сахиб Гирея и выбрали ханом Девлет Гирея который летом 1774 г., поддержанный турецкими войсками, вторгся в Крым морским десантом. Вплоть до 1776 г. Девлет Гирей находился в Крыму, но затем был выбит оттуда русским войсками под командованием А.В. Суворова и бежал в Турцию. Ханом стал сторонник России Шагин Гирей. Новый хан начал проводить реформы, направленные на европеизацию и модернизацию Крыма. Но это лишь привело к нарастанию внутреннего конфликта в нестабильном государстве и в 1777 г. начался бунт против Шагин Гирея. Этим немедленно воспользовалась Турция, не оставляющая желания вернуть Крым под свою власть, Шагин Гирей был провозглашен неверным за то, что он «спит на кровати, сидит на стульях и не молится, как подобает мусульманину». В Стамбуле крымским ханом был назначен Селим Гирей, который при поддержке турок высадился на полуострове в конце 1777 г. В Крыму началась гражданская война между сторонникам двух ханов. В Крым вошли русские войска, которые занялись наведением порядка в охваченном хаосом ханстве.

Летом 1778 г. турецкий флот в составе более 170 кораблей подошел к Крыму с запретом плавания русским кораблям вдоль крымского побережья, угрожая топить их в случае невыполнения ультиматума. Но твердая позиция А.В. Суворова, подготовившего Крым к обороне, заставила турок увести флот домой. Балансирование на грани новой войны завершилось 10 марта 1779 г. подписанием Анайлы-Кавакской конвенции России и Турции, где обе державы договаривались о выводе войск из Крыма, Турция признавала независимость Крымского ханства и Шагин Гирея как его правителя.

Шагин-Гирей, считавший себя, по словам Потемкина, крымским Петром Великим, жестоко расправился со своими врагами, чем создал немалое число недовольных.

Попытки Турции отторгнуть Крым не прекращались. В 1781 г. османы инспирировали мятеж брата хана – Батыр Гирея, который был подавлен русской армией. Затем начался новый бунт, провозгласивший ханом Махмут Гирея, но его армия также была разбита. Шагин Гирей снова вернувшись к власти, мстил бывшим противникам, чем спровоцировал новый мятеж. Для русского правительства стало очевидно, что Шагин Гирей неспособен к управлению государством, ему было предложено отречься от престола и передать Крым России, с чем хан, подавленный результатами собственного неудачного правления, согласился.

В феврале 1783 г. Шагин Гирей отрекся от престола, и манифестом Екатерины II от 8 апреля 1783 г. Крым вошел в состав Российской империи. В июне 1783 г. в Карасубазаре, на вершине горы Ак-Кая, князь Потемкин принял присягу на верность России крымской знати и представителей всех слоев крымского на¬селения. Крымское ханство перестало существовать. Было организовано земское правительство Крыма, в которое вошли князь Ширинский Мехметша, Гаджи-Кызы-Ага, Кадиаскер Муследин Эфенди. Указом Екатерины II от 2 февраля 1784 г. была учреждена Таврическая область под управлением Г.А. Потемкина, состоящая из Крымского полуострова и Тамани. А 22 февраля 1784 г. указом Екатерины II татарским мурзам было даровано российское дворянство, сохранены земельные владения, но было запрещено владеть русскими крепостными крестьянами. Эта мера сразу же сделала большую часть татарской знать сторонниками России, в то время как недовольные русской властью предпочли эмигрировать в Турцию. Крепостное право в Крыму не вводилось, русские пленники освобождались. В качестве базы русского флота в 1784 г. на побережье Крыма в удобной бухте был основан Севастополь – «величественный город».

Началась более чем столетняя эпоха процветания Крыма в составе Российской империи.

За это время Крым из бедной земли, чье население жило за счет земледелия и грабежей соседей, превратился в процветающую территорию, курорт, любимый русским императорами, центр земледелия и виноделия, промышленно развитую область, крупнейшую военно-морскую базу русского флота.

Неотъемлемая часть России, населенная русскими, казалось, так и останется одной из наиболее благодатных ее земель, но судьба Крыма в очередной раз переменилась и уже в советский период в ходе волюнтаристских реформ Н.С. Хрущева Крым был под сомнительным предлогом подарен Украине. Это и по сей день порождает массу проблем, как во внутренней жизни Украины, так и в ее взаимоотношениях с Россией.
При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант) в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 29.03.2013 № 115-рп

Михаил Диунов, stoletie.ru

Как возвращали Крым

Показ документального фильма Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину» состоялся в воскресенье на телеканале «Россия-1». Президент Владимир Путин рассказал, как развивались события 2014 года на Крымском полуострове: Россия тогда ждала худшего и была готова привести в готовность ядерные силы. Приказы Путин отдавал лично. В фильме он рассказал, кто был истинным организатором госпереворота на Украине.

На телеканале «Россия-1» в воскресенье состоялся показ документального фильма Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину», отрывки из которого были представлены ранее и вызвали бурную реакцию у западных политиков. В представленном фильме президент России Владимир Путин рассказал, как развивались события 2014 года на Крымском полуострове, передает РИА «Новости».

Занимался Крымом лично

В комментарии к фильму Владимир Путин подчеркнул, что главным преимуществом России в произошедших событиях было его личное участие. «Наше преимущество, знаете, в чем заключалось? В том, что я занимался этим лично. Не потому, что я там все правильно делал, а потому, что когда это делают первые лица государства, то исполнителям легче работать», – сказал президент.

«Они это чувствуют, понимают и знают, что они исполняют приказ, а не занимаются самоуправством. А когда государственная структура находится в развале или в полуразваленном состоянии, то приказы либо вообще не отдаются, либо не доходят до исполнителей, либо в их легитимности есть большие сомнения», – отметил Путин.

Российский лидер заявил, что если бы прошлогодняя ситуация в Крыму повторилась, он поступил бы точно так же. «Ну конечно! – сказал Путин. – Я бы никогда не стал этого делать, если бы не считал, что мы обязаны поступить именно таким образом».

Глава государства заметил, что Россия изначально знала о том, что реальными «кукловодами» госпереворота на Украине были США. «Формально оппозицию прежде всего поддерживали европейцы, но мы прекрасно знали, не просто отдавали себе отчет, а знали, что реальными кукловодами были наши американские партнеры и друзья. Это они помогали готовить националистов, они помогали готовить боевые отряды», – сказал Путин.

Подготовка боевых отрядов происходила в том числе на территории Польши и Литвы. «Как поступили наши партнеры? Способствовали совершению государственного переворота. То есть начали действовать с позиции силы. Я не думаю, что это самый лучший способ ведения дел», – заметил Путин.

Он также заявил, что Россия была готова к неблагоприятному развитию событий в Крыму и к приведению в готовность ядерных сил, но исходила из того, что это не произойдет. «Мы готовы были это сделать (привести к боевой готовности ядерные силы). Я же разговаривал с коллегами и говорил им, что это (Крым) наша историческая территория, там проживают русские люди, они оказались в опасности, мы не можем их бросить. Не мы совершили госпереворот, это сделали националисты и люди с крайними убеждениями. Вы их поддержали. Но вы где находитесь? За тысячи километров? А мы здесь, и это наша земля! Вы за что хотите там бороться? Не знаете? А мы знаем. И мы на это готовы», – подчеркнул президент.

По словам Путина, Россия сознательно развернула комплексы «Бастион» в Крыму так, чтобы их было видно из космоса. «Это невозможно сделать по решению кого бы то ни было, кроме Верховного главнокомандующего. «Бастион» – это оборонительный комплекс, который защищает берег, защищает территорию. Он ни на кого не нападает, но это эффективное, современное, высокоточное оружие. Пока такого оружия ни у кого нет. Это, пожалуй, самый эффективный береговой комплекс в мире на сегодняшний день. Да, и в какой-то момент мы для того, чтобы было понятно, что Крым надежно защищен, перебросили туда эти береговые комплексы «Бастион», – сказал Владимир Путин.

Глава государства добавил, что было принято решение развернуть эти комплексы так, чтобы их было видно со спутников. «И, кроме всего прочего, мы сознательно развернули эти комплексы так, чтобы их видели из космоса», – добавил Путин.

Президент России заявил, что Запад всячески пытался не допустить воссоединения Крыма с Россией после референдума. «Сначала исходили из того, что мы, может быть, не решимся его проводить. Потом, когда поняли, что мы не остановимся, начали предлагать различные варианты, то есть всячески старались не допустить воссоединения Крыма с Россией любыми средствами и в любом формате, по любой схеме», – сказал Путин в комментарии, отвечая на вопрос автора фильма о мнении Вашингтона и Брюсселя по событиям на полуострове.

По его мнению, санкции нужно вводить в отношении тех, кто осуществляет госпереворот. «Нужно вводить тем, кто госпереворот осуществляет и им помогает, переворотчикам, – сказал Путин. – Мы действовали в интересах русских людей и всей страны. Менять это на деньги, менять людей на какие-то блага, менять людей на возможность каких-то контрактов или банковских переводов – это абсолютно недопустимо».

При этом, по его словам, это не значит, что не нужно уважать международное право и интересы партнера. «Но это значит, что и все наши партнеры должны уважать Россию и ее интересы», – добавил он.

Справились без войск

Путин особо подчеркнул, что Россия не воспользовалась разрешением Совфеда о введении войск на Украину.

«Даже не потребовалось воспользоваться разрешением Совета Федерации о введении наших войск на Украину, я ведь не покривил душой. Потому что по соответствующему международному договору на нашей военной базе в Крыму мы имели право иметь 20 тыс. человек. Даже больше немножко. Даже при том количестве, которое мы добавили, мы 20 тысяч не набрали, – рассказал Путин в фильме. – Поскольку мы не превысили количество личного состава нашей базы в Крыму, строго говоря, мы даже ничего не нарушили. И дополнительных контингентов туда не вводили».

Глава государства рассказал, что для разоружения 20-тысячной украинской армии в Крыму поручал перебросить подразделения ГРУ и морской пехоты. «Для того чтобы блокировать и разоружить 20 тысяч человек, конечно, нужен определенный набор личного состава, и не просто по количеству, но и по качеству. Нужны были специалисты, которые умеют это делать. Поэтому я дал поручения и указания Министерству обороны, чего скрывать, под видом усиления охраны наших военных объектов в Крыму перебросить туда спецподразделения главного разведуправления и силы морской пехоты, десантников, – сказал Путин. – Нам ни в коем случае нельзя было допустить кровопролития. И важно было обеспечить людям, как я уже сказал, возможность выразить свою волю», – подчеркнул глава государства.

Говоря об общении с западными лидерами, Путин отметил, что американские коллеги во время общения прямо говорили, что блокируются украинские воинские подразделения. «Я сказал, что воинских подразделений уже нет. Есть группа людей, военнослужащих без оружия, им ничего не угрожает, и мы сделаем все, чтобы никаких эксцессов, связанных с применением оружия, не произошло. Это уже не вооруженные силы, это все-таки нечто другое», – сказал Путин.

Украинские моряки в Севастополе пытались сохранять верность присяге, но государства на тот момент уже не было, рассказал Владимир Путин: «Должен сказать, что ребята вели себя очень достойно, украинские военнослужащие, они пытались сохранять верность присяге. Но непонятно, кому они присягали, государства ведь нет, президента свалили, а он, между прочим, на тот период времени являлся легитимным верховным главнокомандующим вооруженными силами. А кто отдает приказы? Какие-то захватчики власти? Абсолютно нелегитимные люди?».

Путин напомнил, что Киев несколько раз менял в Севастополе главнокомандующих. «То одного пришлют командующего флотом, то другого, то третьего. Один из командующих наотрез отказался переходить на сторону крымских властей, так условно скажем. Я попросил, чтобы с ним поработали ветераны», – отметил он.

«Предлагался более силовой метод действия. Я просто напрямую сказал нашим военным: пошлите ветеранов! Но они встретили мое предложение скептически. Они сказали: да ну, деды, что они там? Вот деды эти пришли и до 7 утра с ним вели воспитательную беседу. Во всяком случае, к 7 утра он взял ручку и бумагу и написал рапорт об увольнении», – добавил президент России.

Как принималось решение

Владимир Путин в комментариях к фильму «Крым. Путь на Родину» сказал, что Россия всегда считала Севастополь городом русской военно-морской славы. «Ну и где был Севастополь и где была русская военно-морская слава, все перевернулось», – сказал Путин.

Президент признался, что мыслей об «отторжении Крыма» у него не возникало вплоть до начала вооруженного захвата власти на Украине. «Мы не можем бросить эту территорию и людей, которые там проживают, на произвол судьбы, под каток националистов. И поставил определенные задачи, сказал, что и как мы должны делать, но сразу же подчеркнул, что мы будем делать это только в том случае, если будем абсолютно убеждены в том, что этого хотят сами люди, которые проживают в Крыму», – сказал Путин.

Глава государства заметил, что главной целью в Крыму было недопущение кровопролития, а ситуация могла оказаться хуже, чем во время Майдана в Киеве. «Уверен, что, имея в виду этнический состав населения в Крыму, там было бы еще хуже. Мы должны были предпринять определенные действия по недопущению такого негативного развития событий, чтобы не было трагедий, которые позднее разыгрались в Одессе, когда заживо были сожжены десятки людей. Нам нельзя было ни в коем случае допустить кровопролития», – сказал Путин.

По словам Путина, для обеспечения безопасности референдума в Крыму нужно было не допустить кровопролития, из полуострова была сделана крепость и с моря, и с суши. «Мы сделали из Крыма крепость. И с моря, и с суши», – заявил он.

Говоря о внутренней безопасности полуострова, президент России отметил высокую концентрацию украинских вооруженных сил там. «То, что там была такая высокая степень милитаризации этой территории, то есть, очевидно, 20 тыс. человек полностью мобилизованных и полностью вооруженных», – сказал Путин, подтвердив наличие в Крыму большого количества установок С-300 и другого тяжелого оружия и бронетехники.

«Повторяюсь, и еще раз говорю совершенно искренне, мы никогда не вынашивали планов, каких-то действий там, которые произошли. То есть все это происходило практически с листа. Мы действовали, исходя из той ситуации, которая складывалась на данный момент времени», – отметил Путин.

«Для того чтобы обеспечить нормальное волеизъявление граждан, проживающих в Крыму, нужно было, прямо сразу сказать, не допустить кровопролития и не позволить вооруженным силам, вооруженным формированиям украинской армии, расположенной в Крыму, и правоохранительным органам помешать людям выразить свою волю. Мы должны были разоружить воинские формирования украинской армии и сил правопорядка. Или убедить их не мешать людям выразить свое мнение и, собственно говоря, присоединиться в этой работе к нам», – сказал Путин. При этом президент заявил, что изначально он не сомневался, что все получится.

Глава государства заявил, что у России была информация о том, что радикально настроенные украинские власти готовы совершить теракты в Крыму.

«Прошла информация, что могут быть совершены и террористические акты, а радикально настроенные некоторые украинские руководители, в том числе силовых структур, готовы были совершить и какие-то акты, связанные с большими человеческими жертвами», – сказал Путин.

Президент России Владимир Путин пояснил, что парламент Крыма был полноценным органом власти.

«Я хочу обратить ваше внимание на то, что парламент Крыма был абсолютно легитимным полноценным представительным органом власти Крыма, сформированным задолго до всяких сложных трагических событий. И вот эти люди собрались, проголосовали и избрали нового председателя правительства Крыма – Аксенова Сергея Валерьевича. А юридически действующий президент Янукович его утвердил. С точки зрения украинского закона все абсолютно было соблюдено», – подчеркнул президент.

«Конечно, все что угодно можно болтать языком и как угодно интерпретировать все эти события, но если взять и посмотреть с точки зрения правовой составляющей, там комар носа не подточит. Но для того чтобы создать условия для людей, чтобы они не боялись ни за себя, ни за свои семьи, нужно было обеспечить их безопасность. И мы это сделали», – сказал Путин.

Он отметил и то, что украинские казаки, мощные подкрепления которых сначала приняли за регулярные российские войска, вступили в крымское ополчение по воле сердца. «Это народ такой широкий, душевный. Любят и работать, и повоевать, и отдохнуть красиво. Они работали очень дисциплинированно, слаженно и относились очень ответственно к своему делу. И потом они работали вместе с местными ребятами, естественно, с мужиками местными, с местными дружинами, ополченцами. Собственно говоря, это была одна семья в этом смысле. По воле сердца и по зову души туда люди шли», – сказал Путин.

Президент России отметил слаженную работу всех российских ведомств и министерств в процессе воссоединения Крыма с Россией. «Ни одного, ни одного, хочу подчеркнуть, сбоя не было допущено. Это не простая работа, имея в виду ее масштаб, применение разнородных сил и средств. А там, повторяю, на первом этапе спецназ ГРУ, это ВДВ, морская пехота, потом другие подразделения. Мало того, что Министерство обороны работало в высшей степени профессионально, слаженно, но и другие службы – и Министерство иностранных дел, юридические службы, и те, кто занимается вопросами внутренней политики. Всё это было настолько скоординированно, четко, жестко, своевременно, что у меня возникал иногда вопрос: мы ли это?» – сказал Путин, добавив, что «мы поступили так, как обязаны были поступить».

Возвращаясь к нынешней ситуации, Путин заметил, что необходимо в максимально короткие сроки построить Керченский мост. «Нужно построить известный мост, который бы связал Крым с Кавказом, с территорией Российской Федерации. Это можно и нужно сделать в максимально короткие сроки», – сказал Путин.

Президент России подчеркнул также, что нужно создать условия для развития энергетики, причем собственной энергетики в Крыму. «Нужно возродить рекреационную базу Крыма в полном ее блеске, с тем чтобы граждане России смогли пользоваться уникальными природно-климатическими условиями полуострова и, что не менее важно, на мой взгляд, нужно возродить гуманитарную составляющую Крыма как неотъемлемой части нашей культуры и нашего культурного наследия», – добавил глава государства.

Спасти президента

Говоря о судьбе Виктора Януковича, Владимир Путин отметил, что организаторы прошлогоднего госпереворота в Киеве планировали физическое устранение тогдашнего президента Украины Виктора Януковича: «Стало известно, о том, что готовится не только его захват, но и предпочтительнее для тех, кто этот госпереворот совершил, было его (Януковича) физическое устранение. Нет человека, как говорил известный исторический персонаж, нет проблемы».

При этом Путин отметил, что считает помощь Януковичу благородным делом: «То, что мы спасли его жизнь, жизнь членов его семьи, мне кажется, это благое дело, благородное».

По признанию Путина, в феврале прошлого года он просил Виктора Януковича не уезжать из Киева и не выводить силы правопорядка на улицы города. «Во-первых, он (Янукович) мне позвонил 21 уже вечером. Он мне сказал, что собирается поехать в Харьков для участия в региональной конференции. Но не буду скрывать, я высказал свою точку зрения, что в такой ситуации лучше из столицы не выезжать», – рассказал Владимир Путин. Янукович обещал подумать и чуть позже позвонить. Потом перезвонил и сообщил, что принял решение ехать и вывел в Киеве все силы правопорядка.

«Как вы знаете, оппозиция в этот же день захватила президентскую администрацию и правительство», – напомнил Путин.

Президент России заметил, что не осуждает решение экс-президента Украины Виктора Януковича не применять оружие при госперевороте в Киеве, отметив, однако, что это бездействие привело к тяжелым последствиям. «Я не хочу давать оценку его (Виктора Януковича) работе. Он сказал: «Я не мог подписать приказ о применении оружия. У меня рука не поднялась»… Можно ли его осуждать за это? Я не знаю. И я не собираюсь этого делать. Не считаю себя вправе это делать. Хорошо это или плохо – последствия тяжелые от бездействия. Это очевидно», – сказал Владимир Путин.

Он также рассказал, что Янукович во время госпереворота на Украине находился в Крыму, добраться до которого стало возможно благодаря «ведению» его российскими спецслужбами, но в Россию Янукович ехать не хотел. «Он поехал в Крым, но когда мне показали карту его движения, когда он звонил, наши службы наблюдения, по сути, начали вести его кортеж. Мы каждый раз фиксировали место его нахождения. Но когда мне показали карту, стало ясно, что он скоро наткнется на засаду», – сказал Путин.

Глава государства добавил, что в какой-то момент предлагал лично вылететь за Януковичем, однако позже все же было принято решение направлять кортеж, и направлять его в сторону берега. «Мы им дали указание, куда надо выйти – на берег кортежем. И выставили вертолетную группу с отрядом спецназа на борту», – сказал Путин.

У вертолетов, по его словам, уже заканчивалось топливо, и им нужно было уходить, но кортеж все же был обнаружен. «Но этим не закончилась эта история, потому что Виктор Федорович не захотел переезжать в Россию и сразу попросил отправить его в Крым. И уехал в Крым. Так что еще несколько дней, пока все события, связанные с переворотом, разворачивались, он находился на территории Украины. Но через несколько дней, когда стало ясно, что договариваться не с кем в Киеве, он попросил, и мы вывезли его на территорию России», – сообщил глава российского государства.

При этом президент отметил, что Киеву нужно было задуматься о последствиях силового захвата власти 22 февраля.

«Прежде чем совершить действия, которые были совершены в Киеве 22 февраля, надо было задуматься о последствиях для страны от того, что делается. Людям, которые нацелены на такой способ политических проблем, легко все перевернуть с ног на голову. Но надо все-таки считаться с законными интересами своих партнеров, если мы хотим, чтобы мы относились друг к другу с уважением», – сказал Путин.

На Украине 22 февраля 2014 года произошел госпереворот. Верховная рада отстранила Януковича от власти, изменила конституцию и назначила внеочередные президентские выборы, по итогам которых новым президентом страны стал Петр Порошенко.

Крым и Севастополь стали российскими регионами после проведенного в марте 2014 года референдума, на котором большинство жителей полуострова высказались за вхождение в состав России.
vz.ru


Комментарии.

Крымское ханство и Ногайский улус.
К северу (северо-западу и северо-востоку) – Литва (Речь Посполита) и Русь (Россия).
Вот этот промежуток между Литвой и Русью – под контролем Крыма.
Только направления менялись – то с Литвой на Русь, то с Русью на Литву. Тактика одна – туда-сюда, быстро.
Крым контролировал и ногайцев (не сразу, но постепенно, не всех, а разделив зоны влияния с Русью, Литвой, с пришедшими калмыками). А сам Крым был под крышей Османской империи.
Крым – часть ногайцев (Дон, Кубань и Северный Кавказ) – османы. Целая система. Большая. Огромная – для того времени.
————
С начала XVI века ногайцы становятся привилегированным этносом в регионе — тюркский язык – основной язык общения во владениях Крымского ханства и в сношениях с крымскими властями; ногайцы упрочивают свое влияние среди знатных татарских родов Крымского ханства; зачастую из их числа назначались местные военачальники.
Ногайцы Северо-Западного Кавказа официально признаются подданными Крымского ханства.
http://www.turkishnews.com/ru/content/
————-
Прибедняться не надо. Мол, маленький трудолюбивый народ. Мол, лишь виноградники и лишь в Крыму разводили, барашков пасли. Мол, какие набеги? Да и тысячи, мол, какие? Откуда?
Такие. Оттуда. Целая система.

Такую армию сами турки собирали бы от Алжира до Крыма.
Историки тем и сильны, что никогда не задумываются, как выглядит стотысячная конная армия на марше.
Самое крупное из известных объединений кавалерии — конная армия. Несколько кавалерийских и стрелковых дивизий общей численностью до 40 тысяч человек. Это — потолок. Хотя собственно конников в составе конной армии — половина, в лучшем случае. Но действовать такая махина может только там, где налажен подвоз фуража и продовольствия по железным дорогам.
А татарское конное войско двигалось без обозов, зато с заводными конями. Т.е. уже десятитысячный такой корпус имел в своем составе столько же коней, сколько целая конная армия Буденного, скажем. А стотысячная имела бы на порядок больше.
Одна вьючная лошадь несет на себе в тороках килограммов до 80-ти овса. Много это или мало? Это на три дня ей самой, ездовой лошади и боевому коню. Т.е. на 200-240-километровый марш. Лошади могут пощипать травку, но одной ей им не обойтись. Но уже первые отряды подстригут вдоль пути следования ее всю, а что не съедят — вытопчут.
Но у историков — своя правда жизни! Они на своем стуле проскочат вдоль всего экватора и не вспотеют!

Много ли крымскому войску нужно было в походы ходить? Далеко ли? Аж из самого Крыма что ли собираться и выходить?
Спокойно собиралась куча крымская на своей земле. Организованно. Затем оставалось лишь резко пересечь вот это:

http://ru.wikipedia.org/wiki/Белгородская_черта

Быстро, резко. И назад. Без всяких приготовлений железнодорожных путей и подвозов по железной дороге. Вот так и скакали постоянно: туда-сюда, туда-сюда… Доскакались в конце концов.

http://www.youtube.com/watch?v=S1Da1M3im4Q
http://www.youtube.com/watch?v=s6gp-GtFeIM
—————-
Со всех сторон . Да хоть как. Но никуда не денешься – что было, то было – целая огромная система (Крым – ногайцы – османы – Турция) с юга наскакивала-наскакивала на Русь-Россию. Веками.
В конце концов, Россия ответила.
1. Сделали Крым – независимым, оторванным от наскакивающей на Россию системы.
2. Включили Крым в состав России.
3. Всё.

С сегодняшних позиций чего теперь смотреть? Кто хороший, кто плохой? Все хорошие. Все плохие.
Нормальная статья. Для Дилетанта – вообще в самый раз.
Но надо обязательно придраться к чему-нибудь:
— Почему именно 100 тысяч?

Потому что сами татары так определяли. Увеличивали свои силы, для увеличения страха соседей. Вот пусть теперь так и будет. Хотя, может в два раза меньше. Может в три. Может… Какая теперь разница? 
 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s