Дуглас Рид. Заговор правды

Douglas Reed

Дуглас Лонселот Рид (11 марта 1895 — 26 августа 1976) был британским журналистом, драматургом, романистом и автором ряда книг политического анализа. Его книга Insanity Fair (1938) была одним из самых влиятельных исследований состояния Европы перед Второй мировой войной. К моменту своей смерти Рид был в значительной степени забыт, за исключением
различных замечаний по поводу евреев. Когда Таймс поместила его некролог, она осудила Рида как «ядовитого антисемита » [1] , хотя
сам Рид утверждал, что находится в оппозиции к сионизму и антисемитизму. [2]  Рид верил в долгосрочный сионистский заговор с целью вацарения мирового правительства для порабощения человечества. [3] Он был также стойким антикоммунистом и писал, что национал — социализм был «марионеткой или ширмой», предназначенной для содействия достижению цели «коммунистической империи» . [4]

Биография 

В возрасте 13 лет Рид начал работать в качестве посыльного, и в 19 лет занял должность банковского служащего. В Первую мировую войну он поступает на службу в британскую армию в Королевских ВВС, одерживает одну победу в воздушном бою и серьезно обжигает лицо в авиакатастрофе. ( Insanity Fair , 1938) Примерно в 1921 году он начинает работать в качестве телефониста и клерка для The Times. В возрасте 30 лет он становится помощником редактора. В 1927 году он становится помощником корреспондента в Берлине, а затем переезжает в Вену в качестве главного центрального европейского корреспондента и продолжает вести репортажи из различных европейских столиц, включая Варшаву, Москву, Прагу, Афины, Софию, Бухарест и Будапешт.
По словам Рида, он оставляет свою работу в знак протеста против политики умиротворения Гитлера после Мюнхенского соглашения 1938 года, считая, что, став «журналист без газеты», он будет свободно писать по своему выбору. Его книга 1938 года Insanity Fair анализировала ситуацию в довоенной Европе и принесла ему мировую известность, а следующие несколько книг становятся бестселлерами.

Во время Второй мировой войны Рид  находился в Англии; в 1948 году он переехал в Дурбан, Южная Африка. В 1951 году он писал: «Во время Второй мировой войны я заметил, что цифры еврейских потерь, в тех местах , где война сделала проверку невозможной, были безответственно завышены, и этот процесс продолжался до тех пор, когда в конце войны была определена эта цифра шесть миллионов… без преведения доказательств». Рид был впоследствии практически запрещен издателями истеблишмента и книготорговцами, а его предыдущие издания часто были удалены с библиотечных полок. [5]

Автор многих книг: «Ярмарка безумия» (1938 год), «Беспредельное бесчестье» (1939 год) и «Пророк в своем Отечестве» (A Prophet at Home) (1941 год), однако наибольшую популярность ему принесла книга Спор о Сионе (1956), которая иногда рассматривается как антисемитская. Д. Рид считал иудаизм выдумкой левитов, созданной в 458 г. до н. э., а Иисус Христос как галилеянин не имел ничего общего с иудеями.

С 1947 года Рид жил в Южной Африке. В южноафриканский период своей жизни Рид открыто выступал против политики деколонизации Африки, в своей книге «Битва за Родезию» сравнивая санкции Запада против этой страны с политикой умиротворения Гитлера периода Мюнхенского сговора, а саму её вместе с ЮАР и португальскими колониями в Мозамбике и Анголе называя последними бастионами порядка и последней плотиной, сдерживающей воды хаоса.

Как указывает британский профессор-психолог, автор исследований фашистской идеологии Майкл Биллиг, Рид (автор довоенных работ, обличающих Мюнхенский сговор и гитлеризм) был яростным противником Гитлера, но не национал-социализма. В сущности, он был апологетом штрассеристской версии национал-социализма. После его смерти в некрологе в газете Times говорилось:

…у Рида были собственные любимые коньки, некоторые из которых действительно мало чем отличались от любимых коньков нацистов[1].

Рид, по словам Биллига, был не просто антисемитом, но и автором теорий заговора, приписывающих евреям стремление захватить власть над миром с помощью манипуляций независимыми государствами[1].
В ходе Второй мировой войны Рид доказывал, что Гитлер является агентом евреев, чья цель — уничтожение Европы и установление над ней власти «Золотого Интернационала» — союза финансистов Уолл-стрита и русских коммунистов[2]. Впоследствии он стал одним из первых авторов, отрицающих уничтожение Гитлером евреев. Работы Рида игнорируются современными ведущими политологами, но остаются популярны в антисемитских и крайне правых кругах, в частности, среди сторонников штрассеристского Британского национального фронта[1].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Michael Billig. Methodology and scholarship in understanding ideological explanation // Social Research Methods: A Reader / Clive Seale (Ed.). — London: Routledge, 2004. — P. 16.
  2. Richard Thurlow. Fascism in Britain: A History, 1918-1945. — Reprinted ed. London: I.B.Tauris, 2006. — P. 134. 


Список литературы

  1. Майкл Биллиг, методологию и стипендию в понимании Идеологического Объяснения, в Клайв Сил (ред), методы социальных исследований: читатель [1],  27 января 2008.
  2. «Где-то к югу от Суэца» американское издание, страница 9
  3. «Где-то к югу от Суэца», США издание, стр. 9-11
  4. «Где-то к югу от Суэца» американское издание, стр. 9.
  5.  Перейти к:в б с Бенсон, Айвор в предисловии к Сион, Дельфин Пресс Дурбин, 1978
  6. Социальных Метод исследования: ХрестоматияКлайв Сил; стр.16
  7. Рид, Дуглас. Что мы жалеем. Лондон: Jonathan Cape Ltd. 1943. p.255 и здесь
  8. Out ШагаThe Observer, 7 ноября 1943 г. Статья воспроизведен в: Оруэлл, Джордж. Оруэлл: Наблюдатель года. Лондон; Atlantic Books. 2003. pp.93-94.
  9. «Дуглас Рид, 1895-1976» . Современные авторы Интернет. Thomson Gale, 2007.

    Рид Д. Хотел ли Гитлер войны: беседы с Отто Штрассером. — М.: Алгоритм, 2013. — 352 с.

    Thurlow, Ричард; «Антифашистский антисемит: Дело Дуглас Рид», в Узоры Prejudice (Лондон, том 18, № 1 (январь 1984), стр 23-34….

    Ссылки

en.wikipedia.org

***
Дуглас Рид, был известным британским корреспондентом в годы Второй Мировой Войны. В 1951 году он начал писать «Спор о Сионе». Создание всех 300 000 слов книги заняло более трех лет. В 1956 году он закончил работу над эпилогом своего произведения. Несмотря на то, что существуют письма, подтверждающие то, что публикация «Спора о Сионе» однажды обсуждалась с издателем, рукопись так и не была опубликована, и на протяжении 22 лет пылилась в столе автора, в Дурбане, Южная Африка.

Если бы у Дугласа Рида был Интернет! Теперь, полвека спустя, когда Интернет существует, он должен помочь в распространении действенной правды автора. Несколько глав книги свидетельствуют о том, как сильно Дуглас Рид желал бы иметь в свое время такую возможность. Примерно так же сильно, как сионистские цензоры ненавидят Интернет и видят в нем помеху для применения своей всемирной технологии промывания мозгов, используя средства массовой информации.

Непосредственно перед началом Второй Мировой Войны и в послевоенные годы имя Дугласа Рида находилось в Европе у всех на устах. Его книги продавались десятками тысяч экземпляров. Работы автора были хорошо известны многочисленной армии его почитателей во всем англо-язычном мире. А потом, вдруг, двери издательств закрылись перед Дугласом Ридом. Он стал неугоден.

Биография, написанная с учетом его работы «Спор о Сионе»
(The Controversy of Zion) 

Автор биографии – Кнуд Бьельд Эриксен, 3 марта 2007 год
Существует несколько затертая фраза о том, что каждая личность уникальна. Очевидно, что некоторые более уникальны, чем другие. На сегодняшний день большинство людей настолько «зачесаны под одну гребенку» просмотром фильмов и телевидением, что найти значительное различие между ними может быть затруднительно, по крайней мере в Западном мире. Возможно вы сочтете то, что я скажу, дешевой шуткой, но все мы похожи. В действительности существуют большие различия между личностями. Мы сталкиваемся с различными людьми и расами, обладающими значительными физическими, умственными и культурными различиями, и агитация того, что все биологические существа одинаковы, еще окончательно не завладела умами обывателей. Есть люди умные или глупые, красивые или безобразные, хорошие или плохие и многие из них обладают смешанными качествами. Но очевидно то, что делается всемирная попытка стандартизировать людей, контролировать их как безликую массу, это попытка мирового масштаба по «глобализации человечества».Дуглас Рид, английский журналист и писатель, который жил между 1895 и 1976 годами, описал эту попытку лучше, чем какой-либо другой автор, которого я знаю. Это делает его уникальным. Шедевром писателя, венцом его творений является книга «Спор о Сионе» 1978 года издания (написанная в 1956 году). Я выложил эту книгу в Интернете и перевел большую ее часть на датский язык как дань ее автору, но в большей степени потому, что я вижу, что указанная книга имеет большое значение для мира, что распространения информации, содержащейся в ней, играет решающую роль в созидании благополучия мира. Кроме того, я убежден, что сам Дуглас Рид хотел бы, чтобы книга была своевременно известна миру, на случай необходимости изменить его. Интернет адрес книги http:/knud.eriksen.adr.dk. Большая часть книги переведена на датский язык и находится по адресу http://www.patriot.dk/menudron.html . Многие из других книг автора могут быть прочитаны в интернете на английском языке по адресу http://www.douglasreed.co.uk

Тот факт, что «диктатура глобализации» является наиболее экстренной и опасной мировой проблемой сегодня, как и последние 100 лет, делает этого английского джентельмена совершенно уникальным для нас, с его выдающейся способностью раскрыть тему в эмоциональной, основанной на документальных ссылках, пророческой манере. Дуглас Рид действительно уникален среди нескольких поколений миллиардов индивидуумов. Он является человеком, на примере которого мы можем и должны учиться. Это я объясню далее. 

Дуглас Рид жил в ХХ столетии по большей части будучи взрослым человеком, и имел возможность наблюдать жизнь из весьма своеобразного места: он участвовал в Первой Мировой войне в качестве британского солдата во Фландрии (сначала в пехоте, затем в воздушных войсках, где он был ранен). В период между двумя мировыми войнами он работал ведущим иностранным корреспондентом в Центральной Европе для высокоуважаемой лондонской газеты «Таймс» (The Times). Риднаходился в гуще событий и встречался со многими ведущими политиками обеих сторон раздуваемого конфликта. В 1938 году автор оставил журналистику, презирая ее бесчестность и насаждаемую традиционность прессы, и на протяжении Второй Мировой войны он располагался в Лондоне, где, будучи плодовитым писателем, он продолжил непрекращающийся поиск правды, скрытой за военными событиями. Автор пришел к убеждению, что средства массовой информации (далее — СМИ) искажают информацию, и являются подконтрольными силам, которые он все еще не мог распознать, силам, которые не позволяли, чтобы реальные причины войны стали известны общественности. Дуглас Рид стал свидетелем фактического исчезновения свободы слова со времени журналистики 20-х годов, которая оставалась независимой до конца 30-х годов, после чего журналистика была взята под контроль в таких наиболее важных вопросах как война и мир и разрушение цивилизации Западного мира…всего, что касалось евреев и той роли, которую они играли в мире. 

Но не менее важны для нас сегодня и персональные качества личности Дугласа Рида, его дарование и его характер. Он обладал тонкой способностью наблюдения, трезвостью здравого смысла, храбрость и настойчивость в своем поиске правды и досканальностью в своем исследовании, все эти качества делают оценки автора великих задач и событий его современности тем более ценными и захватывающими, как никакие другие книги, написанные в тот период по данной теме. В то время было много различных авторов, которые писали о перспективе войны, и Дуглас Рид в 1935 году знал, когда он планировал свою первую книгу, «Ярмарка безумия» (Insanity Fair) (написана в 1936-1937 годах, издана в 1938 году), что ему придется сражаться за внимание читателей с «5 тысячами других писателей», когда он начал предупреждать об опасности Гитлера и войны, приход которой Рид предсказывал в 1935 году «не позднее, чем через пять лет» — если только не… Предложенный им вариант книги содержал занимательную комбинацию автобиографии и политического репортажа, что сделало его знаменитым в рекордно короткий срок. В добавление к этому книга обладала своеобразным британским очарованием и была наполнена шутками, произносимыми повседневным тоном, а также открытым христьянским взглядом на жизнь, который пронизывал все, о чем писал автор. 

Но Рид хотел писать объективно, он хотел быть репортером, а не поучающим судьей, и в конечном счете, он стал намного более успешным в своем стремлении, чем многие другие. Разумеется, взгляды писателя на жизнь, на добро и зло были приправлены его субъективным видением, но автор пытался прежде всего писать честно и всегда стремился дать ясное разъяснение тому, на чем он основывал свои мнения и оценки. Его настойчивые предупреждения об опасности, исходящей от Гитлера, проходят сквозь его первые три книги, которые он назвал трилогией – «Ярмарка безумия» (1938 год), «Беспредельное бесчестье» (Disgrace Abounding) (1939 год) и «Пророк в своем Отечестве» (A Prоphet at Home) (1941 год), которая сделала Рида знаменитым во всем англо-говорящем мире из-за его предостережений и точных предсказаний того, «что», «когда» и «как» могло случиться, но вместе с тем автор также усвоил, что «стадный инстинкт людей не смог дать им разглядеть надвигающуюся опасность» — его предупреждения были проигнорированы. 

Шли годы, Рид развивался и становился мудрее. Национал-социализм и Гитлер были главными напастями того времени. Для Рида коммунизм был всегда на заднем плане, частью головоломки, которую он пытался разрешить. Писатель был человеком, который жил событиями настоящего, занятым репортером, всегда в дороге. В действительности, он упоминал, что его самая первая книга «Пламя Рейхстага» (The Fire of the Reichtag) (1934 год) не стала популярной потому, что он был слишком занят другими вещами. Он видел пламя Рейхстага и как иностранный корреспондент, он присутствовал на каждом судебном заседании. Автор переписал книгу в период войны, добавляя по ходу лет дополнительные факты. 

Постепенно, только в 30-е годы он осознал действительную величину еврейской проблемы. В первой книге, которая принесла ему известность, «Ярмарке безумия», содержались лишь небольшие разрозненные замечания на эту тему. Например, Рид писал, что в 1935 году он сопровождал премьер-министра Энтони Идена (Anthony Eden) в его поездке в Москву: «Отдел цензуры, который представлял из себя целый механизм, контролировал игру и затыкал рот иностранной прессе, и состоял изодних евреев, и это была та вещь, которая удивила меня больше, чем что-либо другое в Москве». Евреи и сионизм были той недостающей частью головоломки, которую разгадывал Рид с самого начала своей карьеры. Автор совсем не думал о них, когда начинал заниматься журналистикой в возрасте 30-ти лет в «Таймс» (1925 год). Даже в 1935 году он едва ли придавал им значения. Писатель упоминает это в «Споре о Сионе». В его второй книге, «Беспредельное бесчестье», ярче прослеживалась его критика в адрес евреев – пропорционально этому увеличивалась его непопулярность среди издателей, вплоть до невозможности публиковаться вообще. Несколько издательских домов были взбешены возможностью публикации второй книги Рида, которая содержала пару глав, критикующих евреев. Некоторые из издателей требовали, чтобы автор удалил эти главы (на что он не соглашался). Иные издатели просто прекращали с ним всякие отношения.Яснее, чем когда бы то ни было, автор осознал проблему, когда в большом количестве в Англию начали прибывать еврейские беженцы. Он боялся, что они могли уничтожить ту Англию, которую он знал и любил. На протяжении десятилетия, когда он вынужден был оставаться в Англии из-за своего ухода из журналистики и из- за войны, он размышлял о роле евреев в мире и о скрытых течениях в политике. Рид избрал делом своей жизни расследование данной проблемы и донесение информации до потомком, которые будут иметь дело с этой проблемой. Уникальное повествование, которое не было издано при жизни автора и пылилось в столе 22 года после его завершения. Это была книга «Спор о Сионе». Тем временем, отдельные детали открытий писателя находили вопрощение в книгах, которые он мог еще публиковать, вопреки нарастающему возмущению международного мира издателей.В течение войны автор вынужден был оставаться в Англии, где он написал еще три книги на аналогичную двум первым книгам тематику, «Все наши завтра» (All Our Tomorrows) (1942), «Чтобы мы не сожалели» (Lest We Regret) (1943) и «От копоти до пепла» (From Smoke to Smother). Последняя книга была написана с апреля по октябрь 1947 года. Эта книга стала последней, что автор написал в Англии, до его эмиграции в Южную Африку месяцем позже. Он переехал раньше своей семьи. В книге «От кополи до пепла» среди многих прочих вещей писатель говорит, что «искоренение духовных ценностей представляется мне сейчас наиболее серьезной проблемой, и это должно быть остановлено. Я думаю, главным образом, о таких понятиях как религия, патриотизм, свобода, человеческое достоинство и честь…» Книга была написана одновременно с созданием государства Израиль, и об этом писатель говорит следующее: «эти десять лет, в которые крепла дьявольская сила на Земле, были для меня счастливейшими годами моей жизни», автор также говорит о зачинателе сионизма Леоне Пинскере (Leon Pinsker) как о «самой несчастной и непримиримой душе… которая хотела, чтобы евреи стали нацией в своей собственной стране; но он не хотел, чтобы эта нация жила в той стране…» Писатель также упоминает в этой книге, что в течение 25 лет работы журналистом, он был свидетелем подавления свободы слова. В ноябре 1947 года Рид уехал в Южную Африку и позволил своей семье (жена, которая была много моложе его, и которой он дал милое прозвище «Лорелей», и трое малолетних детей) остаться в Англии, пока он не освоится на новом континенте и не найдет «нечто, о чем можно писать», как он изложил это в своей следующей книге «Где-то к югу от Суеца» (1950). После восьми лет вынужденного пребывания в Англии автор едва сдерживал свое нетерпение. На родине он пытался предостеречь от духовного разложения и в то же время хотел найти нечто новое. В 1948 или 1949 годах писатель воссоединился со своей семьей, члены которой добрались до Дурбана на корабле. В 1949 или 1950 годах он снова расстается с семьей и отправляется в длительное путешествие – как автор говорил, намного более длительное, чем кругосветное – в путешествие по Америке для того, чтобы описать страну, которая, как понимал писатель, станет самой гостеприимной нацией для мирового еврейства. Результатом его поездки стала книга «Повсюду», завершенная в июне 1950 года и опубликованная в 1951 году, эпилог к которой был написан в июле, состоит из двух частей. В первой части содержится описание весьма длительного путешествия автора, приправленное множеством резких ремарок о разложении Америки. Вторая часть, названная «Закулисье» (Behind the Scene) является, вероятно, наиболее подробной предшественницей «Спора о Сионе», хотя в книгах «От копоти до пепла» и «Где-то к югу от Суеца» автор уже ставит волнующую его тему во главу угла. «Закулисье» представляет собой сжатую трактовку истории последнего столетия, окрашенную деятельностью двух конспирационно-революционных движений, коммунизмом и сионизмом, оба из которых зачинались в еврейских кругах России. В оценке исторических событий, писатель обращается к биографии первого президента Израиля Хаима Вайцмана «Пробы и ошибки» (Trial and Error). Возможно, это было первой пробой пера (как говорил сам Рид в начале главы «Переломный момент» книги «Спор о Сионе», он приступил к написанию книги в 1949 году), или по крайней мере первой части книги, которой суждено было стать столь известной, и которую автор позднее переписал и дополнил, изложив историческое развитие за последние две с половиной тысячи лет! После публикации книги «Повсюду» Дуглас Рид был изгнан из мира издательства и СМИ и он даже упоминает, что его книги «исчезли» из библиотек. Но автор не бросил своего ремесла. Ивор Бенсон (Ivor Benson) пишет в предисловии к «Спору о Сионе», что «когда стало очевидным, что его официальная карьера подошла к концу, автор, наконец, обрел время приступить к своей главной задаче, по сравнению с которой весь его предыдущий опыт был лишь подготовкой и образованием, образованием, которое не может дать ни один университет, и которое может полностью усвоить лишь счастливец и умница – годы работы автора зарубежным корреспондентом, его поездки по Европе и Америке, его встречи и контакты с великими лидерами политики современности, прибавив к этому жажду писателя «впитывать» знания посредством чтения и наблюдения всего лучшего, что могла предложить европейская культура.»

Ивор Бенсон также упоминает, что Рид начал писать «Спор о Сионе» в 1951 году, и писал на протяжении трех лет, вдали от своей молодой семьи, работая часть времени в Центральной библиотеке Нью-Йорка, часть времени проживая, весьма скромно, в Нью-Йорке и Монреале, до тех пор, пока на его старомодной печатной машинке не были напечатаны все 300 тысяч слов – 600 страниц уборным текстом, со множеством ссылок (см. выше, где Рид сам говорит, что он начал писать в 1949 году – он упоминает в книге «Повсюду», что заканчивая книгу в середине 50-х, он снова путешествует по всей Африке, затем Канаде и снова по США). Писатель отлично осознавал, насколько была ничтожна возможность издать свой великий труд при жизни. Но он знал, что такой день наступит. Автор говорит об этом в начале «Переломного момента», который был написан между 1953 и 1956 годами, когда он снова переписывает всю книгу. В 1956 году писатель временно завершает повествование, в момент, когда структуры коммунизма и сионизма, действующие вместе во имя мирового еврейского превосходства, слились воедино – и где закончилась половина «еврейского столетия». Писатель завершил эпилог книги в октябре и ноябре 1956 года. 

Ивор Бенсон говорит в предисловии к «Спору о Сионе», что в течение лет, начиная с 1956 года и до смерти автора в 1976 году, книга хранилась в трех коробках наверху платяного шкафа в доме писателя в Дурбане. Существовала переписка, содержащая обсуждение названия книги с единственным издателем, но рукопись никогда не была направлена ни в один издательский дом. Прошло 22 года до того, как книга впервые вышла в свет в Южной Африке. Рид «позволил себе отдых и пребывал в мире с собой, потому что при учете существующих обстоятельств он сделал все, что мог, для своего великого труда, и принял свою вынужденную отставку, как журналист и писатель, оставил прошлое прошлому и с радостью приспособился к иному образу жизни, где большинство его новых друзей и знакомых были очарованы живым умом писателя и отлично развитым чувством юмора и долгие годы оставались в неведении, что перед ними был известный писатель Дуглас Рид.»Автор был уверен в одном: произойдет это при его жизни или нет, но наступит день, когда появится возможность и способ передать миру послание пересмотрого им варианта истории и главное сообщение христьянства. Последние двадцать летКонечно, было бы интересно узнать, хотел бы Дуглас Рид поменять текст «Спора о Сионе» в течение последующих двадцати лет своей жизни, если бы было, что добавить к своему труду.По-видимому, нет.Было бы интересно знать, как он проводил свое время и познакомиться с людьми, которые знали его лично. Однажды, быть может, это будет реальным. Похоже, что Ивор Бенсон был близким другом писателя… Он умер несколько лет назад. Но его жена все еще жива и находится в Родезии. Дуглас Рид всегда оберегал свою личную жизнь от посторонних взглядов, хотя и писал в автобиографическом стиле. В книге «Пророк в своем Отечестве» писатель рассказывает, как он познакомился со своей женой, которой он дал прозвище «Лорелей», а также немного о жизни своей семьи и весьма кратко о трех детях, которые были рождены в 40-х годах. Упоминается, что жене писателя в 1940-1941 годах было двадцать лет и, предположительно, она все еще жива. Дети автора могут, конечно, быть важнейшими источниками информации о писателе. Бесспорно, необходимо уважать право автора на личную жизнь, но он заслуживает много больших внимания и славы, которые «иссякли», когда в 1938 году он вступил на «запретную территорию». Моими единственными источниками информации о писателе были тексты Ивора Бенсона и, собственно, заметки Рида, рассеянные по его ранним работам, особенно в книге «Спор о Сионе» и паре других книг, которые он написал, проживая в Южной Африке. В 1966 году, когда Родезия самопровозгласила независимость от Великобритании, автор поехал туда и результатом его бесед и расследований стала книга «Битва за Южную Африку» (The Battle for South Africa), написанная в 1974 году, и незадолго до своей смерти он написал сокращенную версию «Спора о Сионе», названную «Великий Проект ХХ столетия», небольшая брошюра 45 страниц формата А-6. Таким образом, автор сократил историю с 300 000 слов до примерно 13 000 слов.

В этих последних трех книгах писатель не говорит много о евреях или сионистах. Он использует много сдержанных выражений, как, например, «силы под маской «либерализма». Тем не менее, это не показатель того, что он изменил свой взгляд на роль евреев в истории. Я могу лишь догадываться о причинах сдержанности автора, вероятно, это было сделано для опубликования книг. В книгах о Родезии и Южной Африки писатель показывает лишь последние события, происходящие на Западе; автор видел, что Запад стал заложником сделки, заключенной между лидерами мировой революции и коррумпированными политиками Запада, находясь под неослабевающим давлением сионистов. Основной лейтмотив писателя – гиппократия по поводу освобождения африканцев от тирании, в то время, как правда была в том, что Африка в своем развитии была отброшена назад в каменный век, откуда и пришла. Автор также рассказывает об атаках на белое население и о ясно различимой войне против мира белого человека, возникает новая тема, где затрогивается вопрос о значении расы, тема, которую Рид не развивал ранее в своих книгах, насколько я помню. В 1966 году он «оценил» действие нового эмиграционного закона США, который изменял расовый состав населения США с преимущественно белого на все более и более цветное, автор также «оценил» движение за гражданские права и возможность новой эмиграционной волны. Так, Рид видел основной мотив войны против Запада и еврейской атаки на белого человека, кроме того, он также, без сомнения, предполагал, что произойдет нечто подобное современной массовой эмиграции из стран третьего мира, хотя, он, вероятно, и не смел вообразить, что люди Запада будут к этому столь терпимы. 

В «Великом Проекте» автор упоминает Сесиля Родса (Cecil Rhodes) и его планы создания мирового британского правительства и кроме прочего, писатель, вероятно, изучал книгу «Не смейте называть это заговором» (None Dare Call it Conspiracy) Гэри Аллена (Gary Allen) (1976), в которой идет речь о группе Билдерберга (the Bilderberg-group) и о Совете по иностранным делам (the Council of Foreign Relations) как игроков кулуарных политических интриг. Но, похоже, что это не меняет основных представлений автора о движущих силах в процессе разрушения мира, которые в «Споре о Сионе» он называет талмудическими. И то, что Запад несет огромную ответственность за то, что они могут преуспеть в этом разрушении.

Сегодня Дуглас Рид и его видение событий мировой истории актуальны как никогда. Естественно, автор ожидал урегулирования конфликта между «добром и злом» самое позднее при смене столетий, и в Родезии в 1966 году, и в Южной Африке в 1976 году он видел знамения великого «третьего события» (Третьей Мировой войны), столь желаемой скрытыми силами для того, чтобы установить в мире свою диктатуру. Но разве сегодня мы не близки к мировой войне, которая началась сначала против Ирака, а сейчас, возможно, перекинется и на Иран, и все это ради Израиля вкупе с еврейскими лидерами мировых СМИ в качестве поджигателей? Разве мы не свидетели создания Великого Израиля, в то время как Соединенные Штаты, совсем недавно еще мощнейшая нация, терпит сегодня крушение? Разве не наблюдаем мы сегодня повсеместный упадок нашей культуры, направляемый и нагнетаемый ведущими еврейскими силами перво-наперво в СМИ, политике и финансах? Или насаждаемая ими мульти-культура на Западе в противовес осуществлению политики монокультурного расизма в Израиле? Разве мы не видим, что созданы революционные массы нового мира, которые должны надавить на мировые правительства снизу через ООН, ЕС, конвенции, атаку СМИ и политический протекторат, пока отлично расставленные по политическим местам лидеры сионизма не осуществят похожее давление сверху? Разве мы не живем в действительности тиранического мира,руководимого событиями 11 сентября и законодательством террора, охвативших весь западный мир, живем в тирании, которой не достает еще лишь пары террористических атак для того, чтобы формально расставить все «по своим местам»? Похоже, что мировые вооруженные силы уже на своих местах и на основе Нюрнбергского Трибунала и конвенций против геноцида (учрежденных преимущественно евреями) введено «всемирное законодательство».

3 марта евреи отмечают наиболее важный еврейский праздник, Пурим. Они празднуют событие 2500-летней давности — убийство персидского антисемитского советника Хамана, его сыновей и 75 тысячи персов, и празднуют это весело, с символикой избиения Хамана в синагоге и поеданием треугольных пирожков с мясом, обозначающих уши Хамана. Мировая пресса пестрит сообщениями, показывающими то, как мало изменилась еврейская идея мирового господства. Новый Хаман Персии – «антисемитский» президент Ирана, Махмуд Ахмединежад (Mahmoud Ahmadinejad), демонизирован лживой пропагандой в тысячах статей и телевизионных программ, которые разжигают эмоции общественного мнения для фабрикации войны против Ирана. Велика вероятность того, что это приведет нас к Третьей Мировой войне. Как и две атаки против Ирака, проведенные в угоду Израилю и никому более, были начаты в связи с Пуримом. Или совсем недавнее событие, отвратительный пример попытки вовлечь миллионы христьянских детей всего мира в инициативу молиться в защиту Израиля против предполагаемой иранской атомной угрозы (источник — Jewish Post 27.2.2007 – 9 Adar 5767). Тем временем, практически ни одни СМИ не упоминают об бесчисленных израильских складах с оружием массового уничтожения, включая сотни готовых к действию атомных ракет. В Дании мы совсем недавно наблюдали пример революционной мобилизации толп для атаки на улицах и возможность, на случай войны, вооружить сотни тысяч иностранцев как пятую колонну против Запада. Давление сверху посредством денег, СМИ и политики или снизу с помощью разжигания страстей разрушительной толпы с целью создания мировой диктата с центром в Иерусалиме (Давид Бен Гурион 1962 год) (David Ben Gurion 1962). Президент единственной мировой супердержавы полностью «в кармане» израильских «советников» и скоро будет уничтожен ими, как кусок использованной туалетной бумаги. В наступающих выборах оба кандадата будут соревноваться друг с другом в способности наилучшим образом ублажить мировое еврейство. Происходит в точности то, о чем написал Дуглас Рид 50 лет назад. Крупные еврейские организации и мировая пресса все громче вопят о «антисемитизме» и, естественно, антисемитизм возникнет. Но намного более правильным будет назвать это так, как предложил в своих книгах Дуглас Рид — «заговором правды».

Кнуд Эриксен, controversyofzion.info

 

Aлфавитный указатель (Names, Index)

 

Дуглас Рид как уникальный исследователь мировой истории

 

Принято считать, что наиболее полно и глубоко законы и механизмы мировой истории человечества раскрыты в работах таких широко известных авторов, как Арнольд Тойнби (многотомный труд «Постижение истории»), Освальд Шпенглер («Закат Европы»), Фрэнсис Фукуяма («Конец истории»), Самуэль Хантингтон («Столкновение цивилизаций») и некоторых других авторитетов, имена которых у всех на слуху.

 

Книга английского журналиста и писателя Дугласа Рида «Спор о Сионе», написанная в середине прошлого века, не может конкурировать с работами маститых авторов-историков ни по тиражам, ни по цитируемости, ни по известности среди тех, кто считает себя «профессионалом» в области истории, философии, политики и социологии. Автор указанной книги называл свою творческую деятельность «заговором правды»; правда же, как известно, в наш «просвещённый век» не в почёте, можно даже прямо сказать: она гонима. Но правда, как и Бог, поругаема не бывает. В «последние времена» (которые, как говорят, не за горами) многие вспомнят, что выше Бога и правды ничего нет. Вот тогда и выбросят на помойку сочинение Фрэнсиса Фукуямы и будут жадно вчитываться в каждую строчку «Спора о Сионе» и с удивлением спрашивать себя: «Каким образом этот Дуглас Рид, простой смертный, мог заранее всё это предсказать?». С точки зрения православия, всё очень просто: автор искал правду, причём он искал её не ради личной корысти (славы, карьеры и денег), и он получил её от Бога. «Не в силе Бог, а в правде», – говорил благоверный князь Александр Невский. В XX и тем более XXI веках с учётом «духа времени» эту фразу, наверное, можно было бы скорректировать: «Не в деньгах Бог, а в правде». Большинству наших современников (надеюсь, пока) правда не очень нужна, есть более насущные потребности (всё те же презренные деньги!).

 

Но уже сегодня, когда тучи над человечеством быстро сгущаются, число желающих читать и число прочитавших книгу «Спор о Сионе» неуклонно растёт. Бог всё так устроил, что сегодня, несмотря на непрекращающиеся со стороны властей предержащих гонения на книгу, любой желающий может с нею познакомиться: она несколько раз издавалась небольшими тиражами в нашей стране; кроме того, текст книги размещён на многих сайтах в Интернете. В мае этого года в Швейцарии проходила очередная годовая встреча мировой олигархии в рамках так называемого Бильдербергского клуба (БК). Один из главных вопросов повестки дня БК – установление контроля над обращением информации в Интернете. Думаю, что книга Дугласа  Рида – образец такой «неприятной» для мировой олигархии информации, так как она раскрывает многие тайны мировой власти.

 

Среди быстрорастущего потока конспирологической литературы (причём некоторые из книг можно смело отнести к разряду мусора) книга Дугласа Рида является никем не превзойдённым трудом, раскрывающим движущие силы мировой истории, борьбу тайных сил за мировую власть, идеологию (возведённую в ранг религии) этих тайных сил, механизмы захвата ими власти в отдельных странах Запада (прежде всего Великобритании и США), закулисную деятельность по подготовке революций (в том числе так называемой русской революции), Первой и Второй мировых войн, неизбежность Третьей мировой войны. Пожалуй, лишь одну книгу по масштабности и фундаментальности поднимаемых проблем можно поставить в ряд с книгой Дугласа Рида. Это книга нашего соотечественника Льва Александровича Тихомирова «Религиозно-философские основы истории», написанная в начале прошлого века (в годы Первой мировой войны и Гражданской войны). Дуглас Рид и Лев Тихомиров – два непревзойдённых мыслителя нашего времени, которые ставили правду выше любых политических и материальных расчётов и которые ради правды мужественно шли на большие жертвы и подвергали свои жизни опасности. О каждом из этих авторов можно было бы написать целый роман, причём придумывать ничего не пришлось бы. Сейчас же хочу отметить, что указанные книги Дугласа Рида и Льва Тихомирова органично дополняют друг друга: первый из авторов больший упор делает на раскрытие идеологических и политических механизмов борьбы тайных сил за мировое господство, второй – философско-религиозных аспектов этой борьбы. Книга Дугласа Рида захватывает события мировой истории вплоть до конца 1956 года, а в книге Льва Тихомирова конечной временной точкой исследования является Первая мировая война и так называемая русская революция 1917 года. Вместе с тем прогнозы обоих авторов относительно будущего развития мировой истории хорошо дополняют друг друга.

 

Жизнь и творчество Д. Рида

 

Хотелось бы кратко остановиться на биографии Дугласа Рида. Родился он в Великобритании в 1895 году, умер в 1976 году в Южной Африке. Таким образом, большая часть его сознательной жизни пришлась на время двух мировых войн и многих других знаменательных событий ХХ века (революция 1917 года в России, экономический кризис 1929 года, «новый курс» Ф. Рузвельта, начало холодной войны, создание Государства Израиль, бурные события на Ближнем и Среднем Востоке, включая Суэцкий кризис, и др.). При этом ему пришлось быть в гуще некоторых из этих событий. В годы Первой мировой войны был солдатом английских войск во Фландрии, где был дважды ранен. Между двумя мировыми войнами был журналистом всемирно известной газеты «Таймс», быстро стал широко известным среди читателей как корреспондент в Центральной Европе, имел возможность напрямую общаться со многими государственными и политическими деятелями Запада и даже был вместе с делегацией Энтони Идена в СССР в 1935 году. Обладал редким сочетанием многих способностей: пытливостью ума, памятью, наблюдательностью, коммуникативностью, смелостью и вместе с тем трезвостью, настойчивостью, целеустремлённостью и работоспособностью. А главное – честностью, благородством и жаждой правды, которая, по его мнению, необходима для исправления и улучшения окружающего мира. Внимательные читатели обращают внимание ещё на одно качество Рида, которое в полной мере проявилось уже после его смерти – дар предсказания; некоторые даже называют его пророком. Острое чувство творившейся в 1930е годы неправды и лжи в мире политики, а с конца 1930-х годов лишение средств массовой информации права доносить до своих читателей правду (введение жёсткой цензуры, фактически – поощрение дезинформации) привели к уходу Д.Рида из «Таймс». Конкретным событием, подтолкнувшим его в этому шагу, был так называемый Мюнхенский сговор, которым западные правители развязали бесноватому фюреру руки и фактически дали «зелёный свет» к подготовке большой войны.

 

Дуглас Рид как широко мыслящий человек никогда не довольствовался форматом газетных публикаций, параллельно он писал книги. В 1934 году появилась первая его книга «Поджог Рейхстага», посвящённая одной из величайших в ХХ веке провокаций, которая дала старт к подготовке Второй мировой войны; примечательно, что Рид своими глазами видел, как горел Рейхстаг. Но это была небольшая книжечка, читатели её почти не заметили. В 1936-1937 годах им была написана, а в 1938году издана первая полноформатная книга «Ярмарка безумия», в которой Рид предупреждал, что если западные политики не прекратят политику потворства Гитлеру, то не позднее1940 года начнётся большая война. Эта книга уже принесла известность Риду как писателю-публицисту. Позднее вышли ещё две книги, которые продолжили начатую тему, – «Беспредельное бесчестие» (1939 год) и «Пророк в своём Отечестве» (1941 год). Эти книги составили единую трилогию, которая стала очень популярной и читаемой благодаря точности содержащихся в ней предсказаний. В 1940 году была написана и издана книга «Пламя и бомба» (она представляла собой переработанную книгу «Поджог Рейхстага» и была дополнена размышлениями о последствиях Мюнхенского сговора западных лидеров с Гитлером; этот сговор Рид назвал «бомбой»). В этом же году была опубликована ещё одна книга Рида: «Немезида: история Отто Штрассера» (работа была написана на основе личных встреч Рида с О. Штрассером, бывшим сподвижником, а затем первым публичным противником Адольфа Гитлера).

 

В годы войны и два года после её окончания писатель находился в Англии, где написал ещё ряд книг: «Все наши завтра» (1942 год), «Чтобы мы не сожалели» (1943 год), «От копоти до пепла» (1947 год). В 1947 году он уезжает в Южную Африку, где пишет следующие свои книги: «Где-то к югу от Суэца» (1950 год), «Повсюду» (1951год), «Узник Оттавы» (1953 год). Последние книги Дугласа Рида очень существенно отличались от первых тем, что в них он уже ставил чёткие вопросы о тайных силах, оказывающих влияние на государства, на все стороны общественной жизни, на ход мировой истории, и также чётко давал на них ответы. Подконтрольные мировой олигархии издательства с большой настороженностью стали относиться к такому «неудобному» автору. В конце концов все издатели прекратили свои отношения с Ридом. Он стал «персоной нон грата».

 

В конце 1940х – начале 1950х годов он, будучи не скованным никакими ограничениями цензуры, начинает писать «для себя» главный труд своей жизни – «Спор о Сионе». Книга имела подзаголовок «2500 лет истории еврейского вопроса». Для написания книги Рид, оставив свою семью в Южной Африке, уехал в Северную Америку, где более трёх лет работал в Нью-Йоркской центральной библиотеке или сидел в спартанских условиях за пишущей машинкой в Нью-Йорке и Монреале. Несколько раз книга переписывается. Лишь в конце 1956года автор ставит точку на труде объёмом более 600 страниц убористого машинописного текста. Рид прекрасно понимал ничтожную вероятность того, что его книга будет издана при жизни автора.

 

После завершения своего главного труда Рид прожил ещё два десятилетия. В этот финальный период своей жизни он написал ещё две книги: «Битва за Родезию» (1966) и «Осада Южной Африки» (1974). В этих книгах он говорил о противостоянии «белой» и «чёрной» Африки, описывал тайные маневры Запада вокруг южной части африканского континента, предсказывал «чёрную революцию» (поддержанную тайными кругами Запада), быстрое возвращение Африки к первобытному состоянию. Как глубокий мыслитель, Рид в своих размышлениях о состоянии и судьбах юга Африки просматривал общемировую тенденцию: необъявленную и не афишируемую войну против мира белого человека, а фактически против остатков христианской цивилизации. Движущей силой этой войны он видел те же самые закулисные силы разрушения, которые в своё время провоцировали революции в Западной Европе и России, Первую и Вторую мировые войны, сионизм и создание Государства Израиль. То есть те силы, выявлению которых он посвятил «Спор о Сионе». Он предупреждал о той волне цветной иммиграции, которая захлестнёт в последние десятилетия ХХ века страны Запада (а сегодня захлестнула и Россию).

 

Автор ушёл из жизни в 1976 году, а рукопись «Спора о Сионе» пролежала 22 года в трёх больших папках на платяном шкафу в его доме в Дурбане. В 1978 году она наконец была опубликована на английском языке. В середине1980-х годов она за границей была переведена на русский язык, и впервые на нашем книжном рынке она появилась в сокращённом виде в1991 году (как приложение к журналу «Кубань»). Первое полное издание вышло ещё через два года (М.: Изд-во «Твердь», 1993. – 10 000 экз.). После этого, по нашим данным, в России книга переиздавалась по крайней мере пять раз, но небольшими тиражами.

 

Один из ближайших друзей Д. Рида шведский журналист и политик Айвор Бенсон (также проживал в Южной Африке; автор известной российскому читателю книги «Фактор сионизма», которая была у нас издана в прошлом десятилетии; умер несколько лет назад) написал предисловие к русскому изданию. В этом предисловии он подчёркивает, что вся предыдущая профессиональная и творческая деятельность Д. Рида была лишь подготовкой к написанию грандиозного труда под названием «Спор о Сионе»: «…когда стало очевидным, что его (Дугласа Рида. – В.К.) официальная карьера подошла к концу, автор, наконец, обрёл время приступить к своей главной задаче, по сравнению с которой весь его предыдущий опыт был лишь подготовкой и образованием, образованием, которое не может дать ни один университет, и которое может полностью усвоить лишь счастливец и умница – года работы автора зарубежным корреспондентом, его поездки по Европе и Америке, его встречи и контакты с великими лидерами политики современности, прибавив к этому жажду писателя «впитывать» знания посредством чтения и наблюдения всего лучшего, что могла предложить европейская культура».

 

Если до начала работы Рида над «Спором о Сионе» издатели, журналисты и политики просто объявили бойкот мужественному писателю, начавшему разоблачать тайны мировой власти. После выхода книги в свет они, не будучи способными полностью замалчивать это знаменательное событие, занялись его очернительством. Одни принялись выискивать в работе фактические ошибки и, найдя две-три «блохи», делать заключение: такому автору нельзя доверять. Другие поступили ещё проще: объявили Дугласа не вполне здоровым человеком. Однако сегодня предсказания Дугласа о дальнейшем развитии событий в мире сбываются, и с этим не поспоришь. Поэтому мировая закулиса опять вернулась к замалчиванию книги и её автора.

 

Основные положения «Спора о Сионе» (события до конца XIX века)

 

Чаще всего и почитатели, и противники «Спора о Сионе» на вопрос: «О чём эта книга?» – дают короткий ответ: «О еврейском вопросе». Отчасти они правы, отчасти нет. Для противников такая постановка вопроса выгодна, т.к. она позволяет прибегнуть к традиционному приёму: автора и его сторонников обвинить в так называемом антисемитизме, что очень эффективно в современных условиях и не требует со стороны критиков никакого интеллектуального напряжения. Для некоторых почитателей такая постановка также удобна, т.к. им «и так всё понятно» («во всём виноваты евреи»), а книгу можно пробежать по диагонали (для того чтобы найти в ней необходимые примеры и факты, подтверждающие «виновность евреев»).

 

Но «Спор о Сионе» – это не коллекция фактов и примеров, иллюстрирующих жизнь евреев и их влияние на окружающие народы и весь мир на протяжении последних примерно трёх тысяч лет (именно такова временная панорама работы Д. Рида). Это осмысление человеческой природы, это рассмотрение мировой истории как борьбы добра и зла, это изучение тех ошибок и грехов, которые допустило человечество за многие века, это тонкое исследование той духовной мутации, которой подверглись такие традиционные религии, как иудаизм и христианство, и многое другое, что условно можно назвать метафизикой мировой истории. Примерно об этом же писал Л. Тихомиров в «Религиозно-философских основах истории». Однако у Рида другой стиль изложения: это историческая публицистика, большое количество действующих лиц (многие из них – его современники), ссылок на политические документы и т.п. Неопытный и невнимательный читатель может увидеть лишь отдельные деревья, но не весь лес и ошибочно решит: «Это книга о евреях».

 

Между тем большая часть книги как раз о людях, которые не имеют никакого отношения к евреям. Евреи – достояние глубокой истории, которая описана в книгах Ветхого Завета. Евреи – это народ, заселивший территорию Палестины после того, как Моисей привёл потомков Авраама, Исаака и Иакова из Египта более трёх тысяч лет назад. Это народ, состоявший из двенадцати колен Израилевых, имевший монотеистическую религию и веривший в Иегову. Еврейский народ как единое целое просуществовал сравнительно недолго. После смерти царя Соломона распался на два государства – Израиль (северное царство, состоящее из 10 колен) и Иудею (два колена – Иуды и Вениамина плюс часть колена Левия – левиты, которые служили в Иерусалимском храме, находившемся на территории Иудеи). Фактически с момента построения в Иерусалиме храма (при царе Соломоне) началась мутация религии еврейского народа. Левиты стремились «модернизировать» её таким образом, чтобы она занять им первенствующее положение в обществе, эффективно управлять остальным еврейским народом. Именно тогда наметилась тенденция превращения религии еврейского народа в иудаизм (до этого, как считает Рид, еврейский народ не исповедовал иудаизм). По мнению Рида, именно северные племена (10 колен Израиля) стремились сохранять свою веру, противодействуя попыткам левитов провести религиозную модернизацию в свою пользу.

 

В VIII-VII веках до н.э. Израильское царство было завоёвано ассирийцами, а десять колен Иакова были переселены на другие территории и постепенно ассимилировались. Таким образом, большая часть евреев перестала существовать ещё более 2,5 тысяч лет назад, а вместе с тем постепенно исчезла та религия евреев, которую по недоразумению многие называют иудаизмом.

 

Персидский царь Кир

 

В VI веке до н.э. было покорено также Иудейское царство – вавилонским царём Навуходоносором. Часть жителей Иудеи были переселены на берега Вавилона. Это также очень важный момент в истории еврейского народа. Во-первых, в это время произошла новая религиозная мутация; среди левитов появилась воинствующая секта, которая позднее стала называться фарисеями и которая претендовала на роль духовных вождей еврейского народа (подробно об этом читатель может узнать из книги Рида). Во-вторых, возникло рассеяние евреев по миру; после завоевания Вавилона персидским царём Киром он разрешил евреям вернуться на родину, но этим воспользовалось очень незначительное количество пленников. Рассеяние евреев ускорило процесс их смешения с другими народами, ассимиляции. В-третьих, наметилась чёткая тенденция к превращению евреев в замкнутое сообщество; фарисеи как духовные вожди еврейского народа боялись полной ассимиляции и стали всячески загонять евреев в свои гетто (кстати, первые гетто появились во времена вавилонского плена, и их создавали не завоеватели, а вожди еврейского народа).

 

Опуская многие яркие страницы истории еврейского народа, содержащиеся в книге Д. Рида, отметим, что в начале нашей эры уже не было Государства Иудея (римляне его захватили, разрушили Иерусалимский храм, жителей царства выгнали из Палестины). Еврейский народ стал народом в изгнании. Большая часть потомков колен Иуды и Вениамина, а также Левия растворились среди других народов. Кстати, если внимательно читать Еврейскую энциклопедию и другие «еврейские» источники, то неизбежно приходишь к такому выводу. Однако те же источники утверждают, что в мире число евреев в последнее столетие устойчиво находится на планке около 15 млн человек. Кто это такие? Это, по образному выражению, Артура Кестлера, – «тринадцатое колено», которое берёт своё начало от хазар, относящихся к тюркской группе народов и не имеющих ни малейшего отношения к потомкам палестинских евреев. Сегодня о происхождении так называемых современных «евреев» знают даже в современном Израиле, где, как принято считать, собрались «потомки Авраама, Исаака и Иакова». Достаточно адресовать читателя к книге профессора Тель-Авивского университета Шломо Занда с очень выразительным названием: «Кто и как изобрёл еврейский народ» . Не умаляя роль данных авторов, отметим, что Дуглас Рид обратил и заострил внимание читателей на этом«нюансе» «еврейского народа» намного раньше; при этом политические последствия такой«метаморфозы» «еврейского народа» проанализировал намного глубже.

 

Не менее радикальной была также метаморфоза религии древнего еврейского народа. Мы уже выше отметили, что первоначально это была чисто монотеистическая религия на основе Завета, который евреи получили от Бога через Моисея (Рид специально подчёркивает, что это не иудаизм, а религия древних евреев). Затем она под влиянием левитов трансформировалась в иудаизм (после построения Иерусалимского храма и разделения единого царства на Израиль и Иудею), а единый Бог (Иегова) стал постепенно превращаться в племенного божка (название религии «иудаизм», как считает Рид, происходит от названия нового государства – Иудея). Еврейские духовные вожди после вавилонского плена занялись радикальной модернизацией религии, и Божественное откровение стало всё больше замещаться измышлениями фарисеев, которые стали создавать новые и переписывать и исправлять старые книги Ветхого Завета (особенно интересен анализ Ридом Второзакония – одной из главных книг еврейской Торы). В результате явившийся в своё время Моисею Бог как Творец и воплощение Любви у фарисеев превратился в агрессивного по отношению к другим народам и племенам божка, разрушителя, убийцу, мстителя. Одновременно он превратился в строгого и  мрачного надзирателя над евреями, дав им 613 правил поведения (365 запретов и 248 требований выполнять необходимые действия), при этом строго карающего (через своих представителей в лице левитов и фарисеев) нарушителей. Д. Рид образно назвал Тору «уголовным кодексом», а иудаизм (особенно модернизированный фарисеями) – «духовным гетто».

 

Дальнейшая духовно-религиозная мутация произошла уже после изгнания евреев из Палестины. Ветхозаветный иудаизм превратился в талмудический иудаизм. В дополнение к Торе были написан Талмуд. По мнению Д. Рида, главная причина появления Талмуда – реакция на появление христианства, автор обращает внимание на ярко выраженную антихристианскую направленность этого документа (составляющего бесчисленное количество томов). Кроме того, Талмуд был необходим как дополнительная «ограда», защищающая евреев от ассимиляции и внешних влияний. Фактически он способствовал тому, что где бы ни жили евреи, они организовывались бы как «государство в государстве» (свои законы, свой бюджет, свои школы, свой суд ит.д.). Период талмудического иудаизма продолжался очень долго – до начала XIX века.

 

XIX век – век быстрой ассимиляции евреев. Рид очень подробно пишет об этом противоречивом процессе, о тех всплесках социальной и политической энергии еврейства, которые наблюдались в Западной Европе (особенно наглядно это проявилось в 1847-1848 годах, когда в ряде европейских стран разразились революции). Английский премьер-министр Дизраэли (из иудеев, перешедший в англиканство, ратовавший за ассимиляцию евреев) прямо указывал на еврейские корни революций и стоящие за этими революциями тайные общества – иллюминатов, масонов, карбонариев и т.п. (автор об этом подробно пишет в главе 21 «Предостережение Дизраэли»). Рид убедительно показывает, что 99% евреев в Западной Европе ратовали за ассимиляцию, никто из них не хотел возвращения в удушающую атмосферу гетто под контроль раввинов и других иудейских начальников. Если бы эта ассимиляция продолжилась в XX веке, то к сегодняшнему дню «еврейский вопрос» исчез бы сам собой.

 

Дизраэли

 

Но вот этого как раз и боялись вожди «еврейского народа». Мы специально ставим в кавычки это словосочетание потому, что в конце XIX века неожиданно оказалось, что «еврейский народ» – это потомки хазар, а действительные потомки еврейского народа, которые проживали преимущественно в Западной Европе и назывались «сефардами», составили меньшую долю этого социума. Все вожди «еврейского народа» были исключительно из так называемых ашкенази, т.е. обитателей Российской империи, Польши, Венгрии, других стран Восточной Европы, имевших хазарские корни. Именно в этот момент на историческую арену выходит сионизм – политическое движение за возвращение «еврейского народа» на свою «историческую родину», в Палестину.

 

И уже в который раз вожди «ломают об колено» тот народ, который они хотят «осчастливить». Большинство иудеев, проживавших в Западной Европе и Северной Америке, были категорически против сионизма, т.к. прекрасно понимали: сионисты не дадут спокойной жизни ни иудеям («сефардам»), ни тем народам, среди которых они проживают и с которыми у них в «золотой век» ассимиляции наконец-то начали складываться нормальные отношения. Категорически против сионизма были настроены и те немногочисленные евреи (судя по всему, действительные потомки Авраама, Исаака и Иакова), которые в конце XIX – начале XX века проживали в Палестине и мирно сосуществовали с арабами. 

Дальше начинается ХХ век, причём Дуглас Рид был свидетелем многих событий этого периода или общался с людьми, которые были их очевидцами. Этому отрезку времени посвящено более половины всей книги, и здесь много таких деталей, которых не найдёшь в других источниках. Подробно описываются ключевые события первой половины XX века: 40 сионистское движение под руководством его формального основателя Теодора Герцля, переход власти в этом движении к Хаиму Вейцману (лидер сионизма на протяжении сорока лет), события в России (Русско-японская война, революции 1905 и 1917 годов, Гражданская война и т.д.), Первая мировая война, «декларация Бальфура» (первое официальное признание требований сионистов со стороны английских властей), учреждение Лиги Наций и выдача Великобритании мандата на управление Палестиной, приход к власти в Германии Гитлера, выборы президента США Ф. Рузвельта, Мюнхенский сговор западных держав с Гитлером, ввязывание Америки во Вторую мировую войну, боевые действия союзников на разных театрах (Европа, Ближний и Средний Восток), Ялтинская конференция, Хиросима, создание Организации Объединённых Наций (ООН), начало холодной войны, смерь Сталина, Суэцкий кризис, события в Венгрии в 1956 году и многое другое. Особое место в повествовании Рида занимает такой сюжет, как создание Государства Израиль в 1948 году и его агрессивные действия в отношении местных (палестинских) арабов и окружающих новое государство арабских стран. В принципе эти события описывались, описываются и, наверное, ещё не раз будут описываться многими другими авторами. Особенность книги Дугласа в том, что он стремится за этими внешними событиями рассмотреть невидимые пружины, заставляющие публичных политиков принимать те или иные решения (особенно в тех случаях, когда такие решения не укладываются в нормальную логику, вытекающую из национальных интересов тех стран, которые представляют эти политики). Предоставляем возможность читателю самому внимательно познакомиться с описанием этих событий и «невидимых пружин». Здесь лишь  отметим некоторые общие моменты, присущие рассматриваемым событиям, на которые обращает внимание сам Д. Рид.

 

Действия политиков в ХХ веке всё чаще идут вразрез снациональными интересами тех государств, от имени которых они действуют.

 

Этот парадокс заключается в том, что политики начинают всё в большей степени работать не на «свои» государства, а на интересы сионизма, под влияние которого они всё больше подпадают (Рид это наглядно и документированно доказывает на примере США и Великобритании).

 

«Пятая колонна» международного сионизма в Великобритании США сложилась в результате массовой иммиграции «восточных» «евреев» (т.е. потомков хазар) в последние десятилетия XIX – начале XX века. Основной поток таких «евреев» шёл из России (к началу XX века в США въехало 3 млн «евреев» из Российской империи), а также Восточной Европы. Влияние этой «пятой колонны» на внутреннюю социально-экономическую и политическую жизнь Запада стремительно усиливалось.

 

Особую роль в усилении влияния сионистов на государственных деятелей Запада стали играть так называемые советники президентов и премьер-министров. Эти «советники» не выбираются народом и народу неподконтрольны. Они назначаются лидерами сионизма и несут ответственность только перед ними. Примечательно, что многие «советники» имели хазарские корни. «Советники» – своего рода «приводной ремень», связывающий закулису с официальными властями западных «демократий». Таким образом, в ХХ веке была сконструирована новая жёсткая вертикаль «теневой» власти, которая превратила западные «демократии» в полную фикцию.

 

На должности первых лиц западных «демократий» (президентов, премьер-министров) закулиса заранее отбирает своих кандидатов. При отборе учитываются два главных момента: а) лояльность кандидата сионизму; б) его «послушность», готовность исполнять любые указания упомянутых выше «советников». Занятие отобранным кандидатом высшего поста в условиях «усовершенствованной» избирательной системы становится почти техническим вопросом. Ещё в начале ХХ века в Америке были внедрены и отработаны технологии «выборов» первых лиц (президентов), которые исключали возможность каких-либо сбоев и «сюрпризов».

 

Рид отмечает особый вклад «полковника» Э. Хауза в разработку и практическое применение таких технологий. Именно успех кандидата от демократической партии Вудро Вильсона на президентских выборах благодаря интеллектуальной и практической поддержке Хауза позволил последнему стать ближайшим «советником» Вильсона. В силу того, что Хауз полностью разделял идеи сионизма, сионистская закулиса получила возможность управлять президентом, внутренней и внешней политикой Америки. Рид писал: секрет того, как Хауз мог управлять демократической партией, заключался в разработанной им стратегии, обеспечившей победу на выборах. Демократическая партия не была у власти уже почти 50 лет, и он избрал метод, позволявший выигрывать выборы почти с математической точностью. Применению планов Хауза демократическая партия была обязана своими победами в 1912 и 1916 годах, а также выборными победами Рузвельта и Трумэна в 1932, 1936, 1940, 1944 и 1948 годах. Именно в этом избирательном плане, который в своём роде может быть назван гениальным, и заключался секрет не прекращавшегося влияния Хауза на политическую жизнь Америки, хотя его собственные политические идеи никогда не были ясно сформулированы и к тому же часто менялись, он создал великолепное орудие для проведения чужих идей1.

 

 

 

Фактически все достигнутые в первой половине ХХ века успехи сионизма (а главный его успех – создание в 1948 году Государства Израиль) объясняются усилиями не только и не столько мирового «еврейства» (мы уже выше отметили, ссылаясь на Рида, что большая часть «еврейства» была настроена против сионизма), а именно западными государственными деятелями (которые для этого использовали находящиеся в их распоряжении финансовые, военные и административные ресурсы).

 

Сионизм – прежде всего политическое движение, целью которого является достижение мирового господства «избранными». Достаточно трудно определить состав этой группы «избранных», но, судя по всему, в ней нет потомков Авраама, Исаака и Иакова. Ядро этой группы – потомки хазар. Д. Рид отмечает, что, судя по всему, в этой группе «контрольный пакет» принадлежит даже не представителям талмудического иудаизма, а каббалистам (события конца XX – начала XXI века дают много подтверждений этой версии Рида).

 

К сионистам примыкают «прозелиты», которые формально не принадлежат к иудаизму, но разделяют основные положения «устава» сионизма. Среди таковых Рид называет «новых протестантов» (тех политиков и финансовых деятелей Запада, которые формально остаются протестантами, но активно участвуют в реализации планов сионизма).

 

Дуглас Рид приводит множество примеров, когда западные политики первой половины ХХ века при принятии политических решений брали в расчёт не национальные интересы своих государств и даже не нравственные и духовные нормы Нового Завета, а руководствовались установками Ветхого Завета. Хаим Вейцман, постоянно общавшийся с политическими и государственными деятелями Запада, обосновывая планы сионизма, всегда повторял: «Наш мандат – Ветхий Завет». Европейские и американские политики с ним полностью соглашались. Приведём отрывок из книги Рида, раскрывающий суть этого духовно-политического феномена ХХ века: «Оливер Локер-Лампсон, консервативный член парламента в начале нашего столетия. Сам он никогда не играл особой роли и позже стал известен лишь своей фанатичной поддержкой сионизма в парламенте и вне его, но он был близким другом многих ведущих политиков, отдавших британский народ под надзор сионистов. В 1952 году он писал в одном из лондонских еженедельников: «Уинстон, Ллойд Джордж, Бальфур и я – мы все были воспитаны как ярые протестанты, верившие, что приход нового Спасителя совершится после возвращения Палестины евреям». Это – ничто иное, как мессианская идея кромвелевских тысячелетников, пересаженная на почву 20-го столетия. …Насколько же всё это могло быть действительной основой протестантизма, «ярого» или не ярого, мы предоставляем судить нашим английским читателям. Никто, однако, не рискнёт утверждать, что на подобной идее можно строить государственную политику или вести операции во время войны. Кроме того, она выражает… нечестивую мысль: что Господь Бог забыл свои обязанности и что раз Он их не исполняет, то их нужно выполнить за Него. Так или иначе, была организована группа людей, которых мы можем называть тем именем, которое они сами себе избрали: «ярые протестанты». Когда началась Первая мировая война, эти «ярые протестанты» поставили себе целью добиться власти и переключить военные операции в Европе на передачу Палестины сионистам»2.

 

Впрочем, лидерами сионизма такие «новые протестанты» всегда воспринимались как люди «второго» или «третьего» сорта. После того как «прозелит» выполнял возложенную на него сионистской закулисой миссию, он предавался забвению.

 

В качестве примера такого «одноразового» «помощника» сионистов Рид называет «полковника» Хауза. Если при президенте Вильсоне он обладал неограниченными полномочиями и негласно считался главным человеком в окружении президента, то в администрации Ф. Рузвельта ему места уже не нашлось. Закулиса получила от «полковника» всё необходимое (прежде всего технологии беспроигрышных выборов) и отправила на «помойку истории».

 

 

 

Лидеры сионизма отнюдь не пекутся об интересах и благополучии простых «евреев». Они между собой называют таких «евреев» словом «ам гаарец», что можно перевести как «плебей», или «невежда в законе».

 

Вспомним слова из Нового Завета, сказанные иудейскими начальниками и фарисеями в отношении простого народа Иудеи: «…невежда в законе, проклят он» (Ин., 7:49). За две тысячи лет ничего не изменилось в отношениях между начальниками и простыми людьми в «еврейском народе». Для первых вторые – лишь средство достижения своих глобальных целей, «расходный материал». Андрей Буровский очень выразительно обозначил таких «рядовых» «евреев» термином «люмпен-евреи» (А. Буровский. Правда о «еврейском расизме». – М.: Яуза-Пресс, 2010. – С. 303).

 

 

 

Чтобы держать таких «ам гаарец» в узде, вожди используют самые жестокие методы, включая устрашения, проклятия, отлучения и даже убийства. «Ам гаарец» нужны мировой закулисе в качестве «расходного материала», «горючего», с помощью которого можно быстро и эффективно создавать «социальные пожары» (войны, бунты, революции), а также проводить разные социальные эксперименты. Многие факты, характеризующие эту сторону сионизма, на момент написания книги не были известны даже Риду.

 

Приведём информацию, относящуюся к одному из главных «героев» книги Рида – лидеру сионистов Хаиму Вейцману. В книге американского раввина М. Шонфельда «Жертвы Холокоста обвиняют. Документы и свидетельства о еврейских военных преступниках» (НьюЙорк, 1977) Вейцман аттестуется как главный из этих самых преступников. Особое внимание обращено здесь на заявление сионистского фюрера (именно так называют Вейцмана ортодоксальные иудеи), сделанное им ещё в 1937 году: «Я задаю вопрос: «Способны ли вы переселить шесть миллионов евреев в Палестину?» Я отвечаю: «Нет». Из трагической пропасти я хочу спасти два миллиона молодых… А старые должны исчезнуть… Они – пыль, экономическая и духовная пыль в жестоком мире… Лишь молодая ветвь будет жить»3.

 

Таким образом, предполагалось, что четыре миллиона европейских евреев должны погибнуть. Это «пророчество» Вейцмана сегодня довольно широко известно. Вот как его прокомментировал наш известный русский писатель Вадим Кожинов: «Поразительна уже сама уверенность прогноза: ведь к 1937 году ещё ни один еврей не погиб от рук нацистов по «обвинению» в том, что он еврей (хотя, конечно, евреи, как и люди других национальностей, с 1933 года подвергались нацистским репрессиям по политическим обвинениям). Первые нацистские убийства евреев по «расовому признаку» произошли в так называемую хрустальную ночь – то есть в конце 1938 года (тогда погиб 91 человек). Тем не менее Вейцман уверенно предсказывает глобальное уничтожение евреев, которое действительно началось лишь через пять лет»4.

 

Приведённое выше обвинение сионистов в уничтожении евреев в годы Второй мировой войны выдвигается также другими ортодоксальными иудеями. Например, Мойше Арье Фридман, главный раввин ортодоксальной антисионистской еврейской общины Австрии, заявляет, что «истинными подстрекателями, финансистами, а частично и исполнителями жестокостей Второй мировой войны были сионисты»5. Этот раввин также отмечает, что с самого начала создания сионистского движения оно ставило задачу создания еврейского государства через принудительное переселение Хаим Вейцман туда миллионов евреев, а лучшим средством такого принуждения могла быть большая война: «Основатель сионизма Теодор Герцль уже в первых записях своих «Дневников» удивительным образом называет цифру шесть миллионов евреев, которым в Европе якобы угрожает опасность, и единственный шанс создания т.н. еврейского государства появится лишь в том случае, если эти шесть миллионов европейских евреев постигнет катастрофа»6.

 

Главным средством достижения целей сионизма является разрушение всего и вся – природы, общества, государства, человека7. Разрушение достигается через войны, революции, кризисы. Рид блестяще показал связь двух внешне разных политических и революционных движений – коммунизма и сионизма. Коммунизм (в варианте так называемой русской революции 1917 года) несёт народам разрушения и хаос, а это и надо вождям сионизма.  Большая часть второй половины книги посвящена также раскрытию роли сионистов в подготовке и провоцировании Первой и Второй мировых войн.

 

Сионисты сыграли ключевую роль в развязывании Второй мировой войны. Одна из главных целей, которую они преследовали, – создать Государство Израиль на территории Палестины и заселить его евреями, которых Гитлер должен был «выдавить» из Европы. Сионисты фактически принудили Гитлера выполнять роль «антисемита». Антисемитизм Гитлера (как и вообще любой антисемитизм) – важнейшее средство заставить евреев уезжать (бежать) на свою «историческую родину» (и вообще загонять в «сионистское гетто»).

 

Ход как Первой, так и тем более Второй мировой войн в значительной мере направлялся сионистской закулисой. В результате возникали постоянные конфликты между первыми лицами союзных держав (США и Великобритании), которые действовали по указке своих «советников», и большей частью военных руководителей, которые на полях войны продолжали руководствоваться национальными интересами своих государств, проявлять героизм и патриотизм. В результате предательской политики первых лиц отвлекались громадные силы на ведение боевых действий в районе Ближнего и Среднего Востока (ибо там была Палестина, интересующая сионистов), а на европейском театре военных действий союзники терпели поражения (от себя добавим: нередко советским войскам на восточном фронте приходилось начинать наступления, чтобы спасать своих непоследовательных союзников).

 

Как журналист Д. Рид особое внимание обращает на такое средство захвата и укрепления сионистской закулисой власти, как СМИ. В начале его журналистской карьеры он имел большую свободу в высказывании своих взглядов. Однако уже в конце 1930-х годов закулиса полностью установила свой контроль над СМИ. Особенно табуированной была тема еврейства и сионизма. Любые высказывания на эту тему трактовались как «антисемитизм» и создавали большие проблемы для журналистов и владельцев газет и журналов. Как отмечает Рид, со временем закулиса добилась большой скоординированности различных СМИ «свободного мира» – независимо от их национальной принадлежности и собственников8.

 

Действующие лица (первая половина ХХ века)

 

В книге Рида представлена большая галерея портретов «героев» ХХ века. В ней – очень разные типы «героев».

 

Во-первых, это идеологи и политические лидеры сионизма (Моисей Гесс, Лев Пинскер, Ахад-Гаам, Теодор Герцль, Хаим Вейцман, Владимир Жаботинский, Бен-Гурион и другие).

 

Во-вторых, государственные деятели Запада, которые в качестве «марионеток» сионистов участвовали в реализации их планов (американские президенты Вудро Вильсон, Франклин Д. Рузвельт, Гарри Трумэн, Дуайт Эйзенхауэр; английские премьер-министры Ллойд Джордж, Уинстон Черчилль, Энтони Итон; английский министр иностранных дел Артур Джеймс Бальфур и многие другие).

 

В-третьих, упоминавшиеся выше «советники» («советники» президента В. Вильсона «полковник» Эдуард Мендель Хауз, Бернард Барух, раввин Стефан Уайз, Верховный судья Луис Брандейс; «советники» президента Франклина Рузвельта Генри Моргентау, Феликс Фракфуртер, Морис Розенблюм, Самуил Розенман, Дэвид Найлс, а также уже упоминавшиеся Б. Барух, Л. Брандейс, С. Уайз). Примечательно, что в этой группе все «советники» позиционировались как «евреи». За исключением «полковника» Хауза, который не был «евреем», его можно отнести также к группе «новых протестантов».

 

В-четвёртых, финансовые олигархи, поддерживавшие сионизм (Ротшильды, венский банкир барон Гирш, сэр Эрнест Кассель из Германии, глава большого банкирского дома в Гамбурге Макс Варбург, президент Парижско-Нидерландского банка в Париже Эдуард Нецлин, брюссельский банкир Франц Филипсон, банкиры Вертхейм и Гомперц из Амстердама, глава фирмы Кун, Леб и Ко Яков Шифф из НьюЙорка).

 

Идеологи сионизма «обработку» богатой еврейской буржуазии начали прежде всего с Ротшильдов. В клане Ротшильдов далеко не все изначально поддерживали идеи сионизма. Примечательно, что «декларация Бальфура» (первое официальное признание и поддержка английскими властями планов сионизма) была адресована лорду Лайонелю Уолтеру Ротшильду, который среди Ротшильдов был наиболее последовательным сторонником сионизма.

 

В эту группу следует также включить Бернарда Баруха, который был не только «советником» многих американских президентов, но также богатейшим человеком Америки, нажившимся прежде всего на военных государственных закупках в годы Первой мировой войны; в первые десятилетия существования сионизма он занимал по отношению к этому движению нейтральную позицию, а после Второй мировой войны неожиданно стал активным его сторонником и сыграл не последнюю роль в создании Государства Израиль. 
В-пятых, противники сионизма. Эта группа очень разнообразна. Например, в неё входят многие политические деятели, которые действовали в интересах своих стран и не желали подчиняться требованиям сионистского лобби. Примером таких деятелей в Америке после Второй мировой войны были сенатор Маккарти и министр обороны Дж. Форрестол. Подконтрольные сионистам СМИ на протяжении многих лет и даже десятилетий создавали ложные образы этих национальных патриотов, представляя их как психически не вполне здоровых людей. Некоторые из таких государственных деятелей физически устранялись преступной мафией сионистов. Например, тот же Дж. Форрестол (власти представили дело таким образом, что он якобы покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна).

 

В эту группу входят также многие представители еврейства, не желающего своего возвращения в гетто (на этот раз – сионистское). Например, на Версальской мирной конференции против планов сионистов (устроение еврейского государства в Палестине, как это было сформулировано в «декларации Бальфура») выступил член французской делегации еврей Сильвер Леви. Однако его «поставили на место», но не евреи, а европейские политики, которых Д. Рид называет в своей книге «новыми протестантами» и «духовными последователями Кромвеля». Другой пример – доктор Иуда Магнес, ректор и президент Иерусалимского университета. Увидев, как еврейские террористы после Второй мировой войны расчищали «жизненное пространство» в Палестине для нового государства, не гнушаясь убийствами местного арабского населения, он сравнил их с нацистами, преследовавшими евреев в годы Второй мировой войны. В 1948 году при невыясненных обстоятельствах доктор И. Магнес скоропостижно скончался.

 

Наконец, в эту же группу входят представители четвёртой власти (СМИ), которые первые десятилетия ХХ века ещё пытались высказывать своё мнение по вопросам «еврейства и сионизма». Яркий пример – лорд Нортклифф9. Он был главным совладельцем самой влиятельной после Первой мировой войны газеты «Таймс» (той самой, где работал Рид). По инициативе Нортклиффа газета начала публикацию серии статей о «Протоколах сионских мудрецов» (которые были изданы небольшой брошюрой на английском языке). Не хочу рассказывать всю историю лорда, предлагаю читателям самим почитать её…

 

Наконец, есть ещё одна группа «героев». Они представляют те страны и регионы, которые не находились в главном фокусе внимания автора. Это, например, государственные и политические деятели большевизма и СССР (Троцкий, Сталин, Молотов, Вышинский), арабского мира (король Ибн Сауд). Они обычно упоминаются в контексте их отношений с западными государственными и политическими деятелями. Например, в феврале 1945 года король Ибн Сауд встречался с американским президентом Рузвельтом на борту крейсера (сразу же после Ялтинской конференции). Ибн Сауд сумел объяснить американскому президенту быстро и убедительно суть палестинской проблемы и той угрозы, которую таит в себе поддержка Западом проекта создания Государства Израиль. Кажется, впервые около Рузвельта оказался «советник» иного рода, чем те, которые «окормляли» его на протяжении трёх сроков президентства. На той встрече король Ибн Сауд сказал президенту Рузвельту, что «вам пришлось с помощью двух мировых войн научиться тому, что мы знаем уже две тысячи лет». У президента раскрылись глаза… и через несколько недель его не стало. Дуглас прямо не пишет об убийстве Рузвельта, но намёк на это звучит между строк; более поздние исследователи подтвердили эту версию.

 

Что касается фигуры Сталина, то о нём Рид пишет весьма скупо. Судя по всему, у автора было мало информации, а домысливать и сочинять было не в духе Рида. Не до конца понимая, какова степень зависимости Сталина от мировой сионистской закулисы, он тем не менее уверенно считал и показывал в своей книге: Сталин в проведении своей политики был несравненно более независим и последователен, чем его «союзники» Рузвельт и Черчилль (хотя бы на примере конференции в Ялте в феврале 1945 года). Говоря о таком событии, как создание Государства Израиль в 1948 году, Д. Рид просто констатирует, что Советский Союз поддерживал этот проект. Очевидно, что это было решение Сталина. Однако чем руководствовался советский вождь, поддерживая создание нового государства, автор не говорит10.

 

Заключение

 

Мне не хотелось бы дальше пересказывать книгу, тем более столь объёмную и содержащую информацию в очень концентрированном виде. Почитайте сами. Чтение не из лёгких, но те, кто дойдёт до финиша, не пожалеют: получат целостное представление о современном мире, поймут принципы современной политической жизни и, что ещё более важно, получат способность предугадывать будущее (как это умел делать сам Рид). Впрочем, Рид предвидел, что не всем будет по зубам его серьёзная книга. Поэтому он незадолго до смерти (в 1974 году) написал брошюру, которая называется «Грандиозный план ХХ столетия» (другой вариант названия на русском языке – «Великий проект ХХ столетия»). По сути – это резюмевсего материала, содержащегося в «Споре о Сионе». Ему удалось сократить историю с 300 тыс. слов до 13 тыс. слов. Поэтому рекомендую начать знакомство с Дугласом Ридом с брошюры, которая переведена на русский язык и размещена в Интернете.

 

В заключение хотелось бы ещё раз подчеркнуть, что всё содержание книги Дугласа подводит нас к выводу, что сегодня не существует «еврейского вопроса». По очень простой причине: в мире давно уже нет «еврейского народа». Кстати, после окончания работы над книгой, как отмечает Айвор Бенсон, Рид почти не использовал указанные термины, а говорил о «закулисной власти», «тайных силах», «силах под маской либерализма» и т.п. Не потому, что боялся быть обвинённым в «антисемитизме», а потому (моя версия), что полагал: используя эту терминологию, исследователь невольно «льёт воду на мельницу» этой самой «закулисной власти», которая делает всё возможное для поддержания иллюзии существования в мире «евреев» (а также «иудеев»). За последние более чем полвека после выхода книги Дугласа и особенно в начале ХХI века становится понятным, что этой «закулисной власти» удобно пользоваться в качестве прикрытия (и обоснования) своей преступной деятельности такими вывесками, как «еврейство», «иудаизм», «Тора», «Талмуд» и т.п.11 Ортодоксальные иудеи сегодня даже в Израиле становятся маргинальной группой, скоро они будут помещены, как выразился один израильский политик, в этнографический музей12.

 

Так что это за фантомы под названием «еврейство» и «иудаизм»? По нашему мнению, в современных условиях под вывесками «еврейства» и «иудаизма» скрывается идеологическая и политическая общность людей, которая формируется по принципу секты или партии с очень жёсткой тоталитарной структурой и большой агрессивностью по отношению к остальному человечеству, имеющей своей конечной целью захват мировой власти.

 

А. Буровский называет эту общность «сектой»: «Механизм образования идеолого-политической общности («еврейства». – В.К.) очень напоминает механизм образования новой секты… выбираются некие постулаты, начинается сплочение вокруг них, образование общины. Члены общины укрепляют друг друга в приверженности идее, формируют общинный быт, дорабатывают идеологию, проверяя на пригодность в тех или иных условиях. Они же начинают широкую волну пропаганды…»13.

 

Д. Хмелевский называет эту общность «партией»: «Как должен вести себя еврей с самосознанием, чтобы его не перепутали с неевреем, ведь очевидных этнографических различий нет, да к тому же он неверующий… Ответы всегда бывали туманными, но в общем сводились к стандартному набору: свинину не есть, праздники соблюдать, субботу, только на своих жениться. Но ведь это всё религиозные ритуалы, теряющие всякий смысл за пределами конфессии. Идеологизированное национальное самосознание вдыхает в них новую… потустороннюю жизнь. Превращая их в идеологические символы. Соблюдение их всеми желающими в народ, конечно, превратить не может, но может превратить в партию. Религиозный ритуал, отрываясь от религии и не становясь народным, становится партийным»14.

 

Изначальным источником этой безумной страсти к захвату власти выступает дьявол, который 2000 лет назад искушал Иисуса Христа в пустыне, предлагая Спасителю власть над всем миром в обмен на поклонение ему. Это и есть тот самый главный заговорщик, который руководит указанной преступной общностью (а все «герои» книги Рида – Т. Герцль, Х. Вейцман, Б. Барух и им подобные – «шестёрки», которых дьявол использует «втёмную»).

 

Некоторые авторы называют такую указанную преступную общность сектой каинитов, что указывает на духовную связь этих людей с первым убийцей в истории человечества15. Но думаю, что наиболее точным и кратким определением этой общности будет то, которое содержится в Новом Завете:«сатанинское сборище».

 

В Откровении от Иоанна Ангел, посланный Иисусом Христом к Иоанну, говорит последнему (применительно к Смирнской церкви): «Знаю… злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но – сборище сатанинское»(Откр., 2:9). Чуть позже Ангел повторяет: «…говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут» – и ещё раз называет их «сатанинским сборищем» (Откр., 3:9). Второй раз слова Ангела относятся к Филадельфийской церкви, далее он говорит, что у этой церкви (в отличие от Смирнской) будет надежда на исправление и спасение (Откр., 3:9).

 

Дуглас Рид не использовал в своей работе указанные слова Иоанна Богослова, но нарисованная автором картина деятельности мировой закулисы в первой половине ХХ века позволяет в полной мере применить к тайной секте это определение евангелиста.

 

В целом можно сказать, что книга Дугласа – подлинная энциклопедия мировой истории первой половины ХХ века. Однако она отличается от большинства других работ по истории этого периода. Во-первых, тем, что Дуглас был очевидцем её событий (впрочем, таких было немало); во-вторых, умел видеть то, что находилось за кулисами спектакля, называемого «мировой политикой» (таких было очень немного); втретьих, обладал способностью положить это набумагу (таких также было не слишком много). В результате такого счастливого (для нас) сочетания обстоятельств и родилась одна из величайших в ХХ веке книг – «Спор о Сионе».

 

Я не назвал ещё одного отличия книги Дугласа от многих других. Он умеет по-человечески переживать за то, что происходит вокруг него. Он сам в этом признаётся: «В первую очередь я думаю о таких вещах, как религия, патриотизм, свобода, человеческое достоинство и честь…».

 

Более того, автор справедливо и убеждённо считает, что ум (и знание фактов) – необходимое, но не достаточное условие для постижения Истины и Правды. Вторым условием являются чувства (не в смысле рефлексивных эмоций, а в смысле нравственно-духовного реагирования на события).

 

В эпилоге Рид пишет: «Автору случилось наблюдать большее число событий, а также манипуляций национальными интересами, чем это выпадает на долю большинства современников, и он мог убедиться на основании собственного опыта, что дело идёт не о случайностях, а об определённом плане. Всё написанное им представляет собой, поэтому, протест, но не против естественного течения жизни, а против подавления правды о ней. Настоящий труд – рассказ современника о том, как делается история. После него придут историки, которые попытаются на основании раскопанных фрагментов составить историю событий во всех её деталях; с таким же успехом можно пытаться определить чувства, владевшие человеком при жизни, на основании его откопанного скелета. Однако им, возможно, удастся проникнуть в детали, скрытые в настоящее время от автора, и прежде всего они непременно найдут, что всё происшедшее было совершенно необходимо для достижения того положения вещей, в котором находятся они сами – а в случае историков это обычно очень удобное положение. Где-то между упомянутыми методами изложения событий расположена полная и истинная правда; роль автора ограничивается живым протестом живого участника.

 

Несомненно, что всё происшедшее существенно необходимо для достижения скрытой от нас конечной цели, в характере которой у автора не существует сомнений; однако многое из происшедшего было в момент своего совершения абсолютно ненужным и излишним, и именно в этом и заключается тема авторского протеста. Автор считает, что неизбежный, по его мнению, хороший конец мог бы быть достигнут гораздо скорее без этих досадных и ненужных событий; однако ему также ясно, что всё это лежит за пределами понимания простых смертных и что, согласно Божьему произволению, повторяющиеся испытания могут быть нужными для конечного самоосвобождения человеческой души. Согласно тому же произволению, верующий должен восставать против них, как только они случаются».

 

Я думаю, что мудрые слова английского писателя и мыслителя очень могут быть полезными для нас всех, являющихся свидетелями многих событий мировой и российской жизни (большинство из которых нам представляются чаше всего несправедливыми, а часто и просто чудовищными). Тем более к этим словам следует прислушаться тем, кто описывает эти события. Нам, пишущим, есть чему поучиться у Дугласа Рида. 

 

Валентин Катасонов

 

1 См.:Глава 29. «Эдвард Мандель Хауз и его роль».

2 Глава 30. Решающее сражение первой войны.

3 М. Shonfeld. The Holocaust Victims Accuse. Documents and Testimony on Jewish War Criminals. – N.-Y., 1977. – P. 25.

4 В. Кожинов. Германский фюрер и «царь иудейский» // В. Кожинов. Победы и беды России. – М.: Эксмо-Пресс, 2002.

5 Мойше Арье Фридман. Сионизм и холокост с точки зрения ортодоксального еврея-антисиониста // Исследование холокоста. Глобальное видение: Материалы международной Тегеранской конференции 11–12 декабря 2008 года. – М.: Алгоритм, 2007. – С. 35.

6 Там же. – С. 37.

7 У Рида в книге глава 17 так и называется: «Миссия разрушения».

8 Ещё в 1946 году Рид в одной лондонской газете написал, что сила прессы используется не для того, чтобы информировать людей, а вводить их в заблуждение.

9 Ему посвящена глава 34, которая называется «Конец лорда Нортклиффа».

10 В те времена не только Д. Рид, но и никто из журналистов, учёных и писателей не мог этого сказать, не впадая в разного рода фантазии, – слишком всё было засекречено (не только в СССР, но и в других странах). Лишь по прошествии нескольких десятков лет картина начала проясняться. По вопросу о причинах поддержки Сталиным создания Государства Израиль см.: А.Б. Мартиросян. Сталин после войны, 1945–1953 годы (200 мифов о Сталине). – М.: Вече, 2007.

11 Вспомним ещё раз лживый аргумент Х. Вейцмана, которым он козырял перед западными политиками для обоснования планов сионизма: «Наш мандат – Библия». Названная нами секта (партия) в равной степени для обоснования своей преступной деятельности использует также талмуд и каббалу. Впрочем, если Библия (Ветхий Завет) – аргумент для «внешних», «профанов», «акумов» (презрительное название христиан), то талмуд и каббала – это для «своих», «посвящённых». Особенно активно преступники стали использовать каббалу (подробнее см.: Отто Нойегард. Полдень магов. Оккультная перестройка мира. – М.: Крымский мост-9д, Форум, 2004).

12 См.: В.И. Королёв. Битва за Иерусалим и ядерный Армагеддон. – М.: Вече, 2004.

13 А. Буровский. Правда о «еврейском расизме». – М.: Яуза-Пресс, 2010. – С. 312.

14 Д. Хмелевский. Под звонкий голос крови, или с Самосознанием наперевес // Континент. – 1992. – № 2. – С. 317.

15 См.: О.Н. Забегайло. Духовное понимание истории. – Издание 2-е, исправленное и дополненное. – М.: Серебряные нити, 2009.

 

Валентин Катасонов, д.э.н., профессор, pereprava.org