Мономах, Великий князь Владимир

Великий Князь Владимир Всеволодович Мономах

Вспоминаем одного из самых знаменитых Великих князей Киевской Руси Владимира Всеволодовича Мономаха, скончавшегося 19 мая 1125 г.

Он родился в 1052 г. и был сыном Великого Князя Всеволода Ярославича (и, соответственно, внуком св. блгв. Великого Князя Ярослава Мудрого) и византийской царевны Анны, дочери византийского Императора Константина Мономаха. Прозвание «Мономах» он получил, вероятнее всего, по своему деду со стороны матери. Однако есть и другое объяснение: во время похода на генуэзцев он убил на поединке генуэзского князя, тогда и стал зваться Мономах, что означает «единоборец». С детства Владимир отличался отчаянной храбростью. Получил от отца в управление Чернигов, еще до воцарения в Киеве снискал себе славу победителя половцев и миротворца. Его отец завещал Владимиру Великое княжение, но Мономах, не желая возобновления междоусобных войн, отказался от этой чести и собственноручно провозгласил Великим Князем Киевским своего двоюродного брата Святополка II Изяславича. Вместе с ним (и без него) участвовал в походах против половцев (в 1093, 1094, 1095, 1101, 1103, 1107, 1110, 1111 гг. и др.), в которых терпел поражения и одерживал победы. Борьба с половцами вообще носила затяжной характер, Мономах постоянно подталкивал других князей к тому, чтобы вести в отношении половцев наступательную, а не оборонительную политику. В отношениях с другими удельными князьями стремился поддерживать мир. Был одним из инициаторов и участников знаменитых съездов князей в 1097 г. в Любече и в 1100 г. в Витичеве.

В 1113 г. умер Святополк, и киевское вече избрало Владимира Мономаха своим князем. Между тем, киевляне, недовольные поборами своего покойного князя, напали на дом его любимца тысяцкого Путяты и устроили погром жидов в Киеве, которым потакал Святополк во время своего княжения и поручал собирать налоги. Мятеж начался из-за того, что киевляне были сильно притесняемые ростовщиками. Владимир сел на великокняжеском престоле, и мятеж улегся. Мономах вошел в историю как один из выдающихся русских князей. Он прославился бранными подвигами. Ему удалось прекратить княжеские междоусобицы. За 12 лет своего правления (1113-1125) он подчинил Киеву всех князей, которые уже начинали считать себя независимыми и, таким образом, вновь собрал русские земли в одно мощное целое, опять продемонстрировав преимущества русской православной монархии. Как и при Ярославе, при Владимире Мономахе настала, по словам летописца, «тишина великая». Он явился прообразом русского православного монарха, правящего твердой рукой, но строго по православным законам.

Владимир Мономах в русской истории известен не только как «собиратель земель русских», но и как законодатель. Он дополнил древний свод законов «Русская Правда» «Уставом Владимира Всеволодовича». Главной причиной мятежа 1113 г. были бесчинства евреев-ростовщиков. Новый закон ограничивал взимание произвольных процентов, был установлен максимальный процент на ссуды (~33%). Владимир Мономах положил конец мошенничествам купцов, а также ввел прообраз процедуры банкротства, где имущество обанкротившегося человека продавали с аукциона, а вырученные деньги распределялись между кредиторами. Идя навстречу народным чаяниям, Великий Князь повелел также выслать из Киева всех евреев: «Ныне из всей Русской земли всех жидов выслать и впредь их не впущать; а если тайно войдут – вольно их грабить и убивать».

Владимир Всеволодович был глубоко верующим человеком, никогда не нарушал данного слова, мирил ссорившихся князей, жалел слабых и обиженных. Незадолго до кончины Владимир Мономах написал свое знаменитое «Поучение», обращенное к своим детям, в котором просил их жить мирно, в «страхе Божием»: «Дети мои, храните заповеди Божии, ходите по стопам отцов ваших. Страх Божий – основание добродетели. Хвалите Бога и любите человека. Не пост, не уединение, не монашество спасет вас: спасут вас дела добрые… Не имейте гордости ни в уме, ни в сердце… Бойтесь лжи, пьянства и любострастия, равно пагубного для тела и души. Не засыпайте никогда без земного поклона… Да не застанет вас солнце в постели. Идите рано в церковь воздать Богу хвалу утреннюю… Смерти, дети мои, не бойтесь ни от войны, ни от зверя, но творите свое дело, как даст вам Бог… Божья охрана лучше человеческой».

Эпоха Владимира Мономаха была временем расцвета литературной и художественной деятельности на Руси. В Киеве воздвигались новые каменные церкви, украшенные живописью: при Святоволке был построен в Киеве Михайловский Золотоверхий монастырь, а близ Киева – Выдубицкий монастырь, кроме этого Владимир перед смертью построил прекрасную церковь на Альте, на месте гибели князя Бориса. К этому времени относят и появление нашей первоначальной летописи. Игумен Сильвестр (ок. 1115 г.) собрал в единый свод уже имевшиеся отрывки, и, вполне вероятно, сам добавил те, свидетелем которых он был. В числе вошедших в этот свод были писания летописца Печерского монастыря Нестора, после чего этот свод стали называть Несторовой летописью.

Блестящие результаты деятельности Владимира привлекли к нему симпатии населения и окружили его имя в народной памяти особым ореолом. Летописец называет его «чудным князем», «милостивым паче меры», «жалостливым». Долгие века Русь хранила память о Владимире Мономахе как об идеале своего князя-правителя – бесконечно доброго, мудрого и могучего. Годы великого княжения Владимира Мономаха (1113 -1125) на «золотом Киевском столе» стали временем наибольшего расцвета Руси. Владимир Мономах был погребен в Киевской Софии рядом с гробом отца. По словам летописи, «слава его прошла по всем странам, особенно же был он страшен поганым; был он братолюбец и нищелюбец и добрый страдалец (труженик) за Русскую землю. Духовенство плакало по нем как по святом и добром князе;… весь народ плакал по нем, как плачут дети по отце или по матери».

По преданию, византийский Император Алексей Комнин послал к Мономаху своего представителя митрополита эфесского Неофита, который привез в подарок Великому Князю царский венец (знаменитую Шапку Мономаха) и царские бармы (оплечья), которыми венчал его на царство. Этим венцом впоследствии венчались на царство русские государи. Копия Шапки Мономаха, сделанная предположительно в XIV в., хранится ныне в Оружейной палате Московского Кремля.

***

Единоборец

ЕдиноборецВ год 100-летия революции мы невольно задумываемся о наиболее драматичных периодах истории нашего Отечества и о путях их преодоления. В этом контексте житие святого благоверного великого князя Киевского Владимира (в крещении Василия) Мономаха (1053 –1125), правнука Владимира Крестителя, внука Ярослава Мудрого – бесценна. Он сумел найти верные ответы на главные вызовы своего времени: одолел внутренние междоусобные распри, умерил аппетиты элит и ростовщического капитала, усмирил враждебных иноплеменных, загнав их – кого за дальние горы, кого в болота так, что даже и «немцы радовались, что они далеко за синим морем». Своим образом жизни и «Поучением» он подтолкнул народ к пониманию своей земли как Святой Руси, когда не только поступки измеряются совестью, но и время и пространство измеряются церковной мерой.
В 13 лет отец усадил его в боевое седло, в котором он провёл всю жизнь. «А всего походов было восемьдесят и три великих, а остальных и не упомню меньших», – говорит он в «Поучении», в 65 лет. Великим князем он стал в возрасте 60 лет, не вполне желая этого. Прежде княжил: с 13 лет – в Ростове, в 20 лет – в Смоленске, в 25 стал князем Черниговским – после того как его отец по старшинству занял стол в Киеве, в 39 лет – Переяславским, когда из Чернигова выгнал его двоюродный брат Олег Святославич, наняв половцев.
Призванию Мономаха на княжение в Киев предшествовали драматические, чрезвычайные события. На Светлой седмице 1113 года в Киеве внезапно умер великий князь Святополк Изяславич, двоюродный брат Мономаха. Впечатление на киевлян эта смерть произвела сильное – только что видели его торжественно празднующим Пасху. По лествичному праву на стол в Киеве могли претендовать старшие в роду двоюродные братья Мономаха – Давыд Святославич и Олег Святославич (Гориславичи). Мономах был по старшинству третьим. Давыд, человек незначительный, знатью (а всё решала городская знать) в качестве претендента на стол не мог рассматриваться. Но вокруг Олега, который был ровесником и давним соперником Мономаха, сразу сложилась «партия», впрочем, лишь из ближнего круга покойного Святополка, которые хотели, «чтобы всё оставалось, как прежде».
Мономах был чрезвычайно популярен в кругах киевской верхушки. Ещё в 1093, после смерти его отца, они предлагали ему сесть в Киеве. Владимир решительно отказался. Отказался он и весной 1113 года, не желая вновь обострять отношений с роднёй. Его отказ, как пишет Н.М. Карамзин, «имел несчастные следствия: киевляне не хотели слышать о другом государе; а мятежники, пользуясь безначалием, ограбили дом тысячского, именем Путяты». Пострадали и ростовщики, бывшие в столице «под особенным покровительством корыстолюбивого Святополка». Корыстолюбие покойного Святополка превосходило его набожность. Все помнили, как он ударился в спекуляцию, забрав соль у монахов в бессольный год, которые её специально привезли для раздачи бедным. Вероятно, латая дыры в бюджете, а не только по корыстолюбию он допустил и неимоверные вольности резникам (ростовщикам-процентщикам). «При краткосрочном займе размер месячного роста не ограничивался законом», – говорит В.О. Ключевский. Люди, попав в зависимость, могли потерять имущество, жильё, свободу, в чём кровно – как мы понимаем – и были заинтересованы ростовщики и опекавшие их чиновники.
Вновь в Переяславль (90 км от Киева, ныне Переяслав-Хмельницкий) отправились просить Мономаха. В изложении С.М. Соловьёва аргументы были таковы: «Приходи, князь, в Киев; если же не придешь, то знай, что много зла сделается: ограбят уже не один Путятин двор…, но пойдут на княгиню Святополкову (вдову великого князя), на бояр, на монастыри, и тогда ты, князь, дашь Богу ответ, если монастыри разграбят…».
Монастыри – это, похоже, был уже шантаж. Мономах, имея страх Божий в сердце, согласился. Киев встречал его, выйдя за стены, с хоругвями и иконами, как спасителя, «все люди были рады, и мятеж утих». Ключевский об экономической его реформе пишет: «Владимир Мономах, став великим князем, ограничил продолжительность взимания годового роста…». При этом «Устав» чётко оговаривал условия, при которых человек мог стать холопом. Получив в долг хлеб или иную другую «дачу», человек, не расплатившись в срок, теперь не мог быть обращён в раба.
+++
Он был силён и бесстрашен… О молодости своей Мономах рассказывает в «Поучении детям». Воспоминания – ценность огромная. Люди всегда очень мало знают о молодости своих родителей. А его дети знали. И мы знаем. О силе его: «…коней диких в лесных дебрях вязал своими руками, по десяти и по двадцати живых коней… Много раз падал с коня; дважды разбивал голову, ранил руки и ноги, и вообще в юности много раз ранил себя, не берег жизни и не щадил головы своей…». То же в походах и битвах:
«Что нужно было делать моему отроку (слуге), то делал я сам, на войне и на охоте, ночью и днем, в зной и холод, не давая себе покоя; на посадников и на бирючей не полагался, а делал сам, что было нужно; все распорядки в дому чинил сам… Последнего простолюдина и убогой вдовицы не давал в обиду сильным; сам следил за исполнением церковных обрядов и служб…».
+++
Авторитет его давно уже был велик. В 1096 году под стенами Переяславля он разбил войско половецкого хана Тугоркана, в зловещей фигуре которого мы угадываем былинного Тугарина Змеевича. Обретя силу и политический вес, Мономах нашёл путь для пресечения междоусобных войн. В этом он был кровно заинтересован. Переяславль – город его детства, в котором когда-то княжил и его отец, – находился на окраине Руси и первым принимал на себя удар Степи. Мономах инициировал три княжеских съезда для примирения всех со всеми. Первый такой съезд состоялся ровно 920 лет назад, в 1097 году, в замке Мономаха на Днепре, в Любече. Собрались внуки Ярослава Мудрого, включая великого князя Святослава. Нестор-летописец сообщает об этом: «Говорили друг другу: «Зачем губим Русскую землю, сами между собой устраивая распри? А половцы землю нашу несут розно и рады, что между нами идут войны. Да отныне объединимся единым сердцем и будем блюсти Русскую землю…». И целовали они крест. Но тут же клятва, данная в присутствии митрополитов, была нарушена очередным злодейством. Мономах ещё дважды – в 1098 и в 1100 – собирал князей. И мир был установлен.
Внутреннее военное и территориальное единство было базой для решения внешних проблем и угроз. Половцы терзали русскую землю уже несколько десятилетий. В юности Мономах пережил первый их набег, скрывшись с отцом за стены Киева, бежав из Переяславля. Города и посады горели, русских людей гнали в рабство, в степь. В «Поучении» Мономах рассказывает детям: «И миров заключил с половецкими князьями без одного двадцать, и при отце и без отца». Заключение мира покупалось дорогой ценой. У него был свой счёт к половцам.
Проблема у границ Руси в корне не могла быть решена. Но могла быть решена «в логове врага». Поход на Степь – военная экспедиция, – вещь дорогостоящая и рискованная. Но при внутреннем единстве и заинтересованности «финансовых кругов» – вполне выполнимая. Поход поддерживали купцы, для которых война и работорговля оказались выгодным вложением капитала.
Столкновение 1107 года расстроило единство половецких князей. Второй и третий походы – 1109 и 1111 гг. – оказались решительно победоносными. Поход 1111 года в известном смысле был великопостным покаянным Крестным ходом, молитвой за Русь Святую. С. Соловьёв пишет: «Пошли Святополк, Владимир и Давыд с сыновьями, пошли они во второе воскресенье Великого поста…» Вся хронология – по церковному календарю, да порой и расстояния мерились той же мерою. (Например, с молодости ему знакомый пусть в 130 вёрст от Чернигова до Киева занимал время от утрени до вечерни.) Шли через Степь, «перешли много рек и во вторник на шестой Неделе достигли Дона…». Одержав в первом сражении победу, «весело на другой день праздновали русские Лазарево воскресение и Благовещение, а в воскресенье пошли дальше». В Страстной понедельник состоялось генеральное сражение. Половцы собрали все возможные силы, численно превосходящие русские полки. В боевых порядках русских пребывало под хоругвями священство с молитвенным пением…
Потом русские спрашивали пленных: «Как это вас была такая сила, и вы не могли бороться с нами, а тотчас побежали?». Те отвечали: «Как нам с вами биться? Другие ездят над вами в бронях светлых и страшных и помогают вам». Летописец поясняет: это ангелы, от Бога посланные.
Перефразируя Псалмопевца, сказал Мономах своим братьям: «Вот день, который даровал Господь, возрадуемся и возвеселимся в этот день, ибо Бог избавил нас от врагов наших…». А вот что говорит наш историк: «И надолго остался Мономах в памяти народной как главный и единственный герой донского похода, долго ходило предание о том, как пил он Дон золотым шеломом, как загнал окаянных агарян за Железные ворота…». Железные ворота – это на Кавказе.
Будучи великим князем, Мономах стал проводить в отношении половцев взвешенную политику. Дипломатия стала наконечником его военной силы. Половецкие воины, лишившись военной добычи, действительно, ушли за Кавказский хребет, служить правителю Абхазского царства Давиду Строителю.
+++
Д.С. Лихачёв говорил, что в мировой литературе «ещё не найдены» жанровые аналогии «Поучению» Мономаха. Но мы видим, что «Поучение» очень похоже на беседу старца со своими духовными чадами. Он и о грехах своих вздохнёт, и стихами Святого Писания о жизни скажет, и правде научит, уча страху Божьему. «Прежде всего, Бога ради и ради души своей, страх Божий имейте в сердце своем и творите милостыню неоскудную: в этом – начало всякому добру. Если же кому не любо это поучение, пусть не погневается…».
«Если можете, ни одной ночи не пропускайте без земных поклонов; если же вам занеможется, то поклонитесь хоть трижды…».
«Не боясь смерти ни на войне, ни от зверя, делайте, дети, свое мужеское дело, какое пошлёт вам Бог…».
Это «Поучение» соединяет собой все русские века.
+++
Славное родовое прозвище «Мономах», что значит «Единоборец», он получил от деда – отца своей матери, императора Византии Константина IX Мономаха. В имени этом можно прочитать и код, указывающей на судьбу Руси, России, вышедшей в одиночку на битву с абсолютным злом, исполняя волю Божию.
Так и живём, временами оступаясь… Но где те враги и как их имя, которых было с избытком за века нашей истории, считавших нас своей добычей?
Упав, мы всякий раз поднимаемся; случается, что восстаём буквально из пепла.КомментарииНемного, совсем немного позволю себе поправить вас. Большевики, всё же, не создали, восстановили великое государство.////——————————-Смысл деяний 20 века так глубок, что его кратко не опишешь.То объединённое государство, что было восстановлено под руководством ВКПб до смерти Сталина- по своей территории даже превышало РИ. Половина Германии, объединённые Чехия и Словакия,Польша, Румыния, Венгрия и пр.- по своей сути были вассальными территориями.А начало процесса было затруднено отсутствием признания, ввиду истинной независимости внешней политики. Дип. признание пришлось завоёвывать заново.Запад не считал, что СССР- преемник РИ !ВСЁ ЭТО ДАЁТ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТЕХ СИЛАХ, КОТОРЫЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ТАЯТСЯ В «ОТКРЫТОМ И НАИВНОМ», ПО СЛОВАМ ПРЕЗИДЕНТА, РУССКОМ НАРОДЕ.  У Сталина были иные эпитеты. Поскольку он ставил перед русскими иные задачи.Отсюда же видны и причины дичайшей ненависти либералов к советскому периоду.

Немного, совсем немного позволю себе поправить вас. Большевики, всё же, не создали, восстановили великое государство. Не на пустом же месте, пусть и искорёженном двигали историю. К сожалению, после Сталина, не туда задвинули. Уже лже-большевики.Как же Сталин этого не заметил ?Как же тогда большевики создали великое государство?Скудность мышления большевиков просто поражает -заучили ленинскую мантру про всесильность учения Маркса и ни на шаг от нее.Мономах и Маркс… Вы не захворали, батенька? Берегите себя.     Серьёзный недостаток был у Владимира Мономаха — не ознакомился с вечно живым учением Маркса. Странно что ему удалось заложить основы Русско Империи. Всё-таки кроме марсовой есть и другие идеи в мире и более плодотворные.Помнить надо свою историю и у неё учиться, а история учит — в единстве сила. Разрушили мы СССР и стали игрушкой в руках тёмных сил. Чтобы преодолеть несчастье и вновь обрести былую силу придётся заплатить цену высокую. Плохими мы оказались учениками.Прочитайте балладу «Змей Тугарин» А.К. Толстого (1817-1875).А я задам вопрос читателям. КАК ВЛАДИМИР ОТНЁССЯ БЫ К ВАМ, ГОСПОДА ?не образумимся — означает погибнем!Русь и ныне возродится, а Америкосы будут радоваться, что живут за дальними морями!=«При краткосрочном займе размер месячного роста не ограничивался законом», – говорит В.О. Ключевский. Люди, попав в зависимость, могли потерять имущество, жильё, свободу, в чём кровно – как мы понимаем – и были заинтересованы ростовщики и опекавшие их чиновники.=Это вам ничего не напоминает?=ростовщики и опекавшие их чиновники= не продолжают и сейчас грабить людей через кредиты и краткосрочные займы…?Спасибо за прекрасную статью. Актуальность в том, что и сейчас Россия мономах в борьбе с мировым злом. И наш президент неплохой единоборец.«А можно немножко возразить?» Существовала. И ЧТО? ГРЕКИ ТУТ К ЧЕМУ? вы про что?Половцев разгромил в 1111 г. под Изюмом, в битве на реке Сальнице, на нынешней Харьковщине. Там мы, в поле, в 2011-м поставили памятный знак. И чтения были. При «кровавом» Януковиче.   «… поступки измеряются совестью, а время и пространство церковною мерой.» Сейчас мы оступились, даже отступили довольно далеко от долга возложенного на нас Богом. Надо вставать вновь на свой русский путь и как можно быстрее!А можно немножко возразить?Русь до Мономаха существовала уже минимум 200 лет. Понимаю, греческой диаспоре не выгодно говорить об этом, но нельзя же так яростно игнорировать абсолютно всё.Как говорится «кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет — тому оба». Помнить надо свою славную историю, самую славную и богатую в мире! И при случае, необходимости, когда «друзья-партнеры», в том же ближнем зарубежье, начинают вспоминать «грехи» России, русских, по отношению к ним, давать им жесткий, исчерпывающий, тоже из  истории, ответ, на всех уровнях, не церемонясь, вот это будет дело! И современной российской власти и народу надо хорошо помнить свою историю и своих славных предков, особенно современной тупой молодежи, обдолбанной химией, гаджетами и западной всякой ересью!

***
На Киевский Великокняжеский престол вступил Владимир Мономах3 мая 1113 года на Киевский Великокняжеский престол вступил Владимир Мономах, один из самых выдающихся деятелей древней Руси, первый серьезный реформатор. В 60 лет став великим князем, энергичный и умный Владимир правил твердой рукой, не допуская усобиц, с помощью своих сыновей. При Владимире и его сыне Мстиславе был создан наиболее полный свод законов – «Пространная Русская Правда», трактовавший вопросы собственности, наследования, правового положения женщин, ограничивавший права князя по отношению к боярству и тому подобное. Понимая необходимость морального авторитета для собирания рассыпающейся страны, Владимир ввел культ Бориса и Глеба, поддерживалось летописание. Большую роль играли собственные литературные произведения Мономаха, обладавшего незаурядным писательским даром. Им были созданы «Поучение» и «Письмо Владимира Мономаха Олегу Святославичу» – яркие образцы древнерусской литературы. Деятельность Владимира Мономаха позволила объединить большую часть территории Руси и отодвинуть время начала феодальной раздробленности.

Твердая рука Владимира Мономаха.

Совершив за свою жизнь 83 крупных похода, выиграв десятки сражений, князь стал для потомков не только героем-воином. О Владимире Мономахе вспоминают как об идеальном правителе. Он воспринимал власть как бремя обязанностей. Именно с Мономахом в XVI веке связали происхождение удивительного сокровища, которым он сам не обладал.
Ценнейшей реликвией Оружейной палаты Московского Кремля является «Шапка Мономаха». Головной убор, которым венчали на царство русских царей и императоров на протяжении столетий. Дела князя Владимира Мономаха и понимание им места «самодержца» много веков служили образцом для других претендентов на эту высочайшую должность.

Брат на брата

Киевская Русь времен Ярослава Мудрого была огромнейшим государством, объединившим некогда разрозненные восточнославянские племена. Под рукой киевских князей были собраны территории, значительно превышавшие по размерам любую из европейских стран того времени. Но Киевскую Русь нельзя назвать единым государством. Ведь не было тогда, да и не могло еще быть, единого управления и постоянных экономических связей между отдельными землями. Политическая зависимость большинства земель, входивших в державу Рюриковичей, ограничивалась уплатой необременительной дани, а сами киевские князья имели четко определенный круг обязанностей, главными из которых являлись предотвращение внутренних распрей между различными племенами и защита своих налогоплательщиков от внешней опасности.
Не удивительно, что территориальное единство Киевской Руси оказалось недолговечным. Отсутствие прочных политических и экономических связей неизбежно вело к распаду раннефеодальной Киевской державы. А особенности наследования престола, принятого у князей Рюриковичей, только усугубили этот процесс. Усобицы начались уже между сыновьями Ярослава. Хотя первое время три старших ярославича – Изяслав, Святослав и Всеволод – сообща выступили против своего двоюродного племянника Всеслава Полоцкого, но после победы над ним братья стали враждовать и друг с другом. Эту вражду с новой силой продолжили их потомки.
В 1093 году киевский князь Всеволод Ярославич скончался на руках своего сына Владимира. Владимир, прозванный Мономахом, был правнуком крестителя Руси Владимира Святого. Его дедом был Ярослав Мудрый, а мать его приходилась дочерью византийскому императору Константину IX Мономаху. Именно в честь деда русский князь получил свое прозвище «Мономах» (в переводе с греческого – единоборец, сражающийся в одиночку). Вся политическая деятельность этого князя соответствовала его необычному греческому прозвищу. После кончины отца Владимиру пришлось принять самое серьезное решение. Он явно имел возможность занять Киев. Но предвидя, что это приведет к обострению и без того не прекращавшихся усобиц, сам предложил своему двоюродному брату, сыну старшего из сыновей Ярослава Святополку Изяславичу, княжившему в Турове, занять киевский престол. Таким образом, молодой князь поддержал рушенный принцип старейшинства. Многочисленные племянники Всеволода Ярославича, не имевшие видов на Киев, обычно получали в управление какой-то город, но требовали значительно большего и, не получая требуемого, брались за оружие.
Начало княжения Святополка оказалось весьма драматичным. Узнав о смерти Всеволода, воинственные половцы прислали послов для подтверждения заключенного с прежним князем мира. Естественно, заключение такого мира предполагало выплату большего или меньшего откупа. Святополк, не желая платить, вопреки мнению киевских старейшин, посадил послов в темницу. Половцы в ответ начали разорять южные пределы Руси. «Мужи разумные» посоветовали Святополку обратиться за помощью к Владимиру. Мономах со своим братом Ростиславом прибыли на совет со Святополком. Именно с этого совета началась традиция созыва «княжеских саммитов» для решения общерусских вопросов. Почти всегда инициатором таких съездов выступал Владимир Мономах.
Первый же съезд оказался бурным: Владимир хотел мира, Святополк рвался в бой. Споры продолжались и после выступления в поход. Горячность Святополка привела к поражению всего войска, а при отступлении утонул в реке Стугне родной брат Мономаха Ростислав. Об этом эпизоде столетие спустя вспоминал автор «Слова о полку Игореве».
Все лето 1094 года половцы разоряли русские земли. В результате «неумолимый» Святополк запросил мира. Мир был заключен, а киевский князь женился на дочери половецкого хана Тугоркана. Но это мало что изменило. Потомок третьего сына Ярослава Мудрого Олег Святославич, желая заполучить отцовский Чернигов, привел половцев на княжившего там Владимира Мономаха. Хотя Владимир уступил ему город, половцы ограбили окрестности на правах завоевателей. На следующий год Владимир со Святополком метались по русским землям, с переменным успехом противоборствуя различным ордам половцев. Разбив одного половецкого хана, приходилось выступать против вновь пришедших отрядов другого степного князька. Олег упорно уклонялся от совместных действий, чем настроил против себя и Владимира и Святополка.

Каждый держит отчину свою

Олег был вызван в Киев на съезд, чтобы «урядиться о Русской земле перед епископами, и перед игуменами, и перед мужами отцов наших, и перед горожанами, дабы оборонить Русскую землю от поганых». Олег высокомерно отверг приглашение: «Недостойны судить меня ни епископ, ни игумены, ни смерды». Весной 1096 года, рассерженные ответом, князья направились к Чернигову. Олег бежал в Стародуб, где оборонялся больше месяца, но вынужден был запросить мира. Князья вновь потребовали от Олега явиться на съезд, но тот так и не явился.
Пока дружины Святополка и Владимира гонялись за Олегом, пытаясь зазвать его на съезд, Киев дважды подвергся нападению половцев хана Боняка, а к Переяславлю устремилась орда во главе с тестем Святополка Тугорканом. Святополк и Владимир вновь вместе выступили против «родственника» и разгромили половцев. Тугоркан, его сын и несколько других ханов были убиты. По сообщению летописи, «взСъезд удалось-таки собрать в 1097 году в Любече. Князья приняли принцип «каждый держит отчину свою». После Любечского съезда формально за каждым князем закреплялось свое княжество. Так Русь распалась на десять крупных княжеств, номинально подчинявшихся Киеву. Но киевский князь по-прежнему считался старшим.
Однако сразу же по окончании съезда, князья, его участники, возобновили свою вражду. Теперь целью усобиц стало не только завоевание киевского престола, но и захват земель соседних княжеств. Претензии многочисленных князей на «отчины» крайне запутались, и для разрешения этих проблем в 1100 году в Витичеве состоялся очередной съезд. К тому времени лишь Владимир Мономах сумел собрать под своим управлением всю «отчину» (т.е. владения своего отца): Переяславль, Смоленск, Новгород и Ростов, где сидели его сыновья.
На княжеских съездах не только решались вопросы обустройства русской земли, но и создавались союзы для походов в Степь. Начало XII века прошло в острейшей конфронтации с половцами. Но совместными усилиями русские князья сумели обеспечить адекватные ответные меры. В 1111 году поход в Степь был настолько мощным, что половцы были вынуждены оставить прилегающие к Руси степные районы и отступить за Дон. Инициатором всех антиполовецких действий был Мономах.
Суть его политики была простой и здравой: искать мира при перевесе сил у половцев и наступать, когда удавалось собрать сильный союз различных княжеств. Большинство из 83 походов Мономаха были направлены именно на половцев. Вместе с тем в своем «Поучении сыновьям» князь говорит и о 19 мирных соглашениях с половецкими правителями. При заключении таких мирных договоров князь «дарил много скота и много одежды своей. И отпустил из оков лучших князей половецких». В 1107 году Владимир и Олег гостили у половецкого хана Аепы, заключили с ним мир, скрепленный дипломатическими браками. Сын Мономаха Юрий, будущий Долгорукий, женился на дочери Аепы. В позднейших усобицах Юрий Долгорукий неоднократно будет пользоваться помощью своих степных родственников, а имя Юрий станет одним из первых русских имен, пришедших в половецкую степь вместе с христианством.
Победы русских князей вдохновили на восстание покоренных половцами печенегов и торков. Битва между тремя племенами была жестокой и долгой. В результате печенеги и торки были побеждены и пришли на Русь в поисках защиты. Владимир Мономах поселил их на границах. Время от времени в поисках убежища приходили на Русь представители и других степных народов, но поскольку они вели себя очень беспокойно, то в 1120 году Мономах выгнал из российских пределов берендеев, а печенеги и торки вскоре бежали сами.

Защита для слабых

В 1113 году скончался Святополк. Его смерть выявила глубину расхождений князя с киевлянами в последние годы его правления. Киевляне обвинили князя и его ближайшее окружение в беззакониях и покровительстве иудеям ростовщикам, дававшим ссуды под произвольно назначаемые и чрезмерно высокие проценты. В городе поднялся мятеж. Явное ухудшение экономического положения киевлян лишь косвенно связано с неудачами Святополка. Обособление «отчин» в результате решений Любечского съезда лишило «мать городов русских» имевшихся ранее привилегий. Но падение авторитета Киева обыденное сознание увязывало как с действительными, так и с мнимыми причинами. Киевляне сразу же обратились к Владимиру Мономаху, приглашая его занять киевский стол, и навести «порядок» во взаимоотношениях «верхов» и «низов». Владимир поначалу отказался (уже во второй раз!) в пользу имеющего больше прав Олега Святославича. Однако киевляне выступили против Олега и пригрозили разгромить еще и боярские усадьбы, если Владимир откажется от киевского престола.
Мономах согласился стать киевским князем, приняв некоторые условия, выдвинутые горожанами. Соглашение это вылилось в несколько дополнений к основному закону Руси, «Русской правде». Был принят «Устав о резах (процентах)», в утверждении которого участвовали тысяцкие и горожане Киева и прилегающих к нему городов, а также представитель Олега Святославича. Сохранилось послание Мономаху от митрополита Никифора по этому вопросу, которое было, видимо, ответом на запрос князя. Митрополит напомнил, что в соответствии с христианскими нормами долги надо бы вообще простить. Но поскольку это нереально, то следует хотя бы ограничить процент по задолженности.
Именно такая позиция христианской церкви, осуждавшая делание денег из денег, являлась причиной того, что ростовщиками в средние века были иудеи, которым вера не запрещала этой формы предпринимательства. В Киеве издавна существовала община хазарских иудеев. К началу XII века они были в значительной степени ассимилированы и мало соответствовали ортодоксальному иудаизму, но ростовщичество оставалось их фактической монополией.
Киевляне требовали от князя радикального, хотя и обычного для средневековья решения – выселения иудеев. Владимир не согласился с этим требованием, сославшись на то, что такое решение необходимо принимать советом всех князей. Был принят Устав, ограничивший «рост» (от слова ростовщик). При 50% годовых должник должен был платить эти проценты только два года, тот же, кто уже рассчитался за два года, освобождался от своего долга. Это решение существенно изменило социальные отношения на Руси и улучшило положение закупов – должников, попавших в рабство за долги. Сам Мономах в «Поучении» ставил себе в заслугу то, что «и простого смерда и убогую вдовицу не давал в обиду сильным».

Завещание

Княжение Владимира Мономаха в Киеве – славная страница нашей истории. Умный политик и удачливый полководец, он твердой рукой подавлял все междоусобные конфликты своих многочисленных родственников. Демонстрируя силу, он завоевывал первенство и авторитет среди всех русских князей. Твердая рука Мономаха простерлась до Дуная, где он вступил в конфликт с византийской империей. В 1116 году Владимир воевал против греков, поддерживая свергнутого византийского императора Диогена, поскольку дочь Владимира Мария была замужем за сыном Диогена Леоном. Борьба шла за дунайские города. Но Диоген погиб, и дело закончилось ничем. Войска Мономаха, по некоторым сведениям, опустошили Фракию. Алексей Комнин, новый византийский император, был вынужден послать к Мономаху своего представителя, митрополита эфесского Неофита, с мирными предложениями.
К концу княжения Мономаха усобицы временно прекратились, ослабла и половецкая опасность. На время степняки прекратили свои разорительные набеги. С 1125 года сын Владимира Мстислав правил Русью столь же твердо и грозно, как и его отец. Но в 1132 году Мстислав умер, и усобицы возобновились с новой силой, как записал в год смерти князя летописец: «раздрася вся Русская земля» (т.е. разделилась, перессорилась).
Посвятив большую часть своей жизни решению политических и военных проблем, князь много времени уделял литературе, искусству и архитектуре. В княжение Мономаха строятся новые каменные соборы, пишутся летописи. Да и сам князь был крупнейшим писателем своего времени. В написанном им «Поучении сыновьям» он изложил основные вехи трудного жизненного пути. В «Поучении» говорится, что идеальный русский князь должен беспрекословно подчиняться старшему в роде, жить в мире с равными себе князьями, не притеснять младших князей и бояр и, по возможности, избегать кровопролития. Наглядный пример такого устройства Владимир видит у птиц: птицы весной прилетают в родные края, и каждая находит свое, принадлежащее ей место. Ни одна не пытается согнать другую, но каждая довольствуется своим уделом. Наполовину грек Владимир иначе, чем в Византии, понимал суть верховной власти. Современная ему Византия акцентировала внимание на правах правителя, Владимир же воспринимал власть как круг обязанностей.
Владимир скончался 19 мая 1125 года. Летописцы воздали ему посмертную похвалу, какой доселе не удостаивался на страницах летописи ни один правитель: «Украшенный добрыми нравами, прославленный победами. Перед его именем трепетали все страны… Не возносился, не возвеличивался, но все возлагал на Бога и Бог покорял под ноги его всех врагов, он же заповедь Божию храня, творил добро врагам своим, отпуская их одаренными…».
Естественно, что и в позднейшей традиции имя князя обрастает легендами. Мономах всегда воспринимался как символ величия Руси и ее единства. Не удивительно, что в первой половине XVI столетия, когда Московское государство становилось царством, именно с его именем связали легенду о дарах императора Константина русскому правителю. Вещественным воплощением этой легенды стала драгоценная скуфья, сделанная греческими мастерами в XIII веке, а на исходе XV века отороченная мехом и ставшая главной коронационной регалией Российского государства.
Андрей Дмитриев. Специально для Столетия

***
Почему Мономах?

«Под знаком» какой выдающейся личности пройдет 2013? В 2013 году исполнилось 900 лет восхождения на Киевский великокняжеский стол Владимира Мономаха. Посоветовавшись с экспертами, проанализировав различные предложения (а их, поверьте, было довольно много), газета решила: объявить его Годом Владимира Мономаха. Этот выбор вполне продуманным, и пусть он не удивит читателей. Владимир Всеволодович Мономах, внук Ярослава Мудрого, Великий князь Киевский в 1113-1125 годах (именно 900-летие его вступления на киевский стол и является внешним поводом для Киевской Руси). 
Выдающийся государственный деятель, непобедимый полководец, блестящий писатель (вспомним его удивительное «Поучение»), глубокий мыслитель, он оставил потомкам непреходящую политическую и духовное наследие, провел 900 лет назад коренные и, главное, успешные реформы в обществе. Годы его правления были последней эпохой расцвета и государственной целостности древнеукраинских земель — после смерти Мономаха (а затем его сына Мстислава) наступили тяжелые времена.

Это княжение стоило бы отметить по целому ряду причин:
1) Князь был чрезвычайно успешным. Его правление и правление его сына Мстислава Великого — фактический апогей могущества Киевского государства.

2) Деятельность Мономаха связана с остановкой и разгромом восточной (половецкой) угрозы, которая была чрезвычайно серьезна для Киева в конце XI века. Закрепившись на Переяславском княжестве (считавшееся вторым по значению после Киевского и последней ступенькой на пути к великокняжеской власти), Владимир Мономах стал ярым сторонником наступательной политики в отношении Дикого Степи, поскольку именно оттуда в то время постоянно нависала угроза для Руси. В начале XII в. походами князей Владимира Мономаха и Святополка Изяславича половецкий наступление было остановлено, а половцев разгромлены в серии битв. С тех пор половцы уже не совершали самостоятельных походов в земли Киевской Руси, а лишь действуя как союзники какого-то из князей.

В частности, в 1103 г. киевское войско дошло до Хортицы и на г. Молочной (ныне Запорожская область) разбили большое половецкое войско.

1107 произошел очередной разгром половцев под Лубнами. Половецкое войско разбежалось, князья попали в плен, главный управляющий половецкого войска едва убежал.

В честь этих побед в Киеве был построен Михайловский Златоверхий собор, восстановлен и действует до сих пор.

В 1109 г. войско воеводы Владимира Мономаха, захватили тысячи половецких башен, т.е. передвижных повозок, пройдя через Дикий Степь до Дона.

В 1111 г. Святополк Изяславич и Владимир Мономах, который в это время был Черниговским князем, наголову разгромили половцев на р ДЭГИ и на р Сальница (ныне Харьковщина), громя города и состояния половцев, спалив их столицу и взяв дань с другого главного города.

Половцы терпели поражение за поражением. Население Руси наконец получило личную безопасность. Крепости русинов начали надвигаться все дальше в степь.

Под давлением киевского войска половецкий хан Атрак со своим племенем убежал от Киевского князя аж в Грузию, где стал тестем грузинского царя Давида Строителя. Лишь после смерти Владимира Мономаха в 1125 Атрак вернулся в Донбасс. В украинских эпохе этот половецкий хан изображен в образе отрока, которому в плену дали понюхать полынь («евшан-зелье»), после чего он возвращается в родную степь.

Жизнь Владимира Мономаха прошло в постоянных сражениях. Сам князь пишет: «Всех походов сделал я восемьдесят и три великих, а остальных не помню, меньших. И миров сделал я с половецкими князьями без одного двадцать ».

Кроме того, войска Владимира Мономаха побеждают волжских болгар (предков нынешних казанских татар) и поляков.

3) По сути, походы Святополка Изяславича и Владимира Мономаха начали присоединения земель Юго-Востока в Украину. С длительными перерывами и многочисленными кровавыми битвами это присоединение продолжалось еще полтысячелетия и закончилось лишь вначале XVI в., С выходом украинских казацких поселений до Дона.

4) Мономах написал «Послание детям», которое и сейчас может быть образцом для формирования нравственных качеств. В частности он выступал за немыслимую для европейского и азиатского Средневековья запрет смертной казни — «Ни правого, ни виновного не убивайте, не повелевает убить его; если [кто] будет достоин смерти, то не погубляйте никакой души христианской», — писал Мономах в своем « Поучении детям ».

5) В своем Уставе, принятом в селе Берестове под Киевом, заложены 69 статей с радикальными поступками городским и сельским низам. Так, в частности, землевладельцу не разрешалось бить закупа (т.е. должника) без вины, об избиении же землевладельцами свободных людей («смердов» и мещан — то есть более четырех пятых населения Киевского государства) и речь не шла. И это в то время, как в большинстве стран Западной Европы шли дебаты — или такие же люди крестьяне, как остальные, или нет. Между тем, в России еще до 1861 года большинство населения были рабами и продавалось как скот на базарах.

6) Князь был страхом для внешних врагов, но при этом не поднимал руки на своих во внутренних междоусобицах, постоянно уступал «ради мира», «чтобы не проливать крови христианской». Несмотря на такой «внутренний пацифизм» князь Владимир Мономах стал влиятельным среди остальных князей, а потомки Мономаха (по старшей киевской линии его сына Мстислава) правили территории Украины полтысячелетия. В частности, князья Острожские XVI-XVII вв. считали себя потомками Мономаха. Его потомки на несколько веков унаследовали власть на большей части территории Украины и во многих окружающих землях.

7) Во Контролем Киева во времена Мономаха — ключевые пункты Юга Украины: Крым (Тмутарокань), Низовья Днепра (Олешки), Низовья Дуная т.д.. Подавлено сепаратизм. Великий Киевский князь распоряжается судьбой княжеств, зависимых от Киева, по своему усмотрению. Так Мономах отобрал минское княжество. Владимир Мономах сажает своих наместников вплоть до Дуная. В 1162 г. он отдал города по Дунаю внуку Мономаха Василек. Мономах разбивает в двух походах племя вятичей (одних из предков современных русских) и их руководителя Ходоту, которые стремились отделиться от Киева.

8) Мономах был крепко интегрирован в мировой контекст. Он был сыном родственников (возможно, дочери) византийского императора Константина ИХ Мономаха, был женат на Гите Гарольдивни, дочери последнего англосаксонского короля Англии Гарольда II и имел с ней сыновей, положили начало Киевской княжеской династии. Зато Юрий Долгорукий, который основал Суздальскую ветку. был сыном другой жены Владимира Мономаха (Евфимии), происхождение которого неизвестно.

9) Мономах отдает свою внучку  замуж за византийского императора Алексея 1 Комнина, повышая и так высокий престиж Киевского государства. Семейные звязи  Мономаха с византийским императорским домом Романа IV Диогена втянули его в конфликт с другим императором Византии Алексеем 1 Комниным. Зять Мономаха Леон Диогенович с помощью Киева отвоевал себе Придунавье. Однако в городе Доростоле был коварно убит сторонниками императора. Узнав о смерти зятя, Мономах снарядил на Дунай военную экспедицию во главе с воеводой Иваном Войтишичем.

10) Владимир Мономах впервые в истории Украины построил мост через Днепр.

11) У Мономаха была сестра Янка, которая заложила монастырь, основала женскую школу т.д.. Интересная тема с точки зрения женщины в истории, тем более что Янчин монастырь еще археологи не нашли, он где-то был в районе неподалеку от нынешнего МИД.

12) Родственные связи Владимира Мономаха с византийскими императорами обусловили особую заинтересованность к личности Киевского князя у молодого Московского государства, которое сатремило любыми средствами получить международное признание. Через четыре века Московия, которая претендовала на наследство Византии, попыталась присвоить славу князя, мать которого была родственницей императора «Второго Рима» Константина 1Х Мономаха. В ХVI в. в Московском государстве за шапку Византийского императора Мономаха и Киевского князя Владимира Мономаха было выдано фальсификат — шапку-монголку среднеазиатской работы XIV века времен хана Узбека. Эта шапка, которая до сих пор хранится в Кремле, будто бы предоставляла Московии право претендовать на наследство и земли Руси, поскольку других веских оснований для таких претензий московские цари изобрести не могли. Эта история как мало что другое делает смешными и анекдотическими претензии Москвы на наследство великокняжеского Киева.

13) В Киеве после него правил старший сын Мономаха (Мстислав Великий) и его потомки, а наименьший его сын — Юрий Долгорукий был отправлен в Суздаль.Это четко указывает о роли Суздале в тогдашней феодальной иерархии.

14) Как и у остальных князей с именем Владимир, имя Мономаха во всех без исключения летописях фигурирует по украинским фонетическими нормами — «Володымер».

ЦИТАТЫ

«Напустил же Бог на нас поганых, не их лаская, а нас наказывая, чтобы удержались мы от злых дел. Поэтому мучают народ: тех ведут пленными, а других рубят, других отдают на месть, и горькую они принимают смерть, другие дрожат, несмотря на тех, которых убивают, других уморюють голодом и жаждой.Тех вяжут, и ногами давят, и на морозе держать, и издеваются, и это хуже и самое страшное, что в христианском роде страх, и беспокойство, и беда розпросторилася. Справедливо и должным это. Пусть нас так накажут, и тогда веру в себе будем иметь, наказуемые будучи, так надлежит нам «в руки одданим быть народа чужой и беззаконном, и найлукавишому из всех на земле …Половцы воевали много возвратились в Торческу. И изнемогли люди в городе от голода, и сдались врагам. Половцы же, взяв город, зажгли его огнем, а людей разделили и повели их в башни до ближних своих и родственников своих.Мучиться холодом и истощены, в голоде, и жажде, и в беде, побледнела лицами и почерневшие телами, исходя неизвестной землей голые и босые, ноги имея исколотые терновником, они зажженным языком, со слезами соответствовали друг другу, говоря: «Я был с сего города », а другой:« Я с сего села ». И так розпитувалися они со слезами, род свой называя, а глаза поднимая к небу к Всевышнему, который знает все сокровенное. И пусть не посмеет никто сказать, что мы ненавидимого Богом! Ибо кого Бог так любит, как вот нас возлюбил? Кого ибо так почтил, как вот нас, прославил и вознес? А никого! .. (1096 года) Пришел второй раз Боняк безбожный, шелудивый, в Киев, тайком, хищник, неожиданно, и мало в город не ввигналися половцы. И зажгли они села по песку вокруг города, и вернули на монастыри, и сожгли монастырь Стефанов и деревянный Германов. И пришли они на монастырь Печерский, когда мы были по кельям, отдыхая после заутрени, и воскликнули вокруг монастыря, и поставили два стяга перед воротами монастырскими. Мы тогда стали бежать задворками монастыря, а другие выбежали на хоры. Нечестивые же сыновья Измаила вырубили ворота монастыря и бросились по кельям, вырубая двери, и выносили [все], если что находили в келье. Тогда же зажгли они и двор Красный, который поставил благоверный князь Всеволод Ярославич на том холме, есть над урочищем Выдубичи. Все это окаянные половцы зажгли огнем … Убили потому из братии нашей нескольких оружием безбожные сыны Измаила, посланные в наказание христианам … Владимир Мономах, услышав, что схвачен Василька и ослепленный, ужаснулся и заплакал весьма, и сказал: «Этого же не было в Русской земле ни при Дидахе наших, ни при отцах наших такого зла. Если сегодня мы не поправим — большее зло встанет между нами. И начнет брат брата закалывать, и погибнет земля Русская, а враги, половцы, придя, возьмут землю Русскую … (1103 года) И пошли полки половецкие, как боры, и не окинуть было глазом их, а русские пошли на них. И великий Бог вложил боязнь большую в половцев, и страх напал на них и трепет перед лицом русских воинов. И млело они сами, и лошадям их не было спеху в ногах, а русские весело на лошадях и пешком побежали к ним. Половцы же, увидев, как русские бросились на них, побежали, не зступившись, перед русскими князьями, а наши погнали, рубя их, в четвертый [день] месяца апреля. И великое спасение создал Бог в тот день благоверным князьям русским и всем христианам, а над врагами нашими дал победу большую. И убили тут в сражении двадцать князей: Урусобу, Кочи, Яросланопу, Китанопу, Кумана, АСУП, Куртка, Ченегрепа, Сурбаря и других князей их, а Белдузя схватили. И привели Белдузя к Святополку, и стал Белдузь давать за себя золото, серебро и кони, и скот. Святополк послал его [к] Владимира, и когда он пришел, спросил Владимир: «Это, знай, схватила вас клятва! Ибо многократно, дав клятву, разоряли вы Русскую землю! Почему ты не учил детей своих и род свой не преступать клятвы, и вы проливаете кровь христианскую? Пусть теперь будет кровь твоя на голове твоей »И приказал убить его, и тогда рассекли его на куски. А после этого собрались брать все, и сказал Владимир: «Это день, что сотворил Господь. Возрадуймося и Возвеселимся в день сей, ибо Бог избавил нас от врагов наших, и покорил врагов наших, и сокрушил головы змеиные … В том же году (1107) пришел Боняк, и Шаруканом Старый и других князей много, и стали вокруг Лубна.Святополк же и Владимир, и Олег, и сын его Святослав, Мстислав, Вячеслав и Ярополк Владимировиче пошли на половцев к Лубна, в шестом часу дня перебрелы через Сулу и сняли клик на них. Половцы же испугались и от страха не смогли даже знамени поставить, а побежали, хватая лошадей, и другие, пешие, побежали. Наши же стали рубить их, а других руками хватать, и гнали их до [реки] Хорола. Убили они Тааза, Бонякового брата, а хана Сугра схватили и братьев его, а Шарукань убежал. Оставили и обоз свой и взяли русские воины месяца августа в двенадцатый день, и возвратились к себе с победой великой».

Летопись Русская, XI-XII вв.

«Всего же более — убогих не забывайте, но, насколько возможность, по силе кормите и подавайте сироте, и за вдову вступитесь сами, а не давайте сильным погубить человека. На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод. Ни питью, ни еде не потакайте, ни сном. И сторожей сами наряжайте, и [на] ночь только со всех сторон расставив вокруг [себе] воинов, лягте, а рано встаньте. А оружие не снимайте с себя вборзе, не розглядившы [все] по лености, ибо внезапно человек погибает. Жену свою любите, но не дайте женщинам над собой власти. Лжи берегись, и пьянства, и блуда, ибо в седьмую душа погибает и тело. Если забываете это все, то часто перечитывайте: и мне будет без стыда, и вам будет хорошо … А это я в Чернигове делал: коней диких своими руками связал в пущах десять и двадцать, живых коней, а кроме того еще, по реке Роси ездя, ловил я своими руками тех же коней диких. Два тура на рогах подбрасывали меня с конем, олень меня один бодал и два лоси — один ногами топтал, а другой рогами бил. Вепрь мне на бедра меч оторвал, медведь мне у колена потник укусил, лютый зверь вскочил ко мне на бедра и коня со мною бросил [на землю], и Бог меня уцелевшим сохранил. И с коня много я падал, голову себе разбил дважды, и руки и ноги свои покалечил, в юности своей покалечил, не бережучы жизни своей, ни щадя головы своей … А куда вы ходите в путь за данью по своим землям, — не дайте отрокам вреда действовать ни своим, ни чужим, ни в селах, ни в хлебах, а не то проклинать вас начнуть. А куда пойдете и где остановитесь, — напоите, накормите лучше постороннего, а еще больше почтите гостя, откуда он к вам не придет, — или простой, или знатный, или посол, — если не можете подарком, то пищей и питьем. Ибо, мимоходячы, прославят человека по всем землям — или добрым, или злым … Смерти потому, дети, не боясь ни рати, ни от зверя, дело мужественное делайте, как вам Бог даст. Ибо если я от войны, и от зверя, и от воды, и с коня падая, не умер, то никто из вас не сможет покалечиться и убиться, пока не будет это Богом велено.А если от Бога будет смерть, то ни отец, ни мать, ни братья не смогут отнять, так хотя хорошо это — беречься, и Бог предохранения лучше есть от человеческого …Град свой (Киев) сохрани, Дева-мать чистая, который во [покровом] твоим неизменно царствует! Пусть тобой он укрепляется и на тебя надеется, побеждает во всех брань, повергает противников и заставляет [их] покориться».

Владимир Мономах, «Послание детям», начало XII в.

Александр Палий, day.kiev.ua
Игорь СЮНДЮКОВ, «День»

 

 

 

Реклама