Русский алфавит: от Кирилла и Мефодия до наших дней


Что на самом деле скрывает русский алфавит

 

Что зашифровано в «послании к славянам»? Сколько Государству Российскому стоила буква «ъ»? Кто на самом деле предложил использовать букву «ё»? Открываем тайны русского алфавита.

Послание к славянам

Привычный набор букв русской азбуки на самом деле ни что иное, как «послание к славянам». У каждой из букв кириллицы есть свое название, и если прочесть эти названия в порядке алфавита, получится: “Азъ буки веде. Глаголъ добро есте. Живите зело, земля, и, иже како люди, мыслите нашъ онъ покои. Рцы слово твердо – укъ фърътъ херъ. Цы, черве, шта ъра юсъ яти”. Один из вариантов перевода этого текста таков: “Я знаю буквы: письмо это достояние. Трудитесь усердно, земляне, как подобает разумным людям – постигайте мироздание! Несите слово убеждённо: знание – дар Божий! Дерзайте, вникайте, чтобы сущего свет постичь!”

Непечатная буква

Считается, что буква «ё» пришла в русский язык из французского исключительно усилиями Карамзина. Как будто бы в 1797 году он переделал в одном из стихотворений слово «слiозы» и указал в примечании: «Буква с двумя точками заменяет «iо». На самом деле, буква была предложена к использованию княгиней Воронцовой-Дашковой (весьма образованной дамой, президентом Академии Наук) в 1783 г. На одном из первых заседаний она поинтересовалась у академиков, с чего бы это в слове «ioлка» первый звук изображается двумя буквами. Ни один из великих умов, среди которых были знатные сочинители Гавриил Державин с Денисом Фонвизиным, не решился указать княгине, что звуков-таки два: «й» и «о». Поэтому Дашкова предложила использовать новую букву «для выражения слов и выговоров, с сего согласия начинающихся, как матiорый, iолка, iож, iол». Пик популярности буквы “ё” пришелся на Сталинские годы: в течение целого десятилетия  ей оказывался особый почет в учебниках, газетах и переизданиях классиков. Сегодня  «ё» чаще увидишь в виде памятника букве(в России их несколько), чем в виде самой буквы в книге или газете.

Гроза гимназистов

Буква «ять» была своеобразной меткой, отличавшей среди русских слов «исконные», славянские. Объектом горячих споров для «западников» и «славянофилов» в вопросе реформы русской орфографии. Настоящем мучением для гимназистов. Впрочем находчивые молодые умы в помощь себе даже сочинили стишок, составленный только из слов с «ять»: Б?лый, бл?дный, б?дный б?съ Уб?жалъ голодный въ л?съ. Б?лкой по л?су онъ б?галъ, Р?дькой съ хр?номъ пооб?далъ И за горькiй тотъ об?дъ Далъ об?тъ над?лать б?дъ. Первым за отмену «ятя» в свое время выступил писатель и переводчик Дмитрий Языков: “Буква ?… походит на древний камень, не у места лежащий, о который все спотыкаются и не относят его в сторону затем только, что он древний и некогда нужен был для здания”. Но уже в советское время Александр Солженицын, известный своим консерватизмом, ратовал за возврат в русскую грамматику «ятя» вместе с «ером».


Самая дорогая буква

Еръ — «немая» буква, которая не обозначала никакого звука и выполняла функции «твердого знака», который по традиции писался в конце слов после твердых согласных вплоть до орфографической реформы 1918 года Однако при этом «еръ» занимал более 8% времени и бумаги при печати и стоил России ежегодно более 400000 рублей. Настоящая буква-казнокрад, не иначе!

Мiру — мир!

Еще одной страшной мукой для гимназистов были буквы «и» и «i». Правда, когда филологи-реформаторы сели обсуждать, какую из двух букв удалять из русской азбуки, дело решилось голосованием! Настолько несущественными были доводы в защиту каждой из них. Дело в том, что в греческой азбуке «и» и «i»  обозначали два различных звука. А в русском языке уже во времена Петра I их невозможно было отличить на слух! Буква «i» в корне встречалась только в слове «мiр» в значении «вселенная». Если подразумевался покой, отсутствие войны — то слово писалось как «мир». Соответственно писались и однокоренные слова: «мирные люди» и «мiровой порядокъ».

 

Как буква стала словом

В кириллице буква «ф» носила затейливое наименование «ферт». Появилось словосочетание «стоять фертом», подбоченясь, а затем и новое существительное «ферт», и даже уменьшительное «фертик».Вообще в славянской азбуке было две буквы для обозначения звука «ф» – «ферт» и «фита», но это была настоящая путаница! Слово «Филипп» тогда писались через «ф», а «Фёдор», «арифметика» через «фиту». Поди разберись! (А чтобы разобраться вспомним: в греческом алфавите буква «ф» обозначает звук «пх», а «фита» или «тэта» — «тх»).Существительное «ферт» со временем стало неодобрительным, полубранным. У А. Чехова: «Тут к нам ездит один ферт со скрипкой, пиликает», у Пушкина: «У стенки фертик молодой стоит картинкою журнальной».

Э!

Буква «э» была узаконена в русской азбуке только в XVIII веке, когда в русский язык стали проникать заимствованные слова со звуком [э] в начале слова, и их написание и прочтение стало вызывать неудобства: как правильно читать – Еврипид или Эврипид, Евклид или Эвклид? Встретили букву неприветливо, а Михаил Ломоносов даже писал, что «если для иностранных выговоров вымышлять новые буквы, то будет наша азбука с китайскую». Но уже в начале XX века «Энциклопедический словарь Ф.Павленкова» для среднего интеллигентного читателя рекомендует: писать пенснэ, кэнгуру, кэтгутъ, кэксъ. Вообще в русском языке осталось ощущение, что «э» — буква чужеземка. Вспомните хотя бы как произносит слово «крЭм» героиня Ирины Муравьевой в фильме «Москва слезам не верит», чтобы подчеркнуть статус косметики: импортный, дефицитный.
russian7.ru


***
Около 863 года братья Константин (Кирилл) Философ и Мефодий из Солуни (Салоники) по приказу византийского императора Михаила III упорядочили письменность для славянского языка и использовали новую азбуку для перевода на славянский язык греческих религиозных текстов. Долгое время дискуссионным оставался вопрос, была ли это кириллица (и в таком случае глаголицу считают тайнописью, появившейся после запрещения кириллицы) или глаголица — азбуки, различающиеся почти исключительно начертанием.

В настоящее время в науке преобладает точка зрения, согласно которой глаголица первична, а кириллица вторична (в кириллице глаголические буквы заменены на известные греческие). Глаголица длительное время в несколько изменённом виде употреблялась у хорватов (до XVII в).Появление кириллицы указывается в житии св. Климента Охридского прямо пишется о создании им славянской письменности уже после Кирилла и Мефодия. Благодаря предыдущей деятельности братьев азбука получила широкое распространение в южнославянских землях, что привело в 885 году к запрещению её использования в церковной службе римским папой, боровшимся с результатами миссии Константина-Кирилла и Мефодия.Состав первоначальной кириллической азбуки нам неизвестен; «классическая» старославянская кириллица из 43 букв, частью содержит более поздние буквы (ы, оу, йотированные).

Кириллица целиком включает греческий алфавит (24 буквы), но некоторые сугубо греческие буквы (кси, пси, фита, ижица) стоят не на своём исходном месте, а вынесены в конец. К ним были добавлены 19 букв для обозначения звуков, специфических для славянского языка и отсутствующих в греческом. До реформы Петра I строчных букв в азбуке кириллицы не было, весь текст писали заглавными.

Буквы кириллицы используются для записи чисел в точности по греческой системе. Вместо пары совсем архаических знаков — сампи и стигма, — которые даже в классический 24-буквенный греческий алфавит не входят, приспособлены другие славянские буквы— Ц (900) и S (6); впоследствии и третий такой знак, коппа, первоначально использовавшийся в кириллице для обозначения 90, был вытеснен буквой Ч. Некоторые буквы, отсутствующие в греческом алфавите (например, Б, Ж), не имеют числового значения.

Буквы кириллицы имеют собственные названия, по различным нарицательным славянским именам, которые с них начинаются, или прямо взятые из греческого (кси, пси). Так же назывались и буквы глаголицы. Вот список основных знаков кириллицы.
Чтение букв могло различаться в зависимости от диалекта. Буквы Ж, Ш,Ц  обозначали в древности мягкие согласные (а не твёрдые, как в современном русском); буквы Ѧ и Ѫ первоначально обозначали носовые (назализованные) гласные.
Таким образом, прародительницей русского алфавита является древнерусская кириллица, заимствованная у кириллицы болгарской и распространившаяся после крещения Киевской Руси (988 г.).

Тогда в алфавите имелось 43 буквы.Позднее были добавлены 4 новых буквы, а в разное время за ненадобностью были исключены 14 старых, поскольку пропали соответствующие звуки. Раньше всех исчезают йотированные юсы (Ѭ, Ѩ), затем юс большой (Ѫ) (который в XV веке возвращался, но снова исчез в начале XVII в.), и Е йотированное (Ѥ); прочие буквы, иногда чуть изменяя свою форму и значение, остались до сегодняшнего времени в азбуке церковнославянского языка, которую долго и ошибочно отождествляли с азбукой русской.

Свое название старославянская Азбука получила от сочетания двух букв «аз» и «буки», которые обозначили первые буквы алфавита, А и Б. Интереснейшим фактом является то, что древнеславянская азбука представляла собой граффити, т. е. надписи, нацарапанные на стенах. Первые старославянские буквы появились на стенах церквей в Переславле приблизительно в 9-ом веке. А уже к 11-ому веку древние граффити появились в Софийском соборе в Киеве. Именно на этих стенах указывались буквы азбуки в нескольких начертаниях, а ниже приводилось толкование буквы-слова.

Реформы русского алфавита

Реформами орфографии 2-ой половины XVII в. (связанными с «исправлением книг» во времена патриарха Никона) зафиксирован такой буквенный набор: А, Б, В, Г, Д, Е (с отличным орфографически вариантом Є, который порой считали отдельной буквой и ставили в азбуке после Ѣ, т. е. в позицию сегодняшнегоЭ), Ж, Ѕ, З, И (для звука [j] имелся отличающийся в орфографии вариант Й, который не считали отдельной буквой), І, К, Л, М, Н, О (в 2-х формах, отличавшихся орфографически: «широком» и «узком»), П, Р, С, Т, У (в 2-х формах, отличавшихся орфографически: Ѹ и), Ф, Х, Ѡ (в 2-х формах, отличавшихся орфографически: «широком» и «узком», а ещё в составе лигатуры, которую обычно считали отдельной буквой — «от» (Ѿ)), Ц, Ч, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ѣ, Ю, Я (в 2-х формах: Ѧ и IA, которые порой считали разными буквами, а порой — нет), Ѯ, Ѱ, Ѳ, ѳ. В состав азбуки иногда также вводили большой юс (Ѫ) и букву, называемую «ик» (по форме аналогичную нынешней букве «у»), хотя никакого звукового значения они не имели и не употреблялись ни в каких словах.

В подобном виде русская азбука существовала до 1708—1711гг., т. е., до реформ царя Петра I (церковнославянская остается такой и сейчас). Тогда были упразднены надстрочные знаки (это «упразднило» букву Й) и убраны множество дублетных букв, применявшихся для записи разных чисел (с введением арабских цифр это стало неактуальным). Затем ряд упразднённых букв возвращали и вновь отменяли.

К 1917 г. в алфавите официально было 35 букв (фактически — 37): А, Б, В, Г, Д, Е, (Ё не считалась отдельной буквой), Ж, З, И, (Й не считалась отдельной буквой), І, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ѣ, Э, Ю, Я, Ѳ, ѳ. (Формально последняя буква в русском алфавите числилась, но фактически почти не применялась, встречаясь лишь в нескольких словах).

Результатом последней крупной реформы письменности 1917—1918 гг., стало появление нынешнего русского алфавита из 33 букв. Он стал также письменным базисом для большинства языков народов СССР, у которых до ХХ в. письменности не было или её в годы советской власти заменили на кириллицу.

За три века русский алфавит претерпел ряд реформ. Количество букв в основном уменьшалось, исключение составляют буквы «э» и «й»(употреблявшиеся и ранее, но узаконенные в XVIII веке) и единственная «авторская» буква — «ё», предложенная княгиней Екатериной Романовной Дашковой.Последняя крупная реформа русской письменности была проведена в 1917—1918 гг. (см. Реформа русской орфографии 1918 года), в результате чего появился современный русский алфавит, состоящий из 33 букв. Этот алфавит также стал основой многих неславянских языков бывшего СССР и Монголии (письменность для которых ранее XX века отсутствовала или была основана на других видах письменности.

Алфавит современного русского языка

Русский алфавит относится к кириллическим алфавитам и на сегодняшний день включает 33 буквы. 21 буква служит для обозначения согласных звуков: б, в, г, д, ж, з, й, к, л, м, н, п, р, с, т, ф, х, ц, ч, ш, щ. Гласные звуки обозначают следующие 10 букв: а, у, о, ы, э, я, ю, ё, и, е. 2 буквы русского алфавита не обозначают звуков: ъ, ь.Такой вид русский алфавит принял в 1918 году после реформы письменности. Но в то время он включал 31 букву, так как Ё и Йсчитались вариантами Е и И. Только в 1942 году русский алфавит стал официально состоять из 33 букв.

diletant.ru

Забытые буквы

В алфавите, который изучают школьники в первом классе, 33 буквы. А в древней кириллице — азбуке, составленной в середине IX века Кириллом и Мефодием, их было гораздо больше — целых 46. Братья-монахи, уроженцы греческого города Солуни (ныне Салоники), взяли за основу своей азбуки греческие буквы и приспособили их к звукам славянских языков, один из которых стал русским.
Куда же пропали 13 букв? Их украло время. По мере того как славяне, в том числе и русские, осваивали свой язык и свою письменность, многие буквы отпадали за ненадобностью. Одна за другой из алфавита исчезли S (зело), I (и десятичное), Ђ (чье), OY (оук), Ѡ (омега), Ҁ (коппа), Ѣ (ять), Ѧ (малый юс), Ѫ (большой юс), Ѯ (кси), Ѱ (пси), Ѳ (фита) и Ѵ (ижица). Далеко не все буквы уходили мирно, «без боя». С трудом отстоял своё место в алфавите твёрдый знак, но теперь у него «новая работа».

«Теперь не в моде твёрдый…»

Если бы мы каким-то чудом оказались на улице XIX века, то наверняка заметили бы, что на вывесках слова написаны совсем не так, как в наши дни. Например: «Складъ мануфактурныхъ товаровъ», «Чай, сахаръ, кофе», «Торговый домъ братьевъ Альшвангъ», «Ресторанъ ”Посадъ”». Зачем столько твёрдых знаков? — удивились бы мы. Такой же вопрос задают школьники, читая стихотворение Самуила Яковлевича Маршака «Быль-небылица». В нём старик, встретившийся ребятам в парке, рассказывает, как торговали купцы в старой Москве и, в частности, о купце Багрове, который «гонял до Астрахани по Волге пароходы…»:

На белых вёдрах вдоль бортов,
На каждой их семёрке,
Была фамилия «Багров» —
По букве на ведёрке.
— Тут что-то, дедушка, не так:
Нет буквы для седьмого!
— А вы забыли твёрдый знак! —
Сказал старик сурово. —
Два знака в вашем букваре.
Теперь не в моде твёрдый,
А был в ходу он при царе,
И у Багрова на ведре
Он красовался гордо.

У твёрдого знака было даже имя собственное — «ер». В Толковом словаре живого великорусского языка Владимира Ивановича Даля читаем: «ЕР м. (ъ), тридцатая буква в церковной азбуке, двадцать седьмая в русской; некогда полугласная, ныне твёрдый знак, тупая или безгласная буква». (Мягкий знак в то время назывался «ерь», а буква «ы» — «еры».)

Зачем же были нужны твёрдые знаки, которые сейчас кажутся лишними? По правилам, пришедшим ещё из старославянского языка, «ъ» следовало писать:

● на конце слов мужского рода после согласных (то есть всегда, кроме тех случаев, когда слово заканчивалось гласной, мягким знаком или буквой «й»);

● в некоторых словах-исключениях (обезъяна);

● в качестве разделительного знака между согласным и гласным на границе приставки и корня.

Откуда взялись эти правила? Они очень древние. В древнерусском языке твёрдый и мягкий знаки означали гласные звуки. Как они произносились, точно не известно, но филологи полагают, что было что-то вроде невнятного «о» («ъ») и ещё более невнятного «е» («ь»). При этом существовало правило, что слог может заканчиваться только на гласную. Например, слово «свиток» в древности писалось как «съвитъкъ». Попробуйте его произнести! А поскольку звук «о» делает согласные, стоящие перед ним, твёрдыми, люди стали лениться произносить «ъ». Они захотели сохранить его на письме, чтобы сразу было понятно, что имеется в виду. Например: «Здесь мелъ» или «Здесь мель», «Вот молъ» или «Вот моль». Но потом против этого «пережитка старины» стали выступать многие русские писатели. Им казалось, что в указании на твёрдость согласных звуков нет никакой нужды. Ведь каждому понятно: если не указано, что звук на конце слова мягкий, нужно произносить его твёрдо.
Лев Васильевич Успенский в своей книге «Слово о словах» приводит гневное высказывание Ломоносова в адрес твёрдого знака: «Немой место занял, подобно, как пятое колесо!» Далее автор производит интересные подсчёты. В романе Толстого «Война и мир» в дореволюционном издании насчитывалось 2080 страниц, на каждую из них приходилось в среднем 54—55 твёрдых знаков, то есть во всём тексте — 115 тысяч ненужных букв. Этими знаками можно было бы заполнить более 70 страниц текста. Успенский называет их тысячами «никчёмных бездельников, которые ровно ничему не помогают. И даже мешают…». «Но ведь книги не выпускаются в свет поодиночке, как рукописи, — пишет далее Успенский. — То издание, которое я читаю, вышло из типографии в количестве трёх тысяч штук. И в каждом его экземпляре имелось — хочешь или не хочешь! — по 70 страниц, занятых одними никому не нужными, ровно ничего не означающими твёрдыми знаками. Двести десять тысяч драгоценных книжных страниц, занятых бессмысленной чепухой! Это ли не ужас?»

Желание избавиться от ненужных знаков особенно усилилось в конце XIX — начале XX века. В 1904 году при Отделении рус-ского языка и словесности Академии наук была создана Орфографическая комиссия, перед которой стояла задача упростить русскую письменность, прежде всего для того, чтобы школьникам было легче изучать русский язык. В комиссию вошли самые известные учёные-языковеды тогдашней России. Возглавил её выдающийся русский языковед Филипп Фёдорович Фортунатов. Комиссия попыталась вовсе отказаться от буквы «ъ» и использовать только «ь», при этом отменить написание мягкого знака на конце слов после шипящих, то есть писать «мыш», «ноч», «идёш» и т. д. Этот проект широко обсуждался, но так и не был принят.
И вот 10 октября 1918 года декретом Совнаркома «О введении новой орфографии» твёрдый знак был упразднён. Причём поначалу с ним разделались настолько радикально, что вовсе выкинули из русского алфавита и заменили апострофом. На старых фотографиях можно увидеть вывески, на которых написано: «Осторожно! Крутой под’ём!» или «Об’ект охраняется собаками!» Употребление апострофа в середине слова многим казалось диким. Писатель Иван Алексеевич Бунин даже называл его «чудовищем». Вскоре от апострофа отказались и вернулись к твёрдому знаку.

Исчезновение твёрдого знака из окончания слов вызывало опасение у лингвистов. Они считали, что будет сложнее различать границы слов и в результате тексты станут нечитаемыми. Этого не произошло, твёрдый и мягкий знаки нашли своё место в русском языке.

Теперь для твёрдого знака осталась только одна работа. Он ставится перед «е», «ё», «ю» и «я» в следующих случаях:

● в приставках, оканчивающихся на твёрдый согласный: подъезд, объём, сверхъестественный, волеизъявление;

● в сложных словах, первый корень которых также оканчивается на твёрдый согласный (это слова, начинающиеся на «двух-», «трёх-», «четырёх-»): двухъярусный, четырёхъярдовый;

● в некоторых словах иноязычного происхождения, где встречается то же сочетание — твёрдый согласный и гласные «е», «ё», «ю», «я»: адъютант, инъекция, объект, субъект, панъевропейский.

В перечисленных примерах без твёрдого знака никак нельзя обойтись, потому что гласные «е», «ё», «ю» и «я» обладают свойством смягчать согласный звук, который стоит перед ними, и, если мы хотим, чтобы этот звук оставался твёрдым, нужно отметить это специальным знаком.

Особое правило работает в тех случаях, когда приставки, оканчивающиеся на согласный, оказываются рядом с корнем или с другой приставкой, которые начинаются с буквы «и». Эта буква делает предыдущий согласный звук мягким. Раньше, чтобы подчеркнуть, что приставка заканчивается твёрдой согласной, здесь ставился твёрдый знак.

А что же происходит теперь? Буква «и» стала превращаться в «ы». Таких слов не очень много. Например, «предыдущий» (сравните с причастием «идущий»), «розыск» («искать»), «подытожить» («итог»), «безыскусный» («искусный»), «безыдейный» («идейный»), «безынициативный» («инициативный»), «безынтересный» или «небезынтересный» («интересный»), «сымпровизировать» («импровизировать»), «предыстория» («история»).

Из этого правила есть два исключения: «и» пишется в словах с приставками «меж-» и «сверх-» (межирригационный, сверхизысканный) и в словах с иноязычными приставками и частицами «пан-», «суб-», «транс-», «контр-» и так далее (панисламизм, субинспектор, Трансиордания, контригра).

«Допекали буквой ”ятью”…»

В начале ХХ века поэт Саша Чёрный написал для детей «Азбуку» в стихах. Она начиналась так:

Буквам очень надоело
В толстых книжках спать да спать…
В полночь — кучей угорелой
Слезли с полки на кровать.
А с кровати — на пол сразу,
Посмотрели — люди спят —
И затеяли проказу,
Превесёлый маскарад.
А — стал аистом, Ц — цаплей,
Е — ежом… Прекрасный бал!
Я не спал и всё до капли
Подсмотрел и записал…

А заканчивалась строками:

Мягкий знак и твёрдый знак,
Ы и Ять остались так.

Поэт не нашёл слов, которые начинались бы с этих букв. Мягкий знак, твёрдый знак и букву «ы» знают все. А вот с буквой «ять» знакомы немногие. Она была похожа на мягкий знак, вертикальную палочку которого перечеркнули коротким штрихом — «Ѣ». Маленькую букву «ять» изображали как уменьшенную копию большой. Буква Ѣ стояла ближе к концу алфавита, после мягкого знака и перед «ю».
Лучше всего сохранял «ять» язык церковных книг, вообще не склонный к новшествам. Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля разъясняет: «Смысл и значение буквы этой до того утрачено, что правописание через неё стало шатко, и прибегали для установления правила то к малорусскому языку, то к особому списку слов. Вообще “ять” произносится мягче, ближе к “э” или к немецкому “ое”, но изъятий (то есть исключений. — Прим. авт.) слишком много. Принято, например, писать “свѣдѣния”, потому, будто бы, что так принято в церковном языке, а между тем пишут “рѣчь”, хотя в церковном — “речь” и “рещи”». Кстати, Даль приводит несколько слов, которые начинаются с буквы «ять». Самые важные среди них: «ѣхать» и «ѣсть», последнее в значении «принимать пищу», «кушать». Но, наверное, для этих глаголов было очень сложно придумать маскарадный костюм, чтобы явиться на карнавал, который описан в стихотворении Саши Чёрного.

Словарь Даля признаёт, что «ять» в некоторых случаях звучит, как «е», а «е» — как «ять». Школьникам приходилось заучивать длинные ряды слов, потому что ясного и чёткого правила не существовало. Например, в слове «беркут» писали букву «е», а в слове «бѣлка» — «ять», в слове «берег» — «е», а в «обѣщание» — «ять». В слове «белена» (растение) — «е», а в слове «бѣлуга» (рыба) — «ять». Всего нужно было запомнить около 130 слов с буквой «ять». Наверное, ученики просто бесились от злости! Кстати, слова «беда» и «беситься» писали так: бѣда, бѣситься.
Чтобы легче было запомнить написание слов с «ять», дети заучивали специальные стишки. Были они довольно длинные, но зарифмовать все 130 слов-исключений поэту оказалось не по силам. А начиналось стихотворение так:

Бѣлый, блѣдный, бѣдный бѣсъ
Убѣжалъ голодный въ лѣсъ.
Лѣшимъ по лѣсу онъ бѣгалъ,
Рѣдькой съ хрѣномъ пообѣдалъ
И за горькій тотъ обѣдъ
Далъ обѣтъ надѣлать бѣдъ.

Эти правила мешали не только школьникам. С середины XIX века букву «ять» стали подвергать гонениям и филологи. Об их попытках избавиться от «трудных» и «нелогичных» букв писал ещё в 1862 году в шуточном стихотворении «Педагогический приговор, или Орфографическая легенда» поэт Дмитрий Минаев. В его стихах буква «ять» предстаёт перед судом филологов:

«Буква Ять!» —
И мерным шагом,
Глаз не смея вверх поднять,
Перед всем ареопагом
Появилась буква “ять”.
Как преступница, поникла
И, предвидя свой позор,
От новейшего Перикла
Слышит смертный приговор:
«Буква жалкая! Бродягой
Ты явилась в наш язык,
Сам подьячий за бумагой
Проклинать тебя привык,
За тебя лишь называли
Нас безграмотными всех;
Там, где люди ять писали,
“Е” поставить было грех.
Даже избранную братью
Педагогов (крики: вон!)
Допекали буквой “ятью”
С незапамятных времён.
Так в тебе гермафродита
Мы признали, — и теперь
Выдти вон из алфавита
Приглашаем в эту дверь!»

В 1913 году Министерство просвещения даже вынуждено было издать специальный циркуляр о защите буквы «ять». Окончательный же приговор ей вынесли в 1917—1918 году. «Ять» убрали из алфавита вместе с «фитой» и «и десятиричной» (совпадавшей с латинской буквой «i»). Школьники вздохнули свободней.

***

Язык — как река. То тихая и спокойная, текущая так плавно, что её движение почти незаметно. То бурная, с водопадами и водоворотами. Язык никогда не стоит на месте, он постоянно меняется, но одновременно склонен долго тащить с собой то, что однажды попало в его поток. Сейчас букву «ять» вспоминают разве что дизайнеры, когда хотят придать вывеске архаичный вид, напомнить о «милой старине». Так появляется надпись на булочной «Свѣжий хлѣбъ» или вывеска «Рѣсторанъ “Елисѣй”». Кстати, в обеих надписях допущены ошибки. Слово «ресторан» и до 1918 года писалось через «е», а в слове «свежий» по правилам дореволюционной орфографии должна была стоять не только «ѣ», но и буква «i».

Ферт против Фиты

В стихотворении «Педагогический приговор» — его написал поэт-сатирик Д. Д. Минаев в 1862 году — филологи решили изгнать из алфавита все лишние буквы.

Посреди огромной залы,
Где скользит вечерний свет,
Грамотеи-радикалы
Собралися на совет.
Бродит мысль по лицам важным,
Хмуры брови, строгий вид, —
И лежал пред мужем каждым
Букв российских алфавит.
<…>
Двери настежь, и квартальный
Вводит связанную рать —
Букв российских ряд печальный
Счётом ровно тридцать пять.
Для позора, для допросов
Привели на стыд и срам
Буквы те, что Ломоносов
Завещал когда-то нам.
<…>

Сначала реформаторы расправились с буквой «ять» (см. «Наука и жизнь» № 3, 2018 г.). Настал черёд следующей — фиты.

Ниц склонясь, как хилый колос,
Ять уходит.
«На места!» —
Раздаётся новый голос:
«Шаг вперёд, мадам Фита!
Так как с русским человеком
Кровной связи нет у вас,
То ступайте к вашим грекам…»
Но Фита вдруг уперлась:
«Мир ко мне неблагодарен!»
Дама рвётся, вся в поту:
«Даже сам Фаддей Булгарин
Век писался чрез фиту.
Вашу верную служанку
Не гоните ж…» (резкий звон).
И несчастную гречанку
На руках выносят вон.

Чем же провинилась буква «фита»? Или, точнее, ѳита, потому что именно так писали её название до 1918 года.

Дело в том, что у ѳиты был коварный «сводный брат» — ферт, который очень любил стоять, уперев «руки в боки». В XIX веке даже говорили: «стоит фертом», то есть подбоченясь. Ферт — это буква «Ф». Как и ныне, ферт стоял перед буквой «х». Считается, что ферт — близкий родственник греческой буквы «фи», которая выглядела так: «φ». Возможно, ферт состоял в «кровном родстве» и с ѳитой, так как в старых книгах его писали так: 092_3, а ѳиту вот так: Ѳ . Ѳита стояла в алфавите на предпоследнем месте, перед буквой «ижица» и после ещё одной гречанки — буквы «пси» (Ѱ).

Объединяло ферта и ѳиту одно. Все слова, в которых они встречались, были не русского, а иностранного происхождения: греческого (география, миѳ, фонарь и т. д.), латинского (реформация, манифест, трансформация) или тюркского (кафтан, сарафан, кефир).
До XVIII века никаких правил, касающихся правописания ферта и ѳиты, в русском языке не существовало, их писали так, как нравится. Например, у новгородцев в берестяных грамотах XIII века археологи не находили текстов с буквой «ферт» — везде стояла только ѳита. Через сто лет, наоборот, пошла мода на букву «ферт», а про ѳиту забыли.

Пётр I поначалу благоволил ѳите. Вводя гражданский шрифт, он даже отменил букву «ферт», и в течение нескольких лет (с 1707 по 1708 год) звук «f» в русском алфавите обозначала только ѳита. Но в 1710 году ферт восстановили в правах. Потом эта буква стала теснить ѳиту, и вскоре место для неё осталось в основном в именах древнегреческого происхождения: Ѳеодра, Ѳеодосий, Ѳилоѳей, Ѳёкла и т. д. Вот почему упомянутый в стихотворении Д. Д. Минаева Ѳаддей Булгарин — русский писатель, журналист, критик, недруг Пушкина и Лермонтова — писал своё имя через Ѳ.

Буква ѳ употреблялась не только в именах. Например, А. С. Пушкин писал друзьям из Кишинёва, что «берёт уроки чистого аѳеизма», то есть атеизма (это слово происходит от греческого θεο — бог, к которому прибавлена приставка-отрицание «а»).

Противостояние ферта и ѳиты не раз привлекало внимание литераторов. В романе Николая Васильевича Гоголя «Мёртвые души» Ноздрёв называет своего родича ѳетюком (это устаревшее слово означало «простофиля»). Тот просит: «Нет, брат, ты не ругай меня ѳетюком», и Гоголь тут же делает примечание: «Ѳетюк слово обидное для мужчины, происходит от Ѳ, буквы, почитаемой неприличною буквою». Как жаль, что Николай Васильевич не объяснил нам, почему Ѳита «почиталась неприличной».

В повести Николая Семёновича Лескова «Очарованный странник» герой рассказывает:

«— Долго очень без места ходил, а потом на ѳиту попал, и оттого стало ещё хуже.

— Как на ѳиту? что это значит?

— Тот покровитель, к которому я насчёт карьеры был прислан, в адресный стол справщиком определил, а там у всякого справщика своя буква есть, по какой кто справке заведует. Иные буквы есть очень хорошие, как, например, буки, или покой, или како: много на них фамилиев начинается, и справщику есть доход, а меня поставили на ѳиту. Самая ничтожная буква, очень на неё мало пишется, и то ещё из тех, кои по всем видам ей принадлежат, все от неё отлынивают и лукавят: кто чуть хочет благородиться, сейчас себя самовластно вместо ѳиты через ферт ставит. Ищешь-ищешь его под ѳитою — только пропащая работа, а он под фертом себя проименовал. Никакой пользы нет, а сиди на службе…»

В этом отрывке упомянуто несколько букв дореволюционной азбуки: «буки» — «Б», «покой» — «П», «како» — «К». И самой неудачливой из них снова оказалась бедняжка Ѳита. На сей раз герой Лескова почему-то счёл её недостаточно аристократичной.

А вот один из персонажей повести Владимира Ивановича Даля «Бедовик» (да- да, Даль писал не только словарные статьи, но также повести, рассказы и сказки) придерживался другого мнения. Его Стахей Онуфриевич, живший в провинции и трудившийся «секретарём в уездом магистрате», старался всюду заменить букву «ферт» ѳитою, потому, что «ферт» была, по мнению Стахея, буква вовсе неблагопристойная.

Кстати, что писал о ѳите В. И. Даль в своём словаре? А вот что: «Ѳ — буква Ѳита, 34-я в ряду, в церковном языке 41-я, пишется без нужды в греческих словах, вместо “Ф”. В греческом произношении звук “ѳ” напоминает английский “th” и некогда писалась у нас так же, как в греческих словах, вместо “т”, например: ѳеатръ, да и поныне букву эту на западных языках заменяет “th”».

Теперь понятно, почему некоторые имена в русском и английском языках произносятся и пишутся по-разному. Например: Фёдор — Theodore, Фома — Thomas. А вот имя Филипп и в XIX веке писали через ферт, так как на греческом языке Филипп — это Φίλιππος, по-латыни — Philippus, а на современном английском — Philip.

Словом «ѳита» ещё, оказывается, именовали «школярного грамотея, дошлого писалку», то есть того, кого сейчас называют отличником, а завистники — «зубрилкой». В. И. Даль приводит несколько прибауток, которые сложили про ѳиту школьники: «От ѳиты подвело животы», «ѳита, ижица — к розге близится». А когда кто-то очень удивлялся, говорили: «У него рот ѳитой».

Окончательный приговор букве «ѳита» объявили в 1918 году. Больше чем через полвека после того, как было написано стихотворение Д. Д. Минаева, ѳиту окончательно выдворили из алфавита, вместе с буквами «ять» и «и десятеричное» (i). Она и в самом деле была уже не нужна.

На всём протяжении XVI–XIX веков русский алфавит «тащил с собой» буквы, которые постепенно выходили из употребления. Вы уже знаете, что случилось с буквой «ять», какой трансформации подверглись твёрдый знак, фита и ферт (см. «Науку и жизнь» №№ 234, 2018 г.). На очереди — звук «и». В его распоряжении были сразу три буквы: знакомая нам «И», которая называлась иже; известная из латинского алфавита «I» (i) — так называемое «и десятеричное» и ещё одна буква: «Ѵ» — ижица. Каждая требовала к себе особого подхода.

Буквы ижица, i десятеричное, иже («Наука и жизнь» №5, 2018)

Начнём с самой загадочной буквы «Ѵ» (ижица, или Ѵжица — так писали её название до 1918 года). Она пришла в русский язык из греческого и происходит от буквы «Y» (ипсилон). Ижицу использовали для обозначения гласного звука, как, например, мѵросѵнодъѵпостась. У Ѵжицы есть родной брат — буква «V», но произносится она как «в».

Почему же такие похожие на письме буквы звучат совсем не похоже? Дело в том, что «V» в свою очередь «потомок» финикийской буквы «Y» (вав, произносилась как [ўаў]). В странах, где говорили на латинском языке, этот звук превратился в «w», а в странах с греческим, а потом со славянскими языками — в «i».

Но, видимо, Ѵжица всё же не забывала брата, с которым рассталась. Не случайно Владимир Иванович Даль в «Словаре живого великорусского языка» пишет об Ѵжице, что она отвечает за «и» и за «в», и приводит примеры старинных русских имён греческого происхождения: Ѵпат (Ипат), Еѵфимiй (Евфимий) и Еѵдокiя (Евдокия).

В алфавите Ѵжица занимала самое последнее место, следом за буквами «Я» и «Ѳита». В связи с этим её упоминали во многих русских поговорках. Например, о том, кто изучил что-то от начала до конца, говорили: «Он знает науку „от Аза до Ѵжицы“». Азом называлась буква «А», которая и в те времена стояла в алфавите первой. Когда кто-то только притворялся знатоком и упрекал других в невежестве, о нём говорили с насмешкой: «Сам ни Аза в глаза, а людям Ѵжицей тычет». Правда, тогда никто не мог напомнить зазнайке, что «Я — последняя буква в алфавите», но зато лодырей предостерегали: «Ѳита да Ѵжица, к ленивцу плеть близится!»

Судьба Ѵжицы была не простой. Пётр I, реформируя алфавит, то выкидывал её, для простоты заменяя на «I» и «В», то возвращал вновь. Так же поступали и его преемники. Ѵжицу отменили в 1735 году, потом вновь вернули в 1758-м. Затем снова последовали отмена в 1799 году и очередное восстановление в правах в 1802-м, а через несколько лет — в 1857-м — её опять собрались отменить, но потом сменили гнев на милость. В конце концов Ѵжица исчезла из русского языка сама собой. Авторы орфографической реформы 1918 года, отменившие «ять», «фиту», а также «и десятеричное», даже не стали упоминать Ѵжицу, решив, что ею и без того никто не пользуется. Так оно и вышло. Букву-призрак можно было увидеть только как марку на паровозах серии «Ѵ», которые курсировали на железных дорогах с 1931 года до середины 1950-х годов. Что ж, не самый худший конец. Можно сказать, что Ѵжица уехала лихо, с ветерком, сопровождаемая звуками паровозных гудков.

Букве «I», в отличие от Ѵжицы, в историческом декрете 1918 года всё же нашлось место. Наверное, потому, что она выполняла в русской орфографии совершенно особую задачу.

Родословная буквы «I» похожа на родословную Ѵжицы. Её прародительницей также была финикийская буква «йод» (j), которая относится к согласным. От неё произошла греческая буква — «йота» (ι). Когда букву «I» использовали для счёта, она имела значение цифры 10. Вот почему в русском языке её стали называть «i десятеричное». «Потомки» этой буквы в различных вариантах кириллицы, приспособленных для разных славянских языков, — «I», «J» и «Ї» — отражали разные способы произнесения гласного звука «i», согласного «j» и их сочетаний. Так буква «I» вошла во все языки восточных славян: русский, украинский и белорусский.

Буква «Ї», также попавшая в восточнославянские алфавиты, означала звук «ji», она до сих пор встречается в украинском языке (хлїбдїдУкраїна). В русском языке она тоже присутствовала, но быстро вышла из употребления, так как в нём почти не встречалось слов, где её можно было использовать.

А вот буква «I» осталась. Для неё нашлось своё, особое, место: её писали в тех словах, где звук «i» должен произноситься перед гласными и перед «й»: исторіярусскійІерусалимъ и тому подобное.

Была у буквы «I» ещё одна работа. Напомним, что в русском языке существуют два омонима слова «мир»: один из них означает такое состояние, когда отсутствует война, а другой — окружающий нас мир, мирозданье и человеческое общество. Так, в частности, «миром» называлась сельская община, которая, собираясь на «мирские сходы», решала дела «всем миром», а потом устраивала пиры «на весь крещёный мир». Так вот, чтобы различить эти значения, в первом случае стали писать букву «И», а во втором «I» (мiрской сходрешить всем мiром).

Название знаменитого романа Льва Николаевича Толстого «Война и мир» в изданиях до 1918 года писали совсем не так, как мы привыкли. На обложке было напечатано: «Война и мiр», то есть не «война и мирная жизнь’, а «война и общество’, что, конечно, соответствовало той идее, которую вкладывал в это произведение Толстой.

Победительницей из соревнования трёх «и» вышла буква «И». Мы сейчас знаем только её. В XIX веке она называлась иже, или «и восьмеричное», так как при арифметических подсчётах в прежние времена заменяла цифру 8.

До XVI века буква «И» означала сразу два звука: гласный «i» и согласный «j». Позже, чтобы различать эти звуки, там, где нужно было прочесть «j», над «И» стали ставить «галочку». Так появилась ещё одна хорошо знакомая буква — «Й». Вы уже знаете, что на протяжении трёхсот лет она «дружила» с буквой «I» и «требовала» ставить её на письме перед собой, так же как перед гласными. Например, название романа А. С. Пушкина до революции писали так: «Евгенiй Онѣгин».

Авторы реформы правописания 1918 года решили пожертвовать «i десятеричным»: они были уверены, что буква «и» прекрасно справится со своими обязанностями и перед гласными, и перед «й». В других славянских языках всё сложилось иначе. Украинский оставил «I» и с одной точкой и с двумя, а в белорусском «I» вовсе заменила привычную нам «И».

Одним словом, если говорят, «что ни город — то норов, что ни деревня — то обычай», то можно выразиться и так: «что ни язык — то свой выбор, что ни буква — то своя судьба».

Наука и жизнь 

Елена Первушина, nkj.ru

Интересные факты о русском алфавите

Интересные факты о русском алфавите
Обучение в школе начинается с алфавита — но оказывается, мы очень много о нем не знаем. Вот подборка из нескольких интересных фактов.Большинство слов с буквой «Ф» в русском языке – заимствованные. Пушкин гордился тем, что в «Сказке о царе Салтане» было всего лишь одно слово с буквой «ф» – флот.В русском языке есть всего 74 слова, начинающихся с буквы «Й». Но большинство из нас помнит лишь «йод, йог» и город «Йошкар-Ола». В русском языке есть слова на «Ы». Это названия российских городов и рек: Ыгыатта, Ыллымах, Ынахсыт, Ыныкчанский, Ытык-кюёль. Единственные слова в русском языке с тремя буквами «е» подряд – этодлинношеее (и прочие на -шеее, например, криво-, коротко-) и«змееед».В русском языке есть слово с уникальной для языка приставкой ко- – закоулок.Единственное слово русского языка, которое не имеет корня – вынуть. Считается, что в этом слове так называемый нулевой корень, находящийся в чередовании с корнем -им- (вын-им-ать). Раньше, примерно до XVII века, этот глагол выглядел как вынять, и в нём был материальный корень, такой же как в снять, обнять, понять (ср.снимать, обнимать, понимать), однако впоследствии корень -ня- был переосмыслен как суффикс -ну- (как в сунуть, дунуть). Единственное односложное прилагательное в русском языке – это злой.В русском языке есть слова с уникальными для языка приставками и-, – итог и итого и а- – авось (устар. а вось «а вось не повезёт»), образовавшимися от союзов и и а. Слова бык и пчела – однокоренные. В произведениях древнерусской литературы слово пчела писалось как «бъчела». Чередование гласных ъ / ы объясняется происхождением обоих звуков из одного индоевропейского звука U. Если вспомнить диалектный глагол бучать, имеющий значения «реветь, гудеть, жужжать» и этимологически родственный словам пчела, букашка и бык, то становится ясным, каково же было общее значение этих слов.До XIV века на Руси все неприличные слова назывались «нелепыми глаголами».В Книге рекордов Гиннесса 1993 года самым длинным словом русского языка названо «рентгеноэлектрокардиографического», в издании 2003 года «превысокомногорассмотрительствующий». В Грамматическом словаре русского языка А.А. Зализняка издания 2003 самая длинная (в буквах) нарицательная лексема в словарной форме – это прилагательное «частнопредпринимательский». Состоит из 25 букв.Самые длинные глаголы – «переосвидетельствоваться», «субстанционализироваться» и «интернационализироваться» (все – 24 буквы; словоформы -ующимися и -вшись по 25 букв); Самые длинные существительные – «человеконенавистничество» и «высокопревосходительство» (по 24 буквы; словоформы -ами – по 26 букв, впрочем, «человеконенавистничество» практически не употребляется в мн. ч.);Самые длинные одушевлённые существительные – «одиннадцатиклассница» и «делопроизводительница» (по 21 букве, словоформы -ами – по 23 буквы);Самое длинное наречие, фиксируемое словарём – «неудовлетворительно» (19 букв); впрочем, надо учесть, что от подавляющего большинства качественных прилагательных на -ый / -ий образуются наречия на -о / -е, далеко не всегда фиксируемые словарём;Самое длинное междометие, включённое в Грамматический словарь – «физкульт-привет» (15 или 14 букв в зависимости от статуса дефиса);Слово «соответственно» является самый длинный предлог и самый длинный союз одновременно. Оно состоит из 14 букв. Самая длинная частица «исключительно» на букву короче.Недостаточные глаголы. Иногда у глагола нет какой-либо формы, и это обусловлено законами благозвучия. Например: «победить». Он победит, ты победишь, я… победю? побежу? побежду? Филологи предлагают использовать заменяющие конструкции «я одержу победу» или «стану победителем». Поскольку форма первого лица единственного числа отсутствует, глагол является недостаточным.

Анна Ненашева, nationaljournal.ru

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s