Белокриницкая Иерархия

После раскола Русской православной церкви в XVII в. старообрядчество
разделилось на поповцев и беспоповцев. Главной целью поповцев было искание архиерейства, которое в 1846 г. увенчалось успехом.
Белокриницкая иерархия – именуется по названию монастыря в Белой Кринице в северной Буковине, бывшей в составе Австрийской империи (в настоящее время территория Черновицкой области в Западной Украине), территориально охватывает австрийскую Буковину, где произошло присоединение греческого митрополита Амвросия к древлеправославной церкви, Российскую империю и СССР в рамках государственных границ, соответствующих историческому времени с момента образования белокриницкой иерархии в 1846 г. до юбилея
1000-летия Крещения Руси в 1988 г.
Нижняя граница обусловлена фактом образования белокриницкой иерархии. 28
октября 1846 г. к древлеправославной церкви1 присоединился греческий митрополит Амвросий, восстановивший полноту старообрядческой иерархии.
С 1849 г. белокриницкая иерархия появилась в России. Определение верхней границы объясняется изменением в 1988 г. вектора государственной политики в отношении религии в СССР и появлением большей свободы. В результате этого старообрядческая церковь получила возможность провести Освященный собор, избрать на нем митрополита Московского и всея Руси и отпраздновать юбилей
1000-летия Крещения Руси. Российское правительство рассматривало белокриницкую иерархию с позиции синодальной церкви, считая ее вредным
«австрийским» сектантством. Царское и советское правительство препятствовало процессу преобразования архиепископии в митрополию, так как видело в этом
акте возрождение и укрепление древлеправославной церкви.
Сегодня перед обществом стоит проблема религиозной толерантности, решая которую, общество и государство неизбежно должно обращаться к опыту прошедших лет, рассматривая старообрядческую белокриницкую иерархию, как сообщество низшего клира и мирян, признавших над собой духовную власть епископата, получившего свою преемственность от греческого митрополита Амвросия.

«Учреждение белокриницкой иерархии»

Причины образования белокриницкой иерархии на территории Австрийской империи состояли в следующем:
во-первых, православно-догматическое учение «о священстве», которого придерживались старообрядцы-поповцы, периодически подвигало их к постоянному поиску епископа;
во-вторых, жесткая государственная политика в отношении «раскола», проводимая в конце XVIII в. в Российской империи, привела к вынужденной эмиграции нескольких сотен старообрядческих семей на территорию австрийской Буковины;
в-третьих, религиозные и гражданские
права, предоставленные старообрядцам в Австрийской империи наравне с другими народами, способствовали зарождению идеи создания за границей архиерейской кафедры;
в-четвертых, императорские указы Александра I и Николая I, запрещавшие принимать старообрядцам «беглое» духовенство от господствующей церкви, привели к резкому сокращению у них числа
священнослужителей;
в-пятых, отсутствие независимой иерархии; и
в-шестых, разрешение старообрядцам в Австрийской империи иметь
собственного епископа.
Акт присоединения греческого митрополита Амвросия (бывшего Боснийского) к древлеправославной церкви сыграл особенно большую роль, поскольку от него было положено основание белокриницкой иерархии.

«Отношение российского самодержавия к возникновению белокриницкой иерархии»
Внешнеполитическая ситуация, существовавшая в рассматриваемый период, между Россией и Австро-Венгрией.
Для российского самодержавия древлеправославная иерархия стала
раздражающим фактором, так как разрушились планы воссоединения старообрядчества с единоверием. Кроме этого правительство России боялось, как бы старообрядцы не нарушили свои верноподданнические чувства и не обратили бы их к чуждой, но лояльной Австрии. В связи с этим между двумя государствами
возникли политические разногласия. Синодальная церковь требовала от Константинопольского патриарха канонического суда над митрополитом Амвросием, который дискредитировал бы его и посеял бы среди старообрядцев недоверие к новой иерархии. Сложившаяся внешнеполитическая ситуация потребовала удаления митрополита из их среды в ссылку, однако воспрепятствовать распространению Белокриницкого священства за пределы Австрийской империи было уже невозможно.
Белокриницкая иерархия появилась в Российской империи по истечении трех лет после ее образования. Это обусловлено тем, что самодержавие предприняло меры, чтобы не допустить ее проникновения на территорию государства.

«Белокриницкая иерархия в России (1849–1917 гг.)»

Процесс распространения старообрядческого священства в Российской империи.

Белокриницкая иерархия сумела объединить под свое иерархическое начало большинство разрозненных старообрядческих общин, образовать 12 епархий, поставить в них епископов и рукоположить сотни священнослужителей. Установление иерархичности предполагало ликвидацию бесконтрольной и вольной деятельности священников – перебежчиков из синодальной церкви. Вследствие этого был организован беглопоповский раскол, который усилился
сомнениями относительно законности белокриницкой иерархии и тайной поддержкой правительства. «Окружное послание», рассчитанное создать единую идеологию согласия привело к оформлению двух враждующих лагерей: окружников и неокружников.
Предпринятые митрополитом Кириллом Белокриницким попытки уврачевания раскола, привели к еще большему противостоянию враждующих группировок. Для ликвидации возникшего раскола Освященный собор российских епископов объявил об автокефалии Московской архиепископии (окружников), а ее главой избрал архиепископа Антония (Шутова).
Весь дореволюционный период существования белокриницкой иерархии в России можно разделить на два этапа ее развития:
нелегальный и официальный.
Первый этап 1849–1905 гг. характеризуется тем, что старообрядческие архиереи и священнослужители не признавались государством и жестко преследовались. Проповедническая деятельность была затруднена, считалась «пропагандой раскола» и строго каралось законом. В 1864 г. указом императора Александра II
преследование было немного ослаблено, но от старообрядческих духовных лиц требовали не именоваться в своем звании и официально от него отречься. Правительство использовало разные методы борьбы с белокриницкой иерархией: миссионерские мероприятия; создание альтернатив для старообрядцев,
сомневающихся в ее каноничности – например, тайная уния с государственной церковью через беглопоповство, санкционированное властями.
Второй этап 1905–1917 гг. – официальный.
С «Высочайшего указа о веротерпимости» 1905 г. в церкви начался «золотой период» старообрядчества. Новое законодательство предоставило старообрядцам свободное исповедание древлеправославия и публичное отправление богослужения. Для религиозных, просветительных и благотворительных целей древлеправославной церкви разрешалось образовывать общины. Закон закреплял за общиной право и обязанность ведения всех актов гражданского
состояния своих членов. Старообрядческое духовенство регистрировалось губернским правлением. Увеличилось количество епархий, епископов и низшего духовенства, открывались учебные заведения. Некоторые группы неокружников примирились с древлеправославной церковью. На Освященных соборах, которые
стали частыми в этот период, не раз ставился вопрос об учреждении в Москве митрополии. Итогом предоставления свободы вероисповедания явилось значительное укрепление белокриницкого согласия.

«Положение древлеправославной церкви в 
первые десятилетия советской власти (октябрь 1917–конец 1930-
х гг.)»

Исследование истории белокриницкого согласия в новых политических условиях.
Советское правительство поставило в один ряд перед новым законодательством все религиозные организации в стране. Были упразднены почти все
старообрядческие монастыри, церковно-приходские школы и все
периодические издания. Храмы были национализированы или
муниципализированы. Позиция белокриницкого согласия к советской политике выявилась в обращении архиепископа Мелетия (Картушина) к старообрядцам, призывающая их к борьбе с безбожной властью. Это привело к тому, что во время Гражданской войны духовенство и миряне активно сотрудничали с Белым
движением. Благоприятная обстановка для древлеправославной церкви сложилась в 1920-е гг., когда советское правительство в целях укрепления социальной базы обратилось ко всем старообрядцам страны с воззванием, что их преследовать больше не будут, и приглашало поселиться на свободных землях. В свою очередь Освященный собор 1922 г. официально признал новую власть и призвал всех древлеправославных христиан относиться к ней лояльно. В тоже время одним из результатов антирелигиозной пропаганды стало снижение религиозности среди старообрядцев и отпадение молодежи от церкви.
В 1930-е гг. наступил периодом полного неприятия белокриницкого согласия со стороны государственной власти. В стране были закрыты все монастыри, многие области, прежде считавшиеся старообрядческими, лишились всех действующих
храмов, было арестовано и расстреляно подавляющее большинство
священнослужителей. При закрытии храмов и монастырей производилась тотальная конфискация икон, утвари, колоколов, облачений, книг, было уничтожено немало библиотек и архивов.
Возросла эмиграция старообрядцев в Румынию и Китай. В результате к 1940 г. в старообрядческой церкви была полностью разрушена иерархическая система управления, уцелело от закрытия и разрушения лишь 8,8 % храмов. Над церковью вновь нависла угроза исчезновения древлеправославной иерархии.

«Дальневосточная и сибирские 
епархии в период Гражданской войны и в 1920–1930-е гг.»
Деятельность белокриницкой иерархии Дальнего Востока и Сибири.
Этот огромный регион характеризуется значительной 
отдаленностью от центральной части России и наличием в белокриницком согласии большего количества приходов и верующих. Во время Гражданской войны связь епархиальных архиереев с архиепископией была прервана, руководство в своих
епархиях они осуществляли по своему усмотрению. В данном регионе белокриницкая иерархия активно сотрудничала с Белым движением, но после его поражения она продолжала поддерживать сторону антисоветских выступлений. Временное послабление в 1920-е гг. антирелигиозной советской политики в отношении старообрядчества заставило епископат пересмотреть свою позицию
и проявить лояльность к новой власти. Вследствие этого древлеправославной церкви было позволено жить относительно полноценной духовной жизнью. Епископ Уральский и Оренбургский Амфилохий (Журавлев) единолично сумел решить проблему вдовствующих епархий. Активная деятельность епархиальных съездов в сибирских епархиях способствовала образованию новых: Минусинско-Енисейской и Семипалатинско-Зайсанской, и реализации мер в противодействии спада религиозности среди молодого поколения. Однако и новообразованные епархии имели тенденции к разделению на более мелкие, но они были пресечены решением Освященных соборов.
В 1937–1938 гг. епископы Пермский Амфилохий (Журавлев), Томский Тихон (Сухов), Минусинский Арсений (Давыдов), Иркутский Афанасий (Федотов) были расстреляны, а епископ Семипалатинский Андриан (Бердышев) умер в 1934 г.
К концу 1930-
х гг. белокриницкая иерархия в этом регионе была полностью
уничтожена.

«Место и значение 
Освященных соборов в управлении древлеправославной церковью и регулировании церковной жизни в 1920-е гг.».

Освящённые соборы проводились с разрешения НКВД и это было чрезвычайно важно для внутрицерковной жизни белокриницкого согласия, составляло его
«привилегию», которой не имела патриаршая церковь, не собиравшая Поместных соборов с 1918 по 1943 гг. Деятельность соборов характеризовалась разработкой новых положений об управлении церковью, решением вопросов о замещении епископами вдовствующих епархий, призывами к объединению беглопоповцев и неокружников с белокриницкой иерархией. Соборные постановления должны были исполняться всеми древлеправославными христианами. Об этом Соборы
постоянно напоминали старообрядцам в своих назидательных посланиях. Кроме того, в 1920-е гг. древлеправославная церковь испытывала материальные и финансовые трудности, и только соборные обращения к верующим о сборе пожертвований позволяли решать многие проблемы, в частности, поддержать работу Совета при архиепископии, оказывать помощь нуждавшимся приходам и
членам старообрядческой церкви. На Соборах были пресечены тенденции к разделению многих крупных епархий. Велась борьба с пьянством, табакокурением, атеистической пропагандой и ликвидировались новшества, вкравшиеся в богослужебный обиход древлеправославной церкви и в церковное пение.
На священнослужителей была возложена обязанность более тесно
взаимодействовать с паствой посредством проповедей и организации вечерних кружков. На местах в решении насущных вопросов епархии епископам помогали регулярно проводимые ими епархиальные съезды.

«Просветительская 
деятельность древлеправославной церкви в 1920-е гг.».

В 1925 г. советская власть разрешила древлеправославной церкви реализовать
постановление Освященного собора, призывавшее ее пастырей проявить активную деятельность в области просвещения всех верующих, в особенности молодого поколения. Спад религиозности церковь пыталась предотвратить с помощью организации в приходах преподавания Закона Божия, церковно-славянского чтения и знаменного пения. В Ленинграде были открыты двухгодичные богословско-пастырские курсы, действовавшие как средство
пополнения иерархии кандидатами в священнослужители.
Программа и разнообразность изучаемых предметов говорит о том, что слушатели курсов получили достойное на тот период духовно-профессиональное образование. Однако власти не разрешили повторное открытие курсов, и к концу 1927 г. вся образовательная деятельность старообрядческой церкви была свернута.

«Положение древлеправославной церкви в 
СССР (1941–1988 гг.)»

Тенденции развития белокриницкого согласия в 1940-е гг. и изменения советской
политики 1950–1988 гг. в отношении религии.

Отмечается, что в 1941 г. белокриницкое согласие представляло религиозную организацию с разрушенной иерархической структурой. Война создала условия
предотвращения дальнейшего уничтожения древлеправославной церкви, поскольку изменилась государственно-конфессиональная политика по отношению ко всем религиозным организациям. В свою очередь церковь зафиксировала свою активную патриотическую позицию, так как по ее призыву духовенство и миряне трудились и жертвовали собой ради победы. Старообрядческой церковью в 1940-х гг. руководили архиепископ Иринарх (Парфенов) и епископ Геронтий (Лакомкин). Посреднические функции между
государством и религиозными организациями с середины 1940-х гг.
стал осуществлять Совет по делам религиозных культов (СРК) при
СНК СССР.
В послевоенные годы произошло возрождение и оживление церковной жизни: осуществлялась подготовка священнослужительских кадров, в результате чего была восстановлена церковно-иерархическая структура – рукоположены новые архиереи, священники и диаконы, было отрегулировано административное
управление епархиями и приходами; реализовывались мероприятия
по объединению всех поповских согласий в единую древлеправославную церковь. Оставшиеся без епископов неокружнические приходы объединились с архиепископией.
Курс, 
направленный на объединение с беглопоповцами и первоначально
поддерживаемый СРК, не увенчался успехом, так как к 1948 г. вновь изменилась государственная политика в религиозном вопросе. Руководство страны пришло к сознанию того, что разрозненным старообрядчеством руководить эффективнее. Угроза исчезновения белокриницкой иерархии в условиях атеистического государства исчезла.
К 1950 г. старообрядческая церковь сохранила только около 
15,1 % от числа
храмов на 1926–1930 гг. 
Прослеживалась новая череда политического давления на белокриницкое согласие, которая была развернута в 1950-х гг. Ее главное отличие от репрессивных мер в 1920–1930-х гг. заключалось в том, что она прошла без кровопролития и массовых арестов и выразились в возобновлении закрытий храмов и участившихся нападках на религию. Это отличие обуславливалось «нуждой» государства в церкви, которой был отведен специфический участок
внешнеполитического фронта: «борьба за мир».
Освященные соборы за период 1952–1988 гг. преимущественно собирались для избрания первосвятителей (архиепископов Флавиана (Слесарева), Иосифа (Моржакова), Никодима (Латышева) и Алимпия (Гусева)), а все вопросы церковной жизни решались на расширенных заседаниях Совета архиепископии.
В 1950-х гг. между архиепископией и митрополией наступило охлаждение во взаимоотношениях, которое явилось следствием незаконного вмешательства Белокриницкого митрополита во внутренние дела Русской старообрядческой церкви. Это побудило архиепископию посредством переписки с митрополией утвердить свою автокефалию.
Не установилось административное единство 
церкви и с канадскими старообрядцами.  В конце 1950–1960-х гг. была принята целая серия
законодательных актов, направленная на ужесточение экономических и политических условий существования религиозных организаций. Антирелигиозная кампания Н.С. Хрущева привела к закрытию в старообрядческой церкви 3 монастырей и 20 храмов. Политика жесткого нажима на религию была ослаблена с приходом к власти Л.И. Брежнева. «Застойные» времена характеризовались тем, что отношение к церкви стало более
умеренным. Но в жизнь древлеправославной церкви тоже вошли так называемые «застойные тенденции», которые проявлялись в недостатке священнослужительских кадров, так как органы госбезопасности препятствовали посвящению в сан молодежи, средний возраст духовенства был свыше 60 лет, а в силу его консерватизма и ограничения священнослужительской деятельности
стенами храма не поощрялась инициативность.
Совместное участие в борьбе за мир в условиях «холодной войны» обусловило изменение в лучшую сторону отношения иерархов Русской православной церкви (Московского патриархата) к старообрядческим епископам. Поместный собор 1971 г. снял проклятия Собора 1666 г., наложенные на старые обряды, что еще больше усилило в сознании всех придерживающихся старых обрядов правоту своих убеждений и вызвало надежду на то, что в будущем Московский патриархат вернется к дораскольной богослужебной традиции.
Вплоть до 1988 г. попытки преобразования Московской архиепископии в митрополию не имели успеха. Советское правительство в учреждении митрополии видело возрождение древлеправославной церкви, поэтому с его стороны сохранялся запрет на это. Кризис советского государства и реформистские тенденции в конечном итоге все же способствовали учреждению в Москве митрополии. Демократические преобразования в стране привели к изданию нового закона «О свободе совести и вероисповеданий», который открыл для деятельности церкви большие перспективы.

Основные выводы.

Белокриницкая иерархия в первой половине XIX в. стала совершившимся фактом.
Разрозненность старообрядчества придавала организаторам учреждения иерархии мысль о том, что с ее возникновением появится возможность объединить все поповские толки в единую церковную структуру. Для российского самодержавия новое «австрийское» священство явилось серьезной угрозой внутренней политике в отношении «раскола», поэтому с первых же дней своего
появления в России оно подверглось преследованию, и было объявлено вне закона. Однако, к 1863 г. древлеправославная церковь имела 12 архиерейских кафедр. Внутренние разногласия иерархов из-за «Окружного послания» привели к разделению согласия и автокефалии древлеправославной церкви в России.
В 1905 г. 
изменилось государственное законодательство в Российской империи, которое предоставило старообрядцам свободу вероисповедания. На Освященных соборах не раз ставился вопрос о преобразовании Московской архиепископии в статус митрополии. Значительно увеличилось число общин и осуществлялось широкое храмоздательство. В Москве открылся старообрядческий институт, а на
местах стали функционировать приходские школы. Это 
свидетельствует о том, что белокриницкая иерархия упрочила свое положение в дореволюционной России.
После событий 1917 г. советская государственная политика поставила в один ряд перед новым законодательством все религии в стране. Атеистическая пропаганда ущемляла интересы старообрядческой церкви, это привело к тому, что в период
Гражданской войны белокриницкая иерархия оказала поддержку Белому движению. Некоторое изменение вектора советской политики в сторону старообрядчества наблюдалось в 1920-е гг. Это позволило церкви проводить Освященные соборы и епархиальные съезды, на которых решались актуальные вопросы времени. Однако кампания по «ликвидации кулачества как класса» в 1930-е гг. включала борьбу и со старообрядчеством, внутри которого наиболее
крупным и организованным было белокриницкое согласие. Произошло закрытие большинства приходов (от 976 храмов на 1920-е гг. к 1939 г. осталось – 86). Весь епископат подвергся репрессиям. Возникла угроза уничтожения белокриницкой иерархии.
В период Великой Отечественной войны руководство СССР отказалось от планов скорейшего уничтожения религии и древлеправославной церкви и перешло к политике частичного возрождения религиозной жизни в стране под жѐстким
государственным контролем. В свою очередь церковь в условиях войны заняла активную патриотическую позицию. Надзорные функции над всеми религиозными организациями в стране осуществлял СРК при СНК СССР, учрежденный в 1944 г.
Во второй 
половине 1940-х гг. велась регистрация старообрядческих общин,
несмотря на то, что эта процедура была многоступенчатой и длительной. Количество старообрядческих приходов по сравнению с 1939 г. увеличилось почти в 2 раза. Угроза исчезновения белокриницкой иерархии исчезла.
В 1950-х гг. в отношениях между 
государством и религиозными организациями вновь наступило охлаждение. В эти и последующие годы снова активизировалась
атеистическая пропаганда среди населения. Государственные учреждения осуществляли мероприятия административного давления на религиозные организации. Одновременно иерархи старообрядческой церкви активно выступали вместе с другими руководителями религиозных организаций за уничтожение ядерного оружия и установление мира.
В 1988 г. в СССР изменилась 
государственная политика в отношении религии, в связи с этим старообрядческая архиепископия Московская и всея Руси была
преобразована в митрополию.

ЧИБИСОВ Андрей Владимирович, ivanovo.ac.ru
***
1. Что есть Белокриницкая Иерархия?

Сейчас Белокриницкая Иерархия понимается многими, как некое аморфное сообщество лиц в священном сане, имеющих «белокриницкое» рукоположение, и окормляемых ими мирян. Это сообщество, по такой трактовке, вполне законно может делиться, создавать новые церковные организации, порой не имеющие между собой молитвенного и евхаристического общения. Но так ли это?  Может ли устоять дом, разделившийся сам в себе? На самом деле, это очередная ложь, произведенная сатаной, для того, чтобы «размыть» церковные границы, спрятать их от людей. Белокриницкая Иерархия – это трехчинное иерархическое устройство Белокриницкой Митрополии Всех Древлеправославных Християн. Т.е. те, кто не подчиняется этому иерархическому порядку, оказываются вне его границ, а, следовательно, и вне границ Белокриницкой Митрополии.

Что есть Белокриницкая Митрополия всех Древлеправославных Христиан ?

Белокриницкая Митрополия — это наше Спасение, это Церковь Христова, дарованная нам Господом в последние времена, законная наследница русской дораскольной православной Церкви.

Чем отличается она от остальных христианских конфессий?

Как мы знаем,  Господь наш Исус Христос создал единственную Церковь необходимую для нашего спасения. «Ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою и врата ада не одолеют ее» (Мф.16:18);

Святые Отцы первого и второго Вселенского Собора закрепили Слово Божие Символом Веры: «Верую во едину (значит единственную, как и едино крещение) святую, соборную и апостольскую церковь.»,

 Указав также на другие ее отличия.

— ее святость.

Чем мы можем определить святость церкви? Святость Церкви определяется исповедничеством Христа о чем благовествует Святое Евангелие: И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мк. 8,34-37 ).
Но вы смотрите за собою, ибо вас будут предавать в судилища и бить в синагогах, и перед правителями и царями поставят вас за Меня, для свидетельства перед ними. И во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие. Когда же поведут предавать вас, не заботьтесь наперед, что вам говорить, и не обдумывайте; но что дано будет вам в тот час, то и говорите, ибо не вы будете говорить, но Дух Святый. Предаст же брат брата на смерть, и отец — детей; и восстанут дети на родителей и умертвят их. И будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется. (Мк. 13, 9-13).
«Вы будете гонимы за имя Мое». (Мф. 10, 22; 24, 9; Мк. 13, 13; Лк. 21, 12, 17; Ин. 15, 21). Так было на протяжении всей истории христианства. Не миновало это и древлеправославных христиан. Бесчисленный сонм святых мучеников и исповедников за древлеправославную веру пострадавших предстоит пред Престолом Божиим. Наша Церковь, по Слову Божиему, никогда ни была гонителем, но всегда была гонимой.

— соборность
Древлеправославная Церковь сохранила соборность, как основополагающую систему устройства всей полноты церковно-приходской жизни, а не разделилась на учащую и учимую.

— апостольское преемство.
Верховные апостолы через рукоположение передали свое преемство церковному духовенству, создав трехчинную иерархию в Церкви Христовой, которая сохранится до последнего дня мира сего. В 1846 году в селе Белая Криница, после 180 лет отсутствия архиереев в русской древлеправославной церкви была восстановлена трехчинная иерархия, через присоединение греческого митрополита святителя Амбросия, первого Митрополита Белокриницкого. Так Господь вознаградил народ Святой Руси за явленный им подвиг стояния в Истине.
В Откровении св. апостола Иоанна Богослова пророчески описано как церковь в последние времена укроется в «пустыне».
«Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола.  И даны были жене два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия и там питалась в продолжение времени, времен и полвремени.  И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою.  Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей.  И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Исуса Христа.» ( Откровение. 12, 13-17)

По причине гонений на древлеправославных христиан в Российской Империи решение об учреждении Архиерейской Кафедры Русской Древлеправославной Церкви  в селе Белая Криница было единодушно принято на Старообрядческом Освященном Соборе в 1832 г. Так это событие описывает выдающийся древлеправославный начетчик Федор Евфимович Мельников:
«По этому вопросу в начале 1832 года состоялся в Москве, на Рогожском Кладбище, МНОГОЧИСЛЕННЫЙ СТАРООБРЯДЧЕСКИЙ СОБОР… Как повествует автор «Исторических очерков поповщины» П.И.Мельников-Печерский,»…зимою 1831-1832 гг. двинулись на Москву послы из Вятки, из Стародубья, Керженца и Иргиза, из Саратова, Перми и Екатеринбурга, из Казани, Ржева, Торжка и Твери, из Тулы, Боровска и других городов. Приехали казаки донские, уральские и линейные…». Прибыли настоятели и игумены виднейших старообрядческих монастырей. Из московских представителей участвовали в соборных совещаниях приходские попечители и старшины, а также Рогожские священники во главе с весьма уважаемым священником о.Иоанном Матвеевичем Ястребовым. На соборе выступил со своим докладом А.К. Кочуев. Силою своего красноречия, основанного на знании церковных канонов и истории…он убедил всех членов собора принять ЕДИНОГЛАСНОЕ РЕШЕНИЕ — обратиться на Восток для разыскивание епископа и УСТРОЙСТВА АРХИЕРЕЙСКОЙ КАФЕДРЫ ЗА РУБЕЖОМ РОССИИ…  К делу приобретения епископа и к устройстве ему СВЯТИТЕЛЬСКОЙ КАФЕДРЫ ЗА ГРАНИЦЕЙ российское старообрядчество относилось с чрезвычайной серьезностью и с молитвенным благоговением… В Белокриницком монастыре уже давно ожидали своего святителя и приготовились к сему: было приведено в лучший вид помещение для митрополита; инок Алимпий привез ИЗ МОСКВЫ полное архиерейское облачение и все другие необходимые для архиерейского служения принадлежности».
Ф.Е.Мельников .»Краткая история древлеправославной Церкви», Барнаул, 1999, стр.186-221 (сокр.)

А так восприняли известие  о присоединении Митрополита Амбросия к Русской Древлеправославной Церкви староверы России: «Миллионы старообрядцев в России вскоре же по присоединению митрополита Амвросия узнали, какие великие торжества совершились в Белой Кринице, какая блестящая и сокрушительная победа одержана Церковью над ее неумолимыми врагами: за рубежом основана старообрядческая кафедра с митрополитом во главе, который уже поставил себе двух преемников — епископов. Но перед ними стояла впереди трудная работа: в условиях безпощадных николаевских гонений организовать в России новое иерахрическое управление… Первый же СТАВЛЕННИК в Россию Софроний, епископ Симбирский, рукоположенный 3 января 1849 года Белокриницким митрополитом Кириллом, оказался неудачным, корыстолюбивым и преступным. Вскоре же старообрядческим Собором он был запрещен от всякого священнодействия, затем и совершенно извержен из сана и отлучен от Церкви… Зато второй СТАВЛЕННИК ДЛЯ России, Антоний, сначала Владимимрский, потом Московский архиепископ, явил себя во всем величии и многоцветной красе…»
Ф.Е.Мельникова » Краткая история древлеправославной Церкви» изд. Барнаул, 1999, стр.243-246 (в сокр.): Наши благочестивые предки в царской России всегда знали, что Первосвятительская Белокриницкая Кафедра надежно сохранена от разрушительных нападок ее главного врага, российской никониано-имперской церкви и находится вне ее досягаемости. Согласно 34-му Апостольскому правилу: «епископам всякаго народа подобает знати перваго в них, и признавати его яко главу, и ничего превышающаго их власть не творити без него». Даже в период наивысшего расцвета древлеправославия в России, с 1905 по 1917 года, когда по всей империи возводились тысячами старообрядческие храмы, и число староверов было около 20 млн. человек, никто не дерзнул покуситься на первосвятительство Белокриницкаго Престола. Ибо помнили наши Отцы: «меньший из вас, наречется большим во Царствии Моём»
Мы являемся законными наследниками и хранителями благочестивой памяти и дел наших предков, не продадим свое первородство за чечевичную похлебку — за богатство мира сего.

священноиерей Андрей Прасолов

Белокриницкая иерархия – крупнейшая церковь старообрядцев дореволюционной России.

Возникла в 1846 году в селении Белая Криница, на территории Буковины (Австро-Венгрия). С 50-х годов стала распространять свое влияние в России. До 1873 года церковная иерархия в России подчинялась Митрополиту Белокриницкому, а затем архиепископу Московскому и всея Руси. Его резиденция располагалась в Москве на Рогожском кладбище. Первым архиепископом Московским и всея Руси стал Антоний (1860-1881 г.г). Уже в его правление Белокриницкая иерархия располагала в России 12 епархиями 1. Архиепископ возглавлял образованный в 1862 году Московский Духовный Совет, являющийся постоянным органом 2. Время от времени для решения наиболее важных дел собирались «Освященные соборы старообрядческих епископов». Такие соборы с 1898 года стали проводиться ежегодно. В 1862 году в Белокриницкой иерархии произошел раскол в связи с изданием «окружного послания» означавшего дальнейшее сближение части руководства Белокриницкой иерархии по религиозно-догматическим вопросам с господствующей Православной церковью. Противники окружного послания образовали особую партию «неокружников» («раздорников»), на сторону которых перешла часть епископов. Лишь в 1906 году удалось в основном ликвидировать последствия раскола.
С момента образования Белокриницкая иерархия вступила в острый конфликт с Православной Церковью и правительством. Лишь после издания закона 3 мая 1883 года в стране было ограничено преследование старообрядцев за справление ими обрядов своей церкви. Однако фактически Белокриницкая иерархия в дальнейшем находилась на полулегальном положении. В конце XIX начале XX в.в. усилилось давление правительства на крупнейшую оппозиционную церковь старообрядцев, что выразилось, в частности, в неоднократных требованиях от руководителей Белокриницкой иерархии отказаться публично именовать себя духовным званием архиепископа Московского и всея Руси.
В январе 1900 года особое освящение обер-прокурора Синода К.П Победоносцева, Министра юстиции Н.В. Муравьева, Министра внутренних дел Д.С. Сипягина и под представительством Московского генерал-губернатора великого Князя Сергея Александровича приняло решение о высылке архиепископа Иоанна (1898-1915) за пределы Московской губернии и наметило ряд других мер, призванных подорвать влияние Белокриницкой иерархии. Ответом на угрозу репрессий явилась консолидация старообрядцев и активизация их общественной деятельности. 14 сентября 1900 года в Москве состоялся первый Всероссийский Старообрядческий съезд, и затем такие съезды стали созываться ежегодно для решения «дел общественного строя и управления хозяйственной частью». Был образован орган-Совет Всероссийских Съездов Старообрядцев.
При архиепископе Иоанне происходят и другие изменения. В 1898 году были восстановлены «Освященные соборы» оттесненные на второй план в правление архиепископа Савватия (1881-1898 г.г.) Московским Духовным Советом. В 1998 году

––––––––––––––––––––––––––––––

1 Марков С. Краткий Исторический очерк австрийского раскольнического священства. Калуга 1885г. Субботин Н. История Белокриницкой иерархии 1 том, М, 1874 г.

2 Для решения духовно-гражданских дел в его состав приглашались т.н. «попечители» из числа знатных и богатых старообрядцев.

Духовный совет был упразднен, тем самым было ограничено влияние светских лиц на решение внутрицерковных вопросов. При архиепископе была образована канцелярия, которую возглавил дьякон А.П. Богатенков. После возведения его в 1907 году в сан епископа Рязанского и Егорьевского Александра? он проживал в Москве, по-прежнему ведал канцелярией. В 1911 году был учрежден Совет при архиепископии для рассмотрения «церковно-общественных дел и разъяснения таковых». В его состав кроме духовенства вошли миряне, что вновь привело к возрастанию влияния светских лиц. Сложившаяся при архиепископе Иоанне структура управления сохранилась при его приемнике Милетии. В 1916 году эта церковь имела в России 19 епархий: Московскую, Петроградско-Тверскую, Нижегородско-Костромскую и т.д.
Московская Епархия к которой причислялась община старообрядцев Варшавы, возглавлялась епископом при котором был образован епархиальный совет, а остальные, епископами?. Кроме того три епархии были за границей. Белокриницкая (в Австро-Венгрии), Славская, Тульчинская (обе в Румынии). Во главе первой был митрополит, а во главе других епископы 1.
Надзор за священниками и прихожанами в каждой из епархий возглавляло несколько благочинных. По данным Всероссийской переписи населения на 1 января 1912 года из 2. 206. 621 старообрядца в России приверженцев Белокриницкой епархии было 787. 983 человека т.е. 36% общего числа старообрядцев страны 2.
Документальные материалы Канцелярии архиепископа Московского и всея Руси до 1924 года хранились на Рогожском кладбище, а затем были переданы в историко-культурную секцию Е.Г.А.Ф., в последствии, в 1930 году вошли в состав ИГАДА (Древнехранилища).

–––––––––––––––––––––––––––––

1 К 1982 г. сохранилось лишь пять епархий: Московская, Кишиневская, Киево-Винницкая и Одесская, Донская и Кавказская, Клинская и Новозыбковская.

2 Статистические данные о старообрядцах (на 1 января 1912 г).

Священные соборы старообрядческих епископов 1898-1917 г.г.

1898 год март – Нижний Новгород

август – Нижний Новгород

октябрь – Москва

1899 год август – Нижний Новгород

1901 год август – Нижний Новгород

1902 год июль – Тула

1903 год декабрь – Харьков

1904 год сентябрь – Гомель

1905 год август – Хвалынск, Черемшанский монастырь

1906 год апрель – Москва

сентябрь – Москва

1907 год июнь – Москва

1908 год июнь – Москва

1909 год февраль – Москва

август – Москва

1910 год август – Москва

1911 год август – Москва

1912 год август – Москва

1913 год август – Москва

1915 год август – Москва

1916 год август – Москва

1917 год май – Москва

Всероссийские съезды старообрядцев Белокриницкой иерархии (источники и литература)

1) Бонч-Бруевич В.Д. Старобрядчество и самодержавие. Изб. Соч. 1 том, М 1959 г.
2) Бонч-Бруевич В.Д Третий всероссийский съезд старообрядцев. «Рассвет», 1904 г. ,№№ 6-7.
3)Труды Седьмого Всероссийского съезда старообрядцев в Нижнем Новгороде 2-5 августа 1906 г. и второго чрезвычайного съезда старообрядцев в Москве 2-3 января 1906 г. Нижний Новгород 1906 г.
4) Труды Восьмого Всероссийского съезда старообрядцев в Нижнем Новгороде 2-4 августа 1907 г., М, 1908 г.
5) Труды Девятого Всероссийского съезда старообрядцев приемлющих священство Белокриницкой иерархии в Нижнем Новгороде 2-4 августа 1908 г.М, 1909 г.
6) Труды Десятого Всероссийского съезда старообрядцев Белокриницкой иерархии в Нижнем Новгороде 18-19 августа 1909 г.М, 1910 г.
7) Труды Одинадцатого Всероссийского съезда старообрядцев Белокриницкой иерархии в Москве 19-20 августа 1910 г.М, 1911 г.

БЕЛОКРИНИЦКАЯ ИЕРАРХИЯ

[Белокриницкое согласие], условное наименование Русской православной старообрядческой Церкви (РПСЦ, до 1988 Древлеправославная Церковь Христова), к-рая в наст. время является наиболее крупным сообществом старообрядцев-поповцев и имеет епископат, ведущий свое начало от бывш. Босно-Сараевского (К-польский Патриархат) митр. Амвросия (Паппа-Георгополи). РПЦ не признает действительность епископата Б. и. РПСЦ состоит из 2 независимых друг от друга митрополий: Московской (центр в Москве, во главе с 1986 архиеп., с 1988 митр. Алимпий (Гусев)) и Белокриницкой (центр в г. Брэила, Румыния, во главе с 1996 митр. Леонтий (Изотов)). К 1 янв. 2001 г. в подчинении Московского митрополита, иерархическая власть к-рого распространяется на старообрядцев, проживающих на территории России и стран СНГ, находится 10 епархий: Московская, Киевская и всея Украины, Кишинёвская и всея Молдовы, Костромская и Ярославско-Архангельская, Клинцовско-Ржевская, Новосибирская и всея Сибири, Уссурийская и всего Дальн. Востока, Донская и Кавказская, Казанско-Вятская, Уральская,- к-рыми управляют 6 епископов. В РФ существуют 184 прихода, на Украине — 46, в Молдавии — 15, в Белоруссии — 2, в Казахстане и Киргизии — 4. В составе Московской митрополии действуют 2 мон-ря, осуществляют служение ок. 100 священников и диаконов (примерно половина из них рукоположены митр. Алимпием). В состав Белокриницкой митрополии входят 4 епархии: Браило-Тульчинская, Славская (архиепископия), Фрумосская, Австралийская и Американская,- в к-рых существуют 48 приходов: 40 — в Румынии, 1 — в Болгарии (на территории, до второй мировой войны принадлежавшей Румынии), 4 — в Австралии, 2 — в США и 1 — в Канаде. В Румынии действуют 4 мон-ря белокриницкого согласия (2 муж. и 2 жен.).

Э. П. Р.


Возникновение Б. и.

Церковь в честь Покрова Божией Матери на Рогожском кладбище. Фотография.1990 г.

Церковь в честь Покрова Божией Матери на Рогожском кладбище. Фотография.1990 г.


Одной из серьезнейших проблем, стоявших перед старообрядцами с самого начала раскола Русской Церкви, было отсутствие единоверных им епископов (единственный епископ, выступивший против реформ, начатых Патриархом НикономПавел Коломенский умер ок. 1656). Это обстоятельство со временем привело к бурным дискуссиям среди старообрядцев о возможности заимствовать священство от РПЦ, благочестие к-рой, по мнению защитников «старой веры», значительно пострадало от богослужебных реформ. Вскоре старообрядчество разделилось на беспоповцев, отказавшихся от священнического окормления, и беглопоповцев, принимавших иереев (беглых попов), переходивших из правосл. Церкви. Из-за практически постоянного недостатка в священниках, а также зачастую сомнительных нравственных качеств беглых попов старообрядцам-поповцам было присуще желание приобрести собственного епископа и, т. о., иметь трехчастную церковную иерархию. Первая попытка была сделана стародубскими и ветковскими беглопоповцами, обратившимися в 1730 г. к Ясскому митр. Антонию с просьбой хиротонисать во епископа избранного из среды старообрядцев инока. Поскольку митр. Антоний медлил с ответом, старообрядцы в следующем году попросили об этом же находившегося в Яссах К-польского Патриарха Паисия II, однако успеха их обращение не имело. В 1765 г. на соборе в Москве поповцы и беспоповцы безрезультатно решали, нельзя ли на основании бывшего в древнерус. Церкви прецедента — поставления в 1147 г. Киевского митр. Климента Смолятича головой Климента, папы Римского, совершить рукоположение старообрядческого епископа с помощью мощей одного из Московских святителей — митрополитов Ионы или Филиппа (Колычева). Вскоре после этого поповцы обращались с просьбами о поставлении себе епископа к груз. архиепископу, крымскому митрополиту, приглашали перейти к ним нек-рых рус. архипастырей, в частности свт. Тихона (Соколова). Однако все эти попытки были безуспешны. В нек-рых случаях поиски старообрядцами своего архиерея приводили к появлению лжеепископов-авантюристов — Афиногена и Анфима в XVIII в., Аркадия «Беловодского» в XIX в.

Жесткие антистарообрядческие меры правительства имп. Николая I, подкрепленные соответствующими законодательными актами, поставили под угрозу само существование беглопоповщины и вынудили старообрядцев энергично заняться поисками собственного архиерея. Ок. 1828/29 г. настоятель Куренёвского мон-ря в Подольской губ. Ираклий с 15 старообрядческими иноками в поисках «древлеправославного» епископа путешествовал по Турции и добрался даже до Египта. В 1832 г. на Рогожском кладбище в Москве в присутствии представителей с Ветки, Иргиза, Керженца, Стародубья и др. общин было решено приложить все усилия для приобретения собственного епископа. Многолетние поиски архиерея, предпринятые старообрядческими иноками Павлом (Великодворским) и Алимпием (Милорадовым), привели к присоединению к старообрядчеству 28 (или 29) окт. 1846 г. через Миропомазание и отречение от «ересей» находившегося на покое греч. митр. Амвросия.

Это событие вызвало неоднозначную реакцию среди зарубежных старообрядцев, часть к-рых отказалась подчиниться Амвросию. Одной из причин непризнания Амвросия было сомнение (высказывавшееся и до присоединения митрополита) в существовании в Греческой Церкви трехпогружательного Крещения. В авг. 1847 г. М. Иванов, уставщик Сарыкёйской общины, «от лица всего общества некрасовцев, в Турецкой державе жительствующих», отправил в Москву письмо, под к-рым подписались более 40 чел. В послании говорилось, что «в городе Юнусе [Эносе], где рожден господин митрополит Амвросий, и даже во всей Греции нет истиннаго трепогружательнаго Крещения» (ОР РГБ. Ф. 247. № 288. Л. 41, 42, 50об.). Письмо посеяло в Москве смуту, для выяснения точного положения дел в Турцию были направлены московский мещанин И. Львов, петербургский купец Волков.

Сомнения в правильности греч. Крещения были причиной создания Павлом (Великодворским) многочисленных сочинений, посвященных этой проблеме. Обосновывая поиски архиерея в Греч. Церкви, Павел в своих письмах из-за границы настойчиво указывал на то, что у греков Крещение совершается в 3 погружения (напр., его письмо из Иерусалима от 3 дек. 1845 -Субботин. Переписка. 1. С. 36-38). Специальное исследование «О трепогружательном Крещении в греках» было включено Павлом в «Краткое соображение о некоторых верах» (ОР РГБ. Ф. 247. № 739. Л. 27об.-31; 1846), подготовленное им к собору, на к-ром решался вопрос о чине приема Амвросия. Последний вместе с иноками Павлом и Алимпием на соборе 27 (по др. данным, 28) окт. 1846 г., проходившем в Белой Кринице, лично свидетельствовал, что в Греческой Церкви Крещение совершается в 3 погружения. Сравнивая чины Крещения в Греческой и Русской Церквах, Павел пришел к выводу, что первая «погрешила» против Православия гораздо меньше, чем вторая, в к-рой крещение совершается якобы через обливание. Это послужило отправной точкой для обоснования Павлом необходимости принять Амвросия в старообрядчество «от греков» 3-м чином, а не 2-м (как это произошло в действительности), мнение, к-рому Павел остался верен вплоть до своей смерти (5 мая 1854). Известны еще 2 произведения инока Павла, посвященные этой проблеме: «Уверение сомнящемуся другу» (ОР РГБ. Ф. 247. № 739. Л. 2-13об.; 1846-1849) и «Возражение со стороны древлеправославной Церкви на доводы сомнящихся и неприемлющих христопреданное священство, по причине якобы всеобдержно делающегося у греков в Крещении обливания, откуду прият на основании святоотеческих правил присоединившийся в нашу православную веру греческий митрополит Амбросий» (ОР РГБ. Ф. 247. № 265. Л. 153об.- 266об.; 1849-1854).

Сомневавшиеся в истинности греч. Крещения старообрядцы ссылались на «Проскинитарий» Арсения (Суханова). Павел в соч. «О трехпогружательном Крещении в греках» (ОР РГБ. Ф. 247. № 396; 1849-1854) показал, что в «Проскинитарии» не говорится об обливательном крещении в Греческой Церкви. Еще более убедительно это доказано в старообрядческом соч. «Сказание вкратце о первоначальном учреждении… священной иерархии» (автор неизвестен, 1861; ОР РГБ. Ф. 247. № 288). Действительно, данная тема подробно обсуждалась Арсением (Сухановым) в др. соч.- «Прениях с греками о верах», к-рое в нек-рых списках называется «Проскинитарием». Беседа Арсения с Александрийским Патриархом свидетельствовала не о том, что Греческая Церковь ввела обливательное крещение, а о том, что в исключительных случаях обрядовая сторона таинства может быть изменена. Впрочем, это не помешало Арсению сделать вывод о том, что «христианства у греков уже нет» (ОР НБ МГУ. № 1519. Л. 8). Длительная и напряженная полемика внутри старообрядчества по вопросу крещения в Греческой Церкви во многом объясняется тем, что старообрядцы не проводили четкого различия между догматами и обрядами. Инок Павел Белокриницкий в упоминавшемся «Кратком соображении» относит принятие обливательного крещения к «погрешениям в догматах закона церковного» (ОР РГБ. Ф. 247. № 265. Л. 291об.- 292). Необходимо отметить, что при построении собственного вероучения старообрядческие авторы нередко ссылались именно на отступления от обычной практики Церкви при совершении того или иного чина.

Идеи Павла в защиту Б. и. получили законченный вид в обширном труде «Прение с безпоповцами о священстве» («Десять посланий к безпоповцам»; 1852-1854; ОР РГБ. Ф. 247. № 225, 531, 857), созданном в ходе полемики с Павлом Прусским. Отвечая на вопрос последнего, сходит ли благодать Св. Духа на «еретическую» хиротонию (под к-рой понимаются в т. ч. рукоположения, совершаемые в послениконовское время в Русской и Греческой Церквах), Павел Белокриницкий развил свою теорию о видах благодати. По его мнению, благодать, подаваемая в таинстве Священства, бывает 2 видов: «воздательная» («сановная»), воспринимаемая как «православным», так и «еретическим» духовенством через правильное совершение чина таинства (его «видотворение»), и «утвердительная» благодать, к-рой нет вне «православия» (старообрядчества). «Сановная» благодать недостаточна, обладающий ею «еретический» клирик может восполнить ее «утвердительной» благодатью, обратившись к старообрядческой Церкви: благодать Св. Духа сходит на него в тот момент, когда «православный» иерей (или архиерей) мажет его миром и возлагает на него руку. Эта теория имела много сторонников среди белокриницких полемистов и господствовала в идеологии согласия до нач. 80-х гг. XIX в., когда еп. Арсений (Швецов), развивая идеи Павла, предложил новое учение о таинствах. Следы этой теории обнаруживаются более чем полвека спустя в докладе 1-го съезда российских братств, где на вопрос о том, сходит ли благодать Св. Духа на хиротонию и крещение еретиков, дан прямой ответ: «Сходит… по приобщении их к церкви» (ОРРК БАН. Ф. 75. № 198. Л. 4-4об.). (В нач. XX в. схожие идеи, возможно под влиянием старообрядцев, развивали архиереи РПЦ Антоний (Храповицкий) и сщмч. Иларион (Троицкий) — в учении о присоединении инославных.) Под влиянием сочинений Павла Белокриницкого (в частности, «Краткого обозрения всех религий») начетчик С. Семёнов в 1860 г. написал объемный труд «Древлеправославное церковное изложение о принятии приходящих от ересей и опровержение учения безпоповцев о сем предмете» (ОР РГБ. Ф. 247. № 114, 112; ОРРК БАН. Ф. 75. № 94), к-рый состоит из большого числа выписок из различных текстов, относящихся к проблеме чиноприема инославных.

Первые известия о возникновении Б. и. рус. правительство получило в марте 1847 г. благодаря доношению в Синод Павла (Подлипского), архиеп. Черниговского и Нежинского, о распространении в Новозыбковском у. слухов о том, что австр. император даровал староверам «архиепископа собственного отдельного от прочих, и такого, какого угодно раскольникам, и собственно на всех прежних правах, и от него и рукоположенное священство» (РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Д. № 2167. Л. 1об., 3-4.). 28 апр. архиеп. Павел сообщил в Синод имя Амвросия и о совершенных им рукоположениях. Нек-рые подробности (впрочем, уже известные правительству) были получены от арестованного 28 мая 1847 г. настоятеля Белокриницкого мон-ря архим. Геронтия (Леонова), посланного из Белой Криницы к старообрядцам в Россию с сообщением о присоединении митр. Амвросия и за сбором средств. Рус. правительство потребовало удаления Амвросия из старообрядческого мон-ря, Синод обратился к К-польскому Патриарху Анфиму VI с просьбой вернуть митрополита в лоно К-польской Церкви. Австр. правительство выслало Амвросия в г. Цилли (совр. Целе, Словения), где он, впрочем, продолжал поддерживать отношения со старообрядцами. Меры рус. правительства не смогли также прекратить «зловредное влияние заграничного раскола на Россию»: в 1847 г. среди российских старообрядцев циркулировал проект, заключавшийся в том, чтобы обратиться к имп. Николаю I с просьбой о разрешении учредить старообрядческую архиерейскую кафедру и в России «по образу и подобию» заграничной иерархии (РГИА. Ф. 796. Оп. 128. Д. № 2167; Оп. 147. Д. № 538 и др.). Не исключено, что эти надежды наряду со спорами об обливательном крещении в Греческой Церкви были причиной того, что появление белокриницкого священства в России было отсрочено на неск. лет.

Становление Б. и.

За свое недолгое пребывание в Белой Кринице (с 12 окт. 1846 по 6 дек. 1847) митр. Амвросий возвел в различные степени священства 10 чел. Одним из его главных дел было поставление себе преемника, что было специально оговорено в «Условии», подписанном греч. митрополитом и старообрядцами. 6 янв. 1847 г. священноинок Кирил (Тимофеев) был рукоположен Амвросием во епископа с. Майнос (поселение некрасовцев в Турции), 8 февр. Кирил был поставлен наместником Белокриницкой митрополии. 24 авг. 1847 г. Амвросий и Кирил рукоположили Аркадия (Дорофеева) во епископа Славского (совр. Слава-Русэ, Румыния). 28 авг. 1848 г. Кирил единолично рукоположил во епископа Браиловского (совр. Брэила, Румыния) Онуфрия (Парусова). 3 янв. 1849 г. Кирил и Онуфрий поставили Софрония (Жирова) во епископа Симбирского. 4 янв. Онуфрий и Софроний возвели Кирила в сан митрополита Белокриницкого (при этом в соответствии с практикой Русской Церкви до сер. XVII в. был повторен чин архиерейской хиротонии), Онуфрий стал наместником митрополии. В июне того же года белокриницкие духовные власти озаботились подысканием «достойного человека» на пустующую Майносскую епархию, однако, чем закончились эти хлопоты, неизвестно.

Первоначально Аркадий Славский не признал возведение Кирила в сан митрополита. Для переговоров с Аркадием в с. Слава ездили Павел (Великодворский) и Онуфрий Браиловский. В результате в авг.- сент. 1850 г. учредили Тульчинскую епархию (совр. Тулча, Румыния), ее епископом с обязанностями наместника Аркадия (Дорофеева) был поставлен священноинок Славского скита Алимпий (Вепринцев). 28 сент. того же года епископы Алимпий Тульчинский и Онуфрий Браиловский возвели Славского еп. Аркадия в сан архиепископа (с повторением архиерейской хиротонии), Аркадию было дано право «подведомственно себе иметь… все единоверные епархии, ныне существующие и впредь еще учредитися могущие, по течению реки Дуная на правой стороне расположенные, и имеет право во оные епархии поставлять епископов» (цит. по: Субботин. История так называемого австрийского, или белокриницкого, священства. Вып. 2. С. 299). Аркадий, со своей стороны, признал Кирила митрополитом. После перехода рус. войсками Дуная в апр. 1854 г. еп. Алимпий Тульчинский, архиеп. Аркадий Славский, а также свящ. Федор Семёнов были арестованы, отправлены в Россию и заключены в суздальский Спасо-Евфимиев мон-рь (еп. Алимпий скончался в мон-ре 25 авг. 1859, архиеп. Аркадий был освобожден в 1881). Преемником Аркадия (Дорофеева) на Славской кафедре по окончании Крымской войны стал Аркадий (Шапошников), 1 янв. 1854 г. поставленный Аркадием и Алимпием во «епископа странствующих христиан, экзарха некрасовского». 2-м Тульчинским епископом был Иустин (поставлен в 1861) до своего присоединения к единоверию в 1867 г.

В 1853 г. была предпринята неудачная попытка учредить в Черниговской губ. Новозыбковскую епархию. Поставленный 17 февр. Новозыбковским епископом Спиридон оказался настолько недостойным своего сана, что менее чем через неделю, 23 февр., ему было запрещено священнодействовать, а 7 авг. того же года в Белой Кринице над ним состоялся суд, по решению к-рого он был извержен из сана. Нового епископа Конона (Дуракова) рукоположили в 1855 г., 16 окт. 1858 г. он был арестован и заключен в Спасо-Евфимиев мон-рь, где уже находились Аркадий (Дорофеев) и Алимпий (Вепринцев). В 1854 г. в Молдове была учреждена Васлуйская епархия, во главе к-рой в сане сначала епископа, затем архиепископа был поставлен бывш. архим. Белокриницкого мон-ря Аркадий; впосл. он был переведен в Измаил. После кратковременного управления Васлуйской епархией Геннадием (Беляевым) в кон. 80-х гг. XIX в. епархия пребывала без епископа вплоть до 1922 г. С 60-х гг. XIX в. влияние Белокриницкой митрополии на церковно-иерархические дела старообрядчества в России заметно уменьшилось, ведущую роль в истории согласия начала играть российская иерархия.

1-й рукоположенный в Белой Кринице для российских старообрядцев архиерей — Симбирский еп. Софроний (Жиров)- имел право исправлять требы не только в своей епархии, но и по всей России, после приезда в определенную епархию епископа, рукоположенного в Белой Кринице, Софроний должен был прекратить в ней священнодействия (ОР РГБ. Ф. 247. № 24. Л. 87-87об.); 1 мая 1850 г. Софронию было дано разрешение поставить 2 епископов в России по своему усмотрению. Поскольку Софроний был замечен в злоупотреблениях (симонии, любостяжании и др.), в февр. 1853 г. в Белой Кринице был поставлен Владимирский архиеп. Антоний (Шутов), к-рому были вручены еще более широкие полномочия по управлению церковно-иерархическими делами в России, 9 февр. того же года Софронию было запрещено поставлять епископов в России и предложено скрепить своей подписью «Устав, учрежденный на Владимирскую архиепископию» (ОР РГБ. Ф. 247. № 24. Л. 89об.- 90.). Тем не менее в 1854 г. Софроний вместе со своим ставленником Виталием, еп. Уральским, возвел беглого казака И. Бреднева в «патриарха Московского и всея Руси». Сам Софроний стал митрополитом Казанским, Виталий — митрополитом Новгородским. Все эти поставления, разумеется, не были признаны ни заграничными, ни российскими старообрядческими архиереями. В 1856 г. митр. Кирил прислал Софронию запрещение священнодействовать, в 1858 г. последний принес покаяние «освященному собранию» епископов Онуфрия, Пафнутия Казанского и архиеп. Антония Владимирского и просил отправить его в Казань. В нояб. 1861 г. Софроний получил в управление Новозыбковскую епархию (вакантную после ареста в 1858 еп. Конона), однако его буд. паства воспротивилась этому назначению, и оно не состоялось. 12 июня 1862 г. Софроний был возвращен на Симбирскую епархию, 20 июня Духовный совет при Московском архиепископе просил Софрония принять во временное управление также Пензенскую, Тамбовскую и Воронежскую епархии. В письме от 1 окт. 1862 г. Софроний отказался от назначения и просил оставить его в Казани, утверждая, что Казанский еп. Пафнутий (Шикин) якобы отказался от этой епархии. В нояб. того же года Софроний, прибыв в Москву, провозгласил себя «епископом Московским и всея России». 18 янв. 1863 г. Духовный совет уничтожил грамоты, выданные Софронию, Симбирская епархия перешла во временное управление Саратовского еп. Афанасия (Кулибина), Пензенская, Тамбовская и Воронежская — «в ведение управляющего церковно-иерархическими делами святителя» (ОР РГБ. Ф. 247. № 25. Л. 359об.- 363). В июне 1863 г. Софронию было предъявлено обвинение из 12 пунктов, в ответ на что он отказывается признать действующий в Москве собор епископов Б. и. законным. 29 июля 1863 г. определением собора, подписанным 7 российскими и 2 заграничными архиереями, Софроний был извержен из сана.

Фактически начало Б. и. в России было положено Антонием (Шутовым). Став Владимирским архиепископом, Антоний получил право учреждать епархии и ставить в них епископов не только по всей России, но и в Персии, оповещая об этом Белокриницкую митрополию. Грамотой митр. Кирила от 25 нояб. 1859 г. Антоний был объявлен архиепископом Московским и всея России, к-рому должны подчиняться все российские иерархи. 10 авг. 1861 г. архиеп. Антоний сложил с себя управление церковно-иерархическими делами в России, поскольку мн. епископы не приняли грамоту митр. Кирила. 18 февр. 1863 г. Антоний по решению собора вновь вступил в управление российскими старообрядцами белокриницкого согласия. К концу жизни архиепископа(† 8 нояб. 1881) в России существовало 14 епархий Б. и.: Московско-Владимирская, Коломенская, Нижегородско-Костромская, Новозыбковская, Казанско-Вятская, Самарско-Симбирская, Саратовско-Астраханская, Пермская, Тобольско-Сибирская, Донско-Кавказская, Уральско-Оренбургская, Балтовско-Киевская, Измаильско-Бессарабская, Калужско-Смоленская (в список не вошла кратковременно существовавшая, не признанная российскими старообрядческими архиереями Тульская епархия, основанная митр. Кирилом в 1863), бо́льшая их часть была учреждена Антонием. За время своего архиерейства Антоний рукоположил свыше 200 старообрядческих священников. Он не только никогда не брал денег за поставление, но, напротив, дарил новопоставленным клирикам церковные книги, облачения, утварь, иногда даже походные церкви. Кроме того, Антоний делал значительные денежные пожертвования в заграничные мон-ри и церкви.

23 авг. 1861 г., после того как Антоний (Шутов) сложил с себя управление российскими старообрядцами, собор епископов в Москве принял решение, к-рое можно рассматривать как провозглашение независимости российских старообрядцев от Белокриницкой митрополии,- 7 российских архиереев и 5 священников постановили избрать святителя на Московский престол независимо от митрополии. Московским архиепископом был избран Саратовский архиерей Афанасий (Кулибин), Антоний (Шутов) должен был отправиться во Владимир. Собор также постановил, что епископы должны собираться раз в год, в промежутках между соборами все дела решаются Духовным советом при архиепископе Московском. Кроме того, архиепископ обязан назначать себе наместника, при отсутствии первоиерарха должен назначаться местоблюститель Московского престола. Еп. Афанасий 25 авг. 1861 г. выдвинул старообрядцам 7 условий (касавшихся ряда обрядовых вопросов, а также благочиния), до выполнения к-рых он не займет Московской кафедры. 17 сент. собор принял решение назначить местоблюстителя, через месяц избрание Афанасия было отменено.

В кон. 1861 г. в Россию прибыл наместник Белокриницкой митрополии еп. Онуфрий (Парусов). Митр. Кирил поручил ему обустроить дела российских старообрядцев белокриницкого согласия, и прежде всего возвести архиерея на Московский престол, а также учредить в Москве Духовный совет. 20 янв. 1862 г. было принято «Соборное постановление для будущего руководства учрежденного Духовного совета». Новые «Правила к руководству Московского Духовного совета» были утверждены 18 февр. 1863 г. В тот же день собор российских епископов под председательством митр. Кирила, приехавшего в Москву в нач. месяца, вновь вручил архиеп. Антонию управление церковно-иерархическими делами в России. 2 июля того же года Антония избрали на Московский престол с титулом «архиепископ Московский и Владимирский», и ему было поручено управление российской старообрядческой Церковью при участии Духовного совета под его председательством. 9 июля 1863 г. были избраны и члены Духовного совета: еп. Пафнутий Казанский, иереи Петр Федорович, Павел Козьмич, Максим Семенович.

«Окружное послание»

В кон. 50-х — нач. 60-х гг. XIX в. среди старообрядцев, в т. ч. приемлющих Б. и., широко распространились эсхатологические ожидания. В 1860 г. должен был наступить конец света по пророчеству принадлежавшего к белокриницкому согласию Кашина из посада Лужки Черниговской губ.; в Саратовской губ. о близящемся конце света говорил некий инок Антоний; старообрядческий свящ. Григорий Козин из посада Добрянки Черниговской губ. до своего рукоположения «облачался в смертные одежды» в ожидании Второго пришествия Христа (ОРРК БАН. Ф. 75. № 99. Л. 37об.- 38). Среди членов белокриницкого согласия также распространялись близкие к беспоповским представления о духовном антихристе. Жившие по берегам р. Гуслицы (Богородский у. Московской губ.) бывш. члены лужковского согласия, принявшие Б. и., полагали, что после богослужебной реформы XVII в. наступило царство антихриста, печатью к-рого является, по их мнению, троеперстие. Нек-рые из них считали Илией и Енохом Аввакума, Лазаря, Никиту и «Соловецкия обители страдальцев» (ОР РГБ.Ф. 247. № 397. Л. 24-24об.; № 389). Др. уподобляли этим пророкам Свящ. Писание, попранное, по их мнению, реформой Патриарха Никона (ОР РГБ. Ф. 247. № 389. Л. 52-52об., № 397. Л. 28об.- 29об.). Для опровержения этих представлений И. Г. Кабанов (Ксенос) написал соч. «О пророках Илии и Енохе» (ОР РГБ. Ф. 247. № 397), а еп. Пафнутий (Овчинников) — «Ответы на вопросы лужковцев» (1858 г.; ОР РГБ. Ф. 247. № 389; ОРРК БАН. Ф. 75. № 92). (Есть сведения, что инок Павел Белокриницкий на эту тему создал несохранившуюся «Книгу об антихристе».)

Однако появление названных сочинений не остановило проповедь о пришествии «духовного антихриста» внутри белокриницкого согласия. В нач. 1862 г. Ксенос, обеспокоенный поведением и лит. деятельностью свящ. Григория Козина, предложил в опровержение его «тетрадей неправого мудрования» составить «Окружное послание». 11 февр. 1862 г. еп. Онуфрий (Парусов), управлявший в те годы российскими старообрядцами, обратился к Ксеносу с письмом, в к-ром предложил написать такое послание, указав почти все основные его пункты (ОР РГБ. Ф. 247. № 25. Л. 141). 24 февр. «Окружное послание» было издано от лица всей «единой, святой соборной, апостольской древлеправославно-кафолической Церкви», представленной в данном случае 4 архиереями (архиеп. Антонием, епископами Онуфрием, Пафнутием Казанским и Варлаамом Балтовским), 3 священниками, 3 диаконами и иноком Алимпием (Милорадовым). 15 апр. 1863 г. «Окружное послание» было подписано и заграничным собором (Аркадием Славским, Аркадием Васлуйским, Иустином Тульчинским, а также белокриницким архидиак. Филаретом).

«Окружное послание» состоит из краткого вступления и 10 статей. Во вступительной части приведен перечень из 10 «ложных и баснословных сочинений» (преимущественно беспоповских), служащих к «претыканию незлобивых и простодушных чад Церкви», дан их краткий разбор. В основных статьях послания говорится о вечности Церкви и священства (против беспоповского учения о том, что можно спастись и без священства), о «заблуждениях» РПЦ, из-за к-рых старообрядцы от нее отделяются (изменение «древлецерковных преданий», наложение Большим Собором 1666-1667 гг. клятв на последователей старых обрядов, «жестокословные порицания» на имя «Исус» и двуперстное сложение, др. чрезмерно резкие выражения полемистов РПЦ), о написании «Иисус» (против беспоповского утверждения, что под этим написанием скрывается антихрист, к-рого будто бы почитает правосл. Церковь), об изображении креста, о Евхаристии, о молении за царя и приношении за него 5-й просфоры (против тех, кто отказывается молиться за власть). 8-я ст. посвящена пророкам Илии и Еноху, в 9-й ст. изложено учение об антихристе, в 10-й ст.- учение о конце света и Втором пришествии Христа. В заключение Ксенос сообщает о подготовке «Устава, или Краткого изложения догматов и преданий древлеправославно-кафолическаго исповедания единыя, святыя, соборныя и апостольския Церкве», а также молит своих единоверцев хранить единство Церкви. (Любопытно, что на первых порах исследователи старообрядчества превратно поняли «Окружное послание»; Н. И. Субботин даже предположил, что старообрядцы белокриницкого согласия близки к воссоединению с правосл. Церковью — Современные движения. Вып. 1. С. 18.)

«Окружное послание», к-рое должно было стать первым шагом на пути к унификации идеологии согласия, стало одной из причин его раскола на окружников и неокружников. Среди резких противников послания были добрянский свящ. Григорий, часть гуслицких старообрядцев и попечителей Рогожского кладбища. Наибольшее возмущение у радикально настроенных членов белокриницкого согласия вызвали утверждения «Окружного послания» о том, что «господствующая ныне в России Церковь, равно и Греческая, верует не во иного Бога, но во единого с нами», что под именем «Иисус» РПЦ исповедует того же «Исуса» и поэтому называющий «Иисуса» иным Богом, антихристом и т. п. есть богохульник. Вся полемика окружников с неокружниками велась гл. обр. вокруг этого пункта. Если допустить, что РПЦ верует в иного Бога, говорили окружники, то ее последователей следует считать еретиками 1-го чина, к-рых следует перекрещивать, и заимствоваться священством от них ни в коем случае нельзя. Неокружники же старались доказать, что и среди еретиков 2-го чина были такие, что допускали погрешности в рассуждениях о Божестве (напр., ариане), однако принимать от них священство, по их мнению, не возбраняется.

Конфликт между сторонниками и противниками послания обострился после вмешательства в дела российских старообрядцев Белокриницкого митр. Кирила. Отношения между ним и российскими епископами осложнились в 1859-1861 гг. из-за неурядиц, имевших место в связи с учреждением Московской архиепископии, а также из-за того, что Московский собор епископов настоятельно советовал Кирилу не возводить в священные степени неск. близких к нему лиц, в частности иером. Сергия, к-рый, по свидетельству старообрядческих источников, был блудником, святотатцем и мошенником (ОР РГБ. Ф. 247. № 25. Л. 407-407об., 409об. и др.). Тем не менее 6 февр. 1862 г. Кирил поставил его во архимандрита Белокриницкого мон-ря. Софроний (Жиров), провозгласивший себя «архиепископом Московским», в нояб. 1862 г. вместе с архим. Сергием отбыл в Белую Криницу, и в янв. 1863 г. эти два «святокорчемника» (по выражению российских старообрядческих епископов), несмотря на то что 7 янв. 1863 г. Кирил лишил Сергия сана архимандрита и изгнал из Белокриницкого мон-ря, смогли убедить митрополита в необходимости его поездки в Россию для устроения церковно-иерархических дел. Вскоре Кирил появился в С.-Петербурге, а затем, в нач. февр. 1863 г., и в Москве. Во время своего пребывания в России глава Б. и. находился под влиянием и неусыпным контролем неокружников. Правда, один раз (18 февр. 1863) собравшимся в Москве епископам удалось добиться от Кирила решений в свою пользу — управление российской Церковью было вновь вручено архиеп. Антонию (Шутову) совместно с Духовным советом. Однако уже через 2 дня, после совета с гуслицкими неокружниками, Кирил резко изменил свою позицию и 23 февр. взял на себя управление российской старообрядческой Церковью, объявив постановления от 18 февр. недействительными. 24 февр. 1863 г. Кирил издал «Объявление определения об уничтожении «Окружного послания»». 27 февр. митрополит передал управление российскими старообрядцами еп. Афанасию Саратовскому и потребовал удаления Антония во Владимирскую епархию. 2 марта Кирил поставил Сергия во епископа Тульского, для того чтобы передать ему и Софронию управление российскими старообрядцами.

Московские окружники 28 февр. обратились в собор епископов с просьбой добиться удаления Кирила из Москвы, российские епископы поддержали свою паству и в тот же день потребовали от Кирила «без отлагательства отправиться в свое место». Предъявив Кирилу 13 обвинений, епископы объявили ему о прекращении всяких сношений с ним до тех пор, пока над ним не состоится суд с участием заграничных старообрядческих архиереев. После поставления Кирилом Сергия епископом Тульским 7 марта собор российских епископов запретил Кирилу священнодействовать, а Сергия изверг из сана. 10 марта российские епископы еще раз предложили митрополиту как можно скорее уехать за границу и ждать там суда. На следующий день российские епископы послали своим заграничным собратьям подробное описание всех последних действий верховного архипастыря и сообщили о принятых ими мерах. Заграничный собор поддержал все решения российских иерархов.

Для уврачевания раздора собор российских епископов 23 июня 1863 г. отменил «Окружное послание», однако противостояние окружников и неокружников не прекратилось. 28 окт. 1863 г., за 2 дня до своей смерти, в пользу окружников выступил первый Белокриницкий митр. Амвросий (РГИА. Ф. 796. Оп. 205. Д. 512. Л. 1-2). Несмотря на это, неокружники добились того, что 24 июля 1864 г. митр. Кирил в Соколинцах в Австрии поставил неокружника Антония (Климова) епископом Московским (5 июня 1871 этот неокружнический епископ был извержен Кирилом из сана). В 60-х гг. XIX в. и в последующее время неоднократно делались попытки достичь компромисса между окружниками и неокружниками, отдельные архиереи то признавали «Окружное послание», то отрекались от него, созывались соборы. Тем не менее раскол просуществовал до Октябрьской революции, хотя и значительно ослабел после 1905 г., когда стали проводиться съезды и соборы, на к-рых враждующие стороны подписывали примирительные акты. Несомненной заслугой окружников является положительное решение вопроса о возможности пользоваться книгами единоверческой печати: в кон. 70-х гг. XIX в. был создан сб. «Оправдание церковных книг единоверческой печати» (ОР РГБ. Ф. 247. № 547). Кроме того, белокриницкие полемисты активно пользовались изданием «Творений святых отцов в русском переводе». Привлечение этих материалов обогатило лит-ру сторонников Б. и.

Издание «Окружного послания» оказало косвенное влияние на переход в единоверие 23 июня 1865 г. неск. видных деятелей Б. и.: наместника Белокриницкой митрополии Браиловского еп. Онуфрия (Парусова), авторитетного полемиста согласия Коломенского еп. Пафнутия (Овчинникова) (вернулся в старообрядчество в 1882), архидиак. митрополии Филарета, священноинока Иоасафа и иеродиак. Мелхиседека. В подготовке этого события деятельное участие принимал Субботин, составивший от имени названных старообрядцев «объяснительные записки», к-рые в кон. марта 1865 г. были поданы Московскому митр. свт. Филарету (Дроздову). Присоединение старообрядцев через Миропомазание совершил московский викарий, Дмитровский еп. Леонид (Краснопевков), сразу же после совершения Миропомазания новоприсоединенные единоверцы были пострижены в монашество. Спустя месяц в единоверие перешли протодиак. Кирил Семёнов и печально известный Сергий, еп. Тульский. В последующие годы этот список пополнился именами архимандритов Геронтия, Виталия и Варсонофия, еп. Иустина Тульчинского и др. Всего же к 1870 г. в единоверие перешло 21 духовное лицо из принадлежавших к Б. и. 17 авг. 1865 г. бывш. члены белокриницкого согласия были представлены Александру II, к-рый сочувственно отнесся к идее создания в Москве Никольского единоверческого мон-ря. При мон-ре с 1872 г. действовало миссионерское братство св. Петра митрополита, активными участниками к-рого были бывш. старообрядцы, перешедшие в единоверие,- Пафнутий (Овчинников), Филарет, Е. А. Антонов (один из главных сотрудников ж. «Братское слово», перешел в единоверие в 1877).

Непосредственной причиной перехода в единоверие мн. видных деятелей Б. и., в первую очередь Пафнутия (Овчинникова), была полемика, к-рая развернулась в 1862-1863 гг. вокруг идей инока Павла Белокриницкого, изложенных им в «Уставе Белокриницкого монастыря» и «Церковной истории». В нач. 1862 г. к Пафнутию (Овчинникову) обратился С. Семёнов с просьбой подготовить к печати составленные им «Заметки о нужных церковных обстоятельствах», в работе над к-рыми автор широко использовал сочинения инока Павла. Пафнутий, разбирая труд Семёнова, постепенно пришел к пересмотру учения Павла Белокриницкого, в к-ром заметил многое, несогласное с учением правосл. Церкви (учение о «вавилонском огне», мнение о рождении Бога Сына от Бога Отца вместе с веками и др.). Поделившись своими сомнениями с Семёновым и еп. Пафнутием Казанским, Пафнутий (Овчинников), поддержанный Ксеносом, начал борьбу против «богоборного учения знаменитого Павла». 17 авг. 1863 г. собор российских епископов подписал составленное Ксеносом «Донесение» митр. Кирилу, в к-ром осуждались «прегрешения», допущенные иноком Павлом в «Уставе» и «Церковной истории». Однако разочарование в учении Павла было слишком сильным. К восприятию того факта, что существование единоверия доказывает, что Русская Церковь на Соборе в 1666-1667 гг. прокляла не старые обряды, но лишь их последователей, Пафнутий (Овчинников) был уже достаточно подготовлен, поскольку вполне разделял идеи «Окружного послания», где говорилось, что соборные клятвы были положены «на содержащих древняя святоцерковная предания».

Лит. деятельность перешедших в единоверие бывш. белокриницких полемистов доставляла старообрядческим писателям немало хлопот. В 1865 г. братия Никольского единоверческого мон-ря издала 8 вопросов к старообрядцам «относительно непременной вечности Христовой Церкви», на них отвечали старообрядческие начетчики Е. Е. Бушев и А. Боголепов (ОР РГБ. Ф. 247. № 403; 1870 г.). Новые 8 вопросов были изданы в 1870 г. во Пскове, ответом на них явилось сочинение неизвестного старообрядческого автора, написанное в 1871 г. в Москве (ОРРК БАН. Ф. 75. № 100. Л. 2об.-3). В ноябрьской книжке «Душеполезного чтения» за 1877 г. были опубликованы 13 вопросов единоверца Е. А. Антонова, вскоре перепечатанные в «Московских ЕВ» (1877. № 51; 1878. № 1, 4). Через нек-рое время газета опубликовала материал «Старообрядчество: Ответы на вопросы Егора Антонова» (Московские ЕВ. 1878. № 7).

Переход старообрядцев в единоверие в 1865 г. имел важные последствия для исторической науки, поскольку в процессе сотрудничества с Субботиным (к-рое началось 21 окт. 1864) архидиак. Филарет передал профессору МДА архив Белокриницкой митрополии, хранившийся в келье Филарета и привезенный в 1865 г. из Белой Криницы в Москву Иоасафом и Мелхиседеком. Кроме того, благодаря посредничеству перешедших в единоверие духовных лиц Субботину удалось установить добрые отношения со мн. старообрядцами, к-рые также снабжали его материалами. Почти все полученные сведения нашли отражение в исследованиях Субботина по истории возникновения и развития Б. и.

Законодательство о расколе во 2-й пол. XIX в. Полемика со старообрядцами

 

Смысл законодательства имп. Николая I в отношении старообрядцев заключался в том, что в гражданском отношении они не признавались в гос-ве законным «сословием» или «обществом», поэтому их общины и учреждения были бесправны. В отношении религ. жизни старообрядчества правительство, «не входя в исследование об этом вопросе», стремилось не придавать религ. стороне старообрядчества никакого правового значения, устранять то, что способствовало бы организации старообрядческих общин, и «пресекать распространение раскола». При имп. Николае одна из часовен (Никольская) Рогожского кладбища была превращена в единоверческую церковь (23 сент. 1854), после смерти свящ. Иоанна Ястребова (19 дек. 1853) и перехода свящ. Петра Русанова в единоверие (21 нояб. 1854) на Рогожском кладбище не осталось ни одного старообрядческого священника, и восполнить этот недостаток было невозможно, поскольку прием новых попов был категорически запрещен еще раньше. Вскоре последовало распоряжение о прекращении церковных служб на Рогожском кладбище за неимением священников. Однако 21-22 янв. 1856 г. богослужение там все же состоялось, что вызвало резкий протест со стороны Московского митр. Филарета. Дело было рассмотрено секретным комитетом в С.-Петербурге, к-рый предложил запечатать алтари Рогожского кладбища. 20 июня 1856 г. Александр II одобрил это решение.

Моленная в доме Рахмановых на Немецкой ул. в Москве. Фотография. Нач. ХХ в.

 

Моленная в доме Рахмановых на Немецкой ул. в Москве. Фотография. Нач. ХХ в.

 

Имп. Александр II сохранил в силе все законоположения относительно старообрядцев, утвержденные в царствование его отца. В первые годы правления Александра продолжались аресты епископов и священнослужителей Б. и. (в 1858-1862 были арестованы епископы Новозыбковский Конон (Дураков) и Пермский Геннадий (Беляев); освобождены в 1881), запечатывались старообрядческие часовни, закрывались скиты. Однако реформы 60-х гг. XIX в. не могли не оказать влияния и на отношение к старообрядчеству. В 1874 г. был принят закон о записи при полиции старообрядческих браков, до этого времени безусловно не признававшихся. В 1864 и 1875 гг. создавались комиссии по изучению раскола, предложения к-рых легли в основу закона, принятого 3 мая 1883 г., «О даровании раскольникам некоторых прав гражданских и по отправлению духовных треб». Этот закон предоставил старообрядцам нек-рые гражданские права: производить торговлю и заниматься промыслами, занимать общественные должности и др. Старообрядцы получили и ряд религ. прав. Им, напр., разрешалось «творить общественную молитву, исполнять духовные требы и совершать богослужение по их обрядам как в частных домах, так равно в особо предназначенных зданиях». Кроме того, с разрешения министра внутренних дел и по согласованию с Синодом дозволялось распечатывать ранее запечатанные молитвенные здания. Старообрядческие священнослужители (за к-рыми не признавалось духовное звание) не должны были подвергаться преследованию за совершение духовных треб. Исключение составляли те случаи, когда старообрядческие духовные лица «окажутся виновными в распространении своих заблуждений между православными», что и без этого уточнения считалось уголовным преступлением, согласно ст. 196 «Уложения о наказаниях». Закон 1883 г. накладывал многочисленные ограничения на церковную жизнь старообрядчества: он предписывал старообрядческим священнослужителям не употреблять церковных облачений вне стен моленных, ремонт и строительство к-рых были обставлены рядом запретов, открытие новых и «распечатывание» закрытых ранее мон-рей и скитов запрещалось.

В царствование имп. Александра II и Александра III большое значение в борьбе со старообрядчеством приобрела печатная и устная полемика, а также издание трудов, направленных на его обличение. Первое сочинение против Б. и. было издано в царствование имп. Николая I — «Повесть краткая и достоверная о раскольницех» Будимского еп. Платона (Афанацковича). «Повесть» отличалась пристрастностью и содержала в себе множество вымыслов. Первые научные публикации и исследования по истории и совр. состоянию Б. и., вместе с тем преследовавшие цель обличения старообрядческой иерархии, принадлежат проф. МДА Субботину, использовавшему большое число документов, многие из к-рых к наст. времени утрачены. В 1875 г. благодаря усилиям Субботина единоверческое Братство св. Петра митрополита учредило ж. «Братское слово», главной задачей к-рого было изучение и обличение Б. и. Журнал публиковал большое число материалов по совр. состоянию Б. и., в т. ч. наиболее значительные сочинения старообрядческих авторов. Важные публикации о Б. и. появлялись также в «Русском вестнике», «Московских ЕВ», «Православном обозрении» и др. периодических изданиях. Начиная с 1885 г. проводились миссионерские съезды, на к-рых широко обсуждались вопросы противораскольнической миссии: 1-й состоялся в 1885 г. в Казани, 2-й — в июне 1887 г. в Никольском единоверческом мон-ре в Москве, 3-й — там же в июне-июле 1891 г. Наиболее выдающимися правосл. миссионерами во 2-й пол. XIX в. были бывш. беспоповцы архим. Павел (Прусский) и прот. Ксенофонт Крючков.

Полемическая деятельность старообрядцев, приемлющих Б. и., в кон. XIX в.

Для ведения полемики с правосл. миссионерами и старообрядцами др. согласий сторонники Б. и. в 1874 г. создали Братство Честного и Животворящего Креста Господня. Бо́льшая часть сочинений, созданных авторами белокриницкого согласия во 2-й пол. XIX в., была опубликована в зарубежных типографиях: в Яссах (время учреждения типографии неизвестно), в молдав. Мануиловском мон-ре (основана в 1882-1883). В г. Коломые (тогда входившем в состав Австро-Венгерской империи, ныне — на Украине) в 1878-1888 гг. инок Никола (Чернышёв) издавал ж. «Старообрядец», в 1892-1894 гг.- ж. «Древняя Русь». В 1896-1898 гг. в Брэиле Ф. Е. Мельников выпускал газ. «Слово правды». В России действовали подпольные типографии, в частности в с. Безводном под Н. Новгородом (в выходных данных изданий указывалась типография в Яссах). С сер. 80-х гг. XIX в. большое число сочинений белокриницких старообрядцев размножалось в России на гектографе.

Ф. Е. Мельников. Фотография. Нач. ХХ в.

 

Ф. Е. Мельников. Фотография. Нач. ХХ в.

 

Одним из наиболее активных апологетов Б. и. во 2-й пол. XIX в. был Арсений (Швецов), с 1897 г. еп. Уральский Б. и., к-рый на основе сочинений предшествующих лет, в первую очередь трудов Павла Белокриницкого, разработал систему доказательств законности старообрядческого священства. В 80-90-х гг. XIX в. Арсений создал свои главные работы в защиту Б. и.: «Истинность старообрядствующей иерархии» (Яссы, 1885), «Оправдание старообрядствующей святой Христовой Церкви» (Яссы, 1887; М., 1999), сб. «Ответы старообрядцев, приемлющих священство Белокриницкой митрополии[,] старообрядцам безпоповцам» (1887, гектограф. изд., ОРРК БАН. Ф. 75. № 110), «Показание всеобдержности двуперстного сложения» (Яссы, 1888), «Книга о антихристе» (Яссы, 1888) и мн. др. В центре внимания Арсения стоял вопрос о сущности Церкви, исходя из к-рого он решал более конкретные проблемы. Церковь, по мнению Арсения, состоит из 2 «свойств»: исповедания веры и людей, придерживающихся этого исповедания. Аналогичное разделение Арсений проводит в отношении церковной иерархии, по отношению к к-рой можно говорить об «обязанности» епископства и исполнителях этой «обязанности». «Обязанность», или «чин епископства христопреданного», по мнению автора, сохраняет свою силу и свое святое назначение всегда, тогда как исполнители этой обязанности могут отдаляться от истины. Также и в отношении таинств Арсений выделяет, с одной стороны, правильное совершение чина таинства (его «видотворение»), с др.- восприятие благодати, сообщаемой таинством. Таинства установлены на вечные времена, однако они животворящи лишь тогда, когда воспринимаются «с совершенной верой». Правильное совершение чина таинства, по мнению Арсения, подобно векселю, «оплата» по к-рому происходит после «усовершенствования веры восприемшего», т. е. по присоединении еретика к истинной (старообрядческой) Церкви. Из этих рассуждений вытекает ряд важных практических выводов относительно старообрядчества. Во-первых, оно могло существовать без епископов 180 лет, во время к-рых «обязанность» епископства сохранялась. Кроме того, старообрядчество не лишилось благодати священства: правильное «видотворение» этого таинства сохранялось в РПЦ, и по присоединении к старообрядчеству бывш. клирик РПЦ получал благодать Св. Духа.

[Учение еп. Арсения (Швецова), получившее широкое распространение в белокриницком согласии, было создано ценой искажения правосл. экклезиологии, заплатить к-рую Арсений был вынужден для оправдания законности старообрядчества вообще и Б. и. в частности. С этой целью он разделяет на части живое и неделимое тело Церкви, иерархию, таинства. Если бы такое разделение допускалось в аналитических целях, оно не вызывало бы никаких возражений, однако оно признается старообрядцами и в реальной жизни Церкви. С его помощью белокриницкие книжники пытаются обосновать весьма странное утверждение: Церковь может существовать только в одной из своих «ипостасей» (в данном случае в виде только учения о Церкви, только учения об обязанностях, или «действиях», иерархии, только «видотворения» таинств), в то время как др., не менее важные, «ипостаси» могут или отсутствовать (как в случае с иерархией), или бездействовать (как в случае с благодатью таинств). Архим. Павел Прусский об этом писал: «Странно и неприменимо к действительности… мнение, что будто бы без действующаго лица могли совершаться у вас действия онаго лица, подобно как бы например без пишущаго — письмена и книги» (Собр. соч. Ч. 3. М., 1888. С. 112). Еп. Арсений вводит не менее странное понятие и о самой Церкви. Не учитывая того факта, что греч. «ἐκκλησία» имеет гораздо больший объем значения, чем слав. (и рус.) «церковь» и что эта особенность не всегда учитывалась переводчиками Свящ. Писания (в результате чего, напр., появилось выражение «церковь лукавнующих» (Пс 25. 5)), он считает, «что действительно плоть Христова есть Церковь; об этом Сам Христос свидетельствует ко иудеом глагола: «Разорите Церковь сию, и треми денми воздвигну ю. Евангелист сие уяснил, что он о Церкви тела Своего глаголаше» (Ин 2. 19-21)» (Оправдание старообрядствующей святой Христовой Церкви. С. 18). Сознательно развивая это умозаключение в известных целях, еп. Арсений приходит к еще большей ошибке: «Безусловно утверждать, (что там), где не встретится епископ, нет и Церкви, не возможно. Ибо имя церкви очень часто усвояется таким вещам, где не бывает лично епископа, и каждый православный христианин, по Большому Катихизису, именуется церковь. Но ведь не каждый православный христианин — епископ. А сим и показуется, что иногда и без личнаго присутствия епископа может сознаватися церковь» (Там же. С. 24).- М. С. Иванов].

Значительный вклад в лит. деятельность согласия в кон. XIX — нач. XX в. внесли также К. А. Перетрухин, М. И. Бриллиантов, Нижегородский еп. Иннокентий (Усов; с 1921 митр. Белокриницкий), Мельников, В. Механиков и др. Бо́льшая часть их сочинений посвящена полемике с единоверием и правосл. миссионерами.

Арх.: ОР РГБ. Ф. 247 [Рогожское собрание]; ОРРК БАН. Ф. 75 [Белокриницкое собрание], 20 [собр. Единоверческой церкви в С. Петербурге], № 13.

 

Ист.: Документы о старообрядцах нашего времени / Сообщ. Н. Г. // ЧОИДР. 1868. Кн. 3; 1869. Кн. 1; Объяснительные записки, поданные митр. Филарету искавшими присоединения к православной Церкви членами Белокриницкой иерархии в 1865 г. // Братское слово. 1884. № 13. С. 165-176; № 14. С. 222-232; Воспоминания о жизни в расколе М. К. Чичкина, бывшего старообрядческого диакона. М., 1885; Окружное послание, сост. И. Г. Ксеносом и изд. старообрядческими епископами 24 февраля 1862 г. // Братское слово. 1885. № 19, 20 (отд. изд.: М., 1886); Переписка Пафнутия, бывшего раскольническим Коломенским епископом, с некоторыми влиятельными в расколе лицами // Там же. № 11-13; Переписка раскольнических деятелей (материалы для истории белокриницкого священства). М., 1887. Вып. 1; 1889. Вып. 2-3; Рассказы бывших старообрядцев о жизни в расколе и обращении в православие. М., 1892. Вып. 1; Марков В. С. К истории раскола-старообрядчества 2-й пол. XIX ст.: Переписка проф. Н. И. Субботина (1865-1904 гг.). М., 1914; Каталог старопечатных и рукописных книг древлехранилища Лаборатории археогр. исслед. УрГУ. Екатеринбург, 1994-2000. 6 ч.; Крахмальников А. П. Описание рукописей и гектографированных изданий старообрядцев белокриницкого согласия (1846-1917 гг.). Ч. 1 // Общественное сознание и лит-ра XVI-XX вв. Новосиб., 2001. С. 356-381.

Лит.: Воспоминания об авторе Окружного послания и переписка с ним // Братское слово. 1884. № 4-7; Липранди И. П. Геронтий Левонов, Белокриницкий раскольнический архимандрит. М., 1872; Нильский И. О последней попытке раскольников найти себе епископа // ХЧ. 1859. № 12. С. 407-460; 1860. № 1. С. 3-38; Мельников П. И. (Андрей Печерский).Старообрядческие архиереи // РВ. 1863. № 4. С. 599-656; № 5. С. 5-42; № 6. С. 429-506; он же. Очерки поповщины // Собр. соч.: В 8 т. М., 1976. Т. 7; Парфений [Агеев], иером. Разбор Окружного послания, составленного лже-архиепископом австрийско-поповщинской секты Антонием, с сотрудниками. М., 1863; С[убботи]н Н. Современные движения в расколе. М., 1863. Вып. 1; 1865. Вып. 2; он же. Новый раскол в расколе. М., 1867; он же. История Белокриницкой иерархии. М., 1874. Т. 1; он же. История так наз. австрийского, или белокриницкого, священства. М., 1895-1899. 2 вып.; он же. Материалы для истории так называемой Австрийской, или Белокриницкой, иерархии. М., 1897; Попов Н. И. Сборник из истории старообрядчества. М., 1864. Вып. 1; Присоединение к Православию раскольнических епископов и других членов так называемой Белокриницкой иерархии // РВ. 1865. № 12. С. 592-647. (Отд. изд.: М., 1866); Ивановский Н. И. Об австрийском священстве // ПО. 1868. № 5-6; он же. Окружники и противоокружники в согласии старообрядцев, приемлющих австрийское священство // ПС. 1881. № 11; Современные летописи раскола. М., 1869. 2 вып.; Летопись происходящих в расколе событий. М., 1871; Летопись происходящих в расколе событий // Братское слово. 1875. Кн. 1-4; 1884. № 1-5, 7-9, 11-12, 14-15, 17-20; 1885. № 1, 3, 5-7, 10-11, 13, 15-20; Летопись раскола за 1876-1879 годы. М., 1880; Летопись происходящих в расколе событий за 1886 г. М., 1887; То же… за 1887 г. 1888; То же… за 1889 г. 1892; Монастырский М. Я. Исторический очерк австрийского священства после Амвросия // ПС. 1877. Ч. 1. Ч. 282-339; Ч. 2. С. 3-31, 277-326, 444-489, 606-634; Ч. 3. С. 122-149, 266-357; Деятельность раскольнических миссионеров // Братское слово. 1883. № 9; Летопись раскола: О бывших суздальских заточниках: Аркадии, Кононе и Геннадии // Братское слово. 1883. № 4. С. 179-192; Пругавин А. С. Раскол — сектантство: Мат-лы для изучения религиозно-бытовых движений русского народа. М., 1887. Вып. 1. С. 295-342 [библиогр.]; Сахаров Ф. К. Литература истории обличения русского раскола: Сист. указ. о расколе и сектантстве книг, брошюр и статей. Тамбов, 1887. Вып. 1. С. 26-35, 55-57, 64-67, 78-79, 111-112, 154-158; СПб., 1892. Вып. 2. С. 23-27, 30, 38-44, 82-83, 124-128, 184-189; 1900. Вып. 3. С. 23-27, 40-47, 85, 87, 103, 177-181, 186, 209, 223, 230, 240, 243, 247-248, 266-272 [Библиогр.]; Смирнов П. С. История русского раскола старообрядчества. СПб., 1895. С. 143-167, 217-275; Арсений (Швецов), старообрядческий еп. Уральский. История о существовании священства в старообрядческой Христовой церкви. Письма. Уральск, 1910; он же. Жизнь и подвиги Антония, старообрядческого архиеп. Московского и Владимирского. М., 1995; ИДРДВ. 1979. Т. 3. Ч. 1. С. 295-305, 308-310 [Библиогр.]; Мельников Ф. Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви. Барнаул, 1999.

А. П. Крахмальников


Б. и. в России в 1890-1905 гг.

Несмотря на ограничительный по отношению к старообрядцам характер рус. законодательства, Б. и., с 1882 г. возглавлявшаяся в России архиеп. Московским Саватием (Лёвшиным), постепенно укрепляла свои позиции. Только в Москве в 1891 г. насчитывалось помимо архиепископа 25 священнослужителей Б. и., тогда как в нач. 80-х гг. XIX в. их было всего 4. Обеспокоенные этим, московские власти приняли ряд мер в отношении высшего руководства Б. и.: в 1891 г. полиция получила предписание «не допускать в Москве одновременного пребывания более одного старообрядческого архиерея», в 1898 г. у архиеп. Саватия взяли подписку «не именоваться архиепископом»; в 1899 г. было разрешено проживать в Москве 2 старообрядческим архиереям. Генерал-губернатор Москвы вел. кн. Сергей Александрович все эти меры считал недостаточными для успешной борьбы с расколом, о чем сообщил в записке имп. Николаю II от 5 февр. 1900 г.; вел. князь предлагал императору полностью запретить соборы старообрядцев в Москве и Московской губ. В соответствии с резолюцией Николая II на записке вел. кн. Сергея Александровича в февр. 1900 г. в С.-Петербурге состоялось особое совещание по старообрядческому вопросу, в к-ром приняли участие помимо московского генерал-губернатора министры юстиции и внутренних дел и обер-прокурор Синода. Совещание вынесло постановление, 22 февр. 1900 г. утвержденное императором: 1) МВД приступить к «преобразованию» Рогожского и Преображенского кладбищ в Москве; 2) внести в Госсовет представление о новых ограничительных дополнениях к «Закону о старообрядцах» 1883 г.; 3) у всех старообрядческих епископов взять подписку «не именоваться архиерейскими титулами».

Старообрядцы своевременно узнали об этом постановлении, и большинство епископов смогли скрыться, уклонившись от подписки. Московский архиеп. Иоанн (Картушин) и Ярославский еп. Иринарх (Лапшин) отказались подписываться, за что были высланы из мест служения. В этих условиях Уральский еп. Арсений (Швецов) вместе с представителями старообрядческого купечества Д. В. Сироткиным и М. И. Бриллиантовым созвали в Москве 1-й Всероссийский съезд старообрядцев Б. и., открывшийся 14 сент. 1900 г. Его участники решили обратиться к царю с прошением, в к-ром излагались бы положение старообрядцев России и их насущные потребности. Под прошением было собрано ок. 50 тыс. подписей, и 15 дек. оно было передано вел. кн. Михаилу Александровичу, к-рый, в свою очередь, вручил его императору. Еще одно прошение — от 25 наиболее видных представителей московских старообрядцев Б. и., в основном промышленников и купцов, было подано царю 6 дек. 1901 г. Обширный доклад о старообрядчестве был представлен в дек. 1904 г. членами 5-го Всероссийского съезда старообрядцев Б. и. председателю Совета министров С. Ю. Витте. Предложения, высказанные во всех названных документах (в особенности в последнем), были использованы в манифесте «Об укреплении начал веротерпимости» (17 апр. 1905) и указе «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин» (17 окт. 1906).

В кон. XIX в. происходило упорядочение внутренней церковной жизни старообрядцев Б. и. на основе принципа соборности, в чем немалая заслуга принадлежала еп. Арсению (Швецову). До 1898 г. все важнейшие внутрицерковные вопросы решал Духовный совет при Московском архиепископе, куда входили немногочисленные доверенные лица предстоятеля. В марте 1898 г. в Н. Новгороде состоялся собор с участием 7 епископов и 2 представителей от неприбывших архиереев, к-рый уволил Саватия с Московской кафедры. Большинством голосов местоблюстительство архиепископского престола было поручено Уральскому еп. Арсению. В окт. того же года в Москве состоялся новый собор, к-рый избрал на Московскую кафедру Донского еп. Иоанна (Картушина), возведение его в архиепископы состоялось 16 окт. Собор упразднил Духовный совет и обязал архиеп. Иоанна созывать областные соборы епископов для рассмотрения жалоб на епископов и вообще для благоустройства дел церковных не менее одного раза в год. Собор также постановил, что епископы Б. и. в России, в т. ч. архиепископ Московский, должны быть подчинены этим соборам. В 1898-1912 гг. было проведено 18 соборов, в их работе наряду со священнослужителями принимали участие миряне. Помимо соборов в жизни белокриницкого согласия в кон. XIX — нач. ХХ в. большое значение имели ежегодные всероссийские съезды старообрядцев.

Б. и. в России в 1905-1917 гг.

В манифесте «Об укреплении начал веротерпимости», объявленном 17 апр. 1905 г. (это число в названном году было первым днем св. Пасхи), говорилось, что «отпадение от православной веры в другое христианское вероисповедание или вероучение не подлежит преследованию», духовные лица старообрядцев (и сектантов) подлежали «исключению из мещан или сельских обывателей и освобождению от призыва на действительную военную службу», однако старообрядческие священнослужители не получили прав и привилегий, даже тех, к-рыми обладало духовенство «иностранных» христ. исповеданий. В 12-м пункте манифеста предписывалось «распечатать все молитвенные дома, закрытые как в административном порядке, не исключая случаев, восходивших чрез комитет министров до Высочайшего рассмотрения, так и по определениям судебных мест».

Колокольня на Рогожском кладбище в Москве. Фотография. Нач. XX в.

 

 

Колокольня на Рогожском кладбище в Москве. Фотография. Нач. XX в.

 

По телеграмме императора, данной 16 апр., представители московских властей сняли печати с алтарей старообрядческих храмов Рогожского кладбища. В связи с этим 23 авг. 1905 г. собор епископов Б. и. постановил, «чтобы священники ежегодно в день 17 апреля в память дарованной нам свободы вероисповедания служили Божественную литургию и благодарственный о здравии Его Величества молебен, равно и в другие царские дни. Но если 17 апреля придется на Страстной неделе, то молебен должен быть совершаем во св. Пасху». В наст. время у старообрядцев белокриницкого согласия существует обычай отмечать очередную годовщину «снятия печатей» торжественным богослужением и крестным ходом вокруг Покровского кафедрального храма на Рогожском кладбище в Москве во 2-е воскресенье после Пасхи — в Неделю св. жен-мироносиц. 21 февр. 1906 г. делегация старообрядцев всех согласий в количестве 120 чел. была принята Николаем II в Царском Селе. От имени старообрядцев, приемлющих Б. и., императору был поднесен «благодарственный адрес» за подписью 76447 лиц. Царь поблагодарил старообрядцев «за верность и преданность». По выражению Ф. Е. Мельникова, «впервые за 250 лет вернейшие сыны России наконец были признаны законными гражданами своей великой Родины». «Начала веротерпимости», провозглашенные в манифесте от 17 апр. 1905 г., в отношении старообрядцев были конкретизированы в Высочайшем указе Сенату от 17 окт. 1906 г. «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях входящих в состав общин последователей старообрядческих согласий и отделившихся от православия сектантов» и в особенности в законопроекте о старообрядческих общинах, работа над к-рым продолжалась до 1914 г. и была прекращена в связи с началом войны.

Интерьер ц. в честь Покрова Божией Матери на Рогожском кладбище в Москве. Фотография. 1900-е гг. (ГИМ)

 

 

Интерьер ц. в честь Покрова Божией Матери на Рогожском кладбище в Москве. Фотография. 1900-е гг. (ГИМ)

В нач. XX в. руководство белокриницким согласием осуществляли освященные соборы и Всероссийские съезды старообрядцев Б. и. Соборы являлись «верховными органами церковно-иерархического управления», а съезды — «органом церковно-гражданского единения старообрядцев», занимавшимися преимущественно вопросами хозяйственно-экономическими и общественно-политическими (съезд 1917 прямо назывался «политическим совещанием»). Согласно постановлению собора от 27 июля 1902 г., созыв съездов объявлялся обязанностью одного из епископов, однако после кончины в 1908 г. еп. Уральского Арсения среди старообрядческих архиереев не оказалось ни одного настолько авторитетного, чтобы исполнить это постановление. В результате возникла тенденция обособления руководящих учреждений белокриницкого согласия и руководство съездов потеряло «духовную составляющую» — с 1908 г. во главе съездов стоял крупный нижегородский купец-пароходчик Д. В. Сироткин. Противостояние достигло высшей точки в связи с созывом в 1911 г. архиеп. Иоанном собора без участия уполномоченных от мирян, что вызвало среди старообрядцев «возмущение и негодование». После бурного обсуждения возможности участия мирян в соборах собор постановил: «На будущие соборы… приглашать священнослужителей и мирян, которые избираются от каждой епархии». Однако в решениях собора также говорилось: «Если по каким-либо причинам на соборе не будут участвовать миряне, и в этом случае Освященный Собор действителен и каноничен». На соборе 1911 г. был восстановлен Совет при архиепископе как совещательный орган в межсоборный период, в составе 6 представителей духовенства и 6 мирян. В 1906 г. собор российских епископов Б. и. вынес постановление о пределах власти Белокриницкого митрополита: «Митрополит, сохраняя права своей области, не должен вмешиваться в дела Российской области, по силе 2-го правила II Вселенского Собора», и с этого времени Московская старообрядческая архиепископия более не посылала в Белокриницкую митрополию извещений о соборных постановлениях, что объяснялось стремлением создать митрополию в Москве, но также свидетельствовало и о постепенном обособлении российского и зарубежного центров Б. и. Собор, работавший в кон. мая — нач. июня 1916 г., канонизировал вождей старообрядчества, погибших в ХVII в. В епархиях в основном начиная с 1905 г. проходили епархиальные съезды, как правило под председательством епископов. Эти собрания, совмещавшие в себе на местном уровне как соборные, так и «съездовские» функции, были связующим звеном между порой весьма отдаленными от центра России областями и высшими органами старообрядческого управления.

В 1905-1917 гг., по оценке Ф. Е. Мельникова, было построено более тысячи новых старообрядческих храмов, к работе над к-рыми активно привлекались выдающиеся российские архитекторы того времени — Ф. О. Шехтель, И. Е. Бондаренко и др. В эти годы открылись ок. 10 старообрядческих мон-рей, порядок учреждения к-рых был установлен на соборе в авг. 1905 г.: «Не позволять никому строить нового монастыря без воли своего епископа, а епископ не должен давать разрешения без сношения с архиепископом. Епископы же не могут строить монастыри без разрешения Собора епископов». Из архиереев Б. и. особенно активно устроением обителей занимались Нижегородский еп. Иннокентий (Усов), Московский архиеп. Иоанн и Петроградско-Тверской еп. Геронтий (Лакомкин). Основанные ими мон-ри (особенно Спасо-Преображенский в нижегородском Заволжье) предназначались не только для иноческих подвигов, но и для духовно-просветительных целей.

Арсений, еп. Минусинский, с прихожанами. Фотография. Нач. ХХ в.

 

 

Арсений, еп. Минусинский, с прихожанами. Фотография. Нач. ХХ в.

В нач. XX в. в согласии уделялось большое внимание вопросам образования, причем не только духовного. На 2-м Всероссийском съезде старообрядцев (1901) была создана училищная комиссия, перед к-рой стояла задача открытия общеобразовательной школы в каждом старообрядческом приходе. Этот процесс после 1905 г. шел довольно быстро. В авг. 1905 г. собор Б. и. принял постановление об организации школ для изучения Закона Божия и церковного пения в приходах, о создании ДУ в Н. Новгороде и об обучении юношей «чтению и пению и подготовлении их к служению св. Церкви» в Черемшанском Успенском муж. мон-ре близ г. Хвалынска Саратовской губ. В 1912 г. на Рогожском кладбище был учрежден Старообрядческий богословско-учительский ин-т с шестилетним сроком обучения, в 1915 г. для него было построено здание. Наряду со священниками это учебное заведение должно было готовить законоучителей, церковно-общественных деятелей и учителей общеобразовательных старообрядческих школ. В 1914 г. студенты старших курсов ин-та были мобилизованы на фронт, в 1918 г. ин-т был закрыт.

После 1905 г. оживилась богословская полемика как между различными старообрядческими согласиями, так и между старообрядцами и миссионерами правосл. Церкви. Среди приемлющих священство Б. и. в этих спорах особенно прославились апологетическим мастерством «начетчики» — епископы Арсений (Швецов), Иннокентий (Усов), Михаил (Семёнов), священники Феодор Гусляков, Алексей Старков, а также Мельников, Перетрухин, Д. С. Варакин (впосл. священник), В. Т. Зеленков, Бриллиантов, Н. Д. Зенин, В. Г. Сенатов и др. В 1906 г. был создан всероссийский «Союз старообрядческих начетчиков». Сочинения его членов, а также изложения их бесед с правосл. миссионерами и старообрядцами др. согласий публиковались отдельными изданиями и на страницах бурно развивавшейся в 1905-1917 гг. периодики белокриницкого согласия.

1-й старообрядческий журнал в России «Старообрядческий вестник» был основан еп. Иннокентием (Усовым) в 1904 г. и издавался первоначально нелегально, с 1906 г. открыто выходил в Н. Новгороде под названием «Старообрядец» (в 1908-1909 — «Старообрядцы»). Наиболее информативным периодическим изданием согласия в нач. XX в. был еженедельник «Церковь», выпускавшийся в Москве в 1908-1918 гг. (в 1914-1917 — «Слово Церкви», в 1918 — «Голос Церкви») на средства П. П. Рябушинского под ред. Ф. Е. Мельникова. Существовали также др. старообрядческие журналы, в т. ч. провинциальные, действовало неск. типографий, принадлежавших как церковным орг-циям, так и отдельным верующим.

Б. и. в России в 1917 — 30-х гг. XX в.


Сразу после Октябрьской революции 1917 г. в ходе массовой ликвидации домовых церквей закрылись домовые старообрядческие храмы (преимущественно в купеческих домах). В 1918 г. были упразднены почти все старообрядческие мон-ри, Богословско-учительский ин-т в Москве и все старообрядческие периодические издания. Во время гражданской войны имели место случаи жестокой расправы красноармейцев и чекистов со старообрядческими священнослужителями, а близ ст. Шамары на Урале (Екатеринбургская губ.) в 1919 г. большевики сожгли нетленные останки Пермско-Тобольского еп. Антония (Поромова), чтобы прекратить их почитание. В 1918 г. в ж. «Голос Церкви» было помещено «Пастырское послание» главы российских старообрядцев Б. и. архиеп. Мелетия (Картушина). Об Октябрьской революции там было сказано: «Сам сатана ополчился на христианство всеми силами своего ада». Архиепископ призывал христиан действовать против врагов Божиих «духовным оружием». Вскоре «Голос Церкви» был закрыт, архиеп. Мелетий до 1922 г. скрывался от преследований властей в Донской обл. Церковное управление в Москве в это время осуществлял еп. Рязанский и Егорьевский Александр (Богатенко или Богатенков).

Старообрядцы активно участвовали в Белом движении. Старообрядческие полковые священники действовали в казачьих частях А. И. Деникина. Правительство А. В. Колчака установило дружественные отношения с епископами Б. и. на Урале, в Сибири и на Дальн. Востоке в целях совместной борьбы с большевизмом, оно уравняло старообрядческое духовенство в правах с правосл. священниками. В армии Колчака существовали состоявшие из старообрядцев «добровольческие крестоносные дружины», был создан и институт военных священников Б. и., курировавшийся Томско-Алтайским старообрядческим еп. Филаретом. В 1921 г. одним из центров антикоммунистической деятельности стал таежный старообрядческий Новоархангельский скит в 120 верстах от Томска. После поражения Колчака здесь до сер. 20-х гг. XX в. скрывались основатель обители еп. Амфилохий (Журавлёв), бежавший из Москвы Мельников и еще неск. активных старообрядцев. В скиту была оборудована типография, выпускавшая антибольшевистские брошюры и листовки (за подписью «агитотдел Сибирской боевой организации»). Органом старообрядческого сопротивления большевизму в Приморье был выпускавшийся в 1922 г. во Владивостоке старшим священником Дальневосточных Белой армии и флота прот. Иоанном Кудриным ж. «Дальневосточный старообрядец».

5 окт. 1921 г., стремясь укрепить свою социальную базу, советское правительство издало воззвание к старообрядцам и сектантам, где утверждалось, что их теперь «никто, никогда… не будет преследовать». Тогда же была создана правительственная комиссия «по заселению свободных земель сектантами и старообрядцами», действовавшая приблизительно до 1924 г. В этих условиях архиеп. Мелетий (Картушин) и еп. Геронтий (Лакомкин) в 1923 г. выпустили «Архипастырское послание» с призывом к своей пастве быть лояльными по отношению к новой власти. В сер. 20-х гг. XX в. белокриницкому согласию по разрешению ОГПУ удалось провести неск. соборов (в 1925, 1926, 1927), на к-рых рассматривались вопросы устроения церковной жизни в новых социальных условиях. Возобновилось издание (в частных изд-вах) «Старообрядческих церковных календарей». Еп. Геронтий организовал в Петрограде братство св. сщмч. Аввакума с пастырско-богословскими курсами при нем. К кон. 20-х гг. XX в. старообрядческая Церковь Б. и. включала в себя 24 епархии, к-рыми управляли 18 епископов, неск. мон-рей (существовавших после 1918 и под видом «трудовых артелей» и нелегально), сотни священнослужителей.

Политика правительства по отношению к старообрядцам резко изменилась в кон. 20-х гг., когда в ходе проводившейся в СССР коллективизации сельского хозяйства была развернута кампания по «ликвидации кулачества как класса». Старообрядческое крестьянское хозяйство в большинстве своем было достаточно зажиточным, и это дало основание Н. К. Крупской сказать, что «борьба с кулачеством есть одновременно борьба со старообрядчеством», внутри к-рого наиболее крупным и организованным было белокриницкое согласие. В результате массовых репрессий против старообрядцев в 30-х гг. к 1940 г. на свободе остался 1 архиерей Б. и.- Калужско-Смоленский еп. Сава, были закрыты все мон-ри, мн. области, прежде считавшиеся старообрядческими, лишились всех действующих храмов, было арестовано подавляющее большинство священнослужителей. При закрытии храмов и мон-рей производилась тотальная конфискация икон, утвари, колоколов, облачений, книг, было уничтожено немало б-к и архивов. Часть старообрядцев эмигрировала, преимущественно в Румынию и Китай.

12 апр. 1938 г. в Бутырской тюрьме скончался местоблюститель Московской кафедры Кавказский еп. Викентий (Никитин), назначенный после смерти архиеп. Мелетия († 1934). В 1937-1940 гг. координацию деятельности сохранившихся общин белокриницкого согласия осуществлял по мере возможности настоятель Покровского собора на Рогожском кладбище прот. Василий Королёв.

Б. и. в СССР, затем в России и странах СНГ в 1940-2002 гг.

 

Никодим (Латышев), архиеп. Московский и всея Руси. Фотография. 80-е гг. XX в.

 

 

Никодим (Латышев), архиеп. Московский и всея Руси. Фотография. 80-е гг. XX в.

В 1940 г. закончились 10-летние сроки заключения епископов Петроградско-Тверского Геронтия (Лакомкина) и Самарского Иринарха (Парфёнова), в последующие годы было освобождено еще неск. священнослужителей и мирян, принадлежавших к белокриницкому согласию. В 1940 г. еп. Сава вместе с еп. Геронтием в калужском храме возвел еп. Иринарха (Парфёнова) в сан архиепископа Московского и всея Руси. В 1941 г. последовало разрешение властей восстановить в Москве старообрядческую архиепископию. Вскоре после начала войны глава российских старообрядцев, приемлющих Б. и., обратился к своей пастве с воззванием, призывая встать на защиту Родины «от аспида и василиска Тевтонского». Был также организован сбор средств в фонд обороны в размере 1 млн р. В военные годы начали возрождаться старообрядческие приходы как на территориях, оккупированных фашистской Германией и ее союзниками, так и в СССР. В 1945 г., после длительного перерыва, в Москве вышел белокриницкий «Старообрядческий церковный календарь», выпускающийся с тех пор ежегодно. К 1948 г. Б. и. в СССР имела 5 епископов.

В послевоенные годы масштабные репрессии против старообрядцев были проведены в Бессарабии и на Буковине, отошедших к СССР первоначально в 1940 г., окончательно — в 1944-м (в 1918-1940 эти территории являлись частью Румынии; старообрядцы (липоване) жили на этих землях с нач. XVIII в., в 20-30-х гг. XX в. здесь селились старообрядцы — беженцы из СССР). Были закрыты муж. и жен. мон-ри в Белой Кринице, храмы и иные здания обителей были большей частью разрушены, утварь и имущество расхищены. Митрополия переехала из Белой Криницы в г. Брэила в 1940 г., когда село впервые оказалось на советской территории. В наст. время в Белой Кринице существует приход старообрядцев, приемлющих Б. и.

 

Возвращение духовенства после погребения еп. Анастасия (Кононова) на Рогожском кладбище в Москве. Фотография. 1986 г.

 

Возвращение духовенства после погребения еп. Анастасия (Кононова) на Рогожском кладбище в Москве. Фотография. 1986 г.

После кончины в 1952 г. архиеп. Иринарха на Московскую кафедру был возведен Флавиан (Слесарев). Годы его предстоятельства совпали с новой волной преследований верующих (см. Хрущёв Н. С.). В 1959 г. власти закрыли единственную обитель старообрядцев Б. и.- Куничский Казанский жен. мон-рь в Молдавии, в 1961 г. был отобран у общины и разрушен величественный Успенский храм нач. ХХ в. в Горьком (совр. Н. Новгород). В 60-х — сер. 80-х гг. церковная жизнь согласия характеризовалась застойными тенденциями: новые приходы практически не открывались, отдельные провинциальные храмы были закрыты из-за отсутствия не только священнослужителей, но и способных вести клиросную службу мирян. Распространилась практика окормления неск. приходов одним священником. Священнослужители, пытавшиеся проявить к.-л. активность, нередко попадали под запрещение. Наиболее значительной фигурой в старообрядческом духовенстве в эти годы был прот. Евгений Бобков. Служа на приходе в Гомеле, он собрал вокруг себя немало активных верующих людей со всего СССР, в основном молодых; многие из них впосл. стали старообрядческими священнослужителями. В 1985 г. прот. Евгений погиб в автокатастрофе при загадочных обстоятельствах.

В 1986 г., после кончины архиеп. Никодима (Латышева; † 11 февр.) и местоблюстителя еп. Анастасия (Кононова; † 9 апр.), архиепископом Московским и всея Руси был избран незадолго до того рукоположенный Клинцовско-Новозыбковский еп. Алимпий (Гусев). Новый предстоятель начал активно посещать провинциальные приходы, включая те, где архиерейского служения не было неск. десятков лет. В 1987 г., впервые после 1908 г., в Белой Кринице Московский архиепископ совершил совместное богослужение с Белокриницким митр. Тимоном (Гавриловым).

Крестный ход на праздник Покрова Божией Матери на Рогожском кладбище в Москве. Октябрь. 1986 г.

 

Крестный ход на праздник Покрова Божией Матери на Рогожском кладбище в Москве. Октябрь. 1986 г.

Наиболее существенные перемены в жизни согласия, связанные с демократизацией общества и изменением отношения гос-ва к верующим, произошли в 1988 г., во время празднования 1000-летия Крещения Руси. Центральным событием празднования белокриницким согласием этого юбилея явилось состоявшееся 24 июля 1988 г. возведение архиепископа Московского и всея Руси Алимпия в сан митрополита. Т. о., был решен вопрос, периодически обсуждавшийся на освященных соборах Б. и. на протяжении всего ХХ в. (в 1906, 1907, 1915, 1956, 1980). После 1991 г. появилось неск. старообрядческих периодических изданий: ж. «Духовные ответы» (Москва, с 1995), газ. «Старообрядец» (Н. Новгород, с 1995), «Русь православная» (Б. Камень (Приморский край), с 1996), в 1990 г. возобновлено издание ж. «Церковь», продолжается выпуск ежегодного церковного календаря; публикуется богослужебная, учительная и церковно-историческая лит-ра. Происходит постепенное возвращение в собственность митрополии зданий и территорий Рогожского пос. в Москве. Старообрядцам также возвращены или переданы отдельные храмы в Москве и др. российских городах и селах. Ежегодно, иногда 2 раза в год, проводятся освященные соборы (духовенства и мирян), еще чаще собираются советы митрополии с участием всех епископов, архиереи периодически проводят совещания священства и мирян в своих епархиях. В 1997 г. по решению Московской старообрядческой митрополии причислены к лику преподобномучеников Аркадий и Константин Шамарские. 14 авг. 1999 г. в Москве было торжественно отмечено 70-летие митр. Алимпия (Гусева). Предстоятель российских старообрядцев Б. и. получил поздравления от представителей гос. власти России и Москвы, от Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, ряда общественных орг-ций, что явилось свидетельством признания значительности роли Б. и. и старообрядчества в целом в прошлом и настоящем России. В 2000 г. в Москве был проведен первый после 1917 г. Всероссийский съезд старообрядцев, приемлющих Б. и. Одной из ярких черт жизни старообрядцев белокриницкого согласия после 1986 г. явилось восстановление духовных связей со своими единоверцами, живущими за рубежом.

Б. и. за рубежом в ХХ в.

 

К 1900 г. вне границ России того времени старообрядцы белокриницкого согласия (липоване) проживали в Австро-Венгрии (Буковина), Румынии (Н. Подунавье и Добруджа) и Османской империи (близ оз. Майнос в Турции). Их духовно-адм. центром была митрополия в Белой Кринице, не имевшая иерархической власти над старообрядцами России. Во время первой мировой войны, когда рус. войска подошли к Белой Кринице, митр. Макарий (Лобов) был арестован австр. властями. Вскоре митрополита освободила наступавшая рус. армия, 12 февр. 1915 г. с разрешения военных властей он приехал в Москву и жил в России почти год, совершая богослужения в старообрядческих храмах Москвы, Подмосковья и Петрограда. 24 апр. 1915 г. скончался Московский архиеп. Иоанн, и на соборе, обсуждавшем кандидатуру нового предстоятеля, был поднят вопрос о том, чтобы Белокриницкий митрополит остался в Москве и возглавил старообрядцев России. По сути это была инициатива создания единого духовного центра Б. и. путем переноса митрополии из Белой Криницы в Москву. Однако представители московских общин выступили против учреждения митрополии в Москве в то время, а митр. Макарий отказался остаться в России. На Московскую кафедру был избран Саратовский еп. Мелетий (Картушин), возведение к-рого в архиепископы 30 авг. 1915 г. возглавил митр. Макарий. Вскоре митрополит вернулся в Белую Криницу, где в 1917 г. пострадал от отступавших революционно настроенных рус. солдат. В 1940 г., при Белокриницком митр. Силуяне, деятельность митрополии в Белой Кринице прекратилась. Ее не удалось восстановить и после румын. оккупации Буковины летом 1941 г.: новый митр. Иннокентий (Усов), будучи выходцем из России, не получил разрешения румын. властей занять кафедру. 12 апр. 1943 г. состоялось возведение в сан митрополита еп. Тихона (Качалкина), к-рый, хотя и являлся подданным Румынии, также претерпел преследования от властей: был заключен в концлагерь за отказ перейти в богослужении, по образцу Румынской Церкви, на григорианский календарный стиль. Митр. Тихон был освобожден в 1944 г., после вступления в Румынию Красной Армии. В 1944 г. Белая Криница вновь стала частью СССР, и старообрядческая митрополия окончательно утвердилась в Брэиле, сохранив наименование «Белокриницкая». В 1947 г., после многочисленных ходатайств старообрядцев, начавшихся еще в 1925 г., румын. правительство утвердило Статут (Положение) о юридических основах существования старообрядческой Церкви в Румынии, разработанный при активном участии эмигрантов из России еп. (впосл. митр.) Иннокентия (Усова) и Мельникова.

Послевоенные годы отмечены переменами в составе епархий, подчиненных Белокриницкой митрополии. Сразу после войны затруднилась связь митрополии со старообрядцами, проживавшими в Турции (некрасовцами), к-рые для рукоположения священных лиц из своей среды стали обращаться в К-польский Патриархат. В 1962 г. эти старообрядцы в полном составе вернулись в Россию (в Ставропольский край), где в большинстве вновь приняли священство Б. и., но уже от Московской архиепископии. Деятельное участие в этом событии принимал диак. Евгений Бобков. На рубеже 70-80-х гг. возникла подчиненная Брэиле епархия Австралии и Сев. Америки для окормления дальневосточных старообрядцев Б. и., в большом числе эмигрировавших в Китай (Маньчжурию и Синьцзян) в 20-х гг., и их потомков. В 1921 г. Иркутско-Амурский старообрядческий еп. Иосиф (Антипин) обосновался в Харбине. Здесь продолжился выпуск ж. «Дальневосточный старообрядец», в 1925 г. был освящен новопостроенный каменный храм во имя святых ап. Петра и Павла, ставший кафедральным собором рус. старообрядческой эмиграции в Китае. По церковно-иерархическим вопросам ее представители обращались в Белокриницкую митрополию. После 1945 г., особенно в 50-60-х гг. (период «культурной революции»), начался массовый отток старообрядцев из КНР. При помощи международных гуманитарных орг-ций многие уехали в Австралию и в Сев. Америку, все приходы в Китае были ликвидированы. В Австралию переехал также свящ. Кирил Иванов, бывш. настоятель существовавшего в 20-50-х гг. старообрядческого прихода в Париже. В 1985-1993 гг. старообрядцы Австралии выпускали ж. «Церковь». Старообрядцы, живущие в Румынии, с 1991 г. издают газ. «Zorile» (Зори).

7-14 нояб. 1996 г. в ознаменование 150-летия Б. и. в Белой Кринице был проведён 1-й Всемирный освященный собор старообрядческой Церкви России и зарубежья под председательством митрополитов Алимпия и Леонтия. Собор принял постановление о причислении к лику святых исповедников 1-го Белокриницкого митр. Амвросия, останки к-рого в 2000 г. были перенесены из г. Триест (Италия) в Брэилу.

Арх.: РГБ ОР. Ф. 246, 247 [Архив и б-ка старообрядческих учреждений Рогожского кладбища]; РГАДА. Ф. 1475 [Архив канцелярии старообрядческого архиепископа Московского и всея Руси, 1898-1918].


Ист.: Летопись происходящих в расколе событий за 1890 г. 1892; То же… за 1891 г. 1892; То же… за 1892 г. 1893; То же… за 1893 г. 1894; То же… за 1894 г. 1894; То же… за 1895 г. 1895; То же… за 1897 г. 1897; То же… за 1898 г. / Под ред. Н. И. Субботина. М., 1899; Дела 5 первых всероссийских старообрядческих съездов (прилож. к ж. «Старообрядческий вестник» за 1905 г.). Н. Новг., 1906; 6-й Всероссийский съезд старообрядцев в Н. Новгороде 2-5 авг. 1905 г. Н. Новг., 1905; Тр. 7-го всероссийского съезда старообрядцев в Н. Новгороде 2-5 авг. 1906 г. и 2-го чрезвычайного съезда старообрядцев в Москве 2-3 янв. 1906 г. Н. Новг., 1906; Тр. 8-го Всероссийского съезда старообрядцев в Н. Новгороде 2-4 авг. 1907 г. М., 1908; Тр. 9-го Всероссийского съезда старообрядцев в Н. Новгороде 2-4 авг. 1908 г. М., 1909; Тр. 10-го Всероссийского съезда старообрядцев, приемлющих священство Белокриницкой иерархии, в Н. Новгороде 18-19 авг. 1909 г. М., 1910; Тр. 11-го Всероссийского съезда старообрядцев, приемлющих священство Белокриницкой иерархии, в Москве 19-20 авг. 1910 г. М., 1911; Тр. 12-го Всероссийского съезда старообрядцев в Москве 30 янв.- 1 февр. 1912 г. М., 1913; Постановления освященных Соборов старообрядческих епископов 1898-1912 гг. М., 1913; Постановления Соборов Древлеправославной Церкви в Москве (старообрядцев, приемлющих Белокриницкую иерархию): В 3 кн. М., 1926, 1927, 1928 [cуществуют экз. с добавлением машинописных «Постановлений» Соборов 1917 и 1922 гг.].

 

Лит.: Современный раскол / Под ред. В. М. Скворцова. СПб., 1903. Т. 1; Шамборант А. де. Распечатание алтарей в храмах старообрядческого Рогожского кладбища 16 апр. 1905 г. М., 1905; Мельгунов С. Старообрядчество и освободительное движение. М., 1906; Зенгер А. (Вукол). Старое солнце: Беседы и очерки к возрождению старого Православия. СПб., 1907; Вопросы народного образования среди старообрядцев. М., 1909; Арсений (Швецов), старообрядческий еп. Уральский. История о существовании священства в старообрядческой Христовой Церкви. Уральск, 1910; он же. Оправдание старообрядствующей Христовой Церкви. Письма. М., 1999; Круглов Ф. Наши «обновленцы» и Австрийская иерархия. СПб., 1912;он же. Старообрядческий раскол и папа Римский. СПб., 1912; Белоликов В. З. К вопросу о благодати священства в старообрядческой литературе. К., 1914; В защиту старой веры: Старообрядческий вопрос в освещении периодической печати, 1905-1910. Пг., 1915; Власов П. Из истории старообрядческой иерархии (по неизд. док-там). М., 1915-1916. 2 кн.; он же.Письма старообрядческих деятелей. М., 1915; Лилеев М. Из истории поповщинского раскола. К., 1915; Мельников Ф. Е. Современные запросы старообрядчеству. М., 1915, 1999п; он же. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви. Барнаул, 1999; Плотников К. История русского раскола старообрядчества. Пг., 1915; Быстров С. По Востоку (путешествие старообрядческих епископов). М., 1916; Катунский А. Е. Старообрядчество. М., 1972; Миловидов В. Ф. Современное старообрядчество. М., 1979; Антонов А. В.Старообрядчество и новое мышление // На пути к свободе совести. М., 1989; Коломейцев П., свящ. Есть ли будущее у старообрядцев? // Религия и демократия. М., 1993. С. 517-532;Сенатов В. Г. Философия истории старообрядчества. М., 1995; Культура русских липован (русских старообрядцев) в нац. и междунар. контексте: 1-й междунар. семинар, Тульча (1-4 окт. 1993 г.): Сб. науч. сообщ. Бухарест, 1996; Евсеев И., Иванов А., Петухов Ф. Православный старообрядческий и народный календарь на круглый год. Бухарест, 1996; Ершова О. П.Старообрядчество и власть. М., 1999; Панкратов А. В. От востока направо: История, культура, современные вопросы старообрядчества. М., 2000; Михайлов Г. А. Старообрядчество: падчерица у государства? // Религия и право. 2000. № 2. С. 8-10.

А. В. Панкратов

 

Белокриницкие митрополиты: Амвросий (Паппа-Георгополи; 1846-1848), Кирил (Тимофеев; 1849-1873), Афанасий (Макуров; 1874-1905), Макарий (Лобов; 1906-1921), Никодим (Федотов; 1921-1926), Пафнутий (Федосеев; 1928-1939), Силуян (Кравцов; 1939-1941), Иннокентий (Усов; 1941-1942), Тихон (Качалкин; 1941-1968), Иоасаф (1969-1985), Тимон (Гаврилов; 1985-1996), Леонтий (Изотов; с 1996).

Московские архиепископы: Антоний (Шутов; 1863-1881), Саватий (Лёвшин; 1882-1898), Иоанн (Картушин; 1898-1915), Мелетий (Картушин; 1915-1934), еп. Викентий (Никитин), местоблюститель в 1934-1938 гг., Иринарх (Парфёнов; 1941-1952), Флавиан (Слесарев; 1952-1960), Иосиф (Моржаков; 1961-1970), Никодим (Латышев; 1971-1986), еп. Анастасий (Кононов), местоблюститель с 14 февр. по 9 апр. 1986 г., Алимпий (Гусев; с 1986, с 1988 митрополит Московский и всея Руси).

pravenc.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s